Без рубрики

Сын становится женой

Вот уже минул год со смерти моей горячо любимой матери. Год, как я заменяю ее во всем. Во всем, для отца… за исключением только одной вещи: секса. Эта история о том, как мы преодолели последний рубеж наших нормальных взаимоотношений между отцом и сыном. На протяжении всей своей жизни я считал, что со мной что-то не так. Что я — не такой, как все. С раннего детства меня не интересовало общение с противоположным полом, не интересовал и свой собственный, как модель ролевого поведения. Зато мне всегда нравилась женская одежда, нравилось наблюдать за матерью, наблюдать за тем, как она наводит свой обычный марафет перед выходом в свет. Нравилось украдкой таскать у нее косметику и повторять ее туалет во всех мельчайших подробностях. Нравилось тонуть в ее платьях неподходящих для моего субтильного телосложения… Впервые я узнал, что со мной не так с наступлением пубертатного периода, и появлением первого личного компьютера с подключением к всемирной компьютерной сети. Тогда-то я и стал тайно превращаться в девочку. Я стал называть себя Алисой и говорить о себе от женского лица. Конечно же, тайно, в то время, как в школе и с родителями, оставаясь все тем же примерным мальчиком, пускай и несколько невзрачным, по мужским-то меркам, и женоподобным. Собственно, отсюда и далее я предпочту говорить о себе в женском роде. Я давно уже вовсю удаляла нежелательные волосы со всей поверхности тела, и уже испытала волшебное чувство анальной пенетрации, с появлением в моей жизни нового силиконового друга, заказанного через интернет. Тогда же я начала носить на постоянной основе великолепное женское нижнее белье, накопившееся у меня в избытке за пару лет использования интернета. Откровенно говоря, все мои карманные деньги уходили на мое тайное коллекционирование женской одежки. Еще через год своей тайной девчачьей жизни я приняла нелегкое решение пропить курс гормональных таблеток, дабы в ближайшем будущем не лишиться своей женственности. Это решение означало полностью отказаться от покупки новой одежды, но как мне кажется оно того стоило. К восемнадцати годам я расцвела, превратившись в очень недурственную собой особу, к нескрываемом изумлению, а то и недоумению, окружающих. Словно гадкий утенок, превратившийся в прекрасного лебедя. Благодаря гормончикам я обзавелась грудками первого размера, а при моем хрупком телосложении с выпирающей попочкой, я оказалось просто неотличимой от настоящей девочки среднего роста. Я начала отращивать волосы. Девочки из класса завидовали мне, в то время, как мальчики, обычно, недоуменно смотрели на меня, бросая оценивающие скрытные взгляды на мой задок. И ведь все шло великолепно, пока не настал тот самый судьбоносный день, когда умерла моя мама. У нее случился инсульт. На отца ее смерь подействовала особенно удручающе: я часто смотрела на своего еще далеко не старого отца и понимала, что с сегодняшнего дня у него никого, кроме меня не осталось. Мать была дорога мне, но отец… мне хотелось как-то утешить его, как-то помочь ему. Я взяла на себя всю ответственность по дому: готовила ему пищу, стирала и гладила его одежду, убирала за ним, пыталась каким бы то ни было образом отвлечь его пустячными разговорами на отвлеченные темы… но с каждым месяцем он становился все мрачнее и мрачнее. Он запил. Как-то раз, придя поздней ночью, домой в нетрезвом виде, он зашел в мою комнату, подумав, что я уже сплю. Подойдя к кровати, он погладил меня по голове. Папа испытывюще смотрел на меня несколько минут, которые мне показались вечностью, а потом тихо прошептал: «А., как же ты похож на мою милую Женю в молодости…» По его лицу заструились горькие слезы. Я не подала виду, что бодорствую, и он поспешно вышел из комнаты. Именно тогда мне захотелось превратиться в Женю — мою мать. Я долго думала, как стать для него больше, чем сыном — стать его женщиной — стать моей матерью. В моей голове постепенно выстраивался план дальнейших действий. Я перестала скрывать макияж, ходила в женской сорочке по квартире в ночное время, на что он, казалось, не обращает никакого внимания. Каждый день я разрабатывала свою попочку, каждый день я ставила себе клизмочки, но он решительно ничего во мне не замечал. Мне стало ясно, что стоит начать действовать куда решительнее, нежели я действую сейчас. И вот, в один прекрасный день, я специально оставила фаллоимитатор на самом видном месте. Отец пришел домой поздно в полупьяном состоянии. Он гневно позвал меня: «А., это что такое?! Подойди сюда!» Поборов тревогу, я вышла к нему в своей самой сексуальной сорочке, кружевном нижнем белье, капроновых чулочках и туфельках на шпильках. — Да, папа? Отец обомлел. — А., это… это ты? Что… что… ты на себя напялил? — гневных ноток в голосе больше не было, скорее удивление и испуг. — Пожалуйста, отныне зови меня Алисой, мой милый папа. — Подожди, как… зачем ты так оделся? — Для тебя, папочка. — игриво ответила я, и подалась к нему на встречу. Он отпрянул и замотал головой. — Что ты делаешь? — полушепотом спросил отец. — Ничего такого. — сказала я, расстегивая ему брюки. Он ничего не ответил, а только еще пристальнее вгляделся в мои глаза. А я тем временем стояла перед ним на коленях, готовясь орально приласкать его шестнадцатисантиметровый член, уже стоявший во все орудии. Поцеловав головку, я начала водить язычком по всей его длине — от основания к кончику — потом взяла в рот головку и попыталась неловко двигать головой взад и вперед. Выходила, надо сказать, очень скверно. Но тут папа не удержался и насадил мою голову на свой шест по самое основание. Я, как могла, подавляла рвотный рефлекс, на глазах выступили слезы. Он начал, буквально, трахать мою голову! Сделав еще пару фрикций, он выпустил свою горячую сперму в мое горло. Я встала, вытерев тыльной стороной ладони слезы и потекшую тушь, и улыбнувшись, сказала, что это еще далеко не все. Он молчал и исподлобья смотрел на меня. Я полностью раздела его и взяв за руку, потянула за собой в родительскую спальню. В спальне я предварительно накрыла небольшой столик, поставила бутылку вина и корзину различных фруктов, но он, не обратив на все это ни малейшего внимания, притянул меня к себе. Внезапно его сильные руки обвились вокруг моей девчачьей талии, в то время как наши губы соприкоснулись, а языки сплелись в страстном поцелуе. Я высвободила свой давно уже стоявший пенис из под резинки трусиков, дабы наши члены могли соприкоснуться в не менее страстном поцелуе. Отпрянув, я прошептала ему на ухо: «любимый папочка, пожалуйста, сделай меня женщиной!» Он взял меня за попку, в свою очередь я обхватила его ногами, и мы упали на кровать. Я не знаю сколько минут мы провели в этом страстном сплетении, жарко лаская друг-друга, но в конечном итоге, я мягко оттолкнула его и встала рачком, выпятив свою аппетитную попку. Сама не веря своим ушам, я произнесла томным голосом: «Папочка, прошу, возьми меня! Сделай из меня свою любовницу, свою невесту!» — Да… А… Алиса… ты… ты моя невеста! — прерывающимся шепотом произнес он — и всадил по самые яйца свой пенис в мою мужскую киску. Сладостная боль растеклась по всем моим членам и я громко застонала. Он вгонял свой приличных размеров причиндал не используя смазку, но с каждым ударом мне становилось все приятнее и теплее, и вот я уже впервые кончаю не трогая своего члена руками. Его хватило еще минут на десять, которые мне казались часами. И вот, он спускает в мое лоно свою горячую сперму… Мы, молча, лежали, не смея и взглянуть друг на друга. И вот его рука начинает гладить меня по ягодице, вот он берет меня снова и снова, пользует мной, как может и как хочет… целует меня в шею, в грудь, в губы. Мы занимались сексом всю ночь напролет, пока оба не упали без сил и не заснули в цепких объятьях друг-друга. На следующее утро, я очнулась одна в родительской спальне. Я испугано огляделась вокруг. Позвала отца, но ответа не последовало. Я вскочила на ноги и пробежалась по квартире. И тут я услышал звон ключей, открывающих входную дверь. В квартиру вошел улыбающийся отец, с каким-то свертком. — С восемнадцатилетнем, моя милая Алиса! — воскликнул он, протягивая мне сверток. — Спасибо, папочка! — вскричала я, только сейчас вспомнив, какой сегодня день, кинулась к нему на шею и поцеловала в губы. И тут я отпрянула. — П-папочка, ты не злишься за вчерашнее? — Нет, моя дорогая, как же я могу злиться на свою милую невесту? Давай-ка открывай свой подарок! Я радостно взвизгнула, и принялась разворачивать презент. Внутри оказалось воздушное свадебное платье.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх