Трансгрессии. Часть 3

*** Громко сопя, мужчина двигал своё потное тело по ней. Регина невольно поймала себя на мысли, что ни он, ни она, похоже, не получают от сего действа ровным счётом никакого удовольствия. Через несколько минут всё закончилось; зная, что Регина не рисковала оставлять случайной беременности ни малейшего шанса, Андрей позволил себе кончить лишь после того, как вышел из неё. … Они познакомились спустя две недели после того, что случилось между Региной Андреевной и Валерой. На следующее же утро Регина чувствовала себя настолько мерзко, насколько это вообще было представляемо. Валеры даже в этот ранний час не было дома; ему наверняка было также стыдно, до невозможности стыдно… Проанализировав ситуацию, приведшую к этому вопиющему примеру бесстыдства, Регина Андреевна пришла к выводу, что всему виной её затянувшаяся холостая жизнь, а говоря проще — отсутствие постоянного сексуального партнёра и полноценной половой жизни. Нечистая совесть не давала ни секунды покоя, так что Регина в то же мгновенье вскочила, подошла к единственному в доме компьютеру, что стоял в комнате Валеры, и зашла на более или менее прилично выглядящий сайт знакомств, о котором слышала от кого-то из знакомых или коллег, где тут же благополучно зарегистрировалась. Сообщений Регина получала очень много, однако большинство тут же можно было отсеивать ввиду полной безграмотности их авторов либо отсутствия у сих авторов минимальнейших навыков в общении и социальных компетенций вообще. Однако Регина старалась не ставить планку запросов слишком высоко, ибо саму себя считала в достаточно отчаянном положении. То, что она сделала с сыном — а любой цивилизованный суд классифицировал бы это как изнасилование с её стороны, со стороны взрослого человека — не оставляло возможности считать иначе. Таким образом она и познакомилась с Андреем. Андрей при первых встречах вёл себя невероятно скромно; казалось, будто он не мужчина 43 лет от роду, а восемнадцатилетний мальчик, у которого никогда не было подруги. Поначалу это даже нравилось Регине; опасение попасть через сайт знакомств на какого-нибудь маньяка либо извращенца имело место в её мыслях. Но со временем, после третьей и четвёртой встречи, излишняя скромность начинала раздражать. Казалось, будто этому человеку совершенно нечего ей сказать, будто не было у него за спиной более чем сорока лет жизни. Он совершенно не умел шутить, и не понимал шуток Регины Андреевны; почти все их разговоры в скором времени переходили в неловкое молчание. Несмотря на свою собственную прирождённую стеснительность, Регина практически напросилась в гости в однокомнатную квартиру Андрея, чтобы хоть как-то продвинуть отношения вперёд. То первое посещение закончилось сексом, о котором хотелось как можно скорее забыть. Была и ещё одна деталь, которая не нравилась Регине в этом мужчине. Даже не признаваясь в этом себе самой, Регина Андреевна хотела связать себя с мужчиной, который мог бы — хотя бы частично — взять на себя её финансовые заботы, так как прекрасно помнила, с чего начался весь тот разврат. А Андрей не имел постоянного места работы, подрабатывая то здесь, то там, и не мог обеспечить Регине жизнь без этой постыдной работы с трансгрессиями рамок приличия. Сегодня Регина Андреевна и Андрей спали в шестой или седьмой раз за время их знакомства, и никакого прогресса в качестве секса не наблюдалось. Поймав себя на мысли, что несмотря на только что закончившийся половой акт она ничуть не утолила свой карнальный голод, Регина Андреевна решила, что больше не увидит Андрея. Приняв душ, она собрала свои вещи, бросила последний взгляд на уже спящего мужчину и отправилась домой. *** В том случае, если она не находила другой финансовый источник и не терминировала контракт, Регине предстояли в этом месяце три трансгрессии любой категории. Так выглядела теория. На практике же ей настолько нужны были деньги, что «дешёвые» категории даже не рассматривались; Регина даже всерьёз задумалась над тем, чтобы вновь подать заявку на опцию двойной услуги, как и в прошлом месяце. … Войдя в квартиру, она увидела горящий свет в комнате Валеры. Они продолжали избегать друг друга, игнорируя произошедшее. Более того, и соседской девочки, Кати, Регина за это время больше не встречала. Поставив свою сумку на кресло и повесив куртку на вешалку, Регина Андреевна прошла на кухню и включила кофейный автомат. Несмотря на поздний час, она хотела ещё поработать… Она села за стол с чашечкой кофе и домашними заданиями учеников. «In his inaugural speech, president Bill Clinton talked about…», начиналось изложениеоднойученицы. Мда. Клинтон. Тот ещё кобель. Мысли не хотели концентрироваться на чём-то одном, постоянно расплываясь во все стороны. И тут в кухню вошёл Валера. Вошёл и остановился в нерешительности, словно не зная, убегать ли ему или сделать то, зачем пришёл. Через мгновение он всё же прошёл к холодильнику, вынул оттуда сыр, хлеб, что-то ещё, и принялся делать сендвич. — Здравствуй, — произнесла Регина Андреевна, наблюдая за сыном. — Привет, — буркнул он в ответ. Решив, что рано или поздно об этом придётся поговорить, Регина собралась с духом и сказала: — Послушай, мы не может так жить дальше. Нам нужно поговорить о том, что произошло. Валера повернулся и уставился на Регину Андреевну, не сводя глаз. Не понимая подтекста этого сверх-внимательного взгляда, Регина потупила взгляд и сказала: — Я… Я беру всё на себя. Всю вину, я имею в виду. — Почему? — наконец сказал Валера, ясным и спокойным голосом. — Почему? Потому что я вела себя неправильно, не так, как подобает вести себя матери. Потому что я спровоцировала то, что… Валера налил в стакан воды, взял стул и сел рядом. — Мам, я знаю, почему ты всё это делала. Я нашел контракт о твоей новой работе, и каталог этот тоже. Так что я знаю, что всё, что произошло в спальне… — Это не было частью работы! Я тогда уже закончила свои пять трансгрессий, — сказала Регина Андреевна, и тут же пожалела об этом. Из данных слов вытекал довольно странный намёк. — Вот как? — сказал Валера и игриво улыбнулся. Улыбнулся ей, женщине по имени Регина, а не своей матери. Регина Андреевна чётко ощутила разницу. — Но это неважно, — со строгим лицом постаралась она спасти ситуацию. — Важно то, что это больше никогда и ни за что не повторится. Я обещаю. — Регина встала, подошла к крану и стала мыть свою кофейную чашку. — Я постараюсь тоже найти работу, — услышала она за спиной голос Валеры. Он не предлагал, а скорее ставил в известность. — Нет! У тебя есть работа. Это школа и компьютерные курсы. Я хочу, чтобы ты сфокуссировался на них, — Регина Андреевна непроизвольно шмыгнула носом, хотя плакать ей совсем не хотелось. Да и совсем невовремя это было бы именно сейчас. Валера подошёл ближе и выплеснул остатки воды из стакана в раковину. При этом он прижался пахом к телу Регины. Они были примерно одного роста. Она отчётливо почувствовала, как в его штанах что-то дернулось. Регина Андреевна резко выпрямилась. — Не надо делать вид, будто я не хотел этого, — прошептал он ей на ухо. Затем он отлепился от Регины, взял свой сендвич, и сказал: — Не парься, всё будет нормально, — фамильярно шлёпнув её ладонью пониже спины, так, что Регина ойкнула, Валера отправился в свою комнату, невзирая на её возглас: — Ты что, обалдел?! О концентрации теперь можно было забыть совершенно. Регина Андреевна убрала свои вещи и отправилась спать. «Нельзя позволять Валере так вести себя со мной… « думала она, засыпая. «Нужно найти выход…» *** Поднявшись с постели ещё до звонка будильника, Регина Андреевна надела шлёпанцы и в ночнушке отправилась в ванную. Открыв дверь, она тут же захлопнула её обратно — перед унитазом стоял Валера и писал, причём не считая трусов,… что болтались где-то на уровне ступен, он был абсолютно голым. К удивлению, если не сказать шоку Регины Андреевны, дверь тут же открылась вновь и Валера, взяв её за руку, втянул мать в ванную комнату. — Ты чего?! Чего… не закрываешься? — более дружелюбно спросила Регина, после того как сын отпустил её. — А зачем? — зевая, спросил он. — Я пописал, мне теперь только зубы почистить. А ты чего будешь снаружи ждать? — с этими словами он нажал на сливной бачок и натянул трусы. Ванная комната была довольно тесной для двоих. Телесный контакт был практически неизбежен, и Регине Андреевне вовсе не нравилось, что сын её здесь лишь в одних трусах, а у неё самой под ночнушкой не было и этого. И если Валера бросит взгляд вниз, то непременно поймёт это. Если уже не понял. Валера тем временем начал чистить зубы и отвернулся от неё, и Регина открыла дверь. Дабы восстановить хоть какие-то рамки, она решила как можно чаще называть Валеру тем, кем он ей являлся. — Сынок, я всё-таки лучше попозже зайду, после тебя, — с этими словами она покинула ванную комнату. Зайдя в свою спальню, Регина Андреевна стянула с себя ночнушку, надела свежее нижнее бельё, капроновые колготки, клетчатую юбку чуть ниже колен… В поисках рубашки или блузки она обернулась и увидела Валеру, который смотрел на неё, прислонившись к порогу. — Давно стоишь? — спросила она, прикрыв бюстгальтер руками. — Ну, как сказать… — уклончиво ответил он. — Ванная свободна. … После завтрака они совместно отправились в школу, хотя раньше Валера всегда наотрез отказывался идти туда рядом с матерью-преподавателем. Это порадовало Регину Андреевну. «Быть может, всё наладится, всё вновь будет хорошо», думала она. Дорога требовала короткой поездки на электричке. Как всегда по таким ранним утрам она была переполнена студентами, учениками, людьми, едущими на работу. Регина Андреевна стояла лицом к окну, слева от неё находились две ученицы лет 12—13, а справа мужчина лет 30. Позади неё стоял Валера. На ближайшей остановке в вагон ввалилось такое количество народа, что люди оказались придавленными друг к другу, как шпроты в банке. Кто-то зацепил юбку Регины Андреевны своим пальто и дернул, да так, что она сползла бы вниз полностью, если бы не Валера, заботливо прижавший предмет одежды к телу матери. Правда, левой руки ему для этого оказалось достаточно, а правая тем временем стала осторожно гулять по ягодицам Регины Андреевны под юбкой. Чтобы не привлекать к себе внимания, она лишь бросила через плечо гневный взгляд на сына. Почувствовав, что физического сопротивления не последует, он стал неторопливо поглаживать ягодицы Регины Андреевны через капроновые колготки. Не в состоянии что-либо сделать из-за тесноты, она просто отдалась этому ощущению. Несмотря на то, что Регина никогда не призналась бы в этом даже себе самой, это ощущение нельзя было назвать неприятным. Однако тут поездка закончилась. Люди стали выходить. Приобняв Регину Андреевну за талию, и тем самым придерживая порванную юбку, Валера вывел её из вагона. Позади остановки были гаражи, куда он и повел Регину. Они остановились в укромном углу. — Резинка порвалась, — с сокрушением в голосе сказала Регина. — Подожди, — Валера залез в сумку, покопался там и нашёл скрепку. — Иди сюда. Регина Андреевна осторожно подошла ближе. Валера присел перед ней на корточки и одним рывком стянул с неё не только юбку, но и колготки и даже белые трусики. — Ну блин! — воскликнула Регина Андреевна, и тут же спохватилась своего громкого голоса. — Спокойствие, — ухмыльнулся Валера. И тут он придвинулся ближе, словно рассматривая, как бы получше прицепить юбку, однако вместо этого смачно, при содействии языка поцеловал Регину прямо туда, промеж ног. Отдёрнувшись от неожиданности, она чуть не наступила на подол своей юбки, потеряла равновесие и едва не упала. Бросив мешавшую ей до этого сумку на землю, она зло натянула трусы и колготки обратно. — Что ты себе позволяешь, Валера? Совсем с катушек слетел, что ли?! — Регина не на шутку рассердилась. Валера виновато отвёл взгляд в сторону, и она смягчилась, решив, что доля её вины во всём этом тоже есть. — Ты можешь что-то с юбкой сделать или нет? — спросила она тогда. — Я её застегну, только ты сегодня в школе лучше её не снимай, — в ответ на её недоумённый взгляд Валера добавил: — В туалете, например. Лучше сейчас пописай, здесь. Писать не хотелось, однако день предстоял долгий. На её удивление, сын послушно отвернулся и не подглядывал за тем, как она писала на гравий за гаражом. После этого Валера застегнул Регине Андреевне юбку, и они вместе отправились в школу. *** Сидя на диване перед телевизором, Регина вертела в руках телефон. Дыра в её семейном бюджете не оставляла выбора — необходимо было заказать опцию двойной услуги и на этот месяц. Регину тошнило от одной мысли об этом, учитывая, как это ломало её родительский авторитет перед Валерой, как плохо это влияло на её отношения с сыном. В конце концов она нашла компромис, пообещав себе, что на этот раз никоим образом ни вовлечёт в эти трансгрессии Валеру. Собравшись с духом, Регина начала было набирать номер компании, как в дверь из подъезда вошёл Валера. Он уселся рядом с матерью на диване и спросил: — Кому звонишь? — Никому, — ответила Регина. — Ты где был так долго? — Наверное, двойную услугу заказать хочешь? — проигнорировав её вопрос, поинтересовался Валера. — Время-то идёт, а мы в этом месяце ещё ничего не сделали… — И не сделаем, — перебила его Регина. — «Я» — сделаю. А вот «мы» — нет. — То есть ты меня даже не спросишь? — сказал Валера и положил руку матери на бедро. Убирая её, Регина Андреевна удивлённо подумала: «Что это? Валера так открыто… заигрывает со мной?! Неужели я сейчас могу выглядеть соблазняюще?» Регина была одета в старые серые штаны для занятий спортом и растянутую белую футболку. На плечи она накинула шаль, так как в доме было прохладно. Убрав руку Валеры, она повернулась к нему, нахмурив брови, и строго посмотрела на сына. Только тут она уловила странный запах. Помимо одеколона, от него пахло… алкоголем? Так вот откуда эта смелость к заигрываниям! — Валера, ты что, пил?! — возмутилась она. Вместо ответа он поднялся с дивана и, улыбаясь, пошёл в свою комнату. Обернувшись на полпути, он сказал: — Если захочешь перейти рамки приличия, ты знаешь, где меня найти. Ах да, чуть не забыл: на, держи, — с этими словами он бросил на диван рядом с Региной Андреевной пачку банкнот, перевязанных тонкой резинкой. Взяв их в руки, Регина пересчитала деньги. Четыреста долларов! Откуда это? — Валера, откуда… — начала было Регина Андреевна, но только тут заметила, что сына уже не было в комнате. Радость перемешалась с тревогой. Откуда он мог взять эти деньги? Разве может пятнадцатилетний мальчик заработать столько за один день? А если не работа, тогда что? Мысль о том, что Валера мог что-то украсть, не давала покоя. Однако презумпция невиновности распространялась и на собственных детей, так что Регина Андреевна убрала деньги в сумочку и с радостью положила телефон на место. Срочность в опции двойной услуги резко отпадала. Впервые за последние несколько месяцев Регина спала крепко и беспечно, как в детстве. *** Следующим днём была суббота. Регина Андреевна проснулась от запаха свежего кофе. Пытаясь сквозь сон понять, кто мог в этот ранний час варить кофе, она присела в постели, опираясь на подушку. В этот момент в её спальню вошёл Валера. Регина хотела было возмутиться, что он снова не соизволил постучаться, но передумала, заметив в его руках поднос с завтраком. Это было невероятно забавно, но в то же время довольно мило. — Завтрак в постель? — усмехнувшись, спросила Регина. — С чего это ты решил поухаживать за своей старой матерью? — Ты? Старая?! — Валера откровенно рассмеялся, и эта откровенность была бальзамом на самоуверенность Регины Андреевны. Поставив поднос на ночной столик, он добавил: — Просто я знаю, через что ты в последнее время прошла. Вот и решил сегодняшний день посвятить тебе. На подносе, помимо дымящегося кофе, были французский багетт, вишнёвый джем, а также яичница с беконом. Рядом с подносом Валера положил свежую утреннюю газету — видимо, успел рано утром сходить в магазин. Выглядело всё это безумно аппетитно. Существовало две возможности воспринимать происходящее — либо это была трогательная забота сына о своей матери, либо не менее трогательные, хотя по понятным причинам совершенно недопустимые любовные ухаживания. Подумав, Регина Андреевна взялась за завтрак. Валера сел на край кровати и стал смотреть за процедурой. — Присоединяйся ко мне, — предложила Регина Андреевна. — Нет, я уже ел, — ответил он. — Я лучше тебе массаж ног сделаю. «Ну уж нет. Стоп. Я знаю, куда это ведёт», решила Регина Андреевна. — Нет, Валер, не надо. Я не хочу… — начала она, но Валера настоятельно закинул край одеяла наверх и положил её ступни себе на колени. — Расслабься и кушай, — твёрдо сказал он, и начал нежно массировать её ноги. Он не позволял себе ничего лишнего, сконцентрировавшись лишь на ступнях матери, и Регина действительно смогла расслабиться. Дозавтракав, она взяла в руки газету. Массаж продолжался. Регина надела очки, чтобы комфортнее было читать; кроме того, ей казалось, что в очках она выглядит по меньшей мере в два раза менее привлекательно чем без них. Таким образом она хотела предупредить возможные дальнейшие шаги Валеры. Однако их не последовало. Это было здорово, хотя Регина Андреевна и не совсем понимала, с чем было связано это изменение в отношении сына к ней. Однако вскоре всё прояснилось. Дочитав газету, Регина отложила её в сторону. Она с любовью посмотрела на сына, продолжавшего массировать ей ноги. — Валер, — тихо сказала она. — Скажи пожалуйста, где ты взял эти деньги? Он ответил после короткой паузы: — Заработал. — Ну Валера, я ведь просила тебя не искать работу, — упрекнула она сына. — Не беспокойся. Я знаю, что делаю, — с этими словами он вдруг схватил Регину Андреевну на руки и понёс её в ванную комнату. — Куда? Зачем?! — говорила Регина Андреевна, пытаясь вырваться из его рук. — После завтрака самое время принять душ! — ответил Валера, без видимых усилий удерживая Регину на руках. «А я и не думала, что он такой сильный», удивилась Регина Андреевна. В ванной он поставил её на пол в душевой кабинке и осторожно снял с неё очки. Затем взялся за подол ночнушки и потянул вверх. — Валера, дальше я сама, — твёрдо сказала Регина Андреевна. — Хорошо, — неожиданно легко согласился он, однако и не думая покидать комнату. Регина развела руками: — Может быть, ты выйдешь? Вместо этого Валера медленно приблизился к ней и стал целовать её губы. Он явно делал это не впервые, решила Регина Андреевна — сравнения с её последним любовником были явно в пользу Валеры. Какие-то невообразимые ощущения не позволили ей сделать даже попытки высвободиться. Пальцы Валеры нашли путь к влагалищу Регины; она чувствовала, что становится влажной, но остановить Валеру было выше её сил. Продолжая очень быстро — за отсутствием более подходящего слова — прямо-таки трахать её своими пальцами, он по-прежнему целовал её губы и шею… Волна оргазма накрыла Регину Андреевну, и она без сил опустилась к полу. — Что же мы делаем? — тяжело дыша, прошептала она.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх