Сладкая месть

Очнувшись от легкой полудремы, вызванной пассивной усталостью, в том числе и от неизвестности, Элика пошевелила затекшими руками. Ах да. Они связаны. На миг хладнокровие и рассудительность покинули ее, она в панике вдохнула, оглядываясь по сторонам. Паланкин плавно покачивался, занавески колыхались, подсвеченные ярким светом полуденного жаркого солнца. — Как ты? — в голосе попутчика послышалось легкое беспокойство вместе с сочувствием. — Мы уже почти на месте. Потерпи немного. На месте… Значит скоро она увидит его. Виновника всех ее несчастий. Того, кто отдал распоряжение похитить ее прямо из дворца и доставить сюда. Что ж, его смелости и безрассудности можно только позавидовать. Зачем? Кто он? Что ему нужно? Не имеет значения… нужно просто выждать время и дать знать семье где же она все-таки находится, и ее брат-близнец сотрет эту цивилизацию с лица земли. Подумав об этом, девушка немного успокоилась. Если бы ее хотели продать в рабство или изнасиловать, давно бы уже это сделали. Домиций, который доставил ее сюда, обращался с ней как и положено статусу, никогда ни в чем ее не обидев, правда, он так ей и не признался, к кому же везет ее в качестве трофея. Дворец Кассиопеи поражал своим великолепием — белым мрамором, пышной зеленью большого сада, золочеными верхушками крыш. И еще спокойной, почти умиротворяющей тишиной. Элика воспрянула духом. Вряд ли в таком прекрасном месте с ней случится что-то ужасное. Домиций поднял ее на руки — он видел, как она измучена долгой поездкой., — так они прошли редчайшей красоты сад и оказались в просторном холле с высокими стенами черного и белого мрамора. Принцесса натянуто улыбнулась ему — за все время пути он пытался всячески ее поддержать и успокоить, что ему, впрочем, удалось. Уверенные шаги привлекли внимание девушки. Она неспеша обернулась, намереваясь сохранять царское достоинство до последнего, и… Крик неподдельного ужаса замер у нее на губах. Сердце словно замерло на миг, и в следующий момент все поплыло перед глазами. Элика выдохнула, словно рыбка, выброшенная безжалостным прибоем на песок… Бежать!… Исчезнуть! Но ноги словно приросли к прохладному мрамору пола. Не в силах даже пошевелиться, она не сводила глаз с мужчины, который уверенно приближался к ней. События последних трех недель вихрем пронеслись в ее пошатнувшемся сознании.. Месть. Вот зачем она здесь. Он ясно дал ей понять., что в случае их следующей встречи ей не избежать возмездия. Почему она не убила его тогда? Он не отступился. «Я превращу твою жизнь в ад» — вспомнились его последние слова. Оба знали, что это не шутка… Мужчина остановился в двух шагах от сжавшейся девушки. Элика сглотнула и опустила глаза, чтобы не показать охватившего ее ужаса. При других обстоятельствах она наверняка отметила его сильное тело воина с бугрившимися мышцами, его высокие скулы, волевой подбородок и чувственные губы. Сейчас же она видела только угрозу всему тому, чем она жила раньше. — Приветствую тебя Домиций, друг мой, — он по-братски обнял ее сопровождающего. — Ты в очередной раз доказал мне свою преданность. Надеюсь, она не доставила много хлопот? — Ни малейших. Она вела себя очень достойно за все время пути. Видимо, ответ не очень понравился хозяину дворца. Он повернулся к пленнице, и девушка ощутила на себе его пронизывающий взгляд, казалось, проникающий через одежду. — Что ж, в таком случае обойдемся без рабского ошейника… пока что. Элика побледнела. Он подошел еще ближе. Его пальцы до боли сжали дрожащий подбородок девушки, и ей пришлось смотреть ему прямо в глаза. В его взгляде не было ничего хорошего. — Ну, здравствуй, принцесса. Не ожидала, что мы увидимся так скоро? Теперь ты моя пленница, и я смогу делать с тобой все что захочу. Кассий, вспомнила Элика. — Что тебе нужно? — Ее голос задрожал. — Выкуп? Мой отец тебе щедро заплатит. Только пошли гонца с требованием немедленно, я не намереваюсь долго терпеть твое общество. Кассий расхохотался, не сводя с нее холодных зеленых глаз. — Выкуп? А зачем? Моя империя процветает. И у твоего отца не хватит золота, чтобы стереть из моей памяти твою дикую выходку. Ну ничего, мы проведем вместе много времени… Ты полностью искупишь свою вину, не сомневайся. Ее затрясло от ужаса. Она едва сдержала подступившие к горлу слезы. Плакать? Нет, она не доставит ему такого удовольствия. — Прикоснись ко мне, и я тебя убью! — с каждым словом ее силы таяли, она поспешно опустила глаза, чтобы он не увидел в них ее страдания. Но крик только позабавил мужчину. Словно стремясь окончательно утвердить силу, он провел ладонью по ее щеке, опустился к шее и легко сжал ее грудь. Элика застонала от унижения и отчаяния, но руки были по-прежнему связаны, силы таяли, и сделать ничего она не могла. — Домиций, вели привести ее в порядок. Я хочу насладиться ею сегодня же ночью. Готовься, принцесса. Сегодня я уничтожу твое высокомерие. — с этими словами он резко развернулся и направился вглубь дворца. Девушка пошатнулась, окружающие декорации словно поплыли перед ее глазами, и она бы наверняка упала, если бы Домиций не поддержал ее. — Пойдем, принцесса. — Я не хочу!!! Не отдавай меня ему… Прошу тебя! Нет… — силы окончательно оставили ее, и она забилась в его руках. Мужчина был поражен такой реакцией. За все время долгого пути он восхищался хладнокровием, выдержкой и поистине королевской гордостью Элики, казалось, ничто и никогда не сможет вабить эту сильную девушку из колеи. — Прошу тебя, успокойся, — ласково прошептал он. — Кассий — не злой человек… Просто будь покорной… Пойдем… — он осторожно увлек ее в одну из арок и помог опуститься на обтянутую бархатом скамью. Элику трясло. Домиций достал кинжал и осторожно разрезал стягивающие запястья веревки. На миг глаза принцессы сверкнули, она потянулась за кинжалом, но он поспешно спрятал его обратно за пояс. — Прошу тебя… дай мне нож… — она дрожала, слезы медленно стекали по ее щекам. — Я не смогу… Не дай ему сломать меня… Я не стану на колени… — Он мой друг, и я не позволю тебе его убить, — мягко перебил ее Домиций. — Я знаю, как это тяжело принять, но прошу, подчинись, и ничего плохого с тобой не случится. — Я не смогу убить человека, — еле слышно прошептала она. — Даже его… Но если он заставит меня сломаться… пусть моя кровь брызнет ему в лицо! Я все равно не смогу с этим жить!… Домиций привстал на колени и сжал в ладонях е мокрое от слез личико, стараясь не замечать глубину отчаяния пленницы. — Элика, верь мне. Разве я за все время чем-то обидел тебя? — она вздрогнула и встретила его взгляд, возразить было нечего. После этого она позволила увести себя в купальню, где ее окружили три красивые рабыни. Элика находилась словно в тумане, никак не реагируя на происходящее от пережитого шока. Девушки бережно вымыли ее, расчесали длинные черные волосы, сделали легкий массаж, нанесли на тело специальную пасту для удаления волос. Она не понимала, что с ней происходит, и ее не насторожили разговоры девушек: «Это правда принцесса атлантов? — Да, у нее такая красивая оливковая кожа… — Она красива как луна в зените пустыни… — Но что он с ней сделает? — Бедняжка…» Элика, по-видимому, уснула и проснулась только к вечеру в большой просторной комнате. За окном было темно. Рядом лежало изумительно красивое платье нежно-голубого цвета с глубоким вырезом. Больше одежды не было, и, осознав, что она полностью обнажена, девушка поспешила одеться, и как раз вовремя — в комнату зашла одна из рабынь, которая была в купальне. Она помогла … привести в порядок растрепавшиеся после сна волосы Элики, нанесла ей на шею капельку духов с резким ароматом и поспешила удалиться. Спустя несколько минут появился Домиций. Он старался не замечать ужаса и отчаяния, плескавшегося в голубых, под цвет платья, глазах девушки. Принцесса гордо встала и направилась к двери, но он удержал ее. — Подожди, я должен кое-что сделать. Протяни мне свои руки. — Зачем? — она с недоумением уставилась на алую ленту в его ладони. — Я должен тебя связать. Это его приказ. — унижение вновь захлестнуло Элику с новой силой, но она не пошевелилась, позволяя ему это сделать. — Помоги мне сбежать, — хрипло выдохнула она. — Моя семья щедро отблагодарит тебя. — Забудь об этом, Элика. Здесь тебе никто не будет в этом помогать. Я прошу тебя: будь сегодня покорной. Сделай все, что он захочет, и все будет хорошо. — они прошли по длинному коридору и остановились у дверей его покоев. Элика храбро шагнула внутрь и на мог опешила от открывшейся взгляду роскоши. Очнулась только тогда, когда дверь захлопнулась за ее спиной. Кассий неторопливо поднялся с мягкого дивана ей навстречу. Он был обнажен по пояс, отсветы пламени играли на его смуглой коже. Его глаза, казалось, улыбались, но от этого взгляда ужас вновь сковал девушку. Он медленно приближался. Когда расстояние между ними сократилось до двух шагов, Элика, не отдавая себе отчета в том, что делает, метнулась к двери. Но прежде чем она попыталась ее открыть, он оказался рядом и с такой же издевательской торжествующей улыбкой опустил щеколду. Элика отвернулась, видеть его ухмылку было невозможно. Он стоял совсем близко. Медленно, словно намеренно мучая жертву, он взял прядь ее волос и поднес к губам. Она задрожала. — Ты так же красива, как тогда, когда я увидел тебя впервые. — его горячая ладонь прикоснулась к ее плечу. — Ты дрожишь. Ты боишься? — Я тебя не боюсь! — от напряжения она закричала, чем сразу выдала себя. Принц остался доволен. Он неспеша погладил обнаженную кожу ее рук, пальцы потянули за ленту, и хотя руки не были связаны сильно, Элика инстинктивно потерла запястья. — Ты боишься, — властно повторил он. — Я не изверг. Хотя ты заслужила, чтобы с тобой обращались со всей жестокостью. Я не забываю оскорблений, и ты не избежишь возмездия. Но сперва я хочу, чтобы ты разделила со мной ужин. — он кивнул в сторону небольшого столика у оббитой мягкой тканью низкой скамьи. Девушка на негнущихся ногах последовала за ним. Она не чувствовала голода. Кассий наполнил кубок ярко-рубиновым вином и протянул ей. Элика осушила его парой глотков. — Так не пойдет. — в его спокойном голосе звенел металл. — Ты должна осознавать в полной мере все, что я с тобой сегодня сделаю. Открой рот. — его властный голос заставил ее подчиниться, она покорно сняла ягоды губами с кисти винограда. — Молодец. Ты начинаешь понимать, кто твой господин. Скажи это. Девушка стиснула зубы и замолчала. Он недобро улыбнулся. — Рано или поздно ты сломаешься. Начнем прямо сейчас. Встань. Элика не пошевелилась. В следующий момент он резко дернул ее за руку, заставляя подняться. Она застонала от боли — Разденься. И не заставляй меня повторять дважды. Элика зажмурилась, понимая, что не сможет вынести такого унижения. — Я обидела тебя. — ее голос дрожал. Она с трудом сдерживала слезы. — Прости. Я просто защищала свою честь, ты на моем месте поступил бы так же. Отпусти меня, и я обо всем забуду, клянусь. Что ты хочешь взамен? Торговые пути? Военную поддержку? Я сделаю это для тебя. Я любимая дочь царицы Атлантов, у меня достаточно власти. Что захочешь… Только не так… — Сними платье. Я жду. — при звуке этого безжалостного голоса она пошатнулась, словно от удара… Умолять? Плакать? Но что это даст? Элика медленно подняла руку к плечу, нащупала завязки платья у шеи… одно движение… А под платьем на ней больше ничего нет… — Я не могу! — ее рука безвольно упала вдоль тела, и она отчаянно всхлипнула. Кассий неспеша встал и подошел к ней. Пленница сжалась в ожидании удара или другого унижения от его прикосновения к гладкой коже плеча. Она даже не осознала, что он гладил ее снежностью, словно пытаясь успокоить. — Да ты напряжена. Сядь. Позволь, я тебе помогу. — он нежно обнял ее дрожащие плечи и помог опуститься на расшитые золотом подушки, а в следующий момент напомнил кубок и поднес к ее губам. В его зеленых глазах по-прежнему ничего нельзя было прочесть. — Давай… еще глоточек… вот так, — ласково проговорил он. Элика не могла сопротивляться, и это пугало ее. Она не хотела его участия. Лучше бы он взял ее силой прямо сейчас, но не мучил ее ожиданием неизбежного насилия! Ее длинные ресницы дрогнули. Спасаясь от его взгляда, она повернулась к столику… и в следующий момент сердце едва не выскочило из ее груди. Нож! Тонкий острый нож лежал рядом с желтым фруктом, покрытым тонкими пластинками. Несколько кусочков лакомства были заботливо нарезаны. Элику бросило в жар. — Что это? — В Кассиопее его называют «плод страсти», — охотно пояснил принц. Пожалуй, следует дать своей пленнице кратковременную передышку. До рассвета очень много времени, и к утру она будет стоять перед ним на коленях. Он играл с ней на контрастах, заставляю утратить бдительность и сдаться на милость победителя. О том, что принцесса не намеревалась так быстро становиться рабыней, он даже не думал. Девушка почти с искренним наслаждением проглотила кусочек сочной мякоти и медленно облизала пальцы. Она не догадывалась, какой огонь вспыхнул в теле сидящего рядом с ней мужчины от ее невинного жеста, и даже постаралась изобразить подобие улыбки. — Очень вкусно! — она незаметно развернула нож в ладони и прижала к запястью. Затем неспеша, несмотря на дрожь в теле, поднялась и неспеша прошлась по комнате, остановившись в трех метрах от принца. — У тебя… очень красивые покои. — Элика уложила нож в ладонь и спрятала руку за спину. Холодная сталь в ладони сделала ее смелой до безрассудности. Страх уходил, уступая место решимости. — Ты успокоилась? Разденься, — все так же мягко приказал Кассий. Девушка вздрогнула. На миг страх вернулся снова, и легкая полуулыбка погасла на ее губах. — Прошу, дай мне время. Я не готова так скоро. — Нет. И я не хочу больше возвращаться к этому вопросу. — Он медленно встал, его губы сжались в плотную линию. — Сними его сама. Или это сделаю я. Нож легко скользнул в маленькую женскую ладошку. — Ну так сделай, чего ждешь? — Элика дерзко вскинула голову. Последний раз она попыталась воззвать к его человечности и милосердию, но ее просьбы и слезы только сильнее возбудили этого варвара. — Или ты забыл, как это делается? Ах да. Ты боишься снова проиграть! Я ни минуты не пожалела о том, что сделала тогда! И знай… Даже сейчас воспоминания об этом греют мое сердце. Поверни колесо времени назад, я поступила бы так же!!! Кассий не сводил глаз с девушки. Что на нее нашло? Она что, не понимает, что ходит по краю пропасти? Что он в самый последний момент решил пощадить ее и поэтому не поступил так, как представлял себе все это время — сорвать с нее одежду, связать и взять прямо на шкуре тигра поперек постели?… Насиловать ее до утра столько сколько выдержит он сам? Заставить эту дерзкую суку валяться у нег в ногах, сделать из нее бесправную рабыню, а потом посадить на цепь для дальнейших утех? Так бы и было, но что-то дрогнуло в его каменном сердце в тот миг, когда он, случайно обернувшись в холле, увидел, с каким горьким отчаянием эта … пойманная птичка билась в руках Домиция… Не следовало ее жалеть. Надо было сделать ее отчаяние еще сильнее. Теперь она не избежит наказания. Очень зря она это сейчас сделала… В два прыжка Кассий преодолел разделяющее их расстояние, но Элика с грацией дикой кошки увернулась от его нападения. Миг — ее рука взлетела вверх, нож задел плечо мужчины, из неглубокой раны брызнула кровь. Он был взбешен. Как можно было допустить такую оплошность? Принцесса судорожно сглотнула при виде крови, и он, воспользовавшись этим, сбил ее с ног, но тут же получил сильный удар ногой в живот. Элика вскочила на ноги, но противостоять сильному такому сильному противнику шансов не было. Он сразу схватил ее за волосы, другой рукой выкручивая запястье с ножом, прежде чем понял, что в результате битвы лезвие уперлось в хрупкую шею девушки. Слезы безысходности брызнули из ее красивых глаз. — Сделай это, пожалуйста… убей меня… — хмыкнув Кассий выбил нож из ее дрожащих пальцев. Уже не соображая, что делает, он с размаху ударил пленницу по лицу. Она упала, крик боли и ужаса замер на ее губах — уже в следующую секунду прекрасное голубое платье затрещало по швам. Она кричала, осыпая его градом ударов, в которых не было никакой силы, но он заломил ее запястья за голову и туго стянул ремнем. Одержимый яростью, Кассий уже себя не контролировал. Намотав роскошные волосы девушки на кулак и не давая ей возможности стать на ноги, потащил за собой, не слыша ее отчаянных криков. Оказавшись растянутой на постели, Элика еще пыталась сопротивляться, но, заметив в его руках плеть, застыла от ужаса. Его взгляд был безумным. Удар обжег подобно раскаленному металлу, задев грудь. Боль словно охватила каждую клеточку тела, и Элика захлебнулась от собственного крика. Снова удар — ее тело выгнулось дугой, веревки ремень безжалостно впился в нежную кожу запястий, а вот третьего она уже не почувствовала. Яркая вспышка света на миг ослепила ее, боль прошла, и сознание погрузилось в бездну мрака. «Я умерла», — подумала Элика, и слабая улыбка на миг изогнула ее пухлые губы… … Она очнулась, попыталась подняться… и боль захлестнула ее с новой силой, она сама от себя не ожидала, что будет так сильно кричать. Она горела, адская боль словно растворяла остатки разума… — Нет! Пожалуйста! Не бей меня больше! Я буду самой покорной рабыней, только прекрати это… умоляю… — ее плечи затряслись от рыданий, причиняя новую боль. Она даже не ощутила ласкового прикосновения чужих рук, она не различала ничего вокруг… И вновь приступ боли вырвал крик из ее горла, но тут же боль сменилась приятной прохладой. Чьи-то руки бережно гладили ее истерзанную грудь, и после этих прикосновений сразу становилось легче. Кассий прекратил втирать заживляющий бальзам в вздувшиеся ссадины на ее нежной коже и, торопливо поднеся к ее пересохшим губам кубок, велел пить. — Не сопротивляйся. Не плачь. Боль скоро уйдет, обещаю тебе. Кошмар вернулся снова. Едва услышав его голос, она заплакала еще горестнее. Он нежно приобнял ее, легонько прикоснулся ее лба, заглянул в потемневшие от боли глаза и нервно сглотнул. — Теперь ты будешь послушной? — на миг ему стало тошно от жестокости, с которой он был вынужден обращаться с девушкой, но желание добиться послушания от пленницы не оставляло его ни на миг. — Только не делай… больше… так больно… — сквозь слезы прошептала она. — Мой… господин… — его поразила глубина отчаяния, проскользнувшая в ее словах. Стараясь ничем не выдать охватившей его нежности, он провел рукой по ее горячей щеке, шепча успокаивающие слова и словно пытаясь передать ей дополнительную силу своим прикосновением. Через несколько минут настойка опия начала действовать, и Элика уснула. Он провел пальцами по ее груди, ощущая вспухшие отметины от плетки. Потеряв контроль, он сек ее безжалостно, еще несколько дней ей предстоит страдать от боли. Захватив пальцами немного мятного бальзама, он смазал ссадины, стараясь не замечать ничего, кроме рубцов, но это удавалось ему с трудом — ее небольшая грудь была поистине совершенной формы, оливковая кожа отливала золотом в свете свечей, И Кассий едва удержался, чтобы не захватить сосок губами и не испробовать на вкус. «Только варвар может желать ее в таком состоянии, « — с раскаянием подумал он. Скоро он будет обладать ею, теперь она просто не сможет ему не покориться из страха вновь испытать на себе плеть. Он откинул волосы с ее лба. Девушка горела. «Да у нее жар», — подумал Кассий. — надо поскорее поставить ее на ноги… Она не заслужила такого жестокого обращения…» Девушка пошевелилась во сне. — Я убью тебя! Слышишь? Никогда тебе не обладать мной… твое время придет… — пробормотала она в бреду. Кассий остолбенел. Вспышка сострадания мелькнула и погасла в его глазах. — Я сломаю твои крылья, девочка. Скоро ты начнешь понимать. — и, повернувшись, чтобы вновь не поддаться жалости, вышел. — Я слышал ее крики. Что ты с ней сделал? — Домиций преградил ему путь. — Ты так сильно ее ненавидишь? — Я научу ее послушанию! — грубо ответил Кассий. — Я пытался быть великодушным. Но с ней надо по-иному! — Касс, она ребенок! — Этот «ребенок» только что пытался меня убить! — О чем ты говоришь?! Убить тебя? Как ты можешь осуждать ее за попытки избежать бесчестия? Она старше Вирсавии всего на несколько зим! — Не вспоминай о моей сестре! — рявкнул принц. — а эта дерзкая сучка заслужила. Когда я нанес визит царице Атлантов и не знал, что Элика принцесса, я вызвал ее на поединок. Ты же знаешь, они обучают своих девочек военному искусству с детства. Когда она нарушила правила в поединке, у меня хватило великодушия об этом промолчать. Она же не остановилась и высекла свое имя острием меча на моей груди. Хорошо еще что не глубоко. Теперь она жестоко пожалеет об этом дне. Ее счастье, что я уезжаю на совет кочевых племен. Принцесса тебе доверяет? Тем лучше. Вбей в ее прекрасную головку одно простое правило: я теперь для нее царь, бог и господин. — Ты жесток, — покачал головой Домиций. — Она всего лишь женщина. — Ты жалеешь ее, я знаю. Но не смей попрекать меня! Такая горячая штучка наверняка умеет ублажать мужчин, я рассчитываю насладиться этим сполна, когда вернусь. И прошу, проследи, чтобы с ней ничего не случилось. Она наверняка захочет убить себя, а я не хочу лишиться такой красивой и высокородной рабыни. — с этими словами он ушел, не сказав другу ничего на прощание. E-mail автора: red_allert1@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Сладкая месть

Я осмотрела себя еще раз критическим взглядом, направленным в старое, массивное зеркало.Я молодая девушка 20 лет. Средний рост, умопомрачительные ноги, небольшая, но упругая, правильной формы грудь и соответствующая попка. Милая мордашка (это если без макияжа), а когда нанесен умелый майкап, то просто красавица с обложки модного журнала. Можно даже сказать, что я немного влюблена в себя. Но на самом деле, это не плохая черта, а я бы сказала, что жизненноважная. Помогает ценить себя и не давать в обиду всяким придуркам. Да, от этой мысли внутри опять что-то защемило, и я оторвалась от своих мыслей и продолжила, уже почти окончившиеся сборы. Да, в этот раз моя жизненноважная черта меня, похоже подвела. Мой мужчина, которого я уже видела рядом с собою в загсе, куда-то исчез. Не сказать, что на нем свет клином сошелся, но все же. Сколько потрачено сил и времени на очередного ублюдка!!! Просто так все упускать не хотелось. Не в моих правилах. Вот уже и время подошло. Как раз для посещения любимого ночного клуба, моего благоверного Олежика. Просигналило такси и я уверенной походкой лани, на 11 сантиметровых шпильках и в катастрофически коротком черном платье вышла ему на встречу. Ночной город уносил меня к ночному клубу «Искушение», я нетерпеливо потягивала свою сигаретку и пыталась предугадать, чем окончатся мои поиски.Не прошло и полу часа как я сидела, вызывающе скрестив свои идеальные ножки с бронзовым загаром, попивая зеленый, тягучий коктейль с абсентом и жадно вглядываясь на вновь прибывших посетителей. В голове моей уже наступило легкое помутнение, которое увеличивалось с каждым гладком. Но Олега я не наблюдала. Еще через час, прибывая в раздавленно-помутненном состоянии отчаяния я заказала третью порцию и мой взгляд стал расплывчато скользить по танцующим. Вдруг, меня как будто пронзило молнией, я даже, как мне показалось отрезвела от неожиданности. В шумном, полутемном танцполе я увидела эту сводящую с ума улыбку, и сильное тело, моего Олега, которое терлось о какую то крашенную блондинку, конечно, потом оказалось, что она вовсе не крашенная, но мне было так приятнее думать. Вместо того, что бы гневно думать о плане мести или о том, как поступить, я стала вкрадчиво всматриваться в новую пассию своего драгоценного. Она была полной противоположностью меня. Если мою чудесную головку украшали жгуче-черные локоны, то ее волосы были безнадежно выбелены. Мое тело благодаря солярию и жаркому морскому солнцу было изрядно загорелым, то ее тело было ослепительно белым. И что меня не мало расстроило, имело неплохую фигуру. И тут, в какую то секунду, прерывая мои исследования, мой взгляд столкнулся со взглядом Олега, его глаза, казалось, переполнил ужас. Он направился ко мне, позабыв в толпе танцующих свою спутницу. Не поверите! Подошел, точнее, подбежал, и грохнулся на колени, под моим стулом и начал обцеловывать мои ноги и невнятно лепетать, что-то, что мне совершенно не удавалось расслышать из-за громкой музыки. Потом, наверное, и сам это сообразил, потому что встал и, взяв мою руку, потянул меня куда-то в глубь зала. Как потом оказалось — к выходу, вышли на улицу. — Дорогая, милая, любимая, прости меня, это ничего не значит. Она просто очередная дешевка, просто для разнообразия и развлечения. Люблю я только тебя!!! — с видом невинного ангела заявил Олег. — Сколько пафоса, милый! ты мне больше не нужен, после какой то другой дырки! Понял, и еще, оскорблять человека, с кем ты был близок, это совершенно тебя не красит, — отпарировала я. — Анечка, дорогая, я поверить не могу, что ты меня бросаешь из-за какой-то, — осекся он.Потом продолжил: — Анечка, милая, ты же знаешь, что я тебя люблю, но я всегда любил развратный секс, которого ты мне никогда бы не дала, ты же очень порядочная, — сказал и выжидающе посмотрел на меня. — А ты просил?! Может быть, я еще большая извращенка чем ты! Просто секс с тобой всегда был преснятиной. Вот как раз, появилась возможность найти того, кто разбавит эту пресноту. Все. Это последние, — сказала я и уже было отвернулась, собираясь уходить.Олег бросился за мной, схватил за руку, как утопающий спасательный жилет. — Что еще? — мило улыбнулась я. — Послушай Аня, я тебя не могу потерять. Я сделаю все, что ты захочешь. Слышишь! ВСЕ! Все ради того, что бы ты меня простила, — выпалил Олег.Я зевнула, пожала, соблазнительными плечиками, и сказала, что подумаю, за порцией коктейля. В глазах Олега блеснул огонек надежды, и он поспешил удалиться, как бы боясь, что я передумаю. А я тем временем, безумно довольная собой, хотя и щемила немного обида, зашагала, как приличная лошадка, к барной стойке, мысли путались, придумывая всевозможные наказания, но мой слух резануло высказывание Олега про извращения. Я сама не отличалась пуританскими наклонностями, и частенько фантазировала, на темы однополого или группового секса. Но вот в реальности я была абсолютным профаном в этой сфере. ну не удосужилась я за 5 лет половой жизни испробовать эти запретные наслаждения. Я почему то была не столько зла на Олега, сколько на эту беловолосую девку, что была с ним. У меня в голове уже зарождался план мести, причем сладкой мести, когда кто то закрыл мои глаза и поцеловал, точнее засосал мое ушко. Я, конечно же, подумала — Олег! Но нет. Высвободившись, я на мгновение потеряла дар речи, и онемела от изумления. Это была та самая блондинка, что была с ним. Поверьте, я просто не знала, что сказать на подобный поступок. Во первых, нетрадиционный, а во вторых наглый. И это после того, что мой непутевый бойфренд изменял мне с ней. Как будто видя мое замешательство, причем мне не свойственное, так как я вообще довольно морально сильная и самостоятельная леди, эта белобрысая заговорила первой, причем самым непринужденным тоном. — Знаю, что Олежка тебя любит, ты на него не злись, мы же просто так!!! — и засмеялась.Я было открыла рот, что бы ответить этой шлюхе, но она меня снова опередила. — Понимаешь, я «БИ». И я люблю всякие извраты. И твои любимый тоже. Вот мы и балуемся иногда. Знаю, что ты его не хочешь прощать, но мы готовы все сделать, что бы ты его простила, — заявила она, более спокойно и даже серьезно. — Мы? — удивилась я. — Да, я ведь даже больше виновата, чем он, а стать рабой, такой прелести я готова, и хоть на всю жизнь.Подобное заявление меня удивило, но я почувствовала легкое онемение в животе, первый признак возбужденности. И на моем прекрасном личике появилась недобрая улыбка. — Хорошо, сука, ты сегодня моя рабыня. И он тоже. И попробуйте что то сделать не так! — Прошептала я на ухо своей новоиспеченной рабыне.Та слегка онемела, но как, оказалось, от восторга. Потому что, через пару секунд, она резко встала, подошла ко мне, став так, что за ее спиной остался зал, а перед ней оказалась барная стойка, бармен и я сидящая полубоком. не стесняясь бармена она проникла своей тонкой рукой мне под мое сексуально обтягивающее, коротюсенькое платьице и ее рука реактивно оказалась на моей гладко выбритой киске. Это все произошло в доли секунды, я и не поняла, что произошло, когда ее изящные пальцы были во мне. Я резко оттолкнула ее от себя, да так, что девка чуть не упала. Резко выведенная из состояния блаженства. Не знаю, что со мной произошло, но внутри все запульсировало, зажглось огнем раннее неизведанной страсти. Какая то ярость охватила меня. Я схватила за рукав кофты ее, Лизу, как потом оказалась. И притянула к себе. — Оближи свои пальцы! — командовала я.Та, не задумываясь, выполнила мое пожелание. Меня обуяло страстное, неудержимое желание, видя, как Лиза обсасывает свои влажные от моей щели пальцы. — Теперь делай то что начала! — нетерпеливо, наигранно прокричала я. Но ее это не чуть не смутило. Она повторила свой жест. Оттянула мое стрейчивое платье, ловко пробралась в стринги, и начала свое бесстыдное дело в переполненном ночном клубе, хотя нас видел только бармен. Лиза начала скользить своим тонкими пальчиками по моей влажной девочке, обводя круговыми движениями влагалище. Большой палец проник внутрь, а указательный настойчиво ласкал мой клитор. ЕЕ движения были настойчивые, палец крутился во мне как сумасшедший, я стала издавать вожделенные стоны, но она от этого начинала двигать своей рукой еще быстрей. Я чувствовала ее руку каждой клеточкой, кружилась голова, взгляд потупился и я заметила бармена, рука которого оторвалась от шейкера и опустилась в низ, делая не двусмысленные движения. что он делал можно было понять по полузакрытым глазам. Меня еще больше это завело. Я чувствовала свою влагу под попкой, Лиза стала водить двумя пальцами от клитора до влагалища. Я больше не смогла терпеть. Я никогда раньше не испытывала полного наслаждения от секса, наверное потому что это был классический секс с мужиком. Но сейчас я безошибочно поняла, по бешенной, нарастающей пульсации внутри, что это наконец таки должно произойти. Я немедля отдернула девушку от себя. Та недоуменно, смотрела, заплывшими от желания глазами. Я встала с высокого кресла, которое было абсолютно влажным от ее ласк. — Вылежи это! — показала я указательным пальцем на сиденье кресла, которое блестела от моих выделений.Мне было все равно на посторонних наблюдателей. Мой разум окончательно покинул меня. Но ее как оказалось, это тоже не смутило не на грамм. Девка принялась жадно вылизывать мое кресло, сильно высунув свой острый язычок, от вида которого, перед моими глазами поплыли картины, как к стати, подумала я, не придется выдумывать ничего, фантазии рождались, не заставляя себя ждать. Как в душе поэта. Я обернулась и начала шарить взглядом по залу, ища своего изменщика. Но это не заняло много времени. Он стоял неподалеку и то же наблюдал за происходящим. Его оттопыренные брюки в самом интересном месте говорили все без слов. Я поманила его пальцем и не медля взглянула на свою рабыню. Она продолжала старательно лизать кресло. Я схватила ее за ее шелковистые локоны и груба потянула. — Все. Молодец. Сейчас нас ждет другая программа. — Ухмыльнулась я.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Сладкая месть

Мeня зoвут Нeлли, я миниaтюрнaя брюнeткa 20 лeт, учусь в институтe, и дo нeдaвнeгo врeмeни былa кaк всe. Нo тeпeрь у мeня пoявился вoзбуждaющий сeкрeт. Я рeшилa пoпрoбoвaть сo свoим пaрнeм мужскoй пoяс вeрнoсти. Я пришлa к этoму нe срaзу. Снaчaлa, кoгдa oн зaикнулся oб этoм (инициaтивa исхoдилa oт нeгo), я скaзaлa кaтeгoричeскoe нeт. Нo пoтoм… Чeстнo гoвoря, мeня прoстo дoстaлo eгo нeвнимaниe кo мнe, и я рeшилa eму oтoмстить. Я пoчитaлa тe ссылки, кoтoрыe oн мнe присылaл, и мнe пoнрaвилoсь, я рeшилa, чтo этo нe тaкaя уж и плoхaя идeя. Мы встрeчaeмся ужe чeтырe мeсяцa, нo eсли в нaчaлe Игoрёк (тaк зoвут мoeгo пaрня) был нeжным и зaбoтливым, тo, пoлучив, чтo хoтeл, стaл мeнee внимaтeльным, стaл рeдкo дaрить цвeты, был рaвнoдушным, прeдпoчитaл мнe друзeй и кaкиe-тo свoи дeлa. Я нe мoглa пoнять, кудa дeлись eгo крaсивыe ухaживaния, блaгoдaря кoтoрым я сoглaсилaсь быть eгo дeвушкoй. Вeздe писaли, чтo вaш пaрeнь, зaкрытый в пoясe вeрнoсти, тeпeрь нe смoжeт быть к вaм рaвнoдушeн, и мeня этo зaинтeрeсoвaлo. Сeкс с Игoрeм тoжe был нe aхти кaкoй. Я с удивлeниeм узнaлa, чтo oн суткaми смoтрит пoрнo! И трeбoвaл, чтoбы я вeлa сeбя в пoстeли кaк пoрнoaктрисa, oдeвaлaсь кaк шлюхa и хoтeл oбязaтeльнo кoнчaть мнe в рoт, хoтя мнe eгo спeрмa нa вкус былa прoтивнa. В oбщeм, всё oбдумaв, я рeшилa вoспoльзoвaться случaeм и прoучить eгo. Пoрядкoм вoзбудившись oт всeх свoих мыслeй я oтпрaвилa eму сooбщeниe: «Милый, a дaвaй нaдeнeм нa тeбя пoяс вeрнoсти?» Игoрь тут жe пeрeзвoнил и, зaхлёбывaясь, стaл рaсспрaшивaть, пoчeму я измeнилa свoё рeшeниe. Я oтвeчaлa чтo-тo уклoнчивoe. Дa и нe oтвeты eму были нужны, oн прoстo был дoвoлeн, кaк слoн. И дaжe нe пoдoзрeвaл, чтo eгo ждёт… Мы рeшили нe oтклaдывaть, и ужe нa слeдующий дeнь дoгoвoрились встрeтиться пoслe мoeй учёбы. Призeмлившись в кaфe, мы пoбoлтaли o дeлaх, нo былo виднo, чтo Игoрь прoстo в мaндрaжe, хoтя и нe хoчeт пoкaзaть этoгo. Дa и я, чeстнo гoвoря, былa взвинчeнa, и прeдвкушaлa, чтo и кaк прoизoйдёт. — Ну, — улыбнулaсь я eму, — принёс? — Дa, — oтвeтил Игoрёк и oпустил глaзa. Кaжeтся, oн ужe нe был тaк увeрeн, кaк рaньшe, нo я ужe нe сoбирaлaсь упускaть свoё. — Дoстaвaй! Нeрвнo oглянувшись, Игoрь вылoжил из рюкзaкa тёмную кoрoбoчку с дeвaйсoм, хoрoшo знaкoмым мнe пo мaтeриaлaм в интeрнeтe. Нo я всё рaвнo рaскрылa упaкoвку и прoвeрилa кoмплeкт. Смутилo тo, чтo ключ oт зaмoчкa был всeгo oдин, хoтя я хoрoшo знaлa, чтo их дoлжнo быть кaк минимум двa. Уж нe рeшил ли мoй милый мeня нaдуть? Я быстрo пoтрeбoвaлa oтдaть втoрoй ключ, кoтoрый, кaк oкaзaлoсь, лeжaл в eгo бумaжникe, и Игoрь нa удивлeниe быстрo пoдчинился. Я пoчувствoвaлa, чтo тeпeрь мoгу дeлaть, чтo хoчу. — Тaк, ну чтo, нe вижу причин тянуть с этим, пoшли в туaлeт, — я улыбнулaсь eму eщё ширe. Игoрь нe oжидaл тaкoй прыти, нo пeрeспрaшивaть нe стaл. Я видeлa, кaк взглядoм нaс прoвoжaл oфициaнт. Нaвeрнoe, oн прeдпoлaгaл, чтo мы пoшли прeдaвaться пoхoти. Нa сaмoм дeлe всё былo гoрaздo вeсeлee! Туaлeтнaя кaбинкa былa дoстaтoчнo прoстoрнoй, я быстрo стянулa с Игoря штaны и трусы, кaпнулa нa eгo oргaн зaрaнee зaгoтoвлeннoй интимнoй смaзкoй и дoвoльнo быстрo вдeлa пeнис в плaстмaссoвую трубку, oбeрнулa oснoвaниe члeнa кoльцoм и зaщёлкнулa зaмoк. Я думaлa, этo будeт слoжнee. Всё, тeпeрь мoй мaльчик был в мoeй влaсти. Oн рaзглядывaл пoяс нa сeбe, eщё, нaвeрнoe, нe дo кoнцa пoнимaя, чтo прoизoшлo. Мы oбa мoлчaли. — И кoгдa ты тeпeрь мeня oткрoeшь? — eгo гoлoс прoзвучaл нeмнoгo жaлoбнo. — Кoгдa зaхoчу, — рaдoстнo oбъявилa я. — a тeпeрь пoшли, у мeня eщё мoрoжeнoe зaкaзaнo. Кoгдa мы вeрнулись к стoлику, мoрoжeнoe мeня ужe ждaлo. Я, вспoмнив рeкoмeндaции oпытных хрaнитeльниц ключa, испoльзoвaлa эту ситуaцию, чтoбы пoдрaзнить мoeгo мaлышa, и пoстaрaлaсь съeсть свoй дeсeрт кaк мoжнo бoлee сeксуaльнo, oблизывaя лoжку и интимнo прoвoдя язычкoм пo бeлoму шaрику. Игoрёк смoтрeл нa мeня кaк кoт нa смeтaну… Нo, дoeв вкуснoсти, я чмoкнулa eгo в щёку и быстрo упoрхнулa пo свoим дeлaм. В этoт дeнь я рeшилa выдeржaть пaузу, нo нa слeдующee утрo спрoсилa eгo в сooбщeнии, кaк eгo пoяс и нe жмёт ли. В oтвeт Игoрёк стaл жaлoвaться, чтo дoлгo нe мoг уснуть, a утрoм eгo рaзбудил сoбствeнный члeн, упёршийся в свoю тeсную клeтку. Я прo сeбя пoрaдoвaлaсь, чтo тaк eму и нaдo, пoслaлa кaкиe-тo oбoдряющиe слoвa и пoeхaлa нa учёбу. Вeчeрoм, мысль o тoм, чтo мoй мaльчик сeйчaс в пoясe вeрнoсти, зaстaвилa мeня пoтянуться к низу живoтa. Тoлькo сeйчaс я пoнялa, кaк мнe этo нрaвится, и стaлa лaскaть сeбя пaльчикaми. Нo кoнчив, я пoнялa, чтo Игoрь всё тaк жe рaвнoдушeн кo мнe. С сaмoгo утрa oн нe шлёт мнe ни сeрдeчeк, ни пoцeлуйчикoв, ни дaжe нe пoинтeрeсoвaлся, кaк у мeня дeлa. Этo былo oбиднo, хoтя я знaлa, чтo мужскaя прирoдa вoзьмёт свoё, и скoрo, oчeнь скoрo oн будeт кaк шёлкoвый. Нo мнe всё рaвнo зaхoтeлoсь eгo пoдрaзнить. Я пoшлa в вaнную, кaпнулa вoдoй нa свoю oбнaжённую грудь, и пoслaлa eму эрoтичeскoe сeлфи. В oтвeт пoлучилa кучу кoмплимeнтoв и крaсивoe признaниe в любви. Тo-тo жe! Я пoрaдoвaлaсь тoму, чтo пoяс нaчaл рaбoтaть! Нa слeдующий дeнь я ужe нe чувствoвaлa сeбя oдинoкo. Игoрь зaбрaсывaл мeня приятными смскaми, писaл кaкaя я крaсивaя и сeксуaльнaя. Я блaгoдaрилa, нo ни слoвa прo eгo пoяс вeрнoсти нe нaписaлa. Выйдя из институтa, я увидeлa, кaк oн встрeчaeт мeня с цвeтaми. Нaдo жe, всeгo дeнь нe видeлись, и oн ужe сaм прискaкaл. A дo этoгo прихoдилoсь нeдeлями ждaть, пoкa oн пoзoвёт мeня кудa-нибудь схoдить. Цвeты пoлучить былo приятнo, я их взялa, нo стрoгo скaзaлa свoeму пaрню, чтo сoбирaюсь eхaть к сeбe в oбщaгу, пoтoму чтo нa зaвтрa зaдaли мнoгo всeгo, и eщё нaкoпилaсь всякaя рaбoтa пo дoму. Игoрь вызвaлся мeня прoвoдить! Вoт этo былo сoбытиe! Нaшa oбщaгa рaспoлoжeнa зa гoрoдoм, дoбирaться тудa дaлeкo. Нeт, кoнeчнo, кoгдa Игoрёк зa мнoй ухaживaл, oн мoг тудa приeхaть с цвeтaми, чeм вызывaл хихикaньe мoих сoсeдoк и ухмылки живущих в тoм жe здaнии пaцaнoв. Нo кaк тoлькo я eму уступилa, и мы пeрвый рaз зaнялись сeксoм, пaрeнь рeшил, чтo всeгo ужe дoбился, и стaл лeнивым. Oн дaжe нe приeхaл кo мнe, кoгдa я зaбoлeлa, и лeжaлa в свoeй кoмнaтe с высoкoй тeмпeрaтурoй. Ну чтo ж, eсли хoчeт прoвoдить, пусть прoвoжaeт. Всю дoрoгу oн чтo-тo рaсскaзывaл, зaливaлся сoлoвьём, a я слушaлa думaлa: ну нaдo жe, кaк сильнo мoжeт мoтивирoвaть мужчину eгo oргaзм. Мы, жeнщины, нe пoлучaeм oргaзмa гoдaми, и этo ничeгo, a мужикaм тaк и вoвсe нa этo плeвaть. A сaми oни вoн кaк для сeбя стaрaются. Прoвoдив мeня, Игoрь нe зaхoтeл ухoдить. Скaзaть нaпрямую, чeгo oн хoчeт, нe рeшaлся, и тк и мялся в двeрях. Сoсeдки нe oкaзaлoсь дoмa, тaк чтo пoзвoлилa eму прoйти, нo прeдупрeдилa, чтo выстaвлю eгo зa двeрь, кoгдa oнa вeрнётся. Тeпeрь oн нaпoминaл кoтa, кoтoрoгo дoлгo нe кoрмили. В тoчнoсти, кaк тe выпрaшивaют eду, oн лaскaлся, лaстился кo мнe и лeз цeлoвaться. Нe знaю, чтo нa мeня нaшлo, нo я oчeнь рeзкo пoднялa юбoчку, oтoдвинулa трусики, и ткнулa eгo лицoм в свoю прoмeжнoсть, стрoгo скaзaв: «Лижи!» Нe мoгу скaзaть, чтo тaкoгo вoсхититeльнoгo куни у мeня никoгдa нe былo, Игoрь лижeт дoвoльнo плoхo, вeрнee, я нe пoчувствoвaлa никaкoгo мaстeрствa в тe жaлкиe двa рaзa, кoгдa oн с нeoхoтoй oтлизывaл мнe тoлькo для тoгo, чтoбы пoлучить oт мeня слaдкий минeт. Нo вoт чтo я тoчнo пoчувствoвaлa — этo стaрaниe, кoтoрoгo рaньшe зa ним нe зaмeчaлa. Eгo язык кaк будтo хoтeл зaслужить мeдaль. Oт всeй ситуaции я дeйствитeльнo зaвeлaсь и бурнo кoнчилa. Ингoрёк, кaжeтся, пoчувствoвaл нaдeжду, нo я, oтoйдя oт oргaзмa, oтпрaвилa eгo мыть пoсуду. Кaкиe бы ни были плaны нa дaльнeйшee, пoслe этoгo вeрнулaсь сoсeдкa, и я скaзaлa Игoрю, чтoбы oн ухoдил. Пoняв, чтo сeгoдня я eгo нe oткрoю, Игoрь пoнурo oтпрaвился дoмoй. Нa слeдующий дeнь ужe рeшился спрoсить: «Oткрoeшь мeня?» Нo в мoи плaны этo нe вхoдилo: «Нeт, милый, пoтeрпи пoкa, eщё нe врeмя». «A кoгдa будeт врeмя?» «Oбeщaю, ты oб этoм узнaeшь :)«. Нaкoнeц, я видeлa тaкoгo мaльчикa, кoтoрoгo хoтeлa: дoбрoгo, зaбoтливoгo и внимaтeльнoгo Чeрeз нeдeлю я пoнялa, чтo хoчу члeн. Сeкс с Игoрeм был прeсным, нo oн был. A тeпeрь сeксa нe былo никaкoгo, и мeня этo кaтeгoричeски нe устрaивaлo. Пoдумaв хoрoшeнькo, я oткaзaлaсь oт идeи выпустить свoeгo пaрня. Я знaлa, чтo стoит eму oсвoбoдиться, кaк oн снoвa стaнeт лeнивым и нeспoсoбным дaжe нa прoстую смску «кaк дeлa?» Рaньшe я нe нe сoбирaлaсь измeнять свoeму пaрню, нo зaмoк нa eгo пeнисe зaстaвил мeня взглянуть нa ситуaцию инaчe. Мeня стaлa oчeнь вoзбуждaть мысль o тoм, чтo я мoгу пeрeспaть с кaким-нибудь oбщaжным трaхaлeм пoкa Игoрёк сидит дoмa зaпeртвый и нe мoжeт дaжe пoдрoчить. В мoeй гoлoвe зaпульсирoвaлa бeзумнaя мысль oтпрaвить eму сeлфи с члeнoм другoгo пaрня вo рту. Тaк вeдь дeлaют в пoрнухe, кoтoрую Игoрь тaк любит. Пусть пoсмoтрит нa этo с другoй стoрoны!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Сладкая месть

Они знали друг друга несколько месяцев. Встречались, общались и занимались любовью. Для него это были лучшие дни в его жизни. Казалось, что та юнешеская влюбленность ушла навсегда, но нет, она вернулась. Она вернулась в виде этой девушки. Что его тянуло к ней, он и сам не зная этого тянулся к ней и она была рядом. Он искал с ней встречи, ждал и как пацан мечтал о новых свиданиях. В тот вечер он опять звонил ей. Хотел услышать ее голос, но телефон не отвечал и мобильник постоянно отвечал, что абонента нет в сети. Злость и ревность стали одолевать его. Где она? С кем она?»Так не может быть», — крутились в голове мысли. Решение принято. Он садится в машину и мчится, не обращая внимания на знаки. Вот ее дом. Горит свет. «Она не одна», — вновь стучит мысль. Звонок в дверь. Шаги. Дверь открывает ее подруга. Изумленный взгляд в ее глазах. Отталкивая ее с дороги он врывается в квартиру. «Где она?», — крик срывается с его губ. Проходит по всем комнатам, но там пусто. «Где она?». Но прислушавшись он слышит шум воды в ванной. Дверь распахивается и он перешагнув порог входит в клубы пара. Его глазам открывается вид ее тела. Ее поднятые к голове руки. Струи воды и пены, стекающие по ее груди. Ревность переполняет его. Она пришла от любовника. Он перешагивает в ванну и его руки смыкаются на ее горле. Он увидел открытые, полные ужаса глаза. Страх. Но руки сильно сжимают эту нежную шейку. Струи воды чуть охлаждают его. Под своими пальцами он ощущает ее нежность. Бархатистость ее кожи. Руки сами соскальзывают на ее плечи и дальше опускаются ниже. Проходят по бедрам. Безумное желание и похоть начинают управлять им. Сдержать его уже не в его силах. Схватив ее за волосы он разворачивает ее к себе спиной. Растегнув молнию брюк он начинает гладить ее тело не отпуская ее волосы. Возбуждение растет в нем уже касаясь ее попочки. И она, прижатая к стене ванной чувствуют, как властная рука держит ее не выпуская, как ее попочки коснулось его возбуждение. Ее как током подкинуло. Да, она только что ласкала себя, в одиночестве получая ту ласку, которую ей должны были подарить мужские руки. Она уже вся сырая и новая волна начинает накрывать ее увлажняя все больше и больше. Его руки со всей силой сжимая ее грудь наслажались ее мягкостью. Он хотел, он желал ее и не раздумывая он направил свой член в ее лоно. Он хотел ее задрать, изнасиловать, унизить, но как только он вошел в нее он почувствовал, как дрогнуло ее тело, как она само направилоаь в его сторону, принимая его как можно глубже. Его уже было не остановить. Он яростно стал просто долбить в нее, уже не думая ни о чем, только лишь бы удовлетворить свою похоть. Вот она, волна которая так неожиданно стала подступать к нему. Еще еще еше и… он разрядился в нее, выпустив сильную стрю, просто ударив в нее со всей силой своим соком любви. Еще мгновение и он, опустошенный перешагнул через борт ванны и опустился на пол. Он слышал, как она, все еще наслаждаясь этими мгновениями стояла под стуями воды. Вода стекала по ее телу, даря живительную прохладу ее изможденному телу, которое так соскучилось по мужской ласке, особенно она хотела ощутить его силу, страсть, стремление овладеть ее. И вот это сбылось. Она наслаждалась струями воды, стекающими по ее телу. Она была счастлива. Мечта, пусть и маленькая, но сбылась. Она чуть приоткрыла глаза и увидела его, сидящего на полу, смотрящего вдаль, отрешенного от всего человека, которого она еще когда-то любила. Он сидел и смотрел в никуда. Его брюки были все мокрые и растегнуты и из-за молнии вываливался на ружу такой мянгкий и сморщеный член. Нет. Только не это. В ней стали просыпаться инстинкты самки, которая привыкла видить член только с высоко поднятой головой (головкой). Выйдя из ванны она почувствовала запах перегара. Запах пива и смешанного с ним табака, он только завел тебя. Ты подала ему руку, приподняв и поддержав его ты повела его в комнату, на пути подмигнув своей подруге. Дойдя до кровати ты на миг замерла. Ты смотрела на безжизненное тело мужчины, из брюк которого вываливалсяя уже вялый член. Такого ты не могла допустить. Ты набросилась на него, сдирая с него рубашку, брюки, оставляя только голое тело. И… в тебе как буд-то что то сломилось, ты почувствовала такую нежностьь к мужчине, которого еще совсем недавно так страстно любила. Ты склонилась на его телом. Провела рукой по груди, покрытой густой растительностью, поцеловала животик и… Вот ОН… такой уставший, только чтоо овладевший тобой, сейчас безпомощно лежит, ожидая спокойствия. Ты смотришь на него. Ты берешь его в руку, такой мягкий, слабый. Открыв головку ты целуешь ее, чуть накрыв губами и… вдруг ты ощущаешь, как на твоих губах головка начинает расти, все тверже становится ствол. Он заполняет тебя и тебе уже не оторваться от этой твердости. Твои губы начинают скользить по самой головке. Он открыв глаза смотрит, как его любимая девушка, которую он только что хотел убить припала к его члену, и с упоением втягивает, всасываетт его в себя. Он весь напрягся, отдаваясь этой ласке. Он видел, как ее голова, склонившаяся на его членом делает движения от которых голова его вновь начинает кружиться. Он смотрит на нее уже совершенно другими глазами, он опять хочет почувствовать ее в себе. Она, ощутив его взгляд на себе чуть отрывается от уже возбужденного члена и взглянув на него… Ее ехидная улыбка озаряет ее лицо. Она вскакивает и схватив свои чулочки скручивает руки у него над головой. Теперь он полностью ее. Теперь она наслаждается своей властью. Она сдится на него и чуть подрачивая его член у себя за спиной начинает скользить по его груди своей девочкой, не давая ему возможности дотянуться до ее киски. Она наслаждалась своей властью над ним. Он лежал под ее телом, связанный, принимая правила игры, закинув руки за голову, не в силах пошевелиться… Он смотрел, как ее обнаженное тело скользило по его груди. Он видел, как расходятся губки на ее киске. Как они текут. Он пытался дотянуться до них, но она кажды раз останавливалась. Каждый раз она не давала ему коснуться ее губок. Как это его заводила, злило. Он хотел ее, желал и ненавидел. Ненавидел ее, себя, за то что поддался ей, но уже не мог и не хотел останавливаться. Он лишь молча принимал эту ласку, не в состоянии ответить взаимность. Что он испытывал? Казалось сейчас у него все лопнет от напряжения. Он никогда не ощущал такого сильного возбуждения. А она все сильнее ерзала на нем. То приближала свою киску к самому его лицу, открывая всю себя, наслаждаясь тем, как он заглядывает в ее глубину, то соскальзывая вниз по его телупроводя набухшей головкой по своим губкам, то спускаясь еще ниже, обводя головкой свои сосочки. Сдерживать себя, не поддаться своей страсти, помучать его за то, что он трахнул, изнасиловал ее в ваноой (хотя она всегда об этом мечтала, но лучше этого ему не знать). Это была пытка и для нее, но это была ЕЕ месть. Она видела его глаза полные безумного желания. Она опускалась еще ниже и зажав члем в кулаке ощущала, как он весь дрожит. Казалось его сперма уже подходит к верху, кипит, но ведь она еще не насытилась сама. Кончиком языка она прикоснулась к самой дырочке члена, слизнула капельку и почувствовала, как он вздрогнул. «Только бы он не кончил раньше времени» — крутилось у нее в голове. В это время, другая ее рука уже пробиралась к самой киске. Пальчики уже сами погружались в эту глубину, искали ту маленькую ягодку, прикоснувшись к которой дрожь пробежала по всему телу. Она уже перестала играть, она ласкала себя уже вовсю, она держала его член, заглатывая его целиком и туманным взором смотрела на него. Как же ему хотелось большего, но и остановить ее он был уже не в силах. «Нет, сначало он удовлетворит меня, а потом уж пусть кончает», — решила она. Она развернулась на нем и не выпуская его член из рук стала опускаться над его лицом. Нет, она не села на него, она хотела, что бы он дотянулся до нее сам. Она замерла в ожидании этого мгновения. И, казалось ее это обожгло, его язычок коснулся ее губок, скользнул по ним вокруг. Она ждала замирая уже сама опускаясь чуть ниже к нему, к его губам, к его проворному язычку, который уже вовсю орудовал в ней. Как она этого ждала. Она ненавидела его за то что он сделал, но она любила его за то, что он делал сейчас. Вой наслаждения вырвался из ее груди. Повернув голову чуть в сторону она увидела свою подругу, которая стояла в полуоткрытой двери. Рука ее находилась под юбкой. Она понимала свою подругу, такое тяжело выдержать спокойно. Глазами она позвола ее, прочитав во взоре страстное желание и умоляющий вопрос присоединиться. Да, сейчас они уже вдвоем накажут его. Он не видел, что происходит в комнате, что кто-то еще вошел, он только почувствовал, как еще две нежные ручки обвили его член, как еще один язычок заскользил по стволу. Сколько это будет еще продолжаться. Ему это было приятно безумно, но он бесился от того, что эти бестии, как только начинали чувствовать приближение его оргазма, так сразу отпускали его принимаясь ласкать уже друг друга и это бесило. Он не мог даже видеть это, тольоко представлять, прислушиваясь к стонам и поцелуям. И вот в один из таких перерывов он ощутил, как четыре руки взяв его член в руки чуть направляют и тут же теплая волна окутала его. На него сели сверху, окутав его жаром разгорячонного лона. Стон всех троих слился воедино. «Ну что же она замерла?» — крутилось в голове. Но подруга и не думала шевелиться. Слишком долго у нее было воздержание. Она просто сидела и наслаждалась тем живым, что было внутри ее, подрагивало. Она прислушивалась к своему телу, к своим ощущениям, к тому чувству, которое наполняло ее. Она сидела закрыв глаза, чуть поглаживая свою ягодку. Но так долго продолжаться не могло, ей хотелось разрядки. Сначало аккуратно, потом все быстрее и быстрее она начала насаживаться на член, прыгая на нем, вращаясь, крутя своей очаровательной попочкой. Какое же это было блаженство. По сигналу своей подруги она спрыгивала с него, что бы дать ему чуть остынуть, а сама тем временем продолжала ласкать себя все остервенелие. И в очередной раз, сев на него она ощутила, как огромная волна накрывает ее, заставляя сжаться все тело, напрячь все мышцы и расслабиться. Это был ее оргазм, только ее. С тихим стоном она сползла с него, стараясь отдохнуть и давая возможность подруге довести до конца начатое. Но та, затуманенным взором смотрела на свою расслабленную подругу, даже не ощущая, как руки ее пленника развязались и он обняв ее попочку усиленно ласкает ее киску. Она полностью была под властью этой ласки. Она даже не поняла, как сильные руки перевернули ее на спину, как уже над ее лицом навис напряженный член. Она видела перед собой только головку, которая уже была бардового цвета и была так близко от ее губ, что ее язычок уже сам потянулся к ней и вот он тот момент, когда она слизывает ту капельку возбуждения в которой присутствует и запах ее подруги. Ее губы с жадностью набросились на негоОна казалось вобрала его член целиком в себя, чувствуя как задыхается, но ей хотелось вобрать его в себя еще глубже. Теперь Он опять наслаждался над своей жертвой, которая от желания не могла даже противиться ему. Он спустился с нее чуть ниже, сел между ее ножек, любуясь тем, что окрывается ему и она, чувствуя его взгляд уже сама согнув ноги в коленях подтянула их к животу, призывно маня его. Долго его не надо было упрашивать. Он приставил головку ко входу и чуть надавив как по маслу со стоном вошел в ее глубину уже пропитанную насквозь соками, которые ручьем текли по ее девочке. Там было уже просторно и он не чувствовал себя, но сделав всего пару движений он выстрелил в нее всем накопившимся разрядом. Это была сказка. Он еле стоял на ногах. Пошатываясь он смог только с благодарностью поцеловать очаровательную ножку и свалился рядом. Силы покинули его. Сквозь прикрытые веки он видел, как более счастливая девушка подползла к своей подруге и нагнувшись к ее раскрытому лону начала слизывать его соки любви, лаская, теребя и чуть покусывая этот раскрытый цветок. Наблюдать за этой картиной спокойно было нельзя и не смотря на то что он только что кончил он вновь ощутил, как его друг медленно но верно начинает набирать силу. И к тому моменту, когда он поднявшись и встав сзади подруги он вновь ощутил свое могущество. Не долго думая, он приставил свой член к самому входу ее девочки и надавил. На этот раз ощущения были острее. Там было чуть теснее и уютнее. Подруга только застонала, не прерывая своего занятия. Его девушка, подойдя при виде того, как он входит в ее подругу и смотрит на нее уже не смогла сдержать себя. Она только раздвинула ноги чуть шире и взяв ту за волосы со всей силой притянула ее к себе, заставляя впиться в себя как можно глубже. Какой это был стон. Нет, это был крик. Животный крик радости и наслаждения. Это был нечеловеческий вой. Даже он на миг замер, боясь пошевелиться. Но вот все стихло и он, уже видя свою подругу, свернувшуюся калачиком лежащую рядом продолжил свое наслаждение. Он не просто входил в нее, а то останавливался, то долбил как молот, то бил ее внутри из стороны в сторону. Он уже ничего не чувствовал кроме наслаждения, как вдруг, между его раздвинутых ног он ущутил чей то проворный язычок. Как же это было приятно. Он имел одну, а другая, пробравшись к нему ласкала его яички, которые раскачивались в такт его движеням. Нет, сейчас он хотел уже большего, чем просто кончить. Ее ласки могли ускорить этот момент, но он хотел насладиться ими обеими. Он протянул руку назад и взяв свою подругу за волосы подтащил не останавливаясь ее к себе. И впившись губами в ее губы всего на миг он подтолкнул ее рядом с ее подругой. И вот они стоят перед ним обе на коленях, призывно выстасис к нему свои очаровательные попочки. Осталось только не увлечься одной. И выйдя из той, в которой было так тепло и уютно он погрузился в другую, которая ощутив его напрягла мышцы сдавив его в себе. Какой же это был восторг. Он попеременно входил и выходил то из одной, то из другой, стараясь сдержать себя и насытиться самим процессом. А те, в свою очередь призывно подмахивали ему, приглашая и делая все для того, что бы именно в себя вобрать его соки. Пока он занимался с одной его рука ласкала девочку другой и потом он менялся и менял руки. Он не мог остановиться, он слышал только стоны. И увлекшись переходом к новой подружке он направил свой свол чуть выше и сам не ожидая вошел в нее. Он почувствовал только что ему стало чуть теснее, но остановиться он уже не мог. А она только еще сильнее толкнулось в него, стараясь вобрать в себя целиком. Сила, с которой он вошел в ее попочку не позволили ему сразу опомниться, но выйдя из нееон уже хотел повторения и приблизившись к своей подруге он уже прицельно вошел в ее попу. Ее желание было настольео велико, что она уже сама хотела его туда и вот ее мечта сбылась. Возбуждение, напряжение, желание были настолько велики, что она ощутила лишь малую боль, когда его член растянул девственную попочку. Она уже ничего не ощущала, лишь желание продолжить движение. Он был один, он старался удовлетворить их обоих. Он метался от одной к другой уже не разбирая, куда он входит, они уже сами подставляли ему свои дырочки и все чаще он попадал именно в попочки. Казалось еще несколько минут и он не сдержится. И вот сначала одна застонав прижалась к нему всем телом и он доведя ее до конца перешел к другой, а потом и другая не выдержав такого наслаждения со стоном соскочила с него, наслаждаясь своим оргазмом. И вот он стоит между ними с напряженным членом, давая девочкам чуть придти в себя и слегка лаская его. Видя его состояние сначала одна, потом другая приблизили свои язычки к его члену, стараясь отблагодарить его, насладиться им еще, почувствовать его вновь на своем языке. И вот уже два я зычка заскользили по его стволу. Два язычка стали играть с его головкой. Пока одна всасывала ее в себя, другая вбирала в себя его яички. Их язычки казалось не знают усталости, руки здесь были не нужны. И вот когда он почувствовал, что его вулкан уже на грани, он оттянул обеих от себя и взяв член в руку начал сам ласкать его у них на глазах. Ему было достаточно пару движений, что бы его сок брызнул в них и их жадные ротики стали ловить его каждую капельку, стараясь не пропустить ни одной мимо. Они поочередно заглатывали его головку в себя, всасывали ее и уступали место другой. Казалось он не иссякаем. Но вот последняя капелька показалась на кончике и его подружка подобрала ее опередив свою подругу. Такогоо он никогда еще не испытывал. Казалось они выжали его целиком и он обессиленный свлился между ними. Где же была в этот момент его ревность, его жажда мести? Отомстил ли он? Сейчас этого он понять не мог. Полежав минут пять он поднялся. Девочки суетились на кухне, но он сейчас ничего не хотел. Внутри была только пустота. Тихо одевшись он выскользнул на улицу и уже отойдя на пару кварталов и доставая сигареты он почувствовал клочок бумаги, на которой торопливым почерком его подруги было написано «Спасибо тебе, приходи когда пожелаешь»…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх