Танечка, Танюшка

Иногда в жизни бывают моменты, когда задумываешься — а что было бы, если бы я поступил тогда по-другому? Был последний день августа. Меня пригласил к себе на свадьбу старый школьный товарищ. Он женился на нашей однокласснице, по которой я еще в школе сохнул, но она предпочла его. Они долго встречались, то расходясь, то снова возобновляя отношения и, наконец, решили пожениться. Гостей было приглашено много. В основном родственники, которых я всех не знал. Была и молодежь. Из моих знакомых было не много людей. Но еще в ЗАГСе ко мне подошла Таня, девушка, которая училась в параллельном классе. Мы очень давно не виделись и, хотя особо по школе не общались, быстро нашли общий язык и решили держаться вместе. Танюшка была полненькой шатенкой, невысокого роста, милой на личико и с довольно таки неплохим бюстом. На ней было светлое платье, которое едва доходило до колен. На тот момент я уже встречался с девушкой. Нельзя сказать, что она была красивой, но меня к ней тянуло. Да и в постели она была просто супер. Поэтому завязывать новые отношения стремления у меня не было, натура у меня такая, что за двумя зайцами гнаться не буду. Хотя, может быть, тогда и надо было бы. Таня, как мне тогда показалось на первый взгляд, тоже не стремилась начинать что-то серьезное, так, легкий флирт. Пройдя все церемонии в Загсе и, покатавшись по традиции по всем городским местам, которые посещают молодожены, мы подкатили к кафе, где для гостей уже был накрыт стол. За столом с Таней мы разделились и сели не вместе, а напротив друг друга. Со мной присел старый знакомый и мы с ним принялись распивать за счастье молодых холодной водочки. Стопка за стопкой и уже стало хорошо. Пошли танцевать и участвовать в конкурсах, предлагаемых тамадой. Было весело. Жених с невестой всех перезнакомили и я уже не чувствовал себя не в своей тарелке. Даже перестал думать о Татьяне. Начались медленные танцы. Пару раз я выбирал себе разных девушек и зрелых женщин. Но затем объявили «белый танец» и Танюшка подошла ко мне сама. После этого я стал ее кавалером на весь оставшийся вечер. Но даже тогда предположить не мог, какое продолжение получит этот чужой праздник. Когда банкет подходил к концу и все готовились к праздничному салюту, мы с Таней танцевали последний медленный танец и я почувствовал, что она сильнее обычного прижалась ко мне и положила голову на грудь, но не придал этому значение. Может, девушка просто устала от плясок. Затем мы вместе со всеми вышли смотреть салют. Танюшка обняла меня за талию и, прижавшись ко мне, смотрела, как вспыхивают в ночном небе яркие огоньки. Я тоже обнял ее за плечи и прижал к себе. Так мы и стояли до конца феерического действия, как влюбленная пара. Но все-таки червячок стал точить мое сердце, а правильно ли я поступаю? После окончания банкета гости стали расходиться по домам. Я пошел провожать Танюшку. Мы шли, болтали о старых знакомых, о школе, о работе и незаметно подошли к ее дому. Я уже приготовился проститься, но она вдруг сказала: «Ты что ж, меня домой отправляешь? Давай еще погуляем. На улице тепло, а в приятной компании еще теплее!» Я был не против и мы пошли в сторону моего дома. Там был дворик с качелями, где мы и расположились. Зашел разговор об отношениях полов. У Танюшки не было постоянного парня и она жаловалась, что попадаются ей либо зацикленные только на сексе, либо «ботаники», просиживающие целые дни за компьютером. Я поведал о своей девушке, но сказал, что ничего серьезного, просто только начали встречаться. Слово за слово, так пролетел час. В августе уже прохладно становится. Вот и Танюшка замерзла. Так как я был в футболке, то накинул на нее свою джинсовую рубашку и обнял ее. Она как-то разомлела в моих объятиях, головка приподнялась и Танюшка приоткрыла свои пухленькие губки. Но я все-таки колебался. Червячок не давал мне сделать решительный шаг. Танюшка мне помогла. Она прильнула к моим губам и, ломая все свои барьеры, я ответил на ее страстный поцелуй. Наши язычки сплелись и игрались друг с другом то во рту у меня, то у Танюшки. Моя рука потянулась к ее груди и легла на нее, слегка сжав. Таня застонала. Я проник в ее декольте и, нащупав под лифчиком сосок, сжал его. Танюшка еще сильнее прильнула к моим губам. Моя рука все активней массировала грудь, от чего Татьяна все громче стала постанывать. Платье было не удобное, узкое, слишком обтягивало ее тело, что мешало мне разойтись в своих действиях. Я оторвал руку от груди и расстегнул сзади молнию. Потом приспустил белый лифчик, на сколько это было возможно, прильнул губами к соску. Моя рука легла на Танину коленку и поползла вверх. Танюшка слегка раздвинула ножки, пропуская ее вверх. Я нащупал трусики, которые уже увлажнились, и сквозь них стал ласкать ее горячую пещерку. Таня, постанывая, гладила меня по голове и целовала в шею. Я отодвинул в сторону резинку трусиков и, нащупав клитор, стал пальцами ласкать его, сжимая и поглаживая. Таня прижалась ко мне сильнее. «Да, да мой милый!» — шептала она. Я приподнялся, и мы снова вместе с ней слились в страстном поцелуе. А мои пальцы уже гуляли между лепестками ее бутончика. Я разделяю женские влагалища на два типа. Первый — это когда половые губы уже открыты и выглядывают наружу. Второй — когда они скрыты и раскрываются, когда женщина сильно возбуждена. Второй тип мне больше нравиться, именно к ним относилась и Таня. Через некоторое время после моих ласк Танино влагалище полностью открылось мне. Указательным и средним пальцами я проник во внутрь дышащего жаром и истекающим лавой вулкана, а большим принялся массировать клитор. Таня сжала ноги, причинив мне легкую боль в руке, и издала протяжной тихий стон. Я понял, что она кончила. Тяжело дыша, она умоляюще сказала: «Пойдем ко мне, пожалуйста. Я хочу почувствовать тебя в себе. Я хочу подарить тебе удовольствие. Это тебя ни к чему не обяжет». Конечно же, я согласился. Мой член был настолько возбужден, что готов был выстрелить прямо там, тем более хотелось попробовать этого девичьего тела в приятной обстановке, рассмотреть и обласкать при приглушенном свете. Я помог застегнуть ей платье и, взявшись за руки, мы направились к Танюшке домой. Поднимаясь по лестнице на восьмой этаж, я поглаживал Танюшкину аппетитную попу. Почти на каждом этаже мы останавливались и страстно целовались. Уже на шестом мы чуть ли не занялись любовью: я прижал Таню к подоконнику и, задрав платье, впился через трусики в ее влагалище, лаская руками грудь. Затем резко встал, расстегнул ширинку и освободил свой член, который с радостью выскочил наружу. Танюша взялась за мой ствол, а я в это время закинул одну ее ногу себе на бедро и отодвинул резинку трусиков. Она подвела его к своим половым губам и провела вдоль них, смачивая член в своих выделениях. Когда я уже был готов насадить ее на свой кол, сверху послышались шаги и громкий разговор — кто-то спускался сверху. Мы быстро привели себя в порядок и юркнули наверх на этаж, где находилась квартира Тани. Уже возле двери мы снова слились в поцелуе. Таня быстро на ощупь открыла дверь и втащила меня в квартиру. Начиная от коридора, мы, целуясь, стали срывать друг с друга одежду. На пороге комнаты (квартира была однокомнатной) слетело Танюшкино платье. Она осталась в одном лифчике и трусиках. Потом моя рубашка и футболка отправились на пол. В комнате я сорвал с нее лифчик и впился губами в сосок одной груди, потом другой. Она быстрыми, хаотичными движениями пыталась стянуть с меня джинсы. Я помог ей в этом, расстегнув и приспустив их, освободив моего скакуна. Ее трусики были буквально сорваны моими руками. Таня закинула мне свои ноги на плечи, и я своей рукой направил член к ее влагалищу. Как тараном, мой конец пробил ее ворота. Она вскрикнула и, обняв меня за шею, притянула к себе. Я своим членом, как поршнем, стал работать в влажной щелке. Мне хватило семи-восьми напористых, страстных движений, чтобы обильно залить все ее внутренности. «Аааааааааааааааааааа!» — раздалось … по комнате — Танюшка тоже кончала, сдавив мою шею ногами. Я упал на нее и впился в ее губы своими губами. Наши языки опять встретились в страстном поцелуе. «О, как мне хорошо. Мне давно не было так замечательно!» — пролепетала Таня, тяжело дыша. Мы пролежали так, не меняя позы и болтая, минут пятнадцать. «Я пойду, приму душ, а ты, если хочешь, присоединяйся!» — сказала Танюшка и, накинув халатик, направилась в ванную. Я завалился на спину и стал отдыхать. Шум воды в душе приманивал меня к себе. Я встал и пошел в ванную. Мой член болтался между ног, с него стекала струйка спермы. Таня ласкалась под нежными струями воды. Я залез в ванную и обнял ее сзади за плечи. Мой обмякший, но все еще набухший член, уперся ей между ягодиц. Она покрутила задом и прогнулась. Я рукой оттянул крайнюю плоть с члена и стал водить между ее половых губ и половинок попы головкой. Вода с душа, падая на спину Танюше, стекала вниз, на наши инструменты удовольствия, омывая их. Полоскав немного членом Танины половые губы и анус, я опустился на колени, взялся двумя руками за половинки аппетитной попки, раздвинул их, открывая своему взору раскрывшиеся врата удовольствия и коричневую дырочку анального отверстия, и впился во всю эту красоту губами. Мой язычок раздвинул половые губки и проник во внутрь, совершая круговые движения. Большим пальцем правой руки я гладил шоколадную дырочку, слегка надавливая на нее и проникая постепенно в ее недра. Наконец он прошел естественное сопротивление ануса. Я вставил его до основания и стал проводить внутренний массаж анального отверстия. Таня стала мне подмахивать задом — видно было, что это ей нравится. Я сменил свой язык на два пальца левой руки и стал ими подрачивать внутри у Танюшки, проникая в самые глубины ее влагалища. Клитор тоже не оставался без внимания. Мой язык полностью переключился на него, облизывая и засасывая во внутрь моего рта. Затем мои пальцы, которые ласкали Танюшкины врата удовольствия, что-то нащупали внутри, какой выступ. Я стал активно тереть его. Не прошло и десяти секунд, как Таня, застонав «Мммммммммммм-да-да, Ааааааааааааааа!», бурно кончила, повиснув на моих руках. «О-о-о-о! Никто еще не находил источника моего наслаждения, кроме меня. Ты первый. О, как я тебе благодарна!» — с этими словами она взяла меня за руку и мы, не выключая воды, бросились в комнату, быстрее к ложу наслаждения. Она повалила меня на спину и набросилась на мой член. Подрачивая его рукой, Таня принялась лизать уздечку на головке. Потом взяла член в рот и стала заглатывать почти до основания. Вынимала его, целовала и облизывала головку, снова заглатывала. Одновременно, второй своей рукой она терла между своих ног и постанывала. Когда Таня разгорячилась, а это было заметно по частоте движения ее головы на моем члене и руки между ног, она бросила делать минет, взобралась сверху и насадилась на мой кол до самой мошонки. «А-а-а-а-а-а-а!» — подпрыгивая на моем елдаке, стонала Танюшка. Я запустил руку между нашими слившимися телами и принялся ласкать ее клитор. Таня ускорила свою скачку. Она взялась за свои груди и сильно стала сжимать их, а затем вообще взяла в рот один из своих сосков, благо размер позволял, и стала его посасывать и покусывать. Оргазм не заставил ее себя ждать. Она бросила груди и, откинувшись назад и с силой упершись в мои ноги, настолько быстро заработала бедрами, что мне пришлось придерживать свой член, что бы он не выскочил из нее в неподходящий момент. «Да-ааааааааааааа!» — раздалось по комнате. Таня упала на меня и обняла за шею. Но мой оргазм еще не наступил, хотя тоже был на пике. Не меняя позы, я взял обмякшую Танюшу за талию и заработал своими бедрами. Сначала медленно, а потом ускоряя темп. Таня, лежавшая на мне расслабленная, снова напряглась. Она привстала немного с меня и впилась в мои губы. Наши язычки встретились. Темп уже был бешенный. Я чувствовал приближение оргазма по напряженному члену и по легкой боли в яичках. Но и Таня, видать, тоже была в том же положении. Она снова крепко обняла меня за шею и прижалась всем телом. «Да, любимый, да, быстрее, быстрее. А-а-а-а-а-а! Аааааааааааааа!». Я тоже не выдержал и закричал. Мой член выстреливал сперму Танюшке во влагалище, как «Катюша», целыми залпами. А Таня просто уехала. Складывалось такое впечатление, что она вообще не понимает, где она. Глаза бегали и закатывались, как будто она теряла сознание. Рот был приоткрыт, из него вырывалось прерывистое дыхание. Я ослабил хватку на талии и она со стоном сползла с меня на кровать. По Танюшкиному телу все время пробегала дрожь, хотя в комнате было тепло. Я обнял ее и притянул к себе. Она обхватила мои руки и задремала. Мне спать не хотелось. Я встал и пошел на кухню приготовить кофе. Электрочайник закипел быстро. Я налил себе чашечку, сел за стол и стал обдумывать события сегодняшней ночи. Меня все больше грызли сомнения — правильно ли я поступил. И хотя обязательств ни перед моей девушкой, ни, тем более перед Таней, не было, все равно я чувствовал себя не очень хорошо. Попив кофе, я прошел в комнату. Таня лежала на животе, раскинув руки и ноги. В свете ночничка ее раскрывшееся влагалище манило к себе. Но я поборол в себе желание, быстро оделся и прошел в коридор. На столике лежал блокнот. Я открыл его на первой страничке и нацарапал ручкой «Танюша! То, что было между нами — это замечательно! Ты очень мне нравишься! Но мне нужно разобраться в своих чувствах и принять решение! Твой мобильный у меня есть!» Идиотский поступок, идиотское послание. Я так ей и не позвонил. Praetorian, praetorian_79@mail.ru 20.02.2008 г.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх