Шлюшка, живущая в ней

Сидя в холе отеля, Лиза наслаждалась покоем и тишиной, полусонно предаваясь витиеватым размышлениям о пустяках. За три прошедших, курортных дня, у неё уже сложился определенный распорядок, жизнь чётко двигалась по заданной колее, и никаких сюрпризов ожидать не приходилось. Ранний подъём по будильнику, лёгкий завтрак, приём солнечных ванн на пляже в обществе очередной увлекательной книги. Потом обед, час — два дневного сна, снова пляж, ужин, вечерняя прогулка, и целомудренная ночь. Подобное времяпрепровождение было для неё привычным и устоявшимся, как привычно само одиночество, с которым она давно смирилась, сжилась, примирилась. Первое время после развода, Лиза переживала, тосковала по мужскому плечу, пыталась найти для себя варианты, влюбиться и устроить новую жизнь. Проблемы, с которыми она столкнулась, были известны, изъезжены, банальны до оскомины. Неженатые мужчины — ровесники, в бегстве от неминуемого кризиса среднего возраста, всё чаще предпочитали молоденьких девиц. Те мужчины, что были постарше, в силу физиологии, не интересовали саму Лизу. Перспективных вариантов оставалось мучительно мало, а потому, безуспешно помыкавшись на рынке невест, тонкая и романтичная Лиза если не оставила надежду, но затаилась, предпочитая плыть по течению, в ожидании чуда. Отстраненно разглядывая большую компанию только что приехавших мужчин, высыпающихся из автобуса, словно горох из перезрелого стручка, Лиза с лёгкой досадой отметила, что прекрасного принца среди них, она встретит вряд ли. — Не успели приехать, а уже все пьяные! — с неодобрением подумала женщина, пристойно оправив юбку, дабы никому не демонстрировать без нужды свои стройные, темные от загара ноги. Мужчины напоминали пёструю, разномастную, разбойничью ватагу, вернувшуюся с налёта, и изголодавшуюся по самым незатейливым мирским удовольствиям, состоящим из неумеренного пьянства, и беспорядочного секса. — Урааа!!! Мы на отдыхе!!! — грянул дружный, басовитый хор. Лиза хотела отвернуться, чтобы не привлекать к себе неуместного внимания, но один из мужчин уже заметил её и устремился прямо к столику, за которым она сидела. — Красавица Лизон! Ты ли это! — завопил он, так громко, что Лиза едва не подскочила от неожиданности. Словно издеваясь, судьба вдруг, разом, умудрилась столкнуть Лизу именно с тем, человеком о котором она думала, мечтала, вспоминала на протяжении последних двадцати лет. Да, это был он, её бывший одноклассник Пашка, олицетворявший для Лизы первую любовь, романтическую, но одновременно грешную, оттого, что именно с этим мужчиной она когда-то лишилась невинности, и испытала все те упоительные страсти и переживания, которых никто не дал ей в будущем. Умные, воспитанные, интеллигентные мужчины, которые впоследствии заменили Пашку, были интересными, замечательными, но не обладали ни хамоватым шармом, ни отрицательным обаянием, и невольно проигрывали бывшему однокласснику, хотя признаваться в этом Лиза никогда не желала. — Павлик? О боже! Ты? Здесь? Откуда? Это невероятно! — удивлённо захлопала ресницами Лиза. Сила собственного волнения и нахлынувшие эмоции от нежданной встречи явились открытием для неё, и странным образом будоражили сознание. ***** После ужина Лиза закрылась в номере. Неясные, смутные предчувствия томили её, заполняли каждый уголок души, беспокоили и тревожили. Раскрыв книгу, женщина всеми силами пыталась погрузиться в чтение. Ничего не получалось. Она старательно пробегала глазами по очередной странице, добросовестно перелистывала её, и только потом понимала, что не уловила из прочитанного не единой строки. Так продолжалось уже больше часа. Когда раздался стук в дверь, Лиза занервничала, заволновалась, запаниковала, будто школьница накануне первого экзамена. — Лизон, открой! Я знаю, что ты здесь! Давай поболтаем! Просто посидим и поговорим! Ведь такая встреча это подарок судьбы! — вкрадчиво упрашивал её Павел. — Паша, я плохо себя чувствую. Ужасно болит голова. Легла спать. Обязательно пообщаемся завтра, — пыталась сопротивляться Лиза. В душе женщина уже знала, что он не уйдет. Настойчивость Павла всегда была сродни танковой атаке, с легкостью сметающей на своём пути любые укрепления и препятствия, и исчезнуть, даже со временем такая черта не могла. — В конце концов, у меня нет повода вести себя словно черепаха, спрятавшаяся под панцирем, — отругала себя за неуместное поведение женщина. — Паша хочет просто посидеть. И мило поболтать. Что в этом плохого! Подсознательно Лиза ощущала собственное лукавство. Нахлынувшее на неё с первой минуты, коварное, предательское искушение, в сочетании с настойчивостью Павла, влекли за собой предсказуемый результат. Но открыто сознаваться в том, что взрослая, тридцатисемилетняя, целомудренная женщина боится собственных желаний, Лизе не хотелось. В итоге она уступила. Невинная, дружеская беседа в номере, обыденный трёп, ни к чему не обязывающие воспоминания, всё это продолжалось недолго, ровно до того момента, пока Павел не заграбастал её в свои объятия. Павел всегда умел целоваться. Так, как никто, ни до него, ни после. Лиза моментально растаяла от его требовательных губ, а сильные мужские руки не оставили обратного пути. Много ли нужно одинокой женщине уже более года не имевшей интимных отношений, постоянно мучимой от сексуального голода и внутренних, тщательно скрываемых ото всех, страстей. Бешеное нападение Павла сковало Лизу. Раз: и он порывисто раздербанил её целомудренно запахнутый халатик, ощущая ладонями теплоту и мягкость грудей. Два: и он одним движением расправился с её шелковыми трусами, плотно обтягивающими мясистый зад. Три: и опрокинутая на спину женщина почувствовала вошедший меж её ляжек член. — Как легко и просто он мной завладел! — отстраненно подумала про себя Лиза, извиваясь под Павлом. — Как это чудесно! — взвизгнула она, обхватывая мужчину длинными ногами. После, они обнимались. Лиза искала, но не находила способа, чтобы в полной мере выразить Павлу благодарность за то восторженное чувство, которое пережила, а потому лишь старательно покрывала мужское тело нежными поцелуями. — Какой ты замечательный! — шептала она мужчине, ощущая себя расколдованной принцессой, пока тот лукаво посмеивался себе под нос. — Лизон, а нет ли у тебя в номере, выпить? — спросил Павел, пока она тёрлась об него, словно домашняя кошка. — Я покупала в дьютике бутылку виски для коллег по работе, — неуверенно ответила Лиза. — Купишь ещё одну на обратном пути. Доставай! — уже искал в её минибаре «запивку» Павел. Чувствуя себя помолодевшей на двадцать лет, счастливой, беззаботной, желанной, Лиза и не думала об отказе. Она никогда не умела пить, знала об этом, но сейчас, ей хотелось праздника. — Я давно заслужила, чтобы побыть слегка легкомысленной. В конце концов, разве наша встреча, и то влечение, которому мы — взрослые, серьёзные люди, поддались столь стремительно, не заслуживают того, чтобы это отметить, — думала Лиза, отпивая из своего бокала. Как это часто бывает с непьющими людьми, алкоголь завладел её сознанием быстро, незаметно, неожиданно, непредсказуемо и безоговорочно. ***** С годами Павел заметил в себе странные изменения. Присущая ему легкость в соблазнении женщин, всё чаще, отчего то не радовала, а скорее, раздражала, вызывая неясное, внутреннее разочарование. Нет, он, конечно же, был не против того, что женщины ему уступали, но скорость в достижении неминуемого результата, слегка коробила. После неудачного брака, начертав на своём гербе девиз «все бабы бляди», он и рад был бы обмануться, но большинство женщин неизбежно проваливали испытание целомудрием, вызывая этим в мужчине смешанные чувства, где самодовольство соседствовало с досадой. То что Лиза не нашла в себе сил поломаться хотя бы пару ночей, уничтожило … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх