Тренер Рабынь: Моя любовь

Я была третьим ребенком в семье, что не сильно мне помогло. Мои родители не были особо богатыми, а проще говоря — были бедными людьми. Место моего рождения — лес Присольд, тихий уголок нашего безумного мира, где правят деньги и интересы богатого люда и нелюда. Меня ждала судьба моего брата и сестры, меня продали в рабство. Именно так, несмышлёную девочку в возрасте восьми лет продали в рабство. Но не стоит думать, что все, так как вы привыкли. Работорговец что уже принял моих старших не забрал меня, как и их. Нам был отведен срок.Давайте по порядку. Столица нашего полуострова — Дворцовый город Сидан. Власть города — гильдии работорговцев, точнее три гильдии. Это наша слава и наше проклятье. Рабы везде рабы и статус у них везде разный, но Сидан уже давно специализируется на рабах для утех господ. Вот и ходят работорговцы и собирают у бедных семей детей и платят им за это деньги. Но благо сто лет назад был издан указ, что дети живут при родителях до срока своего полного созревания — двадцати лет. Вот и мы отбываем наш срок, ожидая и содрогаясь от каждого стука в дверь. Моего брата купили дешево, так как он был первый и он мальчик, малый спрос. Сестру мою водили к ведьме, которая вела свой ритуал для подготовки рабыни. А меня прописали волшебнице для моей собственной подготовки. К четырнадцати годам пришел мой срок посещения волшебницы. Я ждала этого дня так долго, что когда он наступил, я была к нему готова и уже не падала в обморок от страха. У волшебницы я встретила своего покупателя. Темная фигура, скрытая плащом и ничего больше. Меня ждали, и я была одна. Старая женщина осмотрела меня, заглянула в глаза, ощупала голову и шею. Затем небольшой диалог с моим покупателем и все. Покупатель ушел.— Садись, рабыня. — громко сказала мастерица магии. Я скромно села на стул подле нее. — Как тебя зовут? — Мама и папа зовут меня «Младшей», — скромно ответила я. — Все верно, ты не должна иметь имени. Гуляешь ли ты с другими детьми? — Нет. Мама запрещает. — Верно. Незачем тебе видеть другую сторону медали. Какой район вокруг вашего дома? — Присольд. — Замечательно. Ты видела диких существ? — Да. Они покупают молоко у нашей коровы и часто бывают у нас дома. — Замечательно. — немного громче сказала женщина и еще раз на меня посмотрела. — Выпей эту микстуру. — Флакон с голубой жидкостью оказался у меня в руках, и я без слов осушила его. — Замечательно. Теперь сиди смирно и не мешай мне…Волшебница читала заклинания и долго ходила вокруг моего стула. Я сидела и боялась пошевелиться, но совершенно ничего не ощущала. Когда же процедура была окончена, волшебница села напротив и вытерла пот со лба. — Отныне, и до самого «дня призыва» я накладываю на тебя табу. Ты будешь скрывать свое тело от всех, в том числе и от себя. Я дам тебе одежды и накрою пологом сокрытия. Никто не должен видеть тебя до дня призыва. — она больно щелкнула меня по носу и вручила сверток вещей. — И я запрещаю тебе общаться с людьми… Шли годы. Я жила упакованная как младенец, не имея возможности снять перчаток и вуали с лица, нося громоздкие одежды, что скрывали все очертания меня сомой от всего мира. Я даже не ощущала своего тела, смутно понимая, что продолжаю набирать вес и расти. Я не могла говорить со своими родными, но я могла говорить с нашими гостями, чье общество я стала ценить намного больше. Моего брата забрали одним дождливым утром. Спустя год и два месяца нас покинула моя сестра под темную лунную ночь. И вот теперь я готовлюсь отметить свой двадцатый день от рождения со свертком любимых вещей, что умещаются в свертке не больше кухонного горшка. Часы последний раз ударили в колокол и в дверь постучали…На пороге появилась та самая фигура в плаще и капюшоне. Мои родители встретили гостя и они удалились в одной из комнат оставив меня одну у входа. Прошло около получаса, пока фигура не вернулась ко мне. Из полога плаща появилась аккуратная женская рука и повернулась ладонью вверх. Я положила свою руку на нее, мой час пробил, с этого дня я буду рабыней. На мою руку был положен маленький кулон в виде полумесяца с кристалликом слезы по центру. Холодный металл мигом нагрелся и оставил на моей руке хорошо заметный отпечаток. Магическая метка полная сил. Следующие пять лет я не буду иметь свободы, за мной будут следить все, кому это дозволено и меня всегда вернут моему хозяину в случае побега. — Пошли за мной. — фигура говорила глубоким женским голосом. Мне все больше было интересно, кто же был моим покупателем, но одежды скрывали ее от меня. Мы вышли и сели в карету, щелчок кнута и наш экипаж тронулся с места. Покупательница, наконец, скинула свою накидку и оказалась полностью голой. Я была поражена. Напротив сидела женщина лет сорока с полновесной грудью, не утратившей юношеской упругости, соски ее задорно торчали, стройные ножки были закинуты одна на другую, плоский живот не был подернут возрастными метками. Сама женщина была на удивление красива и молода, даже руки не выдавали ее возраста, но вот голос и глаза… А еще у ее уха была магическая метка утратившая свою силу. Передо мной сидела бывшая рабыня. Она смотрела на меня и молчала, я молчала тоже, уже в силу привычки. Но молчание было нарушено спустя час.— Ты знаешь, кто я? — спросила она безразличным тоном и посмотрела в окно. — Вы хозяйка. — так требовал этике приложенный всем рабыням. — Нет, я торговка. И я не в гильдиях. — это было уже интересно. Работорговцы вне гильдий, как правило, мелкие торговцы, не выживающие на рынке больше пары лет, но она была и десять лет назад. — Мне нравиться, что ты все время молчишь, но ты должна быть универсальной. Я везу тебя на рынок. Тебя сегодня купит один из тренеров, я не знаю, что тебя ждет, но я не работаю с садистами, так что ты можешь не беспокоиться, мои клиенты люди хорошие.— Могу ли я спросить? — тихо сказала я. — Спрашивай. — Почему вы раздеты? — этот вопрос ее удивил, она отвернулась от окна и посмотрела на меня немного удивленно. — Как и ты, я была куплена многие годы назад, и, как и ты посещала волшебницу. Она дала мне молодость в обмен на голую жизнь. Я не могу носить одежд, так как они старят меня быстрее времени, поэтому плащ это — то единственное, что мне доступно. Дальше я молчала, а покупательница смотрела в окно. Я последовала ее примеру и смотрела, как вдали скрывается мой дом, лес Присольд. Спустя час я задремала и просто легла на сидение. Покупательница не возражала, иначе уже высказала бы свое неудовольствие, но видимо — мне везет. Меня трепали по голове. Я сразу села и сбрасывала остатки сна. Карета уже стояла, покупательница была в плаще. — Поднимайся, мы опаздываем. — грозно сказала женщина и мы спешно покинули транспорт. — Ничего не говори, на вопросы клиентов не отвечай, я все буду говорить сама. Когда покупка будет совершена новый хозяин, он же тренер, сам выдаст тебе разрешения и запреты. Мы прошли три улочки, и вышли к речному порту. Я никогда раньше не видела столько людей сразу. Жизнь кипела и бурлила, множество торговцев, рабов с ящиками и сундуками, распутных женщин. Вся эта бурлящая толпа мельтешила вокруг нас пока мы шли к небольшому строению на деревянном настиле. Дверь открылась, и мы оказались в большом зале с прекрасным освещением. Даже не вериться, что в таком невзрачном деревянном строении может быть такое богатое убранство. Нас уже ждали. Пять кресел были заняты. Покупательница вывела меня на небольшой помост и теперь все могли меня рассмотреть. А я в свою очередь могла посмотреть на клиентов.— Дорогие Тренера, я приветствую Вас, как своих гостей, вы знаете меня, а я знаю вас. Поэтому… я предлагаю не затягивать процесс покупки в долгий ящик. Сегодня, как и каждый год, я представляю вам «кота в мешке». Ваши вопросы будут удовлетворены на должном уровне и покупатель не останется в накладе, я вас уверяю. — она хищно улыбнулась. Первым среагировал молодой человек сидевший справа. Я успела … рассмотреть его и оценить его дорогие одежды и украшения. Несмотря на свою молодость, он был одет очень скромно, лишь некоторые детали и золотые элементы выдавали дороговизну его костюма. Молодой человек просто поднял руку и поправил пенсне на правом глазу.— Невинна ли она? — Разумеется, как и все мои товары. — не замедлила с ответом бывшая рабыня. — К какому виду она принадлежит? — К котам в мешочке разумеется. — улыбнулась продавщица. Парень сразу опустил руку, потеряв к ней всякий интерес. Но спустя пару секунд он поднял руку, одним пальцем вверх. — Одна тысяча реалов за котенка. — продекламировала фигура в плаще. Следом поднялась пышногрудая блондинка. Грудь на столь хрупкой фигуре смотрелась очень несуразно, но, тем не менее, не тяготила девушку. Девушка повертела маленькую палочку перед носом и сев обратно подняла три пальца.— Три тысячи реалов… аннн нет, Мистер Бошо, вы как всегда неожиданно. — продавщица улыбнулась тучному богачу в центральном кресле. — восемь тысяч реалов. Даже одна тысяча это очень много. Мои родители на эту сумму могли бы пять лет вовсе не работать, а здесь торги за неизвестную фигуру с такими деньгами. Мне стало грустно и одновременно страшно. — Дорати, а почему вы столь безучастны? Данный котенок очень в вашем вкусе. — та к которой было обращение оценивающе посмотрела на меня и слегка улыбнувшись кивнула. — Удваиваю. — Миледи, это не культурно. — забухтел Мистер Бошо. — Пропадает всякая интрига, притом котик мне по вкусу, не уступите ли вы его мне?— Бошо, любимый, завали свой поганый рот. — отрезала скромно сидящая фигурка Дорати. — Я все уже узнала, мне этого достаточно. — Дорогие мои, не стоит ругаться. Котику уже страшно, она хочет найти своего тренера. Гомон немного разыгрался, но спустя минуту вновь поднялась рука со второго стула. Двадцать тысяч реалов. Молчавшая доселе девушка в платье с глубоким вырезом молча подняла руку и дважды встряхнула пятерней. — Шишика, ответь только на один вопрос — откуда эта леди? — Присольд. — ответила продавщица. — Тогда тридцать и предлагаю закрывать эти торги. — Миледи, это неспортивно. — сказал молодой парень с правого места. — Зато честно. Если вам нечего предложить, то вставай и иди к своим кухаркам двойного назначения…Дальше начался такой спор и перебранка, что было просто жутка. Хотелось бежать и спрятаться. Никто еще при мне не устраивал подобных сцен. Но всему приходит конец. Торги прекратились на сорока пяти тысячах реалов от грудастой блонди. Остальные довольные потраченным временем поднялись и пообещали прийти в гости к моей новой хозяйке. Она же послала всех к демонам лысым. Договор был заключен. Мой кулон передан новой хозяйке, а потом женщина в плаще подошла ко мне и, чмокнув в щеку, вышла из домика. Моя новая хозяйка вышла со мной из этого портового домика, и прошли к набережной. За все это время она ни разу не проронила, ни слова. Когда же мы оказались на набережной, нас ожидала машина хозяйки. Это сколько же у нее средств? Она усадила меня в длинную по меркам кареты машину и приказала своему лакею отвезти нас домой. Я со всей своей любознательностью осматривала таинственный аппарат, о которых раньше от силы читала в книгах и свитках. Город несся за окнами очень быстро, затем потянулся пригород и в итоге мы практически заехали в лес. В крупной роще стоял невероятной красоты особняк слегка потрепанный временем и облепленный мхом и плющом. Машина остановилась довольно резко, от чего меня едва не вырвало. Мне помог выйти молодой дворецкий в дорогом фраке и с бабочкой на шее, и мы пошли в этот особняк. Проходя по коридорам, я совершенно не видела ни рабов, ни прислуги. Дом был словно вымерший, но хозяйка уверенно провела меня на третий этаж и отперла одну из дверей.— Заходи и раздевайся. — довольно холодно сказала она. От ее приказа я немного напугалась. Совсем забыла, что не к тете приехала, а в настоящее рабство. Но делать было нечего. Сколько лет прошло с той самой встречи с волшебницей? И за все это время я не могла смотреть на себя, и вот этот момент настал, а мне страшно. И страшно именно за свою тренершу, которая может избить меня до крови, если я ей не понравлюсь. Трясущимися руками я сначала стянула свои волшебные перчатки, что не мешали мой жизни все это время. Голубой атлас покинул мои руки, открывая красивые и тонкие белые пальчики с аккуратными ноготками. Дальше я провела рукой по внутренним швам своего платья, и оно начало расходиться, как будто я разрезала его ножом. Распадаясь, платье в первую очередь открыло мою грудь и сильно удивило меня. Молочно-белая грудь, была крупнее, чем показывал рельеф платья. Аккуратные розовые соски вишенки, смотрели прямо перед собой, я сразу начала ощущать ее тяжесть и ощущение легкого ветерка по моей коже. Платье продолжило свой путь и открыло мой плоский животик и прекрасные стройные ножки, и кругленькую попку. Отдельно в глаза бросился огненно-рыжий лобок с закручивающимися волосиками. Я стояла нагая и слегка успокоившаяся. Подняв свои руки, я сняла вуаль с головы и повернулась к своей хозяйке. Все изменилось. Я стала иначе слышать, намного острее и лучше. Нос наполнился запахами и манящими ароматами. Я приоткрыла губки и провела языком по своим острым зубкам. Даже это чувство было скрыто от меня. А еще я увидела свою хозяйку новым взглядом. Это была очень красивая женщина лет тридцати, светлые волосы ее падали на плечи и спускались почти до пояса. Темные голубые глаза оценивали меня. Вот та минута, что меня пугала.— Хороша чертовка. — наконец сказала Тренер. — Как тебя звали родители? — Младшая… — сказала я и восхитилась ровности своего логоса и его нового звучания. — Не пойдет. Я буду звать тебя Рыжая. Повернись. — я подчинилась и в следующий миг резкая боль по позвоночнику заставила меня упасть на колени и закричать. — Не голоси. Раздражает. А теперь мойся и я жду тебя в левом крыле. Граф проводит тебя. Оставшись одна, осмотрелась. Я была в большой ванной. Золотые линии разделяли белоснежные плитки и гравюры. В центре этого великолепия перед большим окном находилась купель на пятерых, почти бассейн. Я сделала один шажок и заметила самое большое зеркало, что мне доводилось видеть, в нем отражалась белоснежная девушка с бюстом четвертого размера и огненно-рыжими волосами, что были стянуты тонкой лентой и свисали до середины спины. А за спиной нервно колыхался и мотался во все стороны пушистый лисий хвост более всего напоминающий подушку. Мое лицо до такой степени изменилось, что собственные воспоминания ни капельки на меня не походили. Остренький подбородок, большущие зеленые глаза с пышными ресничками, пухлые слегка оранжевые губки, маленький вздернутый носик. Я была прекрасна и незнакома себе. Покрутившись, я оценила себя со всех сторон. Хвост мне не нравился, но он столь гармонично смотрелся на мне, что убрать его — портить картину. Закончив омовения и одевшись в оставленный халат из шелка, я вышла из шикарной ванной полная мыслей, что попала в рай земной. За дверь был тот самый дворецкий. Он смотрел на меня уже по-другому, холодно и презрительно. Но ничего не сказал. Молча он провел меня через пару поворотов и привел к новой комнате, где меня ждала хозяйка. Она сидела за большим столом и, нацепив на носик тонкие очки, смотрела свои записи.— Садись Рыжая, — сказала она, не поднимая головы. Я села на стоявшее рядом кресло и слегка сместила ноги в сторону. — С этого дня я твоя хозяйка и ты моя собственность. Меня можешь звать Тренером, Хозяйкой, Уллой или Мирой. Мне это одинаково и безразлично. Ты получаешь себе в пользование комнату. В ней ты хозяйка, я оставляю тебе право на чтение, письма родным и молитвы твоим Богам. Тебе запрещается выходить из дворца без моего позволения, запрещается удовлетворять свою похоть без моего разрешения, запрещается спать с другими рабынями … и рабами без моего разрешения. Я буду составлять твое расписание, и корректировать его в зависимости от твоего поведения. Развивать тебя и твои навыки — моя работа, так что будь готова испытать все, чем можно порадовать будущего клиента. Если у тебя есть вопросы можешь задать их сейчас. До вечера я тебя трогать не буду, ты хорошая сделка. Я готова ответить на твои вопросы.— Почему вы так много за меня отдали? — Это не много. Если бы она показала тебя на сцене, за тебя бы отдали не менее ста тысяч, но у торговки Шишики есть свои преимущества, ее аукционы чаще всего удачны и она сама не всегда понимает что продает, но к ее чести — никогда не жалеет об этом. Еще вопросы? — Что вы будете со мной делать? — Учить Рыжая, учить и тренировать… Новая жизнь началась у меня с самого утра. Для начала мне выдали одежду, а это было для меня новинкой. Мне досталась белоснежная блузка и расклешенная белая юбка. Больше ничего мне не дали, но в любом случае былые одежды были хуже. Сейчас же я чувствовала себя свободной и живой. Завтрак у меня прошел рано и с тремя другими рабынями. Первая, которая меня позвала, была худощавая брюнетка по имени Люси, она вела себя строго и немного стервозно, хотя сказать, что она злюка я не смогла бы. Вторая, которую я увидела только в обеденном зале, звалась Масей и была довольно странной. Половина головы Маси была выбрита, одна ее грудь свободно висела не прикрытой, а еще она очень милым голосом завлекала нас поесть и выпить ее «молочко». Я вежливо отказалась, а Люси откровенно пригрозила выпороть «несносную дрянь». За завтраком девушки дали мне расписание, решив непременно отметить, что оно у меня халявное. — Весь день дома просидеть и уборка. Я так не отдыхала с прошлой зимы. — сказала Мася. — У тебя и аппетиты тогда поменьше были. Долго бы ты выдержала дома? — Подольше вашего. — Рот закрой мерзавка! — почти вскрикнула Люси. — Еще ты мне тут не ехидничала. — А что ты мне сделаешь? Побьешь? Кишка тонка против Уллы пойти! — показала язык Мася. — Скажу что ты дрочишь по ночам. — сказала Люси и отправила в рот небольшой кусочек ветчины. — Ты не посмеешь! — А я предложу проверить! — довольно резко сказала Люси и замахнулась для удара, но не ударила.Я мотала головой из стороны в сторону и диву давалась, как они еще не подрались, но к концу ужина девочки поцеловались весьма откровенно и позвали меня с собой. 8:00— Мы стояли перед комнатой хозяйки с листами расписания. Первым из комнаты вышел Граф, который уже пару раз мне встречался, уже за ним вышла Улла в золотом платье до самого пола. Осмотрев нас, Хозяйка взяла расписания у девушек. Немного погрызя карандаш, она почеркала листы и раздала их обратно.— Люси, ты нужна мне в шестом часу, не опаздывай. Мась, ты в полдень должна приехать домой, извинись перед Шобиром, но скажи что так надо, через час ты к нему вернешься. Теперь так. Люси, закрой низ и зад, лиф можешь не одевать. Свободна. — Люси поклонилась хозяйке и, повернувшись, пошла в сторону своей комнаты. — Мась. Зад открыт весь день, я подумаю на счет Пирона, он просил тебя в гости, не накосячишь — отпущу на всю ночь. — Мася чуть не подскочила, но все же поклонилась и, улыбнувшись, помчалась в сторону выхода, где уже стоял Граф. Настал и мой черед узнавать новую жизнь. — А ты за мной.Хозяйка отвела меня в нижний уровень и завела в странную комнату, где все было красным и розовым, на стенах висели самые разные предметы, но вряд ли искусство. Приказав мне раздеться, Улла почти легла тахту. Осмотрев мою наготу, она приказала мне принести таз с водой, банку с пеной и мылом, а так же бритву. Когда я все принесла, Хозяйка долго раздумывала, а потом указала мне на стул. — Садись и раздвинь свои прекрасные ножки. — я нехотя подчинилась, а когда руки хозяйки начали меня там ощупывать чуть не сдвинула их. — Ты что совсем чиста? Не знаешь, зачем тебе этот кустик и что он прячет?— Я не могла разговаривать многие годы. Простите, я исправлюсь, я узнаю. — Не глупи. Все хорошо. Позволь я тебе все расскажу… И она рассказала. Хозяйка нежными движениями намазывала мой лобок и говорила о таких вещах, что мне с трудом верилось. Потом она мне выбрила мой лобок и смазала его резко-пахнущим кремом, затем смыла крем и прикоснулась ко мне, слегка потирая промежность. Мне стало приятно, а голос хозяйки все лился и лился. Дав мне белую водичку, она заставила ее выпить. А потом я узнала, что за сокровище все это время хранилось под моими покровами. Язычок госпожи гладил мои складочки и все больше приносил мне удовольствия, я стала постанывать, но она не останавливала и не затыкала меня, она позволяла мне выплескивать накопленные эмоции. Сладкий и горячий язык с пальчиками промывал меня всю. Особенно в верхней части складочки, там между губками, где все покраснело. Мне было так хорошо, но все эти эмоции навалились, словно волна и я не знаю что произошло, я сильно сжала голову госпожи и выгнулась дугой присев на хвост, ощущение было такое, словно я готова взорваться. Меня трясло, и мне было хорошо. Только когда волна ослабла, я поняла что натворила. Я быстро расцепила ноги и увидела, что лицо хозяйки все мокрое, неужели я ее обоссала? Мне стало страшно, и я постаралась подняться и прикрыться. Но хозяйка лишь приподнялась и с улыбкой поцеловала меня в губы. 11: 30 — Я тяжело дышала на мягком столе и не верила своему счастью. Я кончила раз семь. Сил не было никаких, но хотелось еще. Улла сидела на тахте и делала пометки, в своем блокноте, периодически глядя на моей измученное тело.— Тебе понравилось Рыжая? — ДА, конечно. — ответила я не задумываясь. — Хорошо. Можешь сделать тоже самое для меня? — Я попробую. — тяжело поднявшись я на коленках поползла к хозяйке. Она спокойно снял свое платье, выпустила на волю свои огромные сиськи с опухшими темными сосками, а потом она раздвинула свои ноги. Я впервые видела промежность другой женщины вот так, но я уже знала, что это место наслаждения и не стала долго разглядывать промежность госпожи. Я прислонилась к ней ртом и начала ее вылизывать, а Улла направляла и учила меня. Хозяйка кончила очень сдержанно, но все равно похвалила меня. 12: 15 — К нам приехала Мася. P/S. Это просто введение, если будет интересно продолжение — пишем и не стесняемся.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх