Сноходцы. Часть 3

Натаниэль вздохнул и открыл глаза, оглядываясь по сторонам. Увы, картинка не изменилась — он находился все в том же офисном помещении, заполненном десятками, если не сотнями абсолютно одинаковых клерков. Все в идеально выглаженных сияющих белизной рубашках, с наклеенными улыбками, с аккуратными прическами. Все заняты какой-то несомненно важной работой — кто-то говорит по телефону, кто-то шуршит бумагами, кто-то стучит по клавиатуре. Все помещение похоже на огромный муравейник. — Самый скучный сон из всех, что я видел, — вынес вердикт Натаниэль и поднялся на ноги. Если быть точным, он на несколько секунд воспарил над полом, плавно развернулся в воздухе, принимая вертикальное положение, и приземлился на ноги. Никто не обратил на подобное чудо ни малейшего внимания — клерки были слишком заняты работой. Натаниэль не знал, сколько времени он уже провел в мире снов. Он смутно догадывался, что в реальности прошло не так много времени, минуты, максимум — полчаса. Но здесь эти минуты вылились для него в бесконечные блуждания по обрывкам сновидений — он прошел сквозь леса эльфов и фей, города, заполоненные ордами зомби, космические станции, полянки с радужными пони и небольшие комнатки, окутанными интимным полумраком. С каждой минутой он все лучше осваивался здесь. Способности сноходца все еще были при нем, он мог управлять здешней реальностью как душе угодно. Единственное, что он не мог сделать — это покинуть мир снов. Некуда было возвращаться. Натаниэль так и не понял, как Джиллиан провернула этот фокус, как закинула его вполне материальную тушку, в этот нематериальный мир, но искренне наделся, что если существует вход, то есть и выход. Ну а пока он продолжал продвигаться вперед. Джиллиан совершила одну небольшую ошибку. Маячок, который Натаниэль закинул в ее ауру несколько дней назад, все еще был активен. Джилл похвасталась, что заметила его практически сразу же, и оставила лишь для того, чтобы поиграть с Натаниэлем… но после их последнего столкновения либо забыла о нем, либо пренебрегла, считая, что с противником покончено раз и навсегда. Сигнал был довольно слаб, как будто пробивался из другого мира. Впрочем, почему «как будто»? Джиллиан удалось использовать свои способности вне мира снов; она научилась контролировать сознание людей в реальности. И первой ее целью станет (или уже стала) Эмили. Этот факт заставлял Натаниэля нестись сломя голову, сквозь сны и грезы, практически не обращая на них никакого внимания. — Убить дракона, спасти принцессу, — мрачно проговорил Нэйт, пробивая стену офисного здания и проваливаясь в следующий сон. Два сна слились воедино и какие-то сектанты в балахонах, с воплями «Ктулху фхтагн», вскинули серпы и обрушились на офисных клерков. Сноходец даже не заметил этого. — Работаем по стандартной схеме… * * * Эмили, жмурясь от удовольствия, вскинула голову, подставляя лицо под горячие струи воды. Пожалуй, Джилл все же была права, когда отправила ее в душ. Потоки воды смывали остатки приятной усталости, появившейся в теле после нескольких часов с Натаниэлем. Объяснение с подругой вышло немного не таким, как рассчитывала Эмили. Она готовилась к длительным спорам и проверки на вменяемость, однако, к удивлению девушки, после ее сбивчивого рассказа Джилл лишь ошарашено поморгала глазами, сказала, что ей надо переварить все это и отправилась на кухню заваривать чай, предложив подруге освежиться. Сначала Эмили хотела было отказаться, но спустя пару мгновений почему-то передумала и сейчас была весьма рада этому решению. Понежившись под водой еще несколько минут, Эмили выключил воду, по-кошачьи отряхнулась, отодвинула в сторону дверцу душевой кабинки; окутанная клубами пара, ступила на прохладную плитку и подошла к запотевшему зеркалу, на ходу вытирая голову полотенцем. Остановившись, она еще несколько секунд избавлялась от капелек воды на коже и, наконец, решив, что миссия выполнена, обернулась полотенцем и провела рукой по зеркалу. Эмили вздрогнула. На какое-то мгновение, ей показалось, что в полосе чистого стекла, оставшегося после движения ее руки, отразился Натаниэль. Впрочем, она даже не успела обернуться проверить, нет ли за ее спиной кого-нибудь — морок пропал, едва она испуганно моргнула. Несколько секунд Эмили успокаивала сердце, за этот краткий миг выдавшее партию ударных какого-то даб-степ трека, затем, на всякий случай крутанулась вокруг своей оси, и, облегченно улыбнувшись, схватила расческу и принялась сражаться с непослушными спутанными локонами. Пожалуй, нет ничего удивительного в том, что ей привиделся образ Нэйта — в конце концов, сейчас все мысли девушки были только о нем. В очередной раз, мысленно вернувшись на несколько часов назад, Эмили чуть ли не замурлыкала от приятных воспоминаний. Никакие призраки ее больше не тревожили и, тихонько напевая под нос какую-то приставучую песенку, девушка продолжила орудовать расческой, рассчитывая привести себя в порядок без каких-либо новых потрясений. Не удалось. Дверь ванной резко распахнулась, впуская в помещение поток холодного воздуха. Эмили чертыхнулась, и, выронив расческу, рефлекторно попыталась и натянуть полотенце повыше, и спустить его пониже. Не слишком широкое полотенце и так не слишком отвечало требованием рыжей по сокрытию от посторонних взглядов, а подвергнувшись и физическому воздействию со стороны раздираемой двумя противоположными порывами девушки, и вовсе отказалось выполнять свои декоративно-защитные функции. Немудреный узелок, удерживающий полотенце на своем законном месте распался, и ткань скользнула по телу девушки, увлекаемая вниз неумолимой силой тяготения. Вновь выпалив что-то нецензурное, Эмили подхватила дезертировавшую материю на полпути к полу и стремительно прижала ее к груди, держась за полотенце обеими руками, будто опасаясь повторного побега. И только после этого подняла взгляд на вошедшего. Точнее, на вошедшую. Разумеется, это была Джиллиан, кто же еще. Эмили мысленно обругала себя за неловкость — прежде чем разбрасываться расческами и полотенцами, она могла бы и подумать над тем, кто еще мог ворваться к ней в ванную. Впрочем, опускать прижатую к груди ткань она не стала — перехватив ее поудобнее одной рукой, второй девушка принялась вновь оборачиваться полотенцем. Она не стеснялась подруги, но и представать перед ней обнаженной, не считала приличным. — Джилл! Что ты… — начала было Эмили, но закончить предложение она так и не смогла. Джиллиан сделала еще шаг и аккуратно, но твердо взяла ее за руку, которой рыжая старалась завернуть уголок ткани. Эми, почувствовав на своей коже, все еще хранившей тепло воды, прохладное прикосновение Джилл, удивленно подняла голову, встретившись взглядом с подругой, уже приоткрыв рот, чтобы спросить что-то. Но слова так и не были произнесены, оставшись вертеться где-то на кончике языка. В голубых глазах Джилл появились ранее невиданные искорки фиолетового цвета, все разраставшиеся и заполнявшие ее радужку. Взгляд девушки излучал мягкий, чарующий, приятный свет, в глубине которого таились радость, решимость и… нетерпение. Как у ребенка, взявшего в руки коробку с новогодним подарком внутри, но еще не распаковавшего ее. Джиллиан мягко, но настойчиво потянула руку Эмили вниз. Затем, так же схватила вторую руку рыжей, все еще прижимающую к груди полотенце, и отвела в сторону. Полотенце с тихим шелестом приземлилось на плитку, под ноги обнаженной девушки. Глаза Джилл полыхнули торжеством. Не отпуская рук Эмили, она сделала еще один небольшой шажок и, встав практически вплотную к девушке, тихо прошептала, едва сдерживая восторг в голосе: — Наконец-то ты со мной! В реальности! Эмили не могла ни отшатнуться, ни даже произнести ни слова в ответ. Все тело стало ватным, язык онемел и едва двигался. Руки, которые из-за Джилл оставались в положении «по швам», мелко дрожали. Девушка никак не могла понять, что происходит. Точнее, понять-то она понимала, … но вот принять это у нее не получалось. Облизнув мгновенно пересохшие губы, Эмили собралась силами и попыталась все же произнести хоть что-то: — Джилл, я… — окончание фразы обернулось невнятным мычанием. Джиллиан внезапно отпустила ее руки, быстро пробежала кончиками пальцев по талии Эмили, скользнула руками за ее спину и притянула к себе, прильнув к ее губам в горячем поцелуе. Эмили стояла почти что по стойке смирно, не в силах даже дернуться от смеси шока, испуга и злости. Взгляд широко распахнутых от изумления зеленых глаз остановился на лице Джиллиан, находящемся в каких-то сантиметрах от нее. «Как же она красива» — почему-то промелькнуло в ее голове. Эмили даже не могла поверить, что мысль принадлежит ей. Но с другой стороны — чей же еще она могла быть? В голове как будто прокатилась мягкая горячая волна. Затопив разум, она смела первоначальное стремление оттолкнуть подругу, которое сменилось странным сомнением. Девушка чувствовала, как язычок Джилл юркнул в ее ротик, вызывая чувство неправильности происходящего и… возбуждение. «В конце концов, что в этом такого плохого? Просто поцелуй» — медленно всплыла на поверхность сознания чуждая, но почему-то желанная мысль. Её тут же смело голосом разума — «Я не лесбиянка!» Джиллиан оторвалась от губ подруги и внимательно посмотрела в ее чуть затуманенные глаза. Сейчас, со спутанными, слегка мокрыми волосами, чуть приоткрытыми губками из которых вырывается легкое дыхание, касающееся лица Джилл, и этим невидящим взглядом потрясающих изумрудных глаз, рыжая девушка выглядела столь сексуально, что Джиллиан даже едва слышно застонала от желания немедленно затащить Эмили в спальню, повалить на кровать и покрывать поцелуями от макушки до пяточек. Но она сдержалась. Джиллиан знала, что сейчас происходит в голове Эмили — борьба ее собственной воли, с желаниями навязанными Джилл. Если развернуть ее разум в противоположную сторону слишком резко, она заметит вмешательство извне, а значит, надо быть терпеливой… Скрипнув зубами от нетерпения и желания, Джиллиан коснулась губами плеча Эмили, и принялась «мелкими шажками» подниматься вверх, собирая с нежной чистой кожи небольшие капельки воды. Она искренне наслаждалась этим процессом, этими прикосновениями к любимой… Она так часто бывала в ее снах, где они вдвоем творили и не такие вещи, но там это было не так детально, не так чудесно, не так… реально. Да и Эмили совершенно не запоминала свои сны, и, как следствие, даже не задумывалась о вывертах своего подсознания и претворении их в жизнь. Джиллиан нежно завела волосы Эмили назад, получая доступ к ее ушку. Пробежав по нему язычком, Джилл нежно прикусила мочку, и чуть ли не закатила глаза от удовольствия. Запах волос девушки затопил сознание, унося остатки разума. Ее любимая была здесь, обнаженная и прекрасная, да и на самой Джилл не так много одежды — всего лишь черная облегающая майка, уже очерчивающая контуры затвердевших сосков, да трусики-шортики отделяют их тела от соприкосновения… Руки Джиллиан скользят по изгибам ее тела, она чувствует тепло кожи Эмили… и Джил понимает, что больше не может, да и не хочет сдерживаться. Джилл двинулась вперед, толкая Эми перед собой. Та невольно подчинилась и, зашлепав босыми ножками по плитке, прошла несколько шагов спиной вперед, пока не уперлась в стену. Одна из ее ножек оказалась зажатой между бедер Джиллиан, как и ее нога удачно расположилась между ножек обнаженной девушки. Издав новый полурык-полустон, Джиллиан вновь впилась в губки любимой, покусывая их и проникая язычком в ее ротик. При этом она чуть присела и уперлась промежностью в бедро Эмили. Даже намокшая ткань трусиков не смогла уменьшить сладостность этого прикосновения. Ее мгновенно прошиб мощный разряд, взявший начало там, внизу, и со скоростью света распространился по всему телу. Жар, до того удерживаемый где-то внизу живота, залил девушку до самых кончиков ушек. Застонав, Джиллиан запрокинула голову, прикусила губу и попыталась освободить хотя бы одну свою руку из-за спины Эмили. Ей до смерти хотелось вцепиться ноготками хотя бы в один сосочек, сильно выкрутить его, чтобы мучительно-сладострастная волна прокатилась по организму. Внезапно, она почувствовала неуверенное прикосновение к своему животику. Желание поласкать грудь мгновенно улетучилось, и Джилл стремительно опустила голову, уставившись в глаза Эмили. Та встретила ее неуверенным и несколько стеклянным взглядом, но на это Джилл не обратила внимания. Она смотрела дальше — туда, где в глубине зеленых глаз появились первые искорки взаимности. Джиллиан слегка двинулась вперед, упираясь сильнее животом в ладонь, будто говоря, что Эмили все делает правильно и не стоит останавливаться. При этом она невольно двинула бедрами, скользнув по ножке рыжей, отчего по телу вновь прокатилась горячая волна, вызывающая короткий вскрик. Тем временем ладошка Эмили продолжала блуждать по телу Джиллиан. Ее рука слегка цепляла майку, отчего и так плотно облегающая тело ткань скользила по коже Джилл, вызывая короткие приятные импульсы по всему телу. Конечно, обычно, она бы и не заметила столь обыденные воздействия, но сейчас гипервозбужденная девушка вздрагивала и кусала губы от любого легчайшего прикосновения. Рука Эмили оторвалась от тела подруги и пронеслась вверх, мимо груди (Ну почему, почему?! — мысленно взвыла Джилл), и легко коснулась щеки Джиллиан самыми кончиками пальцев. Взгляды девушек вновь встретились. Джиллиан замерла, боясь неверным движением, звуком, даже мыслью спугнуть любимую. Джилл уже полностью завершила комплекс телепатических воздействий, оказываемых на девушку. Да, разумеется, можно было взять ее под полный контроль, и рыжая выполнила бы любое ее пожелание… но много ли толку в такой живой кукле? Нет, Джиллиан поступала намного тоньше. Она оказывала на Эмили единоразовое воздействие, внося в ее сознание лишь одно изменение. Она лишь хотела, чтобы Эми полюбила ее так же сильно, как Джилл любила ее. Но удалось ли воздействие? Или разум Эмили отследил и отсек навязанные извне мысли и чувства? Джиллиан не знала. И со все возрастающим испугом вглядывалась в лицо любимой. Эмили медленно оторвалась от стены, освободив свою ногу из захвата бедер подруги, и выпрямилась, приближая свое лицо к лицу Джилл. Джиллиан с мысленной усмешкой не могла не отметить, что даже при своем не самом великом росте, Эми все равно оставалась на пару сантиметров ваше ее самой. Эмили замерла в каких-то миллиметрах от лица Джилл. Их взгляды по прежнему не разъединялись. Но если в сине-фиолетовых глазах Джиллиан легко можно было разглядеть тревогу и напряжение, то прочесть что-то во вновь ставших ясными изумрудных глазах Эмили Джилл не могла. «Получилось или нет? Неужели, нет? Что она собирается сделать? Залепить мне пощечину? Оттолкнуть и убежать?» — лихорадочно перебирала худшие варианты развития событий Джиллиан. А где-то в уголке души разгорались надежда и ликование — «Может быть… ?!» Невесомым движением, Эмили провела кончиками пальцев по щеке Джилл, скользнула к ее подбородку, и нежным движением слегка толкнула голову подруги чуть вверх… И их губы вновь соединились. Джиллиан чуть было не расплакалась от смеси радости, удивления, эйфории и возбуждения. У нее действительно получилось! Эмили поцеловала ее! Сама! На этой мысли сознание Джиллиан, решило, что с него хватит переживаний и отключилось, а девушка оказалась полностью во власти эмоций и ощущений. Этот нежный поцелуй совершенно не походил на горячие яростно-страстные поцелуи, которыми одаривала любимую Джиллиан всего минуту назад. В порыве чувств, Джилл иногда забывалась, превращая поцелуй в покусывания, иногда становившиеся чересчур чувствительными. Да и вообще действовала хаотично и порывисто, не в силах контролировать себя под властью эмоций. По сравнению с ее поцелуями, поцелуй Эмили был практически невесом. Легкий и нежный, он, тем … не менее, взметнул вихрь неконтролируемых чувств в душе Джилл. Как много значил для нее этот поцелуй. Оторвавшись от губ подруги, Эмили с легкой улыбкой на лице вновь заглянула в ее глаза, в которых странным коктейлем смешались радость, неверие и страсть. Разглядев эти эмоции, Эмили улыбнулась еще шире, а в глубине ее зрачков разгорались озорные огоньки. Она вновь чуть наклонилась, вновь прильнув к губам Джиллиан. На этот раз поцелуй длился чуть дольше. И оторвавшись от подруги, рыжая не стала медлить, вновь повторяя столь приятное действие. Их губы размыкались лишь на короткие мгновения, только для того, чтобы отделить один поцелуй от другого. А затем Эмили дарила Джилл новую ласку. И еще… И еще… И еще… От каждого поцелуя Джил буквально млела, ощущая всю нежность и любовь, которые вкладывала Эмили в свои действия. Ей не хотелось даже дышать, чтобы ненароком не разрушить этот волшебный момент… Впрочем, постепенно, страсть и желание, ненадолго было отступившие на задний план, вновь начали заполонять голову Джиллиан, не вытесняя, но все же несколько затмевая воздушную эйфорию и нежность. Когда Эмили прильнула к ней в очередном поцелуе, Джиллиан провела рукой вверх по обнаженной спине любимой, зарылась пальцами в рыжие локоны и коварно прижала голову девушки, не давая ей прервать поцелуй. Одновременно с этим, язык Джилл скользнул вперед, сквозь две пары губ, стремясь в ротик подруги. Никакого, даже чисто символического сопротивления этому действию Джилл не ощутила, и, более того, где-то на полпути, ей встретился горячий и влажный язычок Эмили. Две девушки практически выпали из реальности, полностью погрузившись в этот долгий страстный и жаркий поцелуй. Воцарившуюся тишину в ванной нарушали лишь приглушенные постанывания, да редкие причмокивания, когда губы девушек на мгновения разъединялись. Когда пылающая (и вовсе не от стыда) Джиллиан, наконец оторвалась от любимой и, усмиряя легкое головокружение, взглянула в ее затуманенные дымкой страсти глаза, она увидела в них отражение того же самого чувства, что сейчас полыхало в ней. — Пойдем в спальню? — чуть задыхаясь, шепотом произнесла Джилл. Она не совсем была уверена, как это прозвучало — как вопрос, или как указание, но это было и неважно. — До дивана, вроде бы, ближе, — таким же горячим полушепотом ответила Эмили, с трудом припоминая местонахождение гостиной. Джиллиан согласно кивнула. А затем вновь впилась в губы любимой, не делая ни малейшей попытки сдвинуться с места. Несмотря на то, что диван действительно был ближе, чем кровать, добираться до нее девушкам пришлось долго. Довольно сложно передвигаться в обнимку с другой девушкой, стараясь при этом поймать губами ее губы и сильнее прижать к себе, чтобы ярче ощутить тепло ее тела. Где-то на полпути они и вовсе замерли, когда Эмили принялась стаскивать с подруги майку. Джиллиан только тихонько мурлыкнула, всем видом выражая одобрение подобному начинанию рыжей. Принявшись помогать ей, она впопыхах запуталась в нехитром кусочке ткани, каким-то неведомым образом связав свои руки и руки Эми в причудливый узелок. Попытки Эмили освободиться приводили лишь к бессильным трепыханиям. А так как стояли девушки практически вплотную, все ее движения лишь еще сильнее раззадоривали и возбуждали Джилл. Наконец, подлая тряпочка была побеждена, отброшена куда-то в темноту коридора, и Джилл недолго думая, вновь слилась с любимой в поцелуе, на этот раз ощущая, как ее напряженные сосочки упираются в бархатную кожу Эми. Подумав об этом и продолжив простую ассоциативную цепочку, Джиллиан мысленно улыбнулась промелькнувшим в голове коварным (но таким привлекательным) планам и немедленно приступила к их реализации. Куснув напоследок язычок Эмили, Джиллиан быстро, не давая подруге возможности как-то отреагировать, опустилась вниз и вцепилась губами в призывно торчащий сосочек любимой. Неожиданная ласка заставила рыжую девушку вскрикнуть от неожиданности и отступить на полшага, уперевшись спиной в стену. Эмили вновь оказалась зажатой между стеной и Джиллиан; только декорации сменились с небольшой ванной комнаты, на темный коридор. Джиллиан мягко ласкала затвердевшие соски подруги, переключаясь с одного на другой, буквально обволакивая их теплом и нежностью. То ее влажный чуть шершавый язычок кружился по ореолам, то зубки аккуратно, но твердо сжимали напряженные бусинки, то… Джиллиан услышала тихий сладострастный стон. Из голоса Эмили давно исчезли протест, возмущение, неуверенность, оставались лишь страсть и пламенное желание, чему Джилл была только рада. Она уже чувствовала, что по телу ее любимой пробегают волны легкой дрожи. На правах лучшей подруги Джиллиан прекрасно знала (и со слов самой Эмили и после некоторых особенно насыщенных действиями посещений ее снов), что Эми весьма легковозбудимая девушка, и то, что она уже подбирается к грани оргазма ее не особо удивило. «А ведь там я ее еще даже не касалась» — мысленно улыбнулась Джилл — «Пора бы это исправить, одних только покусываний сосков, чтобы кончить, ей в любом случае будет недостаточно…» В этот момент Джилл почувствовала, как, словно в отражение ее мыслей, рука Эмили нырнула куда-то вниз. Похоже, рыжая решила не дожидаться последующих действий подруги, а взять инициативу в свои… хм… пальчики. «Ну уж нет» — мелькнуло в голове Джилл — «Я собиралась сделать это сама». Оторвавшись от груди подруги, она резко выпрямилась и успела перехватить руку Эми как раз в тот момент, когда ее пальчики скользили по лобку, а сама девушка слегка переминалась с ноги на ногу, пошире расставляя ножки. Джилл лукаво улыбнулась, поймав взгляд любимой, выражавший нечто вроде «Зачем ты меня так мучаешь, садистка?», многообещающе стрельнула глазками и, не выпуская руки Эми, развернулась к ней спиной, направилась в гостиную, потянув за собой и рыжую. В принципе, находящейся на грани помутнения рассудка от переполняющего ее возбуждения Эмили ничего не мешало воспользоваться свободной рукой для доведения себя до разрядки, или даже просто вырваться, но окинув взглядом фигуру подруги, которая выверяла каждый шаг, делая каждое движения до зубовного скрежета эротичным, покорно двинулась следом. Впрочем, особо томить любимую в ожидании Джилл не стала. Когда девушки добрались, наконец, до дивана, Джиллиан толкнула охотно поддавшуюся Эмили на него, а сама примостилась рядом, на боку, опираясь на поверхность одной рукой, а второй хаотично блуждая по бархатистой коже подруги. Краем глаза Джилл успела заметить, что ножки Эмили призывно раздвинулись сразу по приземлении на диван. «Тем лучше» — отметила про себя Джилл и, прильнув к губам любимой в очередном поцелуе, заскользила ладошкой вниз по телу девушки. Немного побегав пальчиками по внутренней стороне бедра Эми, Джиллиан решила не томить рыжую и устремилась к самому сокровенному месту девушки. Даже легкое прикосновение, во время которого рука Джилл лишь легонько мазнула по нежной коже, лишь одним пальчиком, даже не проникая внутрь, а лишь намечая путь и поверхностно оценивая таящиеся внутри жар и влажность, вызвало волну энергии, прокатившуюся по телу Эми, сначала выгибая тело девушки дугой, а потом и выбивая сладострастный стон из ее легких. Сама едва ли не задыхающаяся от экстаза Джиллиан быстро вернула руку наверх, к губам Эмили, не забыв по пути легонечко цапнуть сосочки. Рыжая быстро поняла, что хочет от нее подруга и облизала все пальчики Джилл, подолгу задерживая каждый из них в ротике, орудуя язычком с такой ловкостью и нежностью, что Джилл даже пожалела, что у нее нет члена. У Эмили явно был талант в определенной области… Рука уже с мокрыми пальчиками (Эмили обработала каждый, хотя в этом и не было необходимости — Джилл ведь не собиралась проникать в нее всей пятерней. Но рыжая действительно делала это столь возбуждающе, что Джиллиан просто не смогла … прервать ее) вернулась в позицию между ножек Эмили. Еще несколько секунд легких ласок, а вслед за этим пара изящных пальчиков вошли в горячую и мокрую, как сам океан, Эмили. На этот раз девушка даже не смогла выкрикнуть. Лишь широко распахнула глаза и выгнулась в немыслимую фигуру, едва не соскальзывая с пронзивших ее пальчиков. Из приоткрытого ротика вырвался только короткий тяжелый выдох — издавать какие-то звуки у Эми, вся энергия, мысли и душа которой находилась сейчас чуть ниже живота, просто не хватало сил. Джиллиан активно заработала рукой. Ее тонкие пальчики легко скользили внутри Эмили — чуть погодя Джилл даже подключила третий, в ответ на что получила еще один тяжелой полувыдох-полустон со стороны любимой. Большой палец как-то сам собой наткнулся на твердый бугорок и начал совершать легкие круговые движения, отчего возникло ощущение, что через тело Эми раз за разом начали проходить электрические разряды. Самой Джилл такое положение было не совсем удобно, но переместиться значило уменьшить контакт с Эмили (сейчас Джиллиан прижималась к дрожащей в экстазе девушке практически всем телом), а такое непотребство в данный момент было для нее чем-то нереальным. Поэтому, за невозможностью поцеловать любимую — слишком уж та активно металась из стороны в сторону — Джиллиан оставалось лишь увеличивать темп, да с восторгом смотреть на прекрасную девушку, находящуюся в миллисекундах от оргазма. Зрелище действительно было упоительным — растрепанные ражие волосы, взгляд изумрудных глаз устремленный в пустота, тяжелые учащенные выдохи вырывающиеся из-за приоткрытых губок. Увлекшись наблюдением, Джилл даже пропустила момент, когда по телу Эмили прокатилась особо мощная волна, от которой девушка выгнулась так, что пальцы Джиллиан все-таки выскользнули из нее, напоследок непроизвольно задев клитор. Это случайное и достаточно грубое прикосновение оказалось финальным штришком. Казалось, все те стоны, которые не смогла озвучить девушка из-за перехватившего дыхания, сконцентрировались в одном сильном вскрике. Эмили выгнуло дугой, мгновением спустя она согнулась чуть ли не в пополам, сжимаясь в клубочек, и упала на бок, уперевшись лбом в плечо подруги, продолжая слабо постанывать в такт пробегающим по ее телу конвульсиям. Джиллиан аккуратно высвободила свою руку, зажатую между бедер девушки, стараясь лишний раз при этом ее не тревожить. После оргазма Эми на некоторое время становилась настолько чувствительной, что прикосновения к эрогенным зонам становились скорее неприятны. Так что, ожидая пока Эмили придет в себя, Джилл лишь легонько поглаживала ее рыжие локоны, да с улыбкой прислушивалась к своим ощущениям — горячее дыхание любимой, по-прежнему утыкавшейся в ее плечо, стекало по телу Джиллиан, обволакивало один из сосочков, приятно щекоча его. Наконец, Эмили подняла голову и не открывая глаз потянулась губами к губам Джилл. Та не стала отказывать им в наслаждении поцелуя, и на несколько секунд девушки выпали из мира. Со стороны Эми поцелуй был несколько менее энергичным, чем несколько минут назад — после оргазма ее тело затопила легкая усталость, вкупе с приятной истомой. Джиллиан решила было, что в данный момент инициативу придется вновь брать на себя, ожидая пока рыжую вновь наполнит энергия, вызванная возбуждением. Она уже собиралась было привстать и переместиться в ноги любимой, но Эмили остановила ее обвив рукой за талию и аккуратно подталкивая назад, явно намекая, что Джилл лучше лечь на спину (благо ширина дивана вполне позволяла, двум стройным девушкам разместиться на нем без особых затруднений). Джиллиан с легким недоумением подчинилась, оглянувшись на подругу. В полуприкрытых зеленых глазах бегали озорные искорки, чуть прикушенная зубками нижняя губка явно выдавала, что рыжая одержима какими-то коварными планами. Джилл даже слегка удивилась. Во время посещения снов Эмили, какие бы сценарии там не разыгрывались, Джилл всегда доставалась только активная роль. Сама Эми инициативы никогда не проявляла, что, впрочем, и неудивительно — даже во снах та оставалась сама собой и до недавнего ментального воздействия со стороны Джилл сексуального влечения к девушкам не испытывала (да и сейчас испытывала лишь к одной). Что ж, Джиллиан только приветствовала подобные изменения. Покорно откинувшись на спину, она с удовольствием подставила шейку под поцелуи любимой. Эмили не спешила, медленно и с расстановкой покрывая Джилл чувственными поцелуями. Ее пальцы бродили по нежной коже, слегка царапая ее ноготками. Периодически, рыжая концентрировалась на груди подруги, а потом вновь распыляла внимание, одаривая нежностью каждый уголок тела девушки. В какой-то момент, ладошка Эмили скользившая по бедру Джиллиан, зацепила краешек трусиков и нырнула под тонкую материю. Ткань тут же натянулась, заставив Джиллиан вздрогнуть и издать слабый стон. Хитро улыбнувшись, Эмили переместилась, усевшись на коленях между раскинутых в сторону ножек подруги. Все так же, не вынимая ладошку из-под ткани, Эмли слега подвигала рукой, уже специально вызывая легкие смещения материи, от каждого из которых у Джилл перехватывало дух. А Эмили уже второй рукой пробежалась ноготками по промежности девушки, прямо сквозь ткань надавливая на чувствительные точки. Заряды удовольствия пронзали тело Джиллиан, беря начало в местах касания пальчиков Эмили, проходя по позвоночнику и растекаясь по всему телу. И, тем не менее, несмотря на общую возбужденность Джилл, трусики сильно скрадывали впечатление от этих легких прикосновений. — Эми… — горячо зашептала Джилл — Пожалуйста, сильнее… Вместо того, чтобы послушать просьбу подруги, Эмили вынула ладошку из-под ткани, и обеими руками схватилась за трусики, стягивая их с тела девушки. Та чуть выгнулась, отрывая попку от дивана, горячо приветствуя подобное начинание. Промокшие насквозь, чуть липнувшие к телу трусики давно уже были лишними. Откинув в сторону сей предмет одежды, Эмили слегка замешкалась, меняя позу, поудобнее укладываясь между ножек подруги. Несколько томительных мгновений спустя, Джилл почувствовала, как ее коснулось горячее дыхание Эмили. Девушку охватила легкая дрожь и предвкушение экстаза. Дыхание буквально давило на нежную кожу, несколько локонов любимой упали на лобок Джиллиан, вызывая дополнительную бурю эмоций. Джилл уже чувствовала жар губ Эмили в миллиметре от себя и уже готова была податься вперед, чтобы более не оттягивать момент соприкосновения, но… Эмили вдруг отвернулась и нежно поцеловала внутреннюю сторону бедра Джилл. Джиллиан затрясло. Эмили продолжала ласки, целуя и покусывая ее ножки, иногда переключалась на гладкую поверхность лобка, почти в плотную подбираясь, но старательно обходя то место, на котором сейчас беспомощно сосредоточились все мысли Джилл. Да, Джиллиан без сомнения могла помочь сама себе… но она принимала правила игры. — Эмили… Сучка… — яростным шепотом простонала Джилл — Пожалуйста… Снизу донесся легкий, едва слышный смешок. Перед глазами Джилл мгновенно возникла картинка — лукавая улыбка на лице Эмили и хитрые бесенята в ее зеленых глазах. Это видение лишь усилило пламя возбуждения, охватившего Джилл. Пальцы девушки зарылись в рыжие локоны любимой и требовательно потянули на себя. На этот раз Эмили решила не вредничать и перестать пытать девушку нежностью и лаской и послушно поддалась ее действиям. Джиллиан вновь почувствовала, как ее обдало горячим дыханием. Но на этот раз дело не ограничилось этой малостью. Вслед за воздухом Джилл почувствовала прикосновение горячего, мокрого, шершавого язычка Эмили. Обостренным до невероятного осязанием Джилл каждое действие любимой воспринимала весьма интенсивно, а ее сознание услужливо подбрасывало рисуемое воображением картинки. Вот острый кончик язычка раздвигает складочки кожи, чуть проникая внутрь Джилл, скользит снизу вверх, выскальзывает из горячей и мокрой девушки,… продолжает движение, нарочно придавливая клитор. Джилл вскрикивает. Движение повторяется. На этот раз, язычок не отрывается от клитора, а наоборот, замирает на нем, самым кончиком изо всех сил, давя на бугорок, слегка массируя его двигаясь из стороны в сторону. Одной рукой Джилл продолжает крепко держать любимую за волосы, чтобы та, не дай Бог, не решила вновь подразнить подругу и прекратить это чудо (по-другому ее действия никак не назвать), второй рукой вцепляется в собственную челку, с силой сжимая пальцы. Наигравшись с клитором, Эмили пробегает язычком по складочкам кожи и ныряет в самую глубину стонущей девушки, стремясь забраться как можно глубже. Ее язычок метается из стороны в сторону, во всех направлениях, касаясь всех мыслимых и немыслимых уголков. Джиллиан с силой кусает себя за руку. Наверняка останутся следы. Но сейчас ей плевать. Из нее вырываются сдавленные приглушенные стоны и всхлипы. Она наверняка уже кончила бы и даже не раз, если бы Эмили вошла в нее пальчиками, но та словно понимает это и хочет довести подругу до экстаза только максимально нежными, плавными и мягкими прикосновениями. Это до безумия приятно, но это как же это мучительно долго! Джиллиан уже несколько минут балансирует на грани. Чуть более сильное касание, чем может дать нежный влажный язычок любимой — и она улетит. Но Эми чувствует это и нарочно не торопится. Чтобы как-то скомпенсировать недостаток острых ощущений, Джилл отпускает волосы подруги и вцепляется острыми коготками в свой сосок, с силой выкручивая его. Из глаз даже хлынули слезы, сквозь сжатые на собственной коже зубки вырывается мучительный стон, по тело проносится сладострастная волна болезненного удовольствия. Но даже это не помогает! — Эмили… — тихо стонет Джилл, отпустив руку — Прошу тебя, дай мне кончить! Слова получаются очень неразборчивыми, постоянно прерываемые стонами и всхлипами, но Эмили их понимает. Точнее, не понимает даже, а чувствует, что подруга находится на грани умопомрачения. Язычок выныривает из девушки, его место занимают прохладные, по сравнению с горящим внутри пламенем пальчики, а нежные губки смыкаются на клиторе, бережно, но аккуратно сдавливающие его. — Да, да, ДА!!! — вскрикивает Джилл в такт каждому движению руки Эмили. Бедра девушки непроизвольно сжимаются, не давая Эмили оторваться от подруги, и Джиллиан с головой окунается в экстаз. Когда ножки Джилл, наконец, перестали конвульсивно вздрагивать и сжиматься, и раскрасневшееся Эмили высвободила голову, она на четвереньках двинулась вперед, нависая над телом подруги. Джиллиан, все еще не восстановившая дыхание после оргазма, из-под прикрытых глаз наблюдала за ней, выждала подходящий момент, и схватила любимую в охапку, прижав тихо пискнувшую девушку к себе, и, перекатившись на бок, впилась в Эмили в долгом поцелуе, с легким удовольствием ощущая на ее губах вкус собственных соков. Когда разгоряченные, растрепанные девушки, наконец оторвались друг от дружки, и Джиллиан взглянула в сияющие глаза Эми, она еще раз обрадовалась той любви и счастью, которыми был наполнен взгляд рыжей девушки. — Чем займемся теперь? — хитро улыбнулась Джилл, предоставляя любимой право выбора. Та сделала вид что задумалась. — Нууу… — она на секунду уставилась в потолок, будто ее одолевали сомнения, а потом вновь перевела взгляд, в котором плясали чертенята, на подругу — Для начала все же стоит дойти до спальни. — А потом? Эмили перевернулась на живот, нависла над подругой и запечатлела на ее губах нежный поцелуй. — У меня есть пара идей… * * * Натаниэль не знал сколько времени он провел в пути. Сны, сны, сны… В какой-то момент ему показалось, что он начал постепенно сходить с ума, от калейдоскопа картин, событий и пейзажей, мелькающих перед глазами. Мир снов затягивал задержавшегося здесь на чересчур большой срок человека, растворял его личность в себе. Пожалуй, Нэйта спас только сигнал маячка. Осознание понятной и доступной цели сохранило разум от разрушения. Ну и, разумеется, способности сноходца. В какой-то момент путешествия, Натаниэль почувствовал что канал между Джиллиан и этим миром расширился, став на какое-то время полноценным путем сообщения, по которому Натаниэль мог бы вернуться в материальный мир. К сожалению, в тот момент он был слишком далеко от места соприкосновения миров. Поразмыслив, Натаниэль пришел к выводу, что таким образом Джиллиан выполняла свои фокусы с контролем сознания. Способности сноходца, связаны с миром снов (какаянеожиданность) и даже для того, чтобы применить их в реальном мире, надо установить контакт с миром этим, пусть даже на краткие мгновения. Точнее, на краткие мгновения в реальности — здесь же понятие времени было си-и-и-ильно растяжимым. А значит, осталось только дождаться, пока Джиллиан применит свои способности вновь. Выйдя в место, где сигнал маяка было особенно силен (местность вокруг постоянно менялась, так что описывать ее смысла не было), Натаниэль завис в воздухе в позе лотоса и принялся ждать. * * * Джилл с легкой улыбкой водила рукой по спинке Эмили, уткнувшейся ей носом в плечо и тихо сопящей, досматривающей десятый сон. Планы Эмили действительно оказались весьма интересны, достойны всяческого рассмотрения, и сейчас, лежа с любимой девушкой в обнимку, на смятых простынях удовлетворенная во всех смыслах Джилл, готова была воспарить в небеса просто от одних воспоминаний. А если подумать о том, сколько планов еще не реализовано… то хочется прямо сейчас растормошить подругу, и… Джилл счастливо рассмеялась. Не удержавшись, она бережно перевернула любимую на спину, и коротко ее поцеловала. Эмили тихонько заворочалась, что-то пробормотала, но не проснулась. Она выглядела настолько мило, что Джилл хотелось обнять ее и затискать до смерти. Но, не решаясь прервать сон девушки, Джилл лишь еще поцеловала ее. На этот раз бормотание рыжей было более разборчивым: — Нэйт… Нэйт? Натаниэль? Натаниэль!!! Джилилан вспыхнула. Она сама не заметила, как вскочила на ноги, и заметалась по комнате в бесшумном припадке ярости. Этот сноходец! Едва не помешал ей! Преследовал по пятам! Едва не украл Эмили!!! Последнего Джилл простить не могла. Впрочем, сноходец сейчас тонет в своей естественной среде обитания. Даже если он и сможет выбраться, то к тому моменту станет абсолютно невменяемым. Абсурдный, нелепый и хаотичный мир снов подстраивает все под себя. Но и оставлять так просто этот вопрос было нельзя. Чем-то этот Натаниэль запал в душу Эми, и хотя Джилл не сомневалась, что рыжая теперь любит ее так же, как и она ее, этот фактор мог разрушить все. Решение было, но Джиллиан колебалась. Она могла вновь воздействовать на разум Эмили, и стереть все воспоминания о Натаниэле. Но она обещала себе, что больше никогда не будет влиять на любимую, после самого первого раза… В этот момент Эмили сладко потянулась, зевнула и приоткрыла глаза. — Привет. — улыбнулась она — Уже утро? — Нет еще. — тихо ответила Джилл присаживаясь рядом и поглаживая ее по волосам — Спи. — А-а-а… — вновь зевнула рыжая — Ну хорошо… И вновь прикрыла глаза, умилительно свернувшись в клубочек. Джиллиан приняла решение. Она не могла потерять эту чудесную, прекрасную, милую и просто невероятную девушку… Поудобнее устроившись на кровати, Джилл принялась за работу. Большого труда это не составляло — легкими касаниями разума, она вызвала в голове Эмили все воспоминания о Натаниэле и отдала команду подсознанию Эмили стереть их. Не получилось. Джиллиан нахмурилась и повторила приказ. Вновь никакого эффекта. Сосредоточившись, Джиллиан принялась разматывать клубки памяти Эмили, пытаясь найти причину такого эффекта. К счастью, Эмили и Нэйт были знакомы всего пару дней, так что много информации обрабатывать не пришлось…. — Натаниэль, сукин ты… — тихо ахнула Джиллиан, когда наконец добралась до причин подобной устойчивости этих воспоминаний. И в этот момент, откуда-то из глубин другого мира началось вторжение… * * * Натаниэль открыл глаза и с шумом втянул в легкие воздух. Столь естественное движение было несколько непривычным, после времени проведенном в нематериальном мире. Впрочем, тело справлялось само. Поднявшись на ноги Натаниэль пошатнулся — центр тяжести тела был несколько иным — огляделся по сторонам и подошел к огромному, во весь рост зеркалу. Зеркало послушно отразило стройную обнаженную брюнетку, несколько прядей волос которой были выкрашены в синий цвет. — Как мило… — оценил Натаниэль, рассматривая следы укусов на руках и засосов на шее. Оглянувшись назад он бросил короткий взгляд на спящую на кровати рыжую девушку. Был соблазн подойти к ней и поцеловать, но времени не оставалось. Он уже чувствовал, как где-то в глубине сознания, Джиллиан яростно боролась, восстанавливая контроль над своим телом. Он смог победить ее только благодаря эффекту внезапности — но говоря объективно, Джилл была более сильным сноходцем чем он. Долго контролировать ее он не сможет. Но, по крайней мере, времени хватит, чтобы избавить Эмили от ее влияния. Взглянув в зеркало Натаниэль коротко ухмыльнулся — он знал, что Джилл сейчас видит все то же, что и он, и злобная усмешка была направлена в ее адрес. Глубоко вздохнув, как перед затяжным прыжком, Натаниэль вновь взглянул в зеркало — мимо своего отражения, дальше, в мир снов. Он выполнял простейший ритуал, к которому привык с детства. Нырял в мир снов. И утягивал за собой Джиллиан. Сквозь сон Эмили бросила короткий взгляд на Джиллиан, стоящую возле зеркала. В какой-то момент ей показалось, что у нее два отражения — причем одно из них мужское. А в следующую секунду, Джилл шагнула вперед — прямо сквозь зеркало — и растворилось в нем, будто в серебристой жидкости. «Снится, наверное» — подумалось девушке и она вновь закрыла глаза. Но когда она проснулась утром, в квартире никого не было. * * * Джилл саркастично похлопала в ладоши. — Браво. — несколько хлопков — Браво. Теперь мы оба застряли здесь. Надеюсь, ты счастлив. Они с Нэйтом находились на какой-то станции метро. Где-то неподалеку ошивался хозяин сна, не обращавший на странную парочку никакого внимания. — Вообще-то, я думал, что ты знаешь как выбраться. — спокойно пояснил Натаниэль — Раз уж ухитрилась забросить меня сюда в материальном теле. Но, да — даже если ты не знаешь, я все равно не против такого расклада. — Забросить сюда не сложно — рассеяно отмахнулась Джилл — У тебя вот тоже получилось, утянул меня за собой. А выбраться… ну, тоже не сложно. Мир снов нас сам выкинет в ближайшее полнолуние. Узнав это, Нэйт моментально успокоился. Выход есть и это главное. Можно перейти к другим вопросам. — Полагаю, у нас с тобой есть одно неразрешенное дело, — мрачно протянул он. — А до полнолуния целая неделя. — продолжила Джилл, будто не расслышав его — В реальном мире. А здесь эта неделя превратится в целую вечность. Она бросила ответный тяжелый взгляд на Натаниэля. — Так что наш с тобой… конфликт интересов придется решать в реальном мире. Если мы разделимся, то мир снов нас просто растворит в себе. Вдвоем есть шанс. Надо цепляться друг за друга, оставаться в сознании, разговаривать. Так что вспоминай свои лучшие анекдоты. Сидеть нам тут еще долго. Натаниэль безоговорочно поверил ей. () Поверил потому, что уже частично ощутил на себе влияние этого мира. — Без проблем. — нарочито беспечным тоном ответил он — Благодаря тебе я прошел столько снов, что у меня теперь запас скучных историй лет на шестьсот. И я намерен их все рассказать. Джиллиан бросила на него еще один убийственный взгляд, но промолчала. — Можем еще в карты сыграть. — продолжил Натаниэль, прямо из воздуха создавая колоду карт — Но я играю только на раздевание. — Тебе посмотреть или похвастаться? — тут же ядовито отреагировала Джиллиан старой шуткой. — Тебя я уже видел. Если Джилл и смутилась, то не подала виду. — Значит второе? — фыркнула она — Типичный мужик. — Тебе-то откуда знать? — заинтересовался Натаниэль. Джилл не ответила. На станции метрополитена воцарилась тишина. Затем хозяин сна испарился и сноходцев перекинуло в другой сон. Это был уже знакомый Натаниэлю офис, только теперь вместе с клерками за клавиатурами сидели вперемешку и сектанты завернутые до кончиков носа в темные балахоны. Джиллиан посмотрела на шумный офис, заполненный стуком клавиш, гомоном операторов, шелестом бумаг и тихо вздохнула: — Это будет долгая неделя. Ладно. Раздавай.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх