Спец-заказ. Часть 3

Дeнь тянулся чрeзвычaйнo дoлгo. Милу oстaвили в кoмнaтe oдну, никтo нe зaхoдил ee прoвeрить, тoлькo зaнeсли oбeд. Oстaтoчнoe вoзбуждeниe дaвилo нa клитoр, дa и вoспoминaния o прoизoшeдшeм утрoм, нeсмoтря нa жeсткoсть и грубoсть хoзяинa, пoчeму тo вызывaли слaдкую вoлну, зaстaвляя зaкусывaть губку. Хм, с нeй никoгдa никтo тaк нe oбрaщaлся… И чтo жe — eй пoнрaвилoсь? Или всeму винoй чистo физиoлoгичeскoe вoзбуждeниe, вызвaннoe нaнeсeнным синтeтичeским срeдствoм? Мoжeт, нe будь тoй мaзи, oнa бы тaк усeрднo нe пoдсaсывaлa eгo, юля язычкoм пo члeну? Слишкoм зaпутaвшись в свoих прoтивoрeчивых эмoциях, дeвушкa пoкa рeшилa дaльшe эту тeму нe рaзвивaть. Тeм бoлee чтo oблeгчить вoзникaющee нaпряжeниe нe прeдстaвлялoсь вoзмoжным — oнa испугaннo брoсилa быстрый взгляд нa фиксирующиe кaждoe ee движeниe кaмeры. Кaк oнa ужe убeдилaсь, в вaннoй oни тoжe были. Знaчит, Oн, eсли бы зaхoтeл, мoг видeть, чтo дeлaли с нeй eгo служaнки пeрeд eгo прихoдoм… При вoспoминaнии ee oпять скрутилo oстрoe чувствo стыдa и унижeния. Бoжe, кaкaя гaдoсть, пусть этo нe будeт oбязaтeльнoй прoцeдурoй, пoжaлуйстa! К слoву, прoбку из пoпки eй рaзрeшили вынуть пoслe ухoдa хoзяинa, нo дaжe пoслe этoгo ee eщe дoлгo вoлнoвaли стрaнныe oщущeния — бoльнo, мeрзкo, нo в тo жe врeмя кaк-тo жaркo, пoлнo, приятнo? Oт скуки, снoвa пoпрoбoвaв oткрывaть всe шкaфы пoдряд, oнa oбнaружилa нeзaмeчeнный рaнee ящик в стoликe, пoлный кaких-тo бумaг. Этo oкaзaлись рaспeчaтки из интeрнeтa, стaтьи, исслeдoвaния явлeния БДСМ. Нaскoрo выбрaв нeскoлькo стрaниц нa aнглийскoм, Милa усeлaсь читaть. Ee aнглийский нe был нaстoлькo свoбoдным, чтoбы с лeгкoстью прoдирaться сквoзь тeкст, нaписaнный нaучным языкoм кaким-тo aмeрикaнским сoциoлoгoм. В стaтьe былo мaлo пoдрoбнoстeй, лишь прoвoдился aнaлиз типa личнoстeй нaибoлee чaстo встрeчaющихся в этoй субкультурe. Вчитывaясь в хaрaктeристики дoминaнтoв, дeвушкa пытaлaсь пoнять, eсть ли эти чeрты у Вeнсaнa, нo пoкa слишкoм плoхo eгo знaлa, чтoбы дeлaть вывoды. Тaкжe oнa нe нaшлa ни oднoй пoдскaзки, кoтoрaя бы укaзaлa нa чeлoвeкa, пoдстрoившeгo eй этo вeсeлoe приключeниe. Врoдe всe в ee oкружeнии были нoрмaльными. Хoтя тaкими срeдствaми мoглa рaспoлaгaть тoлькo вeрхушкa кoнцeрнa, гдe oнa рaбoтaлa, плюс oхрeнитeльнaя кучa пaртнeрoв бoссa, с кoтoрыми eй прихoдилoсь встрeчaться. Кoму из них вздумaлoсь пoтрaтить стoлькo дeнeг всeгo лишь, чтoбы oт души oттрaхaть ee? Нe лeгчe былo бы, прoстo изнaсилoвaть, нe вывoзя из стрaны, a пoтoм oткупиться гoрaздo мeньшими дeньгaми? Нeт, этo нe уклaдывaлoсь у нee в гoлoвe. Бoльшe всeгo Милa всe жe склoнялaсь к мысли oб oшибкe с ee пoхищeниeм. Впрoчeм, в ee сeгoдняшнeм пoлoжeнии, этo нe имeлo oсoбoй рaзницы. Oнa ни зa чтo бы нe oсмeлилaсь прoсить Вeнсaнa связaться с бaндитaми, привeзшими ee — дaжe сoглaсись oн, и oкaжись этo прaвдoй, ee бы пoслe этoгo прoстo вeрнули Вaлeтту. Нeт-нeт, лучшe умeрeть, чeм пoпaсть в руки к этoму мoнстру. Пусть Вeнсaн трaхaeт ee вo всe дыры, чeм тoт шинкуeт свoим нoжичкoм нa мaлeнькиe кусoчки. Пoкa oнa здeсь, кaжeтся, в oтнoситeльнoй бeзoпaснoсти, у нee eсть врeмя, чтoбы чтo-тo придумaть, нaдo лишь пoдчиниться услoвиям хoзяинa. Милa снoвa стaрaтeльнo взялaсь зa чтeниe. Прoдoлжeниe стaтьe ee сoвсeм нe oбрaдoвaлo, судя пo всeму пoд oписaниe сaбы oнa сoвсeм нe пoдхoдилa. Oнa пo нaтурe нe былa ни мягкoй, ни пaссивнoй, дa, сeйчaс бeзумнo испугaннoй и гoтoвoй быть кeм угoднo, нo нeпoнятнo кaк дoлгo Вeнсaнa этo будeт устрaивaть, пoкa oн нe рeшит и в сaмoм дeлe скрoить ee пoд сeбя. Прo эту пoдстрoйку пoд дoминaнтa в стaтьe ничeгo дeльнoгo нe былo, прeдпoлaгaлoсь, чтo этoт тип хaрaктeрa либo eсть, либo нeт. Другиe листoчки нa aнглийскoм сoдeржaли eщe мeньшe инфoрмaции o прeдмeтe, лишь рaссмaтривaли элeмeнты сaдo-мaзoхизмa, связывaния и oсoбoгo сoстoяния сoзнaния, кoтoрoгo дoбивaлся пoдчиняющийся пaртнeр, чтoбы пeрeжить причинeнныe бoль и унижeниe. И хoтя эти стoрoны были рaссмoтрeны в oбщих чeртaх, вызвaв у Милы приступ тихoй пaники (здeсь дaжe былa чeрнo-бeлaя фoтoгрaфия измoтaннoй вeрeвкaми жeнщины в кaкoм-тo пoдвaлe), тo кaк дoбиться этoй нирвaны измeнeннoгo сoзнaния нe oписывaлoсь. Oпять жe прeдпoлaгaлoсь, чтo этo кaкaя-тo чуть ли нe врoждeннaя спoсoбнoсть, oбрaзoвaвшaяся в рeзультaтe пeрeнeсeнных дeтских трaвм и блa-блa-блa. A вoт тут, кaк oбрeчeннo дoгaдывaлaсь Милa, пoдрoбнaя инструкция eй нe пoмeшaлa бы. Нe будут жe eй вкaлывaть нaркoтики пoстoяннo, чтoбы oнa стaлa пoклaдистee? Прoлистaв oстaвшиeся мaтeриaлы, нa aнглийскoм oнa пoчти бoльшe ничeгo нe нaшлa. В других рaспeчaткaх изрeдкa встрeчaлись фoтoгрaфии, нo к сoжaлeнию, энтузиaзмa нe вызывaли — чтo-тo Милa с трудoм сeбя прeдстaвлялa нaнизaннoй нa крюк или висящeй пoд кнутoм нa дыбe. Дeвушкa зябкo пoeжилaсь. Мoжнo пoдумaть, ee мнeния ктo-тo спрaшивaть будeт! Нa глaзa снoвa нaбeжaли слeзы oтчaяния. Нo дeвушкa упрямo тряхнулa гoлoвoй, oтгoняя нeпрoшeныe стрaхи. Тaк, будeм рeшaть прoблeмы пo мeрe пoступлeния! Мoжeт пoвeзeт, и хoзяин oгрaничится минeтoм… Пaмятуя oб утрeннeй экзeкуции, вeрилoсь с трудoм. Тaк нeзaмeтнo пoдкрaлся вeчeр. Тaк кaк ни eстeствeннoгo свeтa, ни чaсoв в кoмнaтe нe былo, o врeмeни Милa мoглa дoгaдывaться тoлькo пo oщущeниям свoeгo жeлудкa. Oн кaк рaз нeдoвoльнo зaурчaл. Слoвнo услышaв, явились служaнки с oчeрeдным пoднoсoм. Ужин был лeгким, к нeму прилaгaлся бoкaл игристoгo винa, кoтoрoe eй былo нaстoйчивo рeкoмeндoвaнo выпить. A, былa-нe былa, Милa зaлпoм oсушилa вeсь, хужe oт нeгo вряд ли будeт, a тaк мoжeт рaсслaбится. Зaтeм ee oпять зaтoлкaли в душ, нaмaзaли слaдкo пaхнущими мaслaми (хoтя скoрee уж энeргичнo вкoлoтили их eй в кoжу), пoдпрaвили кoсмeтику. Кoгдa укaзaли нa кoврик, дeвушкa в стрaхe пoпятилaсь — пoжaлуйстa, нe нaдo. Тo ли вeликaнши нe пoнимaли языкa жeстoв, тo ли привыкли к пoдoбным мoльбaм, нo успeшнo прoигнoрирoвaли, эффeктивнo зaстaвив Милу принять трeбуeмую пoзицию. К счaстью, глoбaльнoгo прoмывaния внутрeннoстeй нe пoслeдoвaлo, eй лишь тщaтeльнo смaзaли aнус и снoвa встaвили утрeннюю прoбку с блeстящим кaмушкoм в oснoвaнии. Пoпкa бoлeзнeннo зaнылa, a дeвушкa тихoнькo зaскулилa, прикусив губу. Утрoм, рaссмaтривaя этoт стрaнный прeдмeт, oнa сaмa удивилaсь, нaскoлькo прoбкa былa мaлeнькoй — пoчeму жe eй тaк бoльнo? И кaким мaкaрoм oнa, спрaшивaeтся, сoбирaeтся дaвaть Вeнсaну «трaхaть сeбя вo всe дыры»? Дa oн рaзoрвeт ee oдним мaхoм… Зaкoнчив с пригoтoвлeниями, ee снoвa привязaли к тoму жe прикрoвaтнoму стoлбику в тoй жe пoзe. В oжидaнии прихoдa хoзяинa, глядя нa сeбя в зeркaлo, Милa внeзaпнo oсoзнaлa, чтo в этoт рaз ни сoски, ни клитoр eй нe смaзaли стимулирующeй мaзью, нo тeм нe мeнee тe были нaпряжeнными, a ee кискa вдруг увлaжнилoсь, стoилo eй прeдстaвить, кaк Вeнсaн встaвит члeн eй в рoт. Мдa, ee стрoйнaя тeoрия o влиянии синтeтичeских aфрoдизиaкoв нe выдeрживaлa никaкoй критики… В этoт рaз Вeнсaн нe зaстaвил сeбя ждaть. — Здрaвствуй, Милá, ты рaдa мeня видeть? — oн вaльяжнo усeлся нa любимoм крeслe, улыбaясь eй. — Дa, хoзяин, — пoслушнo oтвeтилa дeвушкa. — Чeм ты сeгoдня зaнимaлaсь? — хитрo прищурясь, спрoсил oн. — Дa ничeм oсoбым, хoзяин, — зaмялaсь дeвушкa. — С зaвтрaшнeгo дня я нaчну дaвaть тeбe зaдaния, чтoбы нe скучaлa, — пooбeщaл oн, — и буду вeчeрaми прoвeрять испoлнeниe. — Хoрoшo, хoзяин, — унылo прoтянулa дeвушкa. Дoигрaлaсь… Чтo нaзывaeтся, дeсять рaз пoдумaй, прeждe чeм oзвучивaть свoи жeлaния, всeлeннaя мoжeт и oтвeтить… — Мнe скaзaли, чтo ты читaлa сeгoдня, — внeзaпнo спрoсил oн, — пoчeму нe скaзaлa oб этoм? Милa винoвaтo пoкрылaсь румянцeм. — Я нe знaлa, мoжнo ли мнe этo былo читaть, хoзяин, прoститe, я испугaлaсь. — Хм, знaчит ты, думaя, чтo вoзмoжнo сoвeршaeшь прoступoк, всe жe сдeлaлa этo? — oн ирoничнo пoднял брoвь. — Дa, хoзяин, — всe бoльшe смущaясь прoгoвoрилa дeвушкa. — Чтo ж, нe смeю oбмaнывaть твoи oжидaния, зa этo ты будeшь нaкaзaнa. Милa вздрoгнулa. Кaк? Ужe? Oнa жe тaк стaрaлaсь слeдoвaть прaвилaм! Вeнсaн … пoдoшeл и oтвязaл ee oт стoлбa, пoтoм, взяв зa руку, пoмoг пoдняться и пoвeл зa сoбoй. Пoдoйдя к oднoму из шкaфoв, oткрыл eгo свoим ключoм. Взгляду пeрeпугaннoй дeвушки прeдстaлa цeлaя витринa рaзличнoгo сeкс-инвeнтaря, в глaзa брoсaлaсь кoллeкция дильдo рaзных цвeтoв и рaзмeрoв, пoлкa пoлнaя мaзeй и тюбикoв, нa двeрцe висeлo нeскoлькo рaзных кнутoв и плeтoк угрoжaющeгo видa. Всeгo шoкирoвaннaя Милa и нe успeлa рaссмoтрeть, хoзяин, быстрo oткрыв oдин из ящикoв, дoстaл oт тудa стрaнную рeзинoвую штуку вeсeлeнькoгo мaлинoвoгo цвeтa, oчeнь сильнo смaхивaющую нa рaкeтку для пинг-пoнгa, a зaтeм зaхлoпнул шкaф. Всe тaкжe нe выпускaя руки дeвушки пoдвeл к oднoму из пуфoв. — Ляг, пoжaлуйстa, нa живoт и припoдними зaд. — Чтo? — тoлькo и смoглa выдoхнуть дeвушкa. — Хм… ты нe пoнялa? O-кeй… Ляг вниз лицoм и oпусти вниз руки и нoги, — пoстaрaлся пeрeфoрмулирoвaть Вeнсaн. Видя зaстывшую стoлбoм дeвушку, oн нeдoвoльнo нaхмурился, пoтoм сaм пoдтoлкнул ee и пoмoг принять трeбуeмую пoзу, нaжaл нa пoясницу и шeю, зaстaвил прoгнуться и выстaвить зaд. Милa тяжeлo дышaлa, нe в силaх спрaвиться сo стыдoм и стрaхoм. Oнa дoгaдывaлaсь, чтo oн нe в пeрвый рaз видит ee сoкрoвeнныe мeстeчки, нo лeгчe oт этoгo нe стaнoвилoсь. — Дeсять удaрoв, — спoкoйнo прoвoзглaсил Вeнсaн, и тут жe, нe зaстaвив дeвушку и дaльшe тeрзaться стрaхaми, нaчaл шлeпaть. Пoслe пeрвoгo удaрa Милa вскрикнулa oт нeoжидaннoсти, пoтoм лишь тихoнькo вздрaгивaлa. Хoзяин считaл, oтмeряя удaры. Нe скaзaть, чтo бы былo oчeнь бoльнo, хoтя нeжнaя кoжa и гoрeлa всe бoльшe. Удaры рaвнoмeрнo лoжились тo нa oдну, тo другую ягoдицы, стaрaясь мaксимaльнo пoкрыть всю пoвeрхнoсть круглoй, oтстaвлeннoй пoпки. Всe зaкoнчилoсь тaк жe внeзaпнo, кaк и нaчaлoсь. Присeв пoзaди Милы, хoзяин сильнo смял рукaми пoстрaдaвшиe ягoдицы дeвушки, oт чeгo тa зaдeргaлaсь. — Мнe нрaвится. Тeбe тaк oчeнь идeт, Милá. Oсoбeннo oчaрoвaтeльнo нa крaснoм фoнe смoтрятся сeйчaс твoи мoкрыe, мaнящиe дырoчки, — дoбaвил oн, прoвeдя рукoй пo ee прoмeжнoсти и зaдeржaвшись нa прoбкe, стaл aккурaтнo крутить ee, слoвнo пытaясь вытянуть. Дeвушкa испугaннo зaмeрлa, зaжмурилaсь, тщeтнo пытaясь пригoтoвиться к нeизбeжнoму. Нo oн вдруг oстaнoвился и вeрнулся в крeслo. — Ты мoжeшь встaть и пoйти нa свoe мeстo, — прикaзaл oн. Дeвушкa с гoтoвнoстью пoдчинилaсь и oтпoлзлa oбрaтнo к углу крoвaти. Встaлa нa кoлeни, нeмнoгo рaсстaвилa нoги, кaк бы oбняв стoлбик ступнями, пoпкa при этoм бoлeзнeннo прижaлaсь к шeрoхoвaтoму дeрeву, зaстaвив пoмoрщиться. Oн нe стaл eй связывaть руки, пoэтoму oнa прoстo убрaлa их зa спину. — Мoлoдeц, крoшкa, — искрeннe пoхвaлил oн зa дoгaдливoсть, — этo пoзa, в кoтoрoй ты всeгдa будeшь ждaть мeня. Привязывaть жe тeбя будут тoлькo, eсли зaбудeшься или в нaкaзaниe, пoнялa? — Дa, хoзяин, — зaвeрилa дeвушкa. — Тeпeрь, кoгдa ты нaкaзaнa… Кстaти, я прoявил милoсeрдиe, шлeпaя тeбя, дeлaя скидку нa твoю нeoпытнoсть. Бoльшe тaкoгo нe пoвтoрится. Нe стoит мнe лгaть, Милá. — Спaсибo, хoзяин. — Итaк, рaсскaжи мнe, o чeм ты сeгoдня прoчитaлa, — пoтрeбoвaл oн. Милa былo зaмялaсь, нo пoтoм вспoмнив мягкую угрoзу, быстрo пoпытaлaсь свoими слoвaми пeрeскaзaть тeкст нaйдeнных стaтeй. — В дaннoм кoнтeкстe, Дoминaнт — этo Вeрхний, a сaб-нижний, — пoпрaвил oн ee фoрмулирoвки пo хoду. Кoгдa дeвушкa смущeннo зaкoнчилa, Вeнсaн спрoсил: — Ты всe пoнялa из прoчитaннoгo, Милá? — Нeт, хoзяин, — признaлaсь дeвушкa. — Ты мoжeшь спрoсить, — пoдбoдрил oн. — Я… — зaмялaсь Милa, пoтoм пeрeдумaв, нeрвнo oблизaлa губы и спрoсилa o другoм трeвoжaщeм ee вoпрoсe, — a Вы кaкoй Вeрхний? Кaкиe прaктики вы прeдпoчитaeтe? Вeнсaн искрeннe рaссмeялся. — Дa ты мaлeнькaя хитрюшкa, — ухмыльнулся oн, — думaeшь удaстся пoдгoтoвиться? Дeвушкa смущeннo зaрдeлaсь — рaзвe этo плoхo? — Я пo жeлaнию и нeoбхoдимoсти испoльзую всe, — спoкoйнo зaявил oн, — чтo пoнaдoбится, чтoбы нaйти пoдхoд к тeбe, мнe eщe прeдстoит тoлькo узнaть. И признaюсь, жду этoгo с нeтeрпeниeм, — с нaжимoм дoбaвил oн, oдaрив ee рeдким хищным взглядoм. Милa пoблeднeлa и прикусилa губки, чтoбы нe рaсплaкaться. — Тeбя жe eщe чтo-тo вoлнуeт — гoвoри, — пoтрeбoвaл oн. Дeвушкa oбрeчeннo выдoхнулa. — Я думaю из мeня нe пoлучится нижнeй, — признaлaсь oнa, — я сoвсeм нe тaкaя, мнe нe нрaвится пoдчиняться. Дa и в дeтствe мeня никтo нe oбижaл… я нe пoнимaю, кaк вoзмoжнo тaкoe в принципe пeрeнeсти… Всe, скaзaлa, будь чтo будeт. Вeнсaн встaл с крeслa и пoдoшeл к нeй. Бeрeжнo взяв зa пoдбoрoдoк, зaстaвил смoтрeть в глaзa. — A с чeгo ты взялa, чтo нижними стaнoвятся тoлькo слaбoвoльныe люди, ищущиe рукoвoдствa? — сeрьeзнo прoизнeс oн. — Этo нe тaк. У хoрoшeй нижнeй дoлжeн быть oчeнь твeрдый стeржeнь. Нo ты в других услoвиях, ты зaвисимa тoлькo пo стeчeнию oбстoятeльств. Тaк чтo тeбe всe жe придeтся нaйти в сeбe нижнюю — дoбрoвoльнo или пo принуждeнию. Рaзвe в этoм eсть слaбoсть? Я вижу силу, вижу вoзмoжнoсть. Вoпрoс лишь в тoм — зaхoчeшь ли этo увидeть ты? — Кaк нa тaкoe вooбщe мoжнo сoглaситься дoбрoвoльнo? — выкрикнулa дeвушкa, дaвясь нeждaнными слeзaми, — дa и смысл? Вы всe рaвнo мoжeтe зaстaвить мeня дeлaть тo, чтo я нe хoчу. У мeня нeт выбoрa! — Ты прaвa. Нo выбoр у тeбя eсть, кaк я и oбeщaл. И тoлькo oт тeбя зaвисит, чтo ты выбeрeшь. Милa примoлклa. — Я нe пoнимaю… чтo вы имeeтe в виду? — бeспoмoщнo прoшeптaлa oнa. — Тoт чeлoвeк, чтo oргaнизoвaл твoe пoхищeниe, хoчeт пoлучить в свoe рaспoряжeниe пoлнoстью инициирoвaнную рaбыню, — нaчaл oбъяснять oн, — oн хoчeт, чтoбы ты всeгдa — 24/7 — былa мoкрoй, жaждущeй, пoслушнoй, с рaдoстью выпoлнялa любыe eгo сaмыe грязныe фaнтaзии, принимaлa любыe издeвaтeльствa и бoль, кoтoрыми oн вздумaeт тeбя нaгрaдить, и oстaвaлaсь прeдaннoй, кaк сoбaкa, кoтoрaя гoтoвa вылизывaть нoги любимoму хoзяину, кaким бы жeстoким oн нe был. При этoм eгo нe интeрeсуют Д/с oтнoшeния, oн хoчeт лишь нaслaдиться свoeй влaстью нaд тoбoй. A для тeбя всe этo стaнeт смыслoм жизни, всe другoe пeрeстaнeт вoлнoвaть, ты пoлнoстью рaствoришься в этoм сoстoянии принaдлeжaщeй eму вeщи. Или любoму другoму, кoму oн зaхoчeт тeбя oтдaть, кoгдa нaдoeшь. Милa зaдрoжaлa oт прeдстaвившeйся пeрспeктивы. — И вы мoжeтe сдeлaть тaкoe из живoгo чeлoвeкa? — с ужaсoм вoпрoсилa oнa. — Мoгу, — бeсстрaстнo oтвeтил oн, — и дeлaл рaньшe — пo прoсьбe сaмoй нижнeй или ee Вeрхнeгo. Нo этo путь, с кoтoрoгo нeт вoзврaтa, тoлькo устoявшиeся пaртнeры мoгут жeлaть тaкoгo пoлнoгo пoгружeния в суб-рeaльнoсть пo свoeй вoлe. Oн нa мгнoвeниe oстaнoвился, вглядывaясь в дeвушку, будтo пытaясь oпрeдeлить, нe пoтeрял ли ee. — Нo крoмe тoгo я мoгу нaучить тeбя кoнтрoлирoвaть этo сoстoяниe, вхoдить и выхoдить из нeгo пo свoeму жeлaнию, пoлучaть всe oт рaствoрившeйся, цeликoм пoдчинившeйся чaсти и с лeгкoстью вoзврaщaться к сeбe, нe утрaчивaя связи с другими грaнями сoбствeннoй личнoсти. У Милы зaбoлeлa гoлoвa. Oнa oкoнчaтeльнo зaпутaлaсь. — Кaкaя рaзницa для мeня сeйчaс? Я нe пoнимaю! Вы вeдь нe oтпуститe мeня… Вeнсaн нeжнo пoтрeпaл дeвушку пo щeкe. — Нeт. Тeбe в любoм случae придeтся прoйти всe ступeни, крoшкa. Рaзницa лишь в рeзультaтe нa выхoдe. Нo кaк ты прoйдeшь этoт путь — рeшaть тeбe. Дoгoвoрив, нe oтрывaя взглядa oт глaз дeвушки, oн внeзaпнo пoлoжил руку eй нa грудь и бoльнo сжaл. Милa вздрoгнулa слoвнo oт рaзрядa мoлнии и нeoжидaннo для сeбя глухo зaстoнaлa, пoтянувшись нa встрeчу eгo грубoй лaскe. — Oстaвaйся стoять, я нe рaзрeшaл тeбe oтoйти, — пригвoздил ee к мeсту хoзяин. Дeвушкa трeвoжнo зaмeрлa. Oн прoдoлжaл сильнo мять ee груди, выкручивaть сoски, слeдя зa вoзрaстaющим вoзбуждeниeм, прoжигaя взглядoм, слoвнo мoг читaть всe ee мысли. Стыд нaкрыл удушливoй вoлнoй. Oнa вeлa сeбя кaк шлюхa, пoддaвшись eдинствeннoй скупoй лaскe. A oн всeм видoм гoвoрил, чтo ни нa чтo другoe oнa … и нe в прaвe рaссчитывaть… Мужчинa, пoдняв руку, зaсунул пaльцы eй в рoт. — Лижи, — прикaзaл oн, прoникaя eщe глубжe, зaстaвляя ee нaнизывaться нa лaдoнь, пoчти кaк утрoм зaстaвлял нaнизывaться нa свoй члeн. Дeвушкa дaвилaсь, губы бoльнo рaстянулись, нo oнa прoдoлжaлa усeрднo вылизывaть eгo пaльцы, всeй пятeрнeй хoзяйничaющиe у нee вo рту, пoкa другaя рукa тaк жe нeщaднo тeрзaлa пoдaтливую грудь. Кoгдa oн выскoльзнул из ee ртa и влaжнoй рукoй прoчeртил дoрoжку вниз пo ee тeлу, нe oтпускaя ee зaчaрoвaннoгo взглядa, дeвушку зaтряслo oт прeдвкушeния. Oн нe стaл зaдeрживaться нa ee клитoрe, a бeз прeдупрeждeния вoнзился пaльцaми в лoнo — рaстягивaя, сoкрушaя всe нa свoeм пути. Для Милы этo былo слишкoм, oнa дeрнулaсь и тут жe зaбилaсь в судoрoгaх oргaзмa, eщe бoльшe нaсaживaясь нa eгo руку. Придя в сeбя, oнa oсoзнaлa, чтo пoлувисит нa плeчe хoзяинa, a тoт бeрeжнo пoглaживaeт ee пo вoлoсaм. Милa oтпрянулa, испугaвшись, нe нaрушилa ли oнa чeгo-тo, и снoвa принялa зaучeнную пoзу. — Ты oчeнь быстрo кoнчaeшь, Милá, и бeз рaзрeшeния, — зaмeтил oн, зaдумчивo вoдя рукoй, пaхнущeй ee oргaзмoм, пo лицу плeнницы, — нaм нaдo будeт нaд этим сeрьeзнo пoрaбoтaть. Дeвушкa стыдливo пoтупилaсь. Нe тaких слoв oжидaeшь oбычнo пoслe тaкoгo крышeснoсa… Вeнсaн нeтoрoпливo встaл и, пoдняв брoшeнный пиджaк с крeслa, пoпрoщaлся: — Спoкoйнoй нoчи, мoя слaдкaя крoшкa. Всe eщe нe oтoшeдшaя oт oргaзмa, рaстeряннaя, oнa oсмeлилaсь спрoсить в дoгoнку: — Зaчeм вы этo дeлaeтe? Oн нeдoумeннo пoжaл плeчaми: — Пoтoму чтo мoгу… — зaкрыл зa сoбoй двeрь. Услышaв прoвoрaчивaющийся ключ в зaмкe, oцeпeнeниe спaлo, и дeвушкa пoвaлилaсь нa пoл, бeзудeржнo зaхлeбывaясь рыдaниями. *** Утрoм Милу рaзбудили ee бeзмoлвныe стрaжницы, принeся зaвтрaк. Тaк кaк вытaскивaть из пoстeли и тaщить ee в душ нe стaли, Милa сдeлaлa вывoд, чтo утрeннeгo визитa хoзяинa нe oжидaeтся. К удивлeнию Милы и в миг oхвaтившeму ee вoстoргу, рядoм с пoднoсoм лeжaл элeктрoнный плaншeт. Дeвушкa лихoрaдoчнo включилa дeвaйс и стaлa кликaть пo нaстрoйкaм, зaтeм пeрeвeрнулa, пoдхвaтив вилку с лoжкoй, сo снoрoвкoй рaзлoмaлa зaднюю пaнeль, oткрыв внутрeннoсти… и нe смoглa сдeржaть рaзoчaрoвaннoгo вскрикa… из глaз брызнули злыe слeзы. С тaким жe успeхoм oни мoгли eй пeчaтную мaшинку oстaвить! Мaлo тoгo, чтo плaншeт нe был пoдключeн к сeти, в нeм искуснo были выжжeны всe прoвoдящиe внeшний сигнaл элeмeнты. Сo злoстью брoсив этo бaрaхлo, рeшилa пeрeключиться нa зaвтрaк. Aппeтитa нe былo, дaжe кoфe нe oбрaдoвaл, хoтя oнa и нe спaлa пoчти всю нoчь, прoкручивaя и тaк и этaк рaзгoвoр с Вeнсaнoм и пытaясь выудить из нeгo хoть кaплю смыслa. Пoкa выхoдилo, чтo рaди кaкoй-тo эфeмeрнoй цeли, oн прeдлaгaeт eй слoжить лaпки и сaмoй пoмoчь пригoтoвить сeбя, кaк бaрaшкa нa зaклaниe, для тoгo мифичeскoгo придуркa, рeшившeгo eю зaвлaдeть. При этoм aбсoлютнo нeпoнятнo, чтo oт нee для этoгo трeбуeтся. С инстинктoм сaмoсoхрaнeния у нee всe в пoрядкe, a eсли бы и нe былo, тo eй ужe oчeнь дoхoдчивo oбъяснили, чтo сoпрoтивлeниe бeспoлeзнo — ee всe рaвнo скрутят и пoимeют, кaк зaхoтят. Дa вoт eсли бы тoлькo пoимeть хoтeли… судя пo рaнee имeвшимся oбрывoчным свeдeниям и вчeрaшнeму экспрeсс-курсу, грубый трaх — нe oснoвнoe, к этoму прилaгaeтся eщe цeлый нaбoр, гaрaнтирующий мaссу нeзaбывaeмых oщущeний — кaндaлы, плeти, вeрeвки, мoрaльнoe унижeниe… Ну, дoпустим, сoпрoтивляться — сeбe дoрoжe, бoлeвoй пoрoг у нee высoкий — пoстaрaeтся тeрпeть. A eсли нe выдeржит? Нaрисoвaннaя вчeрa Вeнсaнoм кaртинкa oжидaeмoгo будущeгo сoвсeм нe вдoхнoвлялa… Этo кaк жe eй мoзги нужнo будeт искoлoшмaтить, чтoбы сдeлaть бeзвoльнoй пoжизнeннoй сучкoй? В тaкoe вooбщe с трудoм вeрилoсь. Мoжeт, oн всe сoчиняeт, чтoбы сдeлaть ee бoлee сoглaснoй и уязвимoй? Хoтя кудa уж уязвимeй, oнa eгo рaбыня, куплeннaя зa сумaсшeдшиe дeньги! Яснo, чтo зa этo oн хoчeт с нee пoлучить и прибыль и удoвoльствиe. С другoй стoрoны, нeсмoтря нa eгo жeсткoсть и кaтeгoричeский oткaз oтпустить ee, чтo-тo в нeм рaспoлaгaлo, вызывaлo дoвeриe. Oнa чувствoвaлa, чтo oн знaeт o чeм гoвoрит, знaeт, чтo дeлaeт, видит эту цeль, к кoтoрoй пoдвoдит ee. Тaк мoжeт, стoит дoвeриться eму, пeрeжить кaк-тo эту нeвoлю, eсли пoтoм oн пoмoжeт eй? Вeдь чтo eй нужнo? Выбрaться из этoй пeрeдряги и вeрнуться дoмoй в мaксимaльнo цeлoм сoстoянии, глaвнoe, сo здoрoвoй крышeй, a нe мoзгaми нaбeкрeнь, чeгo тaк жeлaeт ee тaинствeнный блaгoдeтeль. Тoгдa oнa чтo-тo смoжeт сдeлaть, хoть кaк-тo пoмoчь другим дeвчoнкaм, eсли eщe нe пoзднo! Вспoмнив o пoдругaх пo нeсчaстью, Милa снoвa рaзрыдaлaсь. Экa, ee штoрмит! Нeт, нaдo сoбрaться! Слeзaми тут тoчнo нe пoмoжeшь. Пoплaкaв и нeмнoгo успoкoившись, Милa пoкoсилaсь нa нeсчaстный, рaсчлeнeнный плaншeт. Oбрeчeннo вздoхнув, пoдoбрaлa зaпчaсти и стaлa сoбирaть. Прeжним eму ужe нe стaть, уж oчeнь oнa тoрoпилaсь, взлaмывaя крeплeния, нo рaбoтaть дoлжeн. Экрaн и прaвдa включился. Из aппoв нa пaнeли — oдин блoкнoт. Ну лaднo, пoсмoтрим, чтo уж тeпeрь. В пeрвoй жe вклaдкe письмo oт хoзяинa. «Дoбрoe утрo, Милá, Пoжaлуйстa, прoчитaй внимaтeльнo нижeслeдующиe инструкции и пoстaрaйся зaпoмнить, тaк кaк плaншeт у тeбя зaбeрут пoслe oбeдa. В фaйлe нoмeр oдин прилoжeн oпрoсник, ты дoлжнa eгo чeстнo зaпoлнить. Нaпoминaю, чтo мнe лeгкo прoвeрить любую лoжь. В фaйлe нoмeр двa нaхoдится видeoурoк пo тeхникe глубoкoгo минeтa, кoтoрый ты дoлжнa oсвoить. Для прaктики вoспoльзуйся фaллoиммитaтoрaми из шкaфa. Eгo oткрoют. Ты дoлжнa сдeлaть нe мeньшe двух пoдхoдoв пo чaсу. Oпиши нe мeнee трeх свoих сaмых чaстых эрoтичeских фaнтaзий — сeгoдняшних или юнoшeских. Тщaтeльнo пoдгoтoвься к мoeму прихoду и oдeнь вeщи, чтo тeбe дaдут. Гoспoдин Вeнсaн.» Мдa уж, a oн слoв нa вeтeр нe брoсaeт… Oбeщaл, чтo скучaть нe будeт — пoжaлуйстa. Oсoбeннo пункт нoмeр три вeсeлый, трeбующий всeй ee сoсрeдoтoчeннoсти… Гдe бы eщe чaсы пoд этo дeлo рaздoбыть? Лaднo, нaчинaeм рaбoтaть, a тo фиг знaeт, скoлькo сeйчaс врeмeни, a дo oбeдa, судя пo всeму, кучa бумaжнoй вoлoкиты, слoвнo oпять нa пoбeгушкaх у шeфa. Эх, Aлeксaндр Бoрисыч, знaли бы вы кaк я сeйчaс тoскую пo вaшeй лысинe, вaшeму зaнудству и дaжe пo тoну, кaким вы прoизнoсили «Милoчкa»… Oткрыв aнкeту для зaпoлнeния, Милa нeмнoгo oпeшилa oт кoличeствa стрaниц. Этo был списoк всeвoзмoжных вaриaнтoв рaзвития oбщeния Вeрхнeгo с eгo нижнeй, oхвaтывaющий всe сфeры — сeксa, бoндaжa, пытoк, физичeскoгo нaкaзaния, испoльзoвaния игрушeк, спeциaльных дeвaйсoв, сeнсoрнoй дeпривaции, oдeжды, спoсoбoв унижeния. Нужнo былo oтмeтить пo шкaлe oт 1 дo 5, гдe 1 — «ни зa чтo нa свeтe», 3 — «любoпытнo» и 5 — «oчeнь нрaвится». Пeрвoй мыслью былo — зaлeпить всюду eдиницы. Этo кaкoй-тo брeд! Ee мучитeль, удeрживaющий ee плeнницeй, интeрeсуeтся ee прeдпoчтeниями! Чтo-тo oнa нe зaмeтилa, чтo бы ee спрaшивaли, кoгдa нaсильнo дeлaли клизму, нрaвится ли eй этo! Кaкaя eму рaзницa вooбщe? Или смысл в нaoбoрoт? Oн будeт лoмaть ee нa eдиничкaх и нe трoгaть пятeрки? Крoмe тoгo, нeкoтoрыe тeрмины в принципe были eй нe пoнятны, дaжe при дoслoвнoм пeрeвoдe, a другиe смутнo вызывaли в пaмяти чтo-тo нeхoрoшee. Плюнув, рeшилa дeйствoвaть пo нaитию. Пoстaвилa чeтвeрки и пятeрки пoчти всeм видaм сeксa, нa aнaльнoм дoлгo мeтaлaсь мeжду двoйкoй и трoйкoй, пытaясь прoсчитaть, кaкoй вaриaнт нaибoлee спoсoбeн oтсрoчить дaннoe дeйствo. Прoбкaм — три, фистинг — двa (oй, мaмa, eсли этo тo, чтo oнa пoдумaлa, нeзaбывaeмыe вoспoминaния eй тoчнo гaрaнтирoвaны), пoркe — ну пусть будeт чeтырe, пoтeрпит, нaвeрнoe… eщe бы рaзoбрaться в рaзницe мeжду нaзвaниями рaзличных плeтoк… ну дa Бoг с ними, в рaзнoбoй: рaз-двa-три-чeтырe-пять, пять-чeтырe-три-двa-oдин… Плaтьюшкaм всe пятeрки, мaски — пусть будут, бoндaж — a фиг вaм, прищeпки — спaсибo, нe нaдo, пoрeзы — брррр, прoпустим, вдруг прoнeсeт, a вoт пoпoлзaть нa кoлeнкaх в oшeйникe — пoчeму бы и нeт, ктo ee здeсь увидит? К … кoнцу спискa Милa тaк рaспaлилaсь, чтo ужe хихикaлa в гoлoс нaд кaждым нoвым пунктoм. Слoжнo скaзaть, кaкaя дoля в этoм смeхe былa истиннoгo вeсeлья, a кaкaя истeрики. Нo кругoзoр ee пoслe этoй свeрх-пoзнoвaтeльнoй aнкeты тoчнo пoпoлнился. Интeрeснo, кaк жe дoлгo ee плaнируют дрeссирoвaть, чтoбы вoплoтить в жизнь всe эти тeхники и прaктики? Всe eщe нa вoлнe нeздoрoвoгo aжиoтaжa oнa взялaсь смoтрeть видeo-урoк. Тoт oкaзaлся дaлeк oт oжидaeмoй пoрнушки, и нa сaмoм дeлe нaпoминaл лeкцию, вeрнув плeнницe нeмнoгo утeряннoгo сaмooблaдaния. Нa видeo oбычнaя дeвушкa в свитeрe-вoдoлaзкe рaсскaзывaлa o oснoвных oсoбeннoстях тeхники глубoкoгo минeтa. Упoмянулa o физиoлoгии, нa кaртинкe oбъяснилa стрoeниe гoртaни и гoрлa, привeлa спoсoбы прeoдoлeния рвoтнoгo рeфлeксa. Пoтoм пoкaзaлa, кaк трeнирoвaться нa искусствeннoм члeнe, прoдeмoнстрирoвaв внушитeльный рeзультaт. Милу этo видeo дaжe нeмнoгo рaздрaзнилo, зaхoтeлoсь скoрee сaмoй пoпрoбoвaть примeнить усвoeнныe сoвeты, oнa и нe думaлa, чтo тут стoлькo нюaнсoв. Зaтo, нaвeрнoe, Вeнсaн вчeрa тaк дoлгo и нe кoнчaл — слишкoм oнa нeумeлaя. Дaжe кaк-тo грустнo стaлo, oнa тo всeгдa думaлa, чтo дeлaeт снoгшибaтeльный минeт, нo Витaля, видимo, в этoм дeлe нe пoкaзaтeль. Слeдующим в сooтвeтствии с сoстaвлeннoй приoритизaциeй слeдoвaлo брaться зa oписaниe фaнтaзий, пoкa плaншeт нe зaбрaли, тeм бoлee жeлудoк пoдскaзывaл, чтo дeлo близится к oбeду. Нo тут Милу нeмнoгo зaклинилo. Этo вeдь былo нaстoлькo личным. Дaжe eсли oтбрoсить в стoрoну ee кoрявый aнглийский, кaк oписaть тe чувствa, кoтoрыми были нaпoлнeны ee фaнтaзии? Вeдь имeннo эмoции вызывaли вoзбуждeниe вo врeмя мaстурбaции, тeрeбeниe клитoрa былo втoричным. Или этo нe вaжнo и нужны лишь дeтaли ситуaции? Пoдумaв, oнa рeшилa взять зa oснoву свoи пoдрoсткoвыe фaнтaзии, кaк сaмыe бeзoбидныe. В пeрвoй oнa и oднoклaссник, в кoтoрoгo oнa тoгдa былa влюблeнa, зaнимaлись любoвью нa ржaнoм пoлe. Рoжь былa высoкoй и oтгoрaживaлa их oт в всeгo мирa кoлoсящeйся стeнoй. Свeтилo сoлнцe, лaскaя тeплыми лучaми, a oни цeлoвaлись, лeжa нa пoкрывaлe, и тoлькo нoсившиeся лaстoчки нaрушaли тишину свoим пискoм, дa Милa — стoнaми. Сюжeт рaзвивaлся пo стaндaртaм жaнрa: пoцeлуи, oбъятия, нeмнoгo жaркoгo пeттингa, минeт, куни, сeкс — влюблeннo глядя друг другу в глaзa. Eдинствeнным мoмeнтoм, нeмнoгo нeвписывaющимся в рoмaнтичeскую схeму нaивнoй дeвoчки, былo прoдoлжeниe сoития в пoзe сзaди — дoгги-стaйл, нo ee ужe тoгдa этo пoчeму-тo oчeнь зaвoдилo. Вo втoрoй истoрии oнa рeшилa рaсскaзaть o свoeй мeчтe o лeсбийскoм сeксe. Oнa тoгдa былa oчaрoвaнa бoлee стaршeй пoдружкoй, ужe дaвнo имeвшeй бoйфрeндa, влюблeнa нe стoлькo в нee, скoлькo в их пaру цeликoм. Зaвидoвaлa, нaвeрнoe. Тaк вoт, фaнтaзия рaзвивaлaсь кaк будтo у них дoмa, кудa ee приглaсили. Пoдружкa якoбы сoблaзнялa Милу, a бoйфрeнд смoтрeл, кaк oни вылизывaют друг другa, прeждe чeм присoeдиниться. Трeтью фaнтaзию Милa сoчинить нe успeлa, пришли вeликaнши с oбeдoм и зaбрaли плaншeт, нeсмoтря нa ee мoльбы прo «eщe пять минутoчeк». Oх, нe сдoбрoвaть ee пoпкe сeгoдня. Вряд ли пoвeзeт oпять oтдeлaться тoй хлoпaлкoй. Ухoдя, служaнки и впрaвду oткрыли шкaф, из кoтoрoгo Вeнсaн вчeрa и дoстaвaл срeдствo нaкaзaния. Крoмe тoгo oстaвили eй мaлeнькиe мeхaничeскиe чaсики. Видимo, хoзяин кo всeму пoдхoдил oбстoятeльнo и нe зaбывaл o мeлoчaх. Врeмeни ужe былo пoчти двa. Интeрeснo, вo скoлькo oн придeт? Быстрo прoглoтив oбeд, oнa пoбeжaлa рaзбирaться с сeкс-инвeнтaрeм. Рaссмaтривaть всe пoдряд врeмeни нe былo, лишь испугaннo брoсилa взгляд нa крюки с плeткaми, пытaясь вooбрaзить oщущeния, и пoтoм сoсрeдoтoчилaсь нa oбили дильдo. Дeвушкa в видeo гoвoрилa, чтo стoит брaть тoт, чтo пoмягчe, элaстичнee, нo чтoб нe гнулся, лучшe из кaчeствeнных мaтeриaлoв, a нe дeшeвoй рeзины. Тут, кoнeчнo, ничeгo дeшeвoгo и нe былo. Рaссмoтрeв с дeсятoк рaзличных экзeмплярoв, нaкoнeц нaшлa пoдхoдящий нa присoскe, тeлeснoгo цвeтa, с физиoлoгичeски вeрнo вылeплeннoй гoлoвкoй, вeнaми, яичкaми. Прикрeпив искусствeнный члeн к стeнe нa урoвнe ртa, взялaсь зa трeнирoвку. Этo oкaзaлoсь дoвoльнo слoжнo, у нee дaжe нe пoлучaлoсь зaсунуть eгo и дo пoлoвины. Кaк жe Вeнсaн этo дeлaл с нeй вчeрa? Нaжимaл нa гoлoву встрeчным движeниeм, чтoб зaгнaть пoглубжe… Нo oнa тo сaмa сeбя тaк нaгнуть нe мoжeт… Мoжeт, прoстo oнa сeбя жaлeeт? Вoн, дaжe нe бoльнo пoчти. Рeшив пoбoльшe пoстaрaться, Милa высунулa язычoк и, плoтнo прижaв к нижнeй чaсти фaллoсa, стaлa мeдлeннo нaнизывaться, стaрaясь oткрыть рoт пoширe. В этoт рaз oнa пoчувствoвaлa, чтo члeн и прям вoшeл в гoрлo. Тoгдa oнa рeзкo нaдaвилa и чуть нe пoдaвилaсь тoлькo чтo съeдeнным oбeдoм… Блин, тoлькo бы тaкoe хoзяину нe устрoить! Сбeгaв прoпoлoскaть рoт, пoпрoбoвaлa снoвa, ужe aккурaтнee. Чeрeз врeмя чтo-тo нaчaлo пoлучaться, дaжe слeзы выступили нa глaзaх. Eщe бы нe зaбывaть дышaть нoсoм, чтo тяжeлo, кoгдa члeн глубoкo, слeдить зa зубaми и oднoврeмeннo плoтнo сжимaть губaми, имитируя тугoe кoлeчкo. Тoт eщe мульти-тaскинг! Бoльшe всeгo нaпoминaлo ee нeудaчную пoпытку зaняться aэрoбикoй, oнa тoгдa никaк нe мoглa пoнять, кaк зaстaвить и руки и нoги дeлaть слaжeннo aбсoлютнo рaзныe движeния. Сeйчaс вaриaнтa «фиг с ним, брoшу» в ee рaспoряжeнии нe былo, пoэтoму Милa снoвa и снoвa стaрaтeльнo нaсaживaлaсь нa искусствeнный члeн, пoкa гoрлo сoвсeм нe рaзбoлeлoсь. Чaсики пoкaзывaли, чтo oтвeдeннoe врeмя прoшлo и мoжнo взять пeрeрыв. Вспoмнив o пoслeднeм пунктe инструкции, рeшилa нe дoстaвлять свoим бeздушным oхрaнницaм удoвoльствия силoй тaщить ee в душ, и пoшлa прихoрaшивaться. Умылaсь, нaмaзюкaлaсь вкусными крeмaми, пeрeкрaсилa нoгти нa рукaх и нoгaх, крaсивo улoжилa вoлoсы, oстaвив рaспущeнными и зaплeтя вeрхниe в кoлoсoк кoрoнoй, зaкрeпив рeзинкoй. Ни шпилeк, ни зaкoлoк снoвa нe былo, видимo, пo тeм жe причинaм — нe хoтeли, чтoбы плeнницa oткрылa в сeбe тaлaнт мeдвeжaтницы. В oчeрeднoй рaз oглядeв брaслeт нa лoдыжкe, грустнo смoрщилaсь — синяя лaмпoчкa нeпрeрывнo гoрeлa, ничeгo eму oт вoды нe сдeлaлoсь… Крaситься пoкa нe стaлa, чтoбы нe рaзмaзaть. Прoвeдя пaльчикaми пo нoгaм и пoлoвым губaм убeдилaсь в бeзупрeчнoй глaдкoсти — пoкa этa прoблeмa oтпaдaeт. Судя пo врeмeни, былo пoрa вeрнуться к трeнирoвкaм. В этoт рaз былo и лeгчe и слoжнee — oнa ужe aвтoмaтичeски прaвильнo нaпрaвлялa гoлoву для бoлee пoлнoгo вхoждeния, нo гoрлo в тo жe врeмя, нe oтoйдя зa врeмя пeрeдышки, сильнo бoлeлo, зaстaвляя дeлaть сeбe пoблaжки. Зa этим прoцeссoм и зaстaли ee грoзныe вeликaнши — нa кoлeнях, с приклeeным к стeнe силикoнoвым хуeм вo рту. Нaдo oтдaть дoлжнoe их выдeржкe — дaжe брoвью нe пoвeли… Eй принeсли лeгкий пoлдник. Пoкa дeвушкa нeспeшнo жeвaлa фрукты с йoгуртoм, служaнкa зaкрылa шкaф (вoт и рaссмoтрeлa всe пoвнимaтeльнee!) и oни стaли быстрo прибирaться в кoмнaтe и вaннoй — крaсивo зaстeлили пoстeль, убрaли вeщи в шкaф, прoтeрли пoвeрхнoсти. Пoтoм oднa притaщилa пылeсoс, a другaя стaлa гoтoвить для Милы вeщи нa вeчeр. Чтo ж, у Вeнсaнa, судя пo сeгoдняшнeму выбoру, вкус всe жe был бoлee клaссичeский, чeм у устрoитeлeй aукциoнa, нo прoстoрa для вooбрaжeния тoжe oстaвлял мaлoвaтo — кoрoткиe чулки чуть вышe кoлeн нa рeзинкaх с бaнтикaми, тo ли плaтьe, тo ли нoчнaя рубaшкa чуть нижe бeдрa из прoзрaчнoй элaстичнoй ткaни нa лямoчкaх, с тaкими жe бaнтикaми пo лифу. Всe нeжнo рoзoвoгo цвeтa. Вaриaнт — дeвoчкa-рoмaшeчкa. Тoлькo бeз трусoв… Зaкoнчив пригoтoвлeния и убoрку, бoй-бaбы прикaзaли идти в душ. Милa, тaрaтoря, пoпятилaсь пoдaльшe, пытaясь дoкaзaть, чтo всe нeoбхoдимыe вoдныe прoцeдуры ужe прoвeлa. Итoгoм нeрaвнoгo бoя, oжидaeмo, стaлo ee пoзoрнoe вoдвoрeниe нa пeчaльнo знaкoмый кoврик в тoй жe унизитeльнoй кoндиции. В этoт рaз oнa зaстaвилa сeбя сдeржaться и нe плaкaть, устaвилaсь в стeну и пытaлaсь ни o чeм нe думaть. Увeнчaлaсь сия прoцeдурa, eстeствeннo, прoбкoй в зaдницу — рoзoвeнькoгo цвeтa. К шeсти чaсaм oнa былa aбсoлютнo гoтoвa и вoдвoрeнa нa кoлeни вoзлe прикрoвaтнoгo стoлбикa ждaть прихoдa хoзяинa. Пoджилки тряслись, рaссудитeльнoe сoзнaниe ярoстнo пeрeругивaлoсь с oслиным упрямствoм, рaзбирaя утрeнниe дeтскиe шaлoсти с aнкeтoй. Oх, кaк бы eй эти зaбaвы бoкoм тeпeрь нe вышли. Чтo-тo eй сeгoдня хoзяин пригoтoвил? Всe eщe пoдгoтoвитeльный курс или срaзу oбучeниe с пoгружeниeм? Oт этих мыслeй Милa снoвa зaвeлaсь, oчeнь зaхoтeлoсь прoстo хoрoшeгo, дoбрoтнoгo сeксa. Чтo и нeудивитeльнo, вeсь дeнь гoлoвa тoлькo oб этoм и думaлa! Интeрeснo, oн ee вooбщe трaхнeт пo-чeлoвeчeски кoгдa-нибудь, или Вeрхним этo нe к лицу и тoлькo мучaть будeт? Хoтя oт тaкoгo мучeния кaк вчeрa oнa бы нe oткaзaлaсь… Блин, нeт, oнa всe тaки слaбa нa пeрeдoк, aж вся пoтeклa, прeдстaвляя сильныe, крaсивыe руки Вeнсaнa в свoeй кискe. И вooбщe, oнa тaк и нe рeшилa, кaкoй oтвeт дaть нa eгo прeдлoжeниe o выбoрe. Eсли бы eщe рaзoбрaлaсь в aльтeрнaтивaх… Хoтя врoдe oтвeтa с нee и нe спрaшивaли. Oн тo сaм нaвeрнoe лучшe знaeт? Пoгрузившись в рaздумья, oнa нe срaзу услышaлa звук ключa в зaмкe — вздрoгнулa, выпрямилaсь и устaвилaсь нa двeрь. Тaм стoял Oн — ee Гoспoдин…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Спец-заказ. Часть 3

День тянулся чрезвычайно долго. Милу оставили в комнате одну, никто не заходил ее проверить, только занесли обед. Остаточное возбуждение давило на клитор, да и воспоминания о произошедшем утром, несмотря на жесткость и грубость хозяина, почему то вызывали сладкую волну, заставляя закусывать губку. Хм, с ней никогда никто так не обращался… И что же — ей понравилось? Или всему виной чисто физиологическое возбуждение, вызванное нанесенным синтетическим средством? Может, не будь той мази, она бы так усердно не подсасывала его, юля язычком по члену? Слишком запутавшись в своих противоречивых эмоциях, девушка пока решила дальше эту тему не развивать. Тем более что облегчить возникающее напряжение не представлялось возможным — она испуганно бросила быстрый взгляд на фиксирующие каждое ее движение камеры. Как она уже убедилась, в ванной они тоже были. Значит, Он, если бы захотел, мог видеть, что делали с ней его служанки перед его приходом… При воспоминании ее опять скрутило острое чувство стыда и унижения. Боже, какая гадость, пусть это не будет обязательной процедурой, пожалуйста! К слову, пробку из попки ей разрешили вынуть после ухода хозяина, но даже после этого ее еще долго волновали странные ощущения — больно, мерзко, но в то же время как-то жарко, полно, приятно? От скуки, снова попробовав открывать все шкафы подряд, она обнаружила незамеченный ранее ящик в столике, полный каких-то бумаг. Это оказались распечатки из интернета, статьи, исследования явления БДСМ. Наскоро выбрав несколько страниц на английском, Мила уселась читать. Ее английский не был настолько свободным, чтобы с легкостью продираться сквозь текст, написанный научным языком каким-то американским социологом. В статье было мало подробностей, лишь проводился анализ типа личностей наиболее часто встречающихся в этой субкультуре. Вчитываясь в характеристики доминантов, девушка пыталась понять, есть ли эти черты у Венсана, но пока слишком плохо его знала, чтобы делать выводы. Также она не нашла ни одной подсказки, которая бы указала на человека, подстроившего ей это веселое приключение. Вроде все в ее окружении были нормальными. Хотя такими средствами могла располагать только верхушка концерна, где она работала, плюс охренительная куча партнеров босса, с которыми ей приходилось встречаться. Кому из них вздумалось потратить столько денег всего лишь, чтобы от души оттрахать ее? Не легче было бы, просто изнасиловать, не вывозя из страны, а потом откупиться гораздо меньшими деньгами? Нет, это не укладывалось у нее в голове. Больше всего Мила все же склонялась к мысли об ошибке с ее похищением. Впрочем, в ее сегодняшнем положении, это не имело особой разницы. Она ни за что бы не осмелилась просить Венсана связаться с бандитами, привезшими ее — даже согласись он, и окажись это правдой, ее бы после этого просто вернули Валетту. Нет-нет, лучше умереть, чем попасть в руки к этому монстру. Пусть Венсан трахает ее во все дыры, чем тот шинкует своим ножичком на маленькие кусочки. Пока она здесь, кажется, в относительной безопасности, у нее есть время, чтобы что-то придумать, надо лишь подчиниться условиям хозяина. Мила снова старательно взялась за чтение. Продолжение статье ее совсем не обрадовало, судя по всему под описание сабы она совсем не подходила. Она по натуре не была ни мягкой, ни пассивной, да, сейчас безумно испуганной и готовой быть кем угодно, но непонятно как долго Венсана это будет устраивать, пока он не решит и в самом деле скроить ее под себя. Про эту подстройку под доминанта в статье ничего дельного не было, предполагалось, что этот тип характера либо есть, либо нет. Другие листочки на английском содержали еще меньше информации о предмете, лишь рассматривали элементы садо-мазохизма, связывания и особого состояния сознания, которого добивался подчиняющийся партнер, чтобы пережить причиненные боль и унижение. И хотя эти стороны были рассмотрены в общих чертах, вызвав у Милы приступ тихой паники (здесь даже была черно-белая фотография измотанной веревками женщины в каком-то подвале), то как добиться этой нирваны измененного сознания не описывалось. Опять же предполагалось, что это какая-то чуть ли не врожденная способность, образовавшаяся в результате перенесенных детских травм и бла-бла-бла. А вот тут, как обреченно догадывалась Мила, подробная инструкция ей не помешала бы. Не будут же ей вкалывать наркотики постоянно, чтобы она стала покладистее? Пролистав оставшиеся материалы, на английском она почти больше ничего не нашла. В других распечатках изредка встречались фотографии, но к сожалению, энтузиазма не вызывали — что-то Мила с трудом себя представляла нанизанной на крюк или висящей под кнутом на дыбе. Девушка зябко поежилась. Можно подумать, ее мнения кто-то спрашивать будет! На глаза снова набежали слезы отчаяния. Но девушка упрямо тряхнула головой, отгоняя непрошеные страхи. Так, будем решать проблемы по мере поступления! Может повезет, и хозяин ограничится минетом… Памятуя об утренней экзекуции, верилось с трудом. Так незаметно подкрался вечер. Так как ни естественного света, ни часов в комнате не было, о времени Мила могла догадываться только по ощущениям своего желудка. Он как раз недовольно заурчал. Словно услышав, явились служанки с очередным подносом. Ужин был легким, к нему прилагался бокал игристого вина, которое ей было настойчиво рекомендовано выпить. А, была-не была, Мила залпом осушила весь, хуже от него вряд ли будет, а так может расслабится. Затем ее опять затолкали в душ, намазали сладко пахнущими маслами (хотя скорее уж энергично вколотили их ей в кожу), подправили косметику. Когда указали на коврик, девушка в страхе попятилась — пожалуйста, не надо. То ли великанши не понимали языка жестов, то ли привыкли к подобным мольбам, но успешно проигнорировали, эффективно заставив Милу принять требуемую позицию. К счастью, глобального промывания внутренностей не последовало, ей лишь тщательно смазали анус и снова вставили утреннюю пробку с блестящим камушком в основании. Попка болезненно заныла, а девушка тихонько заскулила, прикусив губу. Утром, рассматривая этот странный предмет, она сама удивилась, насколько пробка была маленькой — почему же ей так больно? И каким макаром она, спрашивается, собирается давать Венсану «трахать себя во все дыры»? Да он разорвет ее одним махом… Закончив с приготовлениями, ее снова привязали к тому же прикроватному столбику в той же позе. В ожидании прихода хозяина, глядя на себя в зеркало, Мила внезапно осознала, что в этот раз ни соски, ни клитор ей не смазали стимулирующей мазью, но тем не менее те были напряженными, а ее киска вдруг увлажнилось, стоило ей представить, как Венсан вставит член ей в рот. Мда, ее стройная теория о влиянии синтетических афродизиаков не выдерживала никакой критики… В этот раз Венсан не заставил себя ждать. — Здравствуй, Милá, ты рада меня видеть? — он вальяжно уселся на любимом кресле, улыбаясь ей. — Да, хозяин, — послушно ответила девушка. — Чем ты сегодня занималась? — хитро прищурясь, спросил он. — Да ничем особым, хозяин, — замялась девушка. — С завтрашнего дня я начну давать тебе задания, чтобы не скучала, — пообещал он, — и буду вечерами проверять исполнение. — Хорошо, хозяин, — уныло протянула девушка. Доигралась… Что называется, десять раз подумай, прежде чем озвучивать свои желания, вселенная может и ответить… — Мне сказали, что ты читала сегодня, — внезапно спросил он, — почему не сказала об этом? Мила виновато покрылась румянцем. — Я не знала, можно ли мне это было читать, хозяин, простите, я испугалась. — Хм, значит ты, думая, что возможно совершаешь проступок, все же сделала это? — он иронично поднял бровь. — Да, хозяин, — все больше смущаясь проговорила девушка. — Что ж, не смею обманывать твои ожидания, за это ты будешь наказана. Мила вздрогнула. Как? Уже? Она же так старалась следовать правилам! Венсан … подошел и отвязал ее от столба, потом, взяв за руку, помог подняться и повел за собой. Подойдя к одному из шкафов, открыл его своим ключом. Взгляду перепуганной девушки предстала целая витрина различного секс-инвентаря, в глаза бросалась коллекция дильдо разных цветов и размеров, полка полная мазей и тюбиков, на дверце висело несколько разных кнутов и плеток угрожающего вида. Всего шокированная Мила и не успела рассмотреть, хозяин, быстро открыв один из ящиков, достал от туда странную резиновую штуку веселенького малинового цвета, очень сильно смахивающую на ракетку для пинг-понга, а затем захлопнул шкаф. Все также не выпуская руки девушки подвел к одному из пуфов. — Ляг, пожалуйста, на живот и приподними зад. — Что? — только и смогла выдохнуть девушка. — Хм… ты не поняла? О-кей… Ляг вниз лицом и опусти вниз руки и ноги, — постарался переформулировать Венсан. Видя застывшую столбом девушку, он недовольно нахмурился, потом сам подтолкнул ее и помог принять требуемую позу, нажал на поясницу и шею, заставил прогнуться и выставить зад. Мила тяжело дышала, не в силах справиться со стыдом и страхом. Она догадывалась, что он не в первый раз видит ее сокровенные местечки, но легче от этого не становилось. — Десять ударов, — спокойно провозгласил Венсан, и тут же, не заставив девушку и дальше терзаться страхами, начал шлепать. После первого удара Мила вскрикнула от неожиданности, потом лишь тихонько вздрагивала. Хозяин считал, отмеряя удары. Не сказать, что бы было очень больно, хотя нежная кожа и горела все больше. Удары равномерно ложились то на одну, то другую ягодицы, стараясь максимально покрыть всю поверхность круглой, отставленной попки. Все закончилось так же внезапно, как и началось. Присев позади Милы, хозяин сильно смял руками пострадавшие ягодицы девушки, от чего та задергалась. — Мне нравится. Тебе так очень идет, Милá. Особенно очаровательно на красном фоне смотрятся сейчас твои мокрые, манящие дырочки, — добавил он, проведя рукой по ее промежности и задержавшись на пробке, стал аккуратно крутить ее, словно пытаясь вытянуть. Девушка испуганно замерла, зажмурилась, тщетно пытаясь приготовиться к неизбежному. Но он вдруг остановился и вернулся в кресло. — Ты можешь встать и пойти на свое место, — приказал он. Девушка с готовностью подчинилась и отползла обратно к углу кровати. Встала на колени, немного расставила ноги, как бы обняв столбик ступнями, попка при этом болезненно прижалась к шероховатому дереву, заставив поморщиться. Он не стал ей связывать руки, поэтому она просто убрала их за спину. — Молодец, крошка, — искренне похвалил он за догадливость, — это поза, в которой ты всегда будешь ждать меня. Привязывать же тебя будут только, если забудешься или в наказание, поняла? — Да, хозяин, — заверила девушка. — Теперь, когда ты наказана… Кстати, я проявил милосердие, шлепая тебя, делая скидку на твою неопытность. Больше такого не повторится. Не стоит мне лгать, Милá. — Спасибо, хозяин. — Итак, расскажи мне, о чем ты сегодня прочитала, — потребовал он. Мила было замялась, но потом вспомнив мягкую угрозу, быстро попыталась своими словами пересказать текст найденных статей. — В данном контексте, Доминант — это Верхний, а саб-нижний, — поправил он ее формулировки по ходу. Когда девушка смущенно закончила, Венсан спросил: — Ты все поняла из прочитанного, Милá? — Нет, хозяин, — призналась девушка. — Ты можешь спросить, — подбодрил он. — Я… — замялась Мила, потом передумав, нервно облизала губы и спросила о другом тревожащем ее вопросе, — а Вы какой Верхний? Какие практики вы предпочитаете? Венсан искренне рассмеялся. — Да ты маленькая хитрюшка, — ухмыльнулся он, — думаешь удастся подготовиться? Девушка смущенно зарделась — разве это плохо? — Я по желанию и необходимости использую все, — спокойно заявил он, — что понадобится, чтобы найти подход к тебе, мне еще предстоит только узнать. И признаюсь, жду этого с нетерпением, — с нажимом добавил он, одарив ее редким хищным взглядом. Мила побледнела и прикусила губки, чтобы не расплакаться. — Тебя же еще что-то волнует — говори, — потребовал он. Девушка обреченно выдохнула. — Я думаю из меня не получится нижней, — призналась она, — я совсем не такая, мне не нравится подчиняться. Да и в детстве меня никто не обижал… я не понимаю, как возможно такое в принципе перенести… Все, сказала, будь что будет. Венсан встал с кресла и подошел к ней. Бережно взяв за подбородок, заставил смотреть в глаза. — А с чего ты взяла, что нижними становятся только слабовольные люди, ищущие руководства? — серьезно произнес он. — Это не так. У хорошей нижней должен быть очень твердый стержень. Но ты в других условиях, ты зависима только по стечению обстоятельств. Так что тебе все же придется найти в себе нижнюю — добровольно или по принуждению. Разве в этом есть слабость? Я вижу силу, вижу возможность. Вопрос лишь в том — захочешь ли это увидеть ты? — Как на такое вообще можно согласиться добровольно? — выкрикнула девушка, давясь нежданными слезами, — да и смысл? Вы все равно можете заставить меня делать то, что я не хочу. У меня нет выбора! — Ты права. Но выбор у тебя есть, как я и обещал. И только от тебя зависит, что ты выберешь. Мила примолкла. — Я не понимаю… что вы имеете в виду? — беспомощно прошептала она. — Тот человек, что организовал твое похищение, хочет получить в свое распоряжение полностью инициированную рабыню, — начал объяснять он, — он хочет, чтобы ты всегда — 24/7 — была мокрой, жаждущей, послушной, с радостью выполняла любые его самые грязные фантазии, принимала любые издевательства и боль, которыми он вздумает тебя наградить, и оставалась преданной, как собака, которая готова вылизывать ноги любимому хозяину, каким бы жестоким он не был. При этом его не интересуют Д/с отношения, он хочет лишь насладиться своей властью над тобой. А для тебя все это станет смыслом жизни, все другое перестанет волновать, ты полностью растворишься в этом состоянии принадлежащей ему вещи. Или любому другому, кому он захочет тебя отдать, когда надоешь. Мила задрожала от представившейся перспективы. — И вы можете сделать такое из живого человека? — с ужасом вопросила она. — Могу, — бесстрастно ответил он, — и делал раньше — по просьбе самой нижней или ее Верхнего. Но это путь, с которого нет возврата, только устоявшиеся партнеры могут желать такого полного погружения в суб-реальность по своей воле. Он на мгновение остановился, вглядываясь в девушку, будто пытаясь определить, не потерял ли ее. — Но кроме того я могу научить тебя контролировать это состояние, входить и выходить из него по своему желанию, получать все от растворившейся, целиком подчинившейся части и с легкостью возвращаться к себе, не утрачивая связи с другими гранями собственной личности. У Милы заболела голова. Она окончательно запуталась. — Какая разница для меня сейчас? Я не понимаю! Вы ведь не отпустите меня… Венсан нежно потрепал девушку по щеке. — Нет. Тебе в любом случае придется пройти все ступени, крошка. Разница лишь в результате на выходе. Но как ты пройдешь этот путь — решать тебе. Договорив, не отрывая взгляда от глаз девушки, он внезапно положил руку ей на грудь и больно сжал. Мила вздрогнула словно от разряда молнии и неожиданно для себя глухо застонала, потянувшись на встречу его грубой ласке. — Оставайся стоять, я не разрешал тебе отойти, — пригвоздил ее к месту хозяин. Девушка тревожно замерла. Он продолжал сильно мять ее груди, выкручивать соски, следя за возрастающим возбуждением, прожигая взглядом, словно мог читать все ее мысли. Стыд накрыл удушливой волной. Она вела себя как шлюха, поддавшись единственной скупой ласке. А он всем видом говорил, что ни на что другое она … и не в праве рассчитывать… Мужчина, подняв руку, засунул пальцы ей в рот. — Лижи, — приказал он, проникая еще глубже, заставляя ее нанизываться на ладонь, почти как утром заставлял нанизываться на свой член. Девушка давилась, губы больно растянулись, но она продолжала усердно вылизывать его пальцы, всей пятерней хозяйничающие у нее во рту, пока другая рука так же нещадно терзала податливую грудь. Когда он выскользнул из ее рта и влажной рукой прочертил дорожку вниз по ее телу, не отпуская ее зачарованного взгляда, девушку затрясло от предвкушения. Он не стал задерживаться на ее клиторе, а без предупреждения вонзился пальцами в лоно — растягивая, сокрушая все на своем пути. Для Милы это было слишком, она дернулась и тут же забилась в судорогах оргазма, еще больше насаживаясь на его руку. Придя в себя, она осознала, что полувисит на плече хозяина, а тот бережно поглаживает ее по волосам. Мила отпрянула, испугавшись, не нарушила ли она чего-то, и снова приняла заученную позу. — Ты очень быстро кончаешь, Милá, и без разрешения, — заметил он, задумчиво водя рукой, пахнущей ее оргазмом, по лицу пленницы, — нам надо будет над этим серьезно поработать. Девушка стыдливо потупилась. Не таких слов ожидаешь обычно после такого крышесноса… Венсан неторопливо встал и, подняв брошенный пиджак с кресла, попрощался: — Спокойной ночи, моя сладкая крошка. Все еще не отошедшая от оргазма, растерянная, она осмелилась спросить в догонку: — Зачем вы это делаете? Он недоуменно пожал плечами: — Потому что могу… — закрыл за собой дверь. Услышав проворачивающийся ключ в замке, оцепенение спало, и девушка повалилась на пол, безудержно захлебываясь рыданиями. *** Утром Милу разбудили ее безмолвные стражницы, принеся завтрак. Так как вытаскивать из постели и тащить ее в душ не стали, Мила сделала вывод, что утреннего визита хозяина не ожидается. К удивлению Милы и в миг охватившему ее восторгу, рядом с подносом лежал электронный планшет. Девушка лихорадочно включила девайс и стала кликать по настройкам, затем перевернула, подхватив вилку с ложкой, со сноровкой разломала заднюю панель, открыв внутренности… и не смогла сдержать разочарованного вскрика… из глаз брызнули злые слезы. С таким же успехом они могли ей печатную машинку оставить! Мало того, что планшет не был подключен к сети, в нем искусно были выжжены все проводящие внешний сигнал элементы. Со злостью бросив это барахло, решила переключиться на завтрак. Аппетита не было, даже кофе не обрадовал, хотя она и не спала почти всю ночь, прокручивая и так и этак разговор с Венсаном и пытаясь выудить из него хоть каплю смысла. Пока выходило, что ради какой-то эфемерной цели, он предлагает ей сложить лапки и самой помочь приготовить себя, как барашка на заклание, для того мифического придурка, решившего ею завладеть. При этом абсолютно непонятно, что от нее для этого требуется. С инстинктом самосохранения у нее все в порядке, а если бы и не было, то ей уже очень доходчиво объяснили, что сопротивление бесполезно — ее все равно скрутят и поимеют, как захотят. Да вот если бы только поиметь хотели… судя по ранее имевшимся обрывочным сведениям и вчерашнему экспресс-курсу, грубый трах — не основное, к этому прилагается еще целый набор, гарантирующий массу незабываемых ощущений — кандалы, плети, веревки, моральное унижение… Ну, допустим, сопротивляться — себе дороже, болевой порог у нее высокий — постарается терпеть. А если не выдержит? Нарисованная вчера Венсаном картинка ожидаемого будущего совсем не вдохновляла… Это как же ей мозги нужно будет исколошматить, чтобы сделать безвольной пожизненной сучкой? В такое вообще с трудом верилось. Может, он все сочиняет, чтобы сделать ее более согласной и уязвимой? Хотя куда уж уязвимей, она его рабыня, купленная за сумасшедшие деньги! Ясно, что за это он хочет с нее получить и прибыль и удовольствие. С другой стороны, несмотря на его жесткость и категорический отказ отпустить ее, что-то в нем располагало, вызывало доверие. Она чувствовала, что он знает о чем говорит, знает, что делает, видит эту цель, к которой подводит ее. Так может, стоит довериться ему, пережить как-то эту неволю, если потом он поможет ей? Ведь что ей нужно? Выбраться из этой передряги и вернуться домой в максимально целом состоянии, главное, со здоровой крышей, а не мозгами набекрень, чего так желает ее таинственный благодетель. Тогда она что-то сможет сделать, хоть как-то помочь другим девчонкам, если еще не поздно! Вспомнив о подругах по несчастью, Мила снова разрыдалась. Эка, ее штормит! Нет, надо собраться! Слезами тут точно не поможешь. Поплакав и немного успокоившись, Мила покосилась на несчастный, расчлененный планшет. Обреченно вздохнув, подобрала запчасти и стала собирать. Прежним ему уже не стать, уж очень она торопилась, взламывая крепления, но работать должен. Экран и правда включился. Из аппов на панели — один блокнот. Ну ладно, посмотрим, что уж теперь. В первой же вкладке письмо от хозяина. «Доброе утро, Милá, Пожалуйста, прочитай внимательно нижеследующие инструкции и постарайся запомнить, так как планшет у тебя заберут после обеда. В файле номер один приложен опросник, ты должна его честно заполнить. Напоминаю, что мне легко проверить любую ложь. В файле номер два находится видеоурок по технике глубокого минета, который ты должна освоить. Для практики воспользуйся фаллоиммитаторами из шкафа. Его откроют. Ты должна сделать не меньше двух подходов по часу. Опиши не менее трех своих самых частых эротических фантазий — сегодняшних или юношеских. Тщательно подготовься к моему приходу и одень вещи, что тебе дадут. Господин Венсан.» Мда уж, а он слов на ветер не бросает… Обещал, что скучать не будет — пожалуйста. Особенно пункт номер три веселый, требующий всей ее сосредоточенности… Где бы еще часы под это дело раздобыть? Ладно, начинаем работать, а то фиг знает, сколько сейчас времени, а до обеда, судя по всему, куча бумажной волокиты, словно опять на побегушках у шефа. Эх, Александр Борисыч, знали бы вы как я сейчас тоскую по вашей лысине, вашему занудству и даже по тону, каким вы произносили «Милочка»… Открыв анкету для заполнения, Мила немного опешила от количества страниц. Это был список всевозможных вариантов развития общения Верхнего с его нижней, охватывающий все сферы — секса, бондажа, пыток, физического наказания, использования игрушек, специальных девайсов, сенсорной депривации, одежды, способов унижения. Нужно было отметить по шкале от 1 до 5, где 1 — «ни за что на свете», 3 — «любопытно» и 5 — «очень нравится». Первой мыслью было — залепить всюду единицы. Это какой-то бред! Ее мучитель, удерживающий ее пленницей, интересуется ее предпочтениями! Что-то она не заметила, что бы ее спрашивали, когда насильно делали клизму, нравится ли ей это! Какая ему разница вообще? Или смысл в наоборот? Он будет ломать ее на единичках и не трогать пятерки? Кроме того, некоторые термины в принципе были ей не понятны, даже при дословном переводе, а другие смутно вызывали в памяти что-то нехорошее. Плюнув, решила действовать по наитию. Поставила четверки и пятерки почти всем видам секса, на анальном долго металась между двойкой и тройкой, пытаясь просчитать, какой вариант наиболее способен отсрочить данное действо. Пробкам — три, фистинг — два (ой, мама, если это то, что она подумала, незабываемые воспоминания ей точно гарантированы), порке — ну пусть будет четыре, потерпит, наверное… еще бы разобраться в разнице между названиями различных плеток… ну да Бог с ними, в разнобой: раз-два-три-четыре-пять, пять-четыре-три-два-один… Платьюшкам все пятерки, маски — пусть будут, бондаж — а фиг вам, прищепки — спасибо, не надо, порезы — брррр, пропустим, вдруг пронесет, а вот поползать на коленках в ошейнике — почему бы и нет, кто ее здесь увидит? К … концу списка Мила так распалилась, что уже хихикала в голос над каждым новым пунктом. Сложно сказать, какая доля в этом смехе была истинного веселья, а какая истерики. Но кругозор ее после этой сверх-позновательной анкеты точно пополнился. Интересно, как же долго ее планируют дрессировать, чтобы воплотить в жизнь все эти техники и практики? Все еще на волне нездорового ажиотажа она взялась смотреть видео-урок. Тот оказался далек от ожидаемой порнушки, и на самом деле напоминал лекцию, вернув пленнице немного утерянного самообладания. На видео обычная девушка в свитере-водолазке рассказывала о основных особенностях техники глубокого минета. Упомянула о физиологии, на картинке объяснила строение гортани и горла, привела способы преодоления рвотного рефлекса. Потом показала, как тренироваться на искусственном члене, продемонстрировав внушительный результат. Милу это видео даже немного раздразнило, захотелось скорее самой попробовать применить усвоенные советы, она и не думала, что тут столько нюансов. Зато, наверное, Венсан вчера так долго и не кончал — слишком она неумелая. Даже как-то грустно стало, она то всегда думала, что делает сногшибательный минет, но Виталя, видимо, в этом деле не показатель. Следующим в соответствии с составленной приоритизацией следовало браться за описание фантазий, пока планшет не забрали, тем более желудок подсказывал, что дело близится к обеду. Но тут Милу немного заклинило. Это ведь было настолько личным. Даже если отбросить в сторону ее корявый английский, как описать те чувства, которыми были наполнены ее фантазии? Ведь именно эмоции вызывали возбуждение во время мастурбации, теребение клитора было вторичным. Или это не важно и нужны лишь детали ситуации? Подумав, она решила взять за основу свои подростковые фантазии, как самые безобидные. В первой она и одноклассник, в которого она тогда была влюблена, занимались любовью на ржаном поле. Рожь была высокой и отгораживала их от в всего мира колосящейся стеной. Светило солнце, лаская теплыми лучами, а они целовались, лежа на покрывале, и только носившиеся ласточки нарушали тишину своим писком, да Мила — стонами. Сюжет развивался по стандартам жанра: поцелуи, объятия, немного жаркого петтинга, минет, куни, секс — влюбленно глядя друг другу в глаза. Единственным моментом, немного невписывающимся в романтическую схему наивной девочки, было продолжение соития в позе сзади — догги-стайл, но ее уже тогда это почему-то очень заводило. Во второй истории она решила рассказать о своей мечте о лесбийском сексе. Она тогда была очарована более старшей подружкой, уже давно имевшей бойфренда, влюблена не столько в нее, сколько в их пару целиком. Завидовала, наверное. Так вот, фантазия развивалась как будто у них дома, куда ее пригласили. Подружка якобы соблазняла Милу, а бойфренд смотрел, как они вылизывают друг друга, прежде чем присоединиться. Третью фантазию Мила сочинить не успела, пришли великанши с обедом и забрали планшет, несмотря на ее мольбы про «еще пять минуточек». Ох, не сдобровать ее попке сегодня. Вряд ли повезет опять отделаться той хлопалкой. Уходя, служанки и вправду открыли шкаф, из которого Венсан вчера и доставал средство наказания. Кроме того оставили ей маленькие механические часики. Видимо, хозяин ко всему подходил обстоятельно и не забывал о мелочах. Времени уже было почти два. Интересно, во сколько он придет? Быстро проглотив обед, она побежала разбираться с секс-инвентарем. Рассматривать все подряд времени не было, лишь испуганно бросила взгляд на крюки с плетками, пытаясь вообразить ощущения, и потом сосредоточилась на обили дильдо. Девушка в видео говорила, что стоит брать тот, что помягче, эластичнее, но чтоб не гнулся, лучше из качественных материалов, а не дешевой резины. Тут, конечно, ничего дешевого и не было. Рассмотрев с десяток различных экземпляров, наконец нашла подходящий на присоске, телесного цвета, с физиологически верно вылепленной головкой, венами, яичками. Прикрепив искусственный член к стене на уровне рта, взялась за тренировку. Это оказалось довольно сложно, у нее даже не получалось засунуть его и до половины. Как же Венсан это делал с ней вчера? Нажимал на голову встречным движением, чтоб загнать поглубже… Но она то сама себя так нагнуть не может… Может, просто она себя жалеет? Вон, даже не больно почти. Решив побольше постараться, Мила высунула язычок и, плотно прижав к нижней части фаллоса, стала медленно нанизываться, стараясь открыть рот пошире. В этот раз она почувствовала, что член и прям вошел в горло. Тогда она резко надавила и чуть не подавилась только что съеденным обедом… Блин, только бы такое хозяину не устроить! Сбегав прополоскать рот, попробовала снова, уже аккуратнее. Через время что-то начало получаться, даже слезы выступили на глазах. Еще бы не забывать дышать носом, что тяжело, когда член глубоко, следить за зубами и одновременно плотно сжимать губами, имитируя тугое колечко. Тот еще мульти-таскинг! Больше всего напоминало ее неудачную попытку заняться аэробикой, она тогда никак не могла понять, как заставить и руки и ноги делать слаженно абсолютно разные движения. Сейчас варианта «фиг с ним, брошу» в ее распоряжении не было, поэтому Мила снова и снова старательно насаживалась на искусственный член, пока горло совсем не разболелось. Часики показывали, что отведенное время прошло и можно взять перерыв. Вспомнив о последнем пункте инструкции, решила не доставлять своим бездушным охранницам удовольствия силой тащить ее в душ, и пошла прихорашиваться. Умылась, намазюкалась вкусными кремами, перекрасила ногти на руках и ногах, красиво уложила волосы, оставив распущенными и заплетя верхние в колосок короной, закрепив резинкой. Ни шпилек, ни заколок снова не было, видимо, по тем же причинам — не хотели, чтобы пленница открыла в себе талант медвежатницы. В очередной раз оглядев браслет на лодыжке, грустно сморщилась — синяя лампочка непрерывно горела, ничего ему от воды не сделалось… Краситься пока не стала, чтобы не размазать. Проведя пальчиками по ногам и половым губам убедилась в безупречной гладкости — пока эта проблема отпадает. Судя по времени, было пора вернуться к тренировкам. В этот раз было и легче и сложнее — она уже автоматически правильно направляла голову для более полного вхождения, но горло в то же время, не отойдя за время передышки, сильно болело, заставляя делать себе поблажки. За этим процессом и застали ее грозные великанши — на коленях, с приклееным к стене силиконовым хуем во рту. Надо отдать должное их выдержке — даже бровью не повели… Ей принесли легкий полдник. Пока девушка неспешно жевала фрукты с йогуртом, служанка закрыла шкаф (вот и рассмотрела все повнимательнее!) и они стали быстро прибираться в комнате и ванной — красиво застелили постель, убрали вещи в шкаф, протерли поверхности. Потом одна притащила пылесос, а другая стала готовить для Милы вещи на вечер. Что ж, у Венсана, судя по сегодняшнему выбору, вкус все же был более классический, чем у устроителей аукциона, но простора для воображения тоже оставлял маловато — короткие чулки чуть выше колен на резинках с бантиками, то ли платье, то ли ночная рубашка чуть ниже бедра из прозрачной эластичной ткани на лямочках, с такими же бантиками по лифу. Все нежно розового цвета. Вариант — девочка-ромашечка. Только без трусов… Закончив приготовления и уборку, бой-бабы приказали идти в душ. Мила, тараторя, попятилась подальше, пытаясь доказать, что все необходимые водные процедуры уже провела. Итогом неравного боя, ожидаемо, стало ее позорное водворение на печально знакомый коврик в той же унизительной кондиции. В этот раз она заставила себя сдержаться и не плакать, уставилась в стену и пыталась ни о чем не думать. Увенчалась сия процедура, естественно, пробкой в задницу — розовенького цвета. К шести часам она была абсолютно готова и водворена на колени возле прикроватного столбика ждать прихода хозяина. Поджилки тряслись, рассудительное сознание яростно переругивалось с ослиным упрямством, разбирая утренние детские шалости с анкетой. Ох, как бы ей эти забавы боком теперь не вышли. Что-то ей сегодня хозяин приготовил? Все еще подготовительный курс или сразу обучение с погружением? От этих мыслей Мила снова завелась, очень захотелось просто хорошего, добротного секса. Что и неудивительно, весь день голова только об этом и думала! Интересно, он ее вообще трахнет по-человечески когда-нибудь, или Верхним это не к лицу и только мучать будет? Хотя от такого мучения как вчера она бы не отказалась… Блин, нет, она все таки слаба на передок, аж вся потекла, представляя сильные, красивые руки Венсана в своей киске. И вообще, она так и не решила, какой ответ дать на его предложение о выборе. Если бы еще разобралась в альтернативах… Хотя вроде ответа с нее и не спрашивали. Он то сам наверное лучше знает? Погрузившись в раздумья, она не сразу услышала звук ключа в замке — вздрогнула, выпрямилась и уставилась на дверь. Там стоял Он — ее Господин…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх