Без рубрики

Случайная связь

Таня стояла возле зеркала. От туда на неё смотрела довольно моложавая, лет 30 с небольшим, хотя в реале она прожила 38 лет, довольно привлекательная женщина, с гривой черных как смоль волос, немного ниже плеч. На такое соблазнительное тело была надета полупрозрачная ночная рубашка, которая больше подчеркивала чем скрывала прелести фигуры. Тяжелая, 3 го размера грудь так приятно немного распирала декольте пеньюара, а сквозь прозрачную ткань призывно просвечивал треугольничек черных, курчавых волосиков. Оставшись довольной своим внешним видом, Таня негромко вздохнула. Так хотелось что бы это крепкое и ещё довольно молодое тело сейчас сжимали шаловливые, ласковые, мужские руки. Но, увы… Муж опять в отъезде. И сегодня, и завтра, и ещё как минимум неделю. Но приходилось мириться с этим. Для того, что бы нормально обеспечивать семью, в которой кроме Татьяны и Сергея были ещё двое детей, мужу приходилось работать очень много. Он ведь у неё дальнобойщик. Постоянно в разъездах. А последние несколько лет ему ещё и разрешили загран командировки. Так что, такой молодой и горячей женщине приходилось частенько самой доставлять себе удовольствие, лежа в широкой, двуспальной кровати такими длинными, одинокими вечерами. А время летело всё быстрее и быстрее. Только недавно её сын, первенец Андрей пошёл в первый класс, и вот он уже юноша, через месяц ему уже 17. «Совсем взрослый мужчина, «частенько ловила она себя на мысли, когда невольно рассматривала его молодое, сильное тело выходящего из ванны или просто проходящего утром мимо неё в откровенных, выдающих всё сокровенное плавках сына, но тут же, опомнившись стыдливо отводила глаза. Вот и сегодня его ещё нет дома, хотя уже половина 11. «Да ничего страшного, он ведь на дне рожденья у друга. А завтра суббота, можно позволить себе выспаться. Хотя, Светка, младшая дочь утром в 8 часов убежит в школу, а потом можно будет ещё поспать. Лиш бы с ним ничего не случилось. А то ведь крутятся по подворотням всякие… «Ну вот и скрипнул сходной замок. «Пришел, наконец то». Но что то как то неуверенно открывается дверь. Таня была уже в коридоре. «Всё понятно. Дытына сегодня навеселе. «Андрей, выше её на пол головы, стоял перед матерью покачиваясь и как то стеснительно улыбаясь. Таня ничего не говоря развернулась и пошла на кухню. Сын, чувствуя себя виноватым прошествовал за ней. Таня даже забыла, что одета в пеньюар, который только создаёт видимость одежды, да и к тому же под ним на ней ничего не было. А Андрей, идя следом за матерью по плохо освещенному коридору мог рассмотреть только приятную округлость материнской задницы, которая так завлекательно покачивалась в метре от его глаз. Мозг парня, разгорячённый приличной для его возраста дозой спиртного сейчас откидывал все условности. Да ещё этот прокол с девчонкой. У всех на именинах были подружки, один он маялся сам, его герла, с которой в данное время встречался Андрей, сегодня уехала с родителями на неделю. А он так настроился на ласки. И сейчас, увидев груди матери, когда она повернулась к нему на кухне, член Андрея среагировал намного быстрее своего хозяина. А грудь действительно была хороша. Круглые, такие привлекательные соски привлекали к себе взгляд невольно. Таня сразу заметила что сын похотливо пялиться на её грудь, которая соблазнительно выпирала из под ткани. И почему то злость захлестнула женщину. «Мало того что отец постоянно дома не живет, месяцами пропадает в своих командировках, так ещё и сынуля напился, громко выкрикнула она. Как ты мог себе позволить так нализаться? Что ты похабно пялишься на собственную мать? А ну ка марш спать»Андрей сразу как то скукожился и повернувшись, пошел к себе в комнату. А на Татьяну как то сразу накатило. Низ живота свела истомой. Дико захотелось мужика. И ей было всё равно, кто это будет, муж, с которым она жила уже 18 лет, сосед-бабник, всегда пытавшийся зажать её в лифте, или кто то случайный, как когда то, лет пять назад в поезде, когда она с тогда ещё маленьким Андреем ехала в гости к матери. Тогда в купе, где сидела она с 12 летним сыном и ещё одна бабулька, вошел молодой красавец, её как буд то током ударило. Это была симпатия с первого взгляда. И по этому, когда этот похотливый самец поманил её одними глазами, она как покорная овечка пошла за ним в тамбур, и как кукла безвольно опустилась на колени и неистово принялась сосать его огромный, бугристый член, когда он только прижал её к себе и немного надавил на голову, приглашая присесть. Она забыла обовсём. И хотела только этот член. Он прямо стоял у неё перед глазами. Ведь она не была с мужчиной уже около месяца. И сейчас была готова отдаться любому, имевшему твёрдую палку между ног. Но увы, рядом был только сын, а это она не могла и в мыслях позволить. Уже почти засыпая, поглаживая себя по киске пальчиками, она услышала, как Андрей, повозившись возле закрытой двери в ванную вошел туда, и почти сразу раздался характерный звук. «Ему плохо. Перебрал видать с непривычки. Бедняжка»Злость ушла. И стало почему то жалко его, такого маленького и беззащитного, который только начинает сталкиваться с превратностями взрослой жизни. «А интересно, он ещё мальчик или кто то совратил её малыша?»пронеслась в голове шальная мысль. Татьяна немного привстала на подушке, дверь в её спальню приоткрылась, мимо неё проскользнул Андрей. «Мама, тихо позвал он, ты ещё не спиш?» «А что случилось?»отозвалась она, и Андрей подошел к кровати и опустился на краешек её супружеского ложа. «Можно я у тебя посижу немного? Что то мне не очень хорошо. «»Я уже слышу, Ну давай, ложись, манюня. Мамочка приголубит маленького мальчика»Прошептала она, почему то таким тихим, бархатистым, и привлекательным голосом. Андрей как то неуверенно прилег на кровать, а ласковая материнская рука заботливо укрыла молодое тело. Он как то по детски, но нежно и с едва заметным возбуждением прижался к горячему, такому вдруг податливому, непривычно возбуждающе пахнущему женщиной телу, его руки по детски непосредственно обняли тело матери, которая сама как то покорно прикорнула к сыну, не осознавая того что сейчас она для него была не матерью, а женщиной, такой взрослой и возбуждающей, её рука обняла сына, а жаркие, жадные губы прикоснулись к его щеке. И поцелуй этот был не совсем материнский, она сама, не осознавая того, чтот сейчас рядом с ней в постели находиться не просто молодой, горячий мужчина, мозг которого затуманен алкоголем, а её родной сын. Но усталость брала своё. И через какую то минуту он уже сладко засопел во сне, но не ослабляя своих не детских объятий. Вскоре заснула и она. Сон пришел сразу, и снилось ей то, что она так желала на яву. Кто то ласкал её оголенный зад, чьи то пальцы проникли в её уже успевшую потекти щелочку и вдруг, как то сразу она ощутила тяжесть мужского тела, такую желанную, такую нужную сейчас. Мужской поршень начал буравить её текущую вагину, а из полуоткрытого рта раздался стон наслаждения и покорности. Её имели. имел мужчина, лица которого во сне она не видела, и это ещё больше возбуждало её. И вдруг, когда пелена сна как то сразу спала с затуманенного мозга, Татьяна вздрогнула. на ней сверху находился собственный сын. Её кровинушка, который сам не осознавая во сне что он делает, действуя по воле влекущих его гормонов и раскрепощения под действием алкоголя, ёб собственную матушку со всем свойственным молодости пылом. Татьяна частенько была использована собственным мужем во сне, когда она ничего не подозревая спала в кровати, а он изголодавшийся по женщине, мужик, пробывший неделю в рейсе, приезжал домой ночью, тихо открывал входную дверь, наскоро обмывшись в ванной забирался под одеяло к молодой жене и брал её сонной. Поначалу она как то реагировала на это, но со временем так привыкла что могла несколько раз кончить во сне, практически не приходя в себя. Вот и сейчас, пока её сын, одержимый подростковым влечением к женщине, которое располагалось где то между ног, и отдавалось такой приятной тяжесть как только он видел обнажённую часть женского тела, и глубоко всё равно было,… кто перед ним-картинка из мужского журнала, его молодая, глуповатая подружка, помешанная на поцелуях или его родная мать, женщина, взгляды на которую особенно щекотали его и без того возбужденное сознание. и вот сейчас, взобравшись на свою родную мать, правда во сне, и не встречая никакого сопротивления, он, даже уже проснувшись в процессе ебли, не мог заставить себя оторваться от такого роскошного тела, а член, набухший как бейсбольная бита, чувствовавщий себя в пизде матери как сыр в масле, готов был взорваться в любую минуту, и глубоко всё равно было в тот момент, что будет потом. И вдруг мать, сонно постанывавшая по началу, но гостеприимно и приглашающе раскинувшая ноги, ещё сонная, когда он только вогнал своего дружка, теперь наверно уже проснулась, но не окликнула, не обозвалась, только стоны стали немного глубже, да руки, безвольно лежавшие до этого на молодых, покатых плечах сына, вдруг с силой обхватили его, и сын понял, что кончать они будут вместе, и мать совсем не против этого. Оргазм был бурный. Молодое тело сына извивалось, стараясь поглубже вогнать фонтанирующий член поглубже в истекающую соками вагину собственной матери, а она, застонав, вдруг почти завыла, заплакав, но тихонько, осознавая что громкий крик может привлечь ненужное внимание дочери, спящей в соседней комнате. Минуту лежали, крепко обнявшись. каждый не знал, что можно сказать в этот момент, каждый чувствовал за собой вину, и каждый из них был просто без ума от этой сладкой вины. и вдруг Андрей почувствовал, как мамины губы впились долгим, совсем не материнским поцелуем. Она сосала его. Язык матери проник в открытый рот сына и вытворял там кульбиты. Истома расползлась по его молодому телу, а молодости усталость не знакома. Через несколько мгновений его член уже был готов к дальнейшей битве, а его собственная мать, обхватив сына за голову руками, шептала на ухо горячими, липкими от его же губ губами:»Мы наверно е сошли с ума? Что мы делаем? Ты наверно ненавидишь меня?»И в то же время голос её был с таким обвалакующим томным шепотом, что только это одно могло свести Андрея с ума. Дыхание перехватывало. В голове опять всё смешалось. «Я хочу тебя, я очень хочу тебя. Будь моей женщиной, это будет наша тайна, только наша тайна. Я постоянно хочу тебя. И утром, и днем, и ночьюВедь отца так часто нет дома. Я ведь могу приходить к тебе? Я с ума сойду, если ты оттолкнешь меня, мама»А руки его в этот момент буквально разорвали на груди у матери ночную рубашку и мяли такие манящие, мягкие, колдовские груди. Он интуитивно понимал что надо делать с ними, а мать, изнывающая под ним от похоти, жажды мужика и ласковых рук родного сына, совсем потеряв голову, уже не мучаясь мыслью как завтра они будут смотреть друг другу в лицо, опять развела ноги, и рукой, крепко сжав, будто боясь потерять, ввела член в своё опять текущее влагалище… Рассвет застал их, заснувших буквально пару часов назад, в объятиях друг у друга. Мать разбудила сына ласковым поцелуем: тебе пора к себе, милый. Скоро проснется твоя сестра, и я бы не хотела, что бы она увидела тебя, выходящим рано утром из спальни матери. Андрей нехотя попытался открыть глаза. Сказывалось ещё и вчерашнее похмелье. Так не хотелось вставать из теплой, материнской постели, оторваться от такого привлекательного, такого красивого тела, хозяином которого он был всего несколько часов назад, от этой женщины, которая этой ночью так покорно исисполняла все его невероятные желания, даже вспоминая которые у него кругом шла голова. «Когда я снова смогу быть с тобой?»спросил сын, нежно поглаживая материнскую грудь. «Как только дома никого не будет, и ты будешь не против развлечься, прошептала она ему на ухо. А теперь иди, милый, а то я уже начинаю нервничать. Да и поспать немного нам не повредит. Ведь сегодня суббота, а Светка скоро уйдет в школу… Андрей проснулся уже у себя в комнате, когда часы над его головой пробили 11. Однако, можно ещё поспать, пронеслось у него в голове. Но он резким движением скинул одеяло со своего тела и вскочил с кровати. Светка наверняка в школе, а мамочка одна. Неплохо было бы закрепить успех. но вдруг шальная мысль обожгла сознание: А вдруг это больше не повториться? Сам не веря в своё невольно свалившееся на него счастье, Андрей вышел в коридор, и даже не заходя в ванную, прошел на кухню. Он оказался прав. Мать была там. Одетая в коротенький домашний халатик, который запахивался на груди и был подпоясан пояском, придавал её фигуре необычайный, притягательный колорит. Мама стояла к нему спиной, и Андрей снова поймал себя на мысли, что у его матери очень даже приятная задница, которая так сексуально округлялась под этим халатиком. Её волосы были распущены, и тяжелым покрывалом опускались на родные плечи. Она что то готовила на плите, и наверно не услышала, как вошел её сын, или любовник, она сама наверно не смогла бы точно ответить на этот вопрос. И вдруг, руки Андрея, такие ласковые, и в тоже время крепкие, опустились на её бедра. Невольно вздрогнув от неожиданности, когда губы сына, как то неуверенно начали щекотать её ушко, она нашла в себе силы проворковать: Ну что ты делаешь, негодник. Дай своей матери хотя бы немного отдохнуть. Ты ведь всю ночь издевался над моим телом. Мне ведь уже не двадцать лет. Но Андрей, как то сразу осмелев, услышав воркование теперь уже не матери, а похотливой сучки, которая так манила к себе, уже не мог ничего с собой сделать. Руки уже нырнули под подол халатика, и оказалось, что под ним она ничего не надела. Его пальцы уже уверенно нырнули между ног и проникли в её пизду, уже изнывающую от привкушения молодого, неунывающего члена, раздирающего её на пополам, достающего казалась бы до самого горла. Ааааааа, сгорел сарай, гори и хата, пронеслось у Татьяны в голове шальная мысль. Нам уже терять нечего. А такой молодой, горячий жеребец рядышком, тем более готовый всегда к бою, не помешает. А через условности, называемые инцестом, я думаю мы перешагнём. Я ведь не собираюсь от него рожать. Это ведь запрещенно, а так, доставляя друг другу океан наслаждений, почему то и нет? А это время Андрей уже освободился от своих плавочек, немного надавив на такое поддатливое женское тело, которое без горя отозвалось на его призыв и согнулось в пояснице, поудобнее облокачиваясь на кухонный стол и расставляя ножки, было готово к использованию. Но Андрей решил немного расставить точки над?, пока мать вся текла в предвкушении предстоящей ебли, и готова была согласить буквально на всё. Мама, я тебя смогу иметь когда захочу? И ты мне никогда не откажешь, что бы я не захотел? Да, милый. Я всегда готова отдаться тебе. Лиш бы ты хотел меня. Но ты ведь сам понимаешь, что мы не муж и жена, и тем более мы кровные родственники, и если кто то узнает о нас, быть большой беде. Ты ведь у меня мальчик умный, и понимаешь, что если кто дома кроме нас, то не может быть и речи о том, что бы даже погладить меня по заднице. Но когда мы одни, я готова для тебя на всё. И когда твоего отца нет дома, моё супружеское ложе всегда нагрето моим телом для тебя. А теперь перестань мучать свою мамочку и вгони её покрепче. Я уже вся истеклась от твоих ласковых рук. И теперь её уже откровенно громкие стоны разносились по пустой квартире в течении долгих десяти минут, пока её рот не стал занят другим полезным делом. Мама стала лучшей подружкой. Андрей всегда делал с ней что хотел, а он становился всё изысканней с каждым днём. Но об этом уже совсем другой рассказ…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх