Страсть

Страсть. — Девушка, с вами всё в порядке? Голос прохожего вывел меня из состояния задумчивости. Я подняла голову. Ко мне обращался мужчина лет 50. Его добрые глаза с беспокойством смотрели на меня. — Спасибо. Со мной всё в порядке. Задумалась немного, — ответила я ему, выдавив из себя подобие улыбки. — Жизненные проблемы? — Да. — Вы так не переживайте. Отвлекитесь на что-нибудь нейтральное. Потом поймёте, действительно надо беспокоиться или проблема в нашем восприятии жизни. — Сказал мужчина, мгновение пожал мне руку и свернул в сторону. — «Может он и прав. Всё решится само собой и беспокоится не стоит. Но, как отвлечься на что-нибудь нейтральное, если мысли вновь и вновь наваливаются на тебя», — размышляла я, бредя домой. Никого не замечая, я зашла в свой подъезд и вызвала лифт. — Подождите минуту, — услышала я мужской голос, нажимая кнопку своего этажа. Дверь уже почти закрылась, но в проёме показалась чья-то нога, заставившая её вновь открыться. — Извините! Здравствуйте! — в кабину вошёл молодой человек, среднего роста и телосложения, лет 35, одетый в светлую футболку на пуговицах и серые летние брюки. Это был жилец нашего подъезда. Однако сталкиваться с ним приходилось нечасто. Первый раз я увидела лет восемь тому назад, он заходил в подъезд с какой-то довольно симпатичной женщиной, видимо женой и маленькой девочкой. Потом жена куда-то исчезла, оставив его одного с ребёнком. Дочь впоследствии сказала, что сбежала с каким-то офицером. Надо признаться, что он мне понравился, как говорят, с первого взгляда. В голове сразу стали возникать планы об общении с ним и, даже интимных отношений. Однако очень скоро пришло понимание наивности всех этих мечтаний, поскольку парень был моложе меня лет на семь. Зачем питать напрасные иллюзии. Для него моя персона была староватой. Если бы он был лет на пять старше — другое дело. Постепенно мой мозг очистился от ненужных мыслей. — Вам какой? — поинтересовался он моим этажом. Мне оказалось выше, и он нажал свою кнопку. За все восемь лет мы вдвоём ехали в лифте два или три раза, не больше, и то это было в период моих грёз. Вновь оказавшись в непосредственной близости от него, без посторонних глаз, я вдруг ощутила уже знакомое волнение в груди. В голову сразу пришли, казалось бы, давно утратившие свою актуальность мысли. — Сегодня жарко, — сказал молодой человек, наверное, для того, чтобы нарушить тишину. — Жарковато, — согласилась я, поглядывая на него боковым зрением. Его взгляд был направлен на мою грудь, которая была хорошо подчёркнута трикотажным платьем. Конечно, мне, как замужней женщине, должно было это нравиться, но все мы представительницы прекрасного пола падки до мужского внимания. И в этом я не исключение. Его визуальное ласкание груди было очень приятно и вызывало сладостные ощущения. Я, уж, было, решила сама взглянуть на парня, но в этот момент лифт внезапно остановился. — Что случилось? — задала я от удивления риторический вопрос. Застревать в лифте мне приходилось лишь однажды, лет 12 или 15 назад. — Не знаю, — ответил молодой человек, и, шагнув к пульту управления, принялся нажимать на кнопки всех этажей. — Надо вызывать лифтёров, — констатировал он, безрезультатно опробовав все 12 кнопок. Однако и манипуляции с клавишей «Вызов» оказались напрасными. Связи не было. — Да что такое! — вырвалось из меня, когда на смену наивной мечты на меня вновь обрушилась окружающая действительность с её многочисленными проблемами и заботами. — Сил уже никаких нет! Всё как-то не так. Всё ужасно, ужасно! В бессилии я несколько раз ударила по двери лифта. — Случилось что-нибудь? — несколько удивлённо спросил парень. — Много всего. Сплошная полоса невезения. На работе могут перевести в другое подразделение. Дочь из дому ушла. Вот, ещё, в лифте застряла, — выплеснула я накопившееся, и в бессилии изменить что-либо села на корточки, закрыв лицо руками. Очень хотелось плакать, но, почему-то слёзы не хотели появляться. — А куда дочь ушла? — почему-то спросил молодой человек. — К какому-то типу из нашего подъезда. Будь он неладен. — Вы случайно не Наталья Сергеевна? — Да, а что? — я посмотрела на парня. — Ааа, — мелькнула в голове догадка. — Ты тот самый Юрий, к которому сбежала Юля? Да? Негодяй! Как ты посмел! — чуть не закричала я, поднимаясь во весь рост. Казалось, вся злость мира заклокотала в этот момент во мне. Если бы был под рукой камень, то швырнула бы в этого козла, не задумываясь. — Почему вы так сердитесь, Наталья Сергеевна. Ничего страшного в её переезде ко мне нет. Он хотел ещё что-то сказать, но я ему этого не позволила. — Ничего страшного нет?! А то, что ей 18 лет, только два месяца назад исполнилось, это, по-твоему, не страшно?! — негодовала я. — Ты, старый баран, вскружил голову наивной девочке! Такие как ты на это мастера. Вот она и побежала за тобой от отца с матерью. Ей ещё учиться надо, а не щи мужу варить. — Она будет продолжать учиться. Уверяю вас. Семейная жизнь этому не помеха, — спокойным голосом отвечал Юрий. Его спокойствие, и, даже, некоторый юмор в голосе не меньше его поступка возмущали меня, но в тоже время выбивали почву из-под ног моему гневу. — Скажи мне на милость, когда она будет учиться, если по дому море работы. У тебя же была жена, ты, что не видел, сколько она в доме трудилась? К тому же у тебя дочь есть, за которой тоже надо ухаживать! На детей требуется масса сил и времени! — Даше уже 12 лет. Она вполне самостоятельна, — пытался урезонить меня парень. — В общем, так. Если не вернёшь мне дочь, ты ответишь за всё! — не унималась я. — За что я должен отвечать? — улыбнувшись, спросил Юрий. — Юля сама переехала ко мне. Это было её добровольное желание. — Какое желание? Ты с ней спал, когда ей ещё 18 лет не исполнилось. Все вы мужики козлы. Только и норовите к молоденьким под юбку залесть. Тебя посадить надо за совращение малолетних, — продолжала я, немного успокаиваясь. — Мы любим друг друга. Что в этом плохого? Вот вы, Наталья Сергеевна, когда в первый раз имели близость с парнем? — широко улыбаясь, спросил наглец. Уже открыв рот, чтобы бросить в лицо этому козлу свой пример добродетели, я, однако, остановилась, вспомнив поход, после окончания 9 класса и одноклассника, с которым кувыркалась в палатке. — Что ты всё улыбаешься? Тебе весело? Да? — уже почти спокойным голосом спрашивала я, уводя разговор от времени первого секса. — Наталья Сергеевна, вы невероятно симпатичная, а в гневе, так просто красавица. Что, что, но такого я, точно, не ожидала услышать. Не зная как реагировать, я достала из сумочки телефон и позвонила мужу, рассказав о своём заточении. — Попросите, что бы позвонил лифтёрам, — подсказал Юрий. Я попросила. — Надеюсь, не очень долго здесь просидим? Ноги уже устали. — Да, на каблуках, тяжело стоять, — посочувствовал молодой человек. — А почему ты меня на «ты» называешь? Я тебе не ровесница и не подружка, — произнесла я, строго посмотрев на молодого человека. — Потому, что ты не только красива и соблазнительна. Ты мне давно нравишься. Опешив от сказанного, я стояла гладя в лицо Юрию, не находя походящих слов. — Давай … сядем, не известно, сколько придётся здесь проторчать, — предложил наглец, пытаясь помочь мне в неловкой ситуации, в которую сам же меня и загнал. — Куда сядем? Квадратный метр грязного пола и не одного стула. Неожиданно парень снял футболку и аккуратно положил её на пол. — Присаживайся, — предложил Юрий, показывая рукой на футболку. Я села, согнув колени, краем глаза поглядывая на открывшийся торс. Имея приличные мышцы на руках и груди, а также полное отсутствие брюшка, молодой человек выглядел весьма соблазнительно. Мужчины плотного телосложения всегда нравились мне. Я понимала, что скоро гормоны заиграют во мне. — У тебя очень красивые ноги, — сказал наглец, располагаясь рядом. По направлению его взгляда я поняла, что Юрий смотрит на открывшуюся часть голени. Надо было подтянуть платье, но неожиданно тот факт, что я нравлюсь этому парню, вдруг ворвался в сознание. Сердце заколотилось от возможности, наконец-то освободить глубоко спрятанное чувство. — Только не поправляй платье. Ты выглядишь очень сексуально. Честно говоря, я и не собиралась ничего поправлять. Пусть смотрит. Пусть возбуждается. — Почему ты мне говоришь такие слова? Как я могу нравится тебе и быть сексуальной, если разница в возрасте у нас семь лет? — спросила я, ожидая услышать только один ответ. — Восемь лет. — Тебе 34? — Да. — Тем более, для тебя я уже старая. Не надо меня и себя обманывать. — Ты для меня двадцатилетняя, — произнёс Юрий, беря меня за руку. — Я бы даже сказал, двадцатилетняя соблазнительница. Слова о двадцатилетней соблазнительнице понравились мне, так как соответствовали моему восприятию самой себя. Я знала, что привлекательна для противоположного пола со школьной скамьи. Мальчишки, ровесники и чуть постарше, всегда липли ко мне, пытаясь поцеловать или пощупать, скрытые под платьем прелести. Девчонки завидовали, некоторые из них сердились. Но моей вины не было в том, что меня, а не их пытались затащить в угол, притом, что повода у пацанов с моей стороны не было и быть не могло. Я много училась. Была отличницей. Сейчас такую школьницу назвали бы «ботаничкой». Если и общалась с мальчишками, то только теми, кто мне нравился. С остальными приходилось постоянно воевать, отстаивая своё право на неприкосновенность. После школы, внимание противоположного пола ко мне только усилилось. Последний алкаш, когда я проходила рядом, поднимался на ноги и тащился следом. Лишь после 30 лет стало полегче. — И как же я тебя соблазняю? — Не могу точно объяснить. Можно поцеловать тебя? — Попробуй, — ответила я, ощущая появившуюся сухость во рту. Видимо он не ожидал столь резкой перемены моего отношения к нему поэтому, осторожно приблизившись, лишь легонько прикоснулся к моим губам. Но и этого было достаточно, чтобы возникло желание к этому мужчине. Поднявшись на колени, я потянула Юрия к себе, и мы поцеловались основательнее. С жаром он принялся обсасывать мои губы, язык, когда последний оказывался у него во рту. Потом Юрий принялся покрывать поцелуями лицо и шею. Каждое прикосновение его губ эхом сексуального волнения отзывался в моём теле. Я всё больше и больше хотела близости с этим мужчиной. Обнявшись, мы начали ласкать друг друга. Приятно было ощущать, как его крепкие руки двигались по спине, по бёдрам, по попке. — Я, правда, тебе нравлюсь? — спросила я, когда он, приподняв платье, начал поглаживать открытые части попки, время от времени, запуская пальцы под трусики. — Очень, — тихо прошептал мне на ухо. Мне необходимо было ещё раз услышать это, прежде чем полностью отдаться Юрию. Я не хотела быть сексуальной игрушкой, служащей для удовлетворения мужских инстинктов. Всегда в своей прошлой жизни моё тело было доступно только для тех представителей сильной половины человечества, кто восхищался мной и нравился мне. Не долго думая, Юрий стянул с меня трусики до колен и, засунув руку между ног, прижал её к киске. Я раздвинула немного ноги, предоставляя дополнительное пространство, чтобы мужская рука, двигаясь по промежности, дразнила мою плоть, а, прикосновения к клитору, вызывали возбуждение. Затем, желая продолжения, я, встала в полный рост и подняла подол платья, продемонстрировав лобок с животиком. Взгляд Юрия усилил сердцебиение. — Какой вид! — вырвалось из его уст. Моего живота коснулись, мужские губы, оставлявшие за собой влажный след. Покрывая каждую частичку моего тела, они опускались всё ниже, пока достигнув лобка, не начали хватать волоски. Чувствуя, что не сможет в полной мере увидеть мою киску, пока мои движения ограничены трусиками, он, наконец-то полностью снял их и, встав в полный рост, принялся освобождать от платья. Я подняла руки, чтобы облегчить ему работу. В надежде, что следующим решением Юрия будет освобождение истомлённой желанием груди, я решила пока не опускать руки, но, видимо забыв о бюстгальтере, Юрий вновь опустился на колени и, обхватив меня, прижался щекой к животу. — Хорошо то как! — сказал мужчина, трясь щекой о живот. Веришь, я часто мысленно раздевал тебя, обнимал, ласкал. Могло ли мне, даже месяц назад в голову, что это произойдёт на самом деле. Ты такая сладкая. Юрий крепко обнял меня за попку. — А почему ты не захотел мечты воплотить в реальность? — Ты замужем, я был женат. Не знаю. Не решался. В голову пришла мысль об удивительном сочетании у многих мужчин сексуальной активности с трусостью в межличностных отношениях с противоположным полом. У женщин, чаще всего, бывает наоборот. — Забрось ногу на меня, — сказал Юрий. Такого в моей практике ещё не было, поэтому, желая получить новые впечатления, я, долго не думая, взялась руками за голову партнёра и забросила правую ногу ему на плечо. Некоторое время ничего не происходило, видимо он рассматривал моё сокровище, а потом я ощутила, как его язык и губы, начали энергично ласкать, уже основательно влажную, киску. — Здесь столько сока! — донеслись слова Юрия, когда он облизывал вход во влагалище. — Оставь немного. Жидкость ещё пригодиться, — игриво ответила я. Мне была приятна его активность, стремление доставить партнёрше максимальное удовлетворение от интимного общения. — Если только совсем немного, — сказал Юрий, переходя к клитору. Я сразу почувствовала, как возбуждение начало наполнять меня. Каждое последующее прикосновение к этой части киски усиливало его. В промежности появилось сладостное томление, которое постепенно распространялось по всему телу, учащая моё дыхание. Основательно обработав клитор, Юрий, проведя пару раз языком по большим губам, бережно снял с себя мою ногу и поднялся во весь рост. — Я освобожу твою грудь? — задал он вопрос, ответ на который был ему хорошо известен. Какая женщина может возражать против этого в процессе любовного общения? Мне было странно, почему он не сделал этого раньше. Уже собравшись дать положительный риторический ответ, я, однако, обратила внимание на оттопыренные брюки Юрия и, поэтому, ответила, — Нет, но сначала, мы освободим твоего приятеля. Мне страстно захотелось увидеть член во всей его мощи. Не знаю почему, но этот половой орган обладает какой-то притягательной силой, до него хочется дотрагиваться, чтобы ощутить скрытую в нём энергию, на него хочется смотреть, особенно в состоянии эрекции, осознавая нарастающее возбуждение. Конечно, это относится к причиндалам не всех мужчин, а только тех, с кем хочется иметь половую близость. Расстегнув ремень и ширинку, я накрыла член рукой. Хоть и через трусы, но ощущалась пульсация … в нём крови. Размер и энергия, исходившая от него, ещё больше разожгли во мне желание, сопровождаемое непреодолимым стремлением иметь член в себе. Присев на корточки, я сняла брюки с трусами, обнажив рвущееся ввысь мужское достоинство. Вид члена и небольшое расстояние до него навели на мысль, заставившую сердце учащённо биться, мысль о минете. Нельзя сказать, что я часто практикую оральный секс, но те мужчины, которые меня должным образом ласкают, член которых притягателен, имеют большой шанс испытать удовольствие. Юрий относился к тем мужчиной, пенис которых мне хотелось языком и губами обработать. Однако, севший на пол партнёр, не дал осуществиться задуманному. — Иди ко мне, — сказал он, беря меня за руку и притягивая себе. — Ты не против быть сверху. — Конечно, лучше бы ты был сверху, но выбора нет, — ответила я, располагаясь над вытянутыми вперёд ногами Юрия. Нащупав рукой член, я присела, пытаясь прижать его к вульве. Когда это получилось, оставалось только полностью сесть, нанизав себя на мужской орган. Удивительна реакция организма, когда член оказывается в тебе. С одной стороны, ты чувствуешь очень приятное сокращение мышц влагалища, обжимающих достоинство партнёра. С другой стороны, ощущаешь как энергия члена, формирует негу, постепенно распространяющуюся по нижней части тела. Наверное, всем женщинам приятно, когда желанный мужчина входит в тебя. — Позволь, я всё-таки обнажу твою грудь, — сказал Юрий, обхватив меня, чтобы расстегнуть замок бюстгальтера. Мне было приятно видеть его реакцию на выход в свет двух моих среднего размера прелестей. Увидев их, он издал непонятный звук и проглотил слюну. Член, внутри меня, сразу несколько окреп. — Тебе нравиться моя грудь? — поинтересовалась я, хотя, честно говоря, знала ответ. Мужчины падки на женские груди, если, конечно, последние не выглядят арбузами и не свисают до живота. Однако ж сказанные слова приятно поласкали бы мой слух. — Они великолепны и очаровательны! — как и предполагалось, произнёс Юрий и, склонив голову, принялся языком облизывать сосочки и кружочки вокруг них. Каждое прикосновение языка к коже груди вызывало поток энергии, небольшими волнами разбегавшийся по всему телу. Я закрыла глаза от удовольствия. Поработав немного языком, Юрий остановился и, спустя мгновение, припал к пупырышкам, посасывая и легонько покусывая их. От резко нахлынувших сладостных ощущений, я передёрнулось как от озноба. По всему телу проступила «гусиная кожа». Всё возрастающее желание заставило меня взяться за плечи партнёра и начать совершать известные всем движения. С намерением получить большее возбуждение я старалась крепче прижиматься клитором к основанию члена. Не выпуская сосок груди, Юрий, взявшись за мои бёдра, принялся помогать мне, немного приподнимая нижнюю часть туловища. С каждым нашим совместным движением возбуждение моё становилось всё больше и больше. И вот, когда оргазм чуть не накрыл меня всей своей массой, я остановилась, желая продлить сладостное томление. — Как хорошо! Дай я тебя поцелую, — сказала я. После поцелуя, мы продолжили совместную работу. Мне хотелось ещё пару раз остановиться, но этого сделать не получилось, так как партнёр, сделал несколько более энергичных движений, на которые я не рассчитывала, и оргазм уже невозможно было отсрочить. Постанывая от сладостной истомы, я крепко обняла Юрия, чтобы не исцарапать его плечи или спину. — Ты закончил? — поинтересовалась я, немного отдышавшись. — Не успел. Ты так неожиданно всё завершила. — Не надо было так энергично членом двигать, — произнесла я, улыбаясь. — Теперь догоняй меня. С некоторым сожалением я слезла с Юрия. — Как нам лучше расположиться? — спросила я, прикидывая какую позу можно принять. — Если ты стоя наклонишься к стенке, у нас может что-то получиться. Поднявшись в полный рост, я немного наклонилась, упёршись руками о стенку. Мне не очень нравится, когда мужчина заходит сзади, поскольку имея клиторическую реакцию, интенсивного возбуждения не при этом не испытываю и оргазма не получаю. Но, в ситуации, когда я заканчиваю раньше партнёра, такая поза вполне допустима. Кроме того, отсутствовал выбор. Лечь на спину было невозможно. Не успела я расставить поудобнее ноги, как Юрины руки коснулись промежности. Раздвинув большие губы, он уверенно ввёл в меня член и, взявшись за плечи, принялся за работу. Чтобы испытывать не только удовольствие от присутствия члена внутри, но и от его движений я немного выгнула спину. Мужской орган сразу стал проникать глубже. Видимо, Юрий был возбуждён основательно, потому что очень скоро его член спазматически задёргался. Обхватив меня, он сделал ещё несколько слабых движений товарищем, пытаясь не упустить остатки удовольствия а, затем он сел, закрыв глаза, на пол. — Хорошо то как? — вырвалось из него. Немного посмотрев на ослабевающее достоинство Юрия, я, достала из сумочки запасную прокладку «на каждый день» и села рядом с ним. — Зачем тебе прокладка? — поинтересовался Юрий, открывая глаза. — Ты сколько с женой прожил? — Десять лет. — Вот. За это время ты должен был узнать, что если женщина находиться в вертикальном положении, то сперма из неё вытекает. Понятно? — произнесла я, улыбаясь. — Не хочу ходить в мокрых трусиках. Тебе салфетку дать, чтобы вытереть друга? — Не надо. Пусть твои ароматы подольше задержатся. Я вновь улыбнулась и, поднявшись, начала одеваться. Юрий продолжал сидеть, наблюдая за моими движениями. Его член, основательно обмякший показывал уже двадцать минут. — Ты не будешь одеваться? — спросила я, поправляя платье на груди. — Скоро могут придти лифтёры. В этот момент из-за двери раздался взволнованный голос Юли. — Мама, ты здесь? — Здесь! — Папа позвонил и просил передать, что до лифтёров не дозвонился. — Юля, сходи сама! Их диспетчерская в первом подъезде соседнего дома! — Хорошо сейчас сбегаю. А ты там одна или с кем-то? — С Юрой. — Юра, ты там. — Здесь, — ответил мой приятель по заключению. — Как бывает? Вы там не подрались? — спросила Юля. — Пока нет, — ответила уже я. Ничего больше не сказав, Юля побежала звать помощь. — Одевайся быстрее, а то предстанешь в таком виде перед Юлей. — Вставать не хочется. Расслабился, — сказал Юрий, берясь за одежду. — Я тут подумала и, вот что решила — говорила я, рассматривая себя в зеркальце. — Ты скажешь Юле, чтобы она к нам обязательно зашла. Я её ещё раз попрошу вернуться к нам и, если, она вновь откажется, то, так и быть, живите вместе. И ещё, надеюсь, о том, что было между нами, она не узнает? Хорошо? — Всё будет, как ты скажешь, — ответил Юрий, натягивая на себя брюки. — Наташа, почему вы с дочерью такие разные? Ты в отличие от неё невероятно сексуальна. Вот даже сейчас, в одежде, ты соблазнительна и притягиваешь к себе. — Что за вопросы? Ты передумал жениться на ней? — спросила я, отрываясь от макияжа. — Нет конечно. Просто любопытно, — ответил он, видимо испугавшись моей возможной реакции на иной ответ. Однако ж произнесённые слова были приятны для моей самооценки. — Ты, уже взрослый мужик, а такой чудак, — ответила я, вновь принимаясь поправлять макияж. — Во-первых, Юля девочка. Ей всего 18 лет. О чём, я тебе здесь говорила. Она ещё полностью не сформировалась как женщина. Так что жди. Через пять лет, и она будет выглядеть соответствующим образом. Во-вторых, у женщин, в отличие от мужчин, с возрастом желание полового общения увеличивается. Мне 42 года. Можно сказать, пик женской сексуальности. Если хочешь, чтобы она изменялась быстрее, ты работай с ней. Опыт общения с женщинами имеешь большой. И, в третьих, разные женщины имеют разный гормональный фон. У меня он выше, чем у средней женщины. Ты думаешь, только для тебя я соблазнительна? Я подумала, что последние слова вызовут некоторую ревность у Юрия, но этого не произошло или он хорошо скрыл её. — Ты, однако, интеллектуально сильна! — произнёс он, беря меня за талию и притягивая к себе. — Мы ещё встретимся с тобой? — Не знаю. Отойду немного и подумаю, — ответила я, обхватив моего кавалера за шею. Мы поцеловались. Юрий ещё раз запустил руки под платье, чтобы оценить попку, но раздавшиеся голоса, заставили его отложить задуманное. Спустя пять минут мы были на свободе.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Страсть

В этом году мне повезло с отпуском, выпал на июнь, да ещё фирма предоставила бесплатную путёвку на море. Волшебное слово — халява! Грех было не воспользоваться, хотя летом мне и на родине моей хорошо. Но раз оплачивают, то надо ехать. Во время сборов отметил для себя, что ехать одному, это гораздо проще, чем с женой. Вещи поместились в сумку средних размеров. Всё что надо казаку — шашка да бурка. Ещё раз отметил для себя прелести холостяцкой жизни. Сам себе хозяин и никаких лишних напрягов. Море порадовало теплом, нежным Солнцем и приятным пляжным песочком. Лепота! Гостиница не пять звёзд, но троечка вполне заслуженная, даже с плюсом. Все удобства, и душ и холодильник и кондей и «онклюзив» до пуза. И самое главное для русского мужика — алкоголь тоже «онклюзив». Поэтому первым же вечером, невзирая на усталость от перелёта, я устремился к ночному бару, дабы опробовать местных горячительных напитков. Тёплый вечер, приятная истома в теле и радость на душе, подогретое довольно вкусным пивом, погрузило моё сознание в состояние нирваны. Я был абсолютно счастлив и любил всех и всё вокруг. Поэтому, наверно, моё внимание привлекла сидящая на краю барной стойки, девушка, с очень грустным выражением лица. Она была достаточно красива и телом и лицом, и в её одежде и макияже чувствовался вкус и индивидуальность. Было сразу видно, что она была достаточно обеспеченной и не обременена житейскими заботами. Ручками с таким маникюром невозможно мыть посуду, полы или выполнять другую физическую работу. Она больше походила на секретаря или студентку. Для папиной дочки или жены богатого мужа она была клиентом не той гостиницы. Такая богема ниже пяти звёзд не опускается. Так как мне было хорошо и одновременно тянуло на приключения, я решил познакомиться с девушкой. Как в той весёлой и озорной рекламе — «А что?! А вдруг!» Меня не мучал спермотоксикоз, но красивые и привлекательные девушки вызывали у меня желание всегда. Даже когда я проводил несколько ночей с очень обворожительной красоткой, утром, по дороге в офис, я всегда выворачивал себе шею, разглядывая идущих по тротуарам красавиц. Каким чудом я не становился виновником ДТП из-за очередной коротенькой юбочки, я не знаю. Вот и сейчас, оценив внешность девушки, я почувствовал в своём теле приятное и очень знакомое томление. Я уже более внимательно рассматривал её фигурку и формы. Никогда я не был приверженцем какого-либо типа. Мне нравилась красота в любой форме. И худенькая и пухленькая и маленькая и большая. Главное, что бы нравилось и хотелось. Эту девушку мне захотелось. «Здравствуйте! Меня зовут Максим. Я из Питера, а Вы?» — начал я довольно тривиально попытку «законтачить». Она повернула голову в мою сторону и оценивающе посмотрела. Это очень важный момент в общении. Первое впечатление — самое важное в отношениях между мужчиной и женщиной. Если мужчина не понравится женщине при первой встрече, то ему потом придётся очень долго и упорно доказывать, что он её достоин. Если вообще получится. Некоторые девушки придерживаются принципа — не понравился сразу, пошёл нах… Мне всегда удавалось если и не вызвать мгновенную влюблённость, то хотя бы просто произвести приятное впечатление. Это мои коллеги по цеху, стараются добиться признания и уважения от своих женщин методом зарабатывания больших денег, совершением общепринятых мужских поступков (подарки там всякие дорогие, поездки к маме и прочее), а я ставлю на себя любимого (тело, стиль в одежде, ухоженность, чистота и приятный запах) и умение красиво говорить. Пока мои товарищи трудятся, желая получить премию и бонусы, я использую кусочки рабочего времени для занятия спортом. Каждый день я тренируюсь. Или это бег или тяжести или борьба. С детства занимаюсь спортом, и мне это очень нравится. Всех денег всё равно не заработаешь, а красивое тело не купишь. Женщины всегда чувствуют физическую силу и здоровье. Для них это очень важно в мужчине. Это уже почти «да!» на первом свидании. А если ещё и в голове что-то есть, да умение это что-то преподнести в красивой упаковке, да в нужный момент, то «да!» обеспечено с вероятностью 90%. Десяточку списываем на невероятные анекдотичные случаи. Когда девушка посмотрела на меня, от моей уверенности в собственных силах не осталось и следа. Она была просто шикарна! Воплощение всего моего представления о красоте женщины. Какие глаза! В них тонешь мгновенно и безвозвратно. «Колдунья!» — проносится в моей голове и я стараюсь сохранить на своём лице то приветливое выражение, которое было в начале. Девушка смотрит мне прямо в глаза, и мне кажется, что она читает мои мысли. «Она сейчас узнает, что я хочу её, что уже мысленно раздел и поимел!» — пугает меня мой мозг. Но я всё же успеваю взять себя в руки, до того, когда изменения мимики на моём лице, покажут девушке, что я проиграл с ней схватку в первом же раунде. «Вы, извините, что я вот так, по простому, знакомлюсь с Вами в баре, но я только что прилетел, и совсем один и без друзей. Для меня тут всё ново и непонятно и хотелось бы с кем-нибудь пообщаться. А Вы производите впечатление, вполне порядочной девушки и мне кажется, что Вы не воспользуетесь моим статусом новичка и не разведёте на какую-нибудь весёлую штуку!» — продолжил я наступление, стремясь в активности спрятать своё смущение. Девушка продолжала смотреть на меня всё тем же магическим взглядом, словно удав на кролика, но только теперь в её глазах появилась весёлая искорка. То ли ей понравилась моя тирада, то ли её рассмешила моя попытка, познакомится, мне было совсем не понятно. Но я продолжил попытки получить ответ: «Вы так на меня смотрите, словно по-русски не понимаете!» «Я понимаю, я тоже из России, но только из Москвы», — наконец получил я долгожданный ответ. Голос девушки был нежен и приятен. Она говорила вполне, спокойно и чувствовалось, что её совсем не беспокоит и не волнует мое присутствие и разговор. Словно она каждый вечер тут сидит и каждый вечер с кем-то знакомится и ей это страшно надоело. «Вы извините, Вас тут наверно уже замучили предложениями пообщаться, но у меня тут совсем нет друзей. Я вижу, что Вы сидите одна и в одиночестве пьёте свой бокал вина, маленьким глоточками, не столько пьёте, сколько поддерживаете во рту вкус терпкого вина, словно стараетесь заглушить этим вкусом что-то неприятное. И ваши мысли явно не здесь, не в этом удивительном месте на берегу одного из самых красивейших морей мира, а в каком-то другом, менее приятном для Вас месте, откуда Вы вероятно приехали и куда Вам грустно возвращаться. Вот я и подумал, что возможно, Вам захочется поговорить со мной. Я очень хороший слушатель! Со мной даже мама всегда делится своими проблемами», — забабахал я длинную речь, желая продолжить наше общение. Девушке понравились мои слова. Было видно, что они попали в точку. «Меня зовут Марина. И Вы правы, я действительно грустила и думала о Москве. Точнее о своей жизни в ней. Вы умеете очень хорошо знакомиться, и говорить, мне понравилось, как Вы говорите. Я даже сначала решила, что Вы пикапер или Жигало», — она улыбнулась на последних словах: «Но потом поняла, что Вы просто холостяк, скорее всего разведёнка, любящий женщин и действительно жаждущий общения!» Её слова были ещё более меткими, чем мои. Ещё никто и никогда так быстро не вычислял меня. Я был так удивлён, что даже не успел сдержать своё лицо, расплывающееся в изумлении. Это ещё больше развеселили девушку, и она засмеялась в голос. «А как Вы догадались, что я холостяк, да ещё и в разводе?» — не удержался я от вопроса, признавая им своё поражение в схватке на дедукцию. «Вы похожи на моего мужа, очень. И внешне и по поведению. Только он постарше Вас лет на десять и тоже, после моего возвращения, может стать разведёнкой!» — ответила она с уже грустной улыбкой. «О как! А почему это он может стать разведённым? Вы хотите его бросить?» — продолжил я, в роли проигравшего сражение, задавать вопросы. «Нет. Это он меня бросил. Только не понимает этого!» — ответила девушка: «Мне всего 23. А я уже чувствую себя 45 летней женщиной, у которой пятеро детей и скоро будут внуки. Вся моя жизнь — это дом, работа, дом. По выходным просто дом в одиночестве, а в те редкие моменты, когда у него тоже выходной, мы сидим на диване и смотрим проклятый телевизор. Я могу по пальцам на одной руке посчитать, где мы с ним были за пять лет брака. Мне не надо много. Просто быть со мной рядом, что бы я не чувствовала себя брошенной…» Неожиданное откровение девушки растрогало мою душу. Чувствовалось, что ей действительно плохо, и она мучается от того, что ощущает себя одинокой и не нужной. Эта извечная дилемма — или жена или работа. «Ты целыми днями пропадаешь на этой работе, всё работаешь и работаешь! Тебе что мало денег?!» — кричит уставшая от одиночества женщина, которой хочется, что бы муж был рядом и желательно в нужный для неё момент. «Сколько можно сидеть на диване?! Что у тебя за работа такая, день на работе — три дома?! Денег приносишь, еле на жизнь хватает!» — кричит другая, за стенкой, чей муж всегда рядом. Не многим удаётся найти золотую середину, особенно в больших городах, где хорошая и достойно оплачиваемая работа, на приемлемых условиях, большая редкость. Зачастую приходится выбирать — или дома, но тогда хлеб без масла, или на работе, но тогда ешь ужин одна. «А у меня всё рухнуло из-за ревности. Простой, банальной, бабской ревности. Хотя я наверно и давал какой-то повод, но только условный, так как на самом деле ничего не было. Просто стиль общения и мужская сущность были чересчур, вольными для неё. Пока дело не дошло до убийства, решили расстаться», — исповедался я в свою очередь. Наше общение, которое с таким трудом началось, дальше уже продолжалось в свободном стиле. Марина уже не смаковала своё вино, а пила его глотками, опустошая стакан, за стаканом. Открытость в общении всегда привлекает и тянет за собой доверие и желание поделиться своими проблемами. Я действительно умею хорошо слушать. Правильно слушать, это не просто молчать и кивать головой, это реальное проявление интереса и сопереживание говорящему человеку. На каждое важное сообщение, необходимо высказать свою точку зрения, свой пример из жизни, который будет важен и интересен, но так, что бы этот пример был краток и не сбивал с мысли. Нельзя в беседе тупо со всем соглашаться. Это срабатывает только с очень недалёкими и сильно пьяными людьми. С такими как Марина, надо стараться высказывать свой мнение, но так, что бы оно не шло в разрез с её. Это потом, если отношения всё же возникнут, можно стукнуть кулаком по столу: «Мужик всегда прав!», но в начале, придётся вилять хвостиком. Наша беседа затянулась далеко за полночь. Бармен уже несколько раз с надеждой поглядывал в нашу сторону, как бы желая внушить, что бы мы уже ушли. Никого кроме нас в баре не было. Все уже давно разошлись. «Вот ведь какая дисциплина! Будет молча ждать, пока посетители наговорятся, будет спокойно и с улыбкой наливать вино, хотя уже время работы закончилось», — посочувствовал я работнику бара. Специально для русскоговорящих клиентов над стойкой висела вывеска: «Работаем КРУГЛОСУТОЧНО с 15.00 до 03.00. Для русских до 04.00. Для пьяных русских до 05.00. « «Интересное у них понятие о круглосуточности и о русских туристах!», — подумал я. Ночи тут холодные, а на мне и Марине были лёгкие одежды и, не смотря на горячительные напитки, мы ужасно продрогли. «Марина, я предлагаю продолжить наше общение в более тёплом месте! А то наш с Вами отдых, может закончиться сильной простудой!» — предложил я. «И в каком, это тёплом месте Вы предлагаете пообщаться? У Вас в номере или у меня в кроватке?» — слегка заплетающимся языком и с иронией ответила Марина. «А давайте у Вас в номере, но можно и не в кроватке!» — ответил я: «У меня после приезда страшный бардак, всё разбросано по номеру и в холодильнике пусто! А у Вас, я в этом уверен, в белом холодном шкафчике, наверняка есть что-то приятное!» Марина засмеялась и ответила: «Я согласна, но учтите, меня даже на выпускном не смогли споить и склонить к сексу! Я даже когда сильно пьяная, всё равно не даюсь!» Хоть говорила она это весело и мы вместе рассмеялись, но я почему то почувствовал какую-то грустинку в её голосе. Сопровождаемые счастливым и благодарным взглядом бармена, мы пошли в номер. Я как мужчина из вежливости, предложил даме руку, от которой она демонстративно отказалась и сделав несколько шатких шагов шмякнулась в какой-то изумительной колючести куст. Попискивая и покрикивая, она стала выбираться. В полутьме садовой дорожки мне были видны только очертания её стройных ножек, оголившиеся беленькие трусики, ярко выделяющиеся в темноте, и ищущие опоры руки. Сдерживая смех, я подошёл к Марине и помог подняться. Она плача стала жаловаться на боль и проклятый куст. Я как мог, старался успокоить её, но увидел, как по её нежной коже на руках и ногах, бегут тёмные струйки. Видимо она всё же сильно поранилась о колючки. «Марина, нам надо срочно промыть Ваши ранки, а то вдруг этот куст ядовитый!» — поторопил я девушку и уже без спроса и разрешения подхватил её за руку и повёл к отелю. Она безропотно засеменила рядом, обхватив мою руку и крепко прижавшись к ней. До самого номера мы шли молча, стараясь удержать равновесие и не грохнуться снова, но уже вдвоём. Как только мы зашли в номер, я взял со стола пластиковую бутылку воды и смочил полотенце. Аккуратно, стараясь не причинять излишних страданий, я стал протирать ранки на теле девушки. Марина попискивала и корчила рожицы. Мне же доставляло огромное удовольствие не только оказывать помощь и показывать свою мужественность, но и прикасаться к нежной и шелковистой коже девушки. Марина довольно быстро поняла, что процедура по её спасению явно затянулась и с улыбкой сказала: «Мне кажется, что массаж при ранениях не показан!» Мне пришлось прекратить поглаживания её ножек. «Но надо ранки обработать чем-то асептическим! Давайте протрём одеколоном!» — сказал я, и Марина, порывшись у себя в сумочке, вытащила какой-то пузырёк. Довольно резко пахнущая спиртом жидкость обожгла израненную поверхность кожи Марины и из её глаз потекли слёзы: «Блин! Как жжёт-то!» Я стал дуть на ранки, стараясь облегчить страдания. «Мне так мама в детстве делала», — сказала с грустью Марина: «Когда приду с гулянки с разбитыми коленками, она их йодом смажет, а потом дует». Наш разговор перешёл в область воспоминаний о детстве и школьных годах, который потом плавно перетёк в беседу о первой любви, первом сексе и прочих интимных вещах. «Я только школу закончила, поехала поступать в Москву. Очень хотелось именно там учиться. Все подружки и друзья были старше меня и учились в Москве и звали меня к себе. Вот я и поехала. На удивление поступила легко и без проблем. В сентябре, когда собрались все вместе, пошли в клуб, отмечать начало новой моей жизни и начало второго курса у них. Я таких напитков никогда в жизни не то, что не пила, я даже не видела. Только в кино. Голубые, розовые, изумрудные. А как попробовала, так прям, и потерялась вся. Я даже не помню, как захмелела до невменяемости. Тут ко мне и подкатил мой будущий муж — Виктор. «Какая красивая и без охраны!», и понеслось-поехало. Я же пьяная, весёлая, радостная. А через пару минут, уже целоваться начали, и танцевать в обнимочку, а потом в машине его оказалась. Мне не страшно совсем, наоборот, хорошо! Еду, в окошко смотрю, красивым огням радуюсь! Ну и вырубилась. Сколько спала не знаю, но проснулась от боли. Глаза открываю, всё кружится, понять ничего не могу, в голове шумит, а между ног жжение сильное. Пытаюсь пронять, что происходит, приподняться, но не могу. Чувствую, что придавлена чем-то тяжёлым. И вдруг до меня доходит, что на мне человек лежит и дышит прямо в лицо и телом своим на мне двигает. И каждый раз, как он дёрнется, мне между ног больно. Тут я и понимаю, что он меня трахает. Я как закричу, да как начну вырываться. У меня слёзы, сопли, маму зову. Я же девственница была убеждённая, а тут такое. «Не кричи, Мариночка! Всё хорошо! Я люблю тебя! Женюсь на тебе!» — слышу голос Виктора, да чувствую, как его член во мне скорость увеличил. Спешит! Целует меня, грудь ласкает, а я всё реву. Обидно ужасно! Лежу тут с разведённым ногами под мужиком, и трахает он меня, как шалаву пьяную. Ни сколько больно, сколько стыдно. Сама виновата. Надралась как дура малолетняя, вот и вставили. Орать перестала, просто плачу, лежу, жду, когда всё кончится. Ноги болят от напряжения, там горит всё, да ещё внутри это движение болючие. Очень больно было, мне бы орать да просить остановиться, но я лежу, терплю. Сама не знаю почему, словно наказываю себя. Так тебе, мол, и надо, дуре, получай теперь х… в п… ду, да поглубже. А когда он слез с меня, скрутилась калачиком и в одеяло закуталась, да так и уснула. А утром он мне букет цветов на кровать положил, завтрак приготовил. Суетился вокруг меня. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) А мне поскорее свалить хочется. Быстренько оделась, да на выход. Вышла на улицу, и понять не могу, где я. Спросить у прохожих боюсь. Но потом добралась до общаги. Целый час в душе себя оттирала. Хотелось и в голове вот так же всё стереть, чтоб не вспоминать никогда о позоре своём. А на следующий день он меня у Универа встретил. С цветами. Предложил подвезти и покушать в кафе. А мне стыдно и страшно. Но сама не знаю почему, соглашаюсь. А потом мы и встречаться стали. Потом и поженились. И вот уже, сколько живём, а мне всё равно стыдно. Каждый раз, когда его вижу, вспоминаю ту ночь, и всякий раз стыдно» Рассказ Марины не был для меня откровением. Большинство моих девушек именно так и оказывались у меня в кровати. Всем хорошо известно, что пьяная девушка кое-чему не хозяйка. Но вот её моральные страдания были для меня удивительны. Это как же так можно жить с постоянным стыдом. Мне стало жаль её, ведь она практически сама себя загнала в клетку. «А почему ты всё же согласилась выйти за него?» — спросил я, стараясь понять логику девушки. «У нас городок маленький и если бы я туда вернулась с пузом, мне там бы жизни не дали. Вот и решила, что лучше спрячусь в Москве» — ответила Марина: «Но потом был выкидыш, и врачи сказали, что у меня больше не будет детей! Я думаю, это наказание мне, за мой поступок!» «Да брось ты! Какое такое наказание?! За какой проступок?! Ты что, человека убила или украла у сирот? За проступки юности не наказывают! Просто тебе не повезло немножко! Тебе надо разобраться в себе и в своих отношениях и всё будет хорошо!» — не согласился я с фаталистическим настроем Марины. «Да нет. Это наказание. Я вот, сколько живу, сколько с мужем сексом не занимаюсь, ещё ни разу оргазма не испытала. Хорошо бывало, но вот что бы прям, до крика и белых губ, как подружки рассказывают и пишут в Вконтакте, такого не было. Я даже мужу намекала на это, а он смеётся, говорит, что я выдумываю, что оргазм только дуры придумывают, что бы мужей доставать. А мне каждый раз не хватает в постели. До судорог. Лежу рядом с ним и хочется разорвать его, но что бы продолжил, сделал что-нибудь, что бы разрядилась я. Но так ни разу и не было. Я уже о самотыке подумываю и вибрушках всяких» — с грустной улыбкой закончила Марина. «Знаешь, Маришка, у меня никогда не было такого, что бы девушка осталась недовольна. Не могу тут ничего тебе сказать. Всегда находил и способ, и момент, что бы девушка и покричала и поплакала и спину мне расцарапала и соками простыню залила. Мне всегда нравилось больше доставлять, чем получать. Мне то проще, была бы девушка желанна, да дырочка её погорячее, да посочнее и всё, удовольствие будет. А вот девушку в космос отправить, это посложнее, но и радости много. Мужиком себя чувствую больше», — открыл я Марине своё жизненное кредо в части секса и отношений. « И что? Прям всегда и все у тебя кончали?» — удивлённо смотрит на меня Марина. «В юности, конечно, был боек и самолюбив, неумел, нетерпелив и горяч, но как научился, то осечек не было!» — похвалился я. «У тебя методика своя или секрет какой?» — не унималась Марина. «Да нет тут никакой особой методики или секрета. Просто касаюсь, тела девушки и слушаю, что оно мне в ответ говорит. Чутко слушаю. Где хорошо, где щекотно, где посильнее нажать, где погладить, где просто подержать. Когда быстро, когда медленно, где пальчиком, где язычком, где пососать, где покусать. Всё тело девушки расскажет, надо только слушать и чувствовать. Не бояться пробовать и пытаться. А потом ловить волну. Что бы по гребню её вести, не опускать, да не сваливать. Чем дольше, тем эффект круче», — рассказываю я, а сам чувствую, что возбуждаюсь сильно. Член уже кровью налился да шорты оттопыривает. Смотрю на Марину и хочу её повалить на кровать да овладеть. А у Марины от разговоров наших, похоже, тоже волнение увеличилось. Смотрит на меня, да губки облизывает, стакан пальчиками вверх-вниз поглаживает. Вижу, возбудилась девушка. «Да и вообще, главное это по-настоящему любить девушку. Пусть даже это будет одна ночь, или неделя или месяц. Неважно. Главное любить и тогда всё получится. Ты, Марина, девушка, которую надо любить, можно любить, есть за что любить, ценить эту любовь, беречь, бороться за неё» — начинаю я акустическую атаку и осторожно беру девушку за руку. Сжимаю своими пальцами её маленькую ладошку, сильно, но осторожно, показывая и свою мощь, и свою нежность. Она отвечает мне поглаживанием своих пальчиков. Робкие прикосновения, напоминают трепыхания птенчиков, беззащитных и жаждущих спасения. Я приближаю её ладошку к своим губам и прикасаюсь к ней, целую: «Ты прекрасна и обворожительна! Ты очень красива и не можешь оставить равнодушным даже самого чёрствого мужчину. В тебе чувствуется нежность и доброта. Хочется обнимать тебя, прижимать к себе и не отпускать. Целовать и ласкать», — на этих словах я приблизился к Марине и, видя, что она прикрыла глаза, поцеловал её в губы. Я касался её тёплых, с ароматом терпкого вина губ и пьянел от наслаждения. Мои руки уже обнимали девушку и поглаживали её тело, и я чувствовал, как оно отзывается на прикосновения. Марина выронила стакан, и он упал с глухим стуком на ковёр, выплёскивая остатки вина на пол. Её рука тут же легла мне на плечо, а потом сместилась дальше, обнимая меня за шею и спину. По дрожанию тела девушки и по тому, как она часто задышала, я понял, что она давно не ласкалась. Я не спешил, хоть мой братишка уже вовсю разбух, и казалось готов разорвать ткань шорт. Я чувствовал, что девушке нужна пока просто ласка, ей нравятся мои прикосновения и нежности, она в восторге от происходящего, но если я потороплюсь, она может вспомнить, о правилах приличия и я пойду к себе в номер. Я продолжал свой поцелуй и ласки её тела, добавил игры язычка и поглаживания её выпуклостей. Через ткань её тонкой блузки я чётко ощущал остроту и твёрдость её сосочков. Она была без бюстгальтера. Её грудь небольшого размера, не нуждалась в поддержке, а сама девушка не стремилась поражать мужчин искусственными размерами. Я же относился к тому типу мужчин, которые возбуждались от торчащих под тканью сосочков, гораздо сильнее, чем от размеров самих холмиков. Я потирал, выступающие сосочки, ладошкой и теребил их кончиками пальцев, обжимал и слегка покручивал, но не настойчиво, а как бы случайно, продолжая ласкать и остальные участки тела Марины. Благодаря этому у девушки возбуждение и похоть развивались сильнее, чем проявлялись мысли о морали, о допустимости и возможности, её сомнения и переживания, чуть вспыхнув, тут же глушились и покрывались сверху моими ласками. Через минуту я уже аккуратно, и не настойчиво положил девушку на спину, а сам навис над ней, как коршун над своей добычей. Положить девушку на спинку, это уже почти победа. Находясь под мужчиной, который ласкает и соблазняет, женщина практически уже обречена. Но и тут я не спешил. Я знал, что Марина очень впечатлительная и чувственная девушка, живущая эмоциями и в её внутреннем мире ещё полно романтики. Она уже один раз получила травму и сейчас, нельзя сделать так, что бы я стал второй. Я стал целовать её лицо, щёчки, носик, глазки, спустился ниже и, поглаживая её тело, стал целовать за ушком и пульсирующую ниточку на шее. Моя ладошка скользнула вниз и легла на оголённую ножку и стала, поглаживая подниматься вверх, заползая под ткань летней юбочки. Чем выше поднималась рука, тем ниже опускались мои губы. При помощи языка и губ, немного помогая себе зубами, я расстегнул пуговки на её блузке, расширил ворот и прильнул к чуть оголившимся полушариям. Тут я услышал первый сладкий стон. Молчавшая и громко дышащая до этого Марина, вдруг выдохнула полный нежности и сладости звук. Её тело тут же прогнулось, а рука, обнимавшая меня за шею, требовательно прижала мою голову к груди. Теперь я мог действовать смелее. Моя ладошка поднялась максимально высоко и стала поглаживать нежную часть бёдер в непосредственной близости от уже горящего жаром места. А мои губы, наконец добрались до заветной горошинки на груди девушки, и обхватили её. Марина стала стонать ещё сильнее, и по движению её ножек я понял, что она уже страстно хочет, что бы я прикоснулся, наконец, к её спрятанной, под тканью трусиков, щёлочке. Когда моя ладошка проскользнула ей между ножек и стала поглаживать её киску, а мой язычок затеребил её сосочек, Марина стала не просто стонать, а почти кричать. У меня было много девушек, и только половина из них, были столь эмоциональными при первых же постельных сценах, а некоторые, так расслаблялись после нескольких месяцев совместных ночей. Не все способны вот так отдаваться чувствам и эмоциям во время секса. Стыд и желание сдержать, не показать свою слабость, заставляют многих девушек лишать себя настоящего наслаждения от акта любви. Мне всегда нравилось, выводить из этого состояния мнимого стыда и скромности, переполненного предубеждениями. Если бы вы только знали, на что способны женщины, которых, наконец, освободили от тех цепей, которые они же сами себе придумали. Это ненасытные и на всё согласные партнёрши. Они готовы рисковать и всегда с благодарностью ответят на любые ваши действия и легко простят неудачу. Марина рвала свои оковы прямо у меня на глазах. Видимо ей просто не хватало обычных ласк, называемых прелюдией. Просто поцеловать и ущипнуть за попку, поработать пальцами, дабы увлажнить влагалище, это не ласки. Прелюдия должна не просто возбуждать, она должна быть основой всего акта любви. 90 процентов постельной сцены — это нежности и ласки, а всё остальное на возвратно-поступательные движения, которых уже очень-очень хочется, выполняемых во влажной и сжимающейся в экстазе пещерке, разгорячённым и набухшим от желания членом. Марина текла. Я чувствовал своей ладошкой, как увлажнились её трусики, и как стало жарко у неё между ног. Влаги было так много, что она уже сочилась у меня между пальцев. Девушка призывно раздвинула ножки, раскрывая себя для меня, подставляя под мои ласки свою киску. Я мигом, словно фокусник, переместился вниз и прильнул своими губами к её, проступающей через промокшую ткань, щёлочке. Обхватив одной рукой за бедро и схватив другой за грудь, я стал целовать её киску прямо через трусики. «Не надо! Не надо так делать!» — вдруг, задыхаясь, стала просить Марина и попыталась отвести мою голову от своей пещерки, но я не поддался. Поглаживая грудь и поигрывая её соском, я стал активно целовать и лизать, пытающуюся спрятаться от меня щёлочку. Через секунду девушка уже сдалась, залившись краской и закрыв своё лицо ладошками. «Ой, мамочки!» — прокричала Марина, словно я сделал что-то очень запретное и непозволительное. Поведение девушки было удивительно для меня, мне даже показалось, что я имел дело с девственницей. Но как же она задвигалась под моими ласками! Её тело вибрировало и прогибалось, словно через него проходил ток. «Аааааа! Как хорошо! Ааааа!» — кричала Марина, и, оторвав свои руки от лица, схватила ими мою голову, забыв про стыд, прижала её к своей истекающей соками щёлочке. Я берусь за трусики и одним резким движением рву их, обнажая пылающее жаром и желанием место. Оно сочится нектаром и излучает аромат любви. Лепестки набухли и приоткрылись, открывая вход в нежную и ласковую пещерку. Мой член трепещет от вожделения и пульсирует, но я сдерживаю себя. Я продолжаю истязать Марину своими ласками. Поласкав распухшие лепестки, мой язычок погружается внутрь пещерки, раздвигая её стенки, и оттуда течёт поток нектара, солоноватый и терпкий. Я погружаюсь им глубже и моё лицо прижимается к паху девушки, нос начинает тереться о её горошинку, а мой озорной пальчик, раздвинув ягодицы, стал потирать сжимающийся анус. Тело Марины стало напрягаться, её руки мёртвой хваткой вцепились в мою голову и с невероятной силой прижимали к пещерке, а её попка активно двигалась верх-вниз, старательно подмахивая моим движениям, натираясь о мой нос. Казалось, она хотела, что бы я весь, целиком погрузился в неё. Мой пальчик, смоченный соками лона девушки, легко погрузился в её попку, всего на чуть-чуть, но этого хватило, что бы сильные конвульсии сотрясли тело Марины. Я чувствовал своим пальцем, как сокращаются внутри неё мышцы, выбрасывая наружу потоки любовных соков. Марина кричала и плакала, она схватилась руками за простынь и рвала ткань, её пятки стучали мне по спине. Потом она резко стала вырываться и отползать от меня, широко раскрыв рот и ловя им воздух. Она уже не могла кричать. Силы покинули её тело, и Марина продолжала только чуть дрыгать ножками и скулить. Я довольный прилёг рядом, с улыбкой смотря на внешнее проявление оргазма. Мне всегда это доставляло огромное удовольствие. Сейчас, тело девушки пылает жаром, её пещерка сочится соками, горяча и упруга. Она с радостью примет и обнимет мой член. Будет ласкать его и нежить. В предвкушении мой жезл налился кровью и пульсировал, выпуская из себя капельки смазки. Я терпеливо ждал, когда Марина придёт в себя, когда кровь вернётся к её мозгу, мышцы наберутся сил. Я мог ждать и пять минут, и полчаса и бывало больше. Настоящий кайф стоит того, что бы ждать. И вот, наконец, Марина с довольной улыбкой поворачивается ко мне: «Ты просто бог! Я чуть не умерла!» Я целую её, обнимаю, снова касаюсь её груди и сосочков. Наваливаюсь сверху и своим коленом раздвигаю её ножки. Моё копье, втыкается в животик девушки и она с волнением смотрит мне прямо в глаза, словно не понимая, что я собираюсь делать. Я приставляю свой член к её промокшей пещерке и погружаюсь. Горячие, влажные и нежные стенки влагалища, ещё напряжённые в результате оргазма, нежно, но очень крепко обжимают мой таран. На лице Марины появляется гримаса боли, сведённые спазмом мышцы, пропускают меня с трудом. Я не спешу, я наслаждаюсь моментом погружения, вынимаю и снова погружаю свой орган, но уже чуть глубже. Раз за разом, я вставляю член всё дальше и глубже, стараясь погрузиться на всю его длину. Марина снова тяжело задышала и закрыла глаза. Её ножки широко разведены в стороны и висят в воздухе. Она раскрывается для меня как можно сильнее, что бы мне было легче войти в неё, и погрузиться до самого дна. Я вошёл в горячее лоно, вытесняя своим жезлом скопившуюся там жидкость, которая ручьём потекла на простынь. Я делаю первый толчок. Марина охает и вонзает в меня свои коготки. Я делаю второй, а потом третий толчок и начинаю долбить девушку, увеличивая темп и силу ударов. Мой лобок стучится о её промежность, мои яйца ударяются о её анус, слышатся чмокающие звуки и крики Марины. Она кусает меня в плечо, она рвёт мою спину, она прижимает мои ягодицы к себе. Она требует ещё больше силы, ещё больше движений. Я сильно сжимаю её грудь, и девушка стонет и прогибается, я кусаю её сосок, и Марина кричит что-то с матом и я чувствую как сжимаются мышцы её влагалища, массируя мой член. Именно этого момента я и ждал. Сделав ещё несколько толчков, я погружаю свой пульсирующий орган в самую глубину тела девушки и изливаю в неё свои потоки. Марина хлопает меня по спине и плечам, отталкивает меня, пытается вылезти из-под меня, но у неё уже нет сил. Эмоции и чувства убивают её, она теряет себя в этом фейерверке. Излив в лоно девушки всего себя без остатка, я вытаскиваю своё оружие и падаю рядом, довольный и обессиленный. У меня даже нет сил, накрыться простынёй или обнять Марину. В голове шумит от удовольствия и нагрузки. Я падаю в сон. Ночью, не просыпаясь, я чувствую на себе поцелую и поглаживания Марины. Она что-то шепчет мне на ухо. Что-то нежное и приятное. Она гладит мои плечи, гладит спину и ягодицы, ласкает мой возбуждённый член. Я сплю и не могу проснуться, так сильно устал во время перелёта и прекрасной ночи. Даже когда губы девушки целуют мою обнажённую головку, я могу лишь только ответить приятным стоном. Она погружает в свой ротик мой орган, ласкает его языком, гладит пальчиками мой мешочек. Она не сосёт, как это делают многие. Нет. Она просто его целует, погружает в себя и ласкает языком. Словно ест мороженое. Напряжение в недрах моего тела нарастает, и мой орган наливается кровью и силой. Марина перекидывает через меня ножку и, взяв в ладошку мой член, приставляет его головку к своей киске. Я чувствую, что она мокрая и горячая. Раздвинув пальчиками вход, она вставляет мою головку в себя и насаживается на член. Она садится на него полностью и замирает, словно прислушиваясь к своим ощущениям. Потом начинает медленно двигаться, поворачивая и изгибая своё тело в разных положениях, словно выискивая самое удобное. Я даже сквозь сон чувствую, что она сдерживает себя, боясь меня разбудить, Она упирается руками о кровать, и широко расставив ножки, держит своё тело на коленках. Наши тела касаются только в самых интимных местах. Только мой набухший член и её пылающая жаром и истекающая соками киска. Всё проходит очень нежно, и я так и не нахожу сил проснуться, позволяя себе снова погрузиться в небытие сна. Уже прогуливаясь по облакам и вдыхая аромат звёзд, я почувствовал, как изливаюсь и словно из-за горизонта, до меня долетел сладкий стон девушки. Я проснулся уже в обед. Точнее я был разбужен смуглым мужчиной. Я ошарашено смотрел на него, а он, улыбаясь, лепетал на плохом русском: «Всё! Номер закрыт! Уезжай!» Я стал взглядом искать Марину, но смог лишь увидеть аккуратно сложенные на стуле мои вещи — шорты, футболку да трусы. Сверху лежал клочок бумажки. Я быстро схватил его и пробежал глазами красиво написанный текст. «Максим! Я не стала будить тебя, ты так красив, когда спишь! Да так и лучше. Я уже улетаю сегодня обратно в Москву. Теперь я точно знаю, что счастье есть! Спасибо тебе! Ты и правда хорош!;) Не обманул… « Я быстро одеваюсь и иду к себе в номер, на ходу, ещё несколько раз перечитывая записку. Я не могу понять, осознать, что сказка так быстро закончилась. Но грусть быстро сменяется чувством гордости за себя. Всё же я сделал ещё одну женщину счастливой. Может это изменит её жизнь в лучшую сторону.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Страсть

Сегодня пятница и мне удалось уйти с работы чуть пораньше. По пути я забежал в магазин и, купив кое-что к ужину, пришел домой. Время только три часа, ты придешь с работы только после пяти. Умывшись и переодевшись в свою любимые футболку и джинсы, я пошел хозяйничать на кухню. К тому времени, когда ты позвонила в дверь, на кухне уже все было готово. — А чем это так вкусно пахнет? — спросила ты, зайдя в прихожую и подарив мне нежный поцелуй. — Просто я сегодня пришел пораньше и решил сам похозяйничать здесь. Ты не против, милая? — Нет, что ты. — Ну, вот и хорошо. Давай умойся и переоденься, а я пока накрою стол. Накрыв стол, я сел на свое место и стал ждать тебя. Через минуту на кухню вошла ты. На тебе белая футболка на голое тело, сквозь которое отчетливо проступают груди. Короткая свободная юбка выше колен. — Проходи, солнышко, попробуй мою стряпню! Ты села за стол и мы, пожелав друг другу приятного аппетита, принялись есть. Закончив все, ты встала и убрала посуду со стола в мойку и собралась помыть, но я тебя остановил. — Это еще не все. Присядь пока. Я достал из холодильника вино и фрукты. — Ого, это в честь чего? — Просто так. Разве то, что такая прекрасная дама рядом со мной не повод? — Ну, раз так, то стоит! Я достал бокалы, налил вина и тебе, и себе. — За тебя, счастье моё, за самую прекрасную и желанную! Выпили вина, посидели, болтая о мелочах. Потом ты встала и, прихватив бокалы, подошла к мойке. — Солнышко, давай я тебе помогу. — Я подошел к тебе. — Нет, котик. Ты приготовил ужин, я быстренько все уберу. Ты посиди пока рядом, если хочешь помочь. Я сел на свое место и стал смотреть, как ты моешь посуду. Я смотрел и любовался тобой. Твоя юбочка качалась в такт твоим движениям, а иногда немного задиралась, когда ты тянулась к шкафу, чтобы поставить тарелку или чашку. Мы с тобой разговариваем и ты, время от времени поворачиваешься ко мне, и я с удовольствием разглядываю силуэт твоей груди, плотно облегаемый материал футболки. Созерцание этого всего и недавно выпитое вино, начали давать о себе знать, и я чувствую, как мои джинсы становятся мне малы. Еще пара минут и я, не выдержав, подхожу к тебе сзади и обнимаю, прижавшись всем телом. — О, у котяры сегодня игривое настроение? — Котяра хочет тебя! — проговорил я, тем временем целуя твою шейку. Мои руки, гуляя по твоему телу, добираются до твоих грудей, и ты откидываешь назад голову от удовольствия. Теперь вся шея в моей власти, я целую ее и ласкаю язычком. Наши губы находят друг друга, и для моего язычка открывается новое поле деятельности, твой ротик. Я продолжаю поцелуи, но мои руки уже спустились ниже, к твоим бедрам и попке и во всю стараются, массируя и поглаживая. Потом одним резким движением я задираю юбку и стягиваю трусики вниз. Пошевелив ножками, ты помогаешь им упасть на пол. Продолжая ласкать тебя, я поворачиваю тебя лицом к себе. Теперь твои руки добираются до моих брюк и через мгновение они сползают на пол, дав свободу моему мальчику. Подтянув стул, я сажусь на него и усаживаю тебя к себе на колени, потом одним движением притягиваю ближе к себе. Еще несколько секунд поцелуев и ласк и ты, слегка приподнявшись, впускаешь моего мальчика в себя. Какое это наслаждение!!! Я задираю твою футболку вверх и впиваюсь губами в твои груди. Я целую их, глажу язычком, чувствуя как они набухают. Особое внимание к сосочкам, я сжимаю их губками, одновременно потягивая на себя. Мои руки, тем временем, ласкают ягодицы, а когда ты начинаешь двигаться вверх-вниз, помогают тебе. Ты сверху и сама регулируешь темп и глубину проникновения. Каждый раз, когда ты опускаешься, из твоей груди вырывается стон. Это продолжается несколько минут, но, не смотря на то, что я помогаю тебе, начинаешь уставать. Поддерживая тебя, я встаю со стула и укладываю тебя на кухонный стол. По очереди поднимаю твои ножки и кладу их к себе на плечи. Придерживая за бедра, я подтягиваю тебя к краю стола. Теперь я начинаю двигаться в тебе. Я целую твои ножки, ласкаю твои груди, живот бедра. Ты лежишь, откинув голову в бок и полуприкрыв глаза. Я двигаюсь в тебе, ускоряя темп и погружаясь во всю длину. Остановившись, я опускаюсь ниже и впиваюсь в твою пещерку губами, целуя вокруг нее и проникая в нее язычком. Нащупав бугорок по середине, я обхватываю его губками и ласкаю язычком. Это заставляет тебя выгнуть спину и издать протяжный стон. Своими руками ты прижимаешь мою голову еще сильнее к себе. Мой язычок работает как бешенный, и твои стоны переходят в протяжный тихий вой. Потом я резко отрываюсь и, поднявшись на ноги, вхожу в тебя на всю длину моего мальчика. Тебе хорошо, не надо даже видеть тебя, чтобы понять это, хватит тех звуков, которые вырываться из твоей груди. Я двигаюсь в тебе все быстрее и быстрее. Напряжение наших тел растет. — Ещё, я хочу ещё!!! Быстрее… Темп уже просто безумный, мы потеряли контроль над собой. Придерживая тебя за бедра, я вновь и вновь вхожу в тебя резкими движениями. Твои руки массируют груди и ласкают все свое тело! Напряжение достигает предела, ни ты, ни я не можем уже сдержать себя, и вот наступает финал! Но по инерции я продолжаю движения, растягивая мгновения удовольствия… Наконец наступает расслабление. Ты снимаешь ноги с моих плеч и опускаешь со стола вниз. Я наклоняюсь к тебе, и наши губы сливаются в долгом и страстном поцелуе. Мои руки все еще продолжают ласкать твое тело. Мгновения блаженства и успокоения. Наше дыхание понемногу успокаивается. Мы идем в ванную и, искупавшись и переодевшись, идем на балкон. Перед нами ночной город. Я обнимаю тебя сзади, кладу голову тебе на плечо. Над головой звездное небо, луна еще не взошла. Я шепчу тебе на ушко: «Я люблю тебя!», а сам думаю: «Как же я благодарен судьбе, за то, что она подарила мне тебя. Моё долгожданное счастье. Мою радость, которая открыла для меня новый мир!» Мы счастливы. Счастливы оттого, что мы вместе, оттого, что завтра встанет солнышко и настанет еще один день. Новый день, который мы встретим вместе!!! E-mail автора: neonode13@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Страсть

Мы женаты уже около 6 лет. Нам было по 30 к этому времени, как и полагается к этим годам, пыл нашей страсти стал понемногу угасать. Я не был сторонником связей на стороне (я имею ввиду секс) и предпочитал получать всё то от чего я получаю удовольствие в непосредственной близости от себя. Мы многое с ней попробовали, анал, разнообразные игрушки, занятия любовью в нетрадиционных местах — всё это для нас стало уже делом обыденным, это и было нашим кошмаром, т. к. мы на протяжении всей нашей совместной жизни старались избегать обыденности. Короче говоря, мы начали в постели говорить о 3-ем участнике в наших играх. Это ещё на какое-то время украсило наш интимный досуг. Позже всерьёз занялись поисками, но это оказалось не таким уж и простым делом, то что-то не нравилось ей, то мне. С помощью интернета у нас состоялось ещё несколько встреч, но они тоже не к чему не привели, хотя эти встречи не прошли бесследно, находясь под сильным возбуждающем волнением, после мы имели с ног сшибательный секс. Но вот как-то раз мы решили съездить на природу, ребёнка мы решили оставить у бабушки. Сели в авто и поехали, куда глаза глядят, не обговаривая заранее нашего маршрута. Уже начинало темнеть, и мы заметили грунтовую дорожку, ведущую к достаточно не хилому дому. Этот дом походил на Гэст-Хауз, мы изрядно подустали и были рады такой находке в этой глуши. Подъехав к дому, мы увидели, что освещены всего пару окон на первом этаже и в нашу сторону направлялся кокой-то мужчина лет 45—50. Подойдя к нам, он поздоровался и спросил, чем он может помочь. Узнав от него, что этот дом является дачей одного из членов правящей партии, мы немного приуныли, но когда мы узнали, что ближайший мотель находится в 50км отсюда, мы вовсе расквасились. Борис же, так звали мужчину не долго думая, предложил нам остаться на ночлег, мы с женой переглянулись и охотно согласились. Дом изнутри выглядел также нехило, как и с наружи, там было всё для того, чтобы оторваться на всю катушку. Бильярдный стол стоявший по середине дневной комнаты, бар с барной стойкой и с 10-ми видов напитков, сауной и т. д. Мы сели в кресла за журнальный столик Борис притащил бутылку рома и бутылку аморетто с закусоном. В общем-то, он не плохо выглядел для провинциала в 45 лет. Он стал рассказывать о том, что находится здесь всю зиму безвылазно и не видит ни души кроме своего соседа, который работает сторожем на соседней даче. Через часик мы все уже были приятном хмеле, но всё же погода была прохладной и Боря предложил продолжить вечер в уже натопленной бане, мы последовали за ним. В сауне мы выпили ещё по бутылке пива. У нас с собой не было банного гардероба и мы, обмотавшись простынями, последовали в парилку. Лена уселась на самую верхнюю полку, а мы расположились прямо под ней, её колени были прямо у нас за затылками и мы, разговаривая о чём-то поворачивая головы, задерживали взгляд на прелестях Лены. У Бори приподнялась простыня в области пояса, чего мы с Леной заметили. Лена начала всё больше раздвигать ноги, а Борис уже гладил глазами её половые губки. Ещё через несколько минут Борис встал и, не прикрывая своего члена, вышел, я думаю остудиться. Член был огромный см 22—25 и очень толстый. — Ну как. — Спросил я у неё. — Ну ни фига себе его член. — Воплотим в жизнь налшу фантазию? — Серж он ведь разорвёт меня Я повернулся к ней и залез ей под простыню. Добравшись до её абсолютно мокрого влагалища, я стал вылизывать её как никогда проникая языком всё глубже. Я услышал как за моей спиной скрипнула дверь и ноги моей жены сомкнулись зажимая мою голову, но я не стал останавливаться, ещё через пару минут я снова услышал скрип двери. Я опустил ароматное лоно моей жены и обернулся. — Он постоял подрачил свой член и вышел. — Сказала Лена. Я посмотрел на неё, её груди были обнажены. Выйдя из парной я прошёл в предбанник и увидел как Боря, сидя в кресле, дрочит свой огромный член. Я вернулся к жене и рассказал о том, что только увидел. Она была очень возбуждена и попросила меня остаться здесь, а сама пойдет, поможет ему. Я согласился. Но долго терпеть я не с мог и вышел за ней, подойдя поближе я встал за ширмой. Я видел, как он натягивал её голову на свой хуй, по другому этот агрегат ни как не назовешь, так он и кончил, заливая весь её рот своей спермой, сперма была не только во рту, но и на всём лице. Я хотел подойти, но увидел как он её снова схватил и посадил на его несодившийся член, пока она колебалась. Он вошёл в неё сразу же по самые яйца она аж вскрикнула. Затем уложив её на живот он стал вводить его ей в задницу она начала кричать от боли но он не останавливался и я не стал подходить поняв, что это ощущение ей понравилось. Он кончал с криком ей в жопу очень долго. После мне все-таки удалось присоединиться к ним, и мы ебали мою жену до утра, но уже вдвоем, а чуть позже уже втроём, присоединился сторож соседней дачи. Но об этом в следующий раз.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Страсть

Это был обычный вечер. Я давно его не видела и мы встретились чтобы просто посмотреть друг на друга, поговорить. Между нами никогда ничего не было и предполагалось, что и не будет. Мы просто шли по дорожкам парка и разговаривали обо всем и в то же время ни о чем. Днем светило солнце, а к вечеру начали набегать тучи. Дождь начался внезапно, как это часто и бывает летом. Крупные капли забарабанили по листве, траве. Ни у меня ни у него не было зонтика и единственным спасением от пронизывающих холодных капель были окружающие деревья. Мы встали под одно из них, по моему это был клен. Его широкие листья преграждали путь дождю и если стоять близко к стволу, то капли практически не доставали до нас. Мы стояли совсем рядом, почти касаясь друг друга, смеясь и продолжая беззаботно болтать. Тот дождик, что застал нас, обычно начинается внезапно, из небольшой тучки выливается много воды, но и заканчивается он тоже достаточно быстро. Нам нужно было просто переждать в своем укрытии пока он закончится, поскольку уже скоро начнет темнеть, а нам еще предстояло выбираться из той глухой и безлюдной части парка, в которую мы незаметно для себя забрались. Я выглянула из-под дерева, чтобы узнать не заканчивается ли дождик и на меня тотчас упало несколько крупных капель. Я с визгом отпрянула обратно под спасительную гущу листвы и натолкнулась спиной на него. Желая поддержать меня он непроизвольно обвил меня рукой за таллию. Я замерла от его прикосновения; ощущать его тело рядом оказалось неожиданно приятно и я боялась даже пошевелиться, чтобы не спугнуть мгновение. Я чувствовала его дыхание на своей шее, это было немного щекотно, но в то же время вызывало очень необычные ощущения и они мне нравились. Видимо ему тоже было приятно так стоять касаясь меня, поскольку он не делал попытки отстраниться, даже наоборот немного привлек меня к себе. Его губы коснулись моей шеи, сначала как бы случайно, едва касаясь, потом уже более уверенно. Его прикосновения были нежны и легки, как крылья бабочки. Вот он добрался до моего ушка и начал нежно его покусывать. В то же время его руки уже не оставались расслабленно-безучастными, его пальчики начали пробираться от талии вверх, играя по пути с пуговками блузки, просто водя по ним кончиками пальцев, но не расстегивая. Он добрался до груди, скрытой за тонкой тканью блузки и кружевом бюстика и начал ее сжимать. — Ну что ты делаешь? Я попыталась немного отстраниться, но он привлек меня обратно. В этот момент моя попка коснулась его и я почувствовала через ткань джинсов его твердый член. И все. Если в моей голове еще оставались какие-то благие намерения, то они испарились в этот момент. Возбуждение накрыло меня теплой волной и я не могла больше ему противиться. Он развернул меня лицом к себе, наши взгляды встретились и я утонула в омуте его глаз. Его губы коснулись моих губ, сначала мягко, едва заметно, как бы пробуя, затем более решительно, открывая мои губы и проникая язычком в ротик. Я обвила его шею руками, закрыла глаза и отдалась поцелую, нежно играя своим язычком с его. Я чувствовала как усиливается его возбуждение, как он прижимает меня к себе, гладя руками по попке и сжимая ее. Юбка явно мешала ему и он проник руками под нее. Я была в кружевных трусиках-стрингах и тонких колготках. Он гладил меня по бедрам, попке, я чувствовала, что ему хочется проникнуть под трусики, но мешали колготки. Тогда он решил начать сверху. Его руки вернулись к моей блузке, расстегивая ее пуговка за пуговкой, начиная сверху. Он прервал поцелуй чтобы увидеть как открывается моя грудь; тонкое кружево не скрывало почти ничего и через него отчетливо было видно как торчат мои соски. Он поглаживал их пальцами, вызывая трепет во всем теле. Его рука скользнула за спину, застежка расстегнулась, теперь мою груди ничего не скрывало и он замер, любуясь открывшимся зрелищем. Он опустился вниз, его губы поймали сосочек, руки мягко сжимали груди, поглаживая их. Его поцелуи такие нежные и в то же время такие страстные. Продолжая целовать грудь, руками он начал стягивать колготки, медленно и аккуратно спуская тонкую ткань по ногам. Он снял их полностью, освободив ноги так же и от туфель. Теперь его руки двигались по внутренней стороне ног вверх. Дойдя до колен он немного отвлекся поднимая юбку и закрепляя ее за пояс, чтобы не мешала и не закрывала обзора, а потом опять вернулся к коленям. Он продвигался вверх очень медленно, дразня меня. Но вот его руки уже подобрались к трусикам. Он ощутил, что мои трусики уже совсем мокренькие и хитренько так на меня посмотрел. Его пальчики двигались по кружевной ткани, ощущая то, что было под ней. Мне так хотелось, чтобы он проник под трусики, но он не торопился, растягивал удовольствие. Он нашел через ткань трусиков клитор и начал его поглаживать, вызвав стон наслаждения. Но я хотела не просто ласки, я хотела его всего и он знал об этом. Но пока он просто поддразнивал меня. Он проник пальчиком под трусики следя за моей реакцией. Но какая еще могла быть реакция? Я была возбуждена и мне безумно хотелось чтобы он продолжал. Он чувствовал какая я мокренькая и горячая; как он держался сам я просто не знаю. Он одним движением стянул мои трусики до колен, все самое сокровенное оказалось отрытым перед его глазами. Мои губки были гладко выбриты, только на лобке было оставлено немного волос виде вертикальной полосочки, так что ему все было видно. Мне было немножко стыдно: Ведь он видел мое самое интимное местечко в первый раз, но это еще только добавляло остроты ощущений и возбуждало. Он провел пальчиком по губкам, по одной, по другой, раздвинул их. Он откровенно рассматривал как я устроена, трогал меня. Поглаживал пальчиком клитор, проникал глубоко в дырочку и двигал там пальчиком, сначала одним, потом двумя. Я уже не контролировала себя, каждое его движение вызывало стон из моих полуоткрытых губ. Потом он переключился только на клитор легонько поглаживая его пальцем. Я была так возбуждена, что казалось бы еще чуть-чуть и я готова была кончить, но он не давал мне такой возможности. Я облокотилась на ствол дерева, откинула голову, прикрыла глаза. Но тут почувствовала, что мои ощущения изменились, ласка стала гораздо нежнее и в то же время еще приятнее. Он касался клитора уже не пальчиком, а язычком нежно водя по нему. Я попустила тот момент, когда он перешел к такой откровенной ласке и для меня это было неожиданным и в то же время таким желанным. Мне никогда еще не было так хорошо, я чувствовала как накатывает приближение оргазма, как ощущения становятся все более сильными, мое тело начало дрожать, стоны перешли в крики. И вот еще несколько движений и оргазм накрыл меня. Волны наслаждения накатывали на меня одна за другой. Если бы он не подхватил меня я бы наверное не удержалась, поскольку ноги перестали меня держать. Он крепко прижал меня к себе и ощущал как со стонами выгибается мое тело от сильных ощущений. Это был один из самых ярких оргазмов в моей жизни. После него накатила приятная расслабленность и: нежность пополам с благодарностью. Мне бы хотелось, чтобы ему было так же хорошо, как и мне сейчас. Но в ближайшие несколько минут я просто не была ни на что способна, не хотелось вообще ничего, казалось что даже пошевелить пальцем — непосильный труд. Вселенная схлопнуласть до двух человек, до меня и до него, ничего больше не существовало в этот момент. Я он и нежность. Я шептала ему на ушко разные нежные слова даже не вполне осознавая это. Но вот я понемногу начала возвращаться в реальность, начали появляться краски, звуки. Мои руки начали гладить его, плечи, затылок. Губы потянулись к его губам. Я почувствовала как напряжено его тело. Страсть начала разгораться снова. Я начала целовать его шею спускаясь ниже, одновременно мои руки расстегивали пуговицы его рубашки. Я ласкала его грудь, руками, губами, опускаясь все ниже и ниже к животу. Пальцы уже немного опередили меня гладя его напряженный член через джинсы. Тебе хотелось большего, я слышала твое хриплое дыхание, чувствовала как ты вздрагиваешь от моих прикосновений. Мои руки нащупали ремень, расстегнули его, затем пуговица, с легким шелестом разошлась молния. В движениях опять появилась страсть, нетерпение. Рука скользнула под джинсы лаская его через ткань плавок, которые уже были слишком тесны, чтобы сдерживать его. Одним быстрым движением я стянула плавки и джинсы, освободив его член от стягивающего плена. Какой он твердый! А он тебя большой, я даже и не подозревала об этом. Его головка полностью обнажена. Мои пальцы начали ласкать его, двигаясь то вниз, к яичкам, то вверх. Но мне хотелось большего, я коснулась язычком его члена, легкими движениями провела по головке, затем вниз, по всей длине. Позволила головке чуть-чуть погрузиться в свой теплый влажный ротик. Потом только ручкой. Я дразнила его как он меня недавно. Потом опять в ротик, глубже, облизывая при этом язычком, чтобы он стал влажным и скользким. Ты тихонько постанывал от моих действий. Тебе хотелось войти в мой ротик полностью и я сделала это. Твой член вошел на всю длину, я сжала его губками и начала двигать ими то выпуская тебя, то снова вводя в себя. Я опять возбудилась, я хотела тебя, хотела чтобы ты вошел в меня. Я прекратила ласки, вызвав разочарованный вздох, и потянула тебя вниз на расстеленную на влажной от дождя траве ветровку. Он понял что я от него хочу и не мог больше сдерживаться. Одним быстрым движением он вошел в меня. О, как же здорово! Как здорово ощущать его в себе, чувствовать как он двигается внутри, раздвигая складочки моей киски. Я так давно его хотела. Я вся подалась навстречу этому ощущению, наши движения слились в едином страстном порыве. Я была готова кончить еще раз, но я хотела чтобы это произошло одновременно. Я чувствовала, что он уже близок к оргазму по его движениям, по хриплому дыханию, по стонам, которые он уже не мог сдерживать. Ну давай же! Я не могу больше держать себя! Последнее движение и я почувствовала как пульсирует внутри меня его член, как выбрасывается толчками сперма и меня тоже нарыло. Волна удовольствия прошла по телу, мышцы влагалища сократились, потом еще раз, еще, я вздрагивала всем телом, мне не хотелось чтобы это заканчивалось. Кажется я кричала, но я не могла контролировать себя. Потом мы просто лежали обессилившие на траве обнявшись и нежно лаская друг друга. Страсть ушла, осталась только нежность и сожаление что этого никогда не будет. 16.07.2005

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Страсть

Мне часто присылают вирты и я перекладываю их на рассказы. Но почти всегда они теряют из-за этого свою чувственность, индивидуальность, чувство реальности происходящего. Это так захватывающе и интересно, когда эротический, секс рассказ пишут двое… Решила бросить его так, как он есть… только поменяла никиИгорь… я представляю, как ты это делаешь… пристально посмотрев в глаза… взяв лицо в ладони… и впившись губами… мммммммИринас укусом… я распаляюсь от твоего запаха, будоражит невероятно… если я тебя не укушу… это буду не яИгорь… насколько же ты моя!!!…Игорь… я от укуса только и смогу, что крепко вцепившись в попку прижать к себе что есть сил!ИринаНу я вообще-то с характером! Вырвусь… могу и за плечо укусить, чтобы сильно не прижималИгорь… ты же знаешь, что я только распалюсь сильней…)… тогда уже все просто… без нежности…)…ИринаНу ладно, тогда просто на колени сяду, помурчу в ухо тебе, положу твою руку на грудьИгорь… ммммм… потрусь щекой о бок и грудь… лизну аккуратно сосочек… и положу руку на затылок… бедром ты очень хорошо почувствуешь, как напрягается мой член…Иринаа я слегка отодвинусь… чтобы не возбуждать… себя..Игорь… а дыхание становится прерывистым… волнительным… глаза прикрываются… когда зубки слегка сжимают сосок… а кончики пальцев не спеша пробегают по ножкам… вверх…Ириная сижу и не двигаюсь… даже дыхание сдерживаю… хотя всё внутри так и бурлит… от соска во все стороны разливается возбуждение… начинаю мокнуть. но сижу не двигаясь… слушаю твои пальцыИгорь… при обнимаю тебя… и мы меняемся местами… теперь ты полулежа раскинулась на поверхности дивана… поджав губки и сжав покрепче ножки… я беру их за щиколотки… и поглаживаю икры… нежно, мягко массируя… и целую пальчики на ножках… по одному… едва касаясь губами… и начиная посасывать их по одному…Иринанега и томление разливается по ногам, я ощущаю как внутри живота что-то волнительно заныло… расслабляюсь и отдаюсь на волю твоим рукам. мои руки потихоньку сжимаются… какое-то неясное волнение охватывает меня… я даже шевелиться боюсь… чтобы не вспугнуть эту нежностьИгорь… я закрыв глаза продолжаю ласкать твои пальчики… ладонями наслаждаюсь бархатистостью твоей кожи… и волнение захлестывает меня… начинаю слегка дрожать… опускаю твои ножки, едва расслабившиеся… и губами чуть касаясь покрываю твое податливое тело… поднимаясь вверх… коленки… бедра… провожу языком по лобку, едва коснувшись складок кожи на бутончиком клитора… накрываю груди ладонями, пропуская меж пальцев и сжав сосочки… и обвожу языком вокруг впадинки пупочка…ИринаТы ещё только начал ласку, только касаешься тела. а оно уже дрожит под твоими губами, руками глажу плечи, шею, перебираю волосы… каждый поцелуй словно маленький удар тока, от которого так хорошо!… от которого по коже тепло и возбуждение, которое собирается в одном месте… ниже пупка… в животе… заводит… захватывает головуИгорь… мягко, но властно взяв в обе ладони твое лицо запрокидываю его назад… покусываю кожу ласкаю ключицы, шею, плечи… чуть прикусываю подбородок… и трусь своими сосками о твои… изнемогая от желания… и вздрагивая, когда напрягшийся стержень касается твоего бедра… прижимаюсь им сильнее и покачиваю бедрами… как приятны эти касания!!!Ириная чуть приподнимаю тебя, руками упершись в грудь… даю знак… ты приподнимаешься, а я выскальзываю из-под тебя. И быстро сажусь на живот тебе… мокрая киска прижимается к животику… его жар проникает в её манящую глубину. Наклоняюсь и целую в губы… Можно, любимый, я тебя привяжу?..Игорь… ооооо… я ловлю этот дикий огонек в твоих глазах… что ж… можно отдаться этим новым ощущениям неизвестности… И чуть слышно шепчу «ДА!»ИринаЯ фиксирую твои руки, хоть задергайся… не вырвешься… а потом не спешно начинаю свои ласки… языком провожу по тыльной стороне сначала одной руки, потом другой… от кисти до подмышки… слегка зарываюсь носом в подмышку и вбираю твой запах… дурманящий и возбуждающий… впиваюсь губами в твои… слегка кусаю… языком ласкаю шею, облизываю ушко… шепотом говорю… НУ ЧТО… СУЧЕЧЕКА ДОБРАЛАСЬ ДО ТЕБЯ… языком проникаю туда и резко прикусываю мочку, пальцами подкручивая сосокИгорь… тело подкидывает вверх… закусываю губу… и с вызовом смотрю тебе в глаза…»Это все, что ты можешь?)… ты же МОЯ сучечка… давай, покажи мне!!!»…ИринаЯ ухмыляюсь… сползаю ниже, покусывая и царапая одной рукой грудь, плечи, второй рукой сжимаю яички, сначала не сильно… потом чуть сильнее… проникаю языком в пупок, кручу там кончиком, снова возвращаюсь к соскам, облизываю, провожу по ореолу соска и зажимаю его между пальцами, гладя тебе в глаза… сжимаю… а потом нагибаюсь, и кусаю за губу… что-то зверское меня перекрывает, руки сжимают соски, а я сползаю по твоей ноге, оставляя мокрый след от возбужденной киски, и языком облизываю яичкопотом захватываю его губами и засасываю, причиняя боль, ты вскрикиваешь, но я то же самое делаю с другим… ты пытаешься меня сбросить… но я сажусь на грудь и нависаю над тобой… глаза пылают яростью, я шиплю сквозь губы… Я СЕЙЧАС ТЕБЯ УДАРЮ… снова сползаю вниз и с самозабвением дроча твердый ствол сосу яички попеременно беря их в ротИгорь… я извиваюсь под тобой… легкая боль и ощущения от мокрых горячих губок на коже распаляют докрасна… и выгибаюсь дугой и пытаюсь ногой прижаться потесней к твоей промежности… вытянутый струной член вздрагивает, рельефно выпирая разбухшими венками…ИринаУстраиваюсь между ног… поглаживаю пальцами лобок, провожу ногтями по нему, оставляя едва видные царапины… это меня дико заводит… беру головку губами и быстро с силой засасываю её… она ещё увеличивается в размере, слегка прикусываю её, ощущая как твой сок выкатывается из её дырочки… меня трясет от власти над твоим телом, я упиваюсь этим, то дроча член… почти доводя до пика, то в друг прикусывая яичко, когда ты перестаёшь извиваться… твои движения подо мной, нога шоркающая мою промежность и стоящий клитор, твоя беспомощность мутят мне мозг… поднимаю твои ноги и провожу языком от яичек до ануса… слегка провожу кончиком языка вокруг егоНесколько раз касаюсь колечка ануса кончиком языка, ласкаю быстрыми движениями, и продавливаю туда тихонько языком… а потом нежно и аккуратно языком трахаю туда… смачиваю палец в своей киске, истекающей и горячей, провожу вокруг колечка ануса… смачиваю ещё и ещё… потом палец медленно… не останавливаясь погружаю внутрь… тихонько двигаю им… продолжаю языком облизывать промежность, яички… захватывая их губами и сжимая иногдаИгорь… я вскрикиваю уже не сдерживаясь, бьюсь раненым зверем… расслабляю таз и подаю свою попку тебе навстречу!!!… Только не останавливайся!!!…ИринаЯ смазываю ещё вход… и завожу два пальца, язык продолжает ласкать промежность, расширяю аккуратно анус, трахаю двумя пальцами… снова двигаю ими в стороны… добавляю смазки… встаю и беру страпон… прости, милый! но сегодня я тебя оттрахаю! смазываю обильно страпон и медленно, мм за мм ввожу в твой разгоряченный анус одной рукой, дроча второй рукой член… ввожу полностью… останавливаюсь на миг… и трахаю тебя медленно, почти полностью доставая его… меня трясет о возбуждения… от желания… я наклоняюсь неистово целую, прикусываю попку, облизываю её и снова прикусываю… ты привык к его длине и ширине… движения становятся более сильными и коротким..Игорь… я напряжен донельзя… и зол на себя, что так бездумно отдался тебе!!!….. . Но, прислушиваюсь к себе и понимаю, что мне начинает нравиться это распирающее ощущение в себе… член предательски подрагивает, налившись кровью до боли!!!… и ты… покрывшаяся блестками пота, дрожащая, со стоячими сосками… Боже, как хорошо быть ТВОИМ!!!ИринаПод рукой венки бьются на члене, с трудом охватываю его рукой и продолжаю дрочить, трахая страпоном… начинаю сама стонать от желания, вид двух членов сводит с ума… резкими и быстрыми движениями и вгоняю страпон на всю длину… в кольце пальцев скользит огромная головка, по твоей ноге течет мой сок… шаркаюсь о ногу, волна наслаждения топит меня, я экстазе от этого зрелища!… даже не знаю что больше возбуждает меня, стоящий и налившийся твой ствол или член скользящий в такой любимой попке!!!Игорь… я не в силах больше терпеть… сквозь сжатые зубы вырывается «Да хватит, сучка!!!… Насадись уже сверху!!!… Трахни меня своей мокрой дыркой!!!»…ИринаВздрагиваю от голоса. смотрю на тебя… мои волосы растрепаны, глаза горят дьявольским огнем… грудь вздымается, соски ломит от желания, бутон раскрыт полностью, губки мокрые и раскрытые… я фиксирую страпон, чтобы он не выпал, осторожно опускаю твои ноги… присаживаюсь сверху и начинаю игру с членом… проводя по губкам и заходясь с сладком стоне… запуская его в скользкую глубину на несколько сантиметров и снова выпуская… круговыми движениями лаская клитор, тря головку об головку,, рыча и хрипя от страсти… а потом… направив член начинаю двигать бедрами так, что головка клитора входит в раскрытую и возбужденную дырочку на твоей головкеИгорь… я мечуюсь под тобой… хриплю… ору…»… бляяяяя… да впусти уже!!!… нанизывайся, сука!!!»»… желание осталось одно… проткнуть тебя… чтобы насадилась как на вертел!!!Иринас трудом удерживаюсь на тебе, продолжаю трахать головкой клитора твою головку… но ощущаю, что оргазм вот-вот накроет!… приподнимаюсь и медленно сажусь на твой стержень… пропуская по сантиметру… как бы ощупывая им свою мокрую норку… Села до лобка… сжала мышцы и охватила в тесное колечко член… поерзала, задевая все стеночки. и застонала от томительного ощущения, от волны, разлившейся по всему телу… начала двигаться вверх и вниз, постанывая, ногтями вцепившись в живот… все резче и чаще поднимаясь и опускаясь..Игорь… даааааааа!!!… Дааааааа!!!… Мои крики звенят в ушах… я что есть сил подкидываюсь тебе навстречу… вспарывая тебя сверху вниз… больше нет сил держаться… все мое тело содрогается судорожно… поднимаю таз, проникая в тебя во всю длину!!!… и чувствую как туго бьют мои потоки в тебя!!!… Пелена застилает глаза!!!… ААААААААААААААААААААААА!!!…ИринаЯ взрываюсь почти одновременно с тобой, только почувствовав первое сокращение, первый толчок… выгибаюсь всем телом, царапая тебя, рыча от страсти, крепко сжимая и разжимая пульсирующий член… Падаю на грудь, продолжая биться в экстазе, кусаю за плечо, грудь. что попадется под губы..Игорь… я все еще не имея возможности ничего не сделать… со сбившимся дыханием только хрипло молю… пожалуйста!!!… оближи его весь!!!Ириная встаю с тебя, аккуратно вынимаю страпон… наклоняюсь и с упоением вдыхаю запах секса, исходящий от члена… облизываю его, собирая наш любовный коктейль во рту. Приникаю к твоим губам и делюсь с тобой этой драгоценной влагой. Затем снова приникаю к нему и вылизываю все, полностью… проникая языком в дырочку… чуть посасывая его, словно прося ещё немного этого нектара… развязываю твои руки… Ты прости меня… я тебя расцарапалаИгорь… разминая затекшие руки наклоняюсь к тебе… и восхищенно улыбаясь выдыхаю…»Ну, ты сучка…)… Спасибо, моя маленькая бестия!!!»… падаю навзничь и притягиваю тебя к себе… и умиротворенно закрыв глаза утыкаюсь носом в твои волосы…ИринаЯ тихонько засыпаю на твоей груди..ИгорьИринкаааа… это не описать…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх