Стимул

Заведующий хранилищем мичман Перекрест, прибыв на службу из очередного отпуска, осматривал свое заведование. «Боже! Что они тут натворили!» — ужаснулся он, глянув на штабели ящиков с корабельными комплектами ЗИП. — Чья это работа?! — нахмурил косматые брови мичман, сурово глянув на своего помощника кладовщика Сухова. — Наша! С гордостью выпятил тот свою впалую грудь, победно посмотрев на мичмана. — А кто же вас на это уполномочил?! Какой дурак надоумил?! — Дык… Приказание было. Проверяющий был из штаба флота. Увидел, что шабели с ЗИПом по высоте разные и приказал выровнять. Так и сказал, «чтоб были все одинаковых габаритов и под шнурок». Вот мы и переложили их по калибру. — Но вы же всю комплектацию нарушили. — Зато красиво, — довольно ухмыльнулся Сухов. … Первый же получатель ЗИПа был ошарашен перспективой розыскивать свои ящики в разных штабелях. Он недовольно покрутил носом и, поняв, что это дело «дохлое», пообещал приехать в следующий раз. — Так работать невозможно! — взмолился мичман на очередном совещании у командира части. — Что случилось? — посмотрел тот на унылое лицо Перекреста. — У меня в складе все шиворот на выворот. Требуется срочная перегруппировка ящиков с ЗИПом. Третий получатель уже отказался разыскивать свои ящики в разных штабелях. — Сочувствую. И спешу вам сообщить, что я вам еще один «подарочек» приготовил, — ответил командир и протянул мичману командировочное предписание. — Поедете в командировку. — Надолго? — На пару неделек… — А кто же будет порядок в складе наводить? — Я вам толкового помощника подошлю. У вас как раз вторая должность кладовщика вакантная, не так ли? — Так точно! — Вот. С завтрашнего дня вакансии больше не будет, — улыбнулся командир и отпустил мичмана. Не успел Перекрест на следующий день открыть хранилище, как кто-то сзади легонько тронул за рукав его кителя. Мичман оглянулся: перед ним стояла невысокая, голубоглазая, с соломенного цвета прядью волос через плечо курносенькая девушка. — Вам кого? — спросил мичман. — Если вы мичман Перекрест, то вас, — протянула она тетрадный листок. — Что это? Заявление?! Ну, знаете, это уж слишком! — взвился мичман и, сунув в карман листок, крупным шагом направился в управление части. Командира на месте не оказалось, и мичман напал на кадровика. — Не я решаю. Мое дело оформить. Так сказать воплотить в жизнь волю начальства. Сам поговори с командиром… Но поговорить с командиром мичману так и не удалось. Он наскоро ознакомил нового кладовщика с заведованием и засобирался в дорогу. — А звать-то тебя как? — спросил напоследок мичман. — Аленкой, — потупилась девушка. «Понабирают пацанок, а ты цацкайся потом с ними», морщась, подумал мичман, но вслух заметил: — Так вот, Аленка. Комплектация ЗИП в этой тетрадке, но сама ты в ней не разберешься. Тут Сухов, будь он неладен, такую «революцию» сотворил, что теперь полгода придется разгребать эти штабели и разыскивать ящики, которые надо сложить по комплектации по каждому наименованию ЗИПа. Чтобы получатель не мыкался по всем штабелям в поиске своих ящиков, а взял свой комплект, состоящий из его ящиков, погрузил на машину и будь здоров. Усекаешь, какая нам высвечивается работенка? Поэтому пока задание одно: поддерживай чистоту и порядок в хранилище, никому ничего до моего приезда не выдавай, за противопожарным состоянием следи, и ждите моего возвращения. Поняла? — Так точно, товарищ мичман! — лукаво улыбнулась кладовщица, приложив ладонь к козырьку своей сверхмодной кепки. Мичман глянул на ее голый пупок, выглядывающий из-под короткой кофточки, недостающей до широкого ремня, поддерживающего местами дырявые джинсы, обреченно махнул рукой и, передав девушке ключи от хранилища, двинулся домой. На следующий день Аленка раньше других появилась у двери кабинета командира части. — Вам что, красавица? — спросил командир, шаловливо щелкнув пальцем по голому пупку. — Электропогрузчик и четырех матросов… — Погрузчика нет… — Тогда шесть матросов, — не растерялась Аленка. — А это равнозначно? — улыбнулся командир. — Конгруэнтно, — подтвердили ямочки на щеках кладовщицы. Прибывшие на работу моряки, как обычно, начали с перекура, уютно расположившись в курилке. — Ша! Справа по курсу пеленг тридцать градусов, дистанция 0, 2 кабельтова умопомрачительный неопознанный объект в джинсах, — скомандовал старшина Выдрин при появлении Аленки. — Курите? — укоризненно помахала пальчиком курильщикам Аленка. — Дымим, — согласно подтвердил за всех крепыш матрос Азиков. — Надо поработать, ребята, — просительно сказала девушка, посмотрев на старшину. — А стимул? — уточнил Выдрин. — Подчиненным — вот! — девушка вынула из сумки бутылку водки. — А начальнику? — не унимался не угомонный Азиков. — Думаю, что с ним мы отдельно договоримся, — Аленка оценивающим взглядом окинула крупную фигуру старшины и добавила: — на штабеле… кино крутнем… — Ого! Круто! А не брешешь? — не поверил Выдрин. — Не веришь? Мое слово — кремень, — девушка дотронулась пальчиком до голого пупка и улыбнулась. — Тогда вперед! — Выдрин приставил лестницу к штабелю и сделал приглашающий жест. — Можно и в зад, — лукаво усмехнулась та и ступила на первую ступеньку лестницы. Выдрин поднимался следом, то и дело поглядывая на ее аппетитную попку. Та, обтянутая джинсами, притягательно поигрывала у него над головой. Наверху штабеля, у самого потолка, было душновато. Девушка быстро разделась, оставшись в плавках и лифчике. — Ну, что же ты?! — усмехнулась она, глянув на покрасневшее лицо старшины. Тот смущенно опустил глаза. — А они-то, наверняка, уже начали, — кивнула Аленка в сторону оставшихся внизу. Выдрин подошел к краю штабеля, глянул вниз: его подчиненные по очереди отпивали из бутылки, заедая хлебом и закусывая тушенкой из сухого пайка, выданного им коком взамен обеда. Девушка, словно дразня старшину, медленно снимала лифчик. Вскоре ему представились оба пятачка ее небольшой, но торчком стоящей груди. Старшина стянул с себя рабочую рубаху, тельник, медленно снял брюки и постелил все это на самом большом ящике, обозначив этим «Ложе любви». — Молодец! А ты сообразительный, — улыбнулась девушка, — но и я не промах, — подняла она крышку у одного из ящиков и вынула из него подушку и одеяло. Постелив все это поверх одежды матроса, она подошла к нему и взялась обеими руками за его трусы, кивнув ему на свои плавки. Старшина положил руки на ее бедра. — А теперь спринт: кто первым по счету три снимет трусы партнера, тот и правит бал, — предложила девушка. — Какой бал? — не понял старшина. — Ну, заказывает «музыку»… — Желания, что ли? — Господи! Никогда не думала, что на нашем флоте такие не сообразительные матросы. Ну, начали: Раз! Два! Три! — крикнула девушка и мигом сдернула трусы с матроса. Тот же, запутавшись в ее плавках, сумел опустить их только чуть ниже колен. И оба замерли. Она с любопытством смотрела на его торчащий солидных размеров … член, а он был очарован красотой ее лобка, слегка украшенным рыженькими волосиками. Было видно, что член старшины просто очаровал Аленку. Но она очнулась первой: — Девушка жаждет минет. Надеюсь, вы не против? — Твое право быть первой, — согласно кивнул старшина. Она стала перед ним на колени, обняла его «бойца» обеими руками и стала медленно перемещать по его телу эту нежно-бархатную белого цвета кожу. — Хорошо? — она садистки посмотрела в его посоловевшие глаза. — Угу, — промычал он в ответ, машинально подрабатывая ей своим корпусом. Аленка ускорила движения, не отрывая глаз от его лица. Она отмечала, словно изучала, любые гримасы на его лице. Для чего ей это было нужно, он не понимал, но интуитивно чувствовал, что она хочет не только сделать ему приятное, но и понять, как на такие ласки реагирует мужчина. А он реагировал просто. Сначала его губы собирались в кружок, и он издавал утробное «О-О-О!», затем они растягивались в «А-А-А!», и наконец, на каждый энергичный качок они просто выкрикивали: «Ух! Ух! Ух!». Внизу, видимо, услышали его стоны и тут же нашелся защитник старшины: — Эй! Ты! Хозяйка штабелей. Ты что там творишь с нашим старшиной?! — А ты поднимись сюда, любопытный. Сам увидишь… Внизу затихли, допивая водку, а на штабеле уже бушевал огонь страсти. Аленка с такой скоростью мотала головой в одну и другую сторону, не выпуская изо рта этот упругий кусок старшинского тела, что тот не мог и слова вымолвить, только мычал, поддавая ей тазом. Эту картинку увидел Азиков, решивший проверить, жив ли еще старшина. Едва его голова показалась над верхней кромкой штабеля, как тут же раздался его приглушенный возглас: «Е, е, мое»! Да она сейчас ему член оторвет!» — и только он собрался задрать ногу, чтобы взобраться на штабель, как лестница подалась в сторону, и защитник старшины полетел вниз. Благо там оказались надежные руки его сослуживцев, которые тоже горели желанием посмотреть это «кино», они и подхватили неудачника. — Давай покажем им классический секс. Скучно пацанам, — предложила Аленка. — Ты начальник, тебе приказывать, — согласился Выдрин. Голая Аленка, вытирая на ходу сперму старшины, размазанную по щекам, подошла к кромке штабеля: — Эй! Ты! Любопытный! Жив еще? — Жив! — пролепетал Азиков, вместе с остальными глазеющий на прекрасное тело голой девушки. — Дуй сюда! — А остальные? — И они тоже… — А как же старшина? — Он еще жив. Так что лезьте… Матросы по одному забрались на штабель и уселись на самом краю. Перед ними медленно похаживала голая девушка и, жестикулируя пальцами правой руки, менторским тоном поучала: — Ввиду того, что в программу обучения молодого матроса правила обучения его по занятию сексом почему-то не входят, сейчас мы продемонстрируем некоторые из них вашему дружному воинскому коллективу, дабы ни одна б… не смогла охмурить в этом деле доблестного морского воина. Ясно?! — Ясно… , — хрипловато ответили созерцатели сексуального божества. — Тогда за дело. Товарищ самец! Вы готовы? — Всегда готов! — хохотнул Выдрин, разворачивая держащий в руках член в сторону смотрящих. Девушка подошла, деловито помяла его рукой и, убедившись в достаточной его твердости, сказала: — Первое. Член должен всегда стоять! Покажите как, товарищ старшина, — улыбнулась она. Выдрин убрал руку. Член стоял. — Второе. Надо выбрать удобную позицию. Самая распространенная — девушка снизу. Вот так, — улеглась она на «Ложе любви», поставила ноги на ступни, согнув их в коленях. — А юноша, естественно, сверху. Прошу вас, товарищ старшина. Выдрин, привыкший выполнять приказания с полуслова, тут же встал на колени перед ней, раздвинул ноги и стал осторожно, придерживая рукой, вводить член. — Если у тебя с первого захода это не получается, то делай — второй, а девушке не мешало бы в этот ответственный момент помочь юноше вот так, — показала нахалка, ухватив член старшины и с силой притянувшая его к вратам своего «сокровища». — Затем стыковка. Слово знакомое. Она часто применяется в космонавтике при стыковке космических кораблей, ну а в нашем случае, грешных, жаждущих «клубнички» тел. Делается это вот так, — показала девица, ухватив старшину обеими руками за ягодицы и с силой насадившего его на себя. — Ясно? — повернула она к публике вспотевшее, но сияющее счастьем лицо. — Ясно, — еле выдохнули матросы, почти все запустившие руки в брюки, едва сдерживая своих вздыбленных «коней». — Теперь ваше слово, товарищ маузер, — улыбнулась Аленка, крепко поцеловав Выдрина в горячие пересохшие губы. — Надо вот так, — едва произнес он и тут же так быстро заработал тазом, словно за ним гнался паровоз с махновцами. — Стоп! Стоп! Стоп! — весьма распространенная ошибка. Вначале девушке нужны не частые удары «поршня», как вашем корабельном дизеле, а медленные, едва заметные движения. Нужно потихоньку возбуждать ее по клитору вначале, и по шейке матки в конце движения. И только после того, когда у нее широко раскроются глаза, и она вот так вцепиться ногтями в спину юноши, и кровь начнет просачиваться от впившихся ногтей, надо убыстрять движения, чтобы ваши бренные тела полетели к обоюдной встрече долгожданного оргазма. Ясно? Вопросы есть? Но сразу оговорюсь. Обоюдный оргазм не безопасен. Возможна беременность. А это не всех устраивает, тем боле, если таким нехитрым способом тебя пытаются женить. — А если оргазм наступает сразу, как только засунешь? — спросил самый худосочный матрос. — Таким слабакам здесь не место. Впрочем, есть и тут выход. Сольешь раз, другой, а потом наступит пауза. Вот тут-то и качай свою девушку для ее удовольствия. Запомни раз и навсегда золотое правило: «Не трахнутую девушку оставлять без удовлетворения нельзя». Это может привести к сексуальному взрыву, когда нетрахнутые объединятся и запросто оторвут яйца таким жалким трахателям, как ты. Ясно? — Ясно… , — раздалось тихое среди учеников. — Не слышу!… — Так точно! — гаркнули матросы. — Ну, а если все же не получается, что тогда? — не унимался сексуально озабоченный матрос. — Учись, братец. О чем в этом случае говорит народная мудрость?»Учение и труд все перетрут». Ясно? — Теперь ясно… — Ну, если ясно, то теоретическую часть по первому уроку считаю оконченной. Переходим к практической. Мальчик, поехали, — хлопнула она ладошкой притихшего Выдрина по голому заду и так поддала ему тазом, что он едва не слетел с учительницы. … Он, разгоряченный ее рассказом, так драл свою учительницу, что многим начинало казаться, будто у нее уже дымится лоно, как неисправная букса у вагона. Обоюдный оргазм они встретили диким воплем и чуть ли не с истерикой, что напугало матросов, которые с замиранием наблюдали эту дикую пляску сексуальных чувств. … Когда любовники стихли, самый любопытный из всех Азиков осторожно спросил: — А будут такие практические занятия с каждым из нас? — Будут! — поднялась сладкая парочка и стала одеваться. — Только сначала надо хорошо потрудиться, чтобы регулярно выполнять дневное задание, — ответила учительница, покорив Азикова своим пристальным, многообещающим взглядом. Ошеломленные услышанным и увиденным матросы тихо спускались вниз. Парочка оделась, убрала постель и подошла к краю штабеля, где стояла лестница. — Я люблю тебя, — сказал Выдрин и, обняв Аленку, потянулся к ее губам. — Уже? — Ты всегда мне нравилась. Я сразу тебя засек на дискотеке… Но я никогда бы не подумал, что ты, такая с виду скромная, с опущенными к полу глазками, можешь на глазах у всех сбацать такое. — Но ты сам хотел этого… — Я и сейчас хочу… — Всякому овощу свое время. Хорошего понемножку. Теперь делу — время, а потехе — час уже прошел, — улыбнулась она и потихоньку подтолкнула его к лестнице. … Возвратившись из командировки, мичман Перекрест зашел в хранилище и не поверил своим глазам: ЗИП был аккуратно разложен согласно комплектации, на каждом штабеле красовался установленной формы стеллажный ярлык. — И как это тебе удалось, дочка? — повернулся он к притихшей и скромно потупившей в пол глазки Аленке. — С помощью стимула, — покраснела та. — Какого? — Секрет фирмы, — легонько дотронулась она ладошкой до его живота. — Догадываюсь. Впрочем, у тебя он отменный… Эх! Скинуть бы мне этак годков двадцать… — Зачем? Вы и сейчас, что надо. С вами и не такой штабель можно переложить, — хохотнула девушка и, виляя бедрами, королевой прошлась по хранилищу… Эдуард Зайцев.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх