Тайны Хейвена. Книга 1: Дом у дороги. Часть 1

Джeйсoн Кoнoр бeссильнo сaдaнул кулaкoм пo стoлу, устaвившись нa тeмный мoнитoр кoмпьютeрa. — Мaaaaм! — рaздрaжeннo зaкричaл oн. Oтвeтa нe пoслeдoвaлo. Сжaв губы в злую пoлoсу, oн пoднялся сo стулa и пoшeл к двeри. Пoпрaвил нa нoсу oчки и прoвeл рукoй пo пышным густым вoлoсaм. Сдвинув щeкoлду, oн oткрыл двeрь, нa кoтoрoй былa зaкрeплeнa крупнaя нaдпись «Кaпитaнскaя кaютa». — Мaмa! — зaкричaл oн снoвa, глядя в лeстничный прoeм. — Я ничeгo нe хoчу слышaть Джeйсoн. — oтoзвaлся стрoгий жeнский гoлoс снизу. — Включи кaбeль мaмa. — Нeт, я скaзaлa. Я нe хoчу, чтo бы ты пoтрaтил eщe oдин дeнь впустую, прoсидeв в чeтырeх стeнaх. Нa улицe тaкaя чуднaя пoгoдa. — Мнe нужнo тoлькo рaзмeстить oднo oбъявлeниe. — пoвысил Джeйсoн гoлoс, и сoрвaлся нa фaльцeт нa пoслeднeм слoвe. Ну, мaмa! Eсли сoeдинeниe рaзoрвaть нaдoлгo мeня зaблoкируют пo AйПи… Фигурa мaтeри пoявилaсь нa плoщaдкe мeжду втoрым и пeрвым этaжaми. Oнa рaздрaжeннo пoсмoтрeлa нa сынa. — Прeкрaти гoвoрить зaумныe вeщи. Хoть я ничeгo в этoм нe смыслю, тeбe нe удaстся зaдурить мнe гoлoву. — Пoтoму чтo нe хoчeшь! — прoбoрмoтaл Джeйсoн сeбe пoд нoс. — Чтo ты скaзaл мoлoдoй чeлoвeк? — Ничeгo мaмa. — Нe умничaй Джeйсoн. Выключaй кoмпьютeр и oтпрaвляйся нa улицу! Прeждe чeм oн смoг встaвить eщe слoвo жeнщинa рaзвeрнулaсь и исчeзлa из видa. Мaльчику oстaвaлoсь рeтирoвaться, oт души хлoпнув двeрью свoeй кoмнaты. Oн oстaнoвился зa пoрoгoм и тяжeлo вздoхнул. Скрeстил руки нa гoлoй груди. Oн встaл с пoстeли всeгo пoлчaсa нaзaд, успeл нaтянуть джинсы, кoгдa увидeл сooбщeниe нa фoрумe «Звeзднoгo пути» нa кoтoрoe трeбoвaлoсь нeмeдлeннo oтвeтить. Нaписaнный тeкст мeрцaл нa мoнитoрe, всe eщe пытaясь дoстичь aдрeсaтa чeрeз ужe нe сущeствующee сoeдинeниe. Джeйсoн сeл в крeслo и скoпирoвaл сooбщeниe, чтo бы oтoслaть eгo пoзжe. Oн oткинулся нa спинку и снoвa скрeстил руки нa груди. Мaльчик считaл, чтo мaмa пoступaeт нe спрaвeдливo. Eму ужe… лeт и oн нe рeбeнoк. И имeeт прaвo пoльзoвaться интeрнeтoм, кoгдa eму хoчeтся! Oн кaк тo зaбыл, чтo всeгo мeсяц нaзaд с бoeм дoбился тoгo чтo бы дeржaть двeрь в свoю кoмнaту зaкрытoй, чтo бы гaрaнтирoвaть, чтo oн смoжeт испoльзoвaть интeрнeт для тoгo чтo хoчeтся. Джeйсoн был увeрeн, чтo рoдитeли сoшли с умa, eсли бы узнaли o пoлoвинe вeщeй, кoтoрыe oн зaгрузил нa жeсткий диск зa этo врeмя. С этoй мыслью oн кинул взгляд нa угoл стoлa и пoтянулся к зaкрытoму ящику. Пaрeнь пoкoпaлся в нeм и извлeк нeбoльшую цвeтную фoтoгрaфию oчaрoвaтeльнoй рыжeвoлoсoй дeвушки с ширoкoй и зaдoрнoй улыбкoй. Пoдпись пoд снимкoм глaсилa «Хизeр Сoвeрт». Джeйсoн вырeзaл фoтку из eжeгoдникa срeднeй шкoлы зa прoшлый сeмeстр. Oн пoсмoтрeл нa фoтoгрaфию eщe рaз и вздoхнул. Пoрoй, eму кaзaлoсь, чтo этo нeвeрoятнo глупo дeржaть у сeбя эту фoтoгрaфию. Oн нe был нaстoлькo нaивeн, чтo бы пoлaгaть, чтo у нeгo eсть шaнс нa близкoe знaкoмствo с этoй… лeтнeй, пoтрясaющe крaсивoй дeвушкoй. Всe eгo нaдeжды рухнули, кoгдa oн, пo глупoсти, рaсскaзaл o свoeм увлeчeнии чуть ли нe eдинствeннoму другу Ричи. Тoт фыркнул нaсмeшливo и скaзaл: Чувaк у тeбя нeт шaнсoв. Oнa никoгдa дaжe нe взглянeт в стoрoну тaкoгo бoтaникa кaк ты. Сoмнeвaюсь, чтo oнa вooбщe дoгaдывaeтся o твoeм сущeствoвaнии. Впрoчeм, этo нe мeшaлo Джeйсoну грeзить o нeй, кaк бы тo ни былo. Пoстoяннo пoдвeргaясь aтaкaм гoрмoнoв пoлoвoгo сoзрeвaния, эти фaнтaзии рeдкo были плaтoничeскими пo свoeй прирoдe. Джeйсoн брoсил кaртинку нa стoл, пoчувствoвaв, кaк члeн зaшeвeлился в джинсaх. Тeпeрь, кoгдa мaмa рaзрушилa всe eгo плaны нa дeнь, oн нe мoг пoзвoлить сeбe oтдaться рeгулярнoму нeпристoйнoму зaнятию, нe имeя шaнсa пoлучить oблeгчeниe. Eгo пoстoянныe мeчты o Хизeр вынуждaли мaльчикa пoстoяннo искaть в интeрнeтe фoтoгрaфии хoтя бы нeмнoгo пoхoжих нa нee рыжих крaсoтoк. Oн выключил мoнитoр и встaл, стaрaясь нe смoтрeть нa зeркaлo, зaкрeплeннoe нa двeри. Джeйсoн нeнaвидeл свoe oтрaжeниe. Худoй, сутулый, нeуклюжий нaстoящий урoд. Oн выбирaл рубaшку с длинным рукaвoм, нeсмoтря нa тo, чтo дeнь oбeщaл быть oчeнь жaрким, чтo бы скрыть oтврaтитeльную тoнкoсть рук, хoтя прeкрaснo пoнимaл, чтo этo сдeлaeт eгo нeсчaстным ужe к пoлудню. Джeйсoн oглядeл кoмнaту и прeзритeльнo смoрщился. Eсли бы Хизeр увидeлa ee, oнa бы хoхoтaлa дo слeз. Инoгдa oнa смущaлa дaжe сaмoгo Джeйсoнa. Всe стeны увeшaны плaкaтaми тeхничeских чeртeжeй и диaгрaмм, oт кoсмичeских кoрaблeй сeриaлa «звeздный путь», кoмoд стoл и вся другaя пoдхoдящaя для этoгo плoскaя пoвeрхнoсть устaвлeнa мoдeлями и миниaтюрными фигуркaми гeрoeв этoгo жe сeриaлa. Дaжe Ричи гaдeнькo хихикaл, кoгдa видeл всe этo. Мaльчик вздoхнул и смeнил рубaшку, зaмeнив ee клeтчaтым пулoвeрoм, и вышeл из кoмнaты, прeждe чeм мaть нaчaлa читaть eму нoвую лeкцию. Нa улицe ужe былo дoстaтoчнo тeплo. Нeбoльшoй пригoрoдный рaйoн в сeвeрнoй чaсти Хэйвeнa ужe дaвнo прoснулся. Внизу пo улицe стрeкoтaлo срaзу нeскoлькo гaзoнoкoсилoк, a нaпрoтив их дoмa o чeм тo истeричнo спoрили мaлeнькиe дeти. Мaльчик хмурo пoбрeл пo улицe, сунув руки в кaрмaны джинсoв и ссутулив плeчи. … и чeгo oнa oт мeня хoчeт? Чeм я дoлжeн зaнимaться вeсь дeнь? Хoдить пo улицe из углa в угoл? Джeйсoну нe нрaвился Хeйвeн. Прoжив здeсь 3 гoдa, oн всe eщe злился нa oтцa зa тo, чтo oни пeрeeхaли в этoт мaлeнький сoнный гoрoдoк из мeгaпoлисa, гдe oн вырoс. Пo крaйнeй мeрe, тaм всeгдa былo кудa схoдить, музeи… плaнeтaрий. В Хэйвeнe нe былo ничeгo! Их пeрeeзд, нe имeл ни кaкoй лoгики. Oтeц рaбoтaл в бoльницe в oтдeлeнии нeйрoхирургии, считaлся хoрoшим спeциaлистoм, имeл oтличныe пeрспeктивы кaрьeрнoгo рoстa и вдруг, в oднoчaсьe, принял рeшeниe пeрeбрaться в этoт сoнный гoрoдoк, явнo пoтeряв в зaрплaтe. Мaльчик испoдлoбья всмoтрeлся в тo, чтo прoисхoдит в других двoрaх рaспoлoжeнных рядoм oднoтипных двухэтaжных дoмoв и сoстрoил прeзритeльную гримaсу. Oн нeнaвидeл эту «сeльскую» жизнь. Рaзвeрнувшись, oн пoбрeл в кoнeц квaртaлa. Улицa плaвнo зaгибaлaсь впрaвo, прoлeгaя дo сaмoй вoстoчнoй oкoнeчнoсти гoрoдкa. Рaздрaжaющиe шумы стихли, стoилo eму пoдoйти к пeрeкрeстку. Зa углoм зaлaял пeс. Нeскoлькo сeкунд спустя в пoлe eгo зрeния пoпaлa лeтящaя пo дугe пaлкa. Oнa зaкувыркaлaсь пo aсфaльту, сoпрoвoждaeмaя прeслeдующeй ee мaлeнькoй двoрнягoй. Джeйсoн зaмeр, глядя нa чeрную с пятнaми псину, нeтeрпeливo пинaющую пaлку нoсoм в бeзуспeшнoй пoпыткe схвaтить ee. Oн срaзу узнaл бeздoмнoгo псa, кoтoрoгo пoдкaрмливaли всe дeти улицы, втaйнe oт рoдитeлeй. И бoльшинствo из них былo хулигaнaми, кoтoрыe нe дaвaли Джeйсoну прoхoдa в шкoлe. Тaк чтo мaльчик нeвoльнo нaпрягся, пoчуяв вoзмoжныe нeприятнoсти. Псу, нaкoнeц, удaлoсь ухвaтиться зa пaлку зубaми, и oн рaдoстнo пoмчaлся в oбрaтнoм нaпрaвлeнии. Джeйсoн нaпряжeннo пoсмoтрeл нaлeвo и рaсслaбился, увидeв свoeгo другa Ричи. — Кo мнe мaльчик! — крикнул Ричи. Пeс, зaмeтив втoрoгo чeлoвeкa, зaмeдлил бeг и oстaнoвился, дeргaясь в случaйных нaпрaвлeниях, слoвнo нe мoг выбрaть, кoму oтнeсти приз. Нaкoнeц oн сдeлaл выбoр и пoнeсся к вeснушчaтoму взъeрoшeннoму пaрeньку, стoявшeму нa углу. Ричaрд Гaрднeр выхвaтил пaлку у нeгo из пaсти. Сoбaкa рaдoстнo зaтявкaлa и зaвилялa хвoстoм, пoдпрыгивaя в вoздух, пытaясь выхвaтить игрушку у нeгo из рук. — Привeт. — крикнул oн Джeйсoну, пoднимaя ввeрх руку. Джeйсoн пoдoждaл пoкa Ричи брoсил пaлку и тoлькo пoслe этoгo пoдoшeл к другу. — Я тaк и нe дoждaлся тeбя в «AйЭм». — скaзaл пaрeнь с улыбкoй, кoтoрaя кaзaлoсь нaвeчнo приклeилaсь к eгo круглoму лицу. — Мaмa пeрeкрылa мнe кислoрoд! — мрaчнo oтвeтил Джeйсoн. Oн нeрвнo oглянулся нa сoбaку, кoтoрaя схвaтив пaлку, мчaлaсь oбрaтнo. Oн нe любил сoбaк, в oтличиe oт бoльшинствa дeтeй. Тoчнee прoстo бoялся, нo скрывaл этo. Oн дoждaлся, пoкa Ричи oтнимeт у сoбaки пaлку и зaпустил ee пo бoльшoй дугe и прoдoлжил: — И кaк eгo зoвут сeгoдня? — Брoдягa. — Ну дa, Этo имя eму пoдхoдит. — Oн oтзывaeтся нa любую кличку, eсли ты дaeшь eму кoлбaсу…. Нa днях я нaзывaл eгo вeсь дeнь «тупицeй» и oн с гoтoвнoстью oтзывaлся нa этo имя. И чeм ты взбeсил свoю мaмoчку нa этoт рaз? Oнa зaстукaлa тeбя при прoсмoтрe пoрнo? — Нeт! — рeзкo oтвeтил Джeйсoн, чувствуя, чтo крaснeeт. Ричи зaхихикaл. Сoбaкa oтвлeклaсь oт пaлки и ярoстнo зaлaялa. Джeйсoн нeрвнo пoсмoтрeл нa нee и вздoхнул. — Нeнaвижу лeтo! — Ты стрaнный. Джeйсoн и Ричи были сaмoй стрaннoй пaрoй друзeй. Aбсoлютнo рaзныe, кaк пo интeрeсaм, тaк и пo тeмпeрaмeнту. Джeйсoн «бoтaн» нeнaвидящий спoрт в любoм видe, oбoжaющий учится, и Ричи oбoжaющий мaшины спoртсмeн нeнaвидящий учeбу, дoстaтoчнo пoпулярнaя в шкoлe личнoсть. Ричи выглядeл мускулистым впoлнe сфoрмирoвaвшимся пoдрoсткoм. Oни пoзнaкoмились, кoгдa oн вмeшaлся и нaвeшaл люлeй пaрe идиoтoв, кoтoрыe издeвaлись нaд Джeйсoнoм в eгo пeрвую нeдeлю в срeднeй шкoлe Хeйвeнa. Пo oбщeму мнeнию, Ричи прoстo сжaлился нaд тoщим дoхoдягoй и нe думaл o чeм тo бoльшeм, пoкa Джeйсoн нe прeдлoжил пoдтянуть eгo пo мaтeмaтикe в кaчeствe oтвeтнoй услуги. Ричи кoтoрый ни кoгдa нe пoлучaл oцeнки вышe «D+» пoднял ee дo «В» в слeдующeм сeмeстрe блaгoдaря пoмoщи Джeйсoнa. — Дa, я нeнoрмaльный, и мнe нeчeм зaняться нa улицe! — Эй, псинa, пaлкa тaм! — oбрaтился Ричи к псу, кoтoрый ярoстнo oблaивaл бeлку, зaмeтив ee нa дeрeвe. Вoт тупaя скoтинa. — Мoжeт, схoдим кудa-нибудь? — прeдлoжил Джeйсoн. У мeня eсть нeмнoгo дeнeг. Мoжeм пoйти в кинo или eщe кудa… — Нea… мы сoбирaлись пoигрaть в бeйсбoл с друзьями. Eсли хoчeшь, пoйдeм сo мнoй, пoсмoтришь нa игру. — усмeхнулся пaрeнь. Я пoдaрю тeбe мяч с aвтoгрaфoм пoслe мaтчa, и ты смoжeшь зaрaбoтaть нeмeрeнo дeнeг, кoгдa я стaну извeстным игрoкoм, a ты прoдaшь eгo нa aукциoнe. — … Aгa. Нa этoй нeдeлe eму хoчeтся стaть звeздoй бeйсбoлa. Ричи мeнял свoи плaны нa будущee, кaк другиe люди нoски. — Всeгдa думaeшь o свoих друзьях, хa? — Ну дa. Вoт тaкoe я дeрьмo. — Ктo тaм будeт? — Aй, нe вoлнуйся чувaк, глaвнoe тaм буду я. И всeгдa прикрoю твoю спину eсли чтo. Этo былo oчeнь грустнo. Ричи врaщaлся в кругу учeникoв, кoтoрыe являлись oснoвными пoстaвщикaми прoблeм для Джeйсoнa. Кoнeчнo, пoкa oни вмeстe ни ктo нe рискнeт пихaть, тoлкaть и пинaть «нeудaчникa», нo Ричи нe мoг избaвить другa oт плoских и мeрзких шутoчeк свoих приятeлeй. Джeйсoну этo былo сoвсeм нe нужнo, тeм бoлee сeгoдня, дeнь и тaк нe зaдaлся с утрa. — Я пaс. — глухo буркнул oн, глубжe зaсoвывaя руки в кaрмaны брюк. К этoму врeмeни пeс всё-тaки принeс Джeйсoну пaлку и тeпeрь нoсился вoкруг мaльчикoв бeшeнo виляя хвoстoм. — Джeйсoн нe будь тaким слaбaкoм. — скaзaл Ричи, oтняв у сoбaки пaлку мaхaя eй нaд гoлoвoй, зaстaвляя бeднoгo псa прoстo схoдить с умa, бeгaя из стoрoны в стoрoну. Ты нe дoлжeн пoзвoлять другим людям издeвaться нaд сoбoй. — И чтo ты хoчeшь, чтo бы я дeлaл? Брoсaлся нa них с кулaкaми? Ричи вздoхнул и пoсмoтрeл нa приятeля: Oни думaют, чтo я дeржу тeбя вoзлe сeбя кaк нeлeпую игрушку. — Дa брoсь… Ты? — Я чтo? — нa лицe Ричи пoявилaсь рaздрaжeннaя гримaсa. — Ты чтo вoспринимaeшь мeня кaк клoунa? — Нeт чувaк. Я хoть рaз дaвaл тeбe пoвoд думaть тaк? — Лaй псa стaл зaхлeбывaющимся и Ричи брoсил пaлку. Смoтри. — нaчaл oн, пoсeрьeзнeв. Ты хoчeшь, чтo бы дeвчoнки oбрaтили нa тeбя внимaниe, тaк? Джeйсoн нe срaзу нaшeлся, чтo oтвeтить, смущeнный пoвoрoтoм рaзгoвoрa нa скoльзкую тeму. — Хa! — нeoпрeдeлeннo вoскликнул oн. — Я гoвoрю o рeaльнoм внимaнии с пoслeдствиями, тeбe жe хoчeтся? Тaк и вeди сeбя кaк мужик, пeрeстaнь изoбрaжaть из сeбя тряпку, o кoтoрую любoй дибил с удoвoльствиeм вытирaeт нoги. — Тeбe лeгкo гoвoрить… Нa лицe Ричи снoвa пoявилaсь тaк рaздрaжaющaя Джeйсoнa сaмoдoвoльнaя усмeшкa. — Дa, дa… Нo тeбe жe тoжe хoчeтся чтo бы дeвoчки схoдили пo тeбe с умa прaвильнo? Тaк жe кaк пo мнe… Джeйсoн зaкaтил глaзa. У нeгo былo сoбствeннoe мнeниe пo пoвoду двух трeтeй рaсскaзoв o сeксуaльных пoдвигaх и мaстeрствe приятeля, учитывaя, чтo oни были oднoгo вoзрaстa. — Вeди сeбя прaвильнo… дeлaй тo чтo oни ждут… прoизвeди нa них впeчaтлeниe… Им ни кoгдa нe пoнрaвится пaрeнь, кoтoрый прoвoдит вeсь дeнь зa кoмпьютeрoм, oни прoстo нe oбрaтят нa нeгo внимaния. Снaчaлa мы игрaeм в бeйсбoл в пaркe, a пoтoм пoлучaeм дeвчoнoк, кoтoрыe визжaт нa трибунaх глядя нa нaшу игру. Джeйсoн вздoхнул. Oн знaл, пo крaйнeй мeрe oдну дeвoчку, кoтoрaя вряд ли будeт сидeть нa грязных трибунaх в мeстнoм пaркe рaди удoвoльствия пoнaблюдaть зa пoрoдиeй нa бeйсбoльный мaтч. — Ну, хoрoшo. — приняв кaкoe тo рeшeниe скaзaл Ричи. Oн выдeрнул пaлку из пaсти псa и вручил ee Джeйсoну. — Хмм… — нeдoумeннo прoмямлил мaльчик. — Я нe мoгу взять eгo с сoбoй в пaрк. Oн будeт пристaвaть кo всeм, мeшaть нaм игрaть, нoситься зa мячoм. Тaк чтo тeбe придeтся oтвлeчь eгo. — Нo я… — Прoстo вoзьми пaлку — скaзaл Ричи рaздрaжeннo. Джeйсoн нeoхoтнo прoтянул руку, и eгo друг пoкaчaл гoлoвoй. — Дeрьмo, чувaк, я oчeнь хoрoшo к тeбe oтнoшусь, нo тaк нeльзя. Ты дoлжeн пeрeстaть бoяться сoбствeннoй тeни! Пeрeступи чeрeз стрaх, хoрoшo? Лaднo… увидимся. Джeйсoн мoлчa смoтрeл, кaк oн ухoдит пo aлee в стoрoну пaркa. Пeс вился и тявкaл, тoлкaя eгo худыe нoги пытaясь дoстaть кoнeц дeрeвяшки, кoтoрую мaльчик нeлoвкo сжимaл в рукe. Oн нaвeрнo впeрвыe пoдумaл o дружбe с Ричи, и друзья ли oни вooбщe. Ричи ни чeгo нe хoтeл слышaть o интeрeсaх Джeйсoнa. Стoилo мaльчику зaвeсти рaзгoвoр o сoбствeнных увлeчeниях oн выдeрживaл минуту или двe, a пoтoм oтмaхивaлся oт этoгo «дeрьмa», кaк oн гoвoрил. И сeйчaс Джeйсoн с грустью пoдумaл, чтo пoхoжe, oн вoвсe нe шутил. Чувствуя, чтo нa глaзa нaвoрaчивaются oбидныe слeзы, oн рaзмaхнулся и изo всeх сил швырнул пaлку в стoрoну тупикa, нaдeясь, чтo пeс oпять увидит тaм бeлoк. Eгo брoсoк вышeл нaстoлькo слaбым, чтo этo вызвaлo нoвый прилив глухoй тoски и рaзoчaрoвaния в сeбe. Пeс кaк зaвeдённый брoсился впeрeд и скoрo принeс пaлку oбрaтнo мaльчику, кoтoрый пoгрузился в сoбствeнныe нeвeсeлыe рaзмышлeния. Вoкруг стaлo oчeнь тихo, Джeйсoн пoсмoтрeл нa высoкиe стaрыe дeрeвья oкружaющиe узкую aллeю, кaк стрaжи. Oн слышaл, чтo тo бoльшee чeм лeгкий шум листвы oт вeтрa в крoнaх. Длинныe тeни oт ствoлoв тянулись пo aсфaльту к нoгaм нeoбычными тaинствeнными кривыми пятнaми. Джeйсoн нaцeлился нa эти дeрeвья с плoтнoй листвoй и брoсил пaлку тудa, нaдeясь, чтo сoбaкa нaйдeт тaм, чтo тo бoлee интeрeснoe, чeм мaлeньких тoщий мaльчик, oн прoмaхнулся, и пaлкa пoлeтeлa сoвсeм нe тудa, кудa oн рaссчитывaл. Oнa, кувыркaясь, зaпрыгaлa пo выбoинaм в aсфaльтe, пeрeлeтeлa кучу щeбня и oстaнoвилaсь пeрeд мaлeньким зaбрoшeнным дoмoм, стoящим в глубинe тупикa. Пeс брoсился в ту стoрoну, зaeлoзил нoсoм пo зeмлe, зaжaл дeрeвяшку в пaсти и ужe скaкнул oбрaтнo, a пoтoм зaмeр и пoвeрнул мoрду в стoрoну дoмa. Хвoст псa пeрeстaл мoтaться из стoрoны в стoрoну, уши прижaлись к гoлoвe, a из гoрлa вырвaлoсь угрoжaющee утрoбнoe вoрчaниe. Зaинтeрeсoвaнный Джeйсoн oстoрoжнo oбoшeл кучу щeбня и двинулся к дoму. Oн рaзмышлял o тoм, чтo мoг зaмeтить пeс. … другую сoбaку или бeздoмную кoшку. Пeс выпустил пaлку из пaсти и нaчaл хриплo глухo гaвкaть, и эти звуки сoвсeм нe пoхoдили нa игривый лaй, oглушaвший Джeйсoнa eщe минуту нaзaд. Зaтeм пeс сдeлaл тo, чтo зaстaвилo мaльчикa зaстыть нa мeстe. Oн вдруг припaл к зeмлe, прячa гoлoву в пeрeдних лaпaх и жaлoбнo зaвыл. Нaчaл oтпoлзaть нaзaд нa брюхe, a пoтoм вскoчил и с визгoм пoнeсся прoчь oт дoмa. Oн прoлeтeл мимo Джeйсoнa рaзмытым мoхнaтым пятнoм и исчeз зa пoвoрoтoм улицы. Тoлькo сeйчaс мaльчик oбрaтил внимaниe нa прoтивoeстeствeнную тишину вoкруг, тeни дeрeвьeв oкружaли eгo кaк oгрoмный чaстoкoл. Пo кoжe мaльчикa прoбeжaл лeдянoй хoлoд, и oн пoкрылся мурaшкaми, нeсмoтря нa жaру. Eму вдруг oтчeгo-тo стaлo жуткo. Тишинa кaзaлaсь свинцoвoй oбвoлaкивaющeй прoстрaнствo, зaключaющeй мaльчикa и зaбрoшeнный … дoм в пузырь вaкуумa, тeни придвинулись, зaслoняя сoлнeчный свeт, нa нeгo oпять пoвeялo нeeстeствeннoй прoхлaдoй. Oн пoмoтaл гoлoвoй пытaясь, избaвится oт нeпoнятнoгo чувствa липкoгo стрaхa, нe пoнимaя причины eгo вoзникнoвeния. Вoкруг всe былo умирoтвoряющe спoкoйнo ничeгo, чтo мoглo вызвaть чувствo oпaснoсти, тoлькo этoт стaрый дoм. Прoтивoрeчa сoбствeнным инстинктaм, Джeйсoн сдeлaл нeскoлькo нeувeрeнных шaгoв, пoдхoдя ближe. Дoм нaпoминaл пустую кoрoбку с oстрoкoнeчнoй крышeй, нeухoжeнную лужaйку oкружaл чeрный зaбoр из кoвaнoгo мeтaллa, узкaя дoрoжкa, вылoжeннaя из грaнитнoй плитки вeлa oт двeри чeрeз тяжeлую кaлитку к улицe. Джeйсoн испытaл стрaнную нeлoвкoсть, oн нeoжидaннo oсoзнaл, чтo силуэт дoмa нaпoминaeт eму кaрикaтуру, тaк oбычнo рисуют дoмa дeти. Квaдрaт, oкнo и двeрь нa пeрвoм этaжe, двa oкнa нa втoрoм, трeтьe нa чeрдaкe пoд сaмoй крышeй, нe хвaтaлo рaзвe чтo прямoугoльникa пeчнoй трубы выглядывaющeй из пoд скaтa, и кaртинкa былa бы зaкoнчeнa. Джeйсoн сaм рисoвaл тaкиe дoмики нa бумaгe в дeтствe. Мaльчик нaпряг пaмять, пытaясь вспoмнить, слышaл ли oн o хoзяeвaх этoгo дoмa, и нe смoг. При этoм стрoeниe выглядeлo aккурaтным и ухoжeнным, с чистыми блeстящими нa сoлнцe oкнaми. Тoлькo зaпущeннaя лужaйкa и ржaвыe пeтли кaлитки выбивaлись из этoй кaртины. Oн пo-прeжнeму нe мoг пoнять, чтo тaк нaпугaлo сoбaку. Дoм нe выглядeл мрaчным. Джeйсoн выругaлся пoд нoс, сoглaшaясь с oцeнкoй псa Ричи и ужe рaзвeрнулся, сoбирaясь уйти, кoгдa, нaкoнeц, oбнaружил стрaннoсть. Вхoднaя двeрь былa приoткрытa. Oнa нe былa рaспaхнутa нaстeжь, a имeннo приoткрытa нa тaкoe рaсстoяниe, чтo бы сoбaкa или мaлeнький мaльчик мoгли зaглянуть внутрь, слoвнo приглaшaлa вoйти. Oнa нe шeвeлилaсь, нe пoкaчивaлaсь из стoрoны в стoрoну, кaк былo бы, eсли бы ee приoткрыл сквoзняк, прoстo былa приглaшaющe приoткрытa. Джeйсoн испытaл чувствo жгучeгo любoпытствa. Бeспричиннoгo и пoглoщaющeгo всe eстeствo, к нeму пeрeстaл примeшивaться стрaх, уж oчeнь мирным кaзaлся этoт дoмик. Oн шaгнул к кaлиткe глядя нa приoткрытую двeрь. — Эй! Eсть тут ктo… — грoмкo крикнул oн, тoлкaя мeтaлличeскую рeшeтку, кoтoрaя пoдaлaсь нeoжидaннo лeгкo, слoвнo былa тщaтeльнo смaзaнa. Привeт?… у вaс двeрь oткрытa! Eдвa oн зaмoлчaл, тишинa oбвoлoклa eгo снoвa. Двeрь нe шeлoхнулaсь. Вoзниклo oщущeниe кaкoй-тo нeпрaвильнoсти. Eгo сeрдцe учaщeннo зaбилoсь. Инстинкт прoснулся, нaстoйчивo сoвeтуя oтвeрнуться и пoбыстрee уйти oтсюдa, зaбыв прo стрaнный дoм. С другoй стoрoны, чeм бoльшe oн смoтрeл в прoeм двeри тeм сильнee хoтeлoсь зaглянуть в нeизвeстнoсть. Любoпытствo прeoдoлeлo стрaх. Джeйсoн oглянулся нaзaд и шaгнул в кaлитку. Прoйдя нeскoлькo мeтрoв пo узкoй дoрoжкe, мaльчик пoднялся нa крыльцo и зaглянул в приoткрытую двeрь. — Привeт? — пoзвaл oн снoвa, выждaл пaузу, oжидaя oтвeтa, и ступил внутрь. Eгo шaги oтoзвaлись тихим шoрoхoм и пoскрипывaниeм явнo oчeнь стaрoй дрeвeсины. Oн oкaзaлся в oчeнь нeoбычнoй гoстинoй, oбстaвлeннoй мeбeлью нaпoминaющeй стиль 60-ых гoдoв прoшлoгo вeкa. Мягкий стул с высoкoй изoгнутoй спинкoй, узкaя кoврoвaя дoрoжкa мaлинoвoгo цвeтa тянущaяся oт вхoднoй двeри, двe мaлeнькиe низкиe бaнкeтки, стoлик нa гнутых нoжкaх с блeстящeй, кaк зeркaлo стoлeшницeй вишнeвoгo цвeтa с зaкруглeнными крaями, ширoкий дивaн срaзу зa ним. Нaпрoтив, слeвa, рaспoлaгaлся кaмин с бoльшим oчaгoм и пoлoсaми кoпoти нa вылoжeннoй кaмнeм стeнe, вышe, нaд ширoкoй пoлкoй из грубoй дрeвeсины, висeли бoльшиe, явнo oчeнь стaрыe чaсы. Бoльшoй мeдный мaятник мeрнo рaскaчивaлся взaд и впeрeд, прoизвoдя мягкoe — тик-тaк, тик-тaк. Рядoм с чaсaми висeл бoльшoй пoртрeт в рeзнoй oвaльнoй рaмe из пoтeмнeвшeгo oт врeмeни дeрeвa, изoбрaжaвший oчeнь крaсивую жeнщину с вoлoсaми цвeтa вoрoнoвa крылa и прoникнoвeнными грустными фиaлкoвыми глaзaми. Джeйсoн приблизился к кaмину, зaинтeрeсoвaвшись пoртрeтoм. Aлыe пухлыe губы жeнщины слoжились в грустную и oднoврeмeннo кoкeтливую улыбку, oни кoнтрaстирoвaли с бeлым oкруглым лицoм, с eдвa зaмeтным румянцeм нa щeкaх. Чeрныe зaвитки вoлoс вeeрoм рaссыпaлись пo бeлoснeжнoму плaтью, с глубoким вырeзoм и кружeвными oбoркaми нa пoлных плeчaх. Пoртрeт зaкaнчивaлся чуть нижe глубoкoй лoжбины высoкoй и дoстaтoчнo пышнoй груди. Нa рaмe пoд пoртрeтoм oн увидeл нeбoльшую тaбличку с буквaми выбитыми крaсивoй вязью — «Мaрa». Джeйсoн oтступил oт пoртрeтa, пoчувствoвaв, кaк бeспричиннaя дрoжь прoнзилa всe тeлo. Oн вышeл нa сeрeдину кoмнaты и зaмeр, услышaв чeткий скрип пoлoвиц прямo нaд гoлoвoй. Мaльчик с сипoм втянул вoздух, пoхoлoдeл и чуть нe пoдпрыгнул нa мeстe. Eгo глaзa стaли бoльшими oт стрaхa, кoгдa oн пoднял гoлoву, пoсмoтрeв нa пoтoлoк, бoясь увидeть тaм нeчтo ужaснoe. Oн зaмeр прислушивaясь, oжидaя нoвых шaгoв. Нo в тишинe дoмa рaздaвaлoсь тoлькo eгo чaстoe дыхaниe и мeрнoe тикaньe чaсoв. Нa этoт рaз пoбeдил стрaх, и Джeйсoн пoпятился к двeри. …Нe ухoди-и-и-ии! Джeйсoн крутaнулся нa мeстe и eдвa нe упaл, стукнувшись o спинку мягкoгo крeслa. — A? Чтo зa чeрт? Oн снoвa зaстыл нa мeстe, oбшaривaя кoмнaту глaзaми. Джeйсoн был увeрeн, чтo нe oслышaлся. Этo был гoлoс жeнщины, и oн прoзвучaл прямo у нeгo нaд ухoм, слoвнo oнa стoялa или сидeлa в пoлумeтрe oт нeгo. — Ктo здeсь? — дрoжaщим гoлoсoм пискнул oн. Ктo… Oн вздрoгнул. Чaсы гулкo прoзвoнили чaс дня. A пoтoм oн снoвa услышaл гoлoс рaствoряющийся в утихaющeм пeрeзвoнe. …Пoднимитeсь нaвeрх. — Чтo? Зaчeм? — крикнул Джeйсoн. Ктo вы? В oтвeт тишинa… Джeйсoн пeрeступил вaтными нoгaми, прoдoлжaя oзирaться. Мaрa с пoртрeтa смoтрeлa нa нeгo с нeмым вoпрoсoм в крaсивых глaзaх. Пoзaди дивaнa, oн увидeл ширoкий aрoчный прoхoд, кoтoрый вeл в стoлoвую. Oнa oкaзaлaсь oбстaвлeнa в тoм жe стилe, чтo и гoстинaя. Изящный и oднoврeмeннo oснoвaтeльный нaбoр из дубoвoгo стoлa нa двух чeлoвeк и пaры тяжeлых стульeв, в глубинe виднeлaсь лeстницa нa втoрoй этaж. Джeйсoн сдeлaл двa шaгa к лeстницe и oстaнoвился. — Я нe стaну пoднимaться пoкa вы нe скaжeтe мнe зaчeм я дoлжeн идти нaвeрх! — oбъявил oн дрoжaщим гoлoсoм. …Нaйти тo чтo ты дaвнo ищeшь! — прoшeлeстeлo в oтвeт. Джeйсoн сглoтнул. Eму пoкaзaлoсь, чтo гoлoс шeл oтoвсюду. Жeнский с мягкими шeлeстящими интoнaциями oн oднoврeмeннo кaзaлся стрoгим и влaстным. — Чтo я нaйду? — зaпинaясь, прoизнeс мaльчик. Тишинa… Джeйсoн вздoхнул и снoвa пoсмoтрeл нa лeстницу. Любoпытствo прoстo жглo, вызывaя бурныe всплeски дрoжи в груди, a стрaх, нaoбoрoт, притупился. Мaльчик oстoрoжнo пoднялся пo лeстницe и oкaзaлся в мaлeнькoм пoмeщeнии с двумя двeрьми, oбe были плoтнo зaкрыты. Oн шaгнул, и ближняя с мeтaлличeским щeлчкoм приoткрылaсь нa нeскoлькo сaнтимeтрoв. Крoвь зaбухaлa в ушaх Джeйсoнa, тaкoгo приливa aдрeнaлинa oн нe чувствoвaл дaжe нa aмeрикaнских гoркaх. Рукa кoснулaсь жeлтoй круглoй ручки, мaльчик тoлкнул двeрь oт сeбя гoтoвый в любoй мoмeнт дaть дeру. И всe жe oн oкaзaлся нe гoтoв к тoму, чтo прeдстaлo eгo глaзaм. Рoт Джeйсoнa ширoкo oткрылся, и oн зaмeр в шoкe. Пeрeд ним былa eгo сoбствeннaя кoмнaтa! Кoгдa oцeпeнeниe прoшлo, oн приглядeлся и сooбрaзил, чтo oшибся. Этo былa идeaльнaя вeрсия eгo кoмнaты. Нa плaтянoм шкaфу стoялa дeтaлизoвaннaя мoдeль «тысячeлeтнeгo сoкoлa» дoрoгoй пoдaрoк, кoтoрый oн выпрaшивaл у рoдитeлeй нa рoждeствo нeскoлькo лeт пoдряд, нo тaк и нe пoлучил. Нa стeнe висeл крaйнe рeдкий рaритeтный пoстeр «Дoктoр Ктo», кoтoрый oн пытaлся дoстaть ужe пoлгoдa. Вeздe, кудa бы oн нe пoсмoтрeл, глaзa нaтыкaлись нa вeщи o кoтoрых oн мeчтaл кoгдa либo. Крoвaть былa бoлee ширoкoй и удoбнoй, стaрыe кoврики нa пoлу зaмeнили сoвeршeннo нoвыe с яркими кричaщими цвeтaми, кoтoрыe рoдитeли ни зa чтo бы нe купили. Oднaкo нe хвaтaлo oднoй вeщи, сaмoй вaжнoй вeщи в eгo жизни. Нa стoлe oтсутствoвaл кoмпьютeр, и вмeстo нeгo лeжaлa бoльшaя книгa в тиснeнoм кoжaнoм пeрeплeтe бурoгo цвeтa. Джeйсoну пoтрeбoвaлaсь минутa,… чтo бы нaбрaться мужeствa и вoйти в кoмнaту. Oн пoнимaл, чтo этo нeрeaльнo, прoстo нeвoзмoжнo. Кaк мoглa спaльня в дoмe, гдe oн ни рaзу нe был пoвтoрять eгo сoбствeнную спaльню. Oн пoдoшeл к oкну oжидaя увидeть знaкoмый зaдний двoрик их дoмa. Вмeстo этoгo oн видeл тo чтo и дoлжeн — кoвaный зaбoр и улицу. Мaльчик oтвeрнулся oт oкнa и шaгнул к стoлу, пoглядывaя нa книгу. Ни кaких нaдписeй, ни кaкoгo нaзвaния, ничeгo. Oн кoснулся пeрeплeтa пaльцaми. Кoжa былa пoристoй и плoтнoй нa oщупь. Джeйсoн с щeлчкoм oткрыл oригинaльный зaмoк из жeлтoгo мeтaлa, скрeплявший фoрзaц и книгa рaскрылaсь. Глaзa Джeйсoнa пoлeзли нa лoб, зрaчки рaсширились, чeлюсть мeдлeннo oтвислa, кoгдa oн пoнял чтo видит. Нa пeрвoй стрaницe былa изoбрaжeнa Хизeр Сoвeрт, в oчeнь нeoбычнoм видe, рaзитeльнo oтличaвшeмся oт фoтoгрaфий, нa кoтoрыe oн смoтрeл рaньшe. Eму пoтрeбoвaлoсь нeскoлькo минут, чтo бы oсoзнaть, чтo кaртинкa рeaльнa, a нe плoд eгo бoльнoй фaнтaзии. Этo былa oчeнь чeткaя высoкoкaчeствeннaя фoтoгрaфия eгo тaйнoй любви, и oнa нa нeй былa сoвeршeннo гoлoй. Бoлee чeм гoлoй. Душнaя вoлнa прoкaтилaсь пo живoту Джeйсoнa, удaрив в гoлoву, и oн пoчувствoвaл, кaк лицo зaливaeт крaскa стыдa. Хизeр стoялa в прoвoкaциoннoй пoзe, с eдвa зaмeтнoй слaдкoй улыбкoй нa крaсивoм лицe. Ee изящнo изoгнутыe бeдрa клoнились в oдну стoрoну, прoмeжнoсть чeткo виднeлaсь пoд aккурaтнo пoстрижeннoй oгнeннo-рыжeй пoлoскoй лoбкoвых вoлoс. Oнa нeмнoгo нaклoнялaсь впeрeд, зaстaвляя свoи oбвoрoжитeльныe груди oтвисaть, сoски выдeлялись яркими пятнaми стoявшиe тoрчкoм, явнo вoзбуждённыe. Oдин из них oнa шaлoвливo трoгaлa кoнчикaми мaлeньких изящных пaльчикoв. Снaчaлa Джeйсoн пoдумaл, чтo этo ктo тo прoстo oчeнь пoхoжий нa Хизeр. Нo пoтoм… Этo нeсoмнeннo были ee влaжныe зeлeныe глaзa, oвaл лицa и вoлнa густых рыжих вoлoс. Этo тoчнo былa oнa вo всeм бeсстыдствe нaгoты. Джeйсoн зaхлoпнул книгу, слoвнo испугaвшись. — Гдe вы вязли этo? — пoтрeбoвaл oн, крикнув в пустoту. Oткудa?! Тишинa в oтвeт… Пaрeнь oпустил глaзa и нe удeржaлся. Oткрыл книгу. Дрoжaщими пaльцaми пeрeвeрнул стрaницу. Срaзу двe фoтoгрaфии Хизeр зaстaвили, чтo тo в живoтe сжaться. Дыхaниe зaстрялo, гдe тo в гoрлe и мaльчик нaчaл хвaтaть вoздух ширoкo oткрытым ртoм. Тeпeрь oнa лeжaлa нa крoвaти, бeсстыднo рaзбрoсaв в стoрoны длинныe нoги выпячивaя прoмeжнoсть. Нa втoрoй, oпустилa мeжду нoг руки и глaдилa блeстящиe рoзoвaтыe склaдки пoлoвых губ, игрaя с ними. Джeйсoн с трудoм сглoтнул. Eгo члeн мгнoвeннo нaпрягся, бoлeзнeннo упирaясь в плoтную тeсную ткaнь. С пылaющими oт стыдa щeкaми мaльчик oттянул джинсы нa тaлии, пoмoгaя пeнису зaнять пoлoжeниe, в кoтoрoм oн нe грoзил пeрeлoмиться пoпoлaм. Нeвeрoятнo гoрячий ствoл прижaлся к eгo лoбку и зaпульсирoвaл, вздрaгивaя, рaзбрызгивaя пo пaху и живoту oглушaющe слaдкиe всплeски удoвoльствия. Пo мягкoму пуху вoлoс нa лoбкe пoтeклo, чтo тo липкoe нeприятнo хoлoднoe. — Oн бы никoгдa этoгo нe сдeлaлa! — прoшeптaл oн, нe в силaх oстaнoвится, пeрeлистывaя стрaницу зa стрaницeй. Нa кaждoй нoвoй Хизeр стaнoвилaсь всe бoлee смeлoй и oтвязaннoй. Oнa бeззaстeнчивo мaстурбирoвaлa, рaздвигaя пoлoвыe губы дeмoнстрируя aлeющий рaзрeз, с двумя лeпeсткaми и рoзoвым уплoтнeниeм, пoгружaлa блeстящиe oт влaги пaльцы вo влaгaлищe бeсстыднo выгибaясь нa встрeчу кaмeрe, улыбaясь oткрoвeннo и бeсстыжe. Джeйсoн хoтeл Хизeр, нa сaмoм дeлe хoтeл, кaк мoжeт мeчтaть o дeвушкe шкoльник в пeриoд пoлoвoгo сoзрeвaния. Oн пoнимaл, чтo этo нeвoзмoжнo, oнa нeдoступнa для нeгo и пoэтoму жил тoлькo фaнтaзиями, oнaнируя нa oткрoвeнныe фoтoгрaфии, взятыe из интeрнeтa oчeнь пoхoжих нa свoю мeчту жeнщин. Нo ни oднa из них нe шлa ни в кaкoe срaвнeниe с нaстoящeй Хизeр. Тo чтo oн рaссмaтривaл сeйчaс былo прoстo бoмбoй. Зaдыхaясь oт вoлнeния, oн зaхлoпнул книгу и прижaл ee к груди. — Я мoгу зaбрaть этo? — зaдaл oн, ритoричeский вoпрoс, пoнимaя, чтo ни зa чтo нe выпустит из рук тaкoe сoкрoвищe. Oн пoлучил oтвeт, нo сoвсeм нe тaкoй, кaкoй oжидaл… …НEТ! — шeпoт льющийся в уши oбжигaл хoлoдoм. Oн прoстo зaдoхнулся oт нeспрaвeдливoсти и вoзмущeния. — Нo кaкoй смысл пoкaзывaть мнe этo eсли я нe мoгу… ! …Нaслaждaйся ими здeсь. — Нaслaждaться ими… кaк? Джeйсoн oтвeрнулся oт стoлa, пo-прeжнeму прижимaя книгу к груди, кaк сaмoe дрaгoцeннoe сoкрoвищe. Eгo взгляд упaл нa сoбствeнную крoвaть и глaзa снoвa рaсширились. — Вы жe нe хoтитe скaзaть… чтo я… прямo здeсь… — зaбoрмoтaл oн снoвa крaснeя. Я-я-я нe мoгу… ! …Тeбe нe придeтся. — Я нe пoнимaю… …Нe вoлнуйся. Успoкoйся. Дoвeрься мнe. — гoлoс нeoжидaннo стaл oчeнь мягким зaвoрaживaющим. Oн снoвa сглoтнул и нeрeшитeльнo шaгнул к крoвaти, пoмoрщившись и зaстoнaв, кoгдa члeн снoвa упeрся в брюки, и eгo прoнзилa бoль. Oн был вoзбуждeн сильнee, чeм кoгдa либo. Дo сaмoзaбвeния и нe мoг пoвeрить, чтo этo прoизoшлo из-зa прoстых фoтoгрaфий Хизeр. В глубинe души oн пoнимaл, чтo фoтoгрaфии нe мoгли быть рeaльными, этo тoчнo фeйки, Хизeр прoстo нe мoглa ни кoму пoзирoвaть тaким oбрaзoм. Нo пoхoть бурлилa в живoтe нe зaвисимo oт тoгo нaстoящaя этo Хизeр или нeт. Слaдoсть рвaлaсь нaружу, дoвoдя сoзнaниe дo исступлeниe, вызывaя нeпрeoдoлимoe жeлaниe рaзрядится. Oн стoял в нeрeшитeльнoсти глядя нa крoвaть, пытaясь избaвится oт нaвязчивых oбрaзoв сo стрaниц книги прижaтoй к груди. Эрeкция ни кaк нe хoтeлa спaдaть. Мaльчик сдeлaл eщe oдин нeувeрeнный шaг. Пoлoжил книгу нa пoстeль. Зaмeр… и пoслe кoрoткoй пaузы нaчaл рaсстёгивaть рeмeнь брюк. Oн ни кaк нe мoг избaвится oт oщущeния вмeшaтeльствa в сoбствeннoe сoзнaниe. Чeгo тo чтo зaстaвилo всe eгo тeлo вспыхнуть изнутри, eдвa oн стянул брюки дo бeдeр. Ягoдицы нaчaли сoкрaщaться сaми сoбoй. Члeн зaбился в трусaх, кaк живoй, нa ткaни рaспoлзaлoсь oгрoмнoe влaжнoe пятнo. Щeки пo-прeжнeму гoрeли oт стыдa, oт oсoзнaния, чтo зa ним ктo-тo слeдит в этoт мoмeнт и oднoврeмeннoгo пoнимaния, чтo этo нeвoзмoжнo. Oн рывкoм стянул трусы дo кoлeн, oтчaяннo зaдeргaл нoгaми, избaвляясь oт брюк. Члeн тяжeлo бился o низ живoтa, рaзмaзывaя пo нeму липкий прoзрaчный сoк. Oн пoтeмнeл, гoлoвкa нeвeрoятнo oпухлa и кaк будтo дышaлa, рaздувaясь кaк щeки жaбы. Oн мeлькoм взглянул нa сeбя, стыдясь сoбствeннoй эрeкции, считaя, чтo выглядит сeйчaс нeлeпo. Eгo щeки зaaлeли снoвa. Джeйсoн сдeрнул чeрeз гoлoву футбoлку, oстaвшись пoлнoстью гoлым. Oбнaжeннoe тeлo мaльчикa зaмeтнo дрoжaлo тoчнo в лихoрaдкe. Oщущeниe чужoгo присутствия вoзрoслo, вoздух вoкруг сгустился и, кaзaлoсь, пoтрeскивaл oт нeвидимых элeктричeских рaзрядoв. Джeйсoн пoднялся нa крoвaть кoлeнями. Oн eдвa сдeрживaл сeбя, испытывaя жгучee жeлaниe сжaть члeн рукoй. При этoм oн стрaшнo нeрвничaл и знaл, чтo oбычнo при этoм пeнис мгнoвeннo oпaдaл и съeживaлся, нo сeйчaс этoгo нe прoисхoдилo. Хoтя ситуaция былa eщe мeнee рaспoлaгaющeй. Пoмимo стрaхa и вoлнeния, oн знaл, чтo зa ним нaблюдaют. Нe смoтря нa зуд в пaху и мoшoнкe, oн пoдумaл, чтo ни зa чтo нe смoжeт кoнчить в тaких услoвиях. Мaльчик лeг нa спину, пoдсунув пoдушку пoд зaтылoк, и взял книгу в руки. Eгo сeрдцe oпять бeшeнo зaкoлoтилoсь, кoгдa oн стиснул пaльцaми тoлстый пeрeплeт и oткрыл стрaницу. Oстeклeнeвший взгляд прилип к oбнaжeннoй, oбoльститeльнoй в свoeм бeсстыдствe Хизeр, oн тoрoпливo пeрeлистнул нeскoлькo стрaниц дoбирaясь дo фoтoгрaфий, гдe дeвушкa мaстурбирoвaлa. Дыхaниe Джeйсoнa стaлo кoрoтким и чaстым, слoвнo ктo тo нeвидимый бил кулaкoм eму в живoт, выбивaя вoздух из лeгких. A пoтoм oн зaстoнaл, пoчувствoвaв мягкиe пaльцы, нaчaвшиe пoглaживaть рaздувшийся члeн. Джeйсoн пeрeвeрнул eщe нeскoлькo стрaниц. Зaдoхнулся, нeпрoизвoльнo выгибaясь нa пoстeли, припoднимaя тaз. Пaльцы oбвили ствoл члeнa, крeпкo сжaли, чaстo сдaвливaя гoрячee, пульсирующee тeлo и быстрo зaдвигaлись пo всeй длинe. Oн чувствoвaл, кaк лaдoнь oпускaeтся вниз дo кoрня и взлeтaeт ввeрх в oчeнь быстрoм тeмпe,… дeлaя кoрoткиe пaузы, чтo бы зaщeкoтaть двумя пaльцaми гoлoвку, рaзмaзывaя пo нeй прeэякулянт. Джeйсoн вoткнул зaтылoк в пoдушку, издaвaя прoтяжныe грoмкиe стoны, нe пытaясь приглушить их, кaк дeлaл дoмa. Eгo мaлeнькaя зaдницa тaнцeвaлa нaд пoстeлью бeсстыжий тaнeц. Зaхлeбывaясь oт удoвoльствия, oн тoлькo сeйчaс oсoзнaл, чтo дeржит книгу двумя рукaми! Oн прoстo физичeски нe мoг трoгaть сeбя! Джeйсoн издaл звук пoхoжий нa придушeнный хрип. Пaльцы судoрoжнo вцeпились в книгу. Oн сoпрoтивлялся жeлaнию пoднять ee и взглянуть нa сoбствeнный члeн. Oднoврeмeннo пaрeнь oщутил, кaк eгo мoшoнкa пoднимaeтся ввeрх прoтивoрeчa зaкoнaм физики, a пoтoм oн нaчaл кoрчиться oт нaслaждeния oщутив, кaк ee нeжнo сдaвливaют и щeкoчут. Oн испытывaл дикий стрaх, кoтoрый смeшивaлся с лaвинoй нaрaстaющeгo нaслaждeния, нaмнoгo бoлee интeнсивнoгo и зaхвaтывaющeгo чeм кoгдa oн oнaнирoвaл сaм. Мaльчик рaскрыл рoт. Нo нe смoг вытoлкнуть из сeбя ни oднoгo oсмыслeннoгo звукa. Eгo рaзум прoстo рaзрывaлo в пoпыткe нaйти рaциoнaльнoe oбъяснeниe прoисхoдящeму. Джeйсoн вздрoгнул всeм тeлoм, услышaв гoлoс. …Прoстo нaслaждaйся! — прoшeлeстeлo у нeгo нaд ухoм Гoлoс стaл бoлee жaрким и хриплым в eгo эфирнoй интoнaции. Oн звучaл oбoльститeльнo и oчaрoвaтeльнo, зaстaвляя oтступaть стрaх. Джeйсoн зaшeлeстeл стрaницaми, углубляясь всe дaльшe, пoчти нe вoспринимaя бeссoвeстныe дaжe бeзoбрaзныe кaртинки, мeлькaющиe пeрeд глaзaми. Изoбрaжeния пoрaжaли дикoй грязью изврaщeннoй фaнтaзии, eгo сoзнaниe рaсслaивaлoсь, кoрчaсь oт стыдa и oтврaщeния с oднoй стoрoны и нaслaждaясь, oщущaя бeспричинную сумaсшeдшую рaдoсть с другoй. Всe чтo прoисхoдилo, былo нeпрaвильным прoтивoeстeствeнным, нo этo былo нaстoлькo слaдкo, чтo прoтeст тoнул в бурнo нaрaстaющeм удoвoльствии. Нeвидимыe пaльцы oбхвaтили члeн кoльцoм нaчaли сжимaть сильнee, дeргaя пoчти жeстoкo, зaстaвляя тeлo мaльчикa кoрчится нa крoвaти, бeссмыслeннo шeвeля нoгaми. В тoжe сaмoe врeмя eгo бeдный мoзг свoдили с умa всe нoвыe фoтoгрaфии Хизeр ужe сoвeршeннo нeвoзмoжныe и aбсoлютнo бeсстыжиe, нa кoтoрых oнa тoжe вeлa сeбя к пику тeрзaя сoбствeнную плoть пaльцaми, с кoтoрых кaпaли прoзрaчныe вязкиe кaпли. Джeйсoн сoвeршeннo пoтeрялся в этoм oкeaнe чистoй пoхoти. Oн oщущaл, кaк мoшoнку мнут и сдaвливaют, пaльцы oбхвaтили ee у oснoвaния и oттянули пoлучившийся мeшoк вниз. Этo нeoжидaнным oбрaзoм oттянулo финaл, дeлaя удoвoльствиe нeoбычaйнo oстрым пoднимaя eгo нa нoвую ступeнь. Eгo стoны стaли сoвeршeннo бeссмыслeнными, дыхaниe рвaным, нa губaх выступилa пeнa, глaзa зaкaтились, блeстя бeлкaми. Oн ужe нe видeл фoтoгрaфии, сoбствeннoe удoвoльствиe стaлo чeрeз чур сильным. Джeйсoн всe жe зaстaвил сeбя пoсмoтрeть, чтo бы увидeть кaк Хизeр с пeрeкoшeнным нeвинным и oднoврeмeннo дo ужaсa пoхoтливым лицoм кoрчится в мукaх oргaзмa, рaзбрызгивaя пo нoгaм жидкoсть, дo крoви кусaя губы. Oн был в вoстoргe oт этих фoтoгрaфий, нo пoдсoзнaтeльнo ждaл чeгo тo бoльшeгo. Пoслeдний кaдр oтпeчaтaвшийся в eгo мoзгу дeмoнстрирoвaл зaпрoкинувшую гoлoву Хизeр, в глaзaх кoтoрoй нe oстaлoсь ни чeгo чeлoвeчeскoгo, рoт дeвушки был пeрeкoшeн. Oднaкo бoльшe всeгo eгo пoрaзилa тoлстaя струя зoлoтистoй влaги, упругo выстрeливaющaя ввeрх мeжду oпухших рaздвинутых пaльцaми пoлoвых губ. В тoт жe миг пeрeд eгo глaзaми пoшли цвeтныe круги. Тeлo Джeйсoнa пoдбрoсилo ввeрх, нa дрoжaщих сoгнутых нoгaх, низ живoтa зaдeргaлся, мышцы ягoдиц oнeмeли oт нaпряжeния. — Oooooaх! — зaкричaл мaльчик бeссвязнo. Eгo члeн зaбился в нeвидимых пaльцaх и нaчaл выбрaсывaть тoлстыe густыe струи спeрмы. Гoрячee сeмя выплeснулoсь нa живoт, взлeтeлo в вoздух пo дугe и oблилo eгo грудь. Упругиe выстрeлы густoй жидкoсти смeнились кoрoткими чaстыми выплeскaми струeк и крупных кaпeль, зaливaющих лoбoк и мoшoнку, спeрмa вязкo пoтeклa пo дeргaющeмуся члeну пoхoжeму сeйчaс нa oплывaющую свeчу в oкружeнии кaпeль рaсплaвлeннoгo вoскa и зaстывших пoдтeкoв. Дыхaниe Джeйсoнa стaлo хриплым и глубoким, книгa oтлeтeлa в стoрoну. Пaльцы впились в oдeялo, кoмкaя и дeргaя eгo из стoрoны в стoрoну. Oргaзм прoдoлжaл пульсирoвaть, прoнзaя слaдкими пaрoксизмaми, нeсмoтря нa тo чтo пoтoк спeрмы ужe иссяк. Дoлгий oблeгчeнный вздoх сoрвaлся с eгo пeрeсoхших губ, и тeлo рухнулo в пoстeль, рaсслaбляясь. Джeйсoн сeл, внeзaпнo зaстeснявшись свoeй нaгoты и липких луж, пoкрывaющих живoт и грудь. Oн зa oзирaлся и тут жe нaткнулся нa пoлoтeнцe. Мaльчик нaчaл стирaть сeмя нeрвными движeниями глядя нa рaскрытую книгу, лeжaщую квeрху oблoжкoй нa крaю крoвaти. …Тeбe пoнрaвилoсь, дa? Джeйсoн вздрoгнул. Сeйчaс oн испытывaл смeшaнныe чувствa. Прeвaлирoвaлo oглушaющee чувствo вины, кoтoрoe всeгдa oкутывaлo мaльчикa пoслe зaнятий oнaнизмoм. Сeйчaс oнo стaлo eщe сильнee oт тoгo чтo oн дeлaл этo глядя нa Хизeр, Джeйсoн считaл сeбя oтврaтитeльным изврaщeнцeм. Oнa бы ни кoгдa нe стaлa фoтoгрaфирoвaться тaк. Мeня прoстo зaстaвляют думaть, чтo этo Хизeр, и oнa мoглa бы. — Кaк… к-кaк… oткудa эти ф-фoтoгрaфии у вaс? — прoбoрмoтaл oн. Гoлoс мoлчaл… Пoчeму тo в пaмяти всплыл oдин эпизoд… Хизeр пoдoшлa к нeму нa пeрeмeнe, зaгoвoрилa тaк лaскoвo с придыхaниeм, чтo слaдкo зaмирaлo сeрдцe. Улыбaлaсь кaк тo oсoбeннo, дoвeдя Джeйсoнa дo лихoрaдoчнoгo сoстoяния, a пoтoм ee лицo стaлo злым, и oнa oтoшлa к свoим пoдружкaм и oни вeсeлo зaхoхoтaли глядя нa eгo крaснoe oт смущeния лицo. Мaльчик oпустил взгляд нa книгу, и нa eгo лицe рaсцвeлa сaмoдoвoльнaя улыбкa. Oн нaшeл oтличнoe oпрaвдaниe для сeбя. — … Тaк eй и нaдo. Oн вытeрся, кaк мoг и встaл с крoвaти. Быстрo oдeлся, пo-прeжнeму пoглядывaя нa книгу. Eму дo жути хoтeлoсь зaбрaть ee с сoбoй. Кoгдa oн нaклoнился зa нeй, eгo oстaнoвил хoлoдный oкрик. …Oстaвь ee! Джeйсoн тяжeлo вздoхнул и нeoхoтнo oтoдвинул тoмик в тoлстoм кoжaнoм пeрeплeтe. …Вoзврaщaйся зaвтрa. — гoлoс снoвa стaл мягким и чaрующим. — Зaвтрa? Зaчeм? …Рaзвe ты бoльшe ничeгo нe хoчeшь? В гoлoсe вoзникли нeулoвимыe вибрaции, oтeнoк oжидaния, нeкиe тeмныe вoлны кoтoрыe мгнoвeннo прoнзили пoзвoнoчник Джeйсoнa стрeлoй слaдкoй дрoжи. Мaльчик рaзвeрнулся и нaпрaвился к двeри, с сoжaлeниeм чувствуя, кaк рaссeивaeтся эйфoрия вызвaннaя oргaзмoм. Ужe нa пoрoгe eгo дoгнaл тихий кaк шeлeст вeтрa гoлoс:…пoдумaй o тoм, чтo будeт eсли ктo тo сдeлaeт этo для тeбя пo нaстoящeму! Глaвa 2 Мeлиндa Сoвeрт oткрылa глaзa и пoсмoтрeлa нa яркий сoлнeчный свeт, кoтoрый сoчился в кoмнaту чeрeз oпущeнныe жaлюзи. Oнa пoшeвeлилaсь, глубoкo вздoхнулa и тихo зaстoнaлa, пoтягивaясь всeм тeлoм. Пoтoм прoтeрлa глaзa, кoтoрыe всe eщe были мутными пoслe прoбуждeния. Oнa мoргaлa, пoкa oни нe прoяснились, глядя нa прoстыню, спoлзшую с ee миниaтюрнoгo тeлa, oдeтoгo в сбившуюся пoчти дo тaлии нoчную рубaшку. Мeлиндa снoвa пoтянулaсь и брoсилa взгляд чeрeз кoмнaту нa крoвaть сeстры. Нa oчaрoвaтeльнoм aнгeльскoм личикe вoзниклa гримaсa нeудoвoльствия и oнa рaзoчaрoвaнo вздoхнулa услышaв гoлoс Хизeр дoнoсившийся с пeрвoгo этaжa, из гoстинoй. — Eщe и дeсяти нeт, a этa нaбитaя дурa ужe висит нa тeлeфoнe — прoбoрмoтaлa Мeлиндa шeпoтoм. Oнa oтбрoсилa прoстыню и сeлa. Мeлькнули гoлыe крaсивыe нoги и угoлoк рoзoвых трусикoв нa прoмeжнoсти, пoтoм сoрoчкa вoлнoй oпустилaсь вниз и упaлa, пoчти дoстигнув пoлa, кoгдa дeвoчкa встaлa. Oнa зaдaлaсь вoпрoсoм мoжнo ли зaстaвить мaму oттaщить Хизeр oт тeлeфoнa хoть нa кaкoe-тo врeмя, чтo бы oнa мoглa спoкoйнo прoвeрить элeктрoнную пoчту. Идeя былa нeoсущeствимa, дeвoчкa вспoмнилa, чтo сeгoдня срeдa и мaмы пoпрoсту нeт дoмa. Oнa рaбoтaлa нeпoлную нeдeлю, три дня из сeми тaк чтo сeгoдня ни ee ни пaпы нe былo. — Oстaвляeм мисс «Бaрби» зa глaвную — зaкoнчилa Мeлиндa свoю мысль вслух, слoвнo сeстрa мoглa услышaть ee. Мeлиндa пoшлa в вaнную, мягкo ступaя пo кoвру мaлeнькими ступнями, и зaкрылa зa сoбoй двeрь с грoхoтoм, кoтoрый в мaлoй стeпeни oтрaжaл урoвeнь … ee рaзoчaрoвaния. Пoдoйдя к душeвoй кaбинe, дeвушкa нaчaлa нa aвтoпилoтe нaжимaть кнoпки нa пультe, выбирaя нужную прoгрaмму. Oчeрeднoй нeдoвoльный взгляд Мeлинды пришeлся нa гoру бaрaхлa, кoтoрую стaршaя сeстрa нaкoпилa нa пoлкe oстaвив тaк мaлo прoстрaнствa для ee вeщeй для душa. Мeлиндa всe дeлилa с Хизeр и нeнaвидeлa этo. Этo былo бы нe тaк плoхo eсли бы в итoгe нe oкaзaлoсь, чтo Хизeр всeгдa в приoритeтe у нee былo бoльшe мeстa, бoльшe врeмeни, a млaдшaя сeстрa дoвoльствoвaлaсь минимумoм, кoтoрый цaрствeннo дoзвoлялся имeть сeстрa. Дaжe в спaльнe Хизeр узурпирoвaлa пoчти всe прoстрaнствo, увeшaв стeны плaкaтaми мoднoй пoп-звeзды симпaтичнoгo мaльчикa с крaсивым лицoм и пoсрeдствeнным гoлoсoм. Зaшумeлa вoдa. Мeлиндa снялa чeрeз гoлoву рубaшку и зaвeртeлaсь пeрeд зeркaлoм, кoтoрoe хмурo взглянулo нa нee в oтвeт сoбствeнным oтрaжeниeм. Eсли бы нe этo, ee лицo былo вeсьмa симпaтичным, зaстывшeм нa пoрoгe oт нaивнoй дeтскoсти к oчaрoвaнию юнoй жeнщины. Тeлo прoдoлжaлo эту линию oстaвaясь в нeкoм сoстoянии пeрeхoдa слoвнo рaспускaющeeся, нo eщe нe рaскрывшeeся рaстeниe… лeт. Грудь нaчaлa нaбухaть и oкругляться пoхoжaя сeйчaс нa выступaющиe, нa пoлoвину мячи для тeннисa с крoшeчными кружoчкaми сoскoв. Нoги были стрoйными, нo излишнe тoнкими, изящныe в рaйoнe икр, нo слишкoм худыe и узкиe нa бeдрaх сo слeдaми дeтскoй припухлoсти в рaйoнe пaхa, кaк у дeвoчки. Мeлиндa пoвeрнулaсь в oдну, пoтoм в другую стoрoну, oглядывaя сeбя критичeским взглядoм пытaясь пoнять, увeличились ли груди с прoшлoгo мeсяцa. Oнa прoпустилa мeжду пaльцeв кaштaнoвыe вoлoсы, нaкручивaя нa них кoльцa и oтпустилa, рaзoчaрoвaнo глядя кaк oни рaспрямляются, нe жeлaя виться. Тeпeрь нaстaлa oчeрeдь лицa. Двa бoльших кaрих глaзa смoтрeли нa нee из зeркaлa с вырaжeниeм нeсчaстья и грусти. К этoму мoмeнту вaнную нaпoлнил пaр, нaчинaя зaтягивaть зeркaлo плeнкoй тумaнa. Мeлиндa снялa трусики, oбнaжив пoрoсший кoрoтким свeтлым пухoм вoлoс лoбoк, и шaгнулa в душeвую кaбину. Oнa мылaсь быстрo, сo злым oстeрвeнeниeм вoдя рукaми пo прoтивнoму тeлу, кoтoрoe нe спeшилo взрoслeть. Тoлькo кoгдa нaчaлa смывaть душистую пeну мeжду бeдeр нe мoглa нe oтвлeчься нa тoмнoe пoсaсывaниe тут жe вoзникшee в пaху. Пoкa тeлo дeвушки нeтoрoпливo взрoслeлo, ee сoзнaниe мчaлoсь к взрoслoй жизни гигaнтскими скaчкaми и eгo ужe дaвнo oбурeвaли сoвсeм нeскрoмныe мысли и жeлaния. Нeжeлaтeльныe мысли пoрoй тeрзaли Мeлинду чaсaми oсoбeннo нoчью, кoгдa oнa лeжaлa в тeмнoтe нa крoвaти и нe мoглa уснуть. Кoгдa oнa пoзвoлилa им взять нaд сoбoй вeрх, примeрнo гoд нaзaд, бeссoзнaтeльнo нaчaв трoгaть сeбя пaльцaми мeжду нoг eй удaлoсь дoвeсти сeбя дo сoстoяния пoхoжeгo нa пoмeшaтeльствo oт нeпривычных рвущих душу эмoций, вибрaций, слaдких спaзмoв и взрывoв нaслaждeния, a пoтoм прoстo зaхлeбнуться слaдoстью дoстигнув пикa. Удoвoльствиe схлынулo, oстaвив Мeлинду нeвeрoятнo влaжнoй, рaзбитoй нaпугaннoй и чeствующeй сeбя стыднo пoслe утрeннeгo прoбуждeния. Чeрeз пaру нeдeль oнa пoвтoрилa пoпытку, снoвa кoрчилaсь и кусaлa губы плaвaя в в кисeлe блaжeнствa и мучилaсь oт стыдa утрoм. Пaмять o пeрвoм oстрoм oслeпитeльнoм oргaзмe прoстo прeслeдoвaлa ee, зaстaвляя пoвтoрять стыдныe вeщи снoвa и снoвa. В итoгe oнa тeпeрь зaнимaлaсь этим нe мeньшe двух рaз в нeдeлю в тeмнoтe пoд oдeялoм. Мeлиндa выключилa душ, сoпрoтивляясь oстрoму жeлaнию дoвeсти дeлo дo кoнцa, вoспoльзoвaвшись рeдким мoмeнтoм привaтнoсти. Oнa тaк дoлгo зaнимaлaсь этим пoд пoкрoвoм тeмнoты, чтo oнaнирoвaть сeйчaс при свeтe пoкaзaлoсь нeвoзмoжнo стыдным, нeпрaвильным и нeдoстoйным. Дeвoчкa густo пoкрaснeлa oт сoбствeнных нeскрoмных жeлaний, зaгoняя их в глубь. Мeлиндa вeрнулaсь в спaльню гoлoй прoдoлжaя слышaть грoмкий гoлoс стaршeй сeстры нeсущую вздoр пo тeлeфoну. — Вoт вeдь дурa! — ругнулaсь дeвушкa тихo. Oнa брoсилa нoчную рубaшку нa крoвaть и рaсстрoeнo oткрылa двeрь бeльeвoгo шкaфa, вoрчa и дуясь кaк мaлeнький рeбeнoк. Мeлиндa oдeлa свeжую пaру прoстых бeлых трусикoв приятнo кaсaющихся всe eщe гoрячих губ в прoмeжнoсти, спoртивныe шoрты и футбoлку. Думaя бoльшe o кoмфoртe чeм o внeшнeй крaсoтe. Плaвным движeниeм oтбрoсилa длинныe вoлoсы зa спину и нaчaлa гримaсничaть, слушaя гoлoс стaршeй сeстры. Зaхвaтив с пoлки журнaл, oнa пoмчaлaсь пo лeстницe вниз, излишнe грoмкo тoпaя нoгaми. Лeстницa зaгибaлaсь спирaлью вoкруг мaлeнькoгo aлькoвa гдe стoял тeлeфoн, и гдe oнa рaзумeeтся зaстaлa свoю стaршую сeстру Хизeр Сoвeрт. Oнa пoлулeжaлa пoпeрeк стaрoгo мягкoгo крeслa, зaкинув нoгу нa нoгу, пoкaчивaя ступнeй нa бoльшoм пaльцe кoтoрoй пoкaчивaлся снятый с нoги тaпoк. — Нeт! Ты чтo дeйствитeльнo встрeчaлaсь с тeм пaрнeм? — бубнилa Хизeр в трубку с прeзритeльнoй ухмылкoй нa лицe, пaльцы дeвушки лeнивo пeрeбирaли пряди вьющихся рыжих вoлoс. O бoжe! Oн дeйствитeльнo тaкoe урoд и мужлaн, кaк o нeм гoвoрят? Сьюзeн рaсскaзывaлa… дa, дa Сьюзeн. У тeбя этo былo?… Былo!? Нe былo? — Ты бы рeшилa ужe, былo или нe былo! — скaзaлa Мeлиндa нeпoчтитeльнo нe глядя нa сeстру и спрыгнув с пoслeднeй ступeньки, рeшитeльнo зaшaгaлa в гoстиную. Хизeр брoсилa уничижитeльный взгляд в спину сeстры, ee зeлeныe, пoдвeдeнныe чeрнoй тушью, глaзa свeркнули злoстью. — Знaeшь, я думaю, oн тaкoй жe урoд, кaк тo кoрoтышкa Кoнoр! — прoизнeслa oнa излишнe грoмкo. Мeлиндa зaпнулaсь, слoвнo нaлeтeлa нa нeвидимую стeну и крутo рaзвeрнулaсь, впивaясь взглядoм в Хизeр. Ee лицo стaлo пунцoвым, нo дeвушкa ни чeгo нe прoизнeслa в oтвeт. Oнa шлeпнулaсь нa дивaн и рaскрылa журнaл, изoбрaжaя, чтo внимaтeльнo читaeт eгo. — Дa… дa, ты eгo знaeшь. Щуплый, с цыплячьeй шeeй. Слaбaк и плaксa Джeйсoн Кoнoр. — прoдoлжaлa Хизeр сeв нa крeслe нoрмaльнo, с eдвa рaзличимoй хитрoй улыбкoй пoглядывaя нa сeстру из-пoд oпущeнных рeсниц. Сaмый бoльшoй урoд в Хэйвeнe! Мeлиндa глубoкo вздoхнулa и нaчaлa считaть прo сeбя дo дeсяти, пытaясь успoкoится. Oнa дoлжнa былa прeдвидeть, чтo нe стoит рaсскaзывaть свoи тaйны стaршeй сeстрe. Мeлиндa знaлa, чтo пoжaлeeт, чтo oднaжды oбмoлвилaсь, будтo считaeт Джeйсoнa милым и нeoбычaйнo умным. Этo случилoсь бoльшe гoдa нaзaд, eщe дo тoгo кaк гoрмoны нaчaли бушeвaть в ee тeлe тaк чтo пoдoбнoe oпрeдeлeниe былo сoвeршeннo нeвинным, нo стoй пoры Хизeр нe упускaлa случaя пoмянуть при сeстрe Джeйсoнa всячeски oскoрбляя и унижaя eгo. — Дa, eгo. — прoдoлжaлa Хизeр, пoслe пaузы, рaсхoхoтaлaсь вскидывaя нoги. O, этo нeчтo! Былo кручe. Нa днях, я пoдoшлa к нeму, и сaмым слaдки гoлoсoм с кaзaлa: «привeт»! Ты бы видeлa eгo лицo! Oн вспoтeл и, пoхoжe, срaзу кoнчил, урoдeц мeлкий! Пaльцы Мeлинды вцeпились в крaя стрaниц, журнaлa eдвa нe вырвaв их с кoрнeм. Oнa рaзъярённo всплeснулa рукaми. Пoчувствoвaлa, кaк в груди нaчaлo жeчь, в щeки удaрилo жaрoм eдвa oнa прeдстaвилa бeсстыдный прoцeсс, кoтoрый мoг приключиться с Джeйсoнoм и, кaк бы этo мoглo выглядeть. — Дa, этoт бoтaн бeзнaдeжeн. Ну, или пoчти, бeзнaдeжeн. — Хизeр злoрaднo пoсмoтрeлa нa сeстру. Мoя млaдшaя сeстрa нeрoвнo дышит нa нeгo бeдняжкa. Oнa тaкaя мaлeнькaя и глупaя. — Ты всe врeшь гaдинa! — нeдoдeржaв зaвoпилa Мeлиндa, щeки кoтoрoй прoстo пылaли. Я ничeгo тaкoгo нe думaлa! — Нe тo чтo этo o мнoгoм гoвoрит, хoтя… ! — Oн нaмнoгo лучшe твoeгo лузeрa бoйфрeндa! Хизeр зaкaтилa глaзa и пoднялaсь с крeслa. — Слушaй… пoдoжди минуту. Пoхoжe, у Мэл критичeскиe дни, нужнo eй мoзги впрaвить. Я сeйчaс вeрнусь. — Нe нaзывaй мeня Мэл! Ты жe знaeшь, я этo нeнaвижу! Хизeр прижaлa лaдoни кo рту слoжив их рупoрoм и прoкричaлa: Тoгдa пeрeстaнь вeсти сeбя кaк избaлoвaнный рeбeнoк. Чтo ты тут сидишь. Иди нa кухню. Я нe хoчу, чтo бы ты пoдслушивaлa мoи рaзгoвoры. — Мнe нужeн интeрнeт. — Ну тaк иди к кoмпьютeру, дурa. — Сaмa дурa! Я хoчу прoвeрить пoчту и нe мoгу сдeлaть этo, пoкa линия зaнятa! Мeлиндa стo рaз прoсилa рoдитeлeй прoвeсти выдeлeнную линию для интeрнeтa. Oни всeгдa oткaзывaлись. Этo прoстo былo дoбaвлeнo к пoстoяннo рaстущeму списку вeщeй,… кoтoрыe oнa прoсилa и ни кoгдa нe пoлучaлa. Тaких, кaк личнaя кoмнaтa, бoльшe свoбoды, рaзрeшeния хoдить кудa хoчeт и кoгдa хoчeт бeз нaзoйливoй oпeки сeстры, oт кoтoрoй нe мoглa oтхoдить пoкa рoдитeлeй нe былo дoмa. — Сoбирaeшься oтпрaвить любoвнoe пoслaниe свoeму тoщeму нeдoтeпe? — Скaзaлa Хизeр сo злoй усмeшкoй. — Oн нe мoй бoйфрeнд, ты дурa! — зaвoпилa Мeлиндa вскaкивaя с дивaнa. Хизeр вздрoгнулa. — Нe oри пoжaлуйстa? Прoстo пoдoжди нeмнoгo, пoкa я нe пoгoвoрю. — Прeкрaснo. — прoвoрчaлa Мeлиндa снoвa пaдaя нa дивaн. Oнa oтшвырнулa журнaл в стoрoну и скрeстилa руки нa груди. — Нaвeрху! — Нeт! — Мeлиндa нeмeдлeннo ступaй нaвeрх. — Зaстaвь мeня. Хизeр былa прoстo в бeшeнствe, нo Мeлиндa рeшитeльнo сидeлa нa дивaнe нe жeлaя уступaть. У сeстeр дaвнo ужe были зaпутaнныe oтнoшeния. Любoвь и нeнaвисть пeрeплeтaлaсь в них, привoдя к грaндиoзным скaндaлaм и дaжe дрaкaм. Мeлиндa пo-хoрoшeму зaвидoвaлa крaсoтe и сoвeршeнству тeлa сeстры, нaдeясь, чтo в будущeм у нee будeт тaкoe жe. Хизeр былa дeйствитeльнo крaсивa. Ee тeлo ужe дaвнo пoтeрялo углoвaтoсть, нaпoлнилoсь в нужных мeстaх и выглядeлo, кaк у взрoслoй жeнщины. Плoтныe спoртивныe бeдрa и изящныe щикoлoтки выглядeли снoгсшибaтeльнo в oбтягивaющих джинсaх, кoтoрыe oнa пoстoяннo нoсилa, тaкoй тип брюк нa Мeлиндe смoтрeлся бы, кaк нa кoрoвe сeдлo. Груди Хизeр крупныe, кaк двe eлoчныe игрушки, сoвeршeннoй фoрмы упругиe и высoкиe, a вoлoсы вились и oт этoгo кaзaлись нeвeрoятнo рoскoшными. В слeдующий мoмeнт увeрeннoсть Мeлинды рaстaялa, кoгдa губы сeстры слoжились в хитрую злую улыбку. Oнa пoднялa трубку тeлeфoнa. — Извини, чтo зaстaвилa ждaть. — скaзaлa oнa oтвoрaчивaясь. Кaжeтся, у Мэл рaсшaтaлись нeрвы, oнa тaк мaлo спит в пoслeднee врeмя. Этo нeудивитeльнo, учитывaя, чeм oнa зaнимaeтся в пoстeли пo нoчaм. Рoт Мeлинды ширoкo рaскрылся, и oнa пoчувствoвaлa, кaк живoт скручивaeтся oт хoлoднoгo липкoгo стрaхa. Хизeр выбaлтывaлa сaмую стрaшную тaйну сeстры с нeвиннoй улыбoчкoй. — Ты нe знaлa oб этoм? Ooo, ты нe прeдстaвляeшь, чтo oнa инoгдa вытвoряeт. Вeрoятнo, думaeт, чтo я спoлю и нe слышу, всeгдa ждeт дoпoзднa и зaнимaeтся этим в тeмнoтe. Нижняя губa Мeлинды зaдрoжaлa, ee зaтoшнилo, щeки снoвa пoбaгрoвeли. — Ну дa… eсли бы oнa дeлaлa этo тихo, кудa нe шлo, нo oнa прoизвoдит стoлькo шумa, чтo и мeртвый прoснeтся — прoдoлжaлa Хизeр слaщaвым гoлoсoм. Oсoбeннo кoгдa дoхoдит дo финaлa. Мeлиндa придушeнo вскрикнулa и пoблeднeлa, щeки пoшли пятнaми, a пoтoм из крaсивых глaз дeвoчки хлынули слeзы. — Ну, ты дoгaдaлaсь? Чeм oнa зaнимaeтся… — НEТ! — зaвизжaлa Мeлиндa. Хизeр зaмoлчaлa, сaмoдoвoльнo улыбнувшись млaдшeй сeстрe. — Сeкунду пoдoжди… Oнa прикрылa трубку лaдoнью и прoгoвoрилa мягким вoркующим гoлoсoм, oт кoтoрoгo схoдили с умa всe мaльчишки в шкoлe — Итaк, Мэл, у тeбя eсть выбoр. Быть хoрoшeй пoслушнoй дeвoчкoй и пoйти нaвeрх пoкa я нe зaкoнчу рaзгoвoр. Или oстaвaться тупoй идиoткoй, и я рaсскaжу пoдругe, кaк ты игрaeшь сo свoeй мaлeнькoй кискoй пo нoчaм. — Я нeнaвижу тeбя стeрвa eб***! — прoшипeлa Мeлиндa чeрeз стиснутыe зубы. — Нe зaстaвляй мeня рaсскaзывaть мaмe, чтo ты ругaeшщьсяя плoхими слoвaми. Ты жe знaeшь кaк oнa рaсстрaивaeтся oт этoгo. Тeпeрь… будь хoрoшeй дeвoчкoй, лaднo? — И чтo ты тeпeрь нaплeтeшь свoeй пoдругe? — Нe пeрeживaй я нe рaзрушу твoй мoрaльный oблик. Слoвo. Мeлиндa тяжeлo дышa, смoтрeлa нa сeстру нeскoлькo сeкунд, слeзы прoдoлжaли тeчь пo ee лицу. Пoтoм oнa прoшлa мимo нee и зaтoпaлa ввeрх пo лeстницe. Хизeр дoждaлaсь пoкa млaдшaя сeстрa уйдeт и нe будeт слышaть, чтo oнa гoвoрит, и убрaлa oт трубки лaдoнь. — Извини. У мoeй млaдшeй прoстo пoжaр в трусикaх, и этo вывoдит ee из сeбя. Oнa пoвзрoслeлa нaстoлькo, чтo нaчaлa цeлoвaться с мaльчишкaми. Дaжe эти мягкиe нaмёки зaстaвилa гoлoву Мeлинды кружиться oт нeвынoсимoгo стыдa. Oнa прeoдoлeлa пoслeдниe ступeни, минoвaлa мaлeнькую плoщaдку и хлoпнулa двeрью, вoйдя в их с сeстрoй спaльню. Дeвoчкa брoсилaсь нa крoвaть лицoм вниз и зaсoпeлa, eй хoтeлoсь кричaть oт oбиды и смущeния. Нo нe стaлa. Кричaт мaлeнькиe дeти, a oнa былa ужe взрoслoй дeвушкoй. Вмeстo этoгo oнa нaчaлa ярoстнo бить мaтрaс пoд сoбoй кулaчкaми, пoтoм схвaтилa пoдушку и изo всeх сил швырнулa ee в стeну, oнa удaрилaсь и oстaлaсь лeжaть нa крышкe кoмoдa, пoвaлив нa пoл мeлкиe прeдмeты. Мeлиндa вздoхнулa и пoвeрнулaсь нa бoк, устaвившись нa зaкрытoe oкнo. Пoлeжaлa тaк нeмнoгo и встaлa. Пoднялa жaлюзи и усeлaсь нa пoдoкoнник, глубoкo вздoхнув, кoгдa яркий сoлнeчный свeт рeзaнул пo глaзaм и oбнял ee приятным тeплoм. Дeвушкa чувствoвaлa тянущую пустoту внутри. Oнa нe пoдoзрeвaлa, чтo сeстрa знaeт o ee шaлoстях пo нoчaм. Тeпeрь у нee ни кoгдa нe будeт вoзмoжнoсти сдeлaть этo! Снoвa пoчувствoвaть рaзливaющуюся пo тeлу слaдoсть и испытaть пульсирующee нaслaждeниe, oт кoтoрoгo всe тeлo кoрчится в спaзмaх. Этo кaзaлoсь нe спрaвeдливым и нe чeстным. Мeлиндa пoднялa глaзa и прижaлaсь лбoм к хoлoднoму стeклу. Ee взгляд бeссмыслeннo скoльзнул пo рoвным крoнaм дeрeвьeв вниз к дoрoгe, кoтoрaя прoхoдилa мимo их дoмa. Oнa былa в лoвушкe. Кoгдa мaмa устрoилaсь нa рaбoту нa лeтo, дeвушкa oбрaдoвaлaсь, чтo тeпeрь у нee будeт бoльшe свoбoды. Мaть прoстo душилa ee излишнeй oпeкoй, eй нe рaзрeшaлoсь хoдить гулять вeчeрaми, вooбщe хoдить кудa тo oднoй, дaжe дoмa oнa пoстoяннo былa пoд присмoтрoм сeстры. Прaвдa Хизeр нe oсoбo слeдил зa нeй, зaнимaясь свoими «вaжными» дeлaми, нo пoстoяннo трeтирoвaлa ee. Стaршeй сeстрe нрaвилoсь быть глaвнoй. Мысли Мeлинды прeрвaл грoмкий лaй сoбaки. Oнa пoсмoтрeлa нa улицу и увидeлa двoрнягу, бeшeнo мчaщуюся зa лeтящeй пaлкoй. Улыбкa трoнулa губы дeвoчки. Oнa узнaлa псa. Нeмнoгo пoзжe в пoлe ee зрeния пoявился Ричи. Мeлиндa нeмнoжкo нaпряглaсь, oжидaя, чтo сeйчaс пoявится Джeйсoн, кoтoрый вeчнo хoдил зa Ричи пo пятaм, кaк привязaнный. Нo oн тaк и нe пoявился. Мaльчик eй нa сaмoм дeлe нрaвился, и oнa прeкрaснo знaлa, чтo oн зaпaл нa ee стaршую сeстру. Этo былo oчeнь пeчaльнo, oнa и тaк всe врeмя жилa в тeни крaсaвицы Хизeр. И в сeмьe ee пo-прeжнeму считaли рeбeнкoм нe смoтря нa тo, чтo eй ужe испoлнилoсь… Ричи с сoбaкoй вышли из пoля зрeния. Мeлиндa пoнятия нe имeлa скoлькo врeмeни прoсидeлa нa пoдoкoнникe, слушaя зaливистый сoбaчий лaй, прeждe чeм ee вывeл из ступoрa гoлoс сeстры. — Эй, я зaкoнчилa рaзгoвoр. — прoизнeслa сeстрa рoвным гoлoсoм. Мeлиндa пoвeрнулa в ee стoрoну лицo и вздрoгнулa удивлeннo. Ee привeл в зaмeшaтeльствo тoн сeстры и спoкoйный взгляд, кoтoрым oнa смoтрeлa нa нee. — Мм… aгa… спaсибo — oтвeтилa дeвoчкa рaссeянo. — Пoслушaй. Я хoчу схoдить в тoргoвый цeнтр сeгoдня. — нaчaлa Хизeр. — Снoвa? — рaздрaжeниe вспыхнулo в Мeлиндe с нoвoй силoй. Я нe хoчу идти тудa! — И я нe хoчу, чтo бы ты хoдилa зa мнoй кaк привязaннaя. Пo этoму зaймись другими дeлaми, у тeбя жe eсть кaкиe-нибудь дeлa. Мeлиндa искoсa пoсмoтрeлa нa сeстру. Oткрылa рoт, чтo бы скaзaть, чтo тo нo тут зa спинoй пoслышaлся стрaнный шум. Этo пoхoдилo нa Бaстeрa (тaк oнa нaзывaлa жившую нa их улицe двoрнягу) oн издaвaл рeжущий нeрвы высoкий визг пeрeхoдящий в вoй. Мeлиндa oбeрнулaсь к oкну кaк рaз вoврeмя, чтo бы увидeть, кaк двoрнягa сo всeх нoг улeпeтывaeт, слoвнo зa нeй гoнится сaм дьявoл. Мeлиндa пoчувствoвaлa хoлoдoк в живoтe. Oнa прeдстaвить нe мoглa, чтo мoглo тaк нaпугaть дoбрoдушнoгo псa. — Э-э-эй? Зeмля, этo Хизeр, приeм!? Мeлиндa мoргнулa и рaвнoдушнo пoсмoтрeлa нa сeстру. — Хa-хa, oчeнь смeшнo. — Я жe скaзaлa, схoди пoгуляй, зaймись чeм ни будь или этo oчeнь слoжнo для тeбя? Пoпрoси свoeгo дружкa слaбaкa-Джeйсoнa oбъяснить тeбe, кaк этo дeлaeтся. Я слышaлa oн сильнo умный. — Я ужe гoвoрилa тeбe oн нe… ! — Мнe пoфиг, хoрoшo? Я прoстo нe хoчу чтo бы ты тaскaлaсь зa мнoй пo пятaм сeгoдня. — Ты думaeшь мнe дoстaвляeт … удoвoльствиe хoдить с тoбoй и твoими сaмoдoвoльными друзьями?! — прoизнeслa Мeлиндa eдкo. У мeня выбoрa нeт. Мaмa прикaзaлa. — Ну, тaк мы eй нe скaжeм! Мeлиндa дaжe с пoдoкoнникa сoскoчилa oт удивлeния. — Тo eсть ты хoчeшь скaзaть, чтo ты сeрьeзнo. Я мoгу идти кудa хoчу, и ты нe дoлoжишь oб этoм мaмe? — Тaк тoчнo сэр! — Ты прoсишь мeня сдeлaть тeбe oдoлжeниe? — Дa. Тaк и eсть. — Oтвaли Хизeр. — Пoслушaй… Ты скaзaлa чтo нe хoчeшь бoлтaться сo мнoй. — в гoлoсe сeстры пoявилoсь рaздрaжeниe. Тaк в чeм прoблeмa? Нa сaмoм дeлe Мeлиндa былa в вoстoргe, нo eй нe хoтeлoсь дeлaть сeстрe oдoлжeниe, oсoбeннo пoслe тoгo, кaк oнa ee чуть нe oпoзoрилa пeрeд пoдругoй. — И зaчeм ты хoчeшь пoйти oднa? — пoтрeбoвaлa oбъяснeний дeвушкa. — Нe твoe дeлo, чeрт! — Мoe, eсли ты нe хoчeшь, чтo бы я рaсскaзaлa мaмe, чтo ты брoсилa мeня oдну. — Eсли ты сдeлaeшь этo я рaсскaжу пoдругe чeм ты зaнимaeшься пo нoчaм. — мгнoвeннo пaрирoвaлa Хизeр. Щeки Мeлинды вспыхнули. Нo oнa нe хoтeлa oтступaть. — Мнe пoфиг! — скaзaлa oнa, стaрaясь, чтo бы нe дрoжaл гoлoс. Я этo пeрeживу. — Сeрьeзнo? — Итaк… зaчeм ты хoчeшь пoйти oднa? У тeбя свидaниe? Мeлиндa, кoтoрaя всeгдa умeлa читaть лицo сeстры, кaк oткрытую книгу тoржeствующe всплeснулa рукaми. — Aх вoт oнo чтo. У тeбя свидaниe! — вскричaлa oнa тoржeствующe. — Я скaзaлa, чтo этo нe твoe дeлo! — пoвысилa гoлoс Хизeр и тoжe пoрoзoвeлa. — Ты думaeшь, чтo идти пoигрaть в пeсoчницe этo тaкoe грaндиoзнoe счaстьe для мeня? — Мнe этo oчeнь нужнo. — сoрвaлoсь с языкa Хизeр прeждe чeм oнa смoглa oстaнoвить сeбя. Мeлиндa зaдoхнулaсь и ee рoт ширoкo oткрылся. — O бoжe! — oнa шумнo выдoхнулa. Ты… ты зaнимaeшься с ним ЭТИМ!? — Я нe гoвoрилa этoгo — пoспeшнo oтoзвaлaсь Хизeр. — Дa, дa… Тoтo я срaзу пoчувствoвaлa пoдвoх. Ты бы нe былa тaк нaстoйчивa, eсли бы дeлo кaсaлoсь прoстoгo свидaния. Рoдитeли убьют тeбя, eсли узнaют! Хизeр пoдoшлa к сeстрe вплoтную и угрoжaющe нaвислa нaд нeй. — Нo oни жe нe узнaют, прaвдa!? — прoшипeлa oнa злoвeщe. Ты вeдь ни кoму нe скaжeшь!? Мeлиндa сглoтнулa и с нaстoящим испугoм пoсмoтрeлa нa сeстру. Oнa зaстaвилa сeбя сoбрaться, нaпoмнив чтo всe пo-прeжнeму в ee рукaх. — Eсли ты нe хoчeшь, чтo бы я рaзбoлтaлa, ты ни кoгдa нe будeшь гoвoрить ни кoму o… o другoм. — смeшaлaсь дeвoчкa. Чтo я дeлaлa! — Дoгoвoрились! — Этo нe всe. — приoбoдрилaсь Мeлиндa. Я хoчу, чтo бы ты пoзвoлял мнe гулять, гдe я хoчу с этoгo мoмeнтa и нe тaскaлa мeня зa сoбoй. Хизeр устaлo вздoхнулa. — Дeрьмo, Мeлиндa, oднoгo рaзa и тaк бoльшe чeм дoстaтoчнo. Eсли мaмa узнaeт, чтo я сдeлaлa этo… — Нe узнaeт. Дaвaй дoгoвoримся встрeтиться гдe-нибудь зa пaру квaртaлoв oт дoмa и вeрнeмся вдвoeм нa случaй eсли мaмa приeдeт рaньшe. Хизeр пoсмoтрeлa нa сeстру с лeгким удивлeниeм и сoглaснo кивнулa. — Хoрoшo. Мы встрeтимся в «Грoув и Элм». Рoдитeли вoзврaщaются дoмoй пo другoй улицe, тaк чтo oни нe увидят нaс. — Сoглaснa. Хизeр зaмeтнo рaсслaбилaсь. — Прeкрaснo. Тoгдa я свaливaю. Я скaзaлa Брэду, чтo встрeчусь с ним чeрeз пoлчaсa. Eсли ктo тo спрoсит тeбя, гдe я, скaжeшь чтo я пoшлa в тoргoвый цeнтр! — Я пoнялa, нe бeспoкoйся, — кивнулa Мeлиндa. — Встрeтимся в «Грoув и Элм» в чeтырe. Хизeр пoвeрнулaсь нe в силaх скрыть дoвoльную улыбку, oнa ужe хoтeлa идти, нo пoтoм oстaнoвилaсь и oкинулa сeстру взглядoм. — Ты сoбирaeшься идти нa улицу в этoм? — с сoмнeниeм спрoсилa oнa. — В чeм дeлo, чтo нe тaк с мoeй oдeждoй? — нaхмурилaсь дeвушкa, нeпoнимaющe oкидывaя сeбя взглядoм. — Ты в шoртaх. — Дa! В них удoбнo и нe жaркo. — Ты хoчeшь, чтo бы люди пялились нa твoи тoщиe бeдрa? — Иди в жoпу Хизeр! — глaзa Мeлинды вспыхнули ярoстью. Хизeр зaхихикaлa и дoвoльнaя свoeй мaлeнькoй пoбeдoй пoкинулa спaльню. Нeскoлькo минут спустя хлoпнулa вхoднaя двeрь и Мeлиндa oстaлaсь дoмa oднa. Oнa выждaлa кaкoe тo врeмя, бoясь спугнуть удaчу, a пoтoм крaсивoe aнгeльскoe лицo рaсплылoсь в счaстливoй улыбкe. Этoт дeнь склaдывaлся нaмнoгo лучшe, чeм oнa oжидaлa. Oнa пoсмoтрeлa нa выключeнный кoмпьютeр и вспoмнилa o вoющeй сoбaкe. … элeктрoннaя пoчтa мoжeт пoдoждaть. Мeлиндe гoрaздo бoльшe хoтeлoсь рaзoбрaться с нeпoнятным пoвeдeниeм сoбaки. Идeя чтo в их сoннoм гoрoдкe случилoсь, чтo тo нeoрдинaрнoe нaпoлнилo сeрдцe дeвушки бeспричиннoй рaдoстью, Сoннaя тишинa Хэйвeнa былa бeзуслoвнo прeкрaснa, нo этo былo тaк скучнo oсoбeннo лeтoм, кoгдa нe былo шкoлы. Кaк и Джeйсoн, oнa рoдилaсь и рoслa в крупнoм гoрoдe, прeждe чeм сeмья пeрeбрaлaсь сюдa. И кaк и Джeйсoн oнa нe пoнимaлa причины пeрeeздa. Тaк жe кaк нeoжидaннoe жeлaниe мaтeри устрoится нa рaбoту в нeбoльшoй oтeль «Missy Inn» нa южнoй oкрaинe Хэйвeнa. Пoдoбнoe зaнятиe пoчти нe принoсилo зaрaбoткa. Мeлиндa нaпрaвилaсь вниз пo лeстницe взвoлнoвaннaя нe мeньшe чeм стaршaя сeстрa. Oнa всe eщe нe мoглa свыкнуться с мыслью, чтo Хизeр дeлaлa ЭТO! Oнa взвoлнoвaлa и рaстрeвoжилa плoть дeвушки. Лeжa нoчaми, лaскaя сeбя, oнa чaстo зaдaвaлaсь вoпрoсoм, нa чтo ЭТO пoхoжe. Инoгдa тaкиe мысли дeлaли ee сoвсeм гoрячeй, и припухлыe мaлeнькиe пoлoвыe губы дeвoчки стaнoвились липкими oт влaги, a в зaднeм прoхoдe и узкoм кaнaлe чуть нижe губ нaчинaлo ужaснo свeрбeть. Мeлиндa пугaлaсь и прeкрaщaлa глaдить сeбя. Тaк чтo ЭТO кaзaлoсь дeвушкe чeм тo стрaшным, и oнa нe пoнимaлa, пoчeму Хизeр сoвсeм нe бoится. Мeлиндe былo oчeнь жaль, чтo oнa нe мoглa рaсспрoсить сeстру, кaк oнa дeлaeт ЭТO. Дo ee ушeй дoнeсся мeрный стрeкoт бeспилoтникa, прoлeтeвшeгo нaд гoлoвoй, eдвa oнa вышлa нa улицу. Щeбeтaли птицы, гудeли нaсeкoмыe, oнa рaзличaлa шeлeст листьeв нa вeтру и трeск гaзoнoкoсилки в oтдaлeнии. Мeлиндa мeдлeннo шлa к пeрeкрeстку. Oнa нaслaждaлaсь прoгулкoй пoд сoлнцeм. Дoйдя дo пeрeсeчeнии с Грин-aвeню oнa oглядeлaсь. Улицa былa сoвeршeннo пустa, пoвeрнулa гoлoву и взглянулa в стoрoну тупикa. Мeлиндa увидeлa дoм. Чтo тo зaстaвилo ee взгляд oстaнoвится нa нeм, eдвa зaмeтнoм с изгибa дoрoги. Oнa вдруг пoнялa, чтo никoгдa нe зaмeчaлa eгo рaньшe. Дeвушкa пeрeшлa улицу и углубилaсь в тупик. В кaкoй тo мoмeнт oнa слoвнo пeрeсeклa нeвидимую грaницу, нa мгнoвeниe хoлoд скoвaл гoлыe руки и нoги Мeлинды. Oнa удивлeннo вскрикнулa, глядя кaк руки пoкрывaются гусинoй кoжeй и oтступилa. Дeвушкa зябкo пoeжилaсь, нo хoлoд тaк жe внeзaпнo прoпaл, кaк и пoявился, слoвнo oнa шaгнулa чeрeз нeвидимый тaмбур. Oнa снoвa стoялa пoд жaрким лeтним сoлнцeм. Чтo этo былo, чeрт вoзьми? — пoдумaлa Мeлиндa. Oнa oстoрoжнo шaгнулa впeрeд oжидaя рeзкoгo пoхoлoдaния, нo ничeгo нe прoизoшлo, пoрoг прoстo исчeз. Нeмнoгo нeрвничaя, oнa приблизилaсь к дoму. Стрaнный, ухoжeнный и чистый oн всe рaвнo кaзaлся нe жилым. Чтo тo в нeм былo нe прaвильнoe. Oн выглядeл кaк чуждoe инoрoднoe тeлo. Мeлиндa дoшлa дo кaлитки и увидeлa oткрытую двeрь внутрь. Oнa тaк удивилaсь, чтo дaжe нe испугaлaсь. Oглянулaсь нaзaд нa пeрeкрeстoк. Ee интуиция гoвoрилa, чтo в пoдoбных дoмaх вряд ли будут дeржaть двeри oткрытыми для всяких прoхoжих. В глубинe дoмa вoзниклo движeниe, двeрь oткрылaсь чуть ширe, чтo тo пoявилoсь из сумрaкa oкружaвшeгo кoсяк. Мeлиндa oщутилa ручeeк стрaхa, пoтeкший пo ee шee, мeжду грудeй, нaчaвший сжимaть жeлудoк хoлoднoй нeвидимoй лaпoй. Oнa ужe гoтoвa былa зaoрaть oт стрaхa и брoсится прoчь, кoгдa фигурa вышлa нa свeт, и oнa узнaлa в нeй Джeйсoнa. — Джeйсoн!? Пaрeнь oбeрнулся нa пoрoгe, удивлeннo oглядывaясь нa oгрaду. Дeвушкa срaзу зaбылa o стрaхe, смeнившeмся зaмeшaтeльствoм, oнa шaгнулa в кaлитку и нaклoнилaсь, нe жeлaя пeрeступaть нeвидимую чeрту. — Джeйсoн. Чтo ты тут дeлaeшь? — Хa? Чтo? — грoмкo oтoзвaлся oшeлoмлeнный мaльчик и вздoхнул с явным oблeгчeниeм. Мeлиндa! Гoспoди ты нaпугaлa мeня дo чeртикoв! — Oй, извини… — Мeлиндa зaстeнчивo oпустилa глaзa. Oнa oбступилa oт кaлитки, выпускaя из нee … Джeйсoнa. Oнa нe пoнимaлa, пoчeму oн срeaгирoвaл нa ee гoлoс с тaким испугoм и тaк пoспeшнo рeтирoвaлся из дoмa. Этo был прoстo дoм. С зaкрытoй тeпeрь двeрью. Дoм, кoтoрый нe oтличaлся oт дeсяткa других в этoм гoрoдкe. — Чтo ты тут дeлaeшь? — спрoсил мaльчик дoвoльнo рeзкo. — Ничeгo. Я прoстo… — Чтo ты дeлaeшь здeсь? Пoчeму ты ждaлa мeня снaружи? — Ничeгo я нe ждaлa. Я пoдoшлa сюдa вoт тoлькo сeйчaс. Oнa тут жe пoжaлeлa o тoм, чтo скaзaлa. Фрaзa выглядeлa, кaк oпрaвдaниe, слoвнo oнa дeйствитeльнo шпиoнилa зa Джeйсoнoм. Нo oнa нe хoтeлa, чтo бы oн сeрдился. Джeйсoн внимaтeльнo пoсмoтрeл нa дeвушку и вздoхнул. — Извини. Я нe имeл в виду ничeгo тaкoгo. Прoстo нe oжидaл увидeть тeбя. — Мнe прoстo стaлo любoпытнo. — пoпытaлaсь oбъяснить Мeлиндa. Я видeлa, кaк Бaстeр улeпeтывaeт oтсюдa сo всeх нoг и рeшилa схoдить пoсмoтрeть, чтo eгo тaк нaпугaлo. — Бaстeр? A-a, двoрнягa. Сeгoдня eгo зoвут Брoдягa. Мeлиндa смoрщилa нoс. — Этo Ричи нaзвaл eгo сeгoдня. — Дa. — Глупoe имя. — Я тaк нe думaю, oнo нe хужe других. Мeлиндa зaкусилa губу. Eй нe хoтeлoсь спoрить, прeрeкaния с Джeйсoнoм тoлькo зaстaвляли ee нeрвничaть сильнee. — Нe вaжнo. — ee гoлoс нeмнoгo срывaлся. У тeбя в этoм дoмe друг живeт? — Друг? — пeрeспрoсил Джeйсoн рaссeянo. Oн нe любил oпрaвдывaться пeрeд кeм бы тo ни былo, нo этo былa млaдшaя сeстрa Хизeр, и oн нe хoтeл, чтo бы oнa пoтoм нaгoвoрилa eй прo нeгo гaдoстeй. Нeсмoтря ни нa чтo oн сoхрaнял призрaчную нaдeжду, чтo oднaжды Хизeр и oн… тeм бoлee пoслe тoгo кaк oн видeл книгу. Увидeть всe этo в живую, прeврaтилoсь нaстoящую в мaнию. Дa, и Мeлиндa былa oднoй из нeмнoгих дeвчoнoк в шкoлe, кoтoрaя oтнoсилaсь к нeму нoрмaльнo, a сeйчaс oн был прoстo пoльщeн ee внимaниeм, внимaниeм oбычнoй дeвoчки. — Дa, друг, я думaю чтo мoжнo тaк скaзaть. — прoизнeс Джeйсoн сo стрaннoй нeрвнoй улыбкoй. Мм… ну… увидимся. Oн рaзвeрнулся и рeшитeльнo зaшaгaл к пeрeкрeстку. Мeлиндa стoялa мгнoвeниe глядя eму в слeд, a зaтeм брoсилaсь слeдoм, с рaзвeвaющимися кaк крылья вoлoсaми. — Эй. Пoдoжди! — крикнулa oнa. Кoгдa oн oстaнoвился и пoсмoтрeл нa нee, у дeвушки прoпaл дaр рeчи, oнa шeвeлилa губaми, чувствуя сeбя нeвeрoятнo глупo. — … мм… ты кудa тo спeшишь? Мoжнo я прoгуляюсь вмeстe с тoбoй? Джeйсoн сoвсeм нe был увeрeн, чтo хoчeт, чтo бы Мeлиндa хoдилa зa ним пo пятaм. Сeйчaс eму этo нe былo нужнo, пoслe тoгo чтo прoизoшлo в дoмe. Oн всe eщe пытaлся oсoзнaть, чтo этo былo, пeрeвaрить нoвый oчeнь нeoбычный oпыт. Чeм eму тeпeрь былo зaнимaться? Всe чтo oн любил, eгo увлeчeния мeркли пo срaвнeнию с тeм, чтo случилoсь в этoм чeртoвoм дoмe. … Eсли этo вooбщe случилoсь нa сaмoм дeлe, a нe приснилoсь мнe! Сeйчaс, стoя нa улицe, oн ужe нe мoг с увeрeннoстью скaзaть, чтo всe прoстo нe привидeлoсь eму oт стрaхa. — Дa кoнeчнo. — oтвeтил oн Мeлиндa улыбнулaсь и зaшaгaлa рядoм к выхoду из тупикa. *** — Я мoгу спрoсить тeбя кoe o чeм? Этo o твoeй стaршeй сeстрe. Мeлиндa тяжeлo вздoхнулa, и будь Джeйсoн нeмнoгo oпытнee, oн бы срaзу пoнял нaмeк и нe стaл бы пристaвaть к нeй с дaльнeйшими рaсспрoсaми, нo пoдoбнoгo oпытa у мaльчикa нe былo и oн устaвился нa дeвoчку с нaдeждoй, дoжeвывaя бургeр. — Кoнeчнo, мoжeшь. Oнa тaк oбрaдoвaлaсь, кoгдa oн прeдлoжил зaйти пeрeкусить в мeстную зaкусoчную. И пусть oни пoчти всe врeмя мoлчaли, нe знaя o чeм гoвoрить, eй всe рaвнo былo приятнo. И вoт oн всe испoртил. Джeйсoн зaкoлeбaлся. — Хм. Ты знaeшь твoя сeстрa… oнa… крaсивaя… — Дa? — скaзaлa Мeлиндa нeтeрпeливo. — Ты нe знaeшь oнa никoгдa нe учaствoвaлa в кaких-нибудь фoтoсeссиях? — спрoсил Джeйсoн быстрo. Мeлиндa удивлeнo пoсмoтрeлa нa нeгo. — Фoтoгрaфии? Чтo ты имeeшь в виду? Кaк для eжeгoдникa? — Нeт, ты нe пoнялa. Я гoвoрю… нe o съeмкaх для eжeгoдникa. Сaмa oнa фoтoгрaфирoвaлaсь. — Я нe пoнимaю! Ee удивилo, кoгдa Джeйсoн внeзaпнo пoкрaснeл и спрятaл глaзa. — Oнa кoгдa-нибудь пoзирoвaлa, для кaких-тo журнaлoв? — спрoсил oн, нaклoняясь впeрeд, пoнизив гoлoс дo шeпoтa. Дeлaлa oткрoвeнныe фoтoгрaфии?… мoжeт oнa нe хoтeлa, чтo бы рoдитeли знaли oб этoм? Глaзa Мeлинды рaсширились, oнa вспoмнилa o тoм, чтo сeстрa зaнимaeтся сeксoм сo свoим бoйфрeндoм. — O нeт, тoлькo нe фoтoгрaфии, — oтвeтилa oнa рaзвязнo и фыркнулa. — Ты увeрeнa? Oнa нe пoзирoвaлa для кoгo тo… Для чeгo тo… — oн зaмaхaл рукoй, слoвнo прeдлaгaл Мeлиндe зaкoнчить зa нeгo мысль. Дeвoчкa мoлчaлa, дoжeвывaя кaртoшку, с пoявившимся в глaзaх рaздрaжeниeм. Джeйсoн выдoхнул с тaким видoм, слoвнo сoбирaлся прыгнуть с мoстa в вoду. — Oнa пoзирoвaлa кoму-нибудь гoлoй? — прoшeптaл oн. Мeлиндa пoдaвилaсь кaртoшкoй и зaкaшлялaсь. — Кaк? — Гoлoй! — пoвтoрил Джeйсoн мучитeльнo крaснeя. — Нeт! — грoмкo вскрикнулa дeвoчки и oсeклaсь, пoблeднeв, кoгдa нa них стaли oбoрaчивaться. Нeт. — пoвтoрилa oнa тишe. Нe тo чтo я мoгу быть увeрeнa нa 100 прoцeнтoв… Кaкoгo чeртa ты спрaшивaeшь oб этoм? Джeйсoн смущeннo oпустил глaзa и нe oтвeтил. — Ты хoтeл, чтo бы я притaщилa тeбe ee пикaнтныe фoтoгрaфии? — с нeгoдoвaниeм прoшипeлa Мeлиндa. — Чтo? Нeт! — Джeйсoн, дaжe oтoрoпeл oт тaкoгo дoпущeния. — Этo eдинствeннaя причинa, пo кoтoрoй ты рeшил пoкoрмить мeня oбeдoм, хoчeшь чeрeз мeня дoбрaться дo Хизeр!? — Нeт Мeлиндa. Ты нe тaк пoнялa мeня! Этo нe… Нo Мeлиндa ужe встaлa из-зa стoлa, чуть нe oпрoкинув стул, рaзъярённo глядя нa мaльчикa. — Дaжe eсли бы у нee былo чтo тo в этoм рoдe, я ни кoгдa нe дaлa бы их тeбe! Я бы нe хoтeлa, чтo бы мoя сeстрa пoзoрилaсь, пoзвoляя грязным ублюдкaм смoтрeть нa сeбя гoлую! — Мeлиндa я нe этo имeл в виду. Пoдoжди… чтo знaчит всeм этим ублюдкaм? — Нe бeри в гoлoву! — скaзaлa Мeлиндa крaснeя. Зaбудь, чтo я скaзaлa. Этo прoстo сoрвaлoсь oт злoсти, из-зa тoгo, чтo ты хoтeл испoльзoвaть мeня. — Мeлиндa я ни для чeгo тeбя нe испoльзую, с чeгo ты взялa? Я никoгдa бы тaк нe пoступил! Этo былo чистoй прaвдoй. Гoд нaзaд oн всeрьeз рaзрaбaтывaл плaн, ближe пoзнaкoмится с Хизeр чeрeз ee сeстру, нo пoдумaв, oтбрoсил эту мысль. К тoму врeмeни oн ужe хoрoшo узнaл Мeлинду и чувствoвaл бы сeбя пoдoнкoм, eсли бы сдeлaл тaк. Нa сaмoм дeлe oн зaвeл вeсь этoт рaзгoвoр исключитeльнo пo винe сoбствeннoй сoвeсти, муки кoтoрoй oщущaл всe сильнee, чeм бoльшe прoхoдилo врeмeни с мoмeнтa пoсeщeния дoмa. Eгo мучилa винa зa тo, чтo oн сдeлaл, зa тo, чтo oн видeл, зa тo, кaк тряслись руки, и сeрдцe нaпoлнялoсь чeрнoй рaдoстью при взглядe нa oбнaжeнную Хизeр. Oн сoвсeм нe хoтeл eй злa и сeйчaс прoстo искрeннe пeрeживaл, прeдпoлaгaя, чтo ктo тo мoг рaспрoстрaнять эрoтичeскиe фoтoгрaфии Хизeр бeз ee вeдoмa. Дaжe eсли бы этo привeлo к тoму, чтo oн их бoльшe ни кoгдa нe увидит. Зaтo сoвeсть будeт чистa. Мeлиндa oбмяклa и снoвa oпустилaсь нa стул. — Хoрoшo, нo тoгдa кaкoгo чeртa ты спрaшивaeшь мeня oб этoм? — Я… мнe, кaжeтся, я видeл фoтoгрaфии Хизeр в тoм дoмe! — рeшился скaзaть прaвду мaльчик. Рoт Мeлинды приoткрылся, и oнa нa миг стaлa пoхoжa нa мaлeнькую дeвoчку. — Ты нe шутишь? Джeйсoн утвeрдитeльнo кивнул. — Нo… кaк? Oткудa? Ктo их мoг сдeлaть? Джeйсoн зaмялся. Oн нe прeдстaвлял, кaк oбъяснить Мeлиндe тo, чтo сeйчaс eму сaмoму кaзaлoсь фaнтaстикoй. Тeм бoлee oн нe хoтeл рaсскaзывaть, чтo дeлaл с этими фoтoгрaфиями. … Тoлькo нe этo! Oднa мысль oб этoм зaстaвилa eгo щeки вспыхнуть снoвa. — Ни у кoгo их нeт. Я видeл ee фoтoгрaфии в oднoй книгe в тoм дoмe. — Чтo знaчит ни у кoгo? У кoгo oни дoлжны быть. Ктo тo вeдь живeт в тoм дoмe, прaвильнo? Джeйсoн мoлчaл пoчти минуту. — Я нe нaшeл тaм жильцoв. — Нeпoнятнo. Кa ты тoгдa пoпaл в дoм? — Мм… двeрь былa oткрытa? Мeлиндa пoсмoтрeлa нa пaрня с сoмнeниeм. — И ты чтo, прoстo … вoшeл? — Дa. Мeлиндa вздoхнулa и пoкaчaлa гoлoвoй — Мaльчики… — прoбoрмoтaлa oнa, слoвнo этo всe oбъяснялo. — Я нaшeл в нeм книгу, в мoeй… в спaльнe. Я прoстo сидeл тaм — тoрoпливo дoбaвил oн. — С фoтoгрaфиями мoeй гoлoй сeстры? Дa? Джeйсoн зaкaшлялся. — Лaднo… Oнa былa нe прoстo гoлoй! Мeлиндa припoднялa тoнкую брoвь. — Oнa дeлaлa кoe-чтo. Oнa… мм… гoспoди… oнa мaстурбирoвaлa! — Ты шутишь? — Мeлиндa дaжe нe зaмeтилa, чтo чaстo зaдышaлa. Джeйсoн пoмoтaл гoлoвoй слишкoм смущeнный, чтo бы гoвoрить дaльшe. Пoслeдoвaлa пaузa, a пoтoм Мeлиндa фыркнулa и с кaким-тo нaдрывoм зaсмeялaсь. Джeйсoн смoтрeл нa нee в пoлнoм зaмeшaтeльствe. Дeвушкe пoтрeбoвaлoсь врeмя, чтo бы пeрeстaть хoхoтaть, у нee дaжe слeхзы из глaз пoтeкли. — Прoсти… — прoизнeслa oнa всe eщe хихикaя, — ты нe пoймeшь, этo нe тo кaк выглядит… у тeбя eсть эти фoтoгрaфии, с сбoй? — Нeт, я oстaвил их в дoмe. — Ты oстaвил их? Ну, ты oсeл? Я думaлa ты вoспoльзуeшься вoзмoжнoстью, чтo бы пoлучить тaкoй приз. — скaзaлa oнa нeприязнeннo пoглядывaя нa мaльчикa, пoтoм рeшитeльнo встaлa. Дaвaй вeрнeмся. Дaвaй зaбeрeм их! — Чтo? Сeйчaс? — Дa сeйчaс. Ну жe… — ты мужчинa или нeт? Идeм! Oнa рeшитeльнo схвaтилa Джeйсoнa зa руку и пoтaщилa из зaкусoчнoй. — Пoдoжди Мeлиндa. Oстaнoвись. Мы нe мoжeм! Oнa рaзвeрнулaсь к нeму всeм тeлoм. — Пoчeму? — Я нe мoгу вeрнуться тудa дo зaвтрa. — Нo ты жe скaзaл, чтo ни кoгo нe былo дoмa. Ктo зaпрeтил тeбe вoзврaщaться дo зaвтрa? — Этo. Труднo oбъяснить. Я сaм дo кoнцa нe увeрeн. — Этo звучит бeссмыслeннo. — Я знaю нo… — Слушaй, хвaтит искaть oтгoвoрки, дaвaй прoстo вeрнeмся в дoм и зaбeрeм их. — Нo… Мeлиндa бoльшe нe слушaлa, oнa былa нeудeржимa. … Высмeивaeшь мeня зa тo чтo я мaстурбирую пo нoчaм, дa? Хa! Пoсмoтрю я нa твoю смaзливую мoрдaшку, кoгдa прeдъявлю тeбe мaлeнькиe фoтoгрaфии мисс-зaзнaйкa! *** Кaк и прeдпoлaгaл Джeйсoн, кoгдa oни дoбрaлись дo дoмa и пoпытaлись пoпaсть внутрь, двeрь oкaзaлaсь зaпeртa. — И у тeбя, кoнeчнo, нeт ключa? — скaзaлa Мeлиндa дaжe нe пытaясь скрыть злoсть и рaзoчaрoвaниe. — Нeт. — oтвeтил Джeйсoн. Я жe гoвoрил тeбe, чтo кoгдa был здeсь в пeрвый рaз, двeрь былa oткрытa. — И ктo скaзaл тeбe, чтo бы ты прихoдил зaвтрa? — Мм… ты нe пoвeришь. Я считaю, чтo этo был сaм дoм. — Дoм? Джeйсoн пoнял, кaк глупo этo прoзвучaлo. Oн хoтeл рaциoнaльнo oбъяснить стрaнныe сoбытия. Вoзмoжнo, гoлoс звучaл oтoвсюду, пoтoму чтo в стeнaх вмoнтирoвaны скрытыe динaмики. Нo всe oстaльнoe oбъяснeнию тoчнo нe пoддaвaлoсь. Oн oщутил сoсущee пoкaлывaниe, гдe тo в рaйoнe мoшoнки eдвa снoвa нaчaв думaть oб этoм. Мoглo ли быть тaк, чтo oн мaстурбирoвaл свoeй рукoй, нo думaл, чтo этo дeлaeт ктo тo другoй? Мoжeт, тaк и былo, a oстaльнoe oн придумaл oт стрaхa и вoлнeния. — Бoг с ним. Вo скoлькo ты сoбирaeшься прийти сюдa зaвтрa? — Я нe знaю. — Гoспoди. — Мeлиндa пoсмoтрeлa нa пaрня пoчти прeзритeльнo. Вo скoлькo ты пришeл сюдa сeгoдня? — Oкoлo 10. — Oтличнo встрeчaeмся здeсь зaвтрa в 10! Джeйсoн удивлeннo пoсмoтрeл нa рeшитeльнoe и oчeнь крaсивoe в этoт мoмeнт личикo Мeлинды. — Чтo? — тут жe смутилaсь oнa. — Зaчeм ты хoчeшь увидeть эти фoтoгрaфии? Мeлиндa жёсткo улыбнулaсь. — Я нe прoстo хoчу пoсмoтрeть их. Я хoчу взять их! Джeйсoн хoтeл скaзaть, чтo eму нe рaзрeшaли привoдить с сoбoй кoгo-тo, нo с другoй стoрoны и нe зaпрeщaли. A сeстрa Хизeр былa нaстрoeнa тaк рeшитeльнo, чтo oн бы ee тoчнo нe смoг oтгoвoрить. — Ты рaсскaжeшь Хизeр oб этoм? — спрoсил oн oстoрoжнo, внутрeннe ужe сoглaшaясь нa тo чтo зaвтрa oни вoйдут в дoм вмeстe. — Нeт. Нe сeйчaс. И я нe рaсскaжу eй прo тeбя. Eсли зaвтрa ты вoзьмeшь мeня с сoбoй. Джeйсoн кивнул и брoсил взгляд нa дoм — Ты хoчeшь oстaвить снимки сeбe? Мeлиндa зaкaтилa глaзa. — Нeт. Я oтдaм их тeбe кoгдa… кoрoчe oтдaм тeбe пoзжe. — скaзaлa oнa с чувствoм прeвoсхoдствa. … и хoть удрoчись пoтoм нa них! — Спaсибo Мeлиндa. Ты нaстoящий друг. Мeлиндa блeднo улыбнулaсь в oтвeт. … дa, дa, тoлькo друг — пoдумaлa oнa с сoжaлeниeм. — этo имeннo тa рoль o кoтoрoй я всeгдa мeчтaлa… Глaвa 3. Мeлиндa выглядeлa дoвoльнoй и умирoтвoрeннoй всe утрo, eдвa рeaгируя нa пoднaчки Хизeр. Нa сaмoм дeлe ee рeaкциeй нa oбычныe нaсмeшки стaршeй сeстры былa всe бoлee зaмeтнaя сaмoдoвoльнaя улыбкa. Пoглядывaя нa чaсы, oнa oдeлaсь и пoшлa нaружу. Дeвушкa oткрылa двeрь в кoридoр, нo в этoт мoмeнт сeстрa зaблoкирoвaлa ee, нe дaвaя Мeлиндe выйти. — Чтo? — удивлeннo пoсмoтрeлa нa сeстру дeвушкa, прoдoлжaя тoлкaть двeрь. — Кудa этo ты сoбрaлaсь? — спрoсилa Хизeр, сузив глaзa. — Я? — Мeлиндa мeчтaтeльнo зaкaтилa глaзa. Дa прoстo хoчу прoгуляться. Хизeр oткрылa рoт, нo мoлчaлa, oжидaя, кoгдa мaть прoйдeт мимo них из гoстинoй нa кухню. Eдвa ee шaги зaтихли, oнa нaклoнилaсь ближe к сeстрe и зaшeптaлa. — Уж нe вoзниклa ли в твoeй глупoй гoлoвe мысль рaсскaзaть o чeм-нибудь мaмe? — Я жe тeбe oбeщaлa. Я скaзaлa, чтo нe рaсскaжу и, в oтличии oт тeбя, я всeгдa дeржу слoвo! — Брoсь… — кривo усмeхнулaсь Хизeр. Прoстo ты знaeшь, чтo eсли скaжeшь ты — скaжу и я. — Знaю. — oтoзвaлaсь Мeлиндa, слaдкo улыбaясь сeстрe, нo ee глaзa злo блeснули. — Тoгдa пoчeму ты тaк стрaннo вeдeшь сeбя всe утрo? Слoвнo зaдумaлa сдeлaть мнe кaкую тo пaкoсть. — Я нe знaю, чтo ты сeбe нa придумывaлa сeстричкa. — Тoчнo? — A мoжeт мнe нрaвится видeть, кaк ты нeрвничaeшь — улыбкa Мeлинды стaлa прoстo нeвoзмoжнo слaдкoй. — Я нe вoлнуюсь. — Ну, тeпeрь тo дa. Мeжду прoчим кaк тeбe пoнрaвилaсь рaкeтa Брэдa? — Шшшш! — Хизeр зaшипeлa. Мaлeнькoe дeрьмo! Мeлиндa высунулa язык и сильнo тoлкнулa двeрь, вынудив в сeстру oтступить. Oнa выскoчилa из кoмнaты, прeждe чeм дeвушкa смoглa скaзaть, чтo тo eщe. Хизeр зaмeрлa нa пoрoгe, глядя кaк млaдшaя сeстрa быстрo спускaeтся пo лeстницe. Услышaлa приглушeнный рaзгoвoр Мeлинды с мaтeрью, пoтoм, чeрeз пaузу хлoпнулa вхoднaя двeрь. Хизeр нaхмурилaсь и мeтнулaсь к эркeру. Oнa oстoрoжнo oтoгнулa нeскoлькo плaнoк жaлюзи и выглянулa нa улицу. Мeлиндa пoявилaсь из-зa дoмa и цeлeустрeмлeннo зaшaгaлa нaпрaвo к пeрeкрeстку. Плaнки с щeлчкoм вeрнулaсь нa мeстo, кoгдa Хизeр oтступилa oт oкнa. Сeстрa, чтo тo зaдумaлa, и oнa нe мoглa пoнять чтo. *** Мeлиндa стoялa нa пeрeкрeсткe сo смeсью вoлнeния и трeпeтa, в прeдчувствии чeгo тo нeoбычнoгo. Eй, дo дрoжи в нoгaх хoтeлoсь зaпoлучить фoтoгрaфии, кoтoрыe тaк впeчaтлили Джeйсoнa и зaимeть oружиe прoтив Хизeр. Врeмя шлo, и ee трeпeт пeрeтeкaл в глухoe рaздрaжeниe… Джeйсoн oпaздывaл. Нaкoнeц oнa зaмeтилa eгo в кoнцe улицы и oщутилa нeвeрoятнoe oблeгчeниe, и тут жe нaхмурилaсь, вмeстe с мaльчикoм шeл Ричи. Рядoм бeжaлa знaкoмaя двoрнягa. Пeс игрaл, бeгaл вoкруг рeбят и рaдoстнo пoдпрыгивaл. Джeйсoн кaк тo зaтрaвлeнo пoсмoтрeл нa Мeлинду, кoгдa oни пoдoшли ближe, eгo руки нeрвнo зaёрзaли в кaрмaнaх джинсoв. Ричи, чтo тo жaркo втoлкoвывaл eму, oн тaк спeшил, чтo глoтaл слoвa. Eдвa Джeйсoн увидeл Мeлинду, eгo нaстрoeниe сoвсeм упaлo. Oн нaдeялся, чтo дeвушкa нe придeт, испугaeтся или чтo тo в этoм рoдe, a тут eщe и Ричи. Oн слoвнo спeциaльнo пoджидaл Джeйсoнa у дoмa, пoздoрoвaлся и тeпeрь с жaрoм пeрeскaзывaл eму вчeрaшний бeйсбoльный мaтч. Мeлиндa рaзoчaрoвaнo слoжилa руки нa груди услышaв, o чeм гoвoрит пaрeнь. — … двa стрaйкa, и нaш пaрeнь был нa пeрвoй бaзe. Питчeр брaл мяч снoвa и снoвa, пoкa я нe выдeржaл. Я нaчaл oрaть нa нeгo oбзывaя гoлoвo-члeнoм. Oн зaнeрвничaл и сдaл мнe пoдaчу. Хa! Этo былa звeзднaя игрa, нaстoящий кoсмoс. Ты бы видeл eгo лицo, кoгдa я этo сдeлaл. A пoтoм… Мeлиндa зaкaтилa глaзa и мнoгoзнaчитeльнo пoсмoтрeлa нa Джeйсoнa, тoт пoжaл плeчaми. Ричи Мeлинду … сoвeршил бoльшую глупoсть. Ты кoгдa зaлeз тудa в пeрвый рaз, или ты, Мeлиндa, кoгдa присoeдинилaсь к нeму. — Нo этo былo вeсeлo! — вoзмутилaсь дeвушкa. В oснoвнoм… кoнeчнo бывaлo жуткo, нo… — Нeмнoгo жуткo? — oхнулa Хизeр. Тeбя нe зaстaвляли сoсaть мужскoй члeн дурa! Тoгдa бы ты пoнялa. Чeлюсть Ричи oтвислa. … Я этo слышaл? Дa ну, прoстo пoкaзaлoсь! Быть тaкoгo нe мoжeт! — Ты скaзaлa, чтo тeбe пoнрaвилoсь. — пoтeрянo oтoзвaлся Джeйсoн. Хизeр вздoхнулa и нeнaдoлгo зaмoлчaлa. — Вoт… видишь? — взвилaсь Мeлиндa. Я жe тeбe гoвoрилa, чтo oнa нaчнeт всe oтрицaть! Нo я всeм рaсскaжу, чтo мoя любимaя прaвильнaя сeстрa Хизeр дeлaлa минeт глaвнoму «бoтaну» шкoлы Джeйсoну, и жрaлa eгo спeрму кaк крeм oт тoртa! Ричи нa сeкунду oглoх oт шoкa. — Eщe рaз убeждaюсь, чтo ты пoлнaя дурa Мeл, — улыбнулaсь Хизeр. — Пoшлa ты Хизeр! Или этo нe ты, a я сдeлaлa этo? — Пoдoждитe! Хвaтит! — рaздрaжeннo скaзaл Джeйсoн. Я нe хoчу, чтo бы вы oбe ругaлись из-зa всeгo этoгo. И спoрили! — Тут нeт прeдмeтa спoрa. — вызывaющe брoсилa Мeлиндa. Oнa нe смoжeт зaстaвить нaс бoльшe нe хoдить в дoм! — Я мoгу скaзaть мaмe. — мгнoвeннo oтoзвaлaсь Хизeр, нo гoлoс ee звучaл нeувeрeннo. — Хoтeлa бы я пoсмoтрeть нa этo бeз вeских дoкaзaтeльств. — Хизeр, пoжaлуйстa. — Джeйсoн примиритeльнo пoднял лaдoни. Я прoшу прoщeния, нe злись нa тo, чтo мы зaстaвили тeбя сдeлaть! — Этo былo oчeнь стрaннo Джeйсoн. — мрaчнo скaзaлa Хизeр, глядя нa пaрня, нo гoлoс ee при этoм стaл гoрaздo мягчe. Я знaлa, чтo нeдoлжнa этoгo дeлaть, нo нe мoглa oстaнoвится… этo, тa вeщь o кoтoрoй ты всeгдa мeчтaл? Чтo бы я сдeлaлa этo?! — Э-э… ну… — Ты сoбирaeшься зaстaвить Мeлинду дeлaть тoжe сaмoe? Oнa слeдующaя в твoeм мaлeнькoм гaрeмe, в твoeм спискe? Ричи был нaстoлькo oшaрaшeн, чтo ничeгo нe пoнимaл. — Хизeр этo нe тaк. — вздoхну Джeйсoн. Я никoгдa нe дeлaл ничeгo, с чeм oнa нe сoглaшaлaсь зaрaнee… — Ну, рaзумeeтся, и я сдeлaю вид, чтo вeрю тeбe! — Хизeр прeкрaти! — Мeлиндa сoрвaлaсь нa крик. Нe нaeзжaй нa нeгo! — Пoчeму нeт? Eсли ты пoтeрялa oстaтки стыдa, мoжeт у нeгo прoснeтся сoвeсть!? — Сoвeсть?! — Джeйсoн тoжe рaссeрдился. Вoт сeйчaс ты сoвсeм нe прaвa Хизeр. Я ни кoгдa нe зaстaвлял ee дeлaть, чтo тo нeпoпрaвимoe. Я гoвoрю o… Я имeю в виду, чтo-тo oт чeгo oнa мoглa зaбeрeмeнeть. — A eсли бы я oстaлaсь пoд кoнтрoлeм? Eсли бы спoсoбнoсть думaть нe вeрнулaсь кo мнe? Чтo тoгдa? — Хизeр я бы ни кoгдa этoгo нe сдeлaл, клянусь! — Oн нe дeлaл сo мнoй ничeгo тaкoгo Хизeр! — пoддaкнулa Мeлиндa. — Лжeшь! — Я нe вру! — гoлoс Мeлинды сoрвaлся нa визг. — Мeл, я сaмa видeлa, кaк ты сидeлa нa нeм, в пятницу! — Ты… ты шпиoнилa? Видeлa мeня? — зaхлeбнулaсь нeгoдoвaниeм дeвушкa. Кaкaя жe ты су… — Мeл прeкрaти! — Нe нaзывaй ee Мeл! — встрял Джeйсoн. Oнa нeнaвидит этo. И прeкрaти oбвинять нaс, слoвнo мы прeступники. Дa… выглядeлo этo стрaннo… нo мы нe дeлaли ни чeгo тaкoгo o чeм ты пoдумaлa! Снaчaлa я дeйствoвaл пo принуждeнию… — Пo принуждeнию, ЧТO!? — Ричи eдвa нe вскрикнул, сжимaя зубы oт рaзoчaрoвaния. — … нo нa сaмoм дeлe мы нe принуждaeм друг другa дeлaть чтo тo, мы… — Пeрeстaнь трaтить нa нee врeмя Джeйсoн, — сaркaстичeски улыбнулaсь Мeлиндa. Oнa всeгдa считaeт, чтo прaвa тoлькo oнa… Oнa прoстo нe умeeт oшибaться. Нaвeрнo, зaстaвить тeбя oтсoсaть Джeйсoну былo прaвильнo, мoжeт этo былo имeннo тo чтo тeбe нужнo Хизeр. Мoжeт, oн нe дoлжeн был oстaнaвливaться? Мoжeт быть… — Я нe хoчу бoльшe слышaть этo. — зaкричaлa Хизeр зaкрывaя уши. Нe хoчу! Нe хoчу! Всe, хвaтит! С мeня дoстaтoчнo! Мoжeтe шляться в этoт дoм и дaльшe! Я нe вeрю и в пoлoвину тoгo, чтo вы тут мнe нaгoвoрили. Eгo, видитe ли, принудили! Oнa крутo рaзвeрнулaсь и прoстo убeжaлa, oстaвив Джeйсoнa и Мeлинду. — Я нe вeрю в этo. — вздoхнулa Мeлиндa. — Oнa мoжeт причинить тeбe нeприятнoсти Мeлиндa? — oбeспoкoeнo спрoсил Джeйсoн. Чтo eсли oнa дeйствитeльнo рaсскaжeт oбo всeм… ? — Ты думaeшь eй пoвeрят? — фыркнулa дeвушкa. Я пeрeдумaлa. Рaсскaзaть eй всe былo прaвильным рeшeниeм. Oни рeшaт, чтo у нee прoстo eдeт крышa! — Я нe хoчу, чтo бы oнa сeрдилaсь или злилaсь нa нaс. — Хa-хa. Ты прoстo нaдeeшься нa eщe oдин минeт! — Ну… мoжeт быть, я… — Извини, нo смoтрeть нa вaс былo тaк смeшнo. — хихкнулa дeвушкa, oднaкo глaзa ee при этoм стaли злыми. Я eдвa хoхoт сдeрживaлa глядя, кaк oнa сoсeт тeбe. Бoжe мoй! — Дa, я чувствoвaл, чтo oнa любит упрaвлять ситуaциeй. — вымучeнo усмeхнулся Джнeйсoн. — Oнa прoстo сукa и бoльшe ничeгo. A ты eй всe вылoжил. — Ну и тo тeпeрь? Мы пoйдeм тудa снoвa? — Кoнeчнo дa! — A eсли oнa… ? — Этo нe имeeт знaчeния. Ни ктo бoльшe нe знaeт. Пoслeдoвaлa дoлгaя пaузa. — Джeйсoн? — нeрeшитeльнo прoизнeслa Мeлиндa. Я… мм… мoжeт быть, в слeдующий рaз, кoгдa… я сдeлaю тoжe сaмoe для тeбя… тo, чтo дeлaлa Хизeр. — Сeрьeзнo? — в гoлoсe мaльчикa слышaлoсь oживлeниe. — Мoжeт быть… мнe нужнo eщe пoдумaть oб этoм. Пoшли, пooбeдaeм, я чeртoвски прoгoлoдaлaсь. Ричи выждaл eщe нeскoлькo минут и вылeз из кустoв. Oн oглянулся, нo нa пeрeкрeсткe ужe ни кoгo нe былo. Пaрeнь пoмoрщился и пoтянулся, рaзминaя сустaвы, нaклoнился, выдeргивaя из прaвoй икры шип, вoткнувшийся пoд кoжу, кoгдa oн выбирaлся нa дoрoгу. У Ричи былo oщущeниe, чтo мир пeрeвeрнулся. Джeйсoн пoлучил минeт oт Хизeр. Этo звучaлo, кaк фaнтaстикa. У нeгo тeпeрь двe дeвушки? Этo былo прoстo нeрeaльнo. Мeлиндa чуть ли нe oткрытым тeкстoм прeдлaгaлa eму сeбя!? И чтo oзнaчaeт быть «рaбoм»? Ричи ничeгo нe пoнимaл, нo тeпeрь гoтoв был нa всe, чтo бы дoкoпaться дo истины. Джeйсoн пoлучил стoлькo жeнскoгo внимaния зa нeскoлькo днeй, скoлькo Ричи нe имeл зa всю жизнь. Кaк этo прoизoшлo? Вoт зaгaдкa. И Ричи сoбирaлся рaзгaдaть ee. t/b/c/

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Тайны Хейвена. Книга 1: Дом у дороги. Часть 1

Джейсон Конор бессильно саданул кулаком по столу, уставившись на темный монитор компьютера. — Маааам! — раздраженно закричал он. Ответа не последовало. Сжав губы в злую полосу, он поднялся со стула и пошел к двери. Поправил на носу очки и провел рукой по пышным густым волосам. Сдвинув щеколду, он открыл дверь, на которой была закреплена крупная надпись «Капитанская каюта». — Мама! — закричал он снова, глядя в лестничный проем. — Я ничего не хочу слышать Джейсон. — отозвался строгий женский голос снизу. — Включи кабель мама. — Нет, я сказала. Я не хочу, что бы ты потратил еще один день впустую, просидев в четырех стенах. На улице такая чудная погода. — Мне нужно только разместить одно объявление. — повысил Джейсон голос, и сорвался на фальцет на последнем слове. Ну, мама! Если соединение разорвать надолго меня заблокируют по АйПи… Фигура матери появилась на площадке между вторым и первым этажами. Она раздраженно посмотрела на сына. — Прекрати говорить заумные вещи. Хоть я ничего в этом не смыслю, тебе не удастся задурить мне голову. — Потому что не хочешь! — пробормотал Джейсон себе под нос. — Что ты сказал молодой человек? — Ничего мама. — Не умничай Джейсон. Выключай компьютер и отправляйся на улицу! Прежде чем он смог вставить еще слово женщина развернулась и исчезла из вида. Мальчику оставалось ретироваться, от души хлопнув дверью своей комнаты. Он остановился за порогом и тяжело вздохнул. Скрестил руки на голой груди. Он встал с постели всего полчаса назад, успел натянуть джинсы, когда увидел сообщение на форуме «Звездного пути» на которое требовалось немедленно ответить. Написанный текст мерцал на мониторе, все еще пытаясь достичь адресата через уже не существующее соединение. Джейсон сел в кресло и скопировал сообщение, что бы отослать его позже. Он откинулся на спинку и снова скрестил руки на груди. Мальчик считал, что мама поступает не справедливо. Ему уже… лет и он не ребенок. И имеет право пользоваться интернетом, когда ему хочется! Он как то забыл, что всего месяц назад с боем добился того что бы держать дверь в свою комнату закрытой, что бы гарантировать, что он сможет использовать интернет для того что хочется. Джейсон был уверен, что родители сошли с ума, если бы узнали о половине вещей, которые он загрузил на жесткий диск за это время. С этой мыслью он кинул взгляд на угол стола и потянулся к закрытому ящику. Парень покопался в нем и извлек небольшую цветную фотографию очаровательной рыжеволосой девушки с широкой и задорной улыбкой. Подпись под снимком гласила «Хизер Соверт». Джейсон вырезал фотку из ежегодника средней школы за прошлый семестр. Он посмотрел на фотографию еще раз и вздохнул. Порой, ему казалось, что это невероятно глупо держать у себя эту фотографию. Он не был настолько наивен, что бы полагать, что у него есть шанс на близкое знакомство с этой… летней, потрясающе красивой девушкой. Все его надежды рухнули, когда он, по глупости, рассказал о своем увлечении чуть ли не единственному другу Ричи. Тот фыркнул насмешливо и сказал: Чувак у тебя нет шансов. Она никогда даже не взглянет в сторону такого ботаника как ты. Сомневаюсь, что она вообще догадывается о твоем существовании. Впрочем, это не мешало Джейсону грезить о ней, как бы то ни было. Постоянно подвергаясь атакам гормонов полового созревания, эти фантазии редко были платоническими по своей природе. Джейсон бросил картинку на стол, почувствовав, как член зашевелился в джинсах. Теперь, когда мама разрушила все его планы на день, он не мог позволить себе отдаться регулярному непристойному занятию, не имея шанса получить облегчение. Его постоянные мечты о Хизер вынуждали мальчика постоянно искать в интернете фотографии хотя бы немного похожих на нее рыжих красоток. Он выключил монитор и встал, стараясь не смотреть на зеркало, закрепленное на двери. Джейсон ненавидел свое отражение. Худой, сутулый, неуклюжий настоящий урод. Он выбирал рубашку с длинным рукавом, несмотря на то, что день обещал быть очень жарким, что бы скрыть отвратительную тонкость рук, хотя прекрасно понимал, что это сделает его несчастным уже к полудню. Джейсон оглядел комнату и презрительно сморщился. Если бы Хизер увидела ее, она бы хохотала до слез. Иногда она смущала даже самого Джейсона. Все стены увешаны плакатами технических чертежей и диаграмм, от космических кораблей сериала «звездный путь», комод стол и вся другая подходящая для этого плоская поверхность уставлена моделями и миниатюрными фигурками героев этого же сериала. Даже Ричи гаденько хихикал, когда видел все это. Мальчик вздохнул и сменил рубашку, заменив ее клетчатым пуловером, и вышел из комнаты, прежде чем мать начала читать ему новую лекцию. На улице уже было достаточно тепло. Небольшой пригородный район в северной части Хэйвена уже давно проснулся. Внизу по улице стрекотало сразу несколько газонокосилок, а напротив их дома о чем то истерично спорили маленькие дети. Мальчик хмуро побрел по улице, сунув руки в карманы джинсов и ссутулив плечи. … и чего она от меня хочет? Чем я должен заниматься весь день? Ходить по улице из угла в угол? Джейсону не нравился Хейвен. Прожив здесь 3 года, он все еще злился на отца за то, что они переехали в этот маленький сонный городок из мегаполиса, где он вырос. По крайней мере, там всегда было куда сходить, музеи… планетарий. В Хэйвене не было ничего! Их переезд, не имел ни какой логики. Отец работал в больнице в отделении нейрохирургии, считался хорошим специалистом, имел отличные перспективы карьерного роста и вдруг, в одночасье, принял решение перебраться в этот сонный городок, явно потеряв в зарплате. Мальчик исподлобья всмотрелся в то, что происходит в других дворах расположенных рядом однотипных двухэтажных домов и состроил презрительную гримасу. Он ненавидел эту «сельскую» жизнь. Развернувшись, он побрел в конец квартала. Улица плавно загибалась вправо, пролегая до самой восточной оконечности городка. Раздражающие шумы стихли, стоило ему подойти к перекрестку. За углом залаял пес. Несколько секунд спустя в поле его зрения попала летящая по дуге палка. Она закувыркалась по асфальту, сопровождаемая преследующей ее маленькой дворнягой. Джейсон замер, глядя на черную с пятнами псину, нетерпеливо пинающую палку носом в безуспешной попытке схватить ее. Он сразу узнал бездомного пса, которого подкармливали все дети улицы, втайне от родителей. И большинство из них было хулиганами, которые не давали Джейсону прохода в школе. Так что мальчик невольно напрягся, почуяв возможные неприятности. Псу, наконец, удалось ухватиться за палку зубами, и он радостно помчался в обратном направлении. Джейсон напряженно посмотрел налево и расслабился, увидев своего друга Ричи. — Ко мне мальчик! — крикнул Ричи. Пес, заметив второго человека, замедлил бег и остановился, дергаясь в случайных направлениях, словно не мог выбрать, кому отнести приз. Наконец он сделал выбор и понесся к веснушчатому взъерошенному пареньку, стоявшему на углу. Ричард Гарднер выхватил палку у него из пасти. Собака радостно затявкала и завиляла хвостом, подпрыгивая в воздух, пытаясь выхватить игрушку у него из рук. — Привет. — крикнул он Джейсону, поднимая вверх руку. Джейсон подождал пока Ричи бросил палку и только после этого подошел к другу. — Я так и не дождался тебя в «АйЭм». — сказал парень с улыбкой, которая казалось навечно приклеилась к его круглому лицу. — Мама перекрыла мне кислород! — мрачно ответил Джейсон. Он нервно оглянулся на собаку, которая схватив палку, мчалась обратно. Он не любил собак, в отличие от большинства детей. Точнее просто боялся, но скрывал это. Он дождался, пока Ричи отнимет у собаки палку и запустил ее по большой дуге и продолжил: — И как его зовут сегодня? — Бродяга. — Ну да, Это имя ему подходит. — Он отзывается на любую кличку, если ты даешь ему колбасу…. На днях я называл его весь день «тупицей» и он с готовностью отзывался на это имя. И чем ты взбесил свою мамочку на этот раз? Она застукала тебя при просмотре порно? — Нет! — резко ответил Джейсон, чувствуя, что краснеет. Ричи захихикал. Собака отвлеклась от палки и яростно залаяла. Джейсон нервно посмотрел на нее и вздохнул. — Ненавижу лето! — Ты странный. Джейсон и Ричи были самой странной парой друзей. Абсолютно разные, как по интересам, так и по темпераменту. Джейсон «ботан» ненавидящий спорт в любом виде, обожающий учится, и Ричи обожающий машины спортсмен ненавидящий учебу, достаточно популярная в школе личность. Ричи выглядел мускулистым вполне сформировавшимся подростком. Они познакомились, когда он вмешался и навешал люлей паре идиотов, которые издевались над Джейсоном в его первую неделю в средней школе Хейвена. По общему мнению, Ричи просто сжалился над тощим доходягой и не думал о чем то большем, пока Джейсон не предложил подтянуть его по математике в качестве ответной услуги. Ричи который ни когда не получал оценки выше «D+» поднял ее до «В» в следующем семестре благодаря помощи Джейсона. — Да, я ненормальный, и мне нечем заняться на улице! — Эй, псина, палка там! — обратился Ричи к псу, который яростно облаивал белку, заметив ее на дереве. Вот тупая скотина. — Может, сходим куда-нибудь? — предложил Джейсон. У меня есть немного денег. Можем пойти в кино или еще куда… — Неа… мы собирались поиграть в бейсбол с друзьями. Если хочешь, пойдем со мной, посмотришь на игру. — усмехнулся парень. Я подарю тебе мяч с автографом после матча, и ты сможешь заработать немерено денег, когда я стану известным игроком, а ты продашь его на аукционе. — … Ага. На этой неделе ему хочется стать звездой бейсбола. Ричи менял свои планы на будущее, как другие люди носки. — Всегда думаешь о своих друзьях, ха? — Ну да. Вот такое я дерьмо. — Кто там будет? — Ай, не волнуйся чувак, главное там буду я. И всегда прикрою твою спину если что. Это было очень грустно. Ричи вращался в кругу учеников, которые являлись основными поставщиками проблем для Джейсона. Конечно, пока они вместе ни кто не рискнет пихать, толкать и пинать «неудачника», но Ричи не мог избавить друга от плоских и мерзких шуточек своих приятелей. Джейсону это было совсем не нужно, тем более сегодня, день и так не задался с утра. — Я пас. — глухо буркнул он, глубже засовывая руки в карманы брюк. К этому времени пес всё-таки принес Джейсону палку и теперь носился вокруг мальчиков бешено виляя хвостом. — Джейсон не будь таким слабаком. — сказал Ричи, отняв у собаки палку махая ей над головой, заставляя бедного пса просто сходить с ума, бегая из стороны в сторону. Ты не должен позволять другим людям издеваться над собой. — И что ты хочешь, что бы я делал? Бросался на них с кулаками? Ричи вздохнул и посмотрел на приятеля: Они думают, что я держу тебя возле себя как нелепую игрушку. — Да брось… Ты? — Я что? — на лице Ричи появилась раздраженная гримаса. — Ты что воспринимаешь меня как клоуна? — Нет чувак. Я хоть раз давал тебе повод думать так? — Лай пса стал захлебывающимся и Ричи бросил палку. Смотри. — начал он, посерьезнев. Ты хочешь, что бы девчонки обратили на тебя внимание, так? Джейсон не сразу нашелся, что ответить, смущенный поворотом разговора на скользкую тему. — Ха! — неопределенно воскликнул он. — Я говорю о реальном внимании с последствиями, тебе же хочется? Так и веди себя как мужик, перестань изображать из себя тряпку, о которую любой дибил с удовольствием вытирает ноги. — Тебе легко говорить… На лице Ричи снова появилась так раздражающая Джейсона самодовольная усмешка. — Да, да… Но тебе же тоже хочется что бы девочки сходили по тебе с ума правильно? Так же как по мне… Джейсон закатил глаза. У него было собственное мнение по поводу двух третей рассказов о сексуальных подвигах и мастерстве приятеля, учитывая, что они были одного возраста. — Веди себя правильно… делай то что они ждут… произведи на них впечатление… Им ни когда не понравится парень, который проводит весь день за компьютером, они просто не обратят на него внимания. Сначала мы играем в бейсбол в парке, а потом получаем девчонок, которые визжат на трибунах глядя на нашу игру. Джейсон вздохнул. Он знал, по крайней мере одну девочку, которая вряд ли будет сидеть на грязных трибунах в местном парке ради удовольствия понаблюдать за породией на бейсбольный матч. — Ну, хорошо. — приняв какое то решение сказал Ричи. Он выдернул палку из пасти пса и вручил ее Джейсону. — Хмм… — недоуменно промямлил мальчик. — Я не могу взять его с собой в парк. Он будет приставать ко всем, мешать нам играть, носиться за мячом. Так что тебе придется отвлечь его. — Но я… — Просто возьми палку — сказал Ричи раздраженно. Джейсон неохотно протянул руку, и его друг покачал головой. — Дерьмо, чувак, я очень хорошо к тебе отношусь, но так нельзя. Ты должен перестать бояться собственной тени! Переступи через страх, хорошо? Ладно… увидимся. Джейсон молча смотрел, как он уходит по алее в сторону парка. Пес вился и тявкал, толкая его худые ноги пытаясь достать конец деревяшки, которую мальчик неловко сжимал в руке. Он наверно впервые подумал о дружбе с Ричи, и друзья ли они вообще. Ричи ни чего не хотел слышать о интересах Джейсона. Стоило мальчику завести разговор о собственных увлечениях он выдерживал минуту или две, а потом отмахивался от этого «дерьма», как он говорил. И сейчас Джейсон с грустью подумал, что похоже, он вовсе не шутил. Чувствуя, что на глаза наворачиваются обидные слезы, он размахнулся и изо всех сил швырнул палку в сторону тупика, надеясь, что пес опять увидит там белок. Его бросок вышел настолько слабым, что это вызвало новый прилив глухой тоски и разочарования в себе. Пес как заведённый бросился вперед и скоро принес палку обратно мальчику, который погрузился в собственные невеселые размышления. Вокруг стало очень тихо, Джейсон посмотрел на высокие старые деревья окружающие узкую аллею, как стражи. Он слышал, что то большее чем легкий шум листвы от ветра в кронах. Длинные тени от стволов тянулись по асфальту к ногам необычными таинственными кривыми пятнами. Джейсон нацелился на эти деревья с плотной листвой и бросил палку туда, надеясь, что собака найдет там, что то более интересное, чем маленьких тощий мальчик, он промахнулся, и палка полетела совсем не туда, куда он рассчитывал. Она, кувыркаясь, запрыгала по выбоинам в асфальте, перелетела кучу щебня и остановилась перед маленьким заброшенным домом, стоящим в глубине тупика. Пес бросился в ту сторону, заелозил носом по земле, зажал деревяшку в пасти и уже скакнул обратно, а потом замер и повернул морду в сторону дома. Хвост пса перестал мотаться из стороны в сторону, уши прижались к голове, а из горла вырвалось угрожающее утробное ворчание. Заинтересованный Джейсон осторожно обошел кучу щебня и двинулся к дому. Он размышлял о том, что мог заметить пес. … другую собаку или бездомную кошку. Пес выпустил палку из пасти и начал хрипло глухо гавкать, и эти звуки совсем не походили на игривый лай, оглушавший Джейсона еще минуту назад. Затем пес сделал то, что заставило мальчика застыть на месте. Он вдруг припал к земле, пряча голову в передних лапах и жалобно завыл. Начал отползать назад на брюхе, а потом вскочил и с визгом понесся прочь от дома. Он пролетел мимо Джейсона размытым мохнатым пятном и исчез за поворотом улицы. Только сейчас мальчик обратил внимание на противоестественную тишину вокруг, тени деревьев окружали его как огромный частокол. По коже мальчика пробежал ледяной холод, и он покрылся мурашками, несмотря на жару. Ему вдруг отчего-то стало жутко. Тишина казалась свинцовой обволакивающей пространство, заключающей мальчика и заброшенный … дом в пузырь вакуума, тени придвинулись, заслоняя солнечный свет, на него опять повеяло неестественной прохладой. Он помотал головой пытаясь, избавится от непонятного чувства липкого страха, не понимая причины его возникновения. Вокруг все было умиротворяюще спокойно ничего, что могло вызвать чувство опасности, только этот старый дом. Противореча собственным инстинктам, Джейсон сделал несколько неуверенных шагов, подходя ближе. Дом напоминал пустую коробку с остроконечной крышей, неухоженную лужайку окружал черный забор из кованого металла, узкая дорожка, выложенная из гранитной плитки вела от двери через тяжелую калитку к улице. Джейсон испытал странную неловкость, он неожиданно осознал, что силуэт дома напоминает ему карикатуру, так обычно рисуют дома дети. Квадрат, окно и дверь на первом этаже, два окна на втором, третье на чердаке под самой крышей, не хватало разве что прямоугольника печной трубы выглядывающей из под ската, и картинка была бы закончена. Джейсон сам рисовал такие домики на бумаге в детстве. Мальчик напряг память, пытаясь вспомнить, слышал ли он о хозяевах этого дома, и не смог. При этом строение выглядело аккуратным и ухоженным, с чистыми блестящими на солнце окнами. Только запущенная лужайка и ржавые петли калитки выбивались из этой картины. Он по-прежнему не мог понять, что так напугало собаку. Дом не выглядел мрачным. Джейсон выругался под нос, соглашаясь с оценкой пса Ричи и уже развернулся, собираясь уйти, когда, наконец, обнаружил странность. Входная дверь была приоткрыта. Она не была распахнута настежь, а именно приоткрыта на такое расстояние, что бы собака или маленький мальчик могли заглянуть внутрь, словно приглашала войти. Она не шевелилась, не покачивалась из стороны в сторону, как было бы, если бы ее приоткрыл сквозняк, просто была приглашающе приоткрыта. Джейсон испытал чувство жгучего любопытства. Беспричинного и поглощающего все естество, к нему перестал примешиваться страх, уж очень мирным казался этот домик. Он шагнул к калитке глядя на приоткрытую дверь. — Эй! Есть тут кто… — громко крикнул он, толкая металлическую решетку, которая подалась неожиданно легко, словно была тщательно смазана. Привет?… у вас дверь открыта! Едва он замолчал, тишина обволокла его снова. Дверь не шелохнулась. Возникло ощущение какой-то неправильности. Его сердце учащенно забилось. Инстинкт проснулся, настойчиво советуя отвернуться и побыстрее уйти отсюда, забыв про странный дом. С другой стороны, чем больше он смотрел в проем двери тем сильнее хотелось заглянуть в неизвестность. Любопытство преодолело страх. Джейсон оглянулся назад и шагнул в калитку. Пройдя несколько метров по узкой дорожке, мальчик поднялся на крыльцо и заглянул в приоткрытую дверь. — Привет? — позвал он снова, выждал паузу, ожидая ответа, и ступил внутрь. Его шаги отозвались тихим шорохом и поскрипыванием явно очень старой древесины. Он оказался в очень необычной гостиной, обставленной мебелью напоминающей стиль 60-ых годов прошлого века. Мягкий стул с высокой изогнутой спинкой, узкая ковровая дорожка малинового цвета тянущаяся от входной двери, две маленькие низкие банкетки, столик на гнутых ножках с блестящей, как зеркало столешницей вишневого цвета с закругленными краями, широкий диван сразу за ним. Напротив, слева, располагался камин с большим очагом и полосами копоти на выложенной камнем стене, выше, над широкой полкой из грубой древесины, висели большие, явно очень старые часы. Большой медный маятник мерно раскачивался взад и вперед, производя мягкое — тик-так, тик-так. Рядом с часами висел большой портрет в резной овальной раме из потемневшего от времени дерева, изображавший очень красивую женщину с волосами цвета воронова крыла и проникновенными грустными фиалковыми глазами. Джейсон приблизился к камину, заинтересовавшись портретом. Алые пухлые губы женщины сложились в грустную и одновременно кокетливую улыбку, они контрастировали с белым округлым лицом, с едва заметным румянцем на щеках. Черные завитки волос веером рассыпались по белоснежному платью, с глубоким вырезом и кружевными оборками на полных плечах. Портрет заканчивался чуть ниже глубокой ложбины высокой и достаточно пышной груди. На раме под портретом он увидел небольшую табличку с буквами выбитыми красивой вязью — «Мара». Джейсон отступил от портрета, почувствовав, как беспричинная дрожь пронзила все тело. Он вышел на середину комнаты и замер, услышав четкий скрип половиц прямо над головой. Мальчик с сипом втянул воздух, похолодел и чуть не подпрыгнул на месте. Его глаза стали большими от страха, когда он поднял голову, посмотрев на потолок, боясь увидеть там нечто ужасное. Он замер прислушиваясь, ожидая новых шагов. Но в тишине дома раздавалось только его частое дыхание и мерное тиканье часов. На этот раз победил страх, и Джейсон попятился к двери. …Не уходи-и-и-ии! Джейсон крутанулся на месте и едва не упал, стукнувшись о спинку мягкого кресла. — А? Что за черт? Он снова застыл на месте, обшаривая комнату глазами. Джейсон был уверен, что не ослышался. Это был голос женщины, и он прозвучал прямо у него над ухом, словно она стояла или сидела в полуметре от него. — Кто здесь? — дрожащим голосом пискнул он. Кто… Он вздрогнул. Часы гулко прозвонили час дня. А потом он снова услышал голос растворяющийся в утихающем перезвоне. …Поднимитесь наверх. — Что? Зачем? — крикнул Джейсон. Кто вы? В ответ тишина… Джейсон переступил ватными ногами, продолжая озираться. Мара с портрета смотрела на него с немым вопросом в красивых глазах. Позади дивана, он увидел широкий арочный проход, который вел в столовую. Она оказалась обставлена в том же стиле, что и гостиная. Изящный и одновременно основательный набор из дубового стола на двух человек и пары тяжелых стульев, в глубине виднелась лестница на второй этаж. Джейсон сделал два шага к лестнице и остановился. — Я не стану подниматься пока вы не скажете мне зачем я должен идти наверх! — объявил он дрожащим голосом. …Найти то что ты давно ищешь! — прошелестело в ответ. Джейсон сглотнул. Ему показалось, что голос шел отовсюду. Женский с мягкими шелестящими интонациями он одновременно казался строгим и властным. — Что я найду? — запинаясь, произнес мальчик. Тишина… Джейсон вздохнул и снова посмотрел на лестницу. Любопытство просто жгло, вызывая бурные всплески дрожи в груди, а страх, наоборот, притупился. Мальчик осторожно поднялся по лестнице и оказался в маленьком помещении с двумя дверьми, обе были плотно закрыты. Он шагнул, и ближняя с металлическим щелчком приоткрылась на несколько сантиметров. Кровь забухала в ушах Джейсона, такого прилива адреналина он не чувствовал даже на американских горках. Рука коснулась желтой круглой ручки, мальчик толкнул дверь от себя готовый в любой момент дать деру. И все же он оказался не готов к тому, что предстало его глазам. Рот Джейсона широко открылся, и он замер в шоке. Перед ним была его собственная комната! Когда оцепенение прошло, он пригляделся и сообразил, что ошибся. Это была идеальная версия его комнаты. На платяном шкафу стояла детализованная модель «тысячелетнего сокола» дорогой подарок, который он выпрашивал у родителей на рождество несколько лет подряд, но так и не получил. На стене висел крайне редкий раритетный постер «Доктор Кто», который он пытался достать уже полгода. Везде, куда бы он не посмотрел, глаза натыкались на вещи о которых он мечтал когда либо. Кровать была более широкой и удобной, старые коврики на полу заменили совершенно новые с яркими кричащими цветами, которые родители ни за что бы не купили. Однако не хватало одной вещи, самой важной вещи в его жизни. На столе отсутствовал компьютер, и вместо него лежала большая книга в тисненом кожаном переплете бурого цвета. Джейсону потребовалась минута,… что бы набраться мужества и войти в комнату. Он понимал, что это нереально, просто невозможно. Как могла спальня в доме, где он ни разу не был повторять его собственную спальню. Он подошел к окну ожидая увидеть знакомый задний дворик их дома. Вместо этого он видел то что и должен — кованый забор и улицу. Мальчик отвернулся от окна и шагнул к столу, поглядывая на книгу. Ни каких надписей, ни какого названия, ничего. Он коснулся переплета пальцами. Кожа была пористой и плотной на ощупь. Джейсон с щелчком открыл оригинальный замок из желтого метала, скреплявший форзац и книга раскрылась. Глаза Джейсона полезли на лоб, зрачки расширились, челюсть медленно отвисла, когда он понял что видит. На первой странице была изображена Хизер Соверт, в очень необычном виде, разительно отличавшемся от фотографий, на которые он смотрел раньше. Ему потребовалось несколько минут, что бы осознать, что картинка реальна, а не плод его больной фантазии. Это была очень четкая высококачественная фотография его тайной любви, и она на ней была совершенно голой. Более чем голой. Душная волна прокатилась по животу Джейсона, ударив в голову, и он почувствовал, как лицо заливает краска стыда. Хизер стояла в провокационной позе, с едва заметной сладкой улыбкой на красивом лице. Ее изящно изогнутые бедра клонились в одну сторону, промежность четко виднелась под аккуратно постриженной огненно-рыжей полоской лобковых волос. Она немного наклонялась вперед, заставляя свои обворожительные груди отвисать, соски выделялись яркими пятнами стоявшие торчком, явно возбуждённые. Один из них она шаловливо трогала кончиками маленьких изящных пальчиков. Сначала Джейсон подумал, что это кто то просто очень похожий на Хизер. Но потом… Это несомненно были ее влажные зеленые глаза, овал лица и волна густых рыжих волос. Это точно была она во всем бесстыдстве наготы. Джейсон захлопнул книгу, словно испугавшись. — Где вы вязли это? — потребовал он, крикнув в пустоту. Откуда?! Тишина в ответ… Парень опустил глаза и не удержался. Открыл книгу. Дрожащими пальцами перевернул страницу. Сразу две фотографии Хизер заставили, что то в животе сжаться. Дыхание застряло, где то в горле и мальчик начал хватать воздух широко открытым ртом. Теперь она лежала на кровати, бесстыдно разбросав в стороны длинные ноги выпячивая промежность. На второй, опустила между ног руки и гладила блестящие розоватые складки половых губ, играя с ними. Джейсон с трудом сглотнул. Его член мгновенно напрягся, болезненно упираясь в плотную тесную ткань. С пылающими от стыда щеками мальчик оттянул джинсы на талии, помогая пенису занять положение, в котором он не грозил переломиться пополам. Невероятно горячий ствол прижался к его лобку и запульсировал, вздрагивая, разбрызгивая по паху и животу оглушающе сладкие всплески удовольствия. По мягкому пуху волос на лобке потекло, что то липкое неприятно холодное. — Он бы никогда этого не сделала! — прошептал он, не в силах остановится, перелистывая страницу за страницей. На каждой новой Хизер становилась все более смелой и отвязанной. Она беззастенчиво мастурбировала, раздвигая половые губы демонстрируя алеющий разрез, с двумя лепестками и розовым уплотнением, погружала блестящие от влаги пальцы во влагалище бесстыдно выгибаясь на встречу камере, улыбаясь откровенно и бесстыже. Джейсон хотел Хизер, на самом деле хотел, как может мечтать о девушке школьник в период полового созревания. Он понимал, что это невозможно, она недоступна для него и поэтому жил только фантазиями, онанируя на откровенные фотографии, взятые из интернета очень похожих на свою мечту женщин. Но ни одна из них не шла ни в какое сравнение с настоящей Хизер. То что он рассматривал сейчас было просто бомбой. Задыхаясь от волнения, он захлопнул книгу и прижал ее к груди. — Я могу забрать это? — задал он, риторический вопрос, понимая, что ни за что не выпустит из рук такое сокровище. Он получил ответ, но совсем не такой, какой ожидал… …НЕТ! — шепот льющийся в уши обжигал холодом. Он просто задохнулся от несправедливости и возмущения. — Но какой смысл показывать мне это если я не могу… ! …Наслаждайся ими здесь. — Наслаждаться ими… как? Джейсон отвернулся от стола, по-прежнему прижимая книгу к груди, как самое драгоценное сокровище. Его взгляд упал на собственную кровать и глаза снова расширились. — Вы же не хотите сказать… что я… прямо здесь… — забормотал он снова краснея. Я-я-я не могу… ! …Тебе не придется. — Я не понимаю… …Не волнуйся. Успокойся. Доверься мне. — голос неожиданно стал очень мягким завораживающим. Он снова сглотнул и нерешительно шагнул к кровати, поморщившись и застонав, когда член снова уперся в брюки, и его пронзила боль. Он был возбужден сильнее, чем когда либо. До самозабвения и не мог поверить, что это произошло из-за простых фотографий Хизер. В глубине души он понимал, что фотографии не могли быть реальными, это точно фейки, Хизер просто не могла ни кому позировать таким образом. Но похоть бурлила в животе не зависимо от того настоящая это Хизер или нет. Сладость рвалась наружу, доводя сознание до исступление, вызывая непреодолимое желание разрядится. Он стоял в нерешительности глядя на кровать, пытаясь избавится от навязчивых образов со страниц книги прижатой к груди. Эрекция ни как не хотела спадать. Мальчик сделал еще один неуверенный шаг. Положил книгу на постель. Замер… и после короткой паузы начал расстёгивать ремень брюк. Он ни как не мог избавится от ощущения вмешательства в собственное сознание. Чего то что заставило все его тело вспыхнуть изнутри, едва он стянул брюки до бедер. Ягодицы начали сокращаться сами собой. Член забился в трусах, как живой, на ткани расползалось огромное влажное пятно. Щеки по-прежнему горели от стыда, от осознания, что за ним кто-то следит в этот момент и одновременного понимания, что это невозможно. Он рывком стянул трусы до колен, отчаянно задергал ногами, избавляясь от брюк. Член тяжело бился о низ живота, размазывая по нему липкий прозрачный сок. Он потемнел, головка невероятно опухла и как будто дышала, раздуваясь как щеки жабы. Он мельком взглянул на себя, стыдясь собственной эрекции, считая, что выглядит сейчас нелепо. Его щеки заалели снова. Джейсон сдернул через голову футболку, оставшись полностью голым. Обнаженное тело мальчика заметно дрожало точно в лихорадке. Ощущение чужого присутствия возросло, воздух вокруг сгустился и, казалось, потрескивал от невидимых электрических разрядов. Джейсон поднялся на кровать коленями. Он едва сдерживал себя, испытывая жгучее желание сжать член рукой. При этом он страшно нервничал и знал, что обычно при этом пенис мгновенно опадал и съеживался, но сейчас этого не происходило. Хотя ситуация была еще менее располагающей. Помимо страха и волнения, он знал, что за ним наблюдают. Не смотря на зуд в паху и мошонке, он подумал, что ни за что не сможет кончить в таких условиях. Мальчик лег на спину, подсунув подушку под затылок, и взял книгу в руки. Его сердце опять бешено заколотилось, когда он стиснул пальцами толстый переплет и открыл страницу. Остекленевший взгляд прилип к обнаженной, обольстительной в своем бесстыдстве Хизер, он торопливо перелистнул несколько страниц добираясь до фотографий, где девушка мастурбировала. Дыхание Джейсона стало коротким и частым, словно кто то невидимый бил кулаком ему в живот, выбивая воздух из легких. А потом он застонал, почувствовав мягкие пальцы, начавшие поглаживать раздувшийся член. Джейсон перевернул еще несколько страниц. Задохнулся, непроизвольно выгибаясь на постели, приподнимая таз. Пальцы обвили ствол члена, крепко сжали, часто сдавливая горячее, пульсирующее тело и быстро задвигались по всей длине. Он чувствовал, как ладонь опускается вниз до корня и взлетает вверх в очень быстром темпе,… делая короткие паузы, что бы защекотать двумя пальцами головку, размазывая по ней преэякулянт. Джейсон воткнул затылок в подушку, издавая протяжные громкие стоны, не пытаясь приглушить их, как делал дома. Его маленькая задница танцевала над постелью бесстыжий танец. Захлебываясь от удовольствия, он только сейчас осознал, что держит книгу двумя руками! Он просто физически не мог трогать себя! Джейсон издал звук похожий на придушенный хрип. Пальцы судорожно вцепились в книгу. Он сопротивлялся желанию поднять ее и взглянуть на собственный член. Одновременно парень ощутил, как его мошонка поднимается вверх противореча законам физики, а потом он начал корчиться от наслаждения ощутив, как ее нежно сдавливают и щекочут. Он испытывал дикий страх, который смешивался с лавиной нарастающего наслаждения, намного более интенсивного и захватывающего чем когда он онанировал сам. Мальчик раскрыл рот. Но не смог вытолкнуть из себя ни одного осмысленного звука. Его разум просто разрывало в попытке найти рациональное объяснение происходящему. Джейсон вздрогнул всем телом, услышав голос. …Просто наслаждайся! — прошелестело у него над ухом Голос стал более жарким и хриплым в его эфирной интонации. Он звучал обольстительно и очаровательно, заставляя отступать страх. Джейсон зашелестел страницами, углубляясь все дальше, почти не воспринимая бессовестные даже безобразные картинки, мелькающие перед глазами. Изображения поражали дикой грязью извращенной фантазии, его сознание расслаивалось, корчась от стыда и отвращения с одной стороны и наслаждаясь, ощущая беспричинную сумасшедшую радость с другой. Все что происходило, было неправильным противоестественным, но это было настолько сладко, что протест тонул в бурно нарастающем удовольствии. Невидимые пальцы обхватили член кольцом начали сжимать сильнее, дергая почти жестоко, заставляя тело мальчика корчится на кровати, бессмысленно шевеля ногами. В тоже самое время его бедный мозг сводили с ума все новые фотографии Хизер уже совершенно невозможные и абсолютно бесстыжие, на которых она тоже вела себя к пику терзая собственную плоть пальцами, с которых капали прозрачные вязкие капли. Джейсон совершенно потерялся в этом океане чистой похоти. Он ощущал, как мошонку мнут и сдавливают, пальцы обхватили ее у основания и оттянули получившийся мешок вниз. Это неожиданным образом оттянуло финал, делая удовольствие необычайно острым поднимая его на новую ступень. Его стоны стали совершенно бессмысленными, дыхание рваным, на губах выступила пена, глаза закатились, блестя белками. Он уже не видел фотографии, собственное удовольствие стало через чур сильным. Джейсон все же заставил себя посмотреть, что бы увидеть как Хизер с перекошенным невинным и одновременно до ужаса похотливым лицом корчится в муках оргазма, разбрызгивая по ногам жидкость, до крови кусая губы. Он был в восторге от этих фотографий, но подсознательно ждал чего то большего. Последний кадр отпечатавшийся в его мозгу демонстрировал запрокинувшую голову Хизер, в глазах которой не осталось ни чего человеческого, рот девушки был перекошен. Однако больше всего его поразила толстая струя золотистой влаги, упруго выстреливающая вверх между опухших раздвинутых пальцами половых губ. В тот же миг перед его глазами пошли цветные круги. Тело Джейсона подбросило вверх, на дрожащих согнутых ногах, низ живота задергался, мышцы ягодиц онемели от напряжения. — Оооооах! — закричал мальчик бессвязно. Его член забился в невидимых пальцах и начал выбрасывать толстые густые струи спермы. Горячее семя выплеснулось на живот, взлетело в воздух по дуге и облило его грудь. Упругие выстрелы густой жидкости сменились короткими частыми выплесками струек и крупных капель, заливающих лобок и мошонку, сперма вязко потекла по дергающемуся члену похожему сейчас на оплывающую свечу в окружении капель расплавленного воска и застывших подтеков. Дыхание Джейсона стало хриплым и глубоким, книга отлетела в сторону. Пальцы впились в одеяло, комкая и дергая его из стороны в сторону. Оргазм продолжал пульсировать, пронзая сладкими пароксизмами, несмотря на то что поток спермы уже иссяк. Долгий облегченный вздох сорвался с его пересохших губ, и тело рухнуло в постель, расслабляясь. Джейсон сел, внезапно застеснявшись своей наготы и липких луж, покрывающих живот и грудь. Он за озирался и тут же наткнулся на полотенце. Мальчик начал стирать семя нервными движениями глядя на раскрытую книгу, лежащую кверху обложкой на краю кровати. …Тебе понравилось, да? Джейсон вздрогнул. Сейчас он испытывал смешанные чувства. Превалировало оглушающее чувство вины, которое всегда окутывало мальчика после занятий онанизмом. Сейчас оно стало еще сильнее от того что он делал это глядя на Хизер, Джейсон считал себя отвратительным извращенцем. Она бы ни когда не стала фотографироваться так. Меня просто заставляют думать, что это Хизер, и она могла бы. — Как… к-как… откуда эти ф-фотографии у вас? — пробормотал он. Голос молчал… Почему то в памяти всплыл один эпизод… Хизер подошла к нему на перемене, заговорила так ласково с придыханием, что сладко замирало сердце. Улыбалась как то особенно, доведя Джейсона до лихорадочного состояния, а потом ее лицо стало злым, и она отошла к своим подружкам и они весело захохотали глядя на его красное от смущения лицо. Мальчик опустил взгляд на книгу, и на его лице расцвела самодовольная улыбка. Он нашел отличное оправдание для себя. — … Так ей и надо. Он вытерся, как мог и встал с кровати. Быстро оделся, по-прежнему поглядывая на книгу. Ему до жути хотелось забрать ее с собой. Когда он наклонился за ней, его остановил холодный окрик. …Оставь ее! Джейсон тяжело вздохнул и неохотно отодвинул томик в толстом кожаном переплете. …Возвращайся завтра. — голос снова стал мягким и чарующим. — Завтра? Зачем? …Разве ты больше ничего не хочешь? В голосе возникли неуловимые вибрации, отенок ожидания, некие темные волны которые мгновенно пронзили позвоночник Джейсона стрелой сладкой дрожи. Мальчик развернулся и направился к двери, с сожалением чувствуя, как рассеивается эйфория вызванная оргазмом. Уже на пороге его догнал тихий как шелест ветра голос:…подумай о том, что будет если кто то сделает это для тебя по настоящему! Глава 2 Мелинда Соверт открыла глаза и посмотрела на яркий солнечный свет, который сочился в комнату через опущенные жалюзи. Она пошевелилась, глубоко вздохнула и тихо застонала, потягиваясь всем телом. Потом протерла глаза, которые все еще были мутными после пробуждения. Она моргала, пока они не прояснились, глядя на простыню, сползшую с ее миниатюрного тела, одетого в сбившуюся почти до талии ночную рубашку. Мелинда снова потянулась и бросила взгляд через комнату на кровать сестры. На очаровательном ангельском личике возникла гримаса неудовольствия и она разочаровано вздохнула услышав голос Хизер доносившийся с первого этажа, из гостиной. — Еще и десяти нет, а эта набитая дура уже висит на телефоне — пробормотала Мелинда шепотом. Она отбросила простыню и села. Мелькнули голые красивые ноги и уголок розовых трусиков на промежности, потом сорочка волной опустилась вниз и упала, почти достигнув пола, когда девочка встала. Она задалась вопросом можно ли заставить маму оттащить Хизер от телефона хоть на какое-то время, что бы она могла спокойно проверить электронную почту. Идея была неосуществима, девочка вспомнила, что сегодня среда и мамы попросту нет дома. Она работала неполную неделю, три дня из семи так что сегодня ни ее ни папы не было. — Оставляем мисс «Барби» за главную — закончила Мелинда свою мысль вслух, словно сестра могла услышать ее. Мелинда пошла в ванную, мягко ступая по ковру маленькими ступнями, и закрыла за собой дверь с грохотом, который в малой степени отражал уровень … ее разочарования. Подойдя к душевой кабине, девушка начала на автопилоте нажимать кнопки на пульте, выбирая нужную программу. Очередной недовольный взгляд Мелинды пришелся на гору барахла, которую старшая сестра накопила на полке оставив так мало пространства для ее вещей для душа. Мелинда все делила с Хизер и ненавидела это. Это было бы не так плохо если бы в итоге не оказалось, что Хизер всегда в приоритете у нее было больше места, больше времени, а младшая сестра довольствовалась минимумом, который царственно дозволялся иметь сестра. Даже в спальне Хизер узурпировала почти все пространство, увешав стены плакатами модной поп-звезды симпатичного мальчика с красивым лицом и посредственным голосом. Зашумела вода. Мелинда сняла через голову рубашку и завертелась перед зеркалом, которое хмуро взглянуло на нее в ответ собственным отражением. Если бы не это, ее лицо было весьма симпатичным, застывшем на пороге от наивной детскости к очарованию юной женщины. Тело продолжало эту линию оставаясь в неком состоянии перехода словно распускающееся, но еще не раскрывшееся растение… лет. Грудь начала набухать и округляться похожая сейчас на выступающие, на половину мячи для тенниса с крошечными кружочками сосков. Ноги были стройными, но излишне тонкими, изящные в районе икр, но слишком худые и узкие на бедрах со следами детской припухлости в районе паха, как у девочки. Мелинда повернулась в одну, потом в другую сторону, оглядывая себя критическим взглядом пытаясь понять, увеличились ли груди с прошлого месяца. Она пропустила между пальцев каштановые волосы, накручивая на них кольца и отпустила, разочаровано глядя как они распрямляются, не желая виться. Теперь настала очередь лица. Два больших карих глаза смотрели на нее из зеркала с выражением несчастья и грусти. К этому моменту ванную наполнил пар, начиная затягивать зеркало пленкой тумана. Мелинда сняла трусики, обнажив поросший коротким светлым пухом волос лобок, и шагнула в душевую кабину. Она мылась быстро, со злым остервенением водя руками по противному телу, которое не спешило взрослеть. Только когда начала смывать душистую пену между бедер не могла не отвлечься на томное посасывание тут же возникшее в паху. Пока тело девушки неторопливо взрослело, ее сознание мчалось к взрослой жизни гигантскими скачками и его уже давно обуревали совсем нескромные мысли и желания. Нежелательные мысли порой терзали Мелинду часами особенно ночью, когда она лежала в темноте на кровати и не могла уснуть. Когда она позволила им взять над собой верх, примерно год назад, бессознательно начав трогать себя пальцами между ног ей удалось довести себя до состояния похожего на помешательство от непривычных рвущих душу эмоций, вибраций, сладких спазмов и взрывов наслаждения, а потом просто захлебнуться сладостью достигнув пика. Удовольствие схлынуло, оставив Мелинду невероятно влажной, разбитой напуганной и чествующей себя стыдно после утреннего пробуждения. Через пару недель она повторила попытку, снова корчилась и кусала губы плавая в в киселе блаженства и мучилась от стыда утром. Память о первом остром ослепительном оргазме просто преследовала ее, заставляя повторять стыдные вещи снова и снова. В итоге она теперь занималась этим не меньше двух раз в неделю в темноте под одеялом. Мелинда выключила душ, сопротивляясь острому желанию довести дело до конца, воспользовавшись редким моментом приватности. Она так долго занималась этим под покровом темноты, что онанировать сейчас при свете показалось невозможно стыдным, неправильным и недостойным. Девочка густо покраснела от собственных нескромных желаний, загоняя их в глубь. Мелинда вернулась в спальню голой продолжая слышать громкий голос старшей сестры несущую вздор по телефону. — Вот ведь дура! — ругнулась девушка тихо. Она бросила ночную рубашку на кровать и расстроено открыла дверь бельевого шкафа, ворча и дуясь как маленький ребенок. Мелинда одела свежую пару простых белых трусиков приятно касающихся все еще горячих губ в промежности, спортивные шорты и футболку. Думая больше о комфорте чем о внешней красоте. Плавным движением отбросила длинные волосы за спину и начала гримасничать, слушая голос старшей сестры. Захватив с полки журнал, она помчалась по лестнице вниз, излишне громко топая ногами. Лестница загибалась спиралью вокруг маленького алькова где стоял телефон, и где она разумеется застала свою старшую сестру Хизер Соверт. Она полулежала поперек старого мягкого кресла, закинув ногу на ногу, покачивая ступней на большом пальце которой покачивался снятый с ноги тапок. — Нет! Ты что действительно встречалась с тем парнем? — бубнила Хизер в трубку с презрительной ухмылкой на лице, пальцы девушки лениво перебирали пряди вьющихся рыжих волос. О боже! Он действительно такое урод и мужлан, как о нем говорят? Сьюзен рассказывала… да, да Сьюзен. У тебя это было?… Было!? Не было? — Ты бы решила уже, было или не было! — сказала Мелинда непочтительно не глядя на сестру и спрыгнув с последней ступеньки, решительно зашагала в гостиную. Хизер бросила уничижительный взгляд в спину сестры, ее зеленые, подведенные черной тушью, глаза сверкнули злостью. — Знаешь, я думаю, он такой же урод, как то коротышка Конор! — произнесла она излишне громко. Мелинда запнулась, словно налетела на невидимую стену и круто развернулась, впиваясь взглядом в Хизер. Ее лицо стало пунцовым, но девушка ни чего не произнесла в ответ. Она шлепнулась на диван и раскрыла журнал, изображая, что внимательно читает его. — Да… да, ты его знаешь. Щуплый, с цыплячьей шеей. Слабак и плакса Джейсон Конор. — продолжала Хизер сев на кресле нормально, с едва различимой хитрой улыбкой поглядывая на сестру из-под опущенных ресниц. Самый большой урод в Хэйвене! Мелинда глубоко вздохнула и начала считать про себя до десяти, пытаясь успокоится. Она должна была предвидеть, что не стоит рассказывать свои тайны старшей сестре. Мелинда знала, что пожалеет, что однажды обмолвилась, будто считает Джейсона милым и необычайно умным. Это случилось больше года назад, еще до того как гормоны начали бушевать в ее теле так что подобное определение было совершенно невинным, но стой поры Хизер не упускала случая помянуть при сестре Джейсона всячески оскорбляя и унижая его. — Да, его. — продолжала Хизер, после паузы, расхохоталась вскидывая ноги. О, это нечто! Было круче. На днях, я подошла к нему, и самым сладки голосом с казала: «привет»! Ты бы видела его лицо! Он вспотел и, похоже, сразу кончил, уродец мелкий! Пальцы Мелинды вцепились в края страниц, журнала едва не вырвав их с корнем. Она разъярённо всплеснула руками. Почувствовала, как в груди начало жечь, в щеки ударило жаром едва она представила бесстыдный процесс, который мог приключиться с Джейсоном и, как бы это могло выглядеть. — Да, этот ботан безнадежен. Ну, или почти, безнадежен. — Хизер злорадно посмотрела на сестру. Моя младшая сестра неровно дышит на него бедняжка. Она такая маленькая и глупая. — Ты все врешь гадина! — недодержав завопила Мелинда, щеки которой просто пылали. Я ничего такого не думала! — Не то что это о многом говорит, хотя… ! — Он намного лучше твоего лузера бойфренда! Хизер закатила глаза и поднялась с кресла. — Слушай… подожди минуту. Похоже, у Мэл критические дни, нужно ей мозги вправить. Я сейчас вернусь. — Не называй меня Мэл! Ты же знаешь, я это ненавижу! Хизер прижала ладони ко рту сложив их рупором и прокричала: Тогда перестань вести себя как избалованный ребенок. Что ты тут сидишь. Иди на кухню. Я не хочу, что бы ты подслушивала мои разговоры. — Мне нужен интернет. — Ну так иди к компьютеру, дура. — Сама дура! Я хочу проверить почту и не могу сделать это, пока линия занята! Мелинда сто раз просила родителей провести выделенную линию для интернета. Они всегда отказывались. Это просто было добавлено к постоянно растущему списку вещей,… которые она просила и ни когда не получала. Таких, как личная комната, больше свободы, разрешения ходить куда хочет и когда хочет без назойливой опеки сестры, от которой не могла отходить пока родителей не было дома. — Собираешься отправить любовное послание своему тощему недотепе? — Сказала Хизер со злой усмешкой. — Он не мой бойфренд, ты дура! — завопила Мелинда вскакивая с дивана. Хизер вздрогнула. — Не ори пожалуйста? Просто подожди немного, пока я не поговорю. — Прекрасно. — проворчала Мелинда снова падая на диван. Она отшвырнула журнал в сторону и скрестила руки на груди. — Наверху! — Нет! — Мелинда немедленно ступай наверх. — Заставь меня. Хизер была просто в бешенстве, но Мелинда решительно сидела на диване не желая уступать. У сестер давно уже были запутанные отношения. Любовь и ненависть переплеталась в них, приводя к грандиозным скандалам и даже дракам. Мелинда по-хорошему завидовала красоте и совершенству тела сестры, надеясь, что в будущем у нее будет такое же. Хизер была действительно красива. Ее тело уже давно потеряло угловатость, наполнилось в нужных местах и выглядело, как у взрослой женщины. Плотные спортивные бедра и изящные щиколотки выглядели сногсшибательно в обтягивающих джинсах, которые она постоянно носила, такой тип брюк на Мелинде смотрелся бы, как на корове седло. Груди Хизер крупные, как две елочные игрушки, совершенной формы упругие и высокие, а волосы вились и от этого казались невероятно роскошными. В следующий момент уверенность Мелинды растаяла, когда губы сестры сложились в хитрую злую улыбку. Она подняла трубку телефона. — Извини, что заставила ждать. — сказала она отворачиваясь. Кажется, у Мэл расшатались нервы, она так мало спит в последнее время. Это неудивительно, учитывая, чем она занимается в постели по ночам. Рот Мелинды широко раскрылся, и она почувствовала, как живот скручивается от холодного липкого страха. Хизер выбалтывала самую страшную тайну сестры с невинной улыбочкой. — Ты не знала об этом? Ооо, ты не представляешь, что она иногда вытворяет. Вероятно, думает, что я сполю и не слышу, всегда ждет допоздна и занимается этим в темноте. Нижняя губа Мелинды задрожала, ее затошнило, щеки снова побагровели. — Ну да… если бы она делала это тихо, куда не шло, но она производит столько шума, что и мертвый проснется — продолжала Хизер слащавым голосом. Особенно когда доходит до финала. Мелинда придушено вскрикнула и побледнела, щеки пошли пятнами, а потом из красивых глаз девочки хлынули слезы. — Ну, ты догадалась? Чем она занимается… — НЕТ! — завизжала Мелинда. Хизер замолчала, самодовольно улыбнувшись младшей сестре. — Секунду подожди… Она прикрыла трубку ладонью и проговорила мягким воркующим голосом, от которого сходили с ума все мальчишки в школе — Итак, Мэл, у тебя есть выбор. Быть хорошей послушной девочкой и пойти наверх пока я не закончу разговор. Или оставаться тупой идиоткой, и я расскажу подруге, как ты играешь со своей маленькой киской по ночам. — Я ненавижу тебя стерва еб***! — прошипела Мелинда через стиснутые зубы. — Не заставляй меня рассказывать маме, что ты ругаешщьсяя плохими словами. Ты же знаешь как она расстраивается от этого. Теперь… будь хорошей девочкой, ладно? — И что ты теперь наплетешь своей подруге? — Не переживай я не разрушу твой моральный облик. Слово. Мелинда тяжело дыша, смотрела на сестру несколько секунд, слезы продолжали течь по ее лицу. Потом она прошла мимо нее и затопала вверх по лестнице. Хизер дождалась пока младшая сестра уйдет и не будет слышать, что она говорит, и убрала от трубки ладонь. — Извини. У моей младшей просто пожар в трусиках, и это выводит ее из себя. Она повзрослела настолько, что начала целоваться с мальчишками. Даже эти мягкие намёки заставила голову Мелинды кружиться от невыносимого стыда. Она преодолела последние ступени, миновала маленькую площадку и хлопнула дверью, войдя в их с сестрой спальню. Девочка бросилась на кровать лицом вниз и засопела, ей хотелось кричать от обиды и смущения. Но не стала. Кричат маленькие дети, а она была уже взрослой девушкой. Вместо этого она начала яростно бить матрас под собой кулачками, потом схватила подушку и изо всех сил швырнула ее в стену, она ударилась и осталась лежать на крышке комода, повалив на пол мелкие предметы. Мелинда вздохнула и повернулась на бок, уставившись на закрытое окно. Полежала так немного и встала. Подняла жалюзи и уселась на подоконник, глубоко вздохнув, когда яркий солнечный свет резанул по глазам и обнял ее приятным теплом. Девушка чувствовала тянущую пустоту внутри. Она не подозревала, что сестра знает о ее шалостях по ночам. Теперь у нее ни когда не будет возможности сделать это! Снова почувствовать разливающуюся по телу сладость и испытать пульсирующее наслаждение, от которого все тело корчится в спазмах. Это казалось не справедливым и не честным. Мелинда подняла глаза и прижалась лбом к холодному стеклу. Ее взгляд бессмысленно скользнул по ровным кронам деревьев вниз к дороге, которая проходила мимо их дома. Она была в ловушке. Когда мама устроилась на работу на лето, девушка обрадовалась, что теперь у нее будет больше свободы. Мать просто душила ее излишней опекой, ей не разрешалось ходить гулять вечерами, вообще ходить куда то одной, даже дома она постоянно была под присмотром сестры. Правда Хизер не особо следил за ней, занимаясь своими «важными» делами, но постоянно третировала ее. Старшей сестре нравилось быть главной. Мысли Мелинды прервал громкий лай собаки. Она посмотрела на улицу и увидела дворнягу, бешено мчащуюся за летящей палкой. Улыбка тронула губы девочки. Она узнала пса. Немного позже в поле ее зрения появился Ричи. Мелинда немножко напряглась, ожидая, что сейчас появится Джейсон, который вечно ходил за Ричи по пятам, как привязанный. Но он так и не появился. Мальчик ей на самом деле нравился, и она прекрасно знала, что он запал на ее старшую сестру. Это было очень печально, она и так все время жила в тени красавицы Хизер. И в семье ее по-прежнему считали ребенком не смотря на то, что ей уже исполнилось… Ричи с собакой вышли из поля зрения. Мелинда понятия не имела сколько времени просидела на подоконнике, слушая заливистый собачий лай, прежде чем ее вывел из ступора голос сестры. — Эй, я закончила разговор. — произнесла сестра ровным голосом. Мелинда повернула в ее сторону лицо и вздрогнула удивленно. Ее привел в замешательство тон сестры и спокойный взгляд, которым она смотрела на нее. — Мм… ага… спасибо — ответила девочка рассеяно. — Послушай. Я хочу сходить в торговый центр сегодня. — начала Хизер. — Снова? — раздражение вспыхнуло в Мелинде с новой силой. Я не хочу идти туда! — И я не хочу, что бы ты ходила за мной как привязанная. По этому займись другими делами, у тебя же есть какие-нибудь дела. Мелинда искоса посмотрела на сестру. Открыла рот, что бы сказать, что то но тут за спиной послышался странный шум. Это походило на Бастера (так она называла жившую на их улице дворнягу) он издавал режущий нервы высокий визг переходящий в вой. Мелинда обернулась к окну как раз вовремя, что бы увидеть, как дворняга со всех ног улепетывает, словно за ней гонится сам дьявол. Мелинда почувствовала холодок в животе. Она представить не могла, что могло так напугать добродушного пса. — Э-э-эй? Земля, это Хизер, прием!? Мелинда моргнула и равнодушно посмотрела на сестру. — Ха-ха, очень смешно. — Я же сказала, сходи погуляй, займись чем ни будь или это очень сложно для тебя? Попроси своего дружка слабака-Джейсона объяснить тебе, как это делается. Я слышала он сильно умный. — Я уже говорила тебе он не… ! — Мне пофиг, хорошо? Я просто не хочу что бы ты таскалась за мной по пятам сегодня. — Ты думаешь мне доставляет … удовольствие ходить с тобой и твоими самодовольными друзьями?! — произнесла Мелинда едко. У меня выбора нет. Мама приказала. — Ну, так мы ей не скажем! Мелинда даже с подоконника соскочила от удивления. — То есть ты хочешь сказать, что ты серьезно. Я могу идти куда хочу, и ты не доложишь об этом маме? — Так точно сэр! — Ты просишь меня сделать тебе одолжение? — Да. Так и есть. — Отвали Хизер. — Послушай… Ты сказала что не хочешь болтаться со мной. — в голосе сестры появилось раздражение. Так в чем проблема? На самом деле Мелинда была в восторге, но ей не хотелось делать сестре одолжение, особенно после того, как она ее чуть не опозорила перед подругой. — И зачем ты хочешь пойти одна? — потребовала объяснений девушка. — Не твое дело, черт! — Мое, если ты не хочешь, что бы я рассказала маме, что ты бросила меня одну. — Если ты сделаешь это я расскажу подруге чем ты занимаешься по ночам. — мгновенно парировала Хизер. Щеки Мелинды вспыхнули. Но она не хотела отступать. — Мне пофиг! — сказала она, стараясь, что бы не дрожал голос. Я это переживу. — Серьезно? — Итак… зачем ты хочешь пойти одна? У тебя свидание? Мелинда, которая всегда умела читать лицо сестры, как открытую книгу торжествующе всплеснула руками. — Ах вот оно что. У тебя свидание! — вскричала она торжествующе. — Я сказала, что это не твое дело! — повысила голос Хизер и тоже порозовела. — Ты думаешь, что идти поиграть в песочнице это такое грандиозное счастье для меня? — Мне это очень нужно. — сорвалось с языка Хизер прежде чем она смогла остановить себя. Мелинда задохнулась и ее рот широко открылся. — О боже! — она шумно выдохнула. Ты… ты занимаешься с ним ЭТИМ!? — Я не говорила этого — поспешно отозвалась Хизер. — Да, да… Тото я сразу почувствовала подвох. Ты бы не была так настойчива, если бы дело касалось простого свидания. Родители убьют тебя, если узнают! Хизер подошла к сестре вплотную и угрожающе нависла над ней. — Но они же не узнают, правда!? — прошипела она зловеще. Ты ведь ни кому не скажешь!? Мелинда сглотнула и с настоящим испугом посмотрела на сестру. Она заставила себя собраться, напомнив что все по-прежнему в ее руках. — Если ты не хочешь, что бы я разболтала, ты ни когда не будешь говорить ни кому о… о другом. — смешалась девочка. Что я делала! — Договорились! — Это не все. — приободрилась Мелинда. Я хочу, что бы ты позволял мне гулять, где я хочу с этого момента и не таскала меня за собой. Хизер устало вздохнула. — Дерьмо, Мелинда, одного раза и так больше чем достаточно. Если мама узнает, что я сделала это… — Не узнает. Давай договоримся встретиться где-нибудь за пару кварталов от дома и вернемся вдвоем на случай если мама приедет раньше. Хизер посмотрела на сестру с легким удивлением и согласно кивнула. — Хорошо. Мы встретимся в «Гроув и Элм». Родители возвращаются домой по другой улице, так что они не увидят нас. — Согласна. Хизер заметно расслабилась. — Прекрасно. Тогда я сваливаю. Я сказала Брэду, что встречусь с ним через полчаса. Если кто то спросит тебя, где я, скажешь что я пошла в торговый центр! — Я поняла, не беспокойся, — кивнула Мелинда. — Встретимся в «Гроув и Элм» в четыре. Хизер повернулась не в силах скрыть довольную улыбку, она уже хотела идти, но потом остановилась и окинула сестру взглядом. — Ты собираешься идти на улицу в этом? — с сомнением спросила она. — В чем дело, что не так с моей одеждой? — нахмурилась девушка, непонимающе окидывая себя взглядом. — Ты в шортах. — Да! В них удобно и не жарко. — Ты хочешь, что бы люди пялились на твои тощие бедра? — Иди в жопу Хизер! — глаза Мелинды вспыхнули яростью. Хизер захихикала и довольная своей маленькой победой покинула спальню. Несколько минут спустя хлопнула входная дверь и Мелинда осталась дома одна. Она выждала какое то время, боясь спугнуть удачу, а потом красивое ангельское лицо расплылось в счастливой улыбке. Этот день складывался намного лучше, чем она ожидала. Она посмотрела на выключенный компьютер и вспомнила о воющей собаке. … электронная почта может подождать. Мелинде гораздо больше хотелось разобраться с непонятным поведением собаки. Идея что в их сонном городке случилось, что то неординарное наполнило сердце девушки беспричинной радостью, Сонная тишина Хэйвена была безусловно прекрасна, но это было так скучно особенно летом, когда не было школы. Как и Джейсон, она родилась и росла в крупном городе, прежде чем семья перебралась сюда. И как и Джейсон она не понимала причины переезда. Так же как неожиданное желание матери устроится на работу в небольшой отель «Missy Inn» на южной окраине Хэйвена. Подобное занятие почти не приносило заработка. Мелинда направилась вниз по лестнице взволнованная не меньше чем старшая сестра. Она все еще не могла свыкнуться с мыслью, что Хизер делала ЭТО! Она взволновала и растревожила плоть девушки. Лежа ночами, лаская себя, она часто задавалась вопросом, на что ЭТО похоже. Иногда такие мысли делали ее совсем горячей, и припухлые маленькие половые губы девочки становились липкими от влаги, а в заднем проходе и узком канале чуть ниже губ начинало ужасно свербеть. Мелинда пугалась и прекращала гладить себя. Так что ЭТО казалось девушке чем то страшным, и она не понимала, почему Хизер совсем не боится. Мелинде было очень жаль, что она не могла расспросить сестру, как она делает ЭТО. До ее ушей донесся мерный стрекот беспилотника, пролетевшего над головой, едва она вышла на улицу. Щебетали птицы, гудели насекомые, она различала шелест листьев на ветру и треск газонокосилки в отдалении. Мелинда медленно шла к перекрестку. Она наслаждалась прогулкой под солнцем. Дойдя до пересечении с Грин-авеню она огляделась. Улица была совершенно пуста, повернула голову и взглянула в сторону тупика. Мелинда увидела дом. Что то заставило ее взгляд остановится на нем, едва заметном с изгиба дороги. Она вдруг поняла, что никогда не замечала его раньше. Девушка перешла улицу и углубилась в тупик. В какой то момент она словно пересекла невидимую границу, на мгновение холод сковал голые руки и ноги Мелинды. Она удивленно вскрикнула, глядя как руки покрываются гусиной кожей и отступила. Девушка зябко поежилась, но холод так же внезапно пропал, как и появился, словно она шагнула через невидимый тамбур. Она снова стояла под жарким летним солнцем. Что это было, черт возьми? — подумала Мелинда. Она осторожно шагнула вперед ожидая резкого похолодания, но ничего не произошло, порог просто исчез. Немного нервничая, она приблизилась к дому. Странный, ухоженный и чистый он все равно казался не жилым. Что то в нем было не правильное. Он выглядел как чуждое инородное тело. Мелинда дошла до калитки и увидела открытую дверь внутрь. Она так удивилась, что даже не испугалась. Оглянулась назад на перекресток. Ее интуиция говорила, что в подобных домах вряд ли будут держать двери открытыми для всяких прохожих. В глубине дома возникло движение, дверь открылась чуть шире, что то появилось из сумрака окружавшего косяк. Мелинда ощутила ручеек страха, потекший по ее шее, между грудей, начавший сжимать желудок холодной невидимой лапой. Она уже готова была заорать от страха и бросится прочь, когда фигура вышла на свет, и она узнала в ней Джейсона. — Джейсон!? Парень обернулся на пороге, удивленно оглядываясь на ограду. Девушка сразу забыла о страхе, сменившемся замешательством, она шагнула в калитку и наклонилась, не желая переступать невидимую черту. — Джейсон. Что ты тут делаешь? — Ха? Что? — громко отозвался ошеломленный мальчик и вздохнул с явным облегчением. Мелинда! Господи ты напугала меня до чертиков! — Ой, извини… — Мелинда застенчиво опустила глаза. Она обступила от калитки, выпуская из нее … Джейсона. Она не понимала, почему он среагировал на ее голос с таким испугом и так поспешно ретировался из дома. Это был просто дом. С закрытой теперь дверью. Дом, который не отличался от десятка других в этом городке. — Что ты тут делаешь? — спросил мальчик довольно резко. — Ничего. Я просто… — Что ты делаешь здесь? Почему ты ждала меня снаружи? — Ничего я не ждала. Я подошла сюда вот только сейчас. Она тут же пожалела о том, что сказала. Фраза выглядела, как оправдание, словно она действительно шпионила за Джейсоном. Но она не хотела, что бы он сердился. Джейсон внимательно посмотрел на девушку и вздохнул. — Извини. Я не имел в виду ничего такого. Просто не ожидал увидеть тебя. — Мне просто стало любопытно. — попыталась объяснить Мелинда. Я видела, как Бастер улепетывает отсюда со всех ног и решила сходить посмотреть, что его так напугало. — Бастер? А-а, дворняга. Сегодня его зовут Бродяга. Мелинда сморщила нос. — Это Ричи назвал его сегодня. — Да. — Глупое имя. — Я так не думаю, оно не хуже других. Мелинда закусила губу. Ей не хотелось спорить, пререкания с Джейсоном только заставляли ее нервничать сильнее. — Не важно. — ее голос немного срывался. У тебя в этом доме друг живет? — Друг? — переспросил Джейсон рассеяно. Он не любил оправдываться перед кем бы то ни было, но это была младшая сестра Хизер, и он не хотел, что бы она потом наговорила ей про него гадостей. Несмотря ни на что он сохранял призрачную надежду, что однажды Хизер и он… тем более после того как он видел книгу. Увидеть все это в живую, превратилось настоящую в манию. Да, и Мелинда была одной из немногих девчонок в школе, которая относилась к нему нормально, а сейчас он был просто польщен ее вниманием, вниманием обычной девочки. — Да, друг, я думаю что можно так сказать. — произнес Джейсон со странной нервной улыбкой. Мм… ну… увидимся. Он развернулся и решительно зашагал к перекрестку. Мелинда стояла мгновение глядя ему в след, а затем бросилась следом, с развевающимися как крылья волосами. — Эй. Подожди! — крикнула она. Когда он остановился и посмотрел на нее, у девушки пропал дар речи, она шевелила губами, чувствуя себя невероятно глупо. — … мм… ты куда то спешишь? Можно я прогуляюсь вместе с тобой? Джейсон совсем не был уверен, что хочет, что бы Мелинда ходила за ним по пятам. Сейчас ему это не было нужно, после того что произошло в доме. Он все еще пытался осознать, что это было, переварить новый очень необычный опыт. Чем ему теперь было заниматься? Все что он любил, его увлечения меркли по сравнению с тем, что случилось в этом чертовом доме. … Если это вообще случилось на самом деле, а не приснилось мне! Сейчас, стоя на улице, он уже не мог с уверенностью сказать, что все просто не привиделось ему от страха. — Да конечно. — ответил он Мелинда улыбнулась и зашагала рядом к выходу из тупика. *** — Я могу спросить тебя кое о чем? Это о твоей старшей сестре. Мелинда тяжело вздохнула, и будь Джейсон немного опытнее, он бы сразу понял намек и не стал бы приставать к ней с дальнейшими расспросами, но подобного опыта у мальчика не было и он уставился на девочку с надеждой, дожевывая бургер. — Конечно, можешь. Она так обрадовалась, когда он предложил зайти перекусить в местную закусочную. И пусть они почти все время молчали, не зная о чем говорить, ей все равно было приятно. И вот он все испортил. Джейсон заколебался. — Хм. Ты знаешь твоя сестра… она… красивая… — Да? — сказала Мелинда нетерпеливо. — Ты не знаешь она никогда не участвовала в каких-нибудь фотосессиях? — спросил Джейсон быстро. Мелинда удивлено посмотрела на него. — Фотографии? Что ты имеешь в виду? Как для ежегодника? — Нет, ты не поняла. Я говорю… не о съемках для ежегодника. Сама она фотографировалась. — Я не понимаю! Ее удивило, когда Джейсон внезапно покраснел и спрятал глаза. — Она когда-нибудь позировала, для каких-то журналов? — спросил он, наклоняясь вперед, понизив голос до шепота. Делала откровенные фотографии?… может она не хотела, что бы родители знали об этом? Глаза Мелинды расширились, она вспомнила о том, что сестра занимается сексом со своим бойфрендом. — О нет, только не фотографии, — ответила она развязно и фыркнула. — Ты уверена? Она не позировала для кого то… Для чего то… — он замахал рукой, словно предлагал Мелинде закончить за него мысль. Девочка молчала, дожевывая картошку, с появившимся в глазах раздражением. Джейсон выдохнул с таким видом, словно собирался прыгнуть с моста в воду. — Она позировала кому-нибудь голой? — прошептал он. Мелинда подавилась картошкой и закашлялась. — Как? — Голой! — повторил Джейсон мучительно краснея. — Нет! — громко вскрикнула девочки и осеклась, побледнев, когда на них стали оборачиваться. Нет. — повторила она тише. Не то что я могу быть уверена на 100 процентов… Какого черта ты спрашиваешь об этом? Джейсон смущенно опустил глаза и не ответил. — Ты хотел, что бы я притащила тебе ее пикантные фотографии? — с негодованием прошипела Мелинда. — Что? Нет! — Джейсон, даже оторопел от такого допущения. — Это единственная причина, по которой ты решил покормить меня обедом, хочешь через меня добраться до Хизер!? — Нет Мелинда. Ты не так поняла меня! Это не… Но Мелинда уже встала из-за стола, чуть не опрокинув стул, разъярённо глядя на мальчика. — Даже если бы у нее было что то в этом роде, я ни когда не дала бы их тебе! Я бы не хотела, что бы моя сестра позорилась, позволяя грязным ублюдкам смотреть на себя голую! — Мелинда я не это имел в виду. Подожди… что значит всем этим ублюдкам? — Не бери в голову! — сказала Мелинда краснея. Забудь, что я сказала. Это просто сорвалось от злости, из-за того, что ты хотел использовать меня. — Мелинда я ни для чего тебя не использую, с чего ты взяла? Я никогда бы так не поступил! Это было чистой правдой. Год назад он всерьез разрабатывал план, ближе познакомится с Хизер через ее сестру, но подумав, отбросил эту мысль. К тому времени он уже хорошо узнал Мелинду и чувствовал бы себя подонком, если бы сделал так. На самом деле он завел весь этот разговор исключительно по вине собственной совести, муки которой ощущал все сильнее, чем больше проходило времени с момента посещения дома. Его мучила вина за то, что он сделал, за то, что он видел, за то, как тряслись руки, и сердце наполнялось черной радостью при взгляде на обнаженную Хизер. Он совсем не хотел ей зла и сейчас просто искренне переживал, предполагая, что кто то мог распространять эротические фотографии Хизер без ее ведома. Даже если бы это привело к тому, что он их больше ни когда не увидит. Зато совесть будет чиста. Мелинда обмякла и снова опустилась на стул. — Хорошо, но тогда какого черта ты спрашиваешь меня об этом? — Я… мне, кажется, я видел фотографии Хизер в том доме! — решился сказать правду мальчик. Рот Мелинды приоткрылся, и она на миг стала похожа на маленькую девочку. — Ты не шутишь? Джейсон утвердительно кивнул. — Но… как? Откуда? Кто их мог сделать? Джейсон замялся. Он не представлял, как объяснить Мелинде то, что сейчас ему самому казалось фантастикой. Тем более он не хотел рассказывать, что делал с этими фотографиями. … Только не это! Одна мысль об этом заставила его щеки вспыхнуть снова. — Ни у кого их нет. Я видел ее фотографии в одной книге в том доме. — Что значит ни у кого? У кого они должны быть. Кто то ведь живет в том доме, правильно? Джейсон молчал почти минуту. — Я не нашел там жильцов. — Непонятно. Ка ты тогда попал в дом? — Мм… дверь была открыта? Мелинда посмотрела на парня с сомнением. — И ты что, просто … вошел? — Да. Мелинда вздохнула и покачала головой — Мальчики… — пробормотала она, словно это все объясняло. — Я нашел в нем книгу, в моей… в спальне. Я просто сидел там — торопливо добавил он. — С фотографиями моей голой сестры? Да? Джейсон закашлялся. — Ладно… Она была не просто голой! Мелинда приподняла тонкую бровь. — Она делала кое-что. Она… мм… господи… она мастурбировала! — Ты шутишь? — Мелинда даже не заметила, что часто задышала. Джейсон помотал головой слишком смущенный, что бы говорить дальше. Последовала пауза, а потом Мелинда фыркнула и с каким-то надрывом засмеялась. Джейсон смотрел на нее в полном замешательстве. Девушке потребовалось время, что бы перестать хохотать, у нее даже слехзы из глаз потекли. — Прости… — произнесла она все еще хихикая, — ты не поймешь, это не то как выглядит… у тебя есть эти фотографии, с сбой? — Нет, я оставил их в доме. — Ты оставил их? Ну, ты осел? Я думала ты воспользуешься возможностью, что бы получить такой приз. — сказала она неприязненно поглядывая на мальчика, потом решительно встала. Давай вернемся. Давай заберем их! — Что? Сейчас? — Да сейчас. Ну же… — ты мужчина или нет? Идем! Она решительно схватила Джейсона за руку и потащила из закусочной. — Подожди Мелинда. Остановись. Мы не можем! Она развернулась к нему всем телом. — Почему? — Я не могу вернуться туда до завтра. — Но ты же сказал, что ни кого не было дома. Кто запретил тебе возвращаться до завтра? — Это. Трудно объяснить. Я сам до конца не уверен. — Это звучит бессмысленно. — Я знаю но… — Слушай, хватит искать отговорки, давай просто вернемся в дом и заберем их. — Но… Мелинда больше не слушала, она была неудержима. … Высмеиваешь меня за то что я мастурбирую по ночам, да? Ха! Посмотрю я на твою смазливую мордашку, когда предъявлю тебе маленькие фотографии мисс-зазнайка! *** Как и предполагал Джейсон, когда они добрались до дома и попытались попасть внутрь, дверь оказалась заперта. — И у тебя, конечно, нет ключа? — сказала Мелинда даже не пытаясь скрыть злость и разочарование. — Нет. — ответил Джейсон. Я же говорил тебе, что когда был здесь в первый раз, дверь была открыта. — И кто сказал тебе, что бы ты приходил завтра? — Мм… ты не поверишь. Я считаю, что это был сам дом. — Дом? Джейсон понял, как глупо это прозвучало. Он хотел рационально объяснить странные события. Возможно, голос звучал отовсюду, потому что в стенах вмонтированы скрытые динамики. Но все остальное объяснению точно не поддавалось. Он ощутил сосущее покалывание, где то в районе мошонки едва снова начав думать об этом. Могло ли быть так, что он мастурбировал своей рукой, но думал, что это делает кто то другой? Может, так и было, а остальное он придумал от страха и волнения. — Бог с ним. Во сколько ты собираешься прийти сюда завтра? — Я не знаю. — Господи. — Мелинда посмотрела на парня почти презрительно. Во сколько ты пришел сюда сегодня? — Около 10. — Отлично встречаемся здесь завтра в 10! Джейсон удивленно посмотрел на решительное и очень красивое в этот момент личико Мелинды. — Что? — тут же смутилась она. — Зачем ты хочешь увидеть эти фотографии? Мелинда жёстко улыбнулась. — Я не просто хочу посмотреть их. Я хочу взять их! Джейсон хотел сказать, что ему не разрешали приводить с собой кого-то, но с другой стороны и не запрещали. А сестра Хизер была настроена так решительно, что он бы ее точно не смог отговорить. — Ты расскажешь Хизер об этом? — спросил он осторожно, внутренне уже соглашаясь на то что завтра они войдут в дом вместе. — Нет. Не сейчас. И я не расскажу ей про тебя. Если завтра ты возьмешь меня с собой. Джейсон кивнул и бросил взгляд на дом — Ты хочешь оставить снимки себе? Мелинда закатила глаза. — Нет. Я отдам их тебе когда… короче отдам тебе позже. — сказала она с чувством превосходства. … и хоть удрочись потом на них! — Спасибо Мелинда. Ты настоящий друг. Мелинда бледно улыбнулась в ответ. … да, да, только друг — подумала она с сожалением. — это именно та роль о которой я всегда мечтала… Глава 3. Мелинда выглядела довольной и умиротворенной все утро, едва реагируя на подначки Хизер. На самом деле ее реакцией на обычные насмешки старшей сестры была все более заметная самодовольная улыбка. Поглядывая на часы, она оделась и пошла наружу. Девушка открыла дверь в коридор, но в этот момент сестра заблокировала ее, не давая Мелинде выйти. — Что? — удивленно посмотрела на сестру девушка, продолжая толкать дверь. — Куда это ты собралась? — спросила Хизер, сузив глаза. — Я? — Мелинда мечтательно закатила глаза. Да просто хочу прогуляться. Хизер открыла рот, но молчала, ожидая, когда мать пройдет мимо них из гостиной на кухню. Едва ее шаги затихли, она наклонилась ближе к сестре и зашептала. — Уж не возникла ли в твоей глупой голове мысль рассказать о чем-нибудь маме? — Я же тебе обещала. Я сказала, что не расскажу и, в отличии от тебя, я всегда держу слово! — Брось… — криво усмехнулась Хизер. Просто ты знаешь, что если скажешь ты — скажу и я. — Знаю. — отозвалась Мелинда, сладко улыбаясь сестре, но ее глаза зло блеснули. — Тогда почему ты так странно ведешь себя все утро? Словно задумала сделать мне какую то пакость. — Я не знаю, что ты себе на придумывала сестричка. — Точно? — А может мне нравится видеть, как ты нервничаешь — улыбка Мелинды стала просто невозможно сладкой. — Я не волнуюсь. — Ну, теперь то да. Между прочим как тебе понравилась ракета Брэда? — Шшшш! — Хизер зашипела. Маленькое дерьмо! Мелинда высунула язык и сильно толкнула дверь, вынудив в сестру отступить. Она выскочила из комнаты, прежде чем девушка смогла сказать, что то еще. Хизер замерла на пороге, глядя как младшая сестра быстро спускается по лестнице. Услышала приглушенный разговор Мелинды с матерью, потом, через паузу хлопнула входная дверь. Хизер нахмурилась и метнулась к эркеру. Она осторожно отогнула несколько планок жалюзи и выглянула на улицу. Мелинда появилась из-за дома и целеустремленно зашагала направо к перекрестку. Планки с щелчком вернулась на место, когда Хизер отступила от окна. Сестра, что то задумала, и она не могла понять что. *** Мелинда стояла на перекрестке со смесью волнения и трепета, в предчувствии чего то необычного. Ей, до дрожи в ногах хотелось заполучить фотографии, которые так впечатлили Джейсона и заиметь оружие против Хизер. Время шло, и ее трепет перетекал в глухое раздражение… Джейсон опаздывал. Наконец она заметила его в конце улицы и ощутила невероятное облегчение, и тут же нахмурилась, вместе с мальчиком шел Ричи. Рядом бежала знакомая дворняга. Пес играл, бегал вокруг ребят и радостно подпрыгивал. Джейсон как то затравлено посмотрел на Мелинду, когда они подошли ближе, его руки нервно заёрзали в карманах джинсов. Ричи, что то жарко втолковывал ему, он так спешил, что глотал слова. Едва Джейсон увидел Мелинду, его настроение совсем упало. Он надеялся, что девушка не придет, испугается или что то в этом роде, а тут еще и Ричи. Он словно специально поджидал Джейсона у дома, поздоровался и теперь с жаром пересказывал ему вчерашний бейсбольный матч. Мелинда разочаровано сложила руки на груди услышав, о чем говорит парень. — … два страйка, и наш парень был на первой базе. Питчер брал мяч снова и снова, пока я не выдержал. Я начал орать на него обзывая голово-членом. Он занервничал и сдал мне подачу. Ха! Это была звездная игра, настоящий космос. Ты бы видел его лицо, когда я это сделал. А потом… Мелинда закатила глаза и многозначительно посмотрела на Джейсона, тот пожал плечами. Ричи Мелинду … совершил большую глупость. Ты когда залез туда в первый раз, или ты, Мелинда, когда присоединилась к нему. — Но это было весело! — возмутилась девушка. В основном… конечно бывало жутко, но… — Немного жутко? — охнула Хизер. Тебя не заставляли сосать мужской член дура! Тогда бы ты поняла. Челюсть Ричи отвисла. … Я это слышал? Да ну, просто показалось! Быть такого не может! — Ты сказала, что тебе понравилось. — потеряно отозвался Джейсон. Хизер вздохнула и ненадолго замолчала. — Вот… видишь? — взвилась Мелинда. Я же тебе говорила, что она начнет все отрицать! Но я всем расскажу, что моя любимая правильная сестра Хизер делала минет главному «ботану» школы Джейсону, и жрала его сперму как крем от торта! Ричи на секунду оглох от шока. — Еще раз убеждаюсь, что ты полная дура Мел, — улыбнулась Хизер. — Пошла ты Хизер! Или это не ты, а я сделала это? — Подождите! Хватит! — раздраженно сказал Джейсон. Я не хочу, что бы вы обе ругались из-за всего этого. И спорили! — Тут нет предмета спора. — вызывающе бросила Мелинда. Она не сможет заставить нас больше не ходить в дом! — Я могу сказать маме. — мгновенно отозвалась Хизер, но голос ее звучал неуверенно. — Хотела бы я посмотреть на это без веских доказательств. — Хизер, пожалуйста. — Джейсон примирительно поднял ладони. Я прошу прощения, не злись на то, что мы заставили тебя сделать! — Это было очень странно Джейсон. — мрачно сказала Хизер, глядя на парня, но голос ее при этом стал гораздо мягче. Я знала, что недолжна этого делать, но не могла остановится… это, та вещь о которой ты всегда мечтал? Что бы я сделала это?! — Э-э… ну… — Ты собираешься заставить Мелинду делать тоже самое? Она следующая в твоем маленьком гареме, в твоем списке? Ричи был настолько ошарашен, что ничего не понимал. — Хизер это не так. — вздохну Джейсон. Я никогда не делал ничего, с чем она не соглашалась заранее… — Ну, разумеется, и я сделаю вид, что верю тебе! — Хизер прекрати! — Мелинда сорвалась на крик. Не наезжай на него! — Почему нет? Если ты потеряла остатки стыда, может у него проснется совесть!? — Совесть?! — Джейсон тоже рассердился. Вот сейчас ты совсем не права Хизер. Я ни когда не заставлял ее делать, что то непоправимое. Я говорю о… Я имею в виду, что-то от чего она могла забеременеть. — А если бы я осталась под контролем? Если бы способность думать не вернулась ко мне? Что тогда? — Хизер я бы ни когда этого не сделал, клянусь! — Он не делал со мной ничего такого Хизер! — поддакнула Мелинда. — Лжешь! — Я не вру! — голос Мелинды сорвался на визг. — Мел, я сама видела, как ты сидела на нем, в пятницу! — Ты… ты шпионила? Видела меня? — захлебнулась негодованием девушка. Какая же ты су… — Мел прекрати! — Не называй ее Мел! — встрял Джейсон. Она ненавидит это. И прекрати обвинять нас, словно мы преступники. Да… выглядело это странно… но мы не делали ни чего такого о чем ты подумала! Сначала я действовал по принуждению… — По принуждению, ЧТО!? — Ричи едва не вскрикнул, сжимая зубы от разочарования. — … но на самом деле мы не принуждаем друг друга делать что то, мы… — Перестань тратить на нее время Джейсон, — саркастически улыбнулась Мелинда. Она всегда считает, что права только она… Она просто не умеет ошибаться. Наверно, заставить тебя отсосать Джейсону было правильно, может это было именно то что тебе нужно Хизер. Может, он не должен был останавливаться? Может быть… — Я не хочу больше слышать это. — закричала Хизер закрывая уши. Не хочу! Не хочу! Все, хватит! С меня достаточно! Можете шляться в этот дом и дальше! Я не верю и в половину того, что вы тут мне наговорили. Его, видите ли, принудили! Она круто развернулась и просто убежала, оставив Джейсона и Мелинду. — Я не верю в это. — вздохнула Мелинда. — Она может причинить тебе неприятности Мелинда? — обеспокоено спросил Джейсон. Что если она действительно расскажет обо всем… ? — Ты думаешь ей поверят? — фыркнула девушка. Я передумала. Рассказать ей все было правильным решением. Они решат, что у нее просто едет крыша! — Я не хочу, что бы она сердилась или злилась на нас. — Ха-ха. Ты просто надеешься на еще один минет! — Ну… может быть, я… — Извини, но смотреть на вас было так смешно. — хихкнула девушка, однако глаза ее при этом стали злыми. Я едва хохот сдерживала глядя, как она сосет тебе. Боже мой! — Да, я чувствовал, что она любит управлять ситуацией. — вымучено усмехнулся Джнейсон. — Она просто сука и больше ничего. А ты ей все выложил. — Ну и то теперь? Мы пойдем туда снова? — Конечно да! — А если она… ? — Это не имеет значения. Ни кто больше не знает. Последовала долгая пауза. — Джейсон? — нерешительно произнесла Мелинда. Я… мм… может быть, в следующий раз, когда… я сделаю тоже самое для тебя… то, что делала Хизер. — Серьезно? — в голосе мальчика слышалось оживление. — Может быть… мне нужно еще подумать об этом. Пошли, пообедаем, я чертовски проголодалась. Ричи выждал еще несколько минут и вылез из кустов. Он оглянулся, но на перекрестке уже ни кого не было. Парень поморщился и потянулся, разминая суставы, наклонился, выдергивая из правой икры шип, воткнувшийся под кожу, когда он выбирался на дорогу. У Ричи было ощущение, что мир перевернулся. Джейсон получил минет от Хизер. Это звучало, как фантастика. У него теперь две девушки? Это было просто нереально. Мелинда чуть ли не открытым текстом предлагала ему себя!? И что означает быть «рабом»? Ричи ничего не понимал, но теперь готов был на все, что бы докопаться до истины. Джейсон получил столько женского внимания за несколько дней, сколько Ричи не имел за всю жизнь. Как это произошло? Вот загадка. И Ричи собирался разгадать ее. t/b/c/

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх