Странная любовь

Я начал дергать и тереть свою письку лет, наверное, с девяти. К одиннадцати я этим занимался уже вполне профессионально и не удивительно, ведь это было очень и очень приятно. После одиннадцати в мои интересы попали и другие части тела. Как-то, привычно лежа на диване, я дрочил свою небольшую еще пиписку, но понадобилось переменить положение тела и мои руки легонько прошлись по бедрам. Ощущения были приятные и я уже сознательно принялся себя гладить, и, скажем так, массировать. Выражаясь научным языком, я начал искать эрогенные зоны и начал я, естественно, с примыкающих к моей пиписке частей тела. И вот мои пальчики прошлись от основания члена к яичкам и дальше в направлении попки. Как только указательный палец попал в ложбинку ануса, на меня нахлынула целая буря сладострастных ощущений, да так, что в пароксизме страсти, ничего не соображая от захлестнувшего меня удовольствия, я кончил как никогда обильно, забрызгав себе весь живот животворящей влагой любви. С этого момента мои игры разительно переменились в части возбуждаемых мной зон моего тела. Теперь все внимание было отдано анусу. Очень быстро я додумался до того, чтобы ввести в анальное отверстие пальчик, потом, чтобы не испытывать неприятных ощущений, я догадался смазывать дырочку ануса и пальцы какой-нибудь смазкой. Дальше, больше. В ход пошли два пальца, а по мере разработки отверстия и три. Так продолжалось месяца два — три, но наступило пресыщение и мне захотелось чего большего. Нашли применение также и свечи, а однажды я затолкал в попку ручку молотка. Тут как раз случилось лето и меня отправили на каникулы в деревню к бабке с дедом. При сборах единственное, что меня волновало — это как бы не забыть баночку с вазелином. Теперь вы, наверное, понимаете, что я был конкретно зациклен на том, чтобы все свободное время заниматься самоотрахиванием, как бы ни странно это слово звучало. Как-то вскоре после приезда в деревню, я привычно отделал себя пальчиками и, лежа, отдыхая на сеновале, мне пришла в голову поистине гениальная по своей простоте мысль… А что если выстругать из дерева такой предмет, который бы меня удовлетворял во всех отношениях. От слова — к делу и в течение следующих пяти дней я самозабвенно строгал и шлифовал (ведь я не хотел себя поранить) себе трахатель, умиляя деда с бабкой такой целеустремленностью их чада. Деревянная «елда» (так я ее назвал — уж очень она напоминала многократно увеличенный мой член) вышла на загляденье и я не ошибся в ее первичной оценке, она доставила мне длинную череду сногсшибательных, до потери сознания, удовольствий. За этими заботами неслышной поступью пролетело лето и вот я снова в нашей квартире на соседей. А здесь, как выяснилось, тоже произошли перемены. Сосед, который один занимал две комнаты после того как его жена умерла, съехал от нас и к нам вселилась молодая семья, у которых была дочка моих лет. Это добавило трудностей, так как соседа вечно не было дома и мне никто не мешал заниматься моими маленькими причудами, пока родители были на работе. Но и тут не обошлось без счастливого случая — мы с Ленкой (так звали дочку соседей) учились в разные смены и сталкивались в середине дня на очень незначительное время. И вот как-то глубокой осенью, я, придя с занятий в школе и не слыша присутствия Ленки, решил по-быстрому удовлетворить себя. Быстренько разделся, лег на диван и начал священнодействовать, а так как до этого дня я долго не получал возможности разрядиться, то быстро возбудился и затолкав чуть дальше в попку свою «елду» в экстазе застонал от удовольствия. Тут же меня накрыл горячей волной оргазм и я на некоторое время отключился, переживая крайне приятные мгновения. В чувство я пришел оттого, что моя многострадальная попка освободилась от вдетого в нее инструмента, но я продолжал лежать с закрытыми глазами, впитывая в себя остатки головокружительного оргазма. Лишь посторонние шорохи заставили меня в спешке открыть глаза, которые тут же расширились до максимального размера. И было от чего. Рядом со мной, согнувшись, стояла Ленка с исказившимся от страсти лицом и, что бы вы думали, она делала. Правильно, она вводила в свою попку мой любимый инструмент, постанывая при этом. Юбка ее была задрана, трусов на ней не было вовсе, они лежали рядом, сброшенные в спешке. Тут она повернулась, наши глаза встретились, и наступила немая сцена, при этом наши лица наливались краской и, в конце концов, их можно было принимать за эталон красного цвета. Параллельно с чувством стыда во мне начала подниматься волна гнева на Ленку, ведь она должна быть в школе, должна была также постучаться хотя бы, а что меня конкретно достало так это то, что она беззастенчиво пользуется моей штучкой, той, в которую было вложено столько труда и любви. В ярости, забыв даже, что надо бы прикрыться, я сказал ей, чтобы она положила мою штучку и убиралась из моей комнаты. На что она, уже совладав с собой, выпрямившись и одернув юбку, нагло заявила, чтоб я так с ней не разговаривал, а то она все расскажет моим родителям. Я проглотил все заготовленные слова и тут до меня упало, что я лежу абсолютно голый, и она с интересом разглядывает мой отросток, который начал наливаться силой, едва я осознал эту ситуацию. Спешно одевшись и путаясь в одежках оттого, что она непрерывно на меня смотрела, я уселся на диван и уставился на нее, всем своим видом показывая, что ей уже надо бы удалиться. Но она и не думала уходить. Вместо этого она села на диван рядом со мной и положа руку мне на бедро, медленно смещая ее по направлению к промежности, спросила меня, давно ли я этим занимаюсь. Я, обеспокоенный продвижением ее руки к моему вставшему уже члену и озадаченный ее поведением, ответил чистую правду. Набравшись смелости, я спросил ее о том же и получил историю очень напоминающую мою. При этом ее рука достигла моего члена, и она начала оглаживать мое достоинство через тонкое трико, а поскольку трусов на мне не было (я, если помните, одевался очень быстро, так чтобы только прикрыться), то я очень хорошо ощущал ее прикосновения и все больше и больше возбуждался. Уже понимая, что не встречу сопротивления, я протянул руку и залез ей под юбку, удивляясь гладкости и шелковистости ее кожи. Очень быстро я достиг потаенных девичьих губок и начал там шуровать, как слон в посудной лавке, ведь опыта у меня не было по этой части, да и откуда ему взяться было. Видимо мои грубые движения ей не нравились и она немного отодвинулась и принялась стаскивать с меня футболку. Я перехватил инициативу и начал сам снимать футболку, она же стаскивала с себя кофточку. Далее она показала знаками, чтобы я не останавливался и я как зачарованный подчинился, а она снимала юбку. Вот так синхронно разоблачившись, мы стояли лицом друг к другу, тяжело дыша. Потом она легонько подтолкнула меня к дивану и как только я лег, она сразу же оделась своим ротиком на мой перенапрягшийся членКак-то так получилось, но мы расположились валетиком и я получил возможность разглядеть во всех подробностях девическую тайну, но она меня не заинтересовала, гораздо больший интерес у меня вызвала ее попка. И я, проведя языком по ее чистенькому, свежему анусу, что вызвало содрогание всего ее тела, тут же затолкал пальчик в это манящее отверстие. Ленка невнятно замычала, ведь ее рот был занят моим петушком, завертела задом, пытаясь сильнее насадиться на мой пальчик. Я добавил второй палец, но это не встретило сопротивления колечка ее ануса. Она же еще больше заизвивалась и еще усерднее заработала язычком. Это было последней каплей, и я выстрелил жиденькой (вспомните, ведь мне тогда было около 12 лет) струйкой спермы прямо ей в ротик и одновременно вгоняя до основания свои пальцы в ее чудесную попку. Она задрожала и расслабилась — тоже кончила. Полежав немного и отдохнув, мы по новой принялись ласкать друг друга. Что мы только не вытворяли в этот день. Она попросила запустить мой стручок в ее роскошную попку, что я с радостью и проделал, отымев ее по всем правилам, потом мы опять лежали и отдыхали и она восхитительно перебирала своими пальчиками в моей попке, дальше мы поочередно оттрахали друг друга моей «елдой», но кульминация дня наступила, когда мы оба своими попками насадились на мою, как по заказу выточенную достаточно длинной, деревянную трахалку и получили такой оргазм, который мне и ей надолго запомнился. Так мы с Ленкой занимались около года, а потом они переехали в новую квартиру на другой конец города и больше я ее не видел

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Странная любовь

В общем, случился этот постыдный инцидент, когда наша компания уже успела пересечь границу Альта. К сожалению, в его юго-западной части располагались Хрустальные Пики — высокая горная гряда, имеющая форму полумесяца. По его внешней стороне пролегал Зарамский тракт, пусть не приближавшийся к ним слишком сильно, но всё равно периодически пытающийся забраться на их отвесные стены. Ничего непроходимого там не было — просто каменистая горная дорога, зажатая с одной стороны скалами, а с другой густым сосновым бором, но о трактирах оставалось только мечтать. И вот очередная ночёвка под открытым небом. Я никак не мог уснуть, в очередной раз пытаясь сложить вместе имеющиеся кусочки пазла происходящего в мире безумия, но с каждой новой попыткой становилось ясно одно — слишком много нам ещё не известно. Рядом под боком сопела Тия, в кои-то веки не закинувшая на меня во сне свои копыта. Воздух был по-осеннему свеж и чист. Звёзды ярко светили с неба, вместе с тонким серпом молодого месяца. Стоило мне потихоньку начать проваливаться дрёму, как где-то рядом явственно хрустнула ветка. Я поднял голову и внимательно всмотрелся в полумрак, царивший под сенью столетних сосен. Неразборчивая тень шустро шмыгнула за ближайший от неё ствол, но недостаточно быстро, чтобы мои глаза не успели её засечь. Не зная, что ожидать от полуночного гостя, я решил подстраховаться и принялся тихонько, чтобы не разбудить Тию, бормотать заклинание огненного шара. А заодно, свободной рукой, складывал универсальное обездвиживающее заклинание против нежити и демонов. Однако тень не стала долго прятаться и, покинув своё укрытие, вновь направилась ко мне. Аккуратный, лёгкий шажок. Ещё один. А затем она вышла на свет. Пусть месяц только-только начал зарождаться, но даже его тусклых лучей хватило, чтобы признать в госте Санию. Девушка редко ходила в своей человеческой ипостаси без маскировки, поэтому я не смог определить её по силуэту. Но как только её серебреные волосы заискрились в лунном свете, то всё сразу встало на свои места. Я решил пока не предпринимать ничего, ожидая, пока единорог сама объяснит цель своего визита. Та, явно заметив моё «пробуждение» уже не таясь приблизилась, а затем и вовсе уселась у меня в ногах, опустившись на корточки, разведя в стороны коленки и опираясь на кончики тонких пальчиков. Меня поразила столь бесстыдная поза в её исполнении, так как в новой одежде (Тали подобрала парнокопытной изящное бледно-зелёное платье, сделанное из отличного шёлка) открывался прекрасный вид на её исподнее. Я судорожно сглотнул и поднял взгляд вверх, всё ещё ожидая, пока девушка скажет, зачем пришла. Но та упорно молчала. Прошла минута тягостной неопределённости. Наконец, моё внимание привлекла возня, которую в итоге затеяла Сания. Опустив глаза, я обомлел и решил, что на самом деле не заметил, как уснул. Единорог с сосредоточенной решимостью на лице заканчивала снимать платье, оставаясь в одних снежно-белых панталонах. Надо ли говорить, что в мозгу у меня просто-напросто замкнуло, и я застыл с открытым настежь ртом. Наверно, со стороны это выглядело очень глупо, Тия бы вне всякого сомнения отпустила несколько колких комментариев о моём идиотском поведении. Сания же, с неким удовлетворением сдёрнув с себя одежду, отбросила её в сторону и вернулась в изначальную позу, пристально уставившись на меня. Я, в свою очередь, лихорадочно пытался представить себе дальнейшее развитие событий. Почему-то большинство сценариев заканчивались одним и тем же: моя жизнь трагически заканчивалась от удара в челюсть одной через чур рассерженной демоницы. И что самое страшное — такая кончина казалась вполне заслуженной, учитывая наиболее вероятное развитие событий. Тем временем, отчаявшись дождаться от меня хоть каких-то действий, Сания подползла ближе, схватила мою руку и без всяких рассусоливаний положила себе на грудь. Я инстинктивно сжал мягкий бугорок, легко помещающийся в ладонь (в отличие от Тии с её стенобитными оружиями). Единорог издала удовлетворённый звук, похожий одновременно на вздох, тихое лошадиное ржание и кошачье мурлыканье, прижав мою ладонь ещё сильнее. — Ты… ты чего творишь!? — ко мне наконец-то вернулся дар речи. Возмущение в моём шёпоте хватило бы на десяток обвешанных покупателей, которым после обмана нагло показали подпиленные гирьки. Но девушка, казалось, меня не слышала, тут же подавшись вперёд и впившись в мои губы. Целоваться она совершенно не умела, но отсутствие какого-либо опыта с лихвой возмещалось рвением и напористостью. Я понял, что сейчас имею дело с той ипостасью Сании, которая обычно всплывала у неё во время работы. А с ней шутки плохи. Руки единорога уже вовсю пытались расстегнуть пуговицы моей ночной рубахи. После пары неудачных попыток, она, судя по всему, поняла, что не в состоянии делать два дела, требующих у неё большой концентрации, одновременно. Но это её не остановило, и единорог нашла новую цель — завязки на штанах. С ними у неё не возникло особых проблем. Я же опять смог прийти в себе, схватил девушку за плечи и буквально оторвал её от себя. Что, кстати, пришлось ей явно не по вкусу. — Прекрати немедленно, Сания! Что на тебя нашло!? — Хочу тебя, — буркнула она, скашивая свои радужные глаза куда-то вниз и вбок. Теперь мы, значит, смущаемся!? — Но нельзя же так! — Почему нет? Я тебе не нравлюсь? — в её голосе звучало искреннее удивление, от которого меня в мозгу чуть опять всё не заклинило. — Нравишься, конечно, но нельзя же так… — а вот и моё фиаско. Чего стоило сказать «нет»? Побоялся обидеть наивную девчушку и сам себя загнал в угол. — Ты мне нравишься. Очень, — мягко улыбнулась Сания и от её улыбки меня пробрала дрожь. Она в этот момент выглядела… это невозможно описать! Невинной, наивной, но в то же время невероятно ослепительной, очаровывающей, завораживающей и великолепной. Её красота находилась на совсем другом уровне, чем у Тии. Нет, я ни в коем случае не хочу сравнивать их — обе бесподобные женщины, но каждая по-своему. И в своей лиге у Сании конкурентов нет, не было и не могло быть. — И раз я тебе нравлюсь, то что плохого может случиться? — Но Тия… — Она поймёт, — отмахнулась единорог. Конечно, не ей потом собирать выбитые зубы переломанными руками, а это очень трудно, особенно если у тебя ещё и выколоты глаза. И затем я совершил ещё одну ошибку, забившую последний гвоздь в крышку моего гроба — отпустил девушку, до того, как она успокоилась и пришла в себя. Одна её рука тут же нырнула мне в штаны, а вторая рванула за отворот рубахи так, что пуговицы полетели во все стороны. В следующую секунду я уже оказался прижат ею к земле, а сама Сания с интересом рассматривала и щупала мои причиндалы. — Ааа, эээ. Ты знаешь, что надо делать? — я не сомневался, что она — девственница, и надеялся этим вопросом ввести в ступор и попробовать-таки выкрутиться из пикантной ситуации. Но не тут-то было! Единорог буркнула что-то вроде «разберусь», наклонилась и принялась лизать меня… там. Её язычок шустро бегал вверх-вниз, практически мгновенно заставив кровь прилиться к паху. Как только мой член оказался в полной боевой готовности, Сания взяла его в рот наполовину, стараясь как можно активнее продолжать двигаться. И куда только подевалась её обычная стеснительность? Даже более раскованная в плане секса Тия себе такого не позволяет. Я не выдержал и издал громкий стон, так как действия девушки приносили мне невероятное блаженство. Лежащая рядом суккуба заворочалась, прислушалась и перевернулась на другой бок, ко мне лицом. Я, не дыша, перевёл на неё взгляд. В мои глаза тут же вперились два горящих рубина. Демоница не спала. Я — покойник. Тия недолго понаблюдала за творящейся прямо рядом с ней вакханалией. Затем молча поднялась, подхватила подушку и удалилась к тому месту, где спят Риппи и Атрама. — Когда закончите, подходите ко мне. Одной спать холодно, — сонно бросила женщина на прощание и скрылась из виду. Меня тут же разбил очередной паралич. Версия о том, что это всего лишь сон, стремительно набирала популярность в моём мозгу. Но пришлось отложить дальнейшие размышления о столь абстрактных вещах, так как по ощущениям я вот-вот должен был разрядиться. Я попытался хоть как-то предупредить об этом увлёкшуюся своим занятием Санию, но не успел. Волна наслаждения, накрывшая меня, заставила забыть обо всём на свете. На некоторое время я выпал из этого мира, а когда пришёл в себя, девушка сидела на мне уже лицом к лицу и с задумчивым видом облизывалась. — Эээ, прости? — ну а что тут скажешь умнее. Она мотнула головой, мол, ничего страшного, заставляя свои роскошные волосы рассыпаться звёздчатой вуалью по телу. — Можешь оказать мне услугу? — внезапно спросила меня единорог, наклоняясь к самому уху. — Сделай дальше сам… мне как-то страшно. Я сдержанно кивнул, резко опрокидывая её на спину. Мой друг уже вновь был готов к бою, а кровь, ударившие в голову, заставляла сделать всё как можно скорее. Сания не сопротивлялась, полностью доверяя мне, что только сильнее распаляло желание. Стянув с неё панталоны и выкинув их к платью, я раздвинул её ноги, провёл пальцем по щёлке между ними, проверяя, достаточно ли она влажная, и взъерошивая беленький пушок, росший чуть выше. Девушка тихонько пискнула, тяжёло и часто дыша. — Готова? — на всякий случай спросил я, хотя, судя по тому, что внизу её хоть выжимать можно было, девушка собиралась сама вот-вот на меня наброситься. — Да! Давай, Эрик! И я навалился на неё, врываясь в упругую, жаркую плоть. Сания вскрикнула, впиваясь пальцами мне в волосы. На землю потекла одинокая струйка крови. Ах, первый раз, даже когда он не твой, всё равно ощущения особенные! Девушка довольно скоро перестала шипеть от боли и начала постанывать. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Сначала тихо, затем всё громче. Её маленькое, хрупкое тело извивалось подо мной, иногда на единорога находило какое-то остервенение и она начинала сама подмахивать, при этом стараясь дотянуться своими губами до моих. Там, у неё внутри, было узко, мокро, но очень приятно. А уж её стоны и вопли — они буквально сводили с ума и заставляли пытаться доставить девушки ещё больше удовольствия. Не знаю, сколько продлилось это безумие, но в какой-то момент я понял, что больше не могу сдерживаться и, сделав пару размашистых рывков, вошёл в неё настолько, насколько мог и вновь разрядился. Несколько минут мы лежали неподвижно. Сания мелко дрожала, а её лицо светилось от счастья и блаженства. Я же старался проснуться. Даже ущипнул себя. Но это оказался не сон. Затем девушка дёрнула меня за плечо, прося слезть. Мне ничего не оставалось, кроме как подчиниться, хотя, признаюсь, ещё бы немного, и я бы уснул у неё на груди. — Пошли, — ни с того ни с сего поднимаясь на ноги, тихонько произнесла она. По её бедру стекала тонкая красно-белая струйка. — Куда? — Ты разве не слышал, что попросила Тия? — Но… — Эрик, прекрати, — рассмеялась Сания, поднимая свою одежду. — Сделанного не воротишь и нельзя сказать, что ты меня изнасиловал. Всё хорошо. Всё правильно. Не забывай, что ваши, человеческие, условности нас не сильно касаются. Она, как это часто бывает, была совершенно права. Не стоит забывать, что все мы здесь не люди. Даже я в последнее время всё меньше считаю себя таковым. — А почему ты вообще решилась на это? — задал я тревожащий меня вопрос. — Ну… на самом деле давно хотелось, но сейчас ещё и… — девушка внезапно засмущалась. — У моего вида… брачные игры… я как раз вошла в возраст. Моя рука сама собой прилипла к лицу. — Но ты не бойся, даже когда они кончатся, я тебе не откажу, — шаловливо подмигнув, Сания скрылась за деревьями. А я, в холодном свете магического огонька, принялся собирать разбросанные повсюду пуговицы и пытаться затянуть обратно завязки на штанах. Для первого раза ей явно хватит. Может Тию попробовать разбудить?.. Январь 2013

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх