Случай в лифте

Здравствуйте! Меня зовут Саша, мне 20 лет, учусь я в институте г. Львова, и отсюда я родом. Город не самый большой, но очень красивый. Я живу на 4 этаже девятиэтажки с сестрой и родителями. Каждый день обычные будни: учеба, дорога домой, дом и так по кругу. Мне повезло в том плане, что в институт я хожу не один, а со своим другом Андреем. Он на год старше меня. Мы с ним и в школу вместе ходили и в институт поступили вместе. Все детство и школьные годы мы пробегали с ним вместе, дрались с местными пацанами, трахали девчонок и многое другое. Я прекрасно знаю манеру секса Андрея. Мы не раз с ним трахали одну девчонку по очереди. Он очень жесткий в сексе. Любит ставить девушку на свое место, а потом делать с ней что вздумается.Он очень часто бывает у меня дома. Так как мы с ним дружим очень давно, то он признался мне, что ему нравится моя сестренка и моя мама. Я, в принципе, его понимал. Мою сестру зовут Яна. Это светловолосая девушка ростом 165 см. У неё красивая талия, за которую, как говорится, хочется подержаться. Также у неё грудь второго размера, длинные ножки и попа, о которой можно только мечтать. Яна с 10 лет занимается гимнастикой, поэтому она так прекрасна.Я часто замечал, как на неё смотрят некоторые мои друзья и обычные прохожие парни. Один раз даже случай был: пошел я в пивнушку и она со мной увязалась. Так вот, один прохожий парень (слегка пьяный) спросил у меня как я надыбал такую телку. Мне, конечно же, приятно, что мою сестру так воспринимают. Рядом с ней я чувствую себя даже как-то солидно.Маму зовут Марина. Эта весьма аппетитная женщина как для своих лет. У неё большая грудь (точно больше 3-го размера), красивые бедра. Что касается попки — здесь тоже природа её вниманием не обделила.На них я всегда смотрел как на сестру и мать. Конечно же, не видеть их сексуальности я не мог. Воспитание у меня весьма строгое, ведь мой отец полковник. Его зовут Игорь. Дома я его вижу не часто, потому что у него очень много командировок. Отец у меня очень даже строгий человек. Он никогда не разрешал маме и сестре одевать открытые вещи. Мне запрещал курить, и тем более пить. Даже летом отец не разрешал сестре носить короткие юбки — все должно быть ниже колена. Декольте только с полностью закрытой грудью. В общем, правила были строгие и нарушать их нельзя. Мама тоже строгая и серьезная женщина. Я редко видел, чтобы она улыбалась. С сестрой мы даже немного побаивались её. У неё коммунистическое воспитание. Она даже переодевается дома только за закрытой дверью…Когда Андрей зашел ко мне в очередной раз, то серьезно заявил, что хотел бы трахнуть мою сестренку и мать. Он говорил это всегда, поэтому я реагировал спокойно и только добавлял: «Вперед». Потом мы как всегда поржали. Потом он как-то сказал, что на 8 этаже живет одна чикса, и он хотел бы её выебать. Я прекрасно знаю эту телку — она и вправду ничего так. Я согласился ему помочь. Наш план состоял в том, что в обусловленное время я должен выключить лифт.В назначенный день я подошел к рубильнику и стал ждать звонка. Ровно в полвторого (как и договаривались) мне позвонил Андрей и сказал:- Ладно, мам, выключи компьютер сама.Конечно же, это был сигнал мне, который означал, что они же в лифте и пора выключать его…Лифт мгновенно остановился, и я тут же услышал что-то типа «Оо-о»Как же ему там везет, подумал я. Далее послышались какие-то разговоры, но так как звук был глухой и невнятный, то я ничего не понял. Так где-то минут десять я их подслушивал. Для отвода глаз Андрей несколько раз прокричал «Спасите, мы застряли».Я отозвался и сказал, что побегу звонить лифтерам. Конечно же, я и не думал сразу набирать. В лифте, кстати, были сломаны кнопки вызова диспетчера и стоп. Это я специально подстроил ещё с утра.Не прошло и десяти минут, как уже послышалась какая-то борьба, будто кто-то кого-то ударил, а потом ещё и шлепки были слышны. Я догадывался, что это она бьет Андрея по лицу, а значит процесс пошел и вскоре он её трахнет.Через полчаса в подъезде уже зашевелились люди и начали возмущаться. Деваться было некуда и мне пришлось снова включить лифт. Быстро это сделал и пошел домой. Конечно же, Андрюха заскочил ко мне через несколько минут и начал рассказывать все в мельчайших подробностях:- Я дождался пока она сядет в лифт и пошел за ней, а затем ты выключил лифт. Она сильно испугалась и подошла ко мне ближе. Я сначала обнял её как-бы успокаивая, а потом опустил руки на её талию и попку. Потом я её поцеловал, а она в ответ меня сильно ударила и толкнула так, что я об стену лифта головой ударился.Стало очень больно, и я увидел, что и она испугалась меня. В тот момент она была в голубой юбке и розовой рубашке. Я резко к ней подскочил и повернул к себе спиной. Она начала меня умолять мол «ненадо, давай поговорим».Но ты же меня знаешь. Я нагло расстегнул её юбку. Она тут же попыталась поддержать её рукой, чтобы она не рухнула на пол. Я развернул её снова к себе. Передо мной открылась великолепная картина — гладкие ножки, как шелк, и представляешь? На ней были красные стринги. Я быстренько сдернул их с неё, а там гладко выбритый лобок и только тоненькая линия волосиков поднимается вверх к животу.- А она модная, — добавил я с улыбкой на лице.- Да, и не говори, я сам был в шоке. Я медленно к ним притронулся, и она вздрогнула. Я сразу понял, что все правильно делаю и продолжал в том же духе. Одним пальцем я притронулся к клитору, и она уже не сопротивлялась. Прошла минутка и мои руки были мокрыми. Я осторожно проскальзывал пальцами в её дырочку. Тем временем она уже приподняла одну ножку и обхватила меня руками за плечи. Я был на пределе. Я сказал ей, что хочу минета. Она резко стала серьезной и сказала «даже не думай, я никогда не сделаю!».Видимо она плохо меня знала. Я надавил ей с силой на плечо, и она упала на колени. Она тут же закрыла лицо руками, и мне пришлось дать ей пощечину. Потом ещё несколько ударов и она мне подчинилась.Эта шлюшка сама вытащила мой член. Получилось так, что он даже немного её по подбородку ударил. Потом я схватил её и грубо напомнил, что мы в закрытом лифте, и что его могут в любую минуту обратно включить. Также сказал ей, что чем быстрее она отсосет, тем меньшая вероятность избежать позора на всю жизнь, если их заметят. Как раз после моих слов она и начала сосать. Сначала это было совсем неуверенно, а потом я взял её за волосы и начал с силой натягивать на свой член. От возбуждения она так принялась меня ласкать, что я почти кончил. Потом я её поднял и притронулся к киске снова. Она все ещё была мокрющая как водопад.Я загнул её раком и поцеловал в лепесток. Потом раздвинул её половые губы и потихоньку начал в неё заходить. Это оказалось очень просто…проник я сразу же, будто провалился в пещеру.Она так вздохнула громко, что мне пришло её рот руками закрывать. Я начал в ней двигаться и где-то через минутку понял, что на самом деле двигаюсь уже не я, а она. Она сама начала насаживать на мой член и всхлипывать так, что меня даже переклинило. Я резким движением засунул ей в попу палец. От неожиданности и боли она даже завизжала. Я извинился. Но извинился я не за то, что сделал больно, а за то, что без смазки всунул ей. Потом я плюнул на палец и засунул его снова. Она снова хотела вскрикнуть, но я вовремя закрыл ей рот.Я начал насаживать её киску на себя с невероятной силой. Она уже начала кайфовать, и даже тянула мою футболку на себя. Потом она резко остановилась и заставила меня поклясться в том, что я никому не расскажу об этом случае.Естественно я сделал то, что она хочет, и мы снова принялись скакать. Она с силой продолжала насаживаться на меня, а я в то же время уже бороздил просторы её попки уже двумя пальцами. Я атаковал её анус сильнее и быстрее, и вот он был уже готов. Она тем временем стонала от кайфа двойного проникновения. Я вытащил член из влагалища и засунул его ей прямо в попку. Первым делом она начала вырываться от боли и тем самым насаживалась ещё больше. Я её держал, не давая ей спрыгнуть с моего члена.Я немного подождал, пока она успокоится и начал снова движения. Она оказалась настоящей шалавой. Не прошло и пяти минут, как она начала стонать пуще прошлого. Мало того, кажется, она кончала каждые 10-15 секунд. В это время она мне рассказала, что каждый вечер перед сном всовывает себе в попку анальную пробку.- Я слушал Андрея с открытым ртом. Честно говоря, мой член вырывался наружу от напряжения и я даже хотел, чтобы Андрей ушел. Я пошел бы в ванную и надрачился от его истории в удовольствие. Но ещё я хотел слушать его ещё и ещё и он продолжал…Она подо мною двигалась как кошка. Кончала она раз за разом и уже подходила моя очередь и тут я услышал, как соседи между собой начали возмущаться на тему неработающего лифта. Она испугалась, что внезапно могут открыть дверь и хотела соскочить. Но я был уже на пике. Мне было все равно. Я продолжал разрывать её попку и вот, наконец-то, вошел на все двадцать свои сантиметров и обильно кончил прямо в неё. Она сразу же с меня соскочила и уселась на корточки, чтобы все вытекло обратно. Я тем временем позвонил тебе.Потом ты включил лифт. Она вышла на ближайшем этаже, а я поехал к тебе.Пока он мне все это рассказывал, в квартиру зашла мама. Я заметил, что она в ванную несет свою синюю юбку. Пока я все соображал, Андрей уже ушел…Я посмотрел на неё, и она говорит мне:- Представляешь, только что застряла с твоим другом в лифте, хорошо, что свет не выключили, не так страшно было.Только после этих слов до меня дошло, что он рассказывал не про соседку, а про мою мать-коммунистку.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Случай в лифте

— Что это такое? Нет, ты мне скажи, что это такое? — казалось, из прекрасных глаз Мадлен сейчас выскочат молнии. Она с силой бросила мои распечатки проекта кафе в Стонсбери на дубовый стол. — Это же детсад прямо какой-то! Тебя надо наказать! И я накажу! — женщина резко выдвинула ящик стола и достала оттуда… кожаную плётку. Дверь позади меня стукнула, пропуская невидимого мне посетителя. Я почувствовал запах духов: «Филомена собирается в поход». Такими духами пользовалась единственная женщина в сто этажном здание. Это была секретарша Мадлен по имени Джози. Джозефина демонстративно щёлкнула ключом, закрывая дверь изнутри. Неслышно подойдя ко мне со спины, она прошептала мне на ушко: — Мышь, не сопротивляйся! Делай, что говорит Мамочка и, все будут в шоколаде… Затем она с силой облапила своими пятернями мой зад, впившись в него когтями, и сказала Мадлен: «Думаю, десяти ударов будет достаточно?», — секретарша резко выдернула ремень из моих брюк и подала его директору. — У меня есть плётка? — подивилась экзекуторша, — зачем мне его ремень? — Пусть сам выберет, — заговорщицки подмигнула женщина. — Приспусти брюки и упрись руками о стол, — сказала моя любовница из лифта, — сделай выбор. Сказать, что я был растерян — не сказать ничего. Я начал догадываться, что две женщины решили сыграть со мной в какую-то ведомую только им сексуальную игру. Что будет, если я откажусь? Вероятно, я потеряю эту работу. Но для меня сейчас не это было главное. Непонятно почему я сильно возбудился. Я был уверен, что дело вовсе не в моих распечатках, им просто хотелось унизить мужчину. Самое интересное было то, что я хотел этого унижения. Я чувствовал, что кончу сразу, как только плётка опустится на мою задницу. Я сделал виноватую мину, будто проштрафившийся школьник на уроке и, приспустив джинсы с бельём почти до колен упёрся руками о стол, закрыл глаза в ожидании экзекуции. Я слышал, как мой работодатель обошла офисную мебель, взмахнула плёткой, начала меня наказывать. Её удары были вовсе не больными, а сексуальными. С каждым я возбуждался всё сильнее и сильнее. В тоже время, Джози, подлезла под меня и взяла моего воина в рот, плотно обхватив его своими прелестными губками. Она начала сосать, демонстративно причмокивая. Да так сильно, что я едва сдерживался, чтобы не кончить ей в рот. Мадлен прекратила экзекуцию и со словами: «Твоя очередь», отодвинула подругу. Та взяла мой ремень и продолжила экзекуцию, приговаривая: «Я научу тебя хорошо работать и сдавать работу без опозданий и точно в срок!». Мне показалось, что говоря это, она едва сдерживала смех. Директор ухватилась обеими руками за мои шары и так страстно мяла их, и перекатывала, что я был готов отстреляться, не сходя с этого места. К тому же она брала в рот и резко отпускала моего дружка с таким громким звуком, что я едва сдерживался, чтобы не кончить. Затем она встала во весь рост, отталкивая меня от стола и нагнув мою голову, яростно присосалась к моим губам: Её поцелуи были тоже звонкими и чувственными. Я открыл глаза. Обе женщины были совершенно голые. Их лица раскраснелись. Глаза были бешенными и выражали сексуальное вожделение. — Ты молодец! — сказала Мадлен, — держишься. Другой бы давно кончил, — и она вновь опустилась на колени, и принялась доставлять мне наслаждение своим прелестным ротиком и язычком с удвоенной энергией. Джози давно бросила ремень и кусала моё тело сзади: спину, опускаясь постепенно ниже. Вскоре она добралась до поясницы и ещё пониже. С каждым её укусом я вздрагивал. Но это было так приятно и ново, что мне хотелось ещё и ещё. Я полностью потерял контроль над собой. Из моего горла извергся звериный рык, и я стал кончать прямо в рот Мадлен. Джозефине тоже досталась немалая толика моего любовного сока. Поняв, что опаздывает, она резво крутанувшись, выхватила мой источник прямо изо рта у начальницы… Мы сидели напротив друг друга совершенно голые. Мои любовницы тяжело дышали их тела, лица были покрыты бисеринками пота. Они желали большего. Они ещё недополучили того, чего им страстно хотелось. — А теперь накажи меня! — секретарша подала мне ремень, — мне это необходимо! Накажи! — встав с кресла, она опёрлась ладонями о стол и, сильно прогнувшись, выставила напоказ свой немаленький зад. Я наказал её. Она кричала: «Ещё, ещё! Сильнее!». После пятого удара, я, заподозрив неладное, раздвинул её симпатичные булочки. Из заднего отверстия торчала небольшая петелька. Потянув её, мне с лёгкостью удалось извлечь оттуда пять голубых шаров соединённых между собой. Выудив последний, я с силой вошёл в неё сзади. Ей это положительно нравилось. Ухватив её за бёдра, стал с огромной скоростью сношать секретаршу. Она исходила криком: «Ещё! Сильнее! Глубже!». Директор не оставалась безучастной к происходящему и взгромоздившись на стол, позволила мне лизать свою истекающую любовным соком пещеру страсти, прижимая мою голову с силой и вращая бёдрами, доставляла себе небесное наслаждение. Троелюбие кончило одновременно. Мы вновь восседали на креслах, попивая ледяной сок из высоких бокалов, появившихся не понятно откуда с помощью сладких ручек секретарши. Мадлен подала мне плётку: — Накажи меня! Накажи! Я хочу этого! Накажи больно, — затем она встала в позу у стола, и я здорово отхлестал её. Впрочем не так уж больно. Вскоре я обладал ей, как тогда в лифте. Но перед нами не было зеркала. Теперь на столе стояла Джози, а я доставлял ей наслаждение языком. Впоследствии, мы часто играли в нашу игру с наказанием. И я узнал главный секрет женщин. Они были сёстрами. Отец был общий, а матери разные. Эта была их игра, ещё со времён юношества. Но став взрослыми им требовалось разнообразия. Я был лучший игрок на их поле, и они с радостью приняли меня в свою команду…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх