Современная медицина. Часть 2

Как это часто бывает, на стационарное лечение в клиническую больницу могут попасть люди, которые не совсем нуждаются в подобном лечении, но имеют связи среди врачей или руководства больницы. Сегодня произошел как раз такой случай. В мое неврологическое отделение поступила семейная пара с диагнозом остеохондроз позвоночника, для лечения которого не требуется госпитализация. Другом их семьи был начальник хирургического отделения. Он похлопотал за них, и семейную пару все-таки госпитализировали, по сути, на санаторное лечение. Мужем был грузный пожилой мужчина 55 лет, отрастивший себе нехилый пивной живот. Я не замечал, чтобы он улыбался, он всегда был мрачным и недовольным всем подряд. Другое дело его жена. Эффектная брюнетка 40 лет с длинным каре. На фоне своего мужа она казалась очень хрупкой дюймовочкой. Она была чуть ниже среднего роста, не худая, и не толстая. Все было в меру. Грудь примерно чуть больше второго размера, средние бедра. В свои 40 лет она не потеряла свою красоту и могла поспорить за корону красоты с любой юной девушкой. У нее были очень приятные, располагающие к себе черты лица. Я помог донести их тяжеленные чемоданы в их двухместную палату. Сами медработники между собой называли эту палату блатной. И это действительно было так. В то время как тяжелобольные люди теснились в четырехместных и шестиместных палатах, для привилегированных лиц существовала эта двухместная палата со всеми удобствами. Я познакомился с парой. Мужчину звали Анатолием Григорьевичем, а женщину Татьяной Андреевной. Но, если Анатолий Григорьевич особого энтузиазма в знакомстве не проявлял, то Татьяна Андреевна очень охотно шла на диалог со мной, была очень любезна и вообще смотрела на меня со странным блеском в глазах. Обычно этот блеск я видел в глазах девушек, готовых к романтическому знакомству. На следующий день, после заезда семейной пары, в обеденное время я отправился в столовую, чтобы утолить накопившийся за рабочий день голод. Обычно я сижу за столиком возле окна. Люблю наслаждаться пейзажем во время приема пищи. В этот раз я не изменил себе и отправился к любимому столику, и каково же было мое удивление, когда я обнаружил сидящими за этим столиком Анатолия Григорьевича и Татьяну Андреевну. Они тоже были удивлены моему появлению, но рады знакомому человеку. Я поприветствовал супружескую пару и подсел к ним за стол. Мое любимое место было занято Анатолием Григорьевичем, поэтому мне пришлось сесть в торце стола, спиной к окну. Стоит заметить, что Татьяна Андреевна была по особому рада мне. Она заметно оживилась и, мне кажется, на ее лице даже появился легкий румянец. Она заговорила со мной. — Как же замечательно, что мы встретились здесь! — Согласен! Всегда приятно провести время с хорошими людьми. — Тем более за обедом! — верно подметила Татьяна Андреевна. Анатолий Григорьевич не вступал в диалог, казалось, он вообще перестал обращать на нас внимание. По телевизору началась новостная программа. Его жена также не обращала на него внимания, как и он на нас. Она продолжала разговор со мной. — Давно здесь работаешь, Максим? — Совсем недавно. Я тут на практике от своего университета. — Вот как? Стало быть, скоро ты станешь врачом? — Именно так! Вы очень проницательны, Татьяна Андреевна! — польстил ей я. — Я уже вижу, что ты умненький мальчик. Я уверена, что здоровье людей с тобой будет в надежных руках. Сказав эти слова она как бы невзначай положила свою ладонь на мою кисть. Ее ладонь была очень нежной и теплой. Я заметил, что у нее очень ухоженные руки. Она имела длинные, окрашенные темно-розовым лаком ногти. Длинные женские ногти были моей слабостью. Я обожал, когда во время сексуальных утех с моими девушками, они слегка царапали мою спину. Именно в этот момент я почувствовал сексуальный интерес к Татьяне Андреевне. — У Вас очень красивые и приятные руки, Татьяна Андреевна! — Благодарю! Я считаю, что приличная девушка должна всегда следить за ухоженностью своих рук. — Это верно, но уверен даже если бы Вы были без маникюра, Вы бы все равно оставались такой же привлектельной как сейчас. Закончив эту фразу, я вспомнил, что рядом сидит муж Татьяны Андреевны, про которого я совсем уже забыл. Я бросил на него быстрый взгляд. Все было в порядке. Он продолжал внимательно слушать диктора и причитать об ужасах, происходящих в мире. — Ты правда считаешь меня привлекательной женщиной, Максим? — ее глаза наполнились радостью. — О да! Я бы даже сказал, что вы не привлекательны, а очень привлекательны! — Ох, это очень приятно слышать от такого симпатичного молодого человека как ты, Максим. — радость в ее глазах начинала исчезать, постепенно вытесняемая похотью. — Благодарю за комплимент. Слышать его от Вас тоже очень приятно. Теперь на Анатолия Григорьевича свой взгляд перевела уже Татьяна Андреевна. Убедившись, что он занят своими делами, она повернулась ко мне. Ее зрачки были расширены даже когда она смотрела в сторону окна. — Да брось, Максимка, моя красота уже увядает. Мне не угнаться за молоденькими девочками… — Готов поспорить! Многих молодых девчонок в плане красоты и женственности Вы уделаете очень легко! — Оох, Максим, зачем ты вгоняешь меня в краску? — ее лицо действительно покраснело. — Единственное в чем молодые девушки могут превзойти взрослых дам, это в безбашенности. Я не вкладывал в эти слова большого смысла. Нужно было просто что-то говорить, чтобы не прекращался контакт с Татьяной Андреевной. Но вот она не оставила эти слова без внимания. Она очень остро на них отреагировала. — Ты ошибаешься, Максим. В юности я была безбашенна, но и сейчас могу выкинуть номер! — ответила она, снисходительно посмотрев на меня. Она прекратила разговор и о чем-то задумалась. Молчание нарушил Анатолий Григорьевич. — Пойду схожу к поварам, попрошу добавочки. — сказал он нам. Он поднялся и направился к раздаточному столу. В этот момент Татьяна Андреевна оживилась и выглядела как тигрица готовая к броску на жертву. Она повернула голову ко мне и, как мне показалось, подмигнула мне. Огляделась по сторонам и как бы случайно уронила на пол вилку. Я хотел ее поднять, но Татьяна Андреевна остановила меня. — Не волнуйся, Максим, я справлюсь. — сказала она и улыбнулась. Стол был покрыт плотной скатертью до самого пола. Татьяна Андреевна нырнула вниз и погрузилась под стол в поисках вилки. Ее не было достаточно долго и я уже собирался лезть под стол, как вдруг ощутил прикосновение к своему паху. Сначала я не понял, что это такое, но через мгновение все осознал. Видимо я нажал на больную мозоль Татьяны Андреевны и она решила доказать мне, что способна на безбашенные, безумные поступки. Мой член, который и до этого был достаточно эрегированным под влиянием разговора с Татьяной Андреевной, сейчас стал по-настоящему каменным. Я уже был готов испытать удовольствие, которое приготовила для меня эта проказница. Татьяна Андреевна ловкими движениями высвободила мою окаменевшую плоть из штанов и начала гладить ствол моего члена рукой, как бы привыкая к его твердости, ведь она уже давно не держала в руках ничего подобного. Закончив ласки, оголодавшая по настоящему жеребцу женщина погрузила мой член в свой рот. Я был готов замычать от удовольствия на всю столовую, но благоразумие спасло меня, я сдержался. Татьяна Андреевна, втягивая в себя щеки как пылесос, отсасывала мой болт. Мне показалось, что она даже удлинила его в размере, настолько сильно она сосала. Ее щеки и язык плотно облегали ствол моего члена. Поступательные движения ее головы вверх и вниз по стволу доставляли мне невероятное наслаждение! Ее слюна обильно смазывала ствол. Так продолжалось примерно минуту. Я сидел в полуобмарочном блаженном состоянии. И тут как гром среди ясного неба за столик … вернулся Анатолий Григорьевич, неся для себя новую порцию еды. — А куда пропала, Таня? — спросил он у меня. — Оо, она сказала, что наелась… мм… и ушла. — Куда? — Уух, наверное, в свою палату… Я старался говорить с Анатолием Григорьевичем как можно спокойно, но пылесос, который обрабатывал мой болт, не давал мне этого сделать. — Ты не заболел, Максим? — дежурно поинтересовался уже рогатый муж. — Все в порядке… мм… — Выглядишь потерянно. Анатолий Григорьевич доел свою еду и попрощавшись со мной ушел. Я продолжал сидеть прикрывая свое лицо, чтобы не выдать эмоции самого счастливого человека на Земле, которые я сейчас испытывал. И вот настал момент, когда я почувствовал, что сейчас кончу. Мой хобот начал содрогаться. Татьяна Андреевна почувствовав это натянула свой рот как можно дальше на член и достала своими губами моего лобка. Мой извергающийся хобот вошел глубоко в горло сорокалетней проказницы. Если бы я видел ее, то увидел бы как вздулось ее горло, заполнившееся моей плотью. Я извергал струи спермы прямо в ее желудок. Когда мои яйца были опустошены, Татьяна Андреевна вынула мой член из своего горла и начала жадно хватать воздух. Когда она отдышалась она вылезла из под стола с той самой вилкой, которую обронила. — Смотри, Максим, я нашла вилку! — весело сказала она мне как ни в чем не бывало. Я не видел вилку, так как мои глаза закатились за веки, а я сам пребывал где-то в Раю. Когда я пришел в себя, Татьяна Андреевна попросила меня зайти к ним в палату ближе к вечеру. Она сказала, что в их душевой что-то не так с трубами, а муж не хочет вообще ничем заниматься. В любом другом случае я бы посоветовал ей обратиться к дежурной медсестре, чтобы она вызвала сантехника, но так как это был особый случай, я решил все-таки сделать ей одолжение. Я взял кое-какие инструменты и зашел в палату к супружеской паре вечером, как и договаривались. Анатолий Григорьевич лежал на кровати и смотрел по телевизору футбол. Громкость была очень большая. — О, Максим, здорово! Моя жена говорила что с душевой что-то не так, посмотри, будь добр. Тебе же все-таки платят за это зарплату. Я не стал говорить, что не получу за это ни копейки и это моя личная инициатива. Татьяна Андреевна провела меня в ванную комнату. Ванная комната была достаточно просторной. На полу лежал теплый ворсовый ковер. У дальней стенки стояла душевая кабина. — Так какие у Вас проблемы с душевой кабиной, Татьяна Андреевна? — вполне серьезно спросил я. — С ней никаких проблем. Неужели ты не понял зачем я тебя сюда позвала? — О боже. — подумал я. На проказнице-брюнетке был только легкий коротенький халатик. Легкими движениями рук она сбросила с себя его и обнажила передо мной свое тело. Это было тело богини. Несмотря на то, что она не обладала выдающейся грудью и объемной задницей, ее тело было идеально пропорциональным. Грудь была упругой, а задница подтянутой. Ее плоскому животу могла позавидовать любая столешница. Мой член, несмотря на то, что во время обеда из него была высосана вся жизнь, моментально стал каменным. Мысль о том, что совсем рядом находится ее муж, и в любую минуту он может уличить нас в похабных делах, пугала меня, но одновременно с этим невероятно возбуждала. Тоже самое, по всей видимости, испытывала и Татьяна Андреевна. Без лишних слов я спустил свои штаны, взял за бедра самую безбашенную женщину, которую я встречал, и насадил на свой болт. Татьяна Андреевна скрестила свои руки за моей шеей, а ноги за моей спиной. Я стоял как настоящий богатырь и, подкидывая ее к верху, совершал ее киской поступательные движения на своем дымящемся от напряжения члене. Татьяна Андреевна безумно стонала, вцепившись в мою спину своими длинными ногтями. — Дааа, Максим, дааа!!! — Нравится так, да, проказница? — Оооо, мммм, о да, мне очень нравится, максим! Ааа! Только лишь по счастливому стечению обстоятельств ее крик никто не слышал, кроме нас двоих. В этой блатной палате была хорошая звукоизоляция стен и совсем рядом орал телевизор. Немного устав, я опустил Татьяну Андреевну на пол и поставил раком на четвереньки. Татьяна Андреевна истекала соками и виляла задницей, умоляя о том, чтобы я вошел в нее. — Все никак не угомонитесь, Татьяна Андреевна, да? — Да! Я очень плохая девочка и меня нужно хорошенько наказать! Я пристроился сзади и с размаха вогнал свой болт в ее влагалище. Я драл ее как последнюю шлюху, совершая быстрые и очень сильные толчки. Шлепки, образовывающиеся от соприкосновения наших тел, были очень громкими. Ее тело тряслось подо мной. — Ооо, дааа!!! Быстрее, ещё быстрее!!! Я удивлялся тому, какая она была ненасытная. — Трахай меня! Оооуу, ооаауу, мммм! Больше не в состоянии сдерживаться, я начал бурно кончать. Спермы после обеда во мне было немного. Но мой хобот неистово сокращался, хоть и вхолостую. Придя в себя мы вымылись вдвоем в душевой кабинке, привели друг друга в порядок и вышли из ванной. Анатолий Григорьевич продолжал смотреть футбол, но все равно счел нужным пожурить меня, что я так долго чинил трубы.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх