Семейные истории. Часть 2

Утром после Нового года, я проснулась в отличном настроении. Было уже светло, но из-за штор в комнате стоял утренний предрассветный полумрак. Я слышала, как завозился Саша и решила наградить его по-королевски. Я не спеша встала, подошла к окну, чуть-чуть приоткрыла шторы, впуская больше утреннего света, и, не оборачиваясь, сняла ночнушку. Погладила свои голые бедра и круглый зад, обняла плечи и наконец взяла со стула теплую махровую рубаху в клетку. Одела ее вместо халатика на голое тело, сунула ноги в тапки и пошла умываться. Сашка старательно жмурился, когда я проходила мимо, вроде как спит. Не стоит благодарностей, сынок. Я улыбнулась себе. День прошел хорошо, у Саши были каникулы, он убежал уже после завтрака, и почти до самого вечера где-то пропадал. Я убиралась и отдыхала, еды было полно после праздника, можно было не готовить. Я накрасила ногти на руках темно-красным, подвела глаза, подбрила подмышки и подровняла ежик на лобке. Сама не зная, что решусь предпринять, я готовилась к вечеру. Мне очень хотелось приключения, я готова была выйти полуголой на улицу и отдаться первому встречному. Я одела свое красивое черное кружевное белье. Накинула сверху коротенький халатик. Приходил мой папа с гостинцами и поздравил с Новым годом. Он пришел в восторг от моего вида. Ухитрился смачно шлепнуть меня по заду, когда я ставила подарки на стол. Он метко попал ладонью прямо под халатик в мои голые поросячьи щечки. — Все такая же. Ты ждешь кого или так? При Сашке тоже попой крутишь? Смотри испортишь пацана, — в его голосе было больше усмешки, чем укора. — Меня то ты хорошо помучила, кхм, когда девкой бегала, — он сказал это тише и в его голосе чуть добавилось грусти. Перед уходом мы обнялись. Дома его не ждало ничего веселого. Я сжалилась и прошептала ему на ушко: — Сейчас Саша уже придет. Если хочешь заходи в пятницу, он будет у бабушки Папа просиял и ушел с горящими глазами. Я подумала — «Ну что ж, вспомним молодость…» *** Летом, когда мне только исполнилось 18, мы жили на даче и целыми днями пропадали на речке. Мама купаться не любила и больше возилась по хозяйству. Так что мы ходили купаться с папой. Я уже хорошо плавала, но папа часто настаивал подержать меня на плаву, это называлось «отработать правильный стиль». Я уже догадывалась, что ему нравится смотреть на меня и трогать меня руками. Честно говоря, меня это тоже заводило. Он особенно любил «отрабатывать» плавание на спине. В этом случае моя уже набухшая грудь, торчала прямо перед его носом и колыхалась с каждым движением, едва прикрытая купальником. — Ну, дочка с такими не потонешь, — говорил он и подмигивал. Дома, когда мама выходила из комнаты, он частенько подходил сзади и проводил ладонью по моей голой ноге, от коленки вверх. — Ты так загорела, дочка, прям мулатка, — говорил он, а я краснела и старалась отойти, мурашки пробегали у меня до самого затылка. Ночью, закрывая глаза, я гладила себя сама по внутренней стороне бедра и вспоминала эти папины шалости. Только я шла выше и отдавала пальчикам свой пушок и влажные просящие губы. Как-то вечером папа усадил меня к себе на колени и обнял. Мама была у соседки, мы были одни в доме. — Скажи мне тебе не страшно ходить одной на эти дискотеки? — А я с подружкой — От мальчиков поди отбою нет, вон какая ты у меня боевая. Не пристают? — он гладил мне живот, как бы случайно поднимаясь краем ладони под грудь. У меня забилось чаще сердце, я впала в то сладкое состояние, до которого доводила себя ночью. Мне хотелось сидеть у папы на коленях и трогать себя. — Мы держимся вместе, ни с кем не ходим никуда. Вон Светкину подругу, в кустах раздели деревенские, она плакала потом, и на дискотеку боится ходить. — Ну подумаешь раздели, ведь ничего не сделали с ней? — Она не говорит, но наверное нет — Девочка, мне так хорошо с тобой, я хочу тебя всю всю обнять — Я тоже папа, — эти слова я уже прошептала, у меня шумело в ушах, папа целовал мне шею и смял поверх майки грудь. Я машинально запустила пальцы между ног и наткнулась на торчащий твердый бугорок обтянутый тканью. В это время скрипнула калитка. Мы быстро разлепились, и я убежала в свою комнату. Я видела, как папа кладет газету на колени, прикрывая то, что торчало там. Несколько дней прошло спокойно. Ночью и днем я не переставала вспоминать тот вечер на веранде и папины руки на своей груди и его бугорок. На следующей дискотеке я решила быть смелее. Был один приятный мальчик, который все стеснялся пригласить меня на медленный танец. Я решила взять инициативу в свои руки. Антоша, так звали паренька, как раз подходил для того, что я задумала, его я могла не бояться и довериться ему. Слишком хулиганить мне было страшно, на дискотеке было полно разных бандитских типов, нас малолетних девчонок спасало только то, что были более взрослые расфуфыренные девицы, которые всегда похотливо крутились перед такими типами. Я сделала так, что мы с Антошей станцевали медляк. Практически я его пригласила, но так, чтоб ему казалось, что он тоже был смелый и решительный. Пока мы танцевали, и он держал меня негнущимися руками за талию, я начала его обрабатывать. — Хочешь, я тебе покажу что-то интересное? Пойдем со мной после этого танца, только надо быстро, а то Светка за нами увяжется. — он кивнул, и еще до конца танца я его потянула, зачем-то пригнувшись, к выходу из освещенного круга и потом в кусты. Мы отошли, музыка бахала уже, как сквозь одеяло. Ночь была лунная, и было достаточно светло. — Идем, только тихо, не шуми Мы пробирались в кустах в сторону стоянки машин. На подходе я увидела то, что искала и, тссыкнув на Антона, дернула его вниз. Мы сели на корточки за кустом. Я показала ему рукой куда смотреть. Освещенные луной в кустах, в двух шагах от стоянки, обнимались и целовались в засос парень и разодетая в белую короткую майку и джинсовые шорты-трусы девка. Девка была к нам спиной, и мы видели, как парень яростно мял ее попу. Антоша смотрел во все глаза. Девица развернулась к парню спиной, и он, продолжая ее целовать, задрал ей майку и начал мять белые сиськи. Когда же она села на корточки к нему лицом, я решила, что хватит на сегодня, и потянула Антошу, жестикулируя молчать и сваливать, а то хуже будет. Мы отошли подальше. — Ну как? Это мы со Светкой нашли, там все время кто-то целуется. Здорово, да? Только никому не говори, а то щас начнутся экскурсии… — Антоша благодарно кивнул и мечтательно обернулся в ту сторону, где мы только что сидели. Надо было ковать по горячему. — Антоша, а ты хочешь посмотреть на мои… ? — я повернулась к нему лицом и опустила глаза на свою грудь. — Ой, не.. — Ты мой первый мальчик, на меня никто не смотрел еще, это будет наш секрет. Вот, обними меня. Я прижалась к нему и дала взять себя за талию. Немного отклонилась и подняла маечку открывая свои бархатные мячики с совершенно розовыми, почти невидимыми сосками. Я обняла его за талию и, слегка приподымая сиськи локотками, прижалась ими к нему. Я держала голову немного назад и смотрела, как он глядит вниз, не веря своему счастью. Потом я развернулась, как та девушка в кустах и встала к нему спиной, положив его руки себе на грудь. Я выгнулась и с тихим стоном вздохнула, желая его возбудить. Пока он нежно поддерживал мои торчащие голыши, я завела руку назад и нащупала напрягшуюся ширинку. Тут я дала пальчикам волю, обжимая эту твердую косточку сквозь штаны, и радостно слушая, как Антоша задышал чаще. Я вытащила его горячий столбик из штанов и успела обхватить кулачком, когда он двинулся внутри собственной кожицы и я увидела в темноте светлые пятна брызнувшие в кусты и на землю. Через несколько дней мама уехала в город на сутки. Днем мы с папой купались на речке. Он был явно в духе и бесился, как пацан. Подныривал и исчезал, чтобы вдруг схватить меня сзади за ноги. Или вдруг дернул за завязки моего … купальника, и мне пришлось резко присесть в воду, накрыв ладошками грудь. — Пап, ты чего? — я надула губки, но глаза мои предательски улыбались. — Помоги, — я сидела в воде, придерживая руками своих стыдливых рыбок, он подплыл и поймал концы купальника в воде и начал поднимать их вверх. Я опустила руки и он замер на мгновенье глядя в воду, где колыхались две белые глазастые мордочки, потом накрыл их мокрыми флажками купальника и завязал у меня на шее. Я поймала его взгляд и загадочно отведя глаза, отплыла. Дома я пошла в свою комнату, папа зашагал за мной — Давай я повешу твой купальник, — он догонял меня и протянул руку взять за плечо, я на ходу завела руки назад, развязала тесемки и уже возле двери своей комнаты сняла верхнюю часть купальника и оборачиваясь протянула ему. Он навис надо мной прижимая меня спиной к стене. Его рука поползла по моему бедру. Я вызывающе поймала его взгляд и опустила руку, которой прикрывала грудь. После паузы я оттолкнула его, мои грудки клюнули его в голый живот, и я закрыла дверь в свою комнату. — Наташ.. Я сняла трусы от купальника и приоткрыв дверь протянула ему, прячась за дверью. Он взял их и ушел. Я стояла спиной прижавшись к двери своей комнаты и сердце мое вылетало из груди. Я провела ладонями по своему голому телу снизу вверх, а потом опять вниз. Потом прошлась по комнате и обернувшись на большое шкафное зеркало, покрутила себе голой попой и подмигнула сквозь растрепавшиеся волосы. Вечером мы ужинали на веранде и пили чай. Маленькая лампочка на стене давала теплый желтый свет, вокруг нее летали мошки. Папа был молчалив и почти не смотрел на меня. Я тоже держалась тихо, какое-то время были слышны только звяканья ложечек об стакан, наши прихлюпывания чая, и электрический зуд лампочки. Я встала и подошла к пролету веранды, оперлась о перегородку локтями и стала смотреть на небо. — Папа, смотри какие звезды, — я первая начала разговор и мой голос слегка дрожал. Я почему-то вспомнила в этот момент Антошку и его толкнувшийся в моем кулачке поршенёк. Я погладила рукой теплую доску перегородки и глубоко вдохнула ночной летний воздух наэлектризованный предвкушением. Папа поднялся и подошел к стенке, повернул лампочку в патроне, и синяя тень съела желтые квадраты на дорожке, стало слышно, как шелестят деревья, наша веранда стала частью темного сада. — Так лучше видно звезды, — сказал он уже шепотом у меня над самым ухом. Папа стал сзади и прижался ко мне всем телом. Его руки начали с нажимом гладить меня, поверх одежды, талия, бока, плечи, грудь. Я подалась назад, плотнее прижимаясь к нему попой, сопротивляться было бесполезно, я слишком ХОТЕЛА! Папа дышал мне в волосы на шее и залез рукой под майку, нещадно мял мои нежные мячики, другой рукой он обхватил мое голое бедро под самой кромкой коротеньких шорт и слегка раздвинул мои ноги одновременно притягивая мою попу еще плотнее к себе и заставляя прогнуться мою спину. Что-то настойчиво толнулось в мою оттопыренную попку, пытаясь залезть сзади под шорты. Я завела руку между ног и нащупала оттянувший трико папин штык. Обхватив его пальцами, я сильно сжала его, папа задышал громче и начал шептать: «девочка моя, ах ты, умница моя, Наташенька». Он высвободился и мы передвинулись глубже в темную веранду, там он прижал меня спиной к стенке и продолжая шептать «моя маленькая, моя умничка», снял с меня майку через верх, поймал моих пугливых птенчиков ладонями и целовал их, подолгу обхватывая губами чувствительные соски. Я вытащила его твердую колбаску из штанов и радостно задвигала горячую кожу, моя ладошка обхватывала уже не Антошкину веточку, но настоящий ствол папиного деревца. «Ах ты молодец моя, ах ты лапа…», папа расстегивал пуговку на моих шортах и немного их освободив залез рукой сзади и начал тискать мою голую попу, залезая все глубже пальцами между ее половинок, туда где взмок мой пушистый пирожок, и где папочкиного пальца искала моя раскрытая ракушка. Я наклонилась вперед и вдохнула сладкий запах его кожи, внутри которой боролся в моих пальцах его норовистый зверек. Я подставила лицо его толчкам, гладкая и скользкая, как язык, головка лизнула меня в щеку. Я дала ей чмокнуть меня еще, и в нос и в лоб и в другую щеку. — Поцелуй его, маленькая — раздался папин сдавленный шепот в волосах над самым моим ухом. Я потянулась вытянутыми губками и он сладко шлепнулся в них, потом еще и еще, пока я не раскрыла ротик, и заголившаяся головка не нырнула, уперевшись мне в язычок. Папа застонал и, обхватив ручищей мой затылок, начал проталкиваться мне в ротик, короткими движениями, уже не давая моим губам закрыться. Его член заполнял своей мясистой работающей напролом булавой весь мой ротик и грозил затолкать мой язык в горло, скоро мне стало трудно дышать. (специально для pornoskaz.ru— секситейлз.орг) Я стояла наклонившись и держась обеими руками за папины бедра, а он держал мою голову обеими руками, как мяч и насаживал мой задыхающийся ротик себе на свой насос. Наконец, он резко дернулся и успел вынуть член из моего рта, горячая струя ударила мне в ключицу и левую грудь. Папа подтянул меня к себе, обнял и поцеловал в губы, на которых еще была слюнная пенка взбитая его орудием. — Пошли купаться — сказал он улыбаясь. Я отстранилась и, глядя ему в глаза, сбросила шорты, повернулась и сверкая белыми половинками попы в лунном свете сказала: — Пошли.. *** Какая же я была тогда горячая! Впрочем, дальше сношания моего ротика папочка тогда не пошел. А мне так хотелось, аж все горело внутри. И каким было мое тело, молодое, гибкое, с тонкими руками и ногами, с мальчишескими персиками попки, но уже круглой, спелой грудью! Я смотрела на себя в зеркало, сравнивая себя сегодняшнюю с той. Я еще ничего, конечно, но это совсем другая, зрелая красота. Таз и бедра боевой амазонки и грудь, тяжело оттягивающая лифчик, набравшие мясистости руки и искушенное опытом лицо с выщипанными стрелками чуть строгих бровей и наметившейся горькой складкой у губ. И только глаза все те же и также горит все внутри и просит любви. Ну и, конечно, футбольные мячи моей шикарной жопы, мальчишескими не назовешь. Фу, насмешила сама себя. В двери завозился ключ, я очнулась, и одернула халат сзади, прикрывая насмешившее меня хозяйство. Закрыв зеркальную дверцу шкафа, я села на диван, положив ногу на ногу. Сашка заглянул и увидев меня во всеоружии, задержал взгляд на моем теле дольше, чем было прилично. — Привет, мам. Есть что поесть? — эти слова он все еще говорил моим открытым коленкам — Конечно, пойдем на кухню, только руки помой Мы сели кушать, говорили, про то, чем он занимался весь день. Он был возбужден и много говорил, прикрывая свое смущение, и борясь со своим любопытным взглядом. Я не подавала виду и наоборот выставляла себя напоказ при каждом удобном случае. То нагибаясь над столом и давая своей груди повиснуть в свободном обшлаге халата, то вставая к сыну спиной тянулась к ненужной банке на верхней полке, позволяя своим голым ногам показать себя целиком до складок под круглой попой. Наконец, я положила свою руку на Сашину и, томно прикрывая ресницы, сказала: — Если хочешь мы можем сегодня опять лечь вместе и посмотреть фильм, — Саша кивнул, немного краснея — Ну тогда я в душ, а ты пока расстилай, хорошо? Искупавшись, я позвала его принести мне ночнушку, якобы забытую мной. Когда сынок зашел в ванную, я встретила его с прижатым к груди полотенцем стоя босиком на полу. Саша выше меня и я увидела его дернувшееся лицо, когда он поверх моей головы посмотрел в зеркало за моей спиной. Там, конечно, отражалась моя голая спина переходящая в запретные круглые формы, как раз открывшиеся ему во всей красе. Эффект был то, что надо. Мы легли и начали смотреть какой-то фильм. Я погасила ночник и попросила поискать, что-нибудь поинтереснее. — Мне хочется романтики, сынок, ты не против? Он нашел подходящий фильм. На … экране шла любовная история, нежный, но в общем довольно банальный фильм. Я сходила в туалет и, вернувшись, увидела, что сын переключил канал и смотрит что-то намного горячее. На экране девушка с большим обнаженным бюстом стояла на коленях перед парнем и расстегивала ему штаны. Саша держал пульт в вытянутой руке, готовясь переключить канал обратно к моему возвращению, другая рука его характерно терла под одеялом. Я вышла на свет. — Ой, мам… — он замахал пультом, тот, как назло, не переключал — Саша, оставь этот фильм, мне тоже хочется посмотреть, — сказала я как можно нежнее и полезла под одеяло. — Но,.. — Тебе же нравится? В этом ничего такого нет, ты уже большой и мне правда тоже хочется посмотреть такое,… мм откровенное.. Мы помолчали, следя за телодвижениями на экране. — Ты знаешь, я давно ждала, когда ты подрастешь достаточно. Мы можем смотреть вместе такие фильмы и обсуждать… мм разные… взрослые вещи. Не стесняться. Я люблю свое тело, но я прятала свои желания пока ты был маленький. Я заметила, как ты смотришь на меня в последнее время и меня это, понимаешь… заводит. Тебе нравится мое тело? — Мам, ты такая… просто супер! — Правда? Хочешь я буду как она? — Саша глянул на экран, девушка там была в одних туфлях на каблуках и томно поворачивалась, рисуясь перед сидящим парнем. Саша посмотрел на меня не верящим взглядом, который говорил — да!! Я подтянулась к нему на четвереньках и шепнула на ушко, одновременно проводя пальцами под одеялом по его трусам, и задевая его пистончик: — Ты можешь его потрогать.. Потом я встала и, отойдя на открытое место, куда падал голубой свет телеэкрана, начала медленно раскачиваться и поводить бедрами. Я гладила себя руками, собирая груди в букет или поднимая скользящие ладони по внутренней стороне бедер, чтоб скрестить их там, где самое горячее рукопожатие. Я повернулась спиной, взялась перекрещенными руками за края ночнушки и обернулась подмигнуть Саше. Он сидел в кровати, смотря на меня неотрывно, и по моему совету наглаживал по трусам своего дружка, отвернув одеяло на ноги. Я сняла ночнушку и прогнулась, призывно поворачивая попкой. С ночнушкой прижатой к груди я встала к Саше лицом, распущенные волосы упали мне на лицо и я смотрела сквозь них хищницей, играющей невинность. Я дала ночнушке упасть и отставила локти, только краешками пальцев еще прижимая соски. Саша держал уже сформировавшийся из трусов столбик в кулачке, я отпустила пальцы и увидела, как качнулись его глаза повторяя движение освобожденных сисек. Я покрутилась, показывая себя на сведенных и слегка согнутых в коленях ногах, погладила своих малышей по их затвердевающим носикам, и, по-модельному раскачивая бедра, подошла к постели. Здесь я поманила сына пальцем и, когда он подобрался ко мне, поймала его руки и накрыла ими свои груди. Дав ему поласкать их, я тем временем притянула его лицо к своим трусикам, так что он уперся носом мне в бугорок лобка. И тут я медленно приспустила резинку до середины бедер. Саша нырнул носом и губами в мой нежный ежик, а я выпятила его, как могла, даря ему страстный поцелуй мамочкиной киски. Он утонул во мне лицом и одновременно тискал мою попу руками. Я постанывала, как порномодель, немного дразня его, потом подняла ногу на кровать и пальцами раскрыла для него свои губки, текущие влагой и желанием. — Сынок я хочу, чтоб ты попробовал меня язычком… — , Сашу не надо было уговаривать, он стал нализывать мою щелку и отвернутые губы, я лишь направляла его затылок больше прижимая его и желая поймать его язычок, своей страстной пуговкой, еще больше стоная, когда он попадал на ее. Наконец, я отстранила его и села на кровать, дав ему встать на пол лицом ко мне. — Мамочкин ротик тоже кое-что может, давай-ка снимем трусы вот так, ух какой он большой малыш! Ну поцелуй мамочку, — я заводила сына разговаривая грудным шлюшным голосом с придыханием. Открыла губки и смотрела на него, снизу вверх, давая ему самому засунуть мне свой голодный писюн. Он взял его в руку и клюнул мне в губки. — Ну, еще, не бойся… Давай еще… Ммм… Я хочу твою головку, засунь ее мамочке… Ммх… Вот так,… ммвл ротик… глубшже… ммхл… хлюп… хлюп… — я дала ему обхватить свою голову и подбадривала заглушенными стонами, провоцировала разнашивать свой рот, как мокрую дырку. Мои губы были все время открыты и слюна пенилась и вытекала по подбородку. Руки я держала безвольно внизу, мне нравилось быть используемой шлюшкой. Он рванулся вытащить, чтобы кончить, но тут я схватила его попу и наоборот насадилась горлом, дав своему мокрому подбородку упереться в его яички. Он со стоном обильно наспускал мне в глотку, напрягая ягодицы и больно сжимая мне волосы на голове рукой. Вытащил, и слюна повисла мостком от его конца к моим губам. Я смотрела в его восхищенные глаза, мостик лопнул и слюнка потекла по моей щеке… … я проснулась от телефонного звонка, оттерла со щеки мокроту (иногда со мной такое бывает во сне, вытекает немного слюны). Посмотрела на часы, было за полночь. Саша говорил в трубку, что засиделся у Вити, своего товарища и просил разрешения остаться у него ночевать. Я еще спросонок разрешила и положила трубку. Как бы еще не веря пощупала вокруг себя и нашла себя одетой в черное белье и халат. Вот так, да.. *** В этот раз Елена танцевала стриптиз при интимном свете. Разделась полностью, очень красиво двигаясь. Потом она стояла, а я сидел на кровати и целовал ее большие соски, и поглаживал ее ноги и спину. В какой-то момент я ткнулся носом в ее небритый лобок и вдохнул аромат ее волос там, говоря «мамочка, мамочка», в продолжение нашей игры. На этом мы закончили на этот раз. Еще она обещала рассказать мне про то, как к ней приставал ее отец, когда она была еще 16 летней девушкой. Жду не дождусь, мне с ней повезло. продолжение следует…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх