Снегурочка. Роман. Часть 9

— Ты просто супер! — восхищённо произнёс Рома.В конце прохода между рядами висело огромное зеркало в полный рост. И в этом зеркале я увидела сексуальную стройную блондинку, в белых туфлях на каблуке и совершенно голую. Нежный загар, горящие от возбуждения глаза — я сама залюбовалась собой!Рома протянул выбранное нами платье, напомнив мне тем самым, ради чего я оголилась. Я обернулась, и поймала на себе несколько любопытных взглядов. Надо было поторапливаться — не дай бог, охрана магазина обратит внимание.Быстренько надев платье, я подошла поближе к зеркалу. Да, это платье стоило потраченного на его поиски времени. Оно было свободного покроя, но при этом отлично подчёркивало фигуру. И длина была оптимальной — короткое, но не вызывающе короткое. А вырез на спине был особенно эффектен! — То, что надо! — сказал Рома. — Ага! — с удовольствием согласилась я.Красный цвет отлично сочетался с моими волосами и белыми туфлями. Я выглядела и чувствовала себя, настоящей красавицей и не могла налюбоваться собой.Ткань платья была очень нежной на ощупь и приятно холодила кожу. Мне совершенно не хотелось его снимать. — Берём! — решительно произнёс Рома и потащил меня на кассу. Похоже, он тоже хотел, чтобы я осталась в нём.На кассе сидел паренёк, лет 20, который смущённо, но с интересом поглядывал на меня, пока мы стояли в очереди. — Мы берём это платье, — сказал Роман, когда подошла наша очередь.Я видела растерянное лицо этого паренька — нужно было снять ценник с платья и магнит, а как это сделать, он, похоже, не представлял. — Подойдите пожалуйста сюда, — сказал он наконец, приглашая за прилавок.Я подошла к нему и повернулась спиной — он стал искать ценник, и я почувствовала его дрожащие руки у себя на теле. Ценник оказался прикреплён в самом низу декольте и почти наверняка, срезая его, он видел мою голою попку. Обернувшись, я увидела, как он густо покраснев, совсем смутился.Магнит был прикреплен спереди на подоле платья и для того чтобы его снять, нужно было его задрать к размагничивателю, который стоял на прилавке.Нерешительно потянув подол вверх, он посмотрел мне в глаза, как бы спрашивая моего согласия. Я кивнула, давая добро.Паренёк сидел на стуле, и когда он поднёс магнит к устройству, подол задрался уже настолько, что ему отрылся вид на мою голенькую письку. В этот момент я настолько возбудилась, что казалось, коснись слегка, моей текущей письки и я кончу! Моя киска жаждала этого! Моя воля была полностью подчинена только этому желанию. В этот момент я не ничего не соображала, а ведь я находилась на виду у многочисленных людей, стоящих в очереди!Но паренёк был очень аккуратен — смущённо пряча глаза, он снял магнит не коснувшись моего тела.Моё растущее возбуждение требовало разрядки.Когда мы вышли на парковку, я почувствовала небольшое облегчение — морозный воздух слегка остудил мою разгорячённую киску. На меня обращали внимание все, кто был в этот момент на парковке — в таком наряде я явно не сочеталась с грязной и холодной парковкой. Грязный, полурастаявший снег лежал на асфальте. Свежий снег белыми шапками украшал крыши машин, заезжающих на стоянку. И я, в красном полуоткрытом платье, в новеньких ярко белых туфлях и с голыми ногами. Представляю, насколько вызывающе я смотрелась!Но мне нравилось это внимание! Я заряжалась от него какой-то неведанной энергией!Уже оказавшись в машине, я поняла, что возбуждена до предела и мне позарез нужна разрядка.Выехав со светлой парковки, мы оказались на тёмной заснеженной улице. Снег валил такой, что поток машин не в состоянии был накатать колею на дорогах. Рома ехал очень осторожно, но несмотря на это машину в поворотах заметно сдвигало в сторону.Глядя на эти сугробы, мне захотелось сбросить с себя всю одежду и плюхнуться в снег. Представляя, как холодный снег остужает моё разгорячённое от желания тело, я возбудилась ещё сильнее. Писька зудела так, что только снег мог снять это растущее возбуждение. ************* — Рома, сверни пожалуйста к озеру, — попросила я Романа, не в силах больше терпеть. — Зачем? — Хочу в снег, сил нет. — Ого! — обрадовался он, — давай. Только я буду снимать. — Делай что хочешь, — сказала я. Мне не терпелось, поскорее окунуться в свежую снежную ванну.Рома свернул с основной дороги на маленькую дорожку, которая вела к озеру. Машины здесь почти не ездили, и снега было заметно больше. — Всё, тормози! — сказала я, снимая с ног туфли. — Подожди, мы же ещё не доехали, — проговорил он, останавливая машину, прямо на середине дороги. — Сил больше нет!Открыв дверь машины, я вышла на дорогу, ступив босыми ножками в снег.Достав мобильник, Рома включил камеру и приготовился снимать. — Мммм… Как здорово!От восторга я стала кружиться на месте. Снег приятно остужал мои босые ножки. Он был такой свежий, нежный и лёгкий и приятно прохладный. — Готов? — спросила я, снимая через голову только что купленное платье. — Ага, — Рома, смотрел на меня через экран мобильника, снимая видео.Оставшись совершенно голенькой, я прошлась вперёд-назад перед машиной, освещённая светом её фар. Я шла медленно и упруго, виляя задом и перекрещивая ножки, как это делают манекенщицы на подиуме — мне хотелось подразнить Рому. Он вышел из машины, продолжая меня снимать.Такой же походкой я пошла в сторону обочины, где лежал нетронутый никем снег. Ножки погрузились по щиколотку, потом вдруг резко утонули по колено, и я плюхнулась в сугроб! — А-ааа… — вырвался из меня стон облегчения.Я переворачивалась со спины на грудь, потом опять на спину. Черпала горстями снег, накидывая его на грудь, на плечи, на голову… Гладила снегом свои бёдра, живот, грудь… — М-ммм…С ног до головы я была в снегу, но холода совершенно не чувствовала — моё возбуждение, накопившееся внутри, грело меня. Я направила порцию снега в пылающую огнём писечку. Мне казалось, она готова растопить тонну снега!Уже после третьей порции снега, которую я втирала в мою щёлочку, я поняла, что оргазм вот-вот накроет меня! Зачерпнув руками очередную горсть снега, я вдавила её в свою ненасытную щёлочку и горячая волна оргазма накатила на меня.Я была в полупьяном состоянии, когда почувствовала, как чьи-то руки поднимают меня из сугроба. Это был Роман.Не в силах больше сдерживаться, Рома бросил в машину мобильник, которым он меня снимал и кинулся ко мне. Он перетащил меня на дорогу и положил перед машиной — снега здесь было поменьше. Торопливо расстегнув штаны, он перевернул меня на живот и смахнув рукой с моей попы снег и всем своим весом вдавил меня в дорогу.С каждым его движением, я чувствовала, как мой лобок всё глубже вдавливается в снег. Мне казалось, что ещё чуть-чуть и он, растопив снег, упрётся в асфальт. При этом лобок настолько замёрз, что я его почти не чувствовала, так же как и своих грудок, которые расплющившись об дорогу, при каждом движении Ромы, елозили по утрамбованному снегу.Ножки и пальчики на руках и ногах тоже сильно замёрзли.И только попе моей было хорошо — она согрелась, упруго отвечая на каждое обрушение на меня сверху, тела Романа.Наконец зарычав, Роман сильно вздрогнул и через некоторое время обмяк, полностью придавив меня своим весом.Когда он поднялся с меня, я вскочила на ноги и ринулась к машине. Хорошо, что Рома не заглушил двигатель, и в салоне было тепло. Забравшись с ногами на сиденье и обхватив их руками, я сидела замёрзшая, но счастливая — я порадовала себя незабываемым снежным оргазмом и доставила удовольствие своему мужчине! — Замёрзла, Снегурочка моя? — спросил Рома, залезая в машину. Глаза его светились счастьем. — Угу, — ответила я, — сейчас отогреюсь…Я сидела голенькой всю оставшуюся дорогу до дома. Тело приятно отходило от мороза и мне было хорошо. Я уже совсем согрелась, когда мы подъехали к моему дому. Не хотелось вставать, одеваться, выходить — я разомлела от тепла и приятная ленивая истома придавила меня к сиденью. — Приехали, — услышала я. — Ага, — ответила я.Рома посмотрел на меня. — Не хочешь выходить? Давай посидим немного, — предложил он. Протянув ко мне руку, он взял мою левую ножку и перенёс её к себе на бедро. Нежно водя своей ладонью по внутренней стороне бедра, он гладил мне ножку — я была на седьмом небе… Он гладил мою стопу, перебирал пальчики — я просто улетала… Я сидела голышом в машине, с разведёнными в стороны ногами рядом со своим подъездом и мне было наплевать — так мне было хорошо!В какой-то момент я поняла, что на меня кто-то смотрит. Посмотрев в окно, я встретилась взглядом с глазами Антона, соседа, молодого парня, младше меня на два или три года, который жил этажом выше. Взгляд его был совершенно ошалелый. Машина наша стояла под фонарём и ему открывался замечательный вид на все мои прелести! Увидев, что я его заметила, он прошёл дальше, в сторону подъезда. — Блин! — дёрнулась я. — Да, ладно… Подумаешь. Что он там увидел, в темноте, — успокаивал меня Рома. — Он всё видел! Мы тут под фонарём, как два тополя на… Только бы он предкам ничего не рассказал…«Так, хватит на сегодня позора», — думала я, второпях одевая сапоги. — Стоп, а где моё платье? — проговорила я, осматривая свои вещи. — Так вот же оно, — сказал Рома, протягивая мне новое платье. — Да, не это… Моё старое платье, в котором я была. — Ой… , — проронил Ромик с виноватым видом. — Что «ой»? — спросила я, подозревая что-то не очень хорошее. — Ты знаешь, когда ты примерила это платье, — сказал он, держа в руках новое платье, — я забыл обо всём на свете. Мне кажется, я повесил его на ряд с одеждой и там его и оставил… — Блин! — обиженно воскликнула я, — это было моё любимое платье. — Ну ладно тебе… , — успокаивал меня Рома, — мы ещё купим… лучше… — Ну, хорошо, — успокаиваясь, сказала я, — я согласна… Особенно если оно будет таким же красивым, как это!Всё это время я продолжала сидеть голой в машине, совершенно не обращая внимания на проходящих мимо прохожих. Впрочем, совершенно так же, как и они не обращали на меня внимания. Или делали вид, что не замечают… Не знаю… Но определённо одно — я что-то совсем уже обнаглела… Сидеть голой в машине, рядом с домом — это конечно уже верх наглости. Но надо отдать должное, что отчасти причиной этому было моё совершенно расслабленное состояние, то состояние, в котором обычно находится мой организм после снежных купаний.Одеваться мне ничутельки не хотелось, но надо было выходить из машины. Кое-как надев на себя платье, потому что в машине делать это жутко не удобно, я вышла из машины, поправляя по ходу задравшееся до пояса платье. Куртку я одела уже на улице.Попрощавшись с Ромиком, я забежала в подъезд. В руках я тащила пакет с туфлями и сумочку. Поднявшись на один пролёт, я столкнулась с Антоном — он стоял у окна и как будто ждал меня. — Привет! — сказал он.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх