Без рубрики

Сережа

Не так давно один из моих близких друзей решил навсегда оставить город и поселиться в отдаленном районе Красноярского края в деревне на берегу Енисея. Он сказал, что его ничто уже не держит в городе. Уезжая, друг оставил мне компакт-диск, на котором я обнаружил пять небольших произведений и одну повесть. Друг просил меня по возможности послать эти произведения на какой-либо неплохой сайт, «чтобы люди знали историю моих мучений». В самом деле, мой друг безмерно мучился от неразделенных страстей. По натуре он человек эмоциональный, но богатое мышление и логика подавляют его чувства. В рассказах, оставленных им, действующие лица — парни, и парням посвящены самые горькие и самые нежные страницы его рассказов. Я плохо знаю историю с Сережей, рассказанную ниже, но историю с качком Игорем, о котором говорится в конце нижеследующего рассказа, я имел возможность наблюдать. Это действительно был бурный роман, и качок Игорь занимал в душе моего друга такое место, какое не занимала никакая Лаура у Петрарки. Но почему-то все романы моего друга заканчивались нехорошо, а некоторые он просто сам прерывал. Я не знаю, сколько правды и сколько вымысла в рассказе о Сереже, но зная своего друга, могу сказать, что правды в его рассказах более 90 процентов. На мой непросвещенный взгляд, в рассказе о Сереже есть избыток натурализма, но из рукописи слова не выкинешь. Здесь рассказчик употребляет лишь литературную лексику, тогда как в истории с Игорем ненормативная лексика просто присутствует в избытке. Но всё это объяснимо, ведь история с Сережей это мимолетное восторженное приключение, а роман с качком Игорем — это временами животная страсть, для этого парня мой друг не жалел ни сердца, ни времени, ни денег, он просто горел страстью. Но сейчас уже всё позади, и мне остаётся только предложить один из рассказов и надеяться на то, что он не останется без внимания. К сожалению, сайт Leshk, куда я отправлял поначалу рассказ, мне не ответил. Лапкер. Август 2002. Denszeec СЕРЁЖА Я живу в четырнадцатиэтажном доме-башне на последнем этаже. Вечерами особенно хорошо слышно громыхание грузового лифта, примыкающего как раз к моей ванной комнате, неистовые скрипы лифтовой лебёдки, которая также находится недалеко от входа в мою не очень уютную однокомнатную квартиру. По утрам со скрежетом бухают металлические двери на нашем этаже, а им вторит гудение мусороуборочной машины, которая увозит мусор из нашего двора. Вы догадались, что окна моей квартиры как раз на помойку. Если посмотреть в окно, видны только черные битумные крыши близлежащих домов, так как мой дом самый высокий в микрорайоне, остальные — девятиэтажки, есть и несколько как будто случайно забредших сюда хрущёвок багрового цвета. У них крыши бело-шиферные, но общий мрачный тон заоконного пейзажа это не меняет. Я живу один, и моей квартирки мне вполне хватает. Пусть дом наш напоминает промышленный цех, крашенный желто-охристой краской, пусть надрываются старые немазаные лифты — всё же это собственное гнездо, и я испытываю нечто вроде трепета, когда в тысячный раз подъезжаю к своему последнему этажу. Среди весьма невыразительного пейзажа и угрюмых стен есть у меня и отрада. Я ковыряюсь ежевечерне с компьютером, печатаю нужные бумаги на вполне сносном принтере, коммутируюсь с интернетом. Если набрать номер доступа после одиннадцати вечера — обрывов связи почти не бывает и можно пялиться в экран несколько часов кряду. Но извините меня, добрые мои читатели, речь всё же не об этих предметах. Ведь напротив моей двери — двухкомнатная квартирка, а в ней вместе с мамой и бабушкой живёт Серёжа. Когда Серёжина фигурка мелькает во дворе, когда этот резвый парнишка мчится куда-то в шортиках и футболке — я медленно таю внутри, нижняя часть живота делается прохладно-невесомой, а дыхание у меня перехватывает, и я обычно в таких случаях прислоняюсь к бетонной опоре освещения, чтобы перевести дух. Сереже восемнадцатый год. Но на вид не больше шестнадцати, волосики на лице прозрачно-желтоватые, ноги почти безволосые, и только светло-блондинистые кудрявые волосы упорно лезут ему в глаза. Он их время от времени стрижёт и зачёсывает вверх, оголяя высокий лоб и оттеняя нос картошкой. Губы пухленькие, зубы безупречно белые, глаза чуть навыкате. Всё вместе необычайно привлекательно, и парень Сережа активный, любознательный, да и школу закончил почти на отлично. Поступил на факультет информационных технологий, а значит, компьютер и ему не чужд. Несколько раз он приходил ко мне — какие-то материалы качать из интернета, его компьютер в сеть не включен. Всякий раз, когда мы сидели с ним рядом за клавиатурой, я изнемогал от тревожных ощущений и с ужасом узнавал в своих чувствах сладострастие и мучительное желание близости. Задравшаяся футболка оголяла ровную загорелую спинку, и открывшаяся кожица приводила меня в неистовство. Я уходил в ванную и там засовывал голову под холодную воду, закусывал губу и усилием воли приводил себя в относительно спокойное состояние. Посидев у меня час-другой, Сережа с распечатанными листами бумаги исчезал в свою квартиру, чтобы утром идти на занятия, а вечером веселиться с одногруппниками в какой-нибудь забегаловке (не подумайте чего дурного, ребята они все скромные и алкоголь не употребляют). Так всё и шло до недавнего времени. Однажды, когда весна уже вступила в свои права, я меланхолически сидел во дворе собственного дома на скамейке и бесцельно смотрел на припаркованные во дворе автомашины, которые в последнее время просто пройти не дают к подъезду и по ночам ужасными воплями сигнализации периодически сводят с ума население квартир, чьи окна выходят во двор. Мой взгляд привлёк толстый неуклюжий джип светлячкового цвета, и я стал раздумывать, что за крутая личность живёт в нашем весьма плебейском доме. «А может, — рассуждал я, — «к кому-то в гости приезжает». Эта мысль так захватила меня, что возглас «привет!» не сразу вывел меня из оцепенения. — Серёга, ну и напугал ты меня, — сказал я. Сережа стоял рядом и широко улыбался. — Да ладно, я просто обрадовался, что ты здесь, — ответил парнишка. — Слушай. Я зайду к тебе сегодня после одиннадцати, ты всё равно ведь не спишь. А я бы скачал одну нужную программку, а? — Ради Бога, но не поздновато ли будет, тебе же завтра на занятия? — Завтра зачёт, а я его уже сдал, а мама с бабушкой сегодня утром уехали к родственникам, вернутся только завтра, — тараторил парень, — ну, ладно, до вечера. — До встречи, — как во сне сказал я, поражённый услышанным. Такого, честно говоря, ещё не было — чтобы поздно и чтобы без контроля Сережа вошёл в мою квартирку. Я посидел ещё минут десять на твёрдой лавке, и ощущая боль в ягодицах от твёрдой доски, ушёл домой. Сережа явился в пять минут двенадцатого и сразу сел за компьютер. Поработав минут сорок, он встал, потянулся (от чего его футболка с дурацкой надписью DIESEL задралась кверху, а шорты немного съехали вниз) и сказал… — У тебя винца не будет? — Чегооо?… — обалдел я, — ты что, пить вино начал? — У меня день рождения завтра, так я и решил, что… может, на восемнадцатилетие… ну я так, ладно, — смутился парень. — Тебе завтра восемнадцать?? — изумился я. — Вот так так! Ну, тогда просто необходимо выпить по бокальчику! Я, поражённый услышанным, двинулся на кухню и достал НЗ — красивую бутылку красного вина «Малесан» (а может, не «Малесан», а как-то иначе, не знаю я правил французской грамматики). Налил в два бокала, подал один Сергею, другой взял сам. — Ладно. Уже полночь, так что с днем рождения, — напыщенно произнес я, не сводя с парня глаз. — Спасибо, — тихо произнес Сергей и выпил бокал до дна. Поставив его на стол рядом с компьютером, он сказал ещё тише… — А можно мне у тебя еще посидеть? Дома никого, скучища… Вы догадываетесь, что я ему ответил. И наверное, понимаете, что и бутылке вина настал скорый конец. Через полчаса пьяновато-радостный Сергей сидел на стуле и щелкал мышью, забираясь на какой-то откровенно похабный сайт с голыми титькастыми бабами, на что я смотрел с кислой миной и нескрываемым отвращением. Однако вскоре он бросил компьютер, потянулся, глупо посмотрел на меня и сказал… — Фу, жара… Пойду к себе, сполоснусь, — и поднялся со стула. — Да иди в мой душ, чего по коридору бродить, — ляпнул я как можно непринуждённей. Сергей поглядел на меня, подумал, стянул футболку и исчез в ванной комнате. Я сидел на диване ни жив ни мёртв и тупо смотрел на пропахшую потом юноши футболку. Встал, понюхал её, тонкий запах пота подействовал на меня словно мускус, я ошалело втягивал в себя аромат подмышек. Еле оторвавшись от этого куска ткани, повесил его на спинку стула. Убрал пустую бутылку. Отключил наконец компьютер. Сергей, взъерошенный, плохо вытершийся, в мокрых шортах вернулся из ванной, развалился на диване и сказал… — Ой, прости, я все облил водой. Голова кружится. — Ещё бы, с непривычки-то. — Ладно, посиди, а потом поедим хоть чего-нибудь, а то вино ведь на пустой желудок пили, — заботливо изрёк я. И я взгромоздился на диванчик рядом с ним. Через две минуты я погрузился в дремотное состояние, в голове путались какие-то обрывки фраз, гадкие разборки на работе, омерзительный светляковый джип, стихотворения, ещё какие-то непонятные мысли. Я пришел в себя, когда почувствовал Сережкину руку у себя на голове. Сергей сидел на моих коленях и ерошил мне волосы, а шортики его валялись на полу. На парне же были только сверхмаленькие трусики «танга», это фактически два кусочка ткани. Совершенно не соображая, я потянулся руками к его попе и сжал половинки руками. Попка была совсем голая, потому что трусики «танга» представляют из себя сзади всего лишь сантиметровую по ширине полоску ткани. Эта полоска попала парню между ягодиц и практически исчезла. Сергей вздохнул, заёрзал на коленях и еле слышно шепнул… «Ещё сожми, посильнее». Я стал медленно массировать его попочку, балдея от ощущений внизу живота. Указательным пальцем я нащупал нелепую ткань трусиков, и едва не впихнул её в Сережкину дырочку. Он слегка отстранился, протянул руку и поправил трусы. «Р-р-разденься тоже д-до трусов», — заикаясь, промямлил Сергей и встал. Я же вскочил, как сумасшедший стянул через голову рубаху, сорвал с себя брюки и остался в больших семейных трусах. Критически осмотрел свою несколько заплывшую фигуру, однако член мой просто едва не лопался от напряжения и был горячим, а головка приобрела красно-багровый цвет. Сергей стоял передо мной, и его ладное тело возбуждало меня так, что я прошептал… «Сергуня, мальчик… иди домой, а то я не ручаюсь за себя…» Но парень ответил… «Ложись на диван… я прошу тебя, пожалуйста…» Я лег на спину. Сережа содрал с себя трусы, вывалив наружу возбуждённый член, снял с меня мои нелепые трусы в горошек и сел на меня так, что его попка как раз нависла над моим горячим членом. «Смажь чем-нибудь», — шептал он, «а потом всунь мне». Всё ещё не веря ушам и глазам, я наощупь нашёл на столе тюбик крема и густо намазал член. Сергей насадил попу на мой инструмент и стал надавливать узкой дырочкой на мою разбухшую головку. Он давил и давил на член, его попа дрожала от возбуждения, и я чувствовал, что ещё немного и я получу то, о чём мечтал уже давно. Через некоторое время мой член ворвался в попу парнишки, Сережа вскрикнул и что-то замычал, его попка стала каменной на ощупь, хотя дырка была мягкая и влажная. Я как сумасшедший стал бить членом в прямую кишку Сережки, получая невиданные ощущения от этой дырочки, весь дрожа и вскрикивая от страсти. Я натягивал попу парнишки на свой член, я двигал им направо и налево, я сквозь зубы бормотал… «наконец-то, наконец-то, о, я просто… я не могу». Сергей скакал на мне, подвывая и охая, и в свою очередь говорил что-то вроде «ой, как там много… ой, я… ой, ещё, родненький», и прочие вещи, о которых я не буду говорить, потому что они совсем даже не для печати. Колечко его дырки, сжавшее мой член, стало пунцово-красным, отёчным, узловатые вены полового члена исчезали в глубине дырочки и вновь появлялись, в месте соприкосновения моего органа и краёв дырки выступила белёсая пена (крем смешался с жидкостью кишечника). Мне хотелось полностью достать свой стержень, чтобы потом ещё раз ощутить сладостное движение головки через сжатый сфинктер парнишки, но я не мог этого сделать — так приятно было движение головки в глубине. Но тут вдруг я остановился и вынул член. Сергей пукнул, и я понял, что ему было больно ещё и от накачанного моим поршнем в его кишечник воздуха. Я немножко притянул к себе ягодицы парня и посмотрел на дырку. Она не успела закрыться и сжаться, и в обрамлении реденьких чёрных волосиков я увидел вход в только что покинутый мною райский уголок. Темная слизистая оболочка кишечника блестела, я немного раздвинул вход пальцами, и парень опять пукнул. Он смутился, но потом повернулся ко мне и сказал… «Ты почему… ты же не кончил… кончай в меня…». Но я ответил… «Нет, не надо так быстро, не надо столько кайфа зараз. Ты… тебя кто-нибудь уже так… ?» Он закрыл мне рот ладонью… «Да нет же, нет, никто, и я никого, как ты не поймёшь, я тебе доверяю и хотел, чтобы ты смог меня… взять… но не мог тебе прямо сказать всё… у тебя член чистый? а то я мыл попу, но… не уверен…» Я глянул на свой член — он блестел, вены на нём пульсировали, головка была синеватого цвета, но напряжена была уже меньше. Следов содержимого кишечника не было, но я их и не боялся. У одного весьма нескромного паренька я даже вынимал пальцем крохотные какашки, и это меня заводило очень сильно. Но здесь я сказал… «Сергей, всё нормально, но я всё-таки не хочу дальше делать это. Боюсь навредить тебе, давай не будем больше». Можете представить, как мне тяжело было отказаться от дальнейших введений члена в эту прекрасную попочку, как тяжело было прервать сладостное ощущение парнячьей влажности на раздутом жилистом инструменте наслаждений, как тяжело было оторвать губы от его губ… но я не хотел причинять боль моему нечаянному любовнику и эгоистически думать о собственных животных ощущениях. Я сказал… «Давай ляжем спать… я тебе благодарен за эти минуты, но я не буду тебя использовать… я хочу убедиться, что ты не жалеешь об этом. Я не хочу, чтобы твой день рождения стал тебе неприятен». Так эта история закончилась. Рано утром Сережа натянул свои трусики и шорты, поцеловал меня в губы и ушел домой. А буквально через месяц он вместе с мамой и бабушкой уехал… эмигрировали они к родственникам за границу. Он пришел сказать мне «до свидания», целовал меня в губы, терся своими шортами о мой торчащий член, и я ощущал сквозь ткань биение его писечки. Вот и всё. То ли бутылка вина сделала своё дело, то ли в самом деле нас должно было бросить друг к другу… трудно сказать, в чем причина этого краткого мига сумасшествия. Я до сих пор не могу сдержать сладостного стона, вспоминая эту ночь. Утешил меня спустя некоторое время Игорёк — шикарный качок с изумительно узким тазом и своеобразным хулиганским поведением. Он описывал свои действия в специфической лексике, и меня, задрипанного интеллигента, это заводило просто ужасно. Но рассказ об этом впереди, а историю с Серёжей я не забуду. Denszee, 2000

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Сережа

Здравствуйте! Меня зовут Ольга, мне 26 лет, брюнетка, парни считают меня сексуальной, и я, пожалуй, с этим соглашусь. Я замужем, мужа зовут Сергей, ему 28, мы с ним вместе уже года три, с того момента, как я закончила университет. Никогда не забуду нашу встречу, я возвращалась после очередной пятерки с экзамена, и была в предвосхищении долгожданного отдыха, так как последняя сессия осталась позади, чем не повод, чтобы его отметить.Я шла, нет, я прямо летела домой через парк, который находится рядом с Университетом, на мне была короткая мини-юбка, чулки телесного цвета (каюсь, очень люблю носить чулки, что-то есть в этом, так скажем, недосказанное), сапожки на высоком каблуке, и плащ. На скамейке сидел парень, выше меня на пол-головы, в классическом пальто, из-под которого снизу выглядывали классические брюки и ботинки. Сразу скажу, питаю страсть, именно страсть к классической форме одежды, и сама частенько пользуюсь случаем одеть юбку-карандаш и миленькую блузочку, подчеркивающую мои груди 3 размера. Впрочем, вернемся, когда я прошла мимо, немного задержав на молодом человеке взгляд, я ощутила приятное чувство в животе, он мне определенно понравился, брюнет, с правильными чертами лица, более того, мне показалось, что он очень красив, я сразу представила себе его в плавках, простим мне эту маленькую шалость, и прошла мимо. Через некоторое время я ощутила у себя на спине взгляд, мне даже не нужно было оборачиваться, для того, чтобы понять, кто это. Я знала это наверняка. Но, принимая правила игры, поворачиваться не стала, а лишь продолжила движение вперед, ощущая его взгляд где-то в районе моей попы. Через некоторое время он меня нагнал, сразу представившись: «Сергей», — сказал он, «Ольга», — ответила я. «Очень приятно» — услышала я его бархатный голос, понимая, что он пролез в меня глубже, чем я думала. «Позвольте проводить Вас до дома, час поздний, сочту за честь сделать это» — предложил мой спутник, на что я ответила: «Я не против, если вы конечно не маньяк», и игриво улыбнулась. По его глазам было видно, что ему по душе правила игры, в них мелькнул огонек, Сергей оценивающе посмотрел на меня. Не скажу, что мне это понравилось, но какая-то часть меня была далеко не против взгляда этого симпатичного парня. Мы пошли потихоньку, разговорившись, я узнала, что оказывается он работает в том же университете, в котором я учусь, только на другом факультете, я теперь архитектор, он же аспирант на кафедре робототехники. Было приятно осознавать то, что меня провожает домой преподаватель, и в то же время приятно, что этот преподаватель не вел у меня занятия. Я еще со школы питала страсть к нашему учителю математики, он приходил всегда ухоженный, размеренной походкой, в него тогда еще добрая половина девчонок из класса была влюблена. Я не была исключением, и сразу же влюбилась в его широкие плечи, сильные руки, и его взгляд. У моего собеседника сейчас был такой же взгляд, взгляд уверенного в себе мужчины, это чувствовалось. Мы поговорили об Университете, он узнал, что я завершила сессию, и теперь свободна, и тогда Сережа предложил встретиться вечером, и пригласил меня в ресторан. Я была приятно удивлена, но сказала, что к сожалению, мы сегодня с девчонками собираемся у меня, чтобы отметить завершение сессии. Я увидела проблеск разочарования в его глазах, и сказала, что пойду с ним в ресторан в любой другой день. Мы условились на четверг, который был уже завтра, и на этом распрощались.Вечером ко мне пришли подружки, мы посидели, выпили с ними вина, поговорили, я рассказала им о нашей встрече, на что они посмотрели на меня с оттенком зависти и сказали «Везет, Оль, впрочем что тебе, вон красавица какая… « Через 2 часа они ушли. Я подошла к зеркалу, посмотрела, и подумала, что, наверное они были правы, мужчины вокруг меня постоянно вились, их внимание мне с одной стороны уже наскучило, с другой стороны какая женщина будет против внимания к себе, все мы это любим, каюсь.Проснулась я днем, лежала в кровати, и подумала о нем, так захотелось, чтобы он был сейчас рядом… Помню, вчера даже хотела позвонить ему, но это выходило за рамки приличий, и передумала. Все же я представила, что Сережа сейчас стоит передо мной, в одних плавках, из которых выпирает его член. Я гадала, какой он, большой, или не очень, и предположила, что мне хватит. Только бы все сложилось сегодня. Я уже его хотела, мои трусики были влажными еще вчера, когда я пришла домой, и сегодня при мысли о нем они стали мокрыми опять… Я сбросила мысли о нем, занялась приборкой, подчистила свою квартирку, вынесла все следы вчерашнего праздника, в хлопотах и весь день пролетел. Подходило установленное время, я стала решать, что мне одеть. Естественно, чулки, пусть будут телесные, вечернее платье, туфли на высоком каблуке, и… И решила не одевать трусики, играть, так играть. Мне было приятно осознавать, что у меня там ничего нет. Было бы приятно вдвойне, если бы он об этом знал. Впрочем ладно, пусть это будет моей маленькой загадкой, наметилась маленькая интрига вечера.Сережа заехал за мной ровно в семь, как и договаривались, и мы поехали в маленький ресторанчик недалеко от моего дома. Надо сказать, живу я на окраине города, район спальный, тихий, есть где отдохнуть. Увидев меня, Сережа подошел, поцеловал мою руку, увидев мое смущение, не растерялся, открыл дверь, и сказал: «Прошу, Вас, вы сегодня восхищение, отраженное в моих глазах. Если не верите — посмотрите, Ольга, Вы легко увидите его». Мне стало очень приятно, мой мужчина сел за руль, и мы поехали. Да-да, мой, потому что что-то подсказывало мне, что этот роман продлится долго. Когда мы приехали в ресторан, сели за столик, Сергей заказал красного вина, я заказала себе… Впрочем, не будем об этом, мне тогда было не до этого, я рассматривала каждую деталь его милого лица, его широкие плечи, сильные руки. Я понимала, что не хочу сидеть в ресторане, а хочу наброситься на него, как дикая женщина, хочу, чтобы он взял меня прямо в туалете, от этой мысли моя девочка вся загорелась огнем, который тут же стали подогревать обильные выделения, нонсенс, но это, пожалуй, единственный пример, когда вода подогревает огонь. Я заерзала на стуле, опять засмущалась своих мыслей, и предложила собеседнику прервать ужин, и пойти погулять. Он охотно согласился, и уже скоро мы были у моего подъезда. Он подошел ко мне, обнял, и мое тело пронизала дрожь от его прикосновения. Сережа почувствовал его, прижал меня к себе сильнее, и спросил: тебе холодно? Я посмотрела на него, и ответила — Нет. Но может ты зайдешь ко мне, выпьем чаю? Я предпочитаю кофе — ответил он. Могу сварить, пойдем, позвала я его.Мы зашли ко мне, я пригласила его на кухню, поставила турку, и стала его рассматривать. Боже, как же он красив, умен, точен и складен… Очнулась от того, что поймала себя на сладостной улыбке, отраженной на моем лице. Сергей рассматривал меня, в этом взгляде чувствовалось что-то властное, он подошел ко мне, прижался, и я ощутила его напряжение в брюках. О да, подумала я, милый, ты не представляешь, как я тебя хочу… «Я хочу чувствовать прикосновение твоего тела каждый день, Оля», — сказал он мне. Я посмотрела в его глаза, и мы слились в страстном поцелуе. Его губы ласкали меня, мой ротик был в окружении, и я не пыталась его покидать. Я только все чаще дышала, и слышала, как бьется мое сердце. Его рука уже лежала на моем бедре, вторая составила компанию второму, мне было приятно и удивительно чувствовать его руки так близко… Он целовал мне шею, нежно осыпая её своими поцелуями, словно лепестками роз, он был в эту минуту мой, я доверила бы ему свою жизнь. Его руки поднялись вверх, подняли мое платье, которое и так было не слишком длинным, до уровня резинок от чулок. Я увидела блеск в его глазах. О, на тебе чулки, я так люблю осознавать это… Я лишь сладко выдохнула, откинувши немного назад свою голову. Тут меня словно прошибло током — Сережа добрался до моей девочки, и надо было видеть его лицо, когда он понял, что все это … время на мне ничего не было, кроме этого платья. Я окинула его страстным взглядом, впилась в его губы поцелуем, и запустила руку ему в брюки. «Снимай их!» — бросила я, — «Я хочу его видеть!» Он схватил меня на руки, и понес в спальню. Я рассказала ему, где она, Сережа принес меня и положил на кровать. «Я вернусь через минуту» — сказал он. Я лежала на кровати и мечтала, когда он вернулся. Я увидела у него в руке мои туфли. «Одень их», — сказал он, «Я хочу увидеть тебя такой, какой ты была сегодня в ресторане. Если бы я мог, я бы набросился на тебя прямо там. Я еле стерпел. Тьфу ты, кофе!» — вспомнил он и убежал. Я засмеялась от счастья, и когда он вернулся, я стояла в немного помятом платье, чулках и туфлях на высоких каблуках. Он взглянул на меня, и сказал: «Как же ты красива, я никогда не забуду тебя такой!» С этими словами он подхватил меня, положил на кровать, приподнял платье, и стал целовать мою девочку, целовать нежно, постепенно увеличивая мое возбуждение, пока оно не достигло предела. Я сказала: «Все, хватит, раздевайся!» Он скинул с себя всю одежду, и предстал предо мной голый, его член был как дубина, большой, толстый, и чуть загнутый вправо. Я обомлела, села, и стала нежно ласкать его язычком. Потом попробовала запустить его в ротик, настолько глубоко, насколько могла, но он так и не смог влезть в меня полностью. У меня было много мужчин, но такого большого я еще не видела. Я забоялась его члена, но в то же время безумно хотела его. Он лег сверху, поцеловал меня в шейку, и вставил свой член. Я тут и охнула, какое чувство, когда внутри тебя дубина, я потекла еще больше, посмотрела на него, в его глазах читалась жажда обладания мной, и отражались глаза хищной кошки, мои глаза. Знаете, мне иногда кажется, что когда два человека любят друг друга, то в моменты такой близости они устанавливают контакт, они понимают друг друга, чувствуют друг друга, живут друг другом, так в тот момент я чувствовала именно это, его глаза смотрели в мои глаза, и между ними чувствовался канал страсти, канал любви, мы были одним целым, а его член долбил мою киску с остервенением, я извивалась под ним, сладко стонала и восхищалась его умением приносить наслаждение мне. И тут я взвизгнула, я поняла, что все это время его член был не до конца во мне, он лишь игрался со мной, а теперь вонзил свое орудие на всю длину, войдя мне прямо в матку, и начал долбить мою сладкую дырочку что было мочи, я извивалась, кричала, впилась руками в простыню, но он закрыл мне рот своим поцелуем, и лишь укрепил свое положение, приковав меня к кровати, только ускоряя движения… Вот как трахаются кролики, пронеслась у меня обломком мысль, потому что мыслить я не успевала, химический коктейль в моем теле выстрелил прямо в голову, и меня пронзил оргазм. Мое тело содрогнулось, животик напрягся, я закатила глаза, и мне показалось, что я теряю сознание, но это было еще не все, Сергей не остановился, увидев, что я кончила, он продолжил свои движения внутри меня, я стонала, одна моя часть говорила ему не надо, а другая кричала трахай меня как последнюю шлюху! Я навсегда и всецело твоя! И тут во мне разлился жар второго оргазма, я выгнулась дугой, и от этого стала еще ближе к моему милому члену родного Сережи, я начала получать оргазм за оргазмом, пока не рухнула на кровать. Сережа посмотрел на меня, и сказал, что на первый раз прощает, но в следующий раз не остановится. Я еле открыла глаза и прошептала и не надо, милый! Он улыбнулся, перевернул меня на живот, засунул в мою киску три пальца, а потом по очереди стал вставлять мне их в попку. Я раньше занималась анальным сексом один раз, и тот член не шел ни в какое сравнение с дубиной Сережи, поэтому я съежилась, и мой сфинктер пустил туда только два пальца. Сережа прижался ко мне и сказал: малыш, я не сделаю тебе больно, обещаю. Я верила ему, и постаралась расслабиться. Если мне и было больно, то только в самом начале, я чувствовала, что вся промежность у меня в смазке, поэтому, и благодаря аккуратности Сережи, я уже совсем скоро чувствовала лишь наслаждение, в том числе и наслаждение от подчинения, я хотела подчиняться своему мужчине, я хотела ему дать все, что он ни попросит. Его член уже полностью туда вошел, я раздвинула ноги, чтобы ему было удобнее, и он начал трахать меня в попку! О, что я испытала тогда, это были лучшие минуты моей жизни, я думала, что мое тело уже не способно на оргазмы, но как я ошибалась, я уже через несколько качков его члена кончила, закусила зубами подушку, и шепнула «Я хочу тебя всегда!» Он отозвался на мои слова движениями своего поршня, я кончила раза 4, мое тело было таким, словно через него пропустили электрический ток, и тут я услышала, что Сережа еще сильнее ускоряется, его член напрягся, и моя попка узнала, что такое тушить пожар любви спермой любовника, он излился прямо в меня, и я, обессилев, упала. Он вышел из меня, лег рядом, и сказал: «Ты лучшая». «Я люблю тебя», — еле выговорила я. «Я тоже люблю тебя, милая», — сказал он. Я лежала и чувствовала, как из попки у меня вытекает сперма, сперма моего любимого, и сладкая дрожь пробежала по телу. С той поры мы виделись очень часто, я скучала по нему, по его члену, даже если не видела его час, через пол года он сделал мне предложение, и я согласилась. Что было дальше — читайте в других моих рассказах. Пишите мне, я буду рада услышать ваши истории.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх