Сезон открыт!

Открытие купального сезона для меня всегда праздник. В конце апреля я обычно с придыханием слежу за прогнозом погоды. А будет ли вода теплой, а не приплывут ли дибильные медузы, а не сбросят ли канализацию на пляжи — эти животрепещущие вопросы занимали меня всю прошедшую неделю. Эти, да еще покупка нового купальника. Как правило в это время сезона в магазинах цены бешенные, да и выбор, кстати, невелик. Но я твердо решила — во что бы то ни стало сегодня, именно сегодня, покупаю купальник и отправляюсь на пляж. Даже если море будет холодным — не беда, хотя бы начну загорать. … Около стенда с купальниками не было никого. Я прошла мимо коровячих размеров, отодвинула в сторону закрытые модели и сняла с вешалки два очень, очень открытых — белого и нежно-голубого цвета. Надо бы примерить. В утренние часы все примерочные были свободные. Повесив сумочку на вешалку около большого зеркала, я стянула юбку, сняла майку и посмотрела на себя в отражение. И в самом деле, загар явно не помешает… Белый мне понравился больше, впрочем он и был дороже. Верх очень интересно смотрелся на моей маленькой груди, да и ткань, когда намокнет, наверняка станет прозрачной. А низ был вообще миниатюрный, прикроет ли он что-нибудь?… Чрезвычайно пикантый экземпляр. Я примерила низ прямо на трусики. Так и есть, волосики чуть-чуть торчат и с боков и сверху малюсенького белого треугольничка, который ниточкой уходит между половинок попки. Да, определенно надо кому-то показать… Я приотрыла занавеску примерочной. Недалеко была только работница магазина. Поприставать к ней, что ли? — Можно спросить? — Чуть повысила голос я, но несильно, ровно так, чтобы меня услышали. Продавщица с готовностью откликнулась и пошла в мою сторону. Я вышла из примерочной и сделала пару шагов. Немного холодноватый пол доставлял пяткам неприятные ощущения. Чувствовалось, что кондиционер в магазине работает во всю. Дождавшись, пока продавщица подойдет поближе, я тоже сделала несколько шагов в ее направлении, как на подиуме, и замерла поставив руки на бедра. — Хорошо сидит? — Я начала сразу же атаку. Девушка внимательно осмотрела меня и профессионально занудила, что если этот купальник мне нравится, то да, он хорош, а если нет, то у них есть модели — ну просто бомбы. Вот, вот и вот. Она показала несколько вариантов. — Спасибо, не надо, — отрезала я и снова зашла во внутрь кабинки. Первая вылазка закончилась ничем. Ладненько, подождем немного… Через пару минут я услышала, как трется метал о метал — кто-то передвигал вешалки, на которых висели купальники. Я опять открыла занавеску. В метре от меня стояла невысокая девушка, занятая, видимо тем же, что и я. Я и слова не успела сказать, как она повернулась ко мне и начала меня в упор оценивающе рассматривать. — Никак не могу выбрать… — улыбнулась я. — Как ты думаешь, в этом меня не засмеют? — Зачем же засмеют? Девушка медлено сделала шаг вперед и оказалась прямо передо мной. Поигравшись немного с тесемками она расположила белые полоски ткани на моей груди чуть по другому, как бы сдавливая груди сбоков. — Так будет казаться больше, — авторитетно заявила она. Вдруг она еще сильнее приблизилась, сократив дистанцию до критической, сквозь ткань купальника нащупала мои соски, легонько надавила, провела вверх-вниз пару раз, и объяснила: — Я еще так иногда делаю. Чтобы выглядело сексуально. Я отодвинула в сторону полоски купальника и моя грудь стала доступной для ее обозрения. Я зажала горошины сосков, которые уже и так нагло торчали, между большим и указательным пальцами, и несильно покрутила их. Легкое возбуждение не заставило себя ждать. — А я так, — продолжила я начатую девушкой тему. Она чуть отодвинула мои пальцы и снова завладела моими сосками. Возбуждение нарастало. — Так тоже можно, — согласилась она и ее рука поползла вниз. — А вот здесь бы я брила. Девушка улыбнулась и приблизила губы к моим. — Где?… — Продолжала игру я. — Вот тут, — девушка положила руку мне на лобок. — Где же? — Вот тут, тут! — Настаивала она и легонько погладила мне киску через купальник и трусики. — Да где же? — Не уступала я. — Да вот тут… — с этими словами она погладила мне животик, просунула пальцы под резинку трусиков, пригладила мне волосики на лобке и нащупала клитор. Под ее напором я отступила назад в кабинку. Как только мы вошли внутрь, девушка прекратила ласкать меня, втолкнула меня до конца, развернулась, задернула занавеску и распустила волосы, и встряхнула головой, и повернулась ко мне снова. Преображение было разительным. На меня смотрела королева ведьм с бесовским огоньком в глазах. Буквально схватив меня за голову она начала целовать мои губы. Нежно и ласково, но настойчиво и уверенно. Мой язычок начал отвечать на ее ласки, и губы плотно прижались к ее губам. Что будет с помадой в тот момент интересовало меня меньше всего. Мы долго лизались, затаив дыхание. Потом она отпустила мою голову, отстранилась от меня, поднесла к моему лицу красивую руку, провела пальцами мне по щеке, по губам, средним пальцем раздвинула губы и просунула мне его в рот. Погрузив в мой ротик две фаланги пальца, она начала вынимать и засовывать пальчик, а я язычком пыталась лизнуть его. Она смотрела мне в глаза и улыбалась. Затем левой рукой она снова сильно оттянула резинку трусиков, просунула правую руку внутрь и мокрым пальчиком провела мне по щелке. Я нагнулась, быстро освободилась от купальника и трусиков, прижала ее руку к своей киске и насадилась влагалищем на ее палец. Она выходила пальцем из меня и входила вновь, а я качалась навстречу ее движениями, стараясь поймать такое положение, чтобы она доставала до моей любимой точки. Теплая истома наслаждения волнами поднималась в нижней части тела. Она нашла, нашла, нашла… Снова оторвавшись от моих губ девушка наклонила голову и облизала коричневый кружочек соска. Я тут же потянулась к нему пальцем. Ее язычок и мой палец одновременно ласкали сосочек. И тут с моих губ сорвался стон. — Тише, тише… — зашептала девушка и снова закрыла мне рот поцелуем. Не прекращая трахать меня пальцем, она прижалась ко мне всем телом и потихоньку начала тереться об меня. Свободной рукой я залезла ей под платье и гладила попку. В этот момент меня накрыл оргазм. Рот девушки поглотил мой стон, я дергалась и извивалась, приятные судороги сводили низ живота и влагалище. Ее палец входил в меня и выходил… Ах!… Ах… Когда я замерла, девушка чуть отстранилась, вытащила палец, облизала мне другой сосок и вдруг развернула меня к ней спиной. Она положила мне руку на позвоночник, погладила между лопатками, несильно надавила и я прогнулась. Она присела и я почувствовала ее дыхание у меня на попке. Ее пальцы стали раздвигать мои ягодицы, я помогла ей, раздвинув своими руками половинки попки посильнее. Она подсела под меня ниже, задрала голову и лизнула мне киску. Ее проворный язычок сновал там, где совсем недавно хозяйничал ее палец. Смазки было предостаточно, и она очень быстро заменила язык на тот же палец, и быстро так снова нашла мою самую чувствительную точку. Я замычала. Заткнуть мой рот теперь было нечем. — Ну ты! Тише!… У меня не было сил ответить. Тем более, что она не останавливалась: девушка ускорила движения пальцем, второй рукой пригладила мне мокрые волосики вокруг дырочки на попке и лизнула мне анус. Я начала активно двигаться. Попкой я насаживалась на язычок девушки, а ее палец буравил мне влагалище… Мне хотелось остаться жить в этой примерочной… Я начала чуть … перебирать пальцами приближая их к щели между ягодицами, еще сильнее раздвинула их, как бы выворачивая. Ее язычок боролся с тугим сфинктером моей попки, вылизывая каждую складочку и пытаясь проникнуть внутрь. Своим пальцем она повела меня на новую волну оргазма, вторую руку она просунула снизу, дотянулась до моей груди и нащупала сосок. Наслаждение было непередаваемым. Я отпустила одну руку с ягодицы, поднесла ее ко рту и впилась зубами в предплечье, чтобы не закричать. Сладчайшая мука вошла в тело снизу, меня трясло и подбрасывало, влагалище сжималось и разжималось, я дергалась и мотала головой. У-ва!… Ах… Я присела на низкую скамеечку в углу и закрыла глаза. Несколько секунд мне надо перевести дух. У-ва!… Преодолев сопротивление ласковых рук, которые гладили меня по голове я задрала голову, открыла глаза я посмотрела на девушку. Она с улыбкой глядела на меня. Я встала на колени, приблизилась к ней, задрала ей платье. Сквозь прозрачные трусики я увидела тоненькую щелку, гладко выбритую и такую манящую. Отодвинув трусики и вывалив на пол олдэйз я собиралась лизнуть эту прекрасную манящую нежность. — Стой. Не надо… — Прошептала девушка и чуть прогнулась. Достать языком до ее киски в такой позе было проблематично. Я выбралась из-под платья, но все еще оставалась на коленях, обнимая ее за попку. — Почему? Что случилось? — Не надо… Не хочу. В другой раз, — сказала она и отстранилась. — Странно… Как хочешь. Она опять улыбнулась мне нежно и загадочно и открыла занавеску примерочной. — Я подожду тебя. Одевайся… Я сдернула верх купальника и заторопилась одеваться. Трусики. Готово… Юбка. Есть… Теперь майку. Где же сумочка?… А, вот она. Ну же!… Достала ярко красную помаду Ланком. Будет уже без подводки. Пару мазков. Взгляд в зеркало. Подправить волосы. Все о-кей. Я выскочила… Девушки не было нигде… У меня все опустилось. Как же так? Я вышла из закутка купальников, оглядела зал. Так и есть — ее нигде не видно. Уф!… Я вернулась в примерочную, взяла купальники, синий повесила на стойку, а с белым пошла к кассе. Пока мою покупку заворачивали и упаковывали в цветастый бумажный пакет, я нервно постукивала «Визой» по стойке возле кассы и еще раз посматривала в зал. Ее нигде не было. На выходе я решилась спросить охранника: — Извиняюсь? — Да, красавица, — откликнулся высокий охранник в униформе, грозно потрясая миноискателем. — Тут со мной была девушка. Черненькая такая, в белом платье, невысокая. — Ну да. Ушла твоя подружка. Точнее уехала. Вот здесь ее «Тойота» стояла. Он ткнул миноискателем на парковочное место, которое, естественно, через секунду после освобождения было занято другой машиной. — Ну ладно. Уехала, так уехала. Бай. — Пока. Заходи еще, поболтаем. И подружку приводи. — Охранник был явно в игривом настроении. Прохладный кондиционированный воздух магазина разительно контрастировал с душной жаркой атмосферой начинающегося дня. День должен быть воистину пляжным. Я всунула ключ в замок, повернула зажигание, машина заурчала, радио заиграло. Диктор «Галгалац» рассказывал о ситауции на дорогах. Пробок пока что нет. Я включила кондиционер, поставила переключатель на четверку, спустила окно и подождала, пока мощный вентилятор выгонят горячий воздух прочь. Надо заехать домой, взять книжку, и поскорее на пляж, пока еще не сильное пекло. Подняв стекло, включив левый поворот я тронулась. Сзади пронзительно забибикали и водитель обогнавшего меня такси притормозил, наклонился в мою сторону, покрутил пальцем у виска. Никогда не научусь смотреть в зеркало заднего вида… Дома я быстренько собрала пляжную сумку. Взяв две банки колы, я захлопнула холодильник. Я снова одела купальник и посмотрела на себя в зеркало. Линия бикини нуждалась в срочной подправке. Но ладно, уже не сегодня, а то солнце будет нестерпимым. Я решила купальник уже не снимать, хотя это лишало меня удовольствия переодеться прямо на пляже, прикрываясь полотенцем. Обожаю это делать. Прямо возле своего лежака, а не в раздевалке. Чувствовать, как на меня смотрят десятки глаз. Просунуть руки под низ. Не торопясь делать расчетливые движения под полотенцем. Чуть наклониться, чтобы полотенце приоткрылось. Нарочить медленно снимать трусики. Долго выворачивать их и прятать в сумку. А потом — упс! Упало полотенце! О-хо-хо. Как будто случайно. Вот незадача-то… Но ладно, это развлечение оставим на следующий раз, тем более, что, скорее всего, сегодня на пляже много людей не будет. Для сцены падения полотенца хорошо бы побольше зрителей. И, чтобы не идти срочно в ванну и не подбривать бикини, я захватила с собой белое парео. Намотаю его на бедра, решила я, в любом случае долго загорать сегодня нельзя, первый раз в этом сезоне, как-никак. Припарковавшись на стоянке возле «Хилтон», взяв парковочный талончик на два часа и сунув его под лобовое стекло, я захлопнула дверь и нажала на кнопочку на пульте. Сигнализация пикнула, фары мигнули, и я застучала каблуками по мощенной плиткой аллее к пляжу. Пройдя душевые и переодевалки, мимо зонтиков и киоска пицы, я сняла туфельки. Очень горячо. Я неуклюже побежала по рыхлому обжигающему песку к лежакам, стоявшим в десяти метрах от моря. Вокруг лежаков песок был влажный и прохладый, можно было не торопиться. Я пошла вдоль стройных рядов синих топчанов, выискивая место. Ну где же вы, красивые мужчинки! Ага, вот один, вот второй, третий. И все? Да уж, сегодня выбор невелик. Но может еще кто подойдет… Бросив сумку на лежак в середине ряда я огляделась вокруг. Меня уже заметили и украдкой наблюдали. Из-под очков. Как и я. Я потянулась, развязала пояс на платье и сняла его через голову. Повернулась пару раз, пусть рассмотрят хорошенько. Достала из сумки парео, повязала на бедрах. Уселась на топчан, достала из сумки книгу. Мужчины потихонечку стали отворачиваться. Каждый занимался своим делом. Ага, теперь самое время. Я развязала тесемки купальника на шее, заложила руки за спину, развязала еще один узелок и все — я топлесс… Я опять приковала к себе взгляды. То ли еще будет. Я достала коричневую бутылочку крема от загара и скрутила пробку. Вылила немного крема на пальцы, поставила бутылку между ног, пальцами второй руки взяла немного крема с первой и начала втирать его в соски. Несколько круговых движений, та-ак, задела набухающие горошины, пощипать их немного. Класс! Несколько мужчин перевернулись на живот. Лучшая похвала моим действиям! Довольная произведенным впечатлением я зачерпнула крема побольше и нанесла его на плечи, спину, куда достала, живот, грудь и ноги. Я встала на лежаке на колени и втирала крем под парео в ягодицы и бедра. Еще несколько парней перевернулись на живот… Ну ладно, хватит издеваться. Тем более, что стоять на коленях на лежаке было неудобно, он пружинил и прогибался. Я легла на спину и притворилась читающей. Передвижения мужской половины пляжа вокруг меня напоминали концентрические круги акул во время кораблекрушения. Парни проходили как будто мимо, стараясь подойти поближе; кто украдкой, кто внаглую в упор рассматривал мои торчащие к небу грудки. Ну, кто первый отважится подойти и заговорить?! Первым отважившимся оказался работник пляжа. Получив с меня двадцатку в виде оплаты за лежак, оторвал квитанцию, постоял еще пару минут и со вздохом удалился. Следующего мне пришлось ждать минут пять. На пляже появился молодой человек, огляделся, заметил меня и пошел в мою сторону. Лечь на соседний лежак он не отважился, свободных мест было очень много. Расположившись в моем же ряду, но через один тапчан, он начала раздеваться. В свою очередь, притворившись, что читаю, я рассматривала … его. Приятное лицо, очки не самые дорогие, но из последней колекции, мускулистое телосложение, если и есть лишние киллограммы — то в нужных местах. Плавки скрывали хозяйство внушительных размеров. Работник пляжа решил воспользоваться еще одной возможностью поглазеть на меня и подскочил взять плату с вновьприбывшего. Пока происходил расчет, давалась сдача, поднималась упавшая на песок монета, я решила не упускать момент и попытаться окунуться. В воду идти без верха я, однако, не рискнула. Быстренько надев и завязав купальник я пошла к воде. Было жарко, море тоже была теплое, но дурацкое волнение не дало возможности зайти глубже. Сделав пару шагов, я была сбита пенистой волной, потеряла равновесие, плюхнулась, хлебнула соленой воды, и сидя стала ждать, пока море отойдет. Свой подвиг первого в сезоне заплыва я решила отложить, и, когда схлынули воды, я встала и пошла назад к своему месту. Не было меня там всего несколько минут. Однако за это время кое-что поменялось. Некоторые мужчины подсели ближе, но все равно на безопасном расстоянии. А парень, который только что пришел, переместился на соседний топчан и был теперь совсем рядом. Я вытащила полотенце, вытерла лицо, сделала пару глотков колы и снова сняла верх купальника. Мой сосед в открытую с восхищением смотрел на меня. Я одела очки и легла. Раскрыв книгу я попыталась сосредоточится на чтении. — Что вы читаете, можно поинтересоваться? — спросил парень. Использовав палец как закладку, я закрыла книгу, показала ему обложку и для уверенности добавила: — «Преданный садовник» Ле-Карре. — А как вас зовут, если не секрет? — Почему же секрет, меня зовут Диана. — А я Макс, очень приятно, — парень повернулся на бок и приподнялся на локте. — И мне, — я улыбнулась. Ободренный таким началом, мой новый знакомый отважился спросить: — Не боишься сгореть? Я тоже повернулась на бок, развернувшись к нему, только руку я положила под голову. — А если будет припекать, я буду ворочаться. — А мне говорили, что женская грудь очень подвержена солнечному облучению, особенно соски. — Ты очень информирован. Кстати, хорошо, что напомнил. Я села, вновь достала защитный крем, выдавила небольшое количество, поделила его между пальцами рук и втерла его себе в соски. Теперь уже я подольше задержалась там. Несколько движений, и вот они уже торчат, как бешенные. Я повернула голову, посмотрела на парня, убедилась, что направление его взгляда правильное, еще немного задержала руки на груди, еще несколько ласкательных движений, еще… Я почувствовала, как возбуждение начало охватывать меня. Я снова легла. Бутылка с кремом осталась незакрытой. — Сейчас, по логике жанра, я должен предложить натереть тебе спинку кремом, — пошутил Макс. — У тебя приятный голос. — Это расценивать как «да», или «нет»? Вместо ответа я развернулась на живот, улеглась поудобнее и протянула ему крем. Он сел, свесив ноги на песок, его колени коснулись меня. Зачерпнув крем, он нанес первый мазок мне на спину. Приятными легкими движениями он начал втирать крем, растирая его по все спине. Через минуту это уже было не растирание крема, а расслабляющий массаж. Я закрыла глаза. Его движения были все смелее и смелее. Он гладил мне спину, мял, легко щипал, надавливал. Тепло начало распространятся по телу. Я украдкой несколько раз попробовала потереться сосками о шершавую поверхность лежака. Возбуждение нарастало. Я еще раз потерлась сосками о лежак. Это уже от парня не скрылось. Он зачерпнул еще крема и его руки опустились на заднюю поверхность бедер. Макс уже полностью стоял, наклонившись надо мной. Его руки порхали по моей спине, бедрам, развязали мешавшее порео, и гладили ягодицы. Сколько времени это продолжалось — даже тяжело сказать. Но тут я заметила, что его движения стали гораздо смелее. Когда он гладил мне ножки, то пальцы обязательно проходили по внутренней поверхности, а палец второй руки, массирующей попку, время от времени утапливался в щелке. Точку, от которой я еще могла вернуться, я уже прошла. Мне захотелось кончить. Чтобы Максу было проще, я раздвинула ножки. Совсем немного, со стороны даже незаметно. Но его палец теперь свободно проникал мне в попку, к подрагивающему от возбуждения анусу, прикрытого только тонкой ниточкой купальника. А другая его рука дотронулась до моей киски. Несколько прикосновений ласковых пальцев — и я потекла. Он отодвинул в сторону мешавшую ему ниточку, провел пару раз по набухшим губам, размазал смазку и ввел палец во влагалище. Он не просовывал его глубоко, ритмично входил и выходил из меня. Его большой палец естественным движением лег мне на дырочку попки, он попытался протолкнуть его внутрь, но в такой позе я его не пускала. Оставив эту затею Макс сосредоточился на ласке моей киски. Я сделала несколько извивающихся движений, потерлась о лежак грудью и лобком. Это было близко, ой как близко. Я совершенно себя не контролировала: стонала, содрогалась, дергалась. На пике удовольствия я чуть привстала на коленях, надвинулась влагалищем на его палец. Он, воспользовавшись моментом засунул его глубже. И тут я крикнула… Он продолжал гладить меня сзади, а я лежала с закрытыми глазами. Я боялась их открыть, я боялась посмотреть ему в глаза, посмотреть на других пляжников, боялась испортить эту нереальную непостижимую тонкую волшебную ситуацию. Когда он перестал меня массировать и снова улеглся на свой топчан, я перевернулась на спину. Открыв глаза, я убедилась, что мир не перевернулся, пляж остался пляжем, никто не бежит меня арестовывать, никто в обморок не упал и вообще никто осуждающе не смотрит. — Хорошо, что детей рядом не было, — пытался шутить Макс. Я сняла очки и посмотрела ему в глаза: — А что было? — Да так, ничего особенного, — Макс улыбался мне в ответ. Я выдохнула, растянулась на лежаке в приятной истоме. Парео валялось где-то рядом. Макс еще раз посмотрел на меня, совершенно расслабленную, открытую, если не считать малюсенького белого треугольничка купальника. — Слушай… А что ты сегодня вечером делаешь? — Ничего особенного. Пока не решила. — У меня есть предложение. — Предложи. — Давай-ка съездим куда-то, отдохнем вместе. А? — То есть ты приглашаешь меня на свидание? Макс радостно закивал. Мы договорились встретиться в восемь. Я назвала адрес где меня подобрать и начала собираться. Он хотел меня сопроводить и тоже начал сборы. — Отдыхай… Не надо, — я положила руку на его плечо и погладила. — У тебя еще будет возможность меня проводить. Я оставила его сидящим на топчане, пробежала область горячего песка, отряхнула пятки и одела туфельки. Быстрее в машину и включить кондиционер!… … Вечером выбор платья предопределил все остальное. Лифчик остался лежать в шкафу, без раздумий. Чуть больше времени заняло подобрать трусики. Платье было непрозрачным, чуть выше колен, так что, перебрав несколько вариантов, я решила трусики не надевать. Тоже без лишних сожалений, в качестве порыва души. Туфли на высоком каблуке, небольшая сумочка. Ярко-красная помада. Волосы собрать, поднять наверх, заколоть. Я посмотрелась в зеркало — получилось весьма симпатично. Отсутствие трусиков добавляло если не возбуждения, то воодушевления уж точно. Шестая Мазда Макса появилась за несколько минут до восьми. Выскочив из дома, усевшись рядом с Максимом, я наклонилась к нему и подставила щеку для поцелуя. Поцелуй получился суховатый, но это было только начало… Я … никогда не спорю куда ехать. Есть, конечно, пара-тройка мест, куда я не пойду ни за что. Причем в одно из них меня больше не пустят. А так вообще я не привереда. Поэтому когда Макс предложил съездить в один новый паб, я не отказалась, хотя ехать предстояло достаточно далеко. Свой выбор Макс обосновал тем, что паб новый, цены атрактивные, обстановка отличная, да и в этом пабе барменом работал его друг, так что нам были обещаны эксклюзивные коктейли. Через минут тридцать мы подъехали к нашей цели. Но оказалось, что все места для парковки заняты; нам пришлось еще некоторое время покружить, пока мы в маленькой узкой улочке нашли темное место, куда огромная Мазда смогла втиснуться. Когда Макс заглушил мотор и посмотрел на меня с улыбкой я протянула руку, провела по его ноге, положила кисть на выпуклость в паху, нащупала член и легонько его помассировала. Я почувствовала, как в моей руке начал пробуждаться зверь… Макс удивленно посмотрел на меня. Чтобы не дать ему опомнится, я быстро растегнула ему ремень, пуговицу, змейку на ширинке. Оттянув одной рукой резинку я вытащила из трусов обрезаный пенис внушительных размеров. Несколько движений — и я добилась полной эрекции. Головка члена была большая, красноватая и блестящая. Как Чупа-Чупс. Я наклонилась, в желании спасти помаду высунула язык сильно-сильно, и лизнула дырочку на кончике. Макс застонал. Я облизала головку по кругу, несколько раз лизнула набухшую выпуклость по краю. Я собрала слюну на руку, размазала по стволу и начала качающие движения. Язычек мой гулял по головке, я периодически его высовывала и терла всю головку о него. Я ускорила движения и добавила амплитуды. Макс довольно заерзал в водительском кресле. Чувствовалось — еще минутка и он взорвется… В этот момент я отстранилась и воспользовавшись минутным замешательством Максима вышла из машины. Макс выскочил через несколько секунд, застегивая ремень и заправляя рубашку. Он догнал меня метров через десять, развернул, обнял, хотел поцеловать… От поцелуя я уклонилась, но из объятий не вырвалась. — Не сейчас… Потом… — Когда? Ух! Что это было?! — Да так. Ничего особенного. — Подожди, Диана. Дай мне хоть заправиться. Я остановилась недалеко от входа в паб. Макс заправил рубашку, поправил ремень, подошел, обнял и поинтересовался: — Когда продолжение? Хотелось бы логичного завершения… — Терпение… Все будет. И мы вошли в паб. Столиков свободных было немного, мы уселись за один по центру. Официантка тут же поставила на столик свечку и зажгла ее, чиркнув зажигалкой. В этот момент нас заметил бармен. Я совсем забыла про него, хотя слышала много комплиментов в его адрес. Когда высокий светловолосый парень невообразимой красоты вышел из-за стойки и пошел в нашу сторону, у меня в мозгу все срослось, все стало на свои места. Макс привстал, обменялся с барменом рукопожатиями. Сказав мне, что бармена зовут Толик, он представил и меня. Толик стоял сзади. Несколько торжественно он положил мне руки на плечи, грациозно наклонился наклонился и заглянул мне в лицо: — Макс, почему ты прятал от меня эту красавицу? Я не слышала, что ответил Макс, потому что необычайно нежные руки Толика вдруг незаметно для Макса стали гладить мне плечи. Совсем неуловимое движение пальцев, а как приятно. Парни поговорили несколько минут об общих знакомых, о том, о сем. Потом решили подойти к бару выбрать, что нам сегодня пить. Макс двинулся в сторону стойки первый, а Толик на мгновение остался сзади. Этого мгновения хватило, чтобы он очень нежно провел рукой мне по груди, задержался на соске, еще несколько движений — и я поняла: ни о какой случайность речь не идет. Отходя от нашего столика он обернулся и широко улыбнулся. Я тоже ответила улыбкой. Через несколько минут мы уже пили чудную смесь из мартини и кампари, заедали это все салатом из морепродуктов и болтали. Через зал я ловила на себе жадные взгляды Толика. И я решилась снова начать игру. Толику хорошо были видны мои ножки под столом. Я покачивала коленями из стороны в сторону, немного раздвигая их. Но не думаю, что ему было что-то видно с такого расстояния. Я решила действовать активнее. Опустив одну руку под стол я чуть подкатила платье. Потом еще чуть-чуть. Еще чуть-чуть. Взгляд из-за барной стойки был направлен в нужное место. Еще чуть-чуть. О-па! По отвисшей челюсти Толика я поняла, что он увидел все то, что я намеревалась ему показать. Я раздвинула ноги еще сильнее, на секунду приподняла платье — контрольный выстрел в голову, затем сдвинула колени и одернула платье до конца. Наши взгляды встретились. Толик сглотнул слюну и смотрел мне в глаза обалдевшим взглядом. Еще через пару минут я объявила Максу, что должна сделать пи-пи. Я встала, подошла к бару, и спросила у Толика, где туалет, а он молча кивнул мне в сторону небольшого прохода. Я крутилась перед зеркалом и ждала. Если я рассчитала все правильно, через две минуты Толик должен был появиться тут. Оставить свое рабочее место и дойти до туалета заняло у него на минуту больше, чем я предполагала. Я стояла оперевшись попкой на умывальник, когда дверь открылась и в проеме я увидела его лицо. Также молча он кивнул мне, предлагая выйти из туалета. Я двинулась за ним. Когда я вышла в проход, он открывал дверцу неподалеку, которая оказалась входом в подсобку. Проблема была в том, что эта дверца была видна из зала, и, главное, — со столика, за которым скучал Макс. Толик поманил меня и быстренько так просочился внутрь. Я зажмурила глаза, пулей проскочила проглядываемое растояние и вошла в душную и темную подсобку. Толик не терял ни секунды, как будто торопился на самолет. Его губы нашли мои мгновенно, он сразу же задействовал язык и начал исследовать мой рот. Я обняла его и влажно отвечала на его поцелуй. Он внезапно отстранился и быстро растегнул брюки. Было заметно, что он возбужден и что он торопится. Я дотронулась до его эрегированного пениса и про себя отметила размеры. Вот-это великан! Сильные руки развернули меня. Нежность куда-то улетучилась. Толик задрал мне платье, слегка шлепнул по попке, я услышала, как он облизал палец, его рука проскользнула сзади между ног и влажный палец проник мне во влагалище. Второй рукой он чуть толкнул меня вперед, я сделала шаг, оперлась локтем на какую-то стойку и прогнулась. Пальцем я начала гладить себе клитор и поглядывала за тем, что делал Толик. Он же, удовлетворенный зрелищем, достал из кармана презерватив, зубами надорвал упаковку, вытащил резиновый кружочек и быстрым и уверенным движением раскатал его по члену. Он несколько раз рукой провел по стволу, довел эрекцию до совершенства, подошел ко мне, приставил конец ко входу во влагалище и резко вошел в меня. Я аж вскрикнула… Толик на секунду замер, встал поудобнее, схватил меня руками за бедра и начал меня трахать. Его движения были глубокие и ритмичные, как на тренажере. Раз, раз, раз, раз! Он качал меня как поршень, я его мало заботила. Что ж, придется самой. Нащупав пальчиком складочку клитора, я начала гладить себя; подстроится под монстра, который с хлюпаньем входил и выходил из меня было нелегко. И тут я увидела нечто, что неожидано подняло во мне волну возбуждения. Влекомая силой пружины дверь в подсобку не закрылась плотно, а оставила щель довольно приличных размеров. И в эту щель я увидела половину зала и, как раз, наш столик, где Макс в одиночестве допивал свой бокал. Мысль быть оттраханной почти что на глазах своего знакомого (хотя и весьма недавнего) показалась мне забавной, и я попыталась найти в этом некое удовольствие. Мой пальчик знал свое дело, плюс напор члена, заполнившего влагалище и долбящего меня — и все это тут, откуда я могла видеть Макса — ммм, я закрыла глаза и приготовилась кончить. Вдруг … Толик прекратил свои движения, извлек член и развернул меня к нему лицом. Его движения были несколько резковатые. Обхватив мою попку он как пушинку поднял меня и посадил на кучу чего-то мягкого. Задрав платье и притянув меня поближе к себе он снова с рыком вошел в меня и продолжил свое качание. «Просто помпа какая-то» — подумалось мне. Моя рука снова легла на клитор, я начала делать легкие круговые движения. Тепло начало заполнять низ тела. — Убери руку, — вдруг сказал Толик. — Я хочу видеть тебя. Я послушно оставила киску. Толик развязал бретельки платья и спустил верх. Мои грудки выпрыгнули наружу. Он положил руку мне на грудь, сжал груди пальцами, провел рукой вверх-вниз и недовольно покачал головой. — А где сиськи? Забыла пристегнуть? Вот нахал, подумала я. Мои руки инстинктивно попытались закрыть груди. Но он уверенно взял меня за кисти и развел мои руки в стороны. Его взгляд скользил по мне, по лицу, по груди, по киске, он еще ускорил движения и долбил меня с бешенной скоростью. Затем его лицо приняло дурацкое выражение, он часто задышал, движения члена во мне стали прерывистые и еще более глубокие. — Ну, кончай же!… — Сейча-а-ас… Толик остановился. Несколько секунд он стоял не двигаясь, затаив дыхание. — У! Чуть не обкончался! — Так ты не кончил? — Нет еще. Он вытащил член и стянул презерватив. Схватив меня за бедра он буквально стащил меня со стелажа. Потом он положил руки мне на плечи и надавил вниз. Я присела на корточки. Волос вокруг огромного члена на было, выбритый лобок блестел гладко, как у девочки. Он взялся рукой за ствол и поднес мне его ко рту. Я открыла рот что есть силы и обхватила головку. Двумя руками он взялся за мою голову и почти полностью вогнал мне в рот свое орудие. Я чуть не задохнулась! Я инстинктивно стала на колени, иначе бы он повалил бы меня на спину. Оперевшись коленями на пол и получив точку опоры я попыталась рукой схватить за его пенис у основания, образовав некую преграду, но его член и так был велик. Сильно держа меня руками за волосы он буквально насаживал мою голову на член. — Смотри, смотри на своего дружка там! — Вдруг сказал он мне. Я чуть скосила глаза и увидела Макса за столом. Тут я поняла, что дверь в подсобку не закрыта специально! Вид Максима, ожидающего меня, возбуждает Толика. Вот в зале сидит его друг, а он его девушку за пять минут развел на поебаться, и трахает в рот. При этом почти что на виду у него. Он зарычал, дернулся, сильнее прижал мою голову и мне в горло хлунул поток спермы. Я сделала глотательное движение. Потом еще одно и еще. Он вытащил член, немного обмягший, но все равно все еще напряженный. Встряхнул его несколько раз. Пару капель упало на пол, несколько полетели мне на платье. Толик вытер пенис мне о щеку, спрятал его трусы, поднял брюки, заправил рубашку, застегнул молнию ширинки и начал застегивать ремень. Затем он погладил меня по голове, а второй рукой начал гладить мне щеку. Я чуть приподняла голову и почувствовала, что он пальцем раздвигает мне губы. Рот мой раскрылся инстинктивно. Быстрым движением он затолкнул мне в рот презерватив, который только что был на его члене, похлопал по щеке и молча вышел, осветив на секунду подсобку зеленоватым светом из зала паба. Я выплюнула презик, поднялась, поправила платье, шатаясь вышла в корридор. Через пять минут, приведя себя в порядок в туалете, я присоединилась к Максиму. Толик довольно смотрел на нас со своего места… Примерно через час мы вышли из паба. Я перешла дорогу и ждала пока Максим пригонит машину. Через большое окно мне было отлично видно, как Толик скучает за своей стойкой. Мазда Максима затормозила возле меня и я села на переднее сидение. Макс улыбнулся, включил левый поворот и уже хотел было трогаться. И тут я в очередной раз за сегодня решилась. — Подожди немного, — с этими словами я наклонилась к Максу и стала целовать его в губы. Не дав ему опомниться, я второй за вечер начала растегивать ему брюки. Он целовал меня и одной рукой помогал мне, чуть приподнялся и мы вместе спустили его брюки до колен. Я схватила ствол, стала надрачивать. С улыбкой взглянув в довольное лицо Макса я кивнула в сторону паба: — Вон, Толик подглядывает за нами. Губы Макса растянулись в улыбке. Эта мысль была ему явно приятно, хотя со своего места Толик не мог видеть нас на ночной улице, и тем более в машине. А жаль… Я задрала платье, в лунном свете на белом теле хорошо был виден черный треугольник внизу живота. Я начала гладить себе клитор и возбуждение мгновенно охватило меня. Схватив руку Макса я прижала ее к своей киске, пальцем он нащупал вход в нее, я надавила сильнее и насадилась буквально на его кисть. Нашим двум рукам было тесно, неудобно, но мы продолжали ласки. Его пальцы внутри меня, мои снаружи. Вторую руку он просунул сверху в разрез платья и нежно гладил грудь. Я чуть приспустила верх и сосок выпрыгнул наружу. Губы Макса тут же обволокли его, он, наклонившись, начал делать сосательные движения ртом, а язык его теребил набухшую горошину. Еще, еще!!! Тело начали сводить конвульсии. С приходом оргазма я кричала, освобождая накопленную за день сексуальную энергию. Дернувшись несколько раз, выдохнув, я вытащила из себя руку Макса и облизала его пальцы. Он хотел еще целовать мой сосок. Я несильно оттолкнула его голову. — Толик смотрит, — пошутила я. Макс засмеялся, откинулся сильнее в кресле. Я наклонилась к его паху, взяла в руку член и погрузила головку в рот. Я лизала, чмокала, дрочила рукой, водила языком по головке и по всему стволу. Макс нетерпеливо подмахивал мне и ахал. Почувствовав, что он вот-вот кончит, я чуть вытащила член, уперла его в язычек и плотно сомкнула губы. Максим застонал, пенис его напрягся, дернулся и сперма начала заполнять мой рот. Он кончил и откинулся в кресле. Подержав его член с минуту во рту я дала ему расслабиться. Потом я распрямилась. Макс довольно улыбался, его мокрый пенис, уже увядший, покорно свесился на бедро в моем направлении. Я открыла рот и показала Максу язык. Вид его спермы у меня во рту вызвал у него прилив умиления. Спермы было много. Как и умиления. Я заправила грудь в платье и вышла из машины. — Смотри, что сейчас будет. Шоу только начинается! Быстрым шагом (чтобы сперма не расплескалась))) я перешла дорогу, прошла мимо скучающего охранника на входе, вошла в паб и приблизилась к стойке. Толик стоял возле прилавка с напитками. Увидев меня он подошел, с удивлением, но весьма услужливо перегнулся через стойку и приготовился выслушать меня. Я встала на носочки, схватила его голову двумя руками, еще сильнее наклонила ко мне и начала целовать в губы. От неожиданности Толик открыл рот, его язык соединился с моим и я начала перекачивать в его рот сперму Макса. Почувствовав необычный вкус Толик вяло попытался отстранится, но я его не выпускала. Еще несколько засосов и я отпустила его голову сама. Затем я высунула язык, широко лизнула его в сомкнутые губы, помахала рукой, повернулась и ушла. Через несколько секунд я уже была в безопасности, в машине Макса. Посмотрев на него, я увидела абсолютно ошарашенный взгляд, широко раскрытые, восхищенные глаза. Он перевел взгляд с меня на Толика. Нам было хорошо видно как Толик что-то смахивал с губ и языка, делал чмокающие движения ртом, снова высунул язык и вытер его всей ладонью. После того, как он посмотрел на свою руку он дернулся так, как будто его начало рвать. Закрыв рот другой рукой, нагнувшись, он галопом помчался в сторону туалета… Вечер определенно удался… Как всегда хочется услышать ваше мнение. Мой мэйл bianabiana@rambler.ru.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх