Таня и Настя 5. Правила: Продолжение

В этой серии: Таня и Настя. Прости меня подруга. Таня и Настя 2. Отдать долг. Таня и Настя 3. Страпон и расширение анала (официально не учитывается) Таня и Настя 4 (3). Копро-оргия Таня и Настя 5. Правила. Таня и Настя 5. Правила: Продолжение. На следующий день я проснулась очень прикольно — Настя пукнула над моим лицом. Аромат ее какашек возбудил меня и я с готовностью лизнула ее анус. Я встала и мы сделали зарядку, потом я собралась идти в ванную, но Настя остановила меня. — Ты помнишь, что ты мне обещала? — спросила она. — Да, конечно. — ответила я, вспоминая про трусики, которые должна была одеть для того, чтоб растопить в них шоколадку. — Тогда выбирай. — сказала Настя. — И посветлее. — Хорошо. — ответила я и начала пересматривать нашу коллекцию трусиков. На счет одежды у нас с Настей был уговор, или даже скорее правило: всю одежду, которую мы покупали, могли носить мы обе, не спрашивая друг у друга разрешения. То же самое относилось к трусикам, которых у нас была целая куча и которые мы почти не носили, а если и одевали их, то с целью как можно быстрее снять. В итоге я выбрала белые полупрозрачные трусики и дала их Насте. По правилам нельзя было просто так одеть трусики — это правило, как и практически все остальные придумала Настя. Перед тем, как одеть трусики, твоя подруга должна обоссать их (хотя можно просто залить мочой, неважно откуда взятой) и только после того, как они насквозь пропитаются мочой их можно одеть. Можно подождать, пока они высохнут. Это правило Настя мотивировала тем, что ты унижаешь подругу без трусиков, если на тебе они есть, а на ней их нет. Даже в том случае, если мы обе решили бы одеть трусы, то все равно пришлось бы писать на них — таково было правило, а с правилами я не спорила. Итак, Настя раздвинула ножки над ванной и щедро пописала на мои трусики, потом выжала мне их в рот и швырнула на пол. — Залезай, Тань! — позвала она. Я залезла в ванную, прижалась к ней и она включила воду. — Можно кое о чем тебя попросить? — спросила она. — Да, конечно. — ответила я. — Ты можешь не писать, пока моешься? — Хорошо. Я догадывалась, зачем Настя попросила меня не ссать и с радостью выполнила ее просьбу. Это, кстати было сопряжено с большим удовольствием — когда твой мучевой пузырь полон и ты стоишь под теплыми струями душа, то возникает желание пописать, но если его проигнорировать, то выходит немного болезненное, но очень сексуальное чувство внизу живота. И сразу, после того, как мы помылись Настя легла на пол в ванной и попросила меня поссать ей в рот. Как я могла отказать? Теплая струя мощно вышла из меня прямо в ее открытый ротик. Напор был довольно большой, но Настя глотала мочу, пытаясь не проливать на пол. — Спасибо. — проборматала она, когда я все вылила. Я встала. С моей киски еще капали маленькие капельки и я растерла их ногой. — Пошли, поедим? — спросила Настя. — Пошли. — ответила я и повесила тусики на полотенцесушитель — чтобы они хоть чуть-чуть подсохли. На кухне я заметила, что моя порция в два раза больше, чем настина. — Тебе же срать сегодня, подруга. — сказала она. Во время завтрака Настя сказала, что у нее есть несколько больших идей, относительно нашей сексуальной жизни (а другой у нас то и не было), но когда я попросила ее рассказать поподробней она ответила, что еще рано об этом говорить и она хочет сделать мне сюрприз. Поевши, мы пошли одеваться. Я рискнула и решила одеть совсем короткие шортики, которые едва могли прикрыть трусики. Настя заметила это и одобрила твой выбор. — Я бы сделала также. — сказала она. Я подумала о том, чтобы попросить ее тоже одеть подобные вещи и поучавствовать в растоплении шоколада, но не стала. Я же точно знала, что Настя не врет. Еще я одела довольно длинный топ, хотя вряд ли он был очень длинным — между шортиками и им было три пальца расстояния. На ноги я одела босоножки. Настя одела отличную длинную белую футболку с короткими рукавами, под которой отлично выделялись ее соски и средней длины юбку. На ногах у нее тоже были босоножки. Ох! Как мы с Настей обожали босоножки — не описать словами. Вообще мы обожали ножки и все, что с этим связано. Конечно, в основном нас привлекали босые ступни и мы делали все, чтобы они такими оставались. Еще до появления правил мы старались одевать как можно более открытую обувь и ходить босиком при каждом удобном случае, а после появления правил четко обозначился список мест, где мы не имели права находиться в обуви. До универа мы доехали быстро. Уже было довольно жарко и Настя купила мне шоколадку. «Аленку», а не «Альпен Голд», потому что, как она сказала — «Аленка» лучше тает. На первой же паре мы сели на крайний ряд к окну, где солце припекало очень сильно и Настя положила первую дольку мне на киску — посмотреть, что будет. Через десять минут там была коричневая расплавленная масса. Настя растерла ее через трусики и положила еще три дольки в переднюю часть и дала мне дольку, которую я вставила между ягодиц повеше ануса. После звонка с пары я уже чувствовала всю себя полностью липкой и сладкой, что мне очень нравилось, но побаивалась, что это станет заметно, однако Настя убедила меня в том, что ничего не видно и добавив еще шоколаду, который, кстати уже можно было пить мы пошли на вторую пару. На паре я чувствовала себя очень прикольно — вообще меня это радовала — моя киска, попка и промежность были очень липкими и сладкими, что невероятно мне нравилось. В детстве мама говорила мне «попа слипнется», теперь я поняла, как это сексуально. После второй пары мы решили уйти — оставаться еще на одну не хотелось. В автобусе я хотела посмотреть, что там под моими трусиками, но людей было слишком много и мне пришлось терепеть до самого дома. В подъезде я еле дотерпле до входной двери и сразу же сорвав с себя шорты и трусики начала осматривать свой шоколадный низ. Настя тоже заинтересовалась и, наклонившись, растирала остатки шоколада. Так мы стояли минуты две и звук открывающейся двери наверху привел нас в чувство. Мы зашли домой и долго смеялись над этим. Представьте: вы спускаетесь по лестнице и видите двух голых девушек, с одеждой, брошенной рядом. Одна из них измазана в чем-то коричневом в районе попки, киски и промежности. Рядом валяются ее трусики, измазанные в этом же веществе. Вторая девушка стоит рядом на коленях и растирает эту коричневую массу пальцем в районе ануса. И самое главное — пахнет шоколадом! Мы сдорово посмеялись и я снова стала себя осматривать. Настя предложила не мыться мне сейчас, а смыть это потом после того, как покакаю. Я согласилась и попросила разрешения одеть трусики — чтобы не пачкать те места, куда сяду. Настя разрешила. На кухне Настя настаивала, чтобы я поела, но есть то я как раз не хотела. Настя пыталась заставить меня есть, путем того, что я «унижаю подругу своим отказом», но у нее ничего не вышло. Тогда она придумала по другому. Она легла на пол, взяв с собой тарелку с пловом. Зачерпывая это плов она растирала его по телу — на грудь, на живот и на киску. Наложив, таким образом порцию она раздвинула руки и ноги ф форму звезды. — Ты же не откажешься меня вылизать? — спросила она. — Исключительно за твою идею и прекрасное тело. — ответила я и опустилась на колени. Вскоре я не только все съела, а еще и слизала подливку. Настя была рада. — Даже мыться не надо — сказала она. — Может быть еще порцию? — Нет, Насть, хватит. — ответила я. — А если так? — спросила Настя и сделала следующее — перевернулась на спину, зачерпнула еще … горсть плова и размазала его между ягодицами. Разве я могла отказаться? После того, как все это было съедено мне захотелось пить. Настя поняла меня без слов и тут же раздвинулась надо мной. Вкусная моча полилась мне в рот и я пила ее, наслаждаясь. Однако, после некоторого времени мне захотелось почувствовать ее на себе и я резко изменила положение. Моча полилась мне на лицо, на плечи, на грудь, на живот и немного залилось в трусики. Этот душ заставил меня кончить и обессиленая я упала в лужу. Настя повернулась и недоуменно посмотрела на меня. — Прости, Насть. — сказала я. — Я уберу. Просто захотелось. — Да ладно те! Все нормально. — она легла рядом со мной. — Ты сильно дорожишь своей шоколадной коркой? — А что? — Хотела очистить тебе один кусочек. — Разрешаю. — усмехнулась я и Настя тут же принялась за дело — вылизывать мою киску. К тому времени, как я кончила на ней уже не осталось шоколада, но когда Настя поцеловала меня я почувствовала его вкус на ее губах и еще вкус моих выделений. Приметно через час мы уже выдвигались на стадион. Одеты мы были в шорты и короткие обтигивающие маечки. На ногах у нас были босоножки и мы собирались бегать. Бегали мы по парку, присоединявшемуся к стадиону. У нас был маршрут, такой же маршрут был у всех остальных бегунов и две мокрые девушки, бегущие босиком, никого не удивляли. К слову, я так не отмыла шоколад и мочу, а Настя не помылась после того, как я использовала ее в качестве тарелки. Мы скинули босоножки на поляне в начале дистанции, где их никто бы не взял, немножко размялись и побежали. Мужики и другие бабы посматривали на нас с завистью — наши молодые тела сексуально поблескивали от пота, наши босые ножки раззадоривали их. Мужики хотели нас отыметь, а бабы прогнать, что бы не смущали их и не вызывали желания у их мужей. Это только нравилось нам с Настей и мы продолжали бегать — к тому же очень полезно для здоровья. Во время второго круга мне захотелось срать, но надо ьыло терпеть и я побежала еще быстрее, в надежде, что срать перехочется. На четвертом кругу боль действительно ушла, а на шестом мы закончили бег. — Пошли, прогуляемся. — предложила Настя. Мы шли вперед по траве, держа босоножки в руках. Когда мы уже были довольно глубоко и перестала ориентироваться, Настя сказала: — Я тебе вчера кое-что обещала. — Ага. — вспомнила я. — Теперь выполняю. Настя ловко стянула маечку, обнажив мокренькие сиськи, сняла шорты и упала в траву. — Ну как? — спросила я. — Прелестно! Присоединяйся. Я, честно говоря побаивалась, но вид этой проказницы, самозабвенно купающейся в траве возбудил меня и я начала роздеваться. Маечка, шорты и мои коричневые трусики полетели в кучу, а я прыгнула на Настю. Прижав меня к себе она целовала меня, целовала долго, я отвечала ей, плавая языком в ее рту. Когда мы наконец оторвались друг от друга, то решили продолжить наши дела в другом месте. — Это был внезапный порыв. — сказала я, поднимаясь — Скорее прорыв. — проборматала Настя, глядя на свою мокрую киску. — Ты дала течь, подруга! — засмеялась я. — Ага! — улыбнулась Настя и мы пошли. Дома я была удивлена — Настя попросила профилактическую порку. Обычно я просила выпороть меня без всяких на то причин, но тут была настина воля. — За что тебя выпороть? — спросила я. — Ни за что. Просто так. Мы же договаривались о профилактической порке. — Да, но ты никогда этого не просила. — удивлялась я. — Тогда я тем более виновата. — ответила Настя. — Хорошо. Как тебя пороть. — Проводом по груди. — Сколько раз. — Двадцать. — Когда начинать? — Прямо сейчас. Настя легла на скамейку, сжав под нее руки и ноги. При лежании на спине она была гораздо удобней, чем на животе. — Приступать? — спросила я. — Да. — кивнула настя. — И посильней. Я учла ее желание. Настя стонала, извивалась, но не пыталась разжать руки, пока я ее порола. Грудь ее вся была красная, соски вспухли и затвердели, а между обильно текли выделения. Когда я закончила она поблагодарила меня попросила вылизать ее текущую пизденку. Я с радостью согласилась. Выйти для моего альтернативного наказания мы решили в 10 вечера — в это время там уже практически не было народу. Говно из моей жопы отчаянно просилось наружу и мне пришлось насить в анусе дилдо, чтобы оно не вылезло. Путь от нашего дома до места занял пять минут и мы с Настей, воровато оглядевшись, прыгнули туда и перебрались в ранее незамеченный уголок между трубой и стеной ямы — абсолютно незаметное место. Я расхотела срать за то время, пока насила дилдо в попке, но Настю это не тревожило. Она поставила меня на колени, раком, задрала юбку, оттянула трусы и начала проделывать ритмичные движения. Вскоре я уже была готова обосраться, но Настя кажется этого не хотела. Она вынула дилдо и мое говно начало стремится наружу, когда Настя тут же вставила его назад до упора. Она проделывала так несколько раз и это действительно было очень больно, больнее удара проводом по пизде, такая боль поглотила меня. Такое я уже видела в одном порно — там мужик ебал бабу в жопу и не давал своим членом выйти ее говняшкам. Тогда я подумала, что стоны бабы преувеличены, но сейчас поняла, что ошибалась. Наконец то Настя разрешила мне посрать, но когда я хотела встать на корточки она меня остановила. — Нет, не так. Лежа, чтоб я все видела. Я откинулась на локти и раздвинула ноги, а Настя оттянула трусы, которые все еще оставались на мне и резко выдернула дилдо. Мне было немного больно, когда из меня сначала выползла темная каша и легла на землю грязной кучкой. Потом пошли твердые какашки — три штуки. Они уместились на этой кучке и я откинулась на спину. — Молодчинка, Танька! — похвалила меня Настя. Я слабо улыбнулась. Она ткнула мне в рот грязным дилдосом и я вылизала его, глядя в ее лицо, склонившееся надо мной. Мне давно не было так хорошо. E-mail автора: s.k.marilyn@list.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх