Снегурочка. Часть 8. Весна. Продолжение

Продолжение… … Вдруг я почувствовала, как её ладошка скользнула между моих бёдер, и её пальчик проник ко мне в щёлочку. В следующее мгновение, я оказалась лежащей на спине, а Юлиана уже двумя пальчиками буравила мою письку. — Ого, да у тебя там занято, — сказала она, нащупав во влагалище камушки. — Ничего, всем места хватит, — шутя, ответила я. Благодаря этим каменным игрушкам, в моей письке было так мокро, что рука Юлианы, пальчик за пальчиком, стала быстро исчезать в ней. Вскоре в меня погрузился её большой пальчик и через несколько мгновений весь кулачок. Я чувствовала, как Юлиана перебирает внутри меня камушки, находящиеся в моём влагалище, и мне было дико приятно. Юлиана, засучив рукав куртки, трахала меня своим кулачком, а я, из-за нахлынувших на меня ощущений, не обращала внимания, ни на что вокруг. Я лежала голая в сугробе, полузасыпанная снегом и мне было хорошо… Юлиана, вынув из меня руку и схватив горсть снега, прижала его к моей разгорячённой щёлочке. А-аааа… Как же приятно! Юлиана продавила этот снежок внутрь меня и следом за ним запустила туда свою ручку. Волна новых ощущений нахлынула на меня «Ах ты моя фантазёрка…», — подумала я. Я не могла больше сдерживаться, и сладкий оргазм обрушился на меня, впечатав меня в снег! Пришла я в себя от того, что Юлиана снегом протирала мне лоб и виски. — Ну ты даёшь, подруга… , — с восхищением сказала она, — таких бурных оргазмов, как у тебя, я ещё не видела. Я почувствовала сильный холод, до дрожи и мне захотелось встать со снега. Юлианка тоже замёрзла. — Мои ножки, мои ножки… , — с этими словами она стала торопливо обуваться. Всё моё тело и футболка были мокрые от снега. Никакого тепла от этой мокрой футболки не было — было зябко, и я решила её снять. Я вышла из сугроба на тропинку и сняв этот единственный элемент моей одежды — почувствовала облегчение. Смахнув футболкой с себя, остатки снега и воды, я была готова идти дальше. Вот только пальчики на ножках сильно замёрзли, и я надеялась, что при быстрой ходьбе, они согреются. Я пошла впереди, задавая темп. Вскоре, мои пальчики немного отогрелись. Юлиана шла за мной, едва успевая и периодически делая комплименты моей фигуре и моей смелости. Я шла абсолютно голая по зимнему лесу, ступая босыми ножками по мокрому снегу и мне было хорошо! Мне было хорошо от того, что наконец то моя мечта (прогулка голышом по лесу), осуществилась… Было хорошо от пьянящего чувства свободы… Свободы от одежды, от законов природы, от своих комплексов… Мы уже почти вышли из леса на дорогу, как впереди показалась фигура, неторопливо идущего в сторону города, рыбака. Обогнать его в таком, я не смогла бы. — Слушай, давай я пойду пока к своему парню — он тут рядом живёт, — предложила Юлиана, — а ты подожди нас около дороги, в кустах. Мы вернёмся на машине и отвезём тебя домой. — Юлианочка, а ты не долго? — Да он рядом, не переживай, — успокоила она меня, — ну всё, я побежала. Поцеловав меня, она стала быстро удаляться по тропинке, постепенно догоняя рыбака. Я осталась в лесу совершенно одна и абсолютно голая… Оставшись одна, я испугалась. Испугалась быть застигнутой кем либо… Насколько было спокойней в присутствии Юлианы. А без неё я чувствовала себя совершенно беззащитной… Я поторопилась уйти с тропинки и шагнув в сугроб, стала пробираться к дороге. Снега было много, иногда нога проваливалась по колено. Ножки опять сильно замёрзли, а пальчики на ногах, я почти не чувствовала. Дойдя до окраины леса, я нашла укромное местечко в кустах, где и решила остаться, ждать Юлиану. На краю леса снега было поменьше. Положив свою мокрую футболку на снег, я попой села на неё и схватив пальчики ног руками, попыталась их согреть. Постепенно к ним стала возвращаться чувствительность. Сердце моё бешено стучало от волнения… Каждый раз, когда по дороге проезжала машина, я ложилась в снег, боясь, что буду обнаружена… От любого звука я вздрагивала… У меня не было часов, и не знаю, сколько прошло времени, но тянулось оно, очень, очень медленно… Я стала замерзать… Постепенно темнело… Я сидела на попе, обняв руками согнутые в коленях ноги, и уже не обращала внимания на проезжающие мимо машины. Моё тело колотила крупная дрожь… Вдруг на дороге остановился какой-то автомобиль, открылась дверь и из неё вышла тёмная фигура. Я вся сжалась от страха… — Кристина… , — позвал меня женский голос. — Я здесь, Юлианочка, — отозвалась я. Я, на негнущихся, заледеневших ногах, пошла ей на встречу. — Кристиночка, извини, — сказала она, — еле уговорила его. Он с друзьями футбол смотрел и никуда не хотел ехать. А где твоя футболка? — Там где-то, — махнув рукой в сторону леса, ответила я. Мы подошли к машине. Мне хотелось поскорее сесть в неё — тело жаждало тепла. Это была не новая 5-ка БМВ, чёрного цвета. Задняя дверь открылась, из неё вышел молодой парень и сделал жест рукой, предлагая сесть в машину. Я вопросительно посмотрела на Юлиану. — Это друзья Юры, — ответила на мой немой вопрос Юлиана, — Ты извини, но я смогла их уговорить ехать за тобой, только при условии, что ты им «дашь»… Заглянув внутрь, я увидела ещё одного парня. — Привет, красотка! — сказал он. Я так замёрзла, что мне было всё равно… Я села на заднее сиденье. Следом за мной сел тот, который выходил и открывал мне дверь — я оказалась зажатой между ними. Юлиана села на переднее сиденье и мы поехали. В машине было жарко натоплено, я сидела голая между двух мужчин и постепенно отогревалась. Приятная нега растекалась по телу. Знакомое ощущение лёгкого покалывания в замёрзших конечностях, чувство полной расслабленности, приятной сонливости и полной апатии к происходящему. Мужские руки блуждали по моему телу, забираясь в самые сокровенные уголки. У меня было ощущение полной отрешённости от происходящего. Не было даже обиды по отношению к Юлиане. Мы куда-то ехали, я даже не следила за дорогой. Потом оказалось, что мы отвозили одного их приятелей Юры в соседний город. Меня продолжали всю дорогу грубо лапать: мяли мои грудки, щипали соски и половые губы, забирались пальцами в мои дырочки. Я видела, как Юра, сидевший за рулём, периодически поглядывал на меня в зеркало заднего вида. В какой-то момент один из его приятелей попросил притормозить — было видно, что он сильно возбудился и сил терпеть, у него уже не было. Юра свернул немного с дороги и остановился. Сидевший справа от меня, расстегнул ширинку, вытащил своё возбуждённое «хозяйство», молча приглашая меня, приступить к делу. Я встала на сиденье коленями, наклонившись к нему, и аккуратно облизнула язычком головку члена. Потом осторожно ввела его в ротик, и нежно сомкнув губы, провела ими снизу вверх по напряжённому члену. У себя во рту я почувствовала вкус мочи и лёгкой несвежести. Постепенно этот вкус стал исчезать, уступая место, какому-то другому, который довольно сложно описать, но приятно было чувствовать. В это время другой приятель готовил мою попку — макая пальчиком в мою мокренькую писю, он вводил его в анус. Его палец уже достаточно свободно себя чувствовал в заднем проходе и парень начал готовиться ввести туда член. Он открыл дверь и вылез из машины — я почувствовала, как прохладный воздух стал приятно холодить мою попку. Эта дверь располагалась со стороны дороги, и я представила, какой вид открылся всем желающим, которые проезжали в это время мимо. Продолжая, стоя на коленях, с почти высунутым наружу задом, делать минет, я прислушивалась к ощущениям в попке. Я помнила, что в этот момент нужно постараться расслабиться, чтобы было не так больно. Он ввёл член сначала в мокрую щёлочку, а потом стал буравить им мой анус. Вскоре, я почувствовала, как он упёрся своими бёдрами мне в ягодицы, и его член начал ритмично двигаться во мне. Постепенно моё ощущение полной расслабленности и апатии стало сменяться наполняющим меня чувством приятной истомы. Мне приятно было чувствовать во рту мужской член — было ощущение, что он находится в этот момент в моей власти. Я могла дать ему невероятное наслаждение или могла, сжав зубы, причинить ему боль. Я начинала чувствовать моменты, когда он приближался к оргазму и оттягивая эти моменты, я контролировала его. Я им управляла и мне это нравилось. Неприятные ощущения в моей попке, тоже сменились — я постепенно стала чувствовать растущее возбуждение. Я уже не обращала внимания на проносящиеся мимо, каждые несколько секунд, машины. Очень необычно было чувствовать внутри себя сразу двух мужчин. Первым кончил парень в мою попку… Потом кончил парень, которому я делала минет… Его сперма брызнула мне в рот — густая, тягучая и безвкусная. Спермы было много, я едва не подавилась, глотая её. Юра в это время тоже кончил — ему отсасывала Юлиана. Некоторое время все сидели молча, приходя в себя… — Хорошая у тебя подружка, — сказал, обращаясь к Юлиане, сидевший справа от меня парень. — Да, уж, — поддакнул второй, — жалко расставаться. Может ещё покатаемся? Машина тронулась и минут через пять мы уже были в соседнем городе. У въезда в город, всеобщее внимание привлекла палатка, стоящая у дороги. Все проголодались, Юлиана с ребятами хотели выпить пивка, да и я, не отказалась бы перекусить — с самого утра нечего не ела. — Вот и давай, принеси нам пожрать что-нибудь, — обращаясь ко мне сказал сидевший справа. Все дружно заржали. У меня всё похолодело внутри — мне предлагали выйти совершенно голой на улицу. Было уже темно, но как раз у ларька стоял фонарь и освещал пространство вокруг него. На окраине города прохожих было немного, но машины постоянно проносились мимо. Я поняла, что сопротивляться бесполезно. Мне дали денег и каждый стал заказывать, что ему купить. Собравшись с духом, я открыла дверь, и босыми ножками ступив на холодный асфальт, вышла в прохладный и такой чужой город… Продолжение следует… E-mail автора: krissnow@inbox.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Снегурочка. Часть8. Весна. Продолжение.

Продолжение… Грязь стала подсыхать на теле и неприятно стягивать кожу. Теперь её ещё надо было отмыть — мы с Юлианой пошли вглубь озера, к воде. Пока шли, разговаривали о том, о сём, Юлиана рассказала о себе. Она училась в институте, по вечерам, иногда подрабатывала, танцуя стриптиз. Жила в одном городе со мной, у неё был парень и она любила «похулиганить». Слушая её, я думала, как странно — я только сегодня познакомилась с ней, и она сразу стала для меня самым близким человеком. Мы решили не идти в каньон, пока не отмоемся. Выбрали местечко, так чтобы лёд был подальше от берега и было при этом неглубоко. Вдалеке виднелись рыбаки — сидели в тулупах, ловили рыбу. Достаточно близко при этом, метрах в 100, располагались только двое, да и то, сидели боком. Первая зашла в воду Юлиана. — Аааа, — взвизгнула она, зайдя в воду по щиколотку, — ледяная какая… Лёд начинался метрах в трёх от берега, и куски его, разной величины, плавали на поверхности. — Да, уж, — ответила я, — а мне ещё с головой мыться… Мы отдалялись от берега, заходя глубже, постепенно привыкая к ледяной воде. Дойдя до кромки льда, мы углубились только до пояса. Контраст температур, между верхней частью тела, согреваемой солнышком, и нижней частью, скованной холодом, был очень сильный. Нужно было его сравнять. Выдохнув несколько раз, собираясь духом, а потом, вздохнув глубоко, я присела в воду с головой. Я старалась, как могла, насколько хватало воздуха, прополоскать волосы под водой. Вынырнув, я не могла открыть глаза — грязная вода текла по лицу. Я опустилась в воду ещё раз с головой — второй раз было уже не так холодно. Кое-как отмыв волосы, я принялась за тело. Юлиана не стала нырять с головой, волосы у неё были чистые. Она умылась, а потом, черпая воду ладошкой, стала отмывать плечи и грудь. Всякий раз, поливая себя ледяной водой, она громко взвизгивала. Зачерпнув двумя ладошками побольше воды, я неожиданно плеснула её, Юлиане на спину. — Ай! — вскрикнула она, — ну, я тебе сейчас покажу! С этими словами, Юлиана стала плескать в меня водой. Она работала двумя руками, поднимая кучу брызг. Я тоже в долгу не осталась. Мы визжали и смеялись — дурачились, прыгая и плескаясь в воде. Рыбаки, похоже, забыли совсем про рыбалку — они во все глаза таращились на нас, двух голых девчонок, барахтающихся в проруби. Постепенно холод стал проникать в меня, кожу стало покалывать, как будто тысяча микро иголочек вонзились в тело. Первая сдалась Юлиана — она выскочила на берег, и я, посмотрев на её синюю кожу, последовала за ней. Она разлеглась на песочке, раскидав руки и ноги в стороны. — Аааа, — с наслаждением, произнесла она, — какой же тёплый песочек. Здорово… Я легла рядом на живот — действительно классно, песочек приятно грел животик и грудь, а солнце — спинку. Несмотря на лёгкий загар Юлианы, и мою природную смуглость — сейчас кожа наша была синяя, как у мертвецов. — Юлианк, а можно я посмотрю? — Да, конечно, — ответила она, сразу поняв, что я имела ввиду. Я передвинулась поближе к ней, устроившись между ногами — её писька оказалась прямо передо мной. Никогда раньше, я не видела женские гениталии так близко. Её писечка была гладко выбрита, так гладко, что, казалось, волосы там вообще никогда не росли. Она была такая аккуратненькая, малые губки почти не выступали наружу, а колечко в клиторе, делало её просто красавицей. Я никогда не думала раньше, что можно залюбоваться половым органом, точно также, как другими, привычными нам, частями тела. Мы же можем оценить красоту, допустим, женской груди, мужских рук, а тут… — А больно было? — спросила я. — Да, нет… С анестезией делали. Самое противное, что трахаться нельзя было две недели, чтобы инфекцию не занести. Тесную одежду не могла первое время носить — натирала. Пришлось зимой ходить в юбке и без трусиков, представляешь? Теперь привыкла, даже нравится. — Ну, и как? — Клёво! Чувствительность лучше стала. Чуть подёргаешь за колечко и я уже завожусь. Это моя маленькая «игрушечка» — я бывает даже не замечаю, как рука на автомате, сама тянется туда. Чуть задумаешься, а рука уже там — можно потеребить, покрутить. Здорово! Я вот думаю губки ещё проколоть. Я продолжала лежать между ног у Юлианы и любоваться её киской. Такая она была хорошенькая, что мне непреодолимо захотелось её поцеловать. Приблизившись к ней губами, я нежно поцеловала её в самое начало складочек, в то самое место, через которое было продето колечко. На ощупь, её писечка была ещё холодной от воды и при этом очень нежной. Мне захотелось согреть её. Я провела языком по её щёлочке, снизу вверх, потом ещё раз… Ёе вкус был такой необычный: это был коктейль из её собственного вкуса, немного солоноватого и аромата природы — свежего лесного воздуха, солнца и воды… Не контролируя себя, я раскрыла рот и сомкнула зубы, сжав её маленькую, вкусную писечку. Укусила я её не сильно, Юлианка вскрикнула, но мне кажется больше от неожиданности, потому что она не отстранилась от меня, а продолжала лежать с закрытыми глазами и выражением на лице приятной истомы. Её клитор и половые губки слегка набухли. Я продолжала ласкать её, совершая язычком разнообразные движения, стараясь уделять больше внимание клитору, украшенному колечком. В какой-то момент, я почувствовала, как тело Юлианы напряглось, спинка её выгнулась и через мгновение на неё обрушился оргазм. Я слегка отстранилась — ноги её инстинктивно сжались на несколько секунд и потом опять раскинулись по сторонам. Снова приблизившись к её щёлочке, я стала продолжать ласкать её — её клитор, после оргазма, приобрёл сверхчувствительность, и на лёгкое касание языком, реагировало всё тело Юлианы, сильно при этом вздрагивая. Меня это дико забавляло! Через некоторое время, согревшись немного, мы пошли опять отмываться. Мне нужно было ещё писю попытаться отмыть, попу и ноги, а Юлианке только песочек с тела смыть. Ноги и попку я отмыла легко, а вот отмывать мою щёлочку пришла на помощь моя новая подруга. — Давай помогу, — хитро сказала она, — я её испачкала, я и почищу. Я села на попу, рядом с берегом где было неглубоко, и раздвинула ножки, а Юлианка пристроилась рядом. Сначала она промыла мои складочки снаружи, потом стала аккуратно вводить во влагалище свои пальчики, пытаясь отмыть изнутри. Но пропихнуть туда всю руку у неё не получалось — то ли моя писечка от холода сжалась, то ли в воде смазка моя смывалась. А как ещё вымыть грязь из влагалища? Мы снова вернулись на тёплый песочек, погреться. Я сидела на песке, отклонившись назад, и с удовольствием принимала солнечные ласки — не предать словами, как это приятно после ледяной воды. На какое-то время я ушла в себя, наслаждаясь всем букетом ощущений. Вывела меня из этого состояния Юлианка. — Смотри, что у меня есть! — восхищённо произнесла она. В руках она держала плоский, но большой по площади кусок льда. Он был чистый и почти прозрачный, как стекло. — Ого, какой, — ответила я, — а зачем ты его принесла? — Сейчас узнаешь. С этими словами, она подняла его над головой и с размаху кинула на плоский камень, лежащий в стороне. Большой кусок льда, раскололся на множество маленьких кусочков. Юлианка собрала несколько льдинок в горсть, и подойдя ко мне, пристроилась меду моих ног. Взяв в руку кусочек льда, средних размеров, она стала нежно водить им по моим складочкам, по клитору. Мммм… Невероятные ощущения. Мммм… Почти как зимой, во время моих прогулок, вот только солнце, припекающее, как … летом, вносила разнообразие в эти ощущения… Медленно, этот кусочек спустился вниз, лаская внутреннюю часть бёдер и когда он оказался напротив входа во влагалище, Юлиана, неожиданно надавив на него, ввела его внутрь. Он легко, словно намыленный вошёл в меня. Сначала я ничего не почувствовала, но постепенно стало нарастать ощущение приятного холодка внутри меня. За первым кусочком последовал второй, потом третий… Первая горсть льдинок исчезла во мне и Юлиана пошла за второй. — Может хватит, — спросила я жалобно. — Нет, — твердо ответила она, — пока эту горстку не «съешь», не встанешь. Следующую кучку льдинок, она принесла в двух руках. Пока она одну за одной запихивала в меня льдинки, я пыталась сдержаться, чтобы не закричать — ощущение холода, внутри меня, нарастало и постепенно перешло в нестерпимое жжение. Юлиана продолжала «фаршировать» меня льдом, кусочки уже с трудом пропихивались вовнутрь — влагалище было сильно растянуто. — Ну, вот, — сказала она, когда последняя льдышка, исчезла во мне, — теперь надо немного полежать, подождать когда они немного растают. — А-ааа! — я не могла больше сдерживаться, — ты что, сдурела? Я и так еле терплю! — Ничего, сейчас полегче будет. Я тебя погрею. Она, прижав свой ротик к моей щёлочке, стала её интенсивно ласкать, лизать и покусывать. Через какое-то время действительно стало терпимей — боль внутри меня и удовольствие, испытываемое от ласк, боролись друг с другом! Юлиана ввела в меня два пальчика и совершая вращательные движения перемешала льдинки. — Ну всё, готово, — с видом знатока, сказала она, как будто она готовила сложное блюдо и именно сейчас оно было доведено до готовности. Я встала на ноги и тужась стала пытаться выдавить из себя кусочки льда. Из меня начали падать льдинки и грязная вода потекла по ногам. Юлианка пальчиком пыталась мне помочь. Вроде лёд мы весь вынули, но ощущение холода внутри меня не проходило. — Во, что тебе нужно, — сказала она, показывая на камень, лежащий на песочке, по форме и размеру напоминавший куриное яйцо. Я поняла, что она имела ввиду и взяла его в руку — он был гладкий на ощупь и приятно тёплый. С нетерпением, я ввела его в себя… М-мммм… Какой же кайф! Камень, нагретый на солнце, стал приятно согревать меня изнутри, возвращая тепло, моей замороженной писечке. Мне захотелось добавить тепла, и я стала ползать по песку, в поисках ещё камушка. Но похожего по размеру не было, был поменьше и он последовал вслед за первым. Потом ещё один. Мммм… Невероятные ощущения внутри — от нестерпимого ледяного жжения, до приятного, нежного тепла. Юлианка с интересом наблюдала за мной. — Юлиана, ты не представляешь, как здорово, — блаженно произнесла я. — Пора возвращаться, на ходу ещё письку погреешь, — весело отозвалась она. Мы пошли в сторону каньона. Где — то шли по песку, где-то забирались на камни или спускались с них — увесистые голышики, перемещаясь во мне, вызывали очень приятные, необычные ощущения во влагалище. Вдруг, откуда не возьмись, нам на встречу выбегает собака, помесь дворняги с терьером. Она весело виляла хвостом и держала при этом в зубах кусок какой-то голубой ткани. — Жуля, Жулечка, — Юлиана, присев на корточки, протянула руки к собачке, — иди ко мне. Жуля подойдя к ней, присела, ожидая, когда её погладят. Юлиана потрепала её по голове. — А это, что у тебя? — спросила она, взяв в руки кусок ткани Жуля зарычала, явно давая понять, что выпускать она его из своей пасти, не собирается. И тут я поняла, что это за ткань… — Юлиана, это ведь кусок моих джинсов! — закричала я в панике. Продолжение следует… E-mail автора: krissnow@inbox.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Снегурочка. Часть 8. Весна. Продолжение

Продолжение… Мы ринулись в каньон. Прибежав туда, мы обнаружили, что пока мы гуляли, все уже разошлись — остался лишь Михаил и ещё один мужчина. Он был среднего роста, худощавый, лет сорока и тоже голый. Мужчины этого я не помнила, видимо он пришёл, когда нас не было. И собака, похоже, была именно его. — Девчата, извините пожалуйста нас Жулей, — сказал он, — не уследил я за своей хулиганкой. — Жуля, схватила твои джинсы, Кристин, они висели пониже, и ломанулась прочь, — добавил Михаил, — хорошо ещё футболка осталась. Я обречённо посмотрела на свою футболку, лежащую на камне — в чём я теперь пойду домой… — Так вас Кристина зовут, — продолжал мужчина, — я вас здесь раньше не видел. А меня зовут Евгений. Очень приятно, что наш коллектив пополняется. Тем более такими красивыми девушками. — Я сегодня первый день, — ответила я грустно. Я понимала, что глупо на него злиться — откуда он мог знать, что в голове у этой собаки. — Ладно, Кристин, не переживай, — подбодрила меня Юлиана, — что-нибудь придумаем. — Ой, а вы знаете, — воодушевлённо сказал Евгений, — я кажется знаю, как мог бы загладить свою вину! С меня красивые фото. Я же фотограф, а профессиональный фотограф, никогда не расстаётся со своим фотоаппаратом! Такое редкое сочетание природной красоты и красоты обнажённого человеческого тела требует увековеченья. Я была как-то не очень обрадована его предложением — я и так чувствовала себя неуютно, совершенно голой, в компании незнакомых голых мужчин, а тут ещё и фотографироваться. Кто знает, что потом этот Евгений будет делать с фотографиями. Не хотелось бы потом случайно увидеть свою фотографию где-нибудь. — Давай, Кристин, соглашайся, — видя мою нерешительность, уговаривала меня Юлиана, — это память на всю жизнь. Смотри, как необычно — ледяное озеро, солнце, камни и мы голышом. Будешь старая и целлюлитная, будешь смотреть и вспоминать. Давай вместе с тобой фоткаться. А? Я подумала, раз Юлианка знает этого Евгения, и не боится сниматься голой, значит не так всё страшно. — Можно попробовать, — сказала я, откинув все сомнения. — Вот и отлично, — обрадовался Евгений, — Я пока достану и настрою технику, а вы тоже, пока подготовьтесь. Мы осмотрели друг друга, не осталось ли где следов грязи на теле, привели в порядок волосы и были готовы. Евгений делал тестовые снимки — судя по фотоаппарату, это была серьёзная и дорогая техника. Начали сниматься на песке. Евгений выбрал ракурс, расположил нас на камнях, лицом друг к другу, отошёл в сторону и начал снимать. В процессе съёмки, мы, или по команде Евгения или по своей инициативе, меняли позы. По замыслу Евгения, мы должны были изобразить влюблённую парочку, что в свете предыдущих событий, нам давалось очень легко. Мы опустились на песок, продолжая ласкать друг друга. — Так, положи ручку ей на писю, — командовал он, — а другую руку запусти ей в волосы, А ты ножки раздвинь пошире и носочек тяни. Воооот… Хорошооо… Молодцы девочки. Михаил сидел недалеко от нас и наблюдал за процессом. Первое время, я чувствовала себя немного зажато, а потом осмелела настолько, что совершенно непринуждённо принимала, самые откровенные позы демонстрируя свои интимные части тела. Евгений явно не оставался равнодушным к такому зрелищу — его член напрягся и гордо торчал, но он как будто этого не замечал, продолжая снимать. Меня тоже процесс съёмки очень возбуждал. Да и камушки в моём влагалище, при каждом изменении позы, меняли своё положение внутри меня, вызывая очередной прилив наслаждения. — Так девочки, давайте попробуем что-нибудь придумать со льдом, — предложил Евгений. — Есть идея, — сказала Юлиана. Сказав это, она пошла к озеру. Дойдя и коснувшись босыми ножками ледяной воды, она вздрогнула — кожа отвыкла от холода. Постепенно углубляясь, она дошла до кромки льда, вода в этом месте была ей до пупка. Отломив кусок, она стала возвращаться на берег. — Стой, стой, — крикнул ей Евгений, продолжая снимать, — оставайся пока там. Я, оставаясь на берегу, любовалась этой картиной: обнажённая девушка стояла по пояс в проруби, на фоне ледяной «пустыни» и держала в руках кусок почти полностью прозрачного льда, который сверкал на солнце, словно драгоценный камень. Юлианка, прижала ледяное стекло к своим сисечкам, и её сосочки стали заметно просматриваться через него. — Супер! — крикнул фотограф, — продолжай. Куда только не пристраивала, этот ледяной обломок, Юлиана. Она застенчиво закрывала им свою писю, жеманно прикладывала к попке, сексуально зажимала его между ног… Евгений щёлкал затвором не переставая. Я видела, что она сильно замёрзла, но продолжала стоически переносить холод ледяной воды, улыбаясь при этом. — Всё, — сказал ей Евгений, — выходи, погрейся. Молодчина! Юлианка не заставила просить себя дважды — она ринулась на берег, отбросив в сторону кусок льда. Добежав до песка, она кинулась на него и стала засыпать им своё тело, пытаясь согреться. — У меня тоже есть идея, — сказала я, — хочу выбраться на лёд. — Отличная идея, — согласился Евгений, — только ты не сможешь выбраться туда… Лёд очень тонкий в этом месте. Что же придумать… — Я могу на руках её перенести, — предложил Михаил. — Точно! Михаил взял меня на руки и пошёл в воду. Он был рослый, нёс меня высоко и когда мы дошли до кромки льда, я даже не коснулась воды. Михаил положил меня на лёд и я постаралась аккуратно сдвинуться подальше от воды, туда, где лёд был крепче. Михаил вернулся на берег и мы продолжили съёмку. Я принимала различные позы, лёжа на ледяной поверхности. Сексуально выгибала спинку, раздвигала ножки, садилась на шпагат… Просто лежала, делая вид, что загараю… Я чувствовала настоящий кайф! Кайф от того, что могу быть самой собой, делать то, что мне всегда хотелось и чего не могла себе позволить… Не могла позволить, боясь осуждения со стороны… Боясь, что все поймут, какая я на самом деле… А сейчас я была моделью, и просто старалась хорошо делать свою работу. Я была готова выполнить любую просьбу фотографа. И фотосъёмка была бы лучшим прикрытием для меня и могла бы позволить реализоваться всем моим диким фантазиям. Работа в качестве модели — это лучшее занятие, о котором только может мечтать эксгибиционист. Чувствовала кайф и ещё и от того, при любом изменении положения тела, камушки внутри меня, переворачивались и ложились совершенно непредсказуемым образом, вызывая каждый раз новые ощущения. Чувство постоянного возбуждения, в котором я находилась, позволяло мне не обращать внимания на жгучий холод ледяного покрытия. Я очень надеялась, что на снимках не будет заметна моя мокрая киска — в месте контакта моей кожи со льдом, он подтаивал, и поэтому всё моё тело вскоре стало влажным. — Кристина, — крикнул мне Евгений, — попробуй сесть на край, а ножки свесить в воду… Медленно, сидя на попе, я стала перебираться на край льдины. Правая ножка коснулась воды… Левая… Сдвигаясь всё ближе к краю, я наконец смогла согнув ноги в коленях, опустить их в воду. Лёд меня еле держал. — Молодчина! А теперь попробуй немного расслабиться.. Я постаралась принять непринуждённый вид, как будто для меня это совершенно естественно, сидеть голышом на краю льдины и болтать ножками. Щелчки затвора фотоаппарата не прекращались. В какой то момент, лёд всё таки не выдержал подо мной и я с визгом … полетела в ледяную воду. Уххх… Холод, словно тисками сжал всё моё тело! Слава богу, в этом месте было не глубоко и, почувствовав под ногами дно, я встала, и отфыркиваясь пошла к берегу. Евгений продолжал снимать. — Девочки, вы просто супер! — восхищённо сказал Евгений, — я думаю, отличные получатся фото. Мы обменялись телефонами, чтобы он мог передать нам фотографии. Солнце стало опускаться всё ниже, стало заметно прохладней. Юлиана стала отряхиваться, я ей помогла — со спинки, попки и ножек ладошками смахнула приставший к коже песок. Она одела кофточку, короткую джинсовую юбку и лёгкие сапожки, чуть ниже колена. Трусики и лифчик она не носила. Сверху Юлиана надела короткую кожаную курточку. У меня, кроме моей футболки, больше ничего не осталось — она была настолько короткой, что едва прикрывала пупок. Даже оттянув её вниз, я не смогла бы скрыть свою писечку. Я не представляла, как я пойду домой… — Главное пройти через лес, — сказала Юлиана, — а в лесу сейчас никого нет. В конце леса нас встретит мой парень на машине. Так что не боись. Мы попрощались с Михаилом и Евгением, и стали выбираться из «каньона». В месте, через который они перебирались с острова на озеро, был самый толстый лёд и лежала широкая доска. Сначала Юлиана, а следом за ней и я, без проблем перешли на лёд и пошли на противоположный берег, в сторону леса. Место было довольно нахоженное и на льду была своего рода тропинка, соединяющая берег острова с основным берегом. Юлиана шла передо мной и я, глядя на её голые, стройные ножки, между сапожками и короткой юбкой, думала, что по сравнению с ней я выгляжу наверно совершенно голой. Короткая футболка не прикрывающая ничего ниже пояса, босые ножки… В этой футболке, я чувствовала себя более обнажённой, чем если бы была вообще без одежды. Вскоре мы дошли до противоположного берега и без труда перебрались на него — берег был довольно высокий и деревья росли у самого края, создавая тень. Лёд в этом месте был ещё достаточно крепким. Забравшись на крутой берег, мы сразу оказались в лесу. Солнце сюда практически не попадало, и везде ещё лежал снег. Снег был мокрый, на тропинке местами в виде снежно водяной массы, а в глубине леса, ещё довольно глубокий. Но что меня удивило, совершенно чистый! Здесь, в лесу, было ощутимо прохладней. — Ну, как, — поинтересовалась Юлиана, — тебе не холодно? Босиком по снегу… — А ты, что, хочешь мне свои сапожки отдать? — игриво спросила я. — Нееет, — засмеялась она, — просто интересно… — А ты попробуй. Она остановилась, расстегнула один сапог, и вынув из него босую ножку, аккуратненько поставила её на снег. — А ничего… , — сказала она, освободив из сапога вторую ножку, и переступая босыми ножками по снегу. — Ну пойдём тогда, — сказав это, я пошла вперёд. Юлиана шла следом за мной, неся в руках сапожки. Вдруг, я неожиданно почувствовала шлепок по свой попке. — Ты чего, — спросила я, оборачиваясь. — Ничего, — смеясь, ответила Юлиана, — просто у тебя такая хорошенькая попка, что я не удержалась. Через несколько шагов, она опять, довольно больно, шлёпнула меня по попе. — Ах, ты так, — с этими словами, я набросилась на неё. Я повалила Юлиану в сугроб, пытаясь перевернуть её на живот, чтобы как следует отшлёпать по попке. Она, дико смеясь, сопротивлялась. Мы барахтались в снегу, две полуголые девочки, и каждая из нас пыталась шлёпнуть друг друга. Мне никак не удавалось перевернуть Юлиану, но получилось задрать юбку, оголив тем самым полностью её ноги и лобок, которые к этому времени были все в снегу. Она, в это время, беспрепятственно продолжала шлёпать меня по голой попе. Мне ничего другого не оставалось, как хлестать её ладошкой по бёдрам, по письке… Мы визжали, как резанные. Снег, брызгами, разлетался от наших тел, в местах ударов… Продолжение следует… E-mail автора: krissnow@inbox.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх