Семейное дело. Продолжение. Часть 6

— Ну, иди ко мне, мой хороший… Ложись… — произнесла мать, протягивая к нему руки. — Заждалась уже вся… Кирилл со стоячим членом, не в силах больше себя контролировать, плюхнулся на диван и принялся обнимать мать и целовать её грудь. — Оу… Ай! Ну, тихонько… тихонько, милый… тигренок мой… — шептала она, улыбаясь. — Какой ты у меня горячий… Какой сильный! Ай… проказник, не кусай грудь! Ой… поросенок… Ну, тише-тише… Да что ж ты её так тискаешь… Она же нежная… ммм… Ай! Негодник… Кирилл в крайнем возбуждении тискал груди матери, посасывал и покусывал соски, а мать теребила его волосы и временами, когда было немного больно, вскрикивала и прижимала руками голову гостя. Затем, по мере приближения наслаждения, она отпускала руки, и всё повторялось вновь. Такие ощущения были для матери в новинку. Ни с отцом, ни с Тимкой она не испытывала ничего подобного. Они были словно волны, то набегавшие, накрывающие с головой, то вдруг отступавшие и дающие время перевести дыхание. Ноги матери машинально развелись в стороны, давая гостю пищу для новых ощущений. И немедленно влагалище ощутило проворные мужские пальцы, бесцеремонно нырнувшие в святая святых. — Оууу… — застонала она. — Я уже там… — прошептал Кирилл, вводя очередной палец и одновременно целуя грудь. — Какая у тебя… большая дырень… — Ммммннн… — стонала мать, чувствуя, как гость расширял пальцами её влагалище. Пальцы парня вошли внутрь и уткнулись в ложбинку. — Оуфф… ммм… — взвыла мать, хватая его руку. — Не нужно… Айй… остор… рожнее… Кирилл молча вынул пальцы, и в тот же момент мать явственно ощутила, как твердый, возбужденный член гостя буквально ворвался в неё с силой. — Аааййй! — вскричала она, пытаясь остановить своей рукой подавшегося вперед гостя. — Ууууфффф… — Ух ты! — возбужденно воскликнул Кирилл, не обращая внимания на сопротивление матери, и упираясь членом во что-то мягкое. — Как у вас тут тепло и мягко… так и хочется входить всё глубже и глубже… — Мммм… уууффф… — стонала мать, чувствуя, как член, полностью погружаясь, задевая шейку, проникал дальше, растягивая влагалище и давя на матку снизу. — … ааауууффф… не… годник… АААййй!… Гость в возбуждении смотрел на то, как член, погрузившись в недра матери, извлекался наружу, и вновь погружался в неё. Мясистые, налитые складки губ, расширялись в стороны и, следуя за входящим членом, немного увлекались внутрь, принимая толстый ствол. Напряжение члена не спадало, наоборот, оно подпитывалось переживаниями матери и видом «чавкающей» розовой бездны, поглощавшей его. — Оууу… ААммммфффф… — стонала она. — Ммм… давай… еще… Еще! Дддаааа… ААммффф… — Хмм… здорово смотрится! — глядя вниз на входящий член, возбужденно и деловито говорил Кирилл, продолжая трахать мать и убыстряя темп. Стоны матери стали более частыми, она лежала, закрыв глаза, и её голова металась в стороны. Кирилл крепко держал её руки, не давая особенно двигать телом, а она покорно подчинялась ему. — Оохх… ООмммффф… — стонала мать. — Давай… глубже… Уууййй… мммМММААА… — Глубже? — деловито спросил Кирилл, продолжая ритмично входить в материнское лоно. — Да я уже полностью вхожу! Живот твой мешает… боюсь родишь… — Дурачок… ммм… ууффф… — слегка улыбнувшись, стонала мать. — Ну, войди глубже… давай… заполни меня всю… — Ну, ты и проблядь… — деловито улыбаясь, гость вытащил свой член, и мать ощутила, как его рука, при обильной естественной смазке, стала бесцеремонно проникать во влагалище. — УУУУууу… ОООоййй… АААмммнннн… — застонала она, чувствуя, как ладонь, сворачиваемая внутри в кулак, расширяла стенки влагалища, а на раскрасневшемся лице выступали капли пота. — Ты хотела глубже, дорогуша? — возбужденно дыша и смотря на свою погрузившуюся руку, серьезно спрашивал Кирилл, упираясь рукой в шейку. — АААА!… Нннееетттт… ДДДааа… АААА!… Давай… — мать приподняла голову и открыла глаза, желая посмотреть на происходящее внизу своими глазами. — Смотри! Смотри, как я трахаю твою дырень… — смакуя, произнес Кирилл, вынимая и погружая вновь свой кулак во влагалище. — АААййй! МммАААА… АААййй! Уууййй… фффф… Внезапный звонок в дверь прервал любовную идиллию. — Тимка! — испуганно вскрикнул Кирилл, вынимая руку. — Ну, и… что с того… — сквозь стон и учащенно дыша, как-то безразлично простонала мать. — Пойди, открой… не мне же «пузатой» открывать… — То есть… — не понял Кирилл. — К… как мне… открывать? — Ну, хорошо… — простонала мать, поднимаясь с дивана. — Пойду сама открою… эхх… мужики… — Ты хоть халат набрось! — прошептал Кирилл. — Вот ещё… — простонала она. — Чего это он у меня не видел… Гость в прерванном возбуждении, озадаченно остался сидеть на диване, а мать направилась к двери, сопровождаемая повторным звонком. — Да иду-иду! — крикнула она. — Открываю! Щелкнул замок и в квартиру вошел Тимка. — Здравствуй, мам! О, голенькая… ух ты, моя… Что не открывала-то? — поцеловал он мать и направился в ванную мыть руки. — Да… занята была… — услышал он из-за двери слова матери, идущей на кухню. — Тут у нас гость… Тимка вымыл руки и, вытирая их полотенцем, вышел в коридор. — Что за гость? — спросил он. С этими словами Тимка взглянул в зеркало, висевшее в комнате, и увидел лицо Кирилла, красное и полное ужаса. Сын, молча и с любопытством, зашел в комнату. На диване сидел Кирилл, весь голый и неловко прикрывающийся простыней. Это смотрелось настолько забавно, что Тим рассмеялся. — Тааакк… — сказал он. — Это как понимать, дружище? — Пп… прос… ти — только и смог вымолвить Кирилл. В этот момент с кухни вернулась мать, выпив немного воды. — Уффф… — выдохнула она. — Совсем невмоготу. Так пить захотела! — Ну и как он тебе? — лукаво спросил Тимка, указывая на Кирилла. — Ой… ну, мне было классно. Не знаю как ему… — улыбаясь, ответила мать и поглядела на Кирилла. — Ммне… ттоже… — промямлил Кирилл. — Что, хороша у меня мамка? — вальяжно спросил Тим, обращаясь к другу. — Да! — с готовностью выпалил гость. — Просто клад… Тим взял мать за руку и, смотря на неё, произнес: — Ну-ка, мамочка… покажи нам какой у тебя большой животик… Он развернул мать животом к гостю и, что-то шепча ей на ухо, стал поглаживать живот руками. — Да как угодно… — с готовностью произнесла мать, расставив ноги на ширину плеч и, руками приподняв налитые сиськи. — Пожалуйста, мальчики, смотрите… Можете подоить меня, как корову… Кирилл смотрел на это с нескрываемым возбуждением и трепетом. Ему казалось, что он попал в сказку, только со взрослым, особым сюжетом. В это время мать повернулась, опустилась на колени и принялась расстегивать брюки своему сыну. Кирилл удивленно уставился на «сладкую парочку» и в возбуждении выпустил простыню из рук. В этот момент мать уже раздела Тимку и принялась сосать член сына. Его большая головка возбуждающе распирала щеку матери, а чавкающие, причмокивающие звуки, добавляли возбуждение от увиденного. Тимка смотрел на гостя с нескрываемым интересом и улыбался. — Ммм… Соси! Соси его, мамочка… да… вот ттаааккк… Глубже! — радостно и возбужденно говорил он и его руки, обхватив голову матери, насаживали её на член. Кирилл с нескрываемым восторгом и упоением смотрел на происходящее. Он восстановил над собой контроль и, видя, что обиды со стороны Тимки нет, уже спокойно воспринимал происходящее. В этот момент мать полностью заглотила член сына, Тим аж замычал от наслаждения, а мать, закашлявшись, высвободилась от члена и, часто дыша и прокашливаясь, улыбалась и говорила: — Вот, ведь, мужики… Всё бы вам поглубже… — Ну, вам-то тоже нравится глубоко…. Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх