Спускаясь по лестнице…

Саша стояла в узком коридоре купейного вагона и внимательно рассматривала билет, который, буквально минуту назад, вернула ей дородная проводница. Поезд вздрагивал на стыках или у Саши слегка тряслись руки, но она с трудом разбирала блеклые литеры. А может быть виной тому бессонная ночь? Это случилось вчера. В обычный понедельник, с которого начинался отсчет последней недели отпуска. На дачу к родителям или на пляж? Саша только что позавтракала, и теперь тягуче склонялась к тому чтобы пойти на пляж, когда электрически задребезжал дверной звонок. Курьер, очевидно, счел ее сумасшедшей. Редкий клиент пытается отказаться от уже оплаченного билета, да еще с такой экспрессией. Она не собиралась ехать, просто взяла билет. Поезд отправлялся через три часа. И обратный билет на вечер вторника. Один день в большом городе. Даже без ночевки. Отказаться было бы очевидной глупостью. Полчаса сомнений прошли как одно мгновение. Надо помыть голову. Кто бы это мог быть? Александра не привыкла к подобным подаркам. Одна роза, три тюльпана, пять гвоздик, заколка, альбом для фотографий… — билет выпадал из прокрустова ложа ее отношений с практичными молодыми людьми. Впрочем, гадать дальше уже не было времени. Борьба с густой шапкой каштановых волос затянулась и Саша едва успела на поезд, который тронулся раньше чем она успела перевести дух. Вот и ее купе. Попутчица неопределенного возраста рассматривала лежащий на столике черный конверт с серебряным адресом, ее муж уже залез на верхнюю полку и смотрел сверху, пухлый подросток надувал пузырь из жвачки. Девушка еле слышно охнула и опустилась на сиденье. Маленькая миссис Ника Хайд, сексуальная проказница из виртуального мира, искательница эротических приключений и сомнительных знакомств. Вам письмо. Его совсем необязательно брать. Можно равнодушно смотреть в окно на проносящиеся мимо фермы железнодорожного моста. Только это ничего не изменит. На перроне вокзала будут встречать не офис-менеджера Александру Иванову, а ее беспутное аlter ego — любительницу вирта и жесткого порно — Нику. Она протянула руку, провожаемую тремя парами глаз, и взяла конверт. Он был свернут из куска черного картона и запечатан сургучом. Как шоколад, подумала Саша, подавив инстинктивное желание слизнуть коричневую нашлепку. Сургуч треснул, но письма внутри не оказалось. Зато прямо по картону тянулась серебром по черному каллиграфическая вязь: «Стань собой, спускаясь по лестнице ведущей вверх», — и ниже мельче: «Номер ячейки и код на билете». Саша дрогнула. Можно выйти на ближайшей станции. Или провести весь день в зале ожидания вокзала. И как можно спуститься по лестнице, если она идет вверх? Уснуть Саша так и не смогла. Виртуальная биография Ники проплывала у нее перед глазами. Несколько безликих фотографий с широко раздвинутыми ногами. Десяток случайных знакомств, включая двух навязчивых ухажеров с повадками тинейджеров. Как ее могли вычислить? Кому это могло потребоваться?»Воткни в меня свой нефритовый жезл! Глубже! Еще глубже!» Щеки покрылись румянцем. Как стыдно… когда видно, произнесла про себя девушка. Ее единственная интимная фотосессия… Даже Nikon с треногой она взяла в прокате. Сладостное напряжение ожидания, когда сработает таймер. Вспышка. Промакнуть вульву салфеткой и еще один дубль. Убедиться, что лицо не попало в кадр. Ретушь родимого пятна на внутренней поверхности бедра в фотошопе. И, наконец, с замиранием сердца, фотографии посланы Ему. Он это заслужил. Сколько раз Саша билась в оргазме, читая его сообщения. Слишком многие считали его наилучшим виртуальным любовником, чтобы она могла ему отказать. Саша всегда рассчитывала на худшее, поэтому предприняла все необходимые меры предосторожности. Где же она прокололась? На фоне Сашиной паники, воспоминания о том, кто так и остался для нее скрыт за аббревиатурой С. Е., хлынули теплой струей. Каждый раз, он находил для нее все новые и новые комплименты. Они обжигали как пламя. Две недели счастья и надежды. А потом он исчез. А несколько дней назад, шляясь по интернету она нашла там свои фотографии в каталоге проституток. Слезы выступили на Сашиных глаза — какие же мужики сволочи — подумала девушка. Только теперь она заметила, что ее трусики промокли насквозь. Саша вытащила из сумки свежие и отправилась в туалет. Сколько же цифр поместилось на этом билете! Настоящий ребус. Может быть здесь? Саша, впрочем, не была уверена в том, что камеры хранения нумеруются именно так. Между тем, за окном появились городские кварталы. Вопреки здравому смыслу, Саша не удивилась бы встрече на перроне. Хотя, с кем? Стрелка с чемоданом указывала направо и вниз. Странно, ведь лестница должна вести вверх… Десять шагов колебаний… , но надо же проверить гипотезу. Она бы нашла эту ячейку камеры хранения и без билета. Кто-то нарисовал на ней маркером большое розовое сердце, правый край которого, представлял собой витиевато нарисованное слово «Ника». И это снова я. У Саши снова засосало под ложечкой. Код нашелся сразу. Неизвестный так и не разбил, выставленные им цифры. Заходи — бери… Ряды шкафов, делили камеру хранения на узкие коридоры. Сейчас она казалась пустой, несмотря на то, что в соседних отсеках определенно кто-то был. В глубине камеры лежала черная бумажная сумка. Девушка достала ее и повернув к свету, увидела серебристую надпись: «Все свои вещи оставь в ячейке, пожалуйста!» Это было уже слишком! Саша хлопнула дверцей и чуть ли не бегом направилась в зал ожидания — самое безопасное, как ей казалось, место на вокзале. Только через четверть часа она решилась заглянуть в сумку. Красное платье было невозможно рассмотреть не вытащив полностью наружу. Чулки в крупную сетку того же цвета. Туфли на шпильках… Неужели угадали с размером? Бутылка кофейного ликера и… клизма. Саша с возмущением схлопнула клапан. Какая мерзость! Но все-таки любопытно — подумала Саша — какое оно это платье. Сколько можно по скамейке ерзать? Тем более, что и пи-пи уже хочется. В огромный вокзальный туалет была небольшая очередь. Саша заплатила какую-то мелочь и устремилась к открытой кабинке. Туфли оказались нужного размера. Это так воодушевило девушку, что она решила примерить маленькое красное платье. В замызганном зеркале отражалась стройная шатенка среднего роста, с миловидными, хотя и не слишком правильными, чертами лица. Одним словом, Ника. Платье почти ничего не скрывало: Сашины груди, полноценного третьего размера, выпирали наружу, несмотря на плотный лифчик, выглядевший здесь, впрочем, совсем неуместным. Сними Саша свои любимые джинсы, сзади, наверняка, были видны стринги, подумал Саша, инстинктивно выпрямившись до предела. На дне пакета лежала косметичка. Какой яркий цвет! Помада, тушь… Жетон для камеры хранения и билет на метро. Кажется, все было продумано заранее. Неплохая мысль, насчет камеры хранения, не будет же она разгуливать с ворохом тряпок. Минутное раздумье: оставить ли клизму в камере хранения, и она остается на дне черного пакета. Теперь в метро. Саша не знала точно, куда именно она поедет, вполне отдавшись на волю проведения. — Ника! — Ее окликнули в тот момент, когда она ступила на эскалатор. Их было трое, и они выглядели нелепо в своих нарядах, на фоне утрене-серой толпы. Они были одеты как проститутки. Дешевые проститутки. Короткие черные шорты, топы, какая-то невообразимая рубашка. Одна из девушек, показалась ей знакомой. — Лифчик тебе не идет. — Мадам, а именно такое определение, более всего, подходило этой более потасканной, чем немолодой женщине, говорила твердо, скорее жестко. Саша побаивалась не, то что бежать, но даже идти по эскалатору на шпильках. Пара минут, и они выброшены их в плотный людской поток. Саша, как кролик, в компании удавов, повернула на одну их платформ и вскоре оказалась в забитом людьми вагоне. — Извините, не могли бы Вы уступить мне место? — Одна из девушек, совсем юная брюнетка среднего роста, в коротком черном топе и миниюбке, такого … же цвета, сияя кроваво красными губами, протискивалась в торец вагона, схватив Сашу за руку. С некоторым удивлением, мужчина, отодвинулся в сторону. Теперь Саша стояла, даже полулежала, в окружении проституток. Пышная блондинка навалилась на нее сзади всем свои весом, так, что девушка с силой прижимала животом присевшую брюнетку к запертой двери в торце вагона. Чтобы не упасть, Саше пришлось ухватиться за вертикальные поручни. Только она открыла рот чтобы возмутиться, как ей под челюсть впилась игла. Боль обожгла голосовые связки и из ее рта вырвался еле слышный хрип. Внезапно она поняла, что поручни смазаны клеем. Блондинка с силой прижимала Сашины кисти к поручням, в то время как брюнетка стаскивала с нее джинсы, вместе с трусами. Нападение было столь внезапным и решительным, что на какое-то время девушка потеряла способность сопротивляться. Агрессоры использовали этот момент с максимальной для себя выгодой. Стянув джинсы, брюнетка наживила на левую ногу Саши чулок-сетку, надела туфлю и прижала ногу к стенке вагона. Тут ей на помощь пришла бандерша. Тонкая стальная проволока опоясала щиколотку и была зафиксирована на торчащей из стены шляпке самореза. Вторая нога… Из-за низкой фиксации рук, девушка оказалась в неудобной позе. Попа выпирала назад. Ноги широко расставлены. Убедившись, что жертва прилипла к поручням как незадачливая муха, блондинка сняла с нее бюстгальтер, слега ущипнув пару раз за соски. Внизу, между тем, продолжалась работа: устроившись между Сашиных ног, брюнетка подтянула чулки и снова полезла в черную бумажную сумку. Сквозь свои широко раздвинутые ноги Саша видела как наполняется ликером клизма… Резкая боль и ее кончик уже в анальном отверстии. Холод в прямой кишке. Саша почувствовала как ей что-то пишут помадой на заднице. И последний штрих: и без того короткий подол платья заколот булавкой. Блондинка и рыжая отступают назад, с удовольствием рассматривая дело своих рук — раскляченую девушку — брюнетка продолжает сидеть на корточках. Обнаженной попой Саша почти физически чувствует как оживляются мужчины. Вот между ее щиколоток появляются ноги в серых брюках и модельных ботинках. Девушка напрягается до предела, но вместо члена ее клитор гладят пальцы. Судя по чавкающим звукам, брюнетка помогает клиенту поднять член. Насухо! Смоченный лишь слюной член силой врывается в сухую Сашину пизду. Девушка пытается кричать от жуткой боли и отчаяния, но не может. Вторая фрикция, третья, четвертая… Ей кажется, что она теряет сознание, за мгновение до того как в матку устремляется струя спермы. Прощальный хлопок по попе, и у нее новый клиент. Этому парнишке в голубых джинсах и кроссовках помощь не нужна. Подростковая гиперсексуальность! Хорошо смазанная спермой щель легко принимает молодой член. Молодой человек крепко держит новоиспеченную шлюху за талию врываясь в нее на максимально возможную глубину. Между тем настроение девушки, против ее воли, меняется. Подчиненность, даже беспомощность, начинает доставлять ей нет, еще не удовольствие, но, определенно, возбуждение. Сашино нутро все более увлажняется, начинает пульсировать она содрогается в оргазме. За спиной шлюхи идет торг, теперь она знает сколько стоит — всего 500 рублей. Но некто в Dr. Martins с белыми шнурками готов дать за нее лишь триста. Или 500 за все. Мамашка жмется и огрызается, но потом, глядя на выстроившуюся очередь, обреченно машет рукой. Клиент резким движением растягивает половые губы проститутки в разные стороны и она видит мутные белые капли спермы падающие на пол. Указательный палец в жопе, большой в пизде. Что он там пытается нащупать? И теперь член. Пальцы с силой сжимают ее перегородку, мнут и трут ее. Он изливается спермой слишком быстро. Быстрее чем состав успевает тронуться с очередной станции. Оральные услуги брюнетки сегодня бесплатно! Слепящая вспышка режет глаза. Еще одна. Сегодня я фотомодель! Саша завиляла жопой и подняла взгляд. Из соседнего вагона на нее, вернее на ее вывалившиеся из платья груди, пялились люди. Какой-то мальчишка показывал на нее пальцем, злобно кривились женщины, многие ловили кадр. Чернявый атлет поймал ее взгляд, и причмокнув губами начал протискиваться к двери. Еще минуту назад она надеялась, что кто-нибудь из пассажиров придет ей на помощь, но вместо этого видела лишь похоть и презрение в их глазах. Почему-то, только теперь у Саши на глазах выступили слезы. Ее ягодицы растягивала в разные стороны, примостившаяся под ней брюнетка. Она стояла на коленях, прижимаясь лицом к Сашиному лобку и на ощупь пыталась запихать пальцы рук в ее девственное анальное отверстие. Наконец, ей это удалось и она начала растягивать сфинктер. Инстинктивно, Саша пыталась противодействовать этой атаке, но резкий, как выстрел, шлепок по попе прервал ее сопротивление. — Тужься! — Саша покрылась пунцовыми пятнами, почувствовав, как что-то стекает у нее по бедрам. Поэтому, в моральном плане (ха-ха), она даже испытала облегчение, когда в нее вошла головка члена. Физически же, лишение анальной девственности давалось девушке мучительно, несмотря на смазку. Тем более, что подонок жестоко вцепился в груди оттягивал и мял их. Не успела Света почувствовать облегчение, от обильного завершения экзекуции, как брюнетка, намотав на руку пряди ее волос потянула ее голову вниз и вправо, где ее уже ждал измазанный ликером и прочим содержимым ее кишечника член. Острый запах экскрементов, смешивающийся с запахом спирта и ароматизаторов, ударил ей в нос. Саша сжала зубы и уперлась… Кривые когти бандерши впились в распухший Сашин клитор. От нечеловеческой боли девушка приоткрыла рот на выдохе и туда вошел член. Саша думала, что ее вырвет, но вкус ликера перебил приступ рвоты. Более того, начал действовать стремительно впитывающийся через стенки прямой кишки алкоголь. Она вдруг почувствовала какую-то легкость, проистекающую из ощущения неизбежности. Она уже понимала, что никуда не денется, ее жизнь меняется на долгие годы, если не навсегда. Пока она обрабатывала ртом один член, другой (о боже, как он велик!) вошел в ее влагалище, и Саша… Нет уже Ника… Начала насаживаться на него, в потягиваясь руками к поручням. Язычок брюнетки добрался до ее клитора и ощущение умиротворяющего блаженства охватило путану. Она кончила вместе с клиентом, под его одобрительный возглас. Боковым зрением Ника увидела, что блондинка стоит рядом с ней в такой же позе, обслуживая клиента. — Наташа, — представилась девушка, и добавила, — А ты молодцом! Ноги не затекли? Увидев кивок Ники, Наташа распорядилась. — Танька! Отцепи ее! — Брюнетка завозилась у нее в ногах и вскоре Ника смогла распрямить ноги. Теперь с помощью какого-то остро пахнущего химиката, Таня освобождала ее руки. Пролетели еще три станции. Теперь девушки работали втроем. Порой Наташа подмигивала Нике или показывала язык. Брюнетка была безразлично сосредоточена. Теперь в Нике был стручок, какого-то дедка и она смогла собраться с мыслями, преодолевая вязкую истому. Бежать! Но когда? Резкий окрик прервал ход ее мысли: — Охуели бляди! Уже в метро бордель устроили. — Совсем старая сука чутье потеряла! Обернувшись, Ника увидела, что народ отхлынул вглубь вагона, освободив место для двух плечистых ментов с дубинками в руках. Света хотела броситься к ним, повиснуть у них на плечах, расцеловать этих мальчишек. Ника, напротив, судорожно пыталась опустить короткий подол платья. Забиться куда-то в угол. Казалось, что девушка сейчас разорвется на части… Если Вы хотите прочитать продолжение — пишите письма. Ваши отклики — главный стимул моего творчества. E-mail автора: i.shmyakov@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх