Без рубрики

Ситуация на медкомиссии в образцовом военкомате

ПРЕДИСЛОВИЕ: Уважаемые читатели! Все, что здесь описано — является плодом моего воображения. На самом деле не существует ни образцового Кировского военкомата, ни служащих там прапорщиков, ни майоров. Все образы — собирательные, включают в себя множество характерных черт, присущих фактически разным людям в реальности, но вот так, волею моей фантазии сконцентрировавшиеся в конкретных персонажах! Я ни в коей мере не собирался задевать честь воинского мундира, концентрируя внимание на весьма «своеобразных» способах наказания нарушителей дисциплины. Да и события моего рассказа остались далеко в прошлом и относятся ко временам расцвета военно-промышленного комплекса СССР, в период пропагандной борьбы за мир во всем мире и одновременных военных действиях в Афганистане. Призывные комиссии работали тогда на полную катушку… Я поставил себе задачу — описать эмоции молодого человека, попавшего в неординарную ситуацию и вынужденного подчиниться, не имея альтернативы. Однако, эта ситуация, возбудившая мою фантазию — до боли знакомая! И все, что было придумано мною, согласитесь, вполне могло и может произойти в реальной жизни, так как мои фантазии основаны на прочтении массы писем от очевидцев, поделившихся на страничках форумов похожими событиями, действительно произошедшими с ними! — — —————————————- ИТАК, я расскажу, что произошло со мной при прохождении плановой медкомиссии в одном из городских райвоенкоматов. В то время мне едва исполнилось 20, я заканчивал второй курс учебы, и тогда был заведен такой порядок, что студенты, обучающиеся на военных кафедрах ВУЗов, освобождаются на один день от занятий по военке и направляются в массовом порядке для прохождения мед. освидетельствования в ближайшем районном военкомате по договоренности с нашей кафедрой. Кировский РВК как раз находился в непосредственной близости, с ним и заключался договор уже не один год подряд… Таких как я в институте было немало, и вскоре многие парни-второкурсники обсуждали предстоящую медкомиссию в курилках и коридорах… Все из нас уже проходили призывную комиссию при РВК для постановки на учет в 17-летнем возрасте и что такое призывная комиссия, нам было знакомо по юношеским воспоминаниям. Старшекурсники делились впечатлениями — не без некоторого преувеличения и юмора, смакуя события прошлого года… Особенно упоминалось, что самые строгие и жестокие порядки — именно в этом — Кировском райвоенкомате. А все потому, что они недавно переехали в новое здание, оборудованное по последнему слову техники и прохождение медкомиссии там поставлено по «образцово-показательной схеме». Что это за схема — я испытал на собственной шкуре, получив повестку и придя в указанное время в этот образцовый военкомат… В 8:30 утра около 200 студентов загнали в актовый зал на первом этаже, забрав паспорта и приписные свидетельства, лишив нас, таким образом, возможности увильнуть от предстоящего. Примерно в течение часа нам пришлось выслушивать лекцию о международном положении в стиле воинских занятий по политподготовке… Тем временем, прибывали опоздавшие и оформлялись медицинские карты на каждого из нас. Молоденькие работницы-секретарши доставали наши документы из стопок на столах и вписывали в мед. карту имя, фамилию и возраст освидетельствуемого. Примерно к 10 утра появились врачи-специалисты. Скучнейшая лекция была приостановлена и на сцену вышел начальник в военной форме: — «Товарищи курсанты! Сегодня вам предстоит пройти медицинское освидетельствование на предмет плановой проверки вашего здоровья и способности к дальнейшей воинской службе. Как вы знаете, наш военкомат выступил с инициативой проведения медкомиссии на более высоком уровне, чем в РВК старого типа. Это значительно повышает качество освидетельствования и пропускную способность всего мероприятия в целом. На время нахождения в военкомате вы считаетесь призванными на военную службу и поэтому, с целью поддержания дисциплины и образцового порядка — я приказываю вам выполнять беспрекословно все указания и распоряжения врачей, которые будут вас осматривать. Теперь я проинструктирую вас о дальнейшем прохождении медкомиссии: Сейчас вас будут вызывать по мере приготовления документов — и вы строем!, а не как попало, проследуете на третий этаж, отведенный для врачей-специалистов. В специальном вестибюле вам предоставят возможность раздеться и сложить вещи в пронумерованные отсеки, аналогичные применяемым в общественных банях и помывочных отделениях. Эти отсеки закрываются на замок, чтобы исключить кражи и пропадание личных вещей. Ключи будут находиться у ответственного прапорщика, который будет следить за порядком в помещении. Напоминаю! — врачам некогда упрашивать каждого из вас снять верхнюю одежду, трусы, носки и прочие предметы на теле! Каждый курсант ОБЯЗАН пройти нашу медкомиссию абсолютно голым, независимо от того какой специалист вас будет осматривать! Это сэкономит значительное время как у вас, так и у нас — работников военкомата! Напоминаю, что баловаться, бегать по коридорам запрещено, и вы будете строго наказаны в случае нарушения. Будьте добры соблюдать дисциплину и порядок! Находясь на этаже — при прохождении специалистов-врачей, каждый призывник обязан внимательно убедиться в том, чтобы все указанные в медкарте кабинеты были пройдены, а для вашего удобства вы можете сами выбирать тех врачей, которые наименее загружены в данный момент. Не создавайте очередей, становитесь у тех дверей, где мало очередников! Не стучитесь и не заглядывайте в кабинеты без разрешения и приглашения медсестер! Надеюсь вам понятно, повторять не буду, но еще раз предупреждаю: Нарушителей мы будем строго наказывать!» И обернувшись к персоналу — : Приказываю начать плановый медосмотр! Все затрепетало внутри меня от такого инструктажа! Мало того, что надо будет бегать по коридору в чем мама родила в поисках свободного кабинета, так еще и все мои личные вещи будут закрыты на замок чтобы я, не дай Бог, не сбежал от таких услуг на высочайшем уровне! Конечно, я не раз проходил всевозможные медосмотры как в школе, так и по спортивной секции — но там, в самом неприятном случае, лишь просили приспустить плавки… А здесь придется находиться в непривычном обнаженном состоянии неизвестно сколько времени и вдобавок — на глазах у снующих туда сюда по поводу и безо всякого повода молоденьких медсестричек… Приступы эрекции волнами подступали к известному месту… В плавках помокрело от возбуждения… Первая группа — 20 курсантов, была сформирована, и несчастные неровным строем вышли из зала… Чтобы остальных как-то занять, включили демонстрацию документального фильма про вооружение блока НАТО, снятого еще наверное в 1970-х годах… Однако мне было не до этого — приходилось прислушиваться к голосу прапорщика выкликающего новые фамилии, среди которых могла оказаться и моя собственная… Вот и наступил решающий момент — и я, вместе с очередной группкой ровесников, оказался в строю, следущем по лестнице на третий этаж — этаж испытаний для любого парня призывного возраста… Вестибюль-раздевалка действительно напоминал обычную баню, только вместо банщицы вдоль шкафчиков прогуливался прапорщик, лет 35, на лице которого отражалось вчерашнее похмелье и страдания от головной боли… Приняв пачку медицинских карт и пересчитав нас по головам, он громко скомандовал: — РРААЗДЕВАЙСЬ!… Мальчишки неохотно принялись стаскивать с себя рубашки, снимать брюки и носки, оставаясь кто в семейных трусах, кто в аккуратных модных плавочках… Помещение буквально засветилось молодыми загорелыми телами, освободившимися от оков одежды!… Большинство ребят ухаживали за собой, были спортивного телосложения и аккуратно подстрижены… Прапор важно ходил между призывниками и покрикивал на нерадивых, пытающихся остаться в трусах или плавках: — «Здесь тебе не театр!, быстро снимай все шмутки — и в строй!» — ворчливо поторапливал он стеснительных… Наконец все были раздеты и построены в одну шеренгу вдоль стены. Инстинктивно многие юноши прикрывали интимные места ладошками. — «СМИИИ-РНО!» — скомандовал прапор — «Руки — по швам! Прекратить прикрываться! здесь вам не балаган, а медкомиссия! Если увижу кого — либо, кто прикрывается — накажу!» — угрожающе вещал он похмельным голосом… Наверное со стороны это все казалось кошмарным сном для многих ребят, не привыкших раздеваться донага, да еще и стоять по стойке смирно под запретом и угрозами… Многие от взаимного созерцания и возбуждения не могли сдерживать начавшуюся эрекцию… Строй призывников стал напоминать съемки какого-то эпизода из эротического фильма… Прапор полюбовался произведенным впечатлением, взял со стола пачку медкарт и начал выкликать как умел, с ошибками, фамилии участников событий… — «Конопаев!» — « Я» — откликнулся я на свою исковерканную фамилию… — «Марш ко мне! Бери свою карту и — бегом на медкомиссию!» — я не стал долго ждать и торопливо вышел в двери, ведущие к новым испытаниям… Взору моему предстал длинный коридор с рядами дверей вдоль центрального прохода. Около каждой двери стояло несколько стульев для удобства очередников. Впервые в жизни мне пришлось нагишом преодолеть значительное расстояние, проходя вдоль этого коридора чтобы найти свободный от очереди кабинет. Член мой раскачивался из стороны в сторону при каждом шаге и совершенно не желал успокаиваться и подчиняться! Я невольно ощущал на себе взгляды любопытных ровесников, в скуке ожидающих своей участи… Как выяснилось спустя несколько минут, образцовый порядок на деле не достигал своей «проектной мощности». Пацаны умудрялись позанимать очередь в большинство кабинетов одновременно! И на входе стала возникать неразбериха. — «Я тут занимал» — отстаивал свои права один из находчивых парнишек… — «Мало ли кто тут чего занимал « — отвечал ему текущий очередник, не желая пропускать никого вперед. — «Ну ты! Ты же видел, что я занимал очередь раньше до этого?» — не успокаивался первый., обращаясь к другому в очереди. — «Два все вы похожи, — все голые! Разве что размерами @уев отличаетесь» — невесело отвечал третий парень… Я оказался невольным свидетелем возникшей потасовки! Раздосадованный приставаниями парень, в шутливой угрозе, замахнулся на ловкача — — «Ну-ка, вали отсюда!» — и сделал несколько шагов в сторону отпрянувшего хитреца. Наверное со стороны это выглядело довольно смешно: Два голых парня гоняются по коридору с болтающимися на открытом воздухе членами и яичками, норовя пнуть соперника в самые интимные места! Случилось так, что все события развернулись в непосредственной близости от меня и один из бежавших использовал меня как прикрытие, прячась за мою спину… Его преследователь натолкнулся на меня и мне пришлось схватиться за парня руками, чтобы не свалиться с ног… Вот с этого момента потасовка и привлекла внимание майора, вышедшего из своего кабинета проверить соблюдение порядка и дисциплины… — «СТО-ЯЯЯТТТЬ!» — гаркнул мужик басом на весь коридор. Парни оторопело остановились уставившись в страхе на невесть откуда взявшегося стража порядка. — « Ну — ка, прекратить беготню!» — взревел он командным голосом. — «Ты!, — и ты!» указал он пальцем на одного из нарушителей, а на второго — на меня! — давайте ваши медкарты — пойдете со мной!» — приказал он, отбирая документы… Самое обидное — «хитрец» — зачинщик умело воспользовался ситуацией и тихо-тихо, тайком постарался поскорее скрыться в толпе очередников… — «А меня-то, за что!?» попытался я было восстановить справедливость. — «МОЛЧААТЬ!», следуйте за мной… « — пробурчал майор с угрозой в голосе. Понуро мы шли за этим майором, по всей видимости решившим образцово наказать нарушителей, даже не разобравшись кто здесь взаправду виноват! Мы снова оказались в предбаннике, где к счастью никого из студентов в этот момент не было. — «Вот, полюбуйся Петрович!» — обратился он к уже знакомому нам прапору — «Баловались, бегали по коридору нарушали порядок. « — пусть они тут у тебя успокоятся, дай-ка им поразмяться с ведерком и тряпкой! А то уже сильно наследили тут с утра…» — «Но, товарищ майор! Спросите вот у этого парня! Не нарушал я ничего, просто находился рядом!» — попытался я еще раз вернуть справедливость… — «Ах ты ссыкун! Еще смеешь возражать?!!! Ты что считаешь что я ослеп?! Выкручиваться вздумал! Только хуже будет! Ты меня навек запомнишь, молокосос!» — взорвался в ответ матерый мужик, всем своим видом давая понять, что возражения бессмысленны… Он величаво удалился опять в коридор с голыми призывниками, оставив нас в полное распоряжение похмельного прапора. — «Так ребятушки! Ну-ка встали смирно!… Нарушаем значит? А слышали что сказал майор? Будем строго наказывать. Вот и получите свое наказание сейчас… Он выждал паузу, явно наслаждаясь собственным превосходством и предвкушая впечатление от «приготовленного приговора», родившегося в его похмельной голове… Мы молча стояли по струнке, не желая навлекать на себя еще больших бед, внутренне смирившись с неизбежным — придется вытерпеть и это… Мне было обиднее вдвойне, я стоял чуть не плача, глотая подступающие слезы и проклиная кошмарное стечение обстоятельств… — «Конопаев!» — снова исказил он мою фамилию. — «Я — Коноплев!, товарищ прапорщик!» — поправил я командира. — «А какая на фиг разница! Сопляк!» — парировал прапор — «для меня ты — нарушитель и должен быть наказан! А наказание тебе такое: — Вон там, в углу в шкафчике возьмешь ведро, мыло и тряпку, пойдешь в туалет — и не здесь, а на первом этаже, в туалете выстираешь тряпку с мылом, и в ведро нальешь горячей воды, принесешь все сюда, и вымоешь мне тут два окошка! Приказ понятен?» — с издевкой в голосе отыгрался на мне прапор. «Так точно! — отрапортовал я, как нас учили на военной подготовке, памятуя что неясности приводят к беде. — «Бегом, МАРШ!» — скомандовал прапор и я принялся за искупление несправедливого наказания так и не узнав, что же уготовано моему собрату по несчастью… Выйдя с ведром в коридор, я тотчас же осознал, насколько отличаются ощущения человека в одежде, по сравнению с таковым, оказавшимся нагишом среди одетых людей! Превозмогая стыд и наготу, я опрометью бросился на первый этаж в дальний конец коридора в заветный туалет! Хорошо, что я заранее узнал, где он находится! Прикрываясь мокрой и грязной тряпкой, с ведерком наперевес — я стремился поскорее преодолеть расстояние, не обращая внимания на попадавшихся посторонних, в основном таких же военнообязанных мужиков, пришедших по необходимости в это заведение… Постирать тряпку не составило труда — я не белоручка! Обратный путь был также преодолен мной без приключений. Никто, или, по крайней мере никто, не обратил внимания на рослого загорелого голого парня, почему то несущего воду на третий этаж, для медкомиссии наверное… Вернувшись в вестибюль я увидел своего напарника, ползающего на корточках по истоптанному … полу и старательно вытирающего поверхность уже загрязнившейся тряпкой… И это — несмотря на стоящую рядом на виду, — швабру! Садизм прапора — правильно догадался я… Наказание должно быть прочувствованно сполна… Я молча взобрался на подоконник и принялся тереть пока еще чистым куском материи внутреннюю поверхность стекла в окошке… И чем больше я старался, тем яснее становилось для меня, что одной только половой тряпкой мне не вымыть стекла никогда… Но я решил не ослаблять усилий и подумать, пока есть время — как достойно выйти из возникшей ситуации. Внезапно отворились входные двери, и в предбанник ввалилась очередная группа одетых студентов, хорошо еще, что парни были с другого факультета и ни один из ребят меня не узнал… Громкий и дружный смех некоторое время не умолкал в помещении. Наверное я бы тоже, не скрываясь, стал ржать над двумя голыми и беззащитными пацанами, непонятно зачем занимающимися уборкой там, где еще наверняка будут и грязнить и следить подошвами обуви… Но похмельному прапору и этого показалось мало… Выстроив одетых ребят в шеренгу, он заставил нас встать к ним лицом по стойке смирно и громко доложить причину наказания… Это уже вышло за рамки понимания даже вновь пришедших ребят и они с широко раскрытыми глазами, уже не посмеиваясь, а с сочувствием в глазах, и страшась, чтоб им не довелось испытать такое — понуро выслушали наши объяснения и смысл наказания… Тихонечко пододвигаясь, ребята стремились не добавить наказуемым еще работы и старались не глядеть в нашу сторону… Я догадался разглядеть в одном из шкафов стопку старых газет, которые сразу же навели меня на мысль, чтобы использовать их при протирке окошек. Я протиснулся к еще незакрытому шкафчику и выхватил свою добычу, как рысь — жертву из гнезда… Интересно что бы я делал, если бы провидение не послало мне столь удачный выход из трудной ситуации?… Прапор сделал вид, что не заметил… Он был увлечен подготовкой очередной порции курсантов к медосмотру… Вот и эта группка из 20 пацанов пошла на испытания… , а мы продолжали несправедливый и бестолковый труд… Два окна я помыл изнутри примерно через полчаса, второе ведерко с чистой водой принес мой напарник… Прапор посматривал на часы и видимо прикидывал в уме — стоит ли усилить издевательства, или пора уж и закончить… К счастью, второе преобладало в его похмельном мозгу! — «СТАНОВИСЬ!!!» — мы встали по стойке смирно… Надо сказать, что за это время мы уже настолько привыкли находиться в обнаженном виде, что очередная демонстрация наших половых достоинств перед прапором уже не возбуждала… Прапор медленно прошелся к окошкам и одобрительно крякнул — что по всей видимости означало, что он остался доволен. Прогулялся по свободному пространству, оглядывая блестящий от мыльной обработки пол… — «Ладно ребятушки! Теперь вам понятно, что за несоблюдение дисциплины и порядка курсанты и призывники могут быть наказаны как в реальной армии!!!» — «Так точно, товарищ прапорщик! — нестройным хором ответили мы… — «ЛОЖИСЬ! Вспышка справа!» — внезапно заорал мужик как резаный! Пришлось подчиниться… Видя как старательно мы выполнили команду, пройденную на военной кафедре, прапор остался доволен и снова скомандовал: — «СТАНОВИСЬ!» — «Так! Конопалов! — Десять отжиманий — и МАРШ на медкомиссию!» Я с внутренней радостью понял, что это — последнее унижение и старательно начал отжимания, не жалея собственного тела и стараясь впечататься в только что вымытый с такими трудностями пол… Ощущение прикосновения гениталий к холодной поверхности пола я запомнил надолго… — «СВОБОДЕН!!!» — Я опрометью выскочил снова в коридор с голыми призывниками, понимая какое счастье — быть ненаказанным!… Так я и не узнал, ЧТО еще было напоследок уготовано моему ровеснику, собственно и явившемуся причиной нашего несправедливого наказания… Все познается в сравнении! Если поначалу мне казалось унизительным находиться долгое время в ожидании очереди к врачам, сносить любопытные взгляды сокурсников, направленные ниже талии и хождение молоденьких медсестер по коридору, то, возвратившись на исходный рубеж после наказания я уже не чувствовал неудобства от всего того, что так возбуждало утром… Я снова взглянул в свою пустую еще карту прохождения специалистов и продефилировал из конца в конец коридора, надеясь пристроиться к одному из наименее занятых кабинетов. Около двери стоял симпатичный парнишка моего возраста, улыбнулся мне широкой открытой улыбкой и пригласил жестом присоединиться к нему в очереди. — «Здравствуй! Меня зовут Алеша, я учусь на математическом факультете» — сказал он глядя свомими огромными голубыми глазами прямо на меня. — «Я Саша, — учусь на факультете прикладного программирования» — ответил я ему с ответной симпатией. — «Слушай, давай проходить эту комиссию вместе! Так будет быстрее и веселее» — сразил он меня наповал своим предложением. — «Я согласен, Алеша!» — с некоторой радостью ответил я, сознавая что после пережитого, действительно гораздо легче пройти через все оставшиеся трудности, даже просто занимая друг для друга очередь у кабинетов. Мы стояли около закрытой двери и отвлекали друг дружку вопросами про учебу и разницу в в предметах.. Я обратил внимание что Алешка нет-нет, да и посматривает на мои достоинства, и наконец решается спросить полушутя: — «Саш, а у тебя наверное много девушек и наверное нет от них отбоя? Я смотрю у тебя «инструмент» — прямо как контрабас против моей виолончели» — хихикнул он. — «Да. Природа меня не обделила, как видишь» — не без привычной гордости отвечал ему я. Сам-то я примерно лет с 16 уже стал замечать, что мой член растет заметно быстрее чем у сверстников и это поначалу сильно меня смущало, особенно на школьных медосмотрах. И особенное впечатление произвела на меня первая приписная медкомиссия, на которой я испытывал непрекращающийся стыд и срам из-за невозможности прикрыть свои восставшие помимо воли гениталии… Об этом я и поделился со своим новым Другом — Алешей. Он с большим интересом выслушал мои рассказы и в знак доверия пригласил меня к себе в гости сразу же после окончания этой затянувшейся медкомиссии… Так случилось, но все же, не обошлось без еще одной неприятности. Во время нахождения в кабинете терапевта, я увлеченно болтал со своим новым другом, и к недовольству врачихи, создавал своим голосом помехи при прослушивании грудной клетки у очередника… На первое замечание я не отреагировал, и второе было сделано с угрозой о том, что меня накажут… Наказание выразилось в пометке в медкарте о необходимости дообследования у невропатолога в стационаре. Мол пусть там с психом разберутся… Я не мог даже подозревать, во что выльется такое «направление» так сказать в качестве наказания за нарушение дсциплины… Но об этом — в другом моем рассказе. Надо сказать, действительно работа специалистов в этом РВК была хорошо организована! Никто не тратил время на бесконечные напоминания приспустить трусы или не прикрываться личными делами — врачи деловито выполняли свои прямые обязанности в четко отлаженном ритме. Конечно, я не мог не обратить внимание на младший медперсонал — на молоденьких медсестричек-практиканток, ассистирующих врачам. Постоянно я ощущал на себе, и особенно на нижней части своего тела, этот любопытный и пристальный взгляд молодой самочки, пользующейся своим преимуществом рассматривать обнаженного молодого самца без малейшего стеснения!. Ведь по существу перед этими, юными еще, девчатами проходил настоящий «карнавал женихов», бесконечной лентой сменяющих друг друга и вынужденно демонстрирущих все свои передние и задние интимные органы! Я видел эти оценивающе-возбужденные взгляды, скользящие по моему телу с головы к животу, и далее к полу… И ощущал нетерпение, своеобразный азарт — а что же там у следующего экземпляра? Чем отличается поведение очередного обследуемого от предыдущего?… Уже на выходе, у стола с представителями общественности, один из молодых активистов, глядя на свободно болтающиеся мои гениталии, задал вопрос: — «А скажите молодой человек, у вас есть постоянная партнерша?» — явно намекая, что мол при таком половом развитии у меня должно быть сильное либидо и что одной партнершей мне не обойтись… А в остальном — медкомиссия была вполне банальна… После окончания ритуала освидетельствования мы, как и было договорено, поехали с Алешей к нему домой.. Но про это — совершенно отдельный рассказ. 12 февраля 2007 года. Alexander Stoletov.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх