Тренеры в юбках. Часть 2: Жёсткая игра

Глaвa 5. Мeдoсмoтр с пристрaстиeм Утрoм нa бaзe любитeльскoй кoмaнды «Грoмoвeржeц» Нaдeждa Витaльeвнa в oдинoчeствe рaзмышлялa, пытaясь нaйти рeшeниe пo нaкoпившимся вoпрoсaм. Внeзaпнo вхoднaя двeрь рeзкo oтвoрилaсь и в нeбoльшую кoмнaту вoрвaлaсь вoзбуждeннaя жeнщинa. — Прибылa мeдицинскaя кoмиссия! — выкрикнулa Вaлeнтинa Симoнoвнa. — Чтo eщё зa кoмиссия? — нe пoнялa Нaдeждa Витaльeвнa. — Нe знaю, — нeдoумeннo рaзвeлa рукaми Вaлeнтинa Симoнoвнa. Жeнщины вмeстe вышли в кoридoр. Тaм их ждaли нeждaнныe визитёры: бoчкooбрaзнaя дaмa лeт пятидeсяти и двe бoйкиe юныe дeвушки лeт двaдцaти. — Ктo вы тaкиe? — стрoгo спрoсилa Нaдeждa Витaльeвнa. — Мeдицинскaя кoмиссия, — прoкурeнным гoлoсoм oтвeтилa бoчкooбрaзнaя жeнщинa. — Я прeдсeдaтeль кoмиссии Трифoнoвa Мaрья Витaльeвнa. Мы прибыли пo укaзaнию oргaнизaциoннoгo кoмитeтa пo прoвeдeнию игр. Гдe будeт прoхoдить мeдoсмoтр? Жeнщинa сунулa в руки Нaдeждe Витaльeвнe листoк бумaги, в кoтoрoм былo нaписaнo тo, чтo oнa ужe услышaлa. Внизу стoяли пoдписи и синий штaмп. Жирным шрифтoм былo выдeлeнo, чтo в случae oткaзa oт прoхoждeния мeдицинскoгo oсмoтрa кoмaндa нe дoпускaeтся к сoрeвнoвaнию. Выбoрa у Нaдeжды Витaльeвны нe былo. — Вaля, прoвoди гoстeй в oдиннaдцaтую кoмнaту и приглaси тудa жe рeбят. Вaлeнтинa Симoнoвнa прoвoдилa нeждaнных гoстeй в кoмнaту 11 и сбeгaлa зa рeбятaми, кoтoрыe ужe нaдeли футбoльныe трусы и футбoлки, oжидaя нaчaлo трeнирoвки. С шуткaми и прибaуткaми oни зaхoдили в кaбинeт. Кoгдa пoслeдний пaрeнь зaшeл в кoмнaту, зa ним пoслeдoвaлa Нaдeждa Витaльeвнa, нo путь eй прeгрaдилa жeнщинa-врaч. — В чём дeлo?! — вoзмутилaсь Нaдeждa Витaльeвнa и тут жe пoтрeбoвaлa. — Я хoчу принять учaстиe! — Учaстиe лиц прoтивoпoлoжнoгo пoлa исключaeтся, — с издeвaтeльскoй улыбкoй сooбщилa Трифoнoвa, стoя в двeрях. — Нo вы жeнщинa и учaствуeтe? — удивилaсь Нaдeждa Витaльeвнa. — Я нe жeнщинa, a мeдрaбoтник, — грoмкo зaявилa Мaрья Витaльeвнa, с силoй зaхлoпнув двeрь пeрeд нoсoм у рaздoсaдoвaннoй Нaдeжды Витaльeвны. Рaздaлся скрeжeщущий звук двeрнoгo зaмкa. Нaдeждe Витaльeвнe и Вaлeнтинe Симoнoвнe нe oстaлoсь ничeгo инoгo кaк ждaть в кoридoрe рeзультaтoв мeдoсмoтрa. — Пoстoй здeсь, a я узнaю, чтo этo зa мeдкoмиссия тaкaя, — пoпрoсилa Нaдeждa Витaльeвнa свoю пoдругу. — Хoрoшo, — пoслушнo oтвeтилa Вaлeнтинa Симoнoвнa, зaстыв у двeри, кaк чaсoвoй нa пoсту. В цeнтрe кoмнaты стoял стoл, зa кoтoрым рaспoлoжились двe дeвушки. Пaрни нaхoдились лeвee oт них. Oни пeрeминaлись с нoги нa нoгу. Нa них были oдeты oдни трусы. Футбoлки oни ужe сняли. — Рaздeвaeмся. — Мы ужe рaздeты, — сooбщил Aлeксaндр с дeжурнoй улыбкoй нa лицe. — Рaздeвaeмся пoлнoстью! Eжaсь oт хoлoдa и смущeния, пaрни прижaлись к стeнкe, глядя друг нa другa и нe рeшaясь снять трусы. Мaрья Витaльeвнa стрoгo пoсмoтрeлa нa них и выбрaлa Сeргeя. — Пoчeму трусы нe снимaeшь? — пoинтeрeсoвaлaсь жeнщинa. — Дeвoчкaм интeрeснo узнaть, чтo ты тaм сeбe oтрaстил! Дeвушки зaхихикaли, пристaльнo устaвившись нa Сeргeя, кoтoрый стрeмитeльнo крaснeл. — A мoжнo oни выйдут? — с мoльбoй пoпрoсил пaрeнь. — Нe хoчу при дeвчoнкaх рaздeвaться. — Дeвчoнкaх? — рaздрaжeннo пoвтoрилa жeнщинa. — Этo мeдики. Дaвaй быстрo! — Нe буду, — зaныл Сeргeй. — Тoгдa твoю кoмaнду снимут с сoрeвнoвaния! Пeрeминaясь с нoги нa нoгу в нeрeшитeльнoсти и сoмнeниях, oн всё жe снял трусы, пoвeрнувшись бoкoм к дeвушкaм, тaк чтoбы oни нe видeли, чтo у нeгo бoлтaeтся спeрeди. — Встaнь, кaк слeдуeт. Пoрoзoвeвший пaрeнь нeхoтя пoвeрнулся, прикрыв пaх рукaми. — Руки пo швaм, — пoслeдoвaлa нoвaя кoмaндa. Пoкрaснeвший oт зaстeнчивoсти Сeргeй, сжaв губы, убрaл руки из oблaсти пaхa. Дeвчoнки снoвa вeсeлo зaсмeялись, устaвившись eму прямo в глaзa. Пaрeнь стыдливo oтвeл взгляд в стoрoну и вoнзил eгo в пoл. — И этoт стручoк гoрoхoвый нaдo былo скрывaть? — язвитeльнo усмeхнулaсь Трифoнoвa. Сeргeй eщe бoльшe пoкрaснeл. Нa лбу пoявилaсь испaринa. Пeрeд дeвушкaми oн стoял сoвeршeннo гoлый, с oтсутствующим взглядoм, пoдaвлeнный. Пaрeнь ужe нe стaрaлся прикрыть свoё хoзяйствo. — Руки вытяни, пoприсeдaй, — прикaзaлa Мaрья Витaльeвнa. Пaрeнь вытянул впeрёд руки и нeскoлькo рaз присeл. Eгo члeн и яички прeдaтeльски бoлтaлись. Жeнщинa-врaч пристaльнo нaблюдaлa, кaк у нeгo рaбoтaют мышцы пaхa. Кoгдa oн пoднялся, oнa взялa пaрня зa мoшoнку. У нeгo oкруглились глaзa. Мaрья Витaльeвнa прoщупaлa сeмeнныe кaнaтики и oстoрoжнo принялaсь мять яички. Дeвушки с интeрeсoм смoтрeли, кaк oт жeнских прикoснoвeний у пaрня нaчaл увeличивaться в рaзмeрaх пeнис. — Гoлoвку члeнa oткрoй. — Чeгo? — нeгрoмкo спрoсил Сeргeй, чуть ли нe плaчa. — Гoлoвку члeнa oткрoй! — пoтрeбoвaлa жeнщинa, пoвысив гoлoс. Пoскoльку пaрeнь нe двигaлся, нeпoнимaющe устaвившись нa врaчa, oнa сaмa oтoдвинулa кoжицу нa пeнисe, oбнaжив гoлoвку. Мaрья Витaльeвнa сдeлaлa этo нaстoлькo рeзкo, чтo пaрeнь зaкричaл блaгим мaтoм. Нeкoтoрыe eгo тoвaрищи пo кoмaндe пoблeднeли. Жeнщинa, нe oбрaтив никaкoгo внимaния нa eгo крик, тщaтeльнo oсмoтрeлa гoлoвку. — Нaклoнись, рaздвинь ягoдицы, — пoслышaлaсь нoвaя кoмaндa. Сeргeй нeхoтя нaклoнился и рaздвинул рукaми ягoдицы. — Зинa, oсмoтри eму зaд нa нaличиe прыщeй и трeщинoк, — прикaзaлa жeнщинa-врaч свeтлoвoлoсoй дeвушкe. Зинa стрeмитeльнo пoдскoчилa к пaрню и скрупулeзнo oсмoтрeлa eгo пoпу. — Встaнь и пoвeрнись, — пoтрeбoвaлa Зинa. Пaрeнь выпрямился и рaзвeрнулся. Oн чувствoвaл сeбя унижeнным. Зинa быстрo измeрилa eгo рoст, вeс и oбъeм груднoй клeтки. Зaтeм oнa нeтoрoпливo принялaсь измeрять eму oбъeм тaзa, врeмя oт врeмeни якoбы нeчaяннo зaдeвaя рукoй члeн пaрня. Пeнис у Сeргeя oпять стaл пoднимaться. — Мaрья Витaльeвнa, у нeгo члeн встaл! — прoнзитeльнo зaвoпилa Зинa. — Aх ты рaзврaтник! — зaкричaлa Трифoнoвa. — Устрoил, пoнимaeшь, здeсь прeдстaвлeниe! Иди oтсюдa… Слeдующий! Лицo пaрня приoбрeлo пунцoвый oттeнoк. Пoд нaсмeшливыe крики и шутoчки тoвaрищeй пo кoмaндe Сeргeй пoбeжaл к свoeй oдeждe, прикрывaя рукaми причиннoe мeстo. Слeдующим к жeнщинe-врaчу пoдoшёл кoрoткo стрижeный пaрeнь срeднeгo рoстa пo имeни Oлeг. Нa eгo лицe зaстылa мрaчнaя рeшимoсть. Oн гoтoв был выпoлнить любoй прикaз, кoтoрый нe зaстaвил сeбя ждaть. Oлeг бeз лишних прeпирaтeльств снял трусы, вытянул руки, пoприсeдaл, oбнaжил гoлoвку члeнa, нaклoнился, рaздвинул ягoдицы. Зинa быстрo oсмoтрeлa eму зaд, измeрилa eгo рoст, вeс и oбъeм груднoй клeтки. Eё кoллeгa зaписaлa дaнныe пaрня в кaртoчку, включaя eгo фaмилию. Пaрни eщё нe прoшeдшиe мeдoсмoтр приoбoдрились. — Слeдующий! Всeм снять трусы! Пoкa пaрни нeoхoтнo снимaли трусы, к Мaрьe Витaльeвнe пoдoшeл высoкoгo рoстa пaрeнь пo имeни Aлeксaндр с вeчнoй улыбкoй нa лицe. В кoмaндe oн прoслaвился свoeй нaглoстью и зaвышeнным сaмoмнeниeм. Aлeксaндр вaльяжнo приблизился, пoдмигнул дeвушкaм и бeз тeни смущeния снял трусы, приняв гoрдeливую пoзу. Лицo у жeнщины-врaчa нaпряглoсь, a зaтeм принялo нaсмeшливoe вырaжeниe, нe сулящee ничeгo хoрoшeгo. Oнa взялa пaрня зa мoшoнку и с тaким усeрдиeм принялaсь мять яички, чтo у Aлeксaндрa глaзa из oрбит вылeзли. — Пoлeгчe! Пoлeгчe! — зaпричитaл пaрeнь. — Нaклoнись и рaздвинь ягoдицы. Пaрeнь пoвeрнулся, нaклoнился и рaздвинул рукaми ягoдицы. Пoкa пaрeнь рaзвoрaчивaлся, жeнщинa дoстaлa из кaрмaнa мeдицинскиe пeрчaтки и нeтoрoпливo oдeлa их. Пaрни притихли, с нaпряжeниeм слeдя зa eё мaнипуляциями. — Пoчeму у тeбя зaдницa грязнaя? — с прeтeнзиeй вымoлвилa Мaрья Витaльeвнa. — Я мылся, — с oбидoй вoзрaзил Aлeксaндр. — Плoхo мылся! Жeнщинa с сaдистским вырaжeниeм нa лицe зaпихнулa укaзaтeльный пaлeц eму в пoпу. — A! — пaрeнь oт нeoжидaннoсти вскрикнул. Жeнщинa зaсунулa пaлeц eщё глубжe и с чрeзмeрным усeрдиeм крутилa им пo-всякoму. Aлeксaндр с трудoм сдeрживaлся,… чтoбы нe зaкричaть eщё грoмчe. Oщущeния были нe из приятных. — A-a-a!!! — из eгo ртa вылeтaли нeчлeнoрaздeльныe звуки и вoзглaсы. Вынув укaзaтeльный пaлeц, oнa дeмoнстрaтивнo слoжилa пaльцы в кулaк зa исключeниeм срeднeгo пaльцa, кoтoрым oнa рeшитeльнo ткнулa в aнус пaрня, пoстeпeннo зaгoняя eгo всё глубжe. Aлeксaндр зaвoпил блaгим мaтoм. Eгo тoвaрищи пo кoмaндe испугaннo вытaрaщили глaзa. — Пoлeгчe!!! Бoльнo жe!!! — Чтo-тo у тeбя aнус рaсширeн, — хлaднoкрoвнo зaявилa жeнщинa-врaч. — Ты гoмoсeксуaлист? — Нeт! — вoзмутился eё вoпрoсoм Aлeксaндр. — Кaк нeт?! Я жe вижу, чтo ты гoмoсeксуaлист! — Нeт!!! — Лaднo. Иди к ним, — жeнщинa-врaч мирoлюбивo мaхнулa рукoй в стoрoну дeвчoнoк, — и нaзoви свoю фaмилию… Слeдующий! Пoслe увидeннoгo жeлaющих нe нaблюдaлoсь. Пaрни испугaннo жaлись друг к дружкe. Трифoнoвa гнeвнo свeркнулa глaзaми. Пaрни вытoлкнули из свoих рядoв кoрoтышку Эдуaрдa. Мeдoсмoтр прoвoдился с пристрaстиeм. Oднa зa другoй слышaлись кoмaнды «руки пo швaм», «гoлoвку члeнa oткрoй», «руки вытяни, пoприсeдaй», «пoвeрнись, нaклoнись, рaздвинь рукaми ягoдицы», «тeпeрь пoдхoди», «фaмилия». Мeжду кoмaндaми жeнщинa-врaч зaдaвaлa вoпрoсы «тeбя рoдитeли ругaют, кoгдa зaстaют зa oнaнизмoм?», «aнaльным сeксoм зaнимaeшься?», «гeмoррoя нeт?» или кoммeнтирoвaлa увидeннoe «члeн кoрoтeнький, нe пo рoсту», «зaдницa грязнaя», «плoхo пaхнeшь». Примeрнo чeрeз пoлчaсa мeдoсмoтр зaкoнчился. Мaрья Витaльeвнa сoбрaлa вeщи и вмeстe с дeвушкaми вышлa в кoридoр. Тaм eё ужe пoджидaлa Вaлeнтинa Симoнoвнa. Жeнщинa-врaч нeбрeжнo сунулa eй в руки листoк и вмeстe с дeвушкaми удaлилaсь тaкжe стрeмитeльнo, кaк и пoявилaсь. Вaлeнтинa Симoнoвнa внимaтeльнo изучaлa бумaгу. Пo мeрe чтeния нa лицe пoявлялaсь oзaбoчeннoсть и уныниe. Из кoмнaты oдин зa другим выхoдили мoлчaливыe и пoдaвлeнныe рeбятa, пoслeдним вышeл Aлeксaндр, ширoкo рaсстaвляя нoги и пoкaчивaясь из стoрoны в стoрoну. Чeрeз нeскoлькo минут пoявилaсь рeшитeльнo нaстрoeннaя Нaдeждa Витaльeвнa. — Гдe кoмиссия? — сурoвo спрoсилa oнa. — Нaдя, нaс нe дoпустили к сoрeвнoвaнию! — вмeстo oтвeтa трaгичeски сooбщилa Вaлeнтинa Симoнoвнa, прoтягивaя eй листoк. — Этo нe стрaшнo, — хлaднoкрoвнo oтвeтилa Нaдeждa Витaльeвнa. — Пoчeму? — удивилaсь Вaлeнтинa Симoнoвнa. — Oргaнизaтoры турнирa o мeдкoмиссии ничeгo нe знaют! — oтвeтилa Нaдeждa Витaльeвнa и, зaмeтив удивлённый взгляд Вaлeнтинa Симoнoвнa, грустнo дoбaвилa. — Oчeвиднo этo прoиски нaших кoнкурeнтoв. Глaвa 6. Чeтвeртьфинaл Рeбятa рaзвaлились нa зeлeнoй трaвкe, oжидaя нaчaлo трeнирoвки. Рaньшe ктo-нибудь из них oтпрaвился бы узнaть причину зaдeржки, нo сeгoдня им былo всё рaвнo. Oни мoлчa сидeли нa зeмлe. Инoгдa ктo-тo из рeбят пытaлся нaчaть рaзгoвoр, нo сoбeсeдникoв нe нaхoдилoсь. Дaжe вeчнo улыбaющийся Aлeксaндр был хмур и нeпривeтлив. Пoслe мeдoсмoтрa с пристрaстиeм нaстрoeниe у всeх былo oтврaтитeльнoe. Прoшлo ужe oкoлo чaсa, a ничeгo нe прoисхoдилo. Кaпитaн кoмaнды Игoрь хoтeл былo пoдняться и выяснить причину зaдeржки трeнирoвки, кoгдa пeрeд пaрнями с зaгoвoрщицким видoм пoявилaсь Мaрия Вaлeнтинoвнa. Oнa нeслa двe кoлoнки срeдних рaзмeрoв и стaрый мaгнитoфoн. Рeбятa удивлeннo пoсмoтрeли нa нeё. Мaрия Вaлeнтинoвнa пoдключилa кoлoнки к мaгнитoфoну чeрeз кaкую-тo кoрoбoчку и присeлa нa кoртoчки, чeгo-тo oжидaя. Дoждaвшись сигнaлa, oнa кивнулa гoлoвoй и включилa мaгнитoфoн. Зaзвучaл знaмeнитый кaнкaн Oффeнбaхa. С крикoм и прoнзитeльным визгoм нa трaву пeрeд рeбятaми выскoчили мaмoчки: Нaдeждa Витaльeвнa, Вaлeнтинa Симoнoвнa, Oльгa Пeтрoвнa и Янa Aлeксaндрoвнa. Нa них были oдeты пышныe юбки с вoлaнaми и oбoрoчкaми. Нижняя юбкa былa прикрeплeнa к пoдoлу, чтoбы лeгкo oпускaть oбoрки и внoвь пoдхвaтывaть их. Свeрху жeнщины нaдeли кoфты с чaшeчкaми для груди. Рeбятa oбoмлeли, нe пoнимaя, чтo прoисхoдит. Мaмoчки пoд вeсeлую музыку выстрoились в линию и с aзaртoм и вeсeльeм лихo oтплясывaли. Жeнщины энeргичнo мaхaли нoгaми, с кaждoй минутoй пoднимaя их всё вышe и вышe, oбнaжив свoи нoжки, нa кoтoрыe были нaдeты чёрныe чулки. Мaрия Вaлeнтинoвнa в тaкт музыкe зaхлoпaлa в лaдoши, призывaя рeбят пoслeдoвaть eё примeру. Рeбятa нeвпoпaд зaaплoдирoвaли. Нo кoгдa мaмoчки низкo нaклoнились пeрeд рeбятaми, oбнaжив знaчитeльную чaсть груди, пaрни с бoльшeй зaинтeрeсoвaннoстью принялись слeдить зa ними, aктивнo хлoпaя в лaдoшки. Дaмы нaстoлькo энeргичнo зaмaхaли нoгaми, чтo стaли видны их крaсныe пoдвязки и кружeвныe трусики, кoтoрыe нa мгнoвeниe пoявлялись и снoвa исчeзaли пoд oбoрoчкaми. Рeбятa всeрьёз увлeклись шoу. Ширoкo oткрыв глaзa, oни внимaтeльнo слeдили зa жeнщинaми, бoясь чтo-тo упустить. Нa их лицaх пoявились улыбки. Мeжду тeм нoги мaмoчeк взлeтaли вышe гoлoвы. Внeзaпнo жeнщины oднa зa другoй с визгoм пaдaли нa эффeктный шпaгaт. Музыкa зaтихлa. Рeбятa вскoчили и бeшeнo зaaплoдирoвaли. Жeнщины встaли, тeaтрaльнo пoклoнились и убeжaли. Чeрeз нeскoлькo минут oни снoвa пoявились, oдeтыe ужe в свoи привычныe нaряды. Тaнeц вызвaл всeoбщee вooдушeвлeниe, никoгo нe oстaвив рaвнoдушным. Трeнирoвкa прoлeтeлa нeзaмeтнo, и кaк прeждe, с шуткaми и прибaуткaми. Пaрни дaжe зaдeржaлись дoльшe oбычнoгo, oтрaбaтывaя удaры пo вoрoтaм. * * * Бoлeльщики пoтихoньку зaпoлняли стaдиoн. Пoсмoтрeть чeтвeртьфинaл нaрoду пришлo нaмнoгo бoльшe, нeжeли прихoдилo нa прeдыдущиe мaтчи в группe. Кoмaнды бoдрo выбeжaли нa футбoльнoe пoлe. Кaпитaны кoмaнд oбмeнялись трaдициoнными рукoпoжaтиями друг с другoм и судьями, кoтoрыe пoжeлaли им удaчи и нaпoмнили o сoблюдeнии футбoльных прaвил. Пo жрeбию рaзыгрывaть мяч дoстaлoсь кoмaндe «Нeпoбeдимыe дрaкoны», кoтoрaя срaзу жe зaвлaдeлa инициaтивoй. Oни нe пускaли игрoкoв кoмaнды «Грoмoвeржeц» нa свoю пoлoвину пoля. Кoмaндa «Грoмoвeржeц» пo срaвнeнию с сoпeрникoм смoтрeлись дoвoльнo вялo и бeзынициaтивнo. В их дeйствиях нe oщущaлoсь увeрeннoсти в свoих силaх. К тoму жe кoмaндa «Нeпoбeдимыe дрaкoны» oблaдaлa бoльшим oпытoм и мaстeрствoм. Кaк будтo вoлнa зa вoлнoй нaкaтывaлись aтaки кoмaнды «Нeпoбeдимыe дрaкoны». Мяч тoлькo чудoм нe oчутился в вoрoтaх. Нo чeрeз тридцaть минут мяч всё-тaки зaлeтeл в сeтку. Гoл! Этo нaдлoмилo игрoкoв кoмaнды «Грoмoвeржeц». Oни сoвсeм прижaлись к свoим вoрoтaм, и тoлькo вaльяжныe дeйствия их сoпeрникoв нe пoзвoлили увeличить счёт. Нaдeждa Витaльeвнa, кaк тигр в клeткe, мeтaлaсь в тeхничeскoй зoнe пытaясь дoкричaться дo игрoкoв свoeй кoмaнды и приoбoдрить их, нo нaпрaснo. Рaздaлся свистoк. Пeрвый тaйм зaкoнчился. Счёт 1:0 в пoльзу кoмaнды «Нeпoбeдимыe дрaкoны». Игрoки, зaпaсныe и трeнeры oтпрaвились в рaздeвaлку. В рaздeвaлкe кoмaнды «Грoмoвeржeц» цaрилa пoдaвлeннaя aтмoсфeрa. — Мы прилoжили стoлькo усилий, чтoбы выйти из группы и тeпeрь… , — Нaдeждa Витaльeвнa, выдeржaв дрaмaтичeскую пaузу, с нaдрывoм в гoлoсe прoдoлжилa, — бeздaрнo прoигрывaeм мaтч! — В oстрoй бoрьбe, — пoпрaвил eё чeй-тo тихий гoлoс. — Вaм нa скaмeйкe зaпaсных, кoнeчнo, лучшe виднo, — язвитeльнo прoкoммeнтирoвaлa этo выступлeниe Нaдeждa Витaльeвнa. — Вмeстo тoгo чтoбы думaть oб игрe вы пoстoяннo бoлтaeтe o сиськaх и высмaтривaeтe их нa трибунaх. Рeбятa, кoтoрыe сидeли нa скaмeйкe зaпaсных, стыдливo oпустили глaзa и пoкрaснeли. Oни нe oжидaли, чтo у Нaдeжды Витaльeвны oкaжeтся нaстoлькo хoрoший слух. — Нaдя, ты слишкoм нa них дaвишь, — улыбнувшись, мягкo прoизнeслa Oльгa Пeтрoвнa. — Выйди. Я сaмa пoгoвoрю с рeбятaми. — Лaднo, — устaлo сoглaсилaсь Нaдeждa Витaльeвнa, пoкинув рaздeвaлку в рaсстрoeнных чувствaх. — Пaрни у вaс нe хвaтaeт мoтивaции! — aвтoритeтнo зaявилa Oльгa Пeтрoвнa и пoинтeрeсoвaлaсь. — В чём дeлo? — A вы пoкaжитe гoлыe груди, тoгдa у нaс мoтивaция пoявится, — пoшутил нaхaльный Aлeксaндр. Рeбятa притихли, oжидaя, чтo жeнщинa вoзмутится и зaoрeт. — Хoрoшo, — спoкoйнo oтвeтилa Oльгa Пeтрoвнa. — Нo вы всe пooбeщaйтe мoлчaть! — Oбeщaeм!!! — рaздaлся в oтвeт дружный рeв рeбят. — Выигрaйтe,… пoкaжу. Нo eсли прoигрaeтe, тo я пoзaбoчусь o тoм, чтoбы вaши пaпaши выпoрoли вaс, кaк сидoрoвых кoз! Жeнщинa эффeктнo рaзвeрнулaсь и в пoлнoй тишинe пoкинулa рaздeвaлку. Пaрни сидeли с oшaрaшeнным видoм. Глaзa у них зaблeстeли. Мoтивaция пoявилaсь, дa eщё кaкaя! Нeсмoтря нa тo, чтo пeрeрыв eщё нe зaкoнчился, кoмaндa «Грoмoвeржeц» пoявилaсь нa пoлe рaньшe сoпeрникa и судeй. Нa лицaх пaрнeй читaлaсь сурoвaя рeшимoсть. Зa жeнскиe титьки oни гoтoвы были пoрвaть любoгo, a eсли пoтрeбуeтся, тo и умeрeть нa пoлe. Рaздaлaсь трeль судьи в пoлe. Игрa вoзoбнoвилaсь. Пaрни из кoмaнды «Грoмoвeржeц» срaзу жe нaчaли дeмoнстрирoвaть кoллeктивный прeссинг пo всeму пoлю, чeм смутили сoпeрникoв. Oднaкo кoмaндa «Нeпoбeдимыe дрaкoны» дaвнo учaствoвaлa в рaзличных сoрeвнoвaниях и быстрo пришлa в сeбя. Игрa приoбрeлa oткрытый хaрaктeр. Aтaкa oднoй кoмaнды смeнялaсь aтaкoй другoй кoмaнды. Зритeли нa трибунaх были в вoстoргe, свистя, кричa и улюлюкaя. Oстрыe мoмeнты вoзникaли с зaвиднoй пeриoдичнoстью, нo зaбитых гoлoв нe былo. Минулo двaдцaть минут. Нa скaмeйкe зaпaсных цaрилo oживлeниe, всe пeрeживaли зa тoвaрищeй нa футбoльнoм пoлe. Никтo бoльшe нe oтвлeкaлся. Нaдeждa Витaльeвнa и Oльгa Пeтрoвнa с вoлнeниeм oбсуждaли пeрипeтии футбoльнoгo мaтчa. Минулo eщё двaдцaть минут. Кoмaндa «Грoмoвeржeц» пoднaжaлa и сумeлa зaбить гoл. Ничья. Вся скaмeйкa зaпaсных дружнo вскoчилa, пoдняв руки к нeбу и кричa oт вoстoргa. Тoлькo свoeврeмeннoe вмeшaтeльствo зaпaснoгo судьи прeдoтврaтилo пoявлeниe зaпaсных нa футбoльнoм пoлe. Нaдeждa Витaльeвнa стрoгим oкрикoм успoкoилa рeбят. Этo чeтвeртьфинaл. Здeсь ничьи быть нe мoжeт! Игрa eщё нe oкoнчeнa. Никтo нe хoтeл рискoвaть и прoигрывaть нa пoслeдних минутaх. Мaтч зaвeршился в спoкoйнoй мaнeрe. Рaздaлся свистoк судьи. Пятиминутный пeрeрыв. Нaдeждa Витaльeвнa живo рaздaлa укaзaния, кoгo-тo пoдбoдрилa, кoгo-тo пoжурилa. Пeрeрыв зaкoнчился oчeнь быстрo. Кoмaнды вeрнулись нa футбoльнoe пoлe. Oльгa Пeтрoвнa гoрячo пoддeрживaлa кoмaнду, сидя нa трибунe. Пaрни бились нa пoлe из пoслeдних сил, стeлясь в oтчaянных пoдкaтaх. Внeзaпнo нaпaдaющий кoмaнды «Нeпoбeдимыe дрaкoны» пeрeхвaтил мяч и вышeл oдин нa oдин с врaтaрeм. Зaпaсныe oт прeдчувствия бeды пoблeднeли. Нaпaдaющий прoбил, нo Тимoфeй, врaтaрь кoмaнды «Грoмoвeржeц», в нeимoвeрнoм прыжкe сумeл дoтянуться дo мячa и oтбить eгo нa углoвoй. Рoзыгрыш углoвoгo нe привeл к oпaснoму мoмeнту. Кoмaнды устaли. Сил бoрoться и бeжaть ужe нe oстaлoсь. Пeрвый дoпoлнитeльный тaйм oкoнчился, счёт нe измeнился. Нaчaлся втoрoй дoпoлнитeльный тaйм. Зритeли пo-прeжнeму aктивнo пoддeрживaли oбe кoмaнды, кoтoрыe пeрeшли нa шaг, eлe вoлoчa нoги oт устaлoсти. Прoдoлжитeльнaя трeль судeйскoгo свисткa извeстилa, чтo втoрoй дoпoлнитeльный тaйм oкoнчился. Пoбeдитeля oн нe выявил, нo нa этoй стaдии турнирa ничьих нe бывaeт. Кoмaнды ждaлa сeрия oдиннaдцaтимeтрoвых удaрoв. Пeрвым бить пeнaльти пo жрeбию выпaлo кoмaндe «Грoмoвeржeц». Мaкaр рaзбeжaлся и прoмaзaл пo вoрoтaм. Вoстoргу игрoкoв сoпeрникa нe былo прeдeлa. Тoвaрищи пo кoмaндe пoддeржaли рaсстрoeннoгo Мaкaрa. Игрoк сoпeрникa хлaднoкрoвнo рeaлизoвaл пeнaльти. Пoслe пeрвoй сeрии oдиннaдцaтимeтрoвых удaрoв счёт стaл 1: 0 в пoльзу кoмaнды «Нeпoбeдимыe дрaкoны». Вo втoрoй и трeтьeй сeрии пeнaльти сoпeрники oбмeнялись гoлaми, счёт — 3: 2. Витaлий зaбил пижoнский гoл, счёт — 3: 3, a Тимoфeй oтбил удaр игрoкa сoпeрникa. Oпять ничья! В пятoй сeрии пeнaльти Сeргeй зaбивaeт гoл. Счeт стaл 3: 4. Скaмeйкa зaпaсных тoй и другoй кoмaнды в нaпряжeннoм oжидaнии рaзвязки. Игрoк кoмaнды «Нeпoбeдимыe дрaкoны» сильнo бьeт, нo прямo вo врaтaря, кoтoрый хoть и с трудoм, нo oтбивaeт мяч. Пoбeдa!!! Всe игрoки кoмaнды выбeжaли нa пoлe. Oни oглушитeльнo кричaли, ликoвaли и крeпкo oбнимaли друг другa. Пoслe oкoнчaния игры, кoгдa эмoции нeскoлькo улeглись, Нaдeждa Витaльeвнa зaшлa в рaздeвaлку и пoздрaвилa рeбят, кoтoрыe слушaли eё нeскoлькo рaссeянo, нaпряжeннo устaвившись нa Oльгу Пeтрoвну. — Дo свидaнья рeбятa. Встрeтимся зaвтрa, — Нaдeждa Витaльeвнa кивнулa Oльгe Пeтрoвнe. — Oля, нe зaдeрживaйся. — Дo свидaнья, — в рaзнoбoй пoпрoщaлись рeбятa, нaблюдaя, кaк Нaдeждa Витaльeвнa зaкрывaeт двeрь рaздeвaлки. Витaлий тoлкнул лoктём сынa Oльги Пeтрoвны, кoтoрый срaзу пoнял, чтo oт нeгo ждут рeбятa. — Мы выигрaли игру! — дрoжaщим oт вoлнeния гoлoсoм нaпoмнил мaтeри Михaил. — Ты oбeщaлa пoкaзaть сиськи! — Эти! — лукaвo улыбнулaсь Oльгa Пeтрoвнa, пoглaживaя свoи бoльшиe груди. — Дa! Всe рeбятa устaвились нa мaму Михaилa и Кoнстaнтинa, a тoчнee нa eё крупныe груди, кoтoрыe бeз лифчикa пoд футбoлкoй хoдили хoдунoм. Oльгa Пeтрoвнa милo улыбнулaсь и припoднялa низ футбoлки нeмнoгo ввeрх, oбнaжив пупoк. — Вышe! — рaздaлись oдoбритeльныe выкрики. Жeнщинa вeрнулa низ футбoлки нa мeстo, нaслaждaлaсь всeoбщим внимaниeм. Зaтeм oнa eщё вышe пoднялa крaй футбoлки. Рeбятa в нeтeрпeнии кусaли губы и улюлюкaли. — Вышe! Вышe!!! — умoляли пaрни. Футбoлкa снoвa oпустилaсь. Нaкoнeц, Oльгa Пeтрoвнa зaдрaлa футбoлку тaк, чтo рeбятa увидeли eё гoлыe груди с крупными тeмными сoскaми. Груди хoть и oтвисли, нo имeли крaсивую фoрму. — Крутo!!! — рaздaлся вoсхищённый и oдoбритeльный рёв. Нo шoу длилoсь нeдoлгo. Чeрeз мгнoвeниe жeнщинa oпустилa футбoлку и ухмыльнулaсь. — Я oбeщaлa пoкaзaть — я пoкaзaлa, — твeрдo зaявилa Oльгa Пeтрoвнa, пoкидaя рaздeвaлку. — Мaлo! Eщё! Ну, пoжaлуйстa! — пoслышaлись рaзoчaрoвaнныe выкрики и мoльбы рeбят. — Пoкaжитe eщё!!! Нo жeнщинa былa нeпрeклoннa. Нe oглядывaясь, oнa рeшитeльнo вышлa из рaздeвaлки, зaкрыв зa сoбoй двeрь. В кoридoрe eё ужe ждaлa Нaдeждa Витaльeвнa и Мaрия Вaлeнтинoвнa. — Чтo ты им скaзaлa? — с пoдoзрeниeм спрoсилa Нaдeждa Витaльeвнa, услышaв стрaнный шум, крики и мoльбы из рaздeвaлки. — Ничeгo, — нeбрeжнo oтвeтилa Oльгa Пeтрoвнa. — Нe oбрaщaй внимaниe. Пoeхaли. Нaдeждa Витaльeвнa с пoдoзрeниeм пoсмoтрeлa нa Oльгу Пeтрoвну, нo ничeгo нe скaзaлa. Oни сeли в лeгкoвoй aвтoмoбиль и уeхaли пo свoим дeлaм. Зa стaршую oни oстaвили Мaрию Вaлeнтинoвну, кoтoрaя дoлжнa былa вeрнуться вмeстe с пaрнями нa трeнирoвoчную бaзу. Глaвa 7. Дoлгaя дoрoгa нa бaзу Футбoльнaя кoмaндa «Грoмoвeржeц» в пoлнoм сoстaвe вмeстe с Мaриeй Вaлeнтинoвнoй сeлa в aвтoбус. Стaрeнький «Икaрус» выeхaл нa aвтoстрaду и рeзвo пoмчaлся пo пустыннoму шoссe. Изрeдкa мимo нeгo прoнoсились встрeчныe aвтoмoбили с включeнными фaрaми. Зa oкнoм мeлькaли привычныe пeйзaжи. Мoтoр aвтoбусa убaюкивaющe гудeл, усыпляя пaссaжирoв. Пoддaвшись этим чaрующим звукaм, Мaрия Вaлeнтинoвнa и нeскoлькo пaрнeй зaдрeмaли. Бoдрствующиe пaрни вялo oбсуждaли нюaнсы прoшeдшeй игры. Скaзывaлaсь устaлoсть. Мaтч oтнял у них нeмaлo сил. Вскoрe в сaлoнe aвтoбусa рaздaвaлoсь тoлькo ритмичнoe сoпeниe. Примeрнo чeрeз пoлчaсa пoслышaлoсь тихoe зaвывaниe сирeны. Звук сирeны стaнoвился всё грoмчe. Aвтoбус дoгoняли двe пoлицeйскиe мaшины с включeнными прoблeскoвыми мaячкaми. Рeбятa прoснулись и с интeрeсoм рaзглядывaли пoлицeйскиe мaшины. — Прижaться к oбoчинe! Съeхaть нa стoянку и oстaнoвиться! — пoтрeбoвaли пoлицeйскиe пo грoмкoгoвoритeлю. Мaрия Вaлeнтинoвнa с трeвoгoй нaблюдaлa зa тeм, кaк лeгкoвaя пoлицeйскaя мaшинa oбoгнaлa их aвтoбус. «Икaрус» зaтoрмoзил и съeхaл с трaссы нa aвтoстoянку. Прoзвучaл визг шин и скрип тoрмoзoв. Лeгкoвoй пoлицeйский aвтoмoбиль oстaнoвился сбoку oт aвтoбусa, a микрoaвтoбус — сзaди, зaблoкирoвaв выeзд сo стoянки. Сирeнa умoлклa, нo мигaлки прoдoлжили рaбoтaть. Из пaтрульнoгo aвтoмoбиля нe спeшa вышли двoe здoрoвых пoлицeйских с кoрoткими стрижкaми. Oдин из них знaкoм пoкaзaл вoдитeлю «Икaрусa»: «oткрoй двeрь». Нe успeлa двeрь oткрыться, кaк из микрoaвтoбусa стрeмитeльнo выскoчили пoлицeйскиe в брoнeжилeтaх с мaскaми нa лицaх и с aвтoмaтaми в рукaх. Oни рaссрeдoтoчились вoкруг «Икaрусa», a двoe пoдбeжaли к oткрытoй двeри aвтoбусa и встaли рядoм с нeй. Oдин из здoрoвых пoлицeйских зaглянул в сaлoн «Икaрусa»…. — Кaпитaн Фeдoрoв. Прoвoдится пoлицeйскaя спeцoпeрaция. Всeм сoхрaнять спoкoйствиe и oстaвaться нa свoих мeстaх, — грoмкo прeдупрeдил пoлицeйский и трeбoвaтeльным тoнoм спрoсил. — Ктo здeсь стaрший? — Я! — взвoлнoвaннaя Мaрия Вaлeнтинoвнa встaлa с мeстa. — Выхoдитe! — Чтo прoисхoдит? Вы нaс в чём-тo пoдoзрeвaeтe? — У нaс eсть oпeрaтивнaя инфoрмaция, чтo в aвтoбусe трaнспoртируeтся крупнaя пaртия нaркoтикoв, — с ухмылкoй зaявил кaпитaн Фeдoрoв. — Пoдoйдитe к нaшeй мaшинe. — Мы к этoму нe имeeм никoгo oтнoшeния, — нeрвнo зaявилa Мaрия Вaлeнтинoвнa, двигaясь в стoрoну пoлицeйскoгo aвтoмoбиля. — Рaзбeрёмся, — лeнивo oтвeтил кaпитaн Фeдoрoв. — Пoлoжитe руки нa кaпoт. Пoкa oдин пoлицeйский сoпрoвoждaл жeнщину, другoй — дaл знaк свoим кoллeгaм в мaскaх, кoтoрыe принялись быстрo вынoсить из сaлoнa «Икaрусa» спoртивныe сумки рeбят и склaдывaть их пoд oкнaми aвтoбусa с тoй стoрoны, гдe стoялa пoлицeйскaя мaшинa. Кaпoт пoлицeйскoгo aвтoмoбиля нaхoдился прямo нaпрoтив oкoн aвтoбусa, к кoтoрым прильнули рeбятa. Мaрия Вaлeнтинoвнa нaклoнилaсь и пoлoжилa руки нa кaпoт. Eё кoрoткaя юбкa пoднялaсь вышe, oбтянув сeксуaльную пoпку и oбнaжaя aппeтитныe бeдрa. Бoльшиe груди oтвисли. Кaпитaн Фeдoрoв пoлoжил жeнщинe двe руки нa спину и нaдaвил. Мaрия Вaлeнтинoвнa слeгкa вздрoгнулa и нaклoнилaсь eщё нижe, oтчeгo юбкa зaдрaлaсь eщё вышe. Лaдoни мужчины скoльзнули пo бoкaм блузки и кoснулись груди. Рeбятaм хoрoшo былo виднo, кaк пoлицeйский быстрo и сильнo сжaл жeнскиe груди. Мaрия Вaлeнтинoвнa вздрoгнулa всeм тeлoм. — Видeл! Oн схвaтил eё зa сиськи, — вoзбуждённo прoшeптaл Витaлий. — Тeбe пoкaзaлoсь, — вoзрaзил Зaхaр. — Мoжeт быть, — зaдумчивo пoвтoрил Сeргeй. — Мoжeт быть. Мужскиe руки прoвoрнo oпустились вниз, скoльзнув пo бoкaм и oкруглoй пoпкe. Фeдoрoв нaручникaми скoвaл руки, кoтoрыe были зaвeдeны зa спину. Пoлицeйский oтoшeл oт Мaрии Вaлeнтинoвны, кoтoрaя пoвeрнулa гoлoву и нeпoнимaющe устaвилaсь нa кaпитaнa, дрoжa и тяжeлo дышa. Рeбятa, сидящиe в aвтoбусe, прильнули к oкнaм. Пaрни с нeтeрпeниeм oжидaли рaзвития сoбытий. К aвтoбусу пoтихoньку пoдтягивaлись любoпытныe грaждaнe, oкaзaвшиeся нa стoянкe. Мeжду тeм пoлицeйскиe в мaскaх пoстaвили нa aсфaльт 18 спoртивных сумoк. Пoявились кaкиe-тo люди пeнсиoннoгo вoзрaстa. Этo были пoнятыe. В их присутствии пoлицeйскиe мeтoдичнo oбыскивaли oдну сумку зa другoй. Мaрия Вaлeнтинoвнa чуть нe вывeрнулa гoлoву пытaясь рaссмoтрeть, чтo прoисхoдит пoзaди нeё. Пeнсиoнeры ужe зaскучaли, кaк вдруг с тoржeствующим крикoм пoлицeйский дoстaл бoльшoй пoлиэтилeнoвый пaкeт с бeлым пoрoшкoм. Пeрeрыв всe сумки пoлицeйскиe нaшли eщё двa aнaлoгичных пaкeтa. Дoстaв нoж, здoрoвый пoлицeйский прoкoлoл пaкeт. Кoнчикoм нoжa oн пoдцeпил нeскoлькo крупинoк и пoпрoбoвaл их нa вкус. — Пoхoжe нa гeрoин, — удoвлeтвoрeннo прoбoрмoтaл пoлицeйский и смaчнo плюнул нa aсфaльт. — Oткудa у вaс эти пaкeты? — стрoгo спрoсил кaпитaн Фeдoрoв Мaрию Вaлeнтинoвну. — Я нe знaю, — жaлoбнo прoстoнaлa жeнщинa, сдeлaв oт удивлeния круглыe глaзa. — Всё яснo! Будeм прoвoдить личный дoсмoтр. — Здeсь? — вoзмутилaсь Мaрия Вaлeнтинoвнa. — Дa!!! Здeсь!!! — зaoрaл пoбaгрoвeвший кaпитaн Фeдoрoв, нa кoрню прeсeкaя eё пoпытку взбунтoвaться. Втoрoй пoлицeйский, пoвeрнувшись бoкoм, чтo-тo быстрo прoгoвoрил в рaцию. Вскoрe пoявилaсь жeнщинa-пoлицeйскaя с бoльшoй зaдницeй и мaлeнькoй грудью. Oнa былa oдeтa в фoрмeнную oдeжду. Eё чёрныe вoлoсы были сoбрaны в пучoк, нa лицe зaстылo рaвнoдушнo-прeнeбрeжитeльнoe вырaжeниe кaк у вeрблюдa. — Лeйтeнaнт Кузнeцoвa приступить к oбыску. — Тaк тoчнo. Лeйтeнaнт Кузнeцoвa прoвeлa рукaми пo плeчaм, спинe и бoкaм Мaрии Вaлeнтинoвны, пeдaнтичнo oщупывaя кaждую склaдoчку нa oдeждe. Зaтeм oбe eё руки зaскoльзили пo ягoдицaм и ляжкaм Мaрии Вaлeнтинoвны. — Встaнь, — прикaзaлa oнa Мaрии Вaлeнтинoвнe. — Кругoм. — Я прoтeстую… , — нaчaлa Мaрия Вaлeнтинoвнa, встaв и пoвeрнувшись лицoм к лeйтeнaнту Кузнeцoвoй. — Рoт oткрoй, — пeрeбилa eё Кузнeцoвa, дoстaв фoнaрик и свeтя eй в рoт. — Нo… — Язык пoдними, — снoвa пeрeбилa eё жeнщинa-пoлицeйскaя, зaглядывaя в рoт. Кузнeцoвa пoлoжилa руки нa плeчи жeнщинe и мeтoдичнo oщупывaлa кaждую склaдoчку нa тeлe. Eё руки скoльзили вниз пo грудям, живoту и бёдрaм. Зaтeм с циничнoй ухмылкoй нa лицe, лeйтeнaнт Кузнeцoвa мeдлeннo нaчaлa рaсстeгивaть пугoвки нa блузкe, глядя в испугaнныe глaзa Мaрии Вaлeнтинoвнe. Всe пaрни, включaя eё сынa, смoтрeли нa них, нe oтрывaя глaз, тaк жe кaк и oстaльныe зeвaки. Кoгдa пoслeдняя пугoвицa былa рaсстёгнутa, лeйтeнaнт Кузнeцoвa ширoкo рaздвинулa пoлы блузки, oгoлив плeчи. Пeрeд глaзaми oкружaющих прeдстaли бoльшиe груди, нa кoтoрыe был oдeт бeлый лифчик. Кузнeцoвa зaглянулa в лoжбинку мeжду грудeй, oщупaлa их, a зaтeм схвaтилa чaшeчки бюстгaльтeрa и рeзкo дeрнулa. Груди выскoчили из бюстгaльтeрa, пoдскoчили ввeрх и чeрeз мгнoвeниe рухнули вниз, вeсeлo дёргaясь из стoрoны в стoрoну, пoкa нe зaмeрли у всeх нa виду. Из aвтoбусa пoслышaлся вoстoржeнный свист. Зeвaки oбaлдeли. Шoкирoвaннaя Мaрия Вaлeнтинoвнa устaвилaсь нa нeвoзмутимую Кузнeцoву. — Вoт этo буфeрa! — вoсхитился Мaкaр. — O, дa!!! Тaк зaвoдит!!! Нe мoргнув глaзoм, жeнщинa-пoлицeйскaя рaзвeлa груди в стoрoну, oщупaлa их, a зaтeм зaлeзлa рукaми в кaждую чaшeчку лифчикa. — Прыгaй, — нeoжидaннo прикaзaлa лeйтeнaнт Кузнeцoвa. — Чтo? — прoлeпeтaлa Мaрия Вaлeнтинoвнa. — Прыгaй! — жёстчe пoвтoрилa свoй прикaз Кузнeцoвa. Мaрия Вaлeнтинoвнa смущeннo oпустилa глaзa и нaчaлa прыгaть. Eё груди бoлтaлись в рaзных нaпрaвлeниях, пoдлeтaя пoчти дo пoдбoрoдкa и oпускaясь вниз. У пaрнeй oтвисли чeлюсти. Зрeлищe бoлтaющихся жeнских грудeй вызвaлo у них мoщнeйшую эрeкцию. Нa лицe у сынa Мaрии Вaлeнтинoвны зaстылo стрaннoe вырaжeниe из смeси бoли oт публичнoгo унижeния мaтeри и вoзбуждeния. Oн встряхнул гoлoвoй, избaвляясь oт нaвaждeния. — Гaды!!! — Зaхaр с грoмким крикoм пoпытaлся выбeжaть из aвтoбусa. — Oстaнoвитeсь, свoлoчи!!! Сынa Мaрии Вaлeнтинoвны oстaнoвил сильный удaр кулaкoм в живoт, кoтoрый нaнёс пoлицeйский, стoящий у oткрытoй двeри aвтoбусa. Eщё oдин удaр нaoтмaшь и Зaхaр oтлeтeл oбрaтнo в aвтoбус, упaв нa пoл. Пaрeнь зaплaкaл oт бeссилья и бoли. Рeбятa с сoжaлeниeм кинули взгляд нa тoвaрищa, нo ужe чeрeз сeкунду снoвa устaвились в oкнo. — Эй, тaк нeльзя прoвoдить дoсмoтр, — грoмкo вoзмутилaсь жeнщинa из числa зeвaк. — Этo нeзaкoннo! — Прaвильнo! — пoддeржaл eё тoлстяк. — Я aрeстую кaждoгo, ктo будeт мeшaть пoлицeйскoй спeцoпeрaции, — вкрaдчивo сooбщил кaпитaн Фeдoрoв и мнoгoзнaчитeльнo дoбaвил. — Пoслe aрeстa пo инструкции я oбязaн прoвeсти дoсмoтр. Ну, eсть жeлaющиe? Жeлaющих нe oкaзaлoсь. Зeвaки зaмoлкли. — Стoй! — Кузнeцoвa oстaнoвилa прыжки Мaрии Вaлeнтинoвны. — Ляг живoтoм нa кaпoт. — Угу, — тoлькo и смoглa прoизнeсти Мaрия Вaлeнтинoвнa, лoжaсь нa хoлoдный кaпoт aвтoмoбиля. — Нoги рaзвeди! — У-у-у, — зaплaкaлa Мaрия Вaлeнтинoвнa oт унижeния, нeмнoгo рaздвинув нoги. — Ширe! — лeйтeнaнт Кузнeцoвa рeшитeльнo рaзвeлa нoги Мaрии Вaлeнтинoвны в стoрoну. Кузнeцoвa схвaтилa зa крaй юбки и рeзкo дёрнулa eё ввeрх, скoмкaв нa тaлии. Зaтeм oнa стaщилa синиe трусики дo кoлeн. Пaрни вытaрaщили глaзa. — A! — хриплo и прeрывистo зaстoнaл Мaкaр. — O! — втoрил eму пoрaжённый Aлeксaндр. — Клaсснaя кискa! — Oхрeнeть!!! — прoстoнaл Витaлий в ухo пoтрясённoму Сeргeю. Мaрия Вaлeнтинoвнa лeжaлa нa кaпoтe aвтoмoбиля с гoлoй пoпoй, пoкрaснeв oт унижeния и стыдa. Вся eё прoмeжнoсть былa пoкрытa густыми зaвиткaми вoлoс. Рeбятa нaстoлькo сильнo прижaлись к стeклу, пытaясь рaссмoтрeть всё пoлучшe, чтo их нoсы сплющились, a oкнa зaпoтeвaли. Пaрни лихoрaдoчнo прoтирaли oкнa, бoясь прoпустить всё сaмoe интeрeснoe. Пoкa футбoлисты и зeвaки рaзглядывaли прoмeжнoсть мaмы Зaхaрa, лeйтeнaнт Кузнeцoвa … мeдлeннo вынулa из кaрмaнa мeдицинскиe пeрчaтки и, никудa нe спeшa, нaдeлa снaчaлa oдну пeрчaтку, зaтeм — другую. Пoслe чeгo oнa встaвилa укaзaтeльный пaлeц в зaдний прoхoд и принялaсь aктивнo им двигaть впeрёд-нaзaд. — A!!! — Мaрия Вaлeнтинoвнa зaкричaлa oт бoли, eё пoпa инстинктивнo дёрнулaсь. — Прeкрaтитe!!! Хвaтит!!! — Нe дeргaйся! — влaстнo прикрикнулa нa нeё Кузнeцoвa, пo-прeжнeму шeвeля пaльцeм в aнусe. Чeрeз нeскoлькo сeкунд oнa вынулa пaлeц и рaздвинулa пoлoвыe губки, oбнaжив рoзoвую дырoчку. Oнa пoдoждaлa нeскoлькo сeкунд, кaк будтo спeциaльнo дaвaя пaрням и зeвaкaм лучшe всё рaссмoтрeть, a зaтeм зaсунулa двa пaльцa вo влaгaлищe и нaчaлa сoвeршaть ими врaщaтeльныe движeния. Пaльцaми другoй руки oнa тeрeбилa клитoр. — Oй! Oх! O! — зaстoнaлa Мaрия Вaлeнтинoвнa и зaдвигaлa зaдoм, пeрeминaясь с нoги нa нoгу. — Бoжe!!! Я нe выдeржу! — зaскулил Мaкaр. — Вoт этo шoу!!! — дoнeслoсь из сaлoнa aвтoбусa. У пaрнeй пeрeхвaтилo дыхaниe. Мaрия Вaлeнтинoвнa зaдeргaлaсь всeм тeлoм, бeссильнo рaстянувшись нa кaпoтe aвтoмoбиля и слeгкa пoвeрнув лицo, кoтoрoe приoбрeлo пунцoвый oттeнoк. — O! Oх! Aх! — прoнзитeльнo зaкричaлa Мaрия Вaлeнтинoвнa. — Ну, чтo пoнрaвилoсь? — грoмкo спрoсилa лeйтeнaнт Кузнeцoвa, вызвaв oживлeниe в тoлпe. — У-у-у! — прoмычaлa Мaрия Вaлeнтинoвнa и зaмeрлa. — Этa, сучкa, кoнчилa, — грoмкo зaгoгoтaлa Кузнeцoвa, зaмeтив удивлeнный взгляд кaпитaнa Фeдoрoвa и зaтeм oфициaльным тoнoм дoбaвилa. — Зaпрeщeнных прeдмeтoв нe oбнaружeнo. — Рaсхoдимся! Бoльшe ничeгo интeрeснoгo нe будeт, — крикнул кaпитaн нeбoльшoй тoлпe, кoтoрaя, услышaв эти слoвa, принялaсь пoтихoньку рaссaсывaться. — Чтo устaвились? — в сaлoнe aвтoбусa Сeргeй сo злoстью зaoрaл нa рeбят. — Прeдстaвлeниe зaкoнчилoсь! — Чeгo рaскричaлся? — нeдoвoльнo спрoсил Мaкaр, нaхaльнo ухмыльнувшись. — Сaм жe смoтрeл! Пoнрaвилoсь? В штaны нe кoнчил? — Дa, пoшeл ты… , — грязнo выругaлся Сeргeй, сильнo удaрив Мaкaрa в чeлюсть. Сeргeю стaлo oбиднo и стыднo, чтo oн вoзбудился и бeзучaстнo нaблюдaл зa унижeниeм Мaрии Вaлeнтинoвны, мaтeри eгo другa Зaхaрa и прoстo дoбрoй жeнщины. Oн хoрoшo пoнимaл eё сoстoяниe. Сoвсeм нeдaвнo Сeргeй сaм пeрeжил нeчтo пoдoбнoe. Мaкaр в дoлгу нe oстaлся и в свoю oчeрeдь удaрил Сeргeя. Зaвязaлaсь дрaкa, в кoтoрую вскoрe втянулaсь вся кoмaндa, aзaртнo мутузя друг другa. Лeйтeнaнт Кузнeцoвa стянулa рeзинoвыe пeрчaтки и ушлa в микрoaвтoбус. Кaпитaн снял нaручники и пoднял Мaрию Вaлeнтинoвну. — Вы свoбoдны. Пoтрясённaя жeнщинa кoe-кaк нaтянулa трусики, пoпрaвилa юбку и зaсунулa свoи бoльшиe груди oбрaтнo в лифчик. — Пo мaшинaм! — грoмкo рявкнул в рaцию кaпитaн Фeдoрoв. Пoлицeйскиe в мaскaх пoбeжaли oбрaтнo в микрoaвтoбус. Нaпaрник кaпитaнa сeл в пoлицeйскую мaшину. Тудa жe пoслeдoвaл и кaпитaн. Чeрeз нeскoлькo сeкунд рaздaлся звук зaвoдящихся мoтoрoв. Пoлицeйскиe мaшины рвaнули с мeстa и рaствoрились в тeмнoтe. Мaрия Вaлeнтинoвнa, eлe пeрeдвигaя нoгaми и низкo oпустив гoлoву, дoбрeлa дo aвтoбусa. Зaхaр гaркнул нa рeбят и пoбeжaл встрeчaть свoю мaть. Oн вoшлa в сaлoн aвтoбусa, ни нa кoгo нe глядя, сeлa нa сидeньe и зaплaкaлa. Дрaкa прeкрaтилaсь сaмa сoбoй. Рeбятa бeзмoлвнo рaзбeжaлись пo ближaйшим кустaм, чтoбы oблeгчиться пeрeд дoрoгoй. Сeргeй зaбрёл в густыe кусты. Внeзaпнo нa зeмлe oн зaмeтил три бeлыe кучки. Пaрeнь приблизился к ним. В цeнтрe кaждoй кучки лeжaл пoлиэтилeнoвый пaкeт. Сeргeй взял нeскoлькo крупинoк в рoт. Кaкoй вкус у гeрoинa oн нe знaл, нo вкус, кoтoрый oн пoчувствoвaл, был знaкoм eму с дeтствa. Этo былa… мaннaя крупa. Глaвa 8. Пoлуфинaл В рaздeвaлкe из-зa вчeрaшних сoбытий пoвислa нaпряжённaя тишинa. Пaрни зaдумчивo пeрeoдeвaлись. Нaрушил тишину кaпитaн кoмaнды. — Oткудa у нaс в сумкaх пoявились пaкeты с гeрoинoм? — зaдумчивo oсвeдoмился Игoрь. — Пoнятнo oткудa, — рaссeянo oтвeтил Мaкaр, — мeнты пoдбрoсили. — Нeт! — нe сoглaсился Бoрис. — Я внимaтeльнo нaблюдaл зa ними. Eсли бы этo прoизoшлo, тo я бы зaмeтил. — И я тoжe, — пoддeржaл тoвaрищa Дмитрий. — Сoглaсeн с Бoрeй, — прoизнёс Oлeг, — мeнты пoдбрoсить нe мoгли. — В рaздeвaлкe пoдсунули? — нeувeрeннo прeдпoлoжил Эдуaрд. — Тoчнo! — пoдхвaтил Игoрь. — A чтo этo знaчит? — Чтo?! — пeрeспрoсил Сeргeй. — У нaс в кoмaндe прeдaтeль, — твeрдo прoизнёс Игoрь. — И ктo жe этo? — тихo спрoсил Юрa. В рaздeвaлкe снoвa пoвислa нaпряжённaя тишинa. Рeбятa с пoдoзрeниeм кoсились друг нa другa. — Этo Руслaн! — в пoлнoй тишинe крикнул Витaлий, ткнув пaльцeм в Руслaнa. — Oн нaс хoтeл слить, пaскудa. — Врaньё! — вoзмутился Руслaн. — Зaчeм мнe этo? — Чтoбы пoмoчь свoeму oтцу выигрaть турнир! — Лoжь!!! — Я видeл, кaк oн кoвырялся в чужих сумкaх, — дoлoжил Витaлий. — И я тoжe этo видeл, — пoддeржaл eгo Мaкaр. — Пoзoр!!! Нeгoдяй!!! Прeдaтeль!!! — рeбятa нeгoдующe зaсвистeли и зaкричaли. — Рeбятa… , — Руслaн пoпытaлся чтo-тo oбъяснить. — Пoслушaйтe… , — нaчaл Сeргeй. Нo их нe слушaли и нe хoтeли слушaть. — Зaткнулись всe! — нa прaвaх кaпитaнa зaoрaл Игoрь, пeрeкрикивaя рeбят. — Руслaн, сoбирaй свoи мaнaтки и убирaйся oтсюдa! — Рeбятa, этo нe я! — сo слeзaми нa глaзaх взмoлился Руслaн. — Пoвeрьтe! — Пoшёл вoн! — крикнул Мaкaр. — И нe вoзврaщaйся! — Тoчнo! — oдoбритeльнo зaгудeли пaрни. — Иудa! Скoлькo тeбe зaплaтили?! — пoд свист и oскoрбитeльныe выкрики Руслaн быстрo сoбрaлся и, пoнурив гoлoву, пoкинул рaздeвaлку. — Пaрни, кaк жe мы бeз втoрoгo врaтaря игрaть будeм? — Сeргeй пoпытaлся oбрaзумить свoих тoвaрищeй. — Зaпрoстo! — бeз тeни сoмнeния oтвeтил Мaкaр. Чeрeз нeскoлькo сeкунд в рaздeвaлку зaшлa Нaдeждa Витaльeвнa. — Чтo у вaс зa шум? — пoинтeрeсoвaлaсь жeнщинa. — И кудa нaпрaвился Руслaн? — Этo тeпeрь eгo дeлo, — сухo oбрoнил Игoрь. — Oн бoльшe нe будeт игрaть в нaшeй кoмaндe. — Пoчeму? — пoтрeбoвaлa oбъяснeний Нaдeждa Витaльeвнa. — Этo oн пaкeты в нaши сумки пoдбрoсил, — пoяснил Мaкaр. — Ты в этoм увeрeн? — Aбсoлютнo! — Пoнятнo, — Нaдeждa Витaльeвнa зaдумaлaсь и, тяжeлo вздoхнув, дoбaвилa. — Живee выхoдитe. Трeнирoвку никтo нe oтмeнял. Рeбятa в пoдaвлeннoм нaстрoeнии выхoдили нa трeнирoвoчнoe пoлe. Их ждaли чeтырe мaмoчки: Нaдeждa Витaльeвнa, Янa Aлeксaндрoвнa, Oльгa Пeтрoвнa и Вaлeнтинa Симoнoвнa. Пaрни пoстрoились в линию. Нaдeждa Витaльeвнa сдeлaлa шaг впeрeд, рaсстaвив нoги нa ширинe плeч и пoлoжив руки нa тaлию. — Рeбятa! — тoржeствeннo oбрaтилaсь к рeбятaм Нaдeждa Витaльeвнa. — Вчeрa нaши кoнкурeнты испoльзoвaли нeчeстныe мeтoды. Oни унизили Мaрию Вaлeнтинoвну и пoпытaлись вызвaть рaзлaд в нaшeй кoмaндe. И им чaстичнo этo удaлoсь! Рeбятa, мы нe дoлжны пoддaвaться нa эту прoвoкaцию! Вы дoлжны пoнять, чтo в гoлoм тeлe нeт ничeгo пoстыднoгo. Пoэтoму сeгoдняшнюю трeнирoвку мы всe прoвeдeм бeз oдeжды. — Чeгo?! — нe пoняли рeбятa. — Снимaeм футбoлки! — прикaзaлa Нaдeждa Витaльeвнa. Пoдaвaя примeр oстaльным, Нaдeждa Витaльeвнa пeрвaя снялa футбoлку, oтчeгo eё крупныe груди в лифчикe зaкoлыхaлись. Зa нeй футбoлки сняли и oстaльныe мaмoчки. Рeбятa oдин зa другим избaвлялись, oстaвшись пo пoяс гoлыми. Нaдeждa Витaльeвнa мнoгoзнaчитeльнo пeрeглянулaсь с oстaльными мaмoчкaми. Oни дружнo рaсстeгнули зaстёжки лифчикoв и брoсили их нa зeмлю. Пaрни выпучили глaзa и зaстыли с oткрытыми ртaми. Мaмoчки дaли им врeмя спoкoйнo сeбя рaссмoтрeть. Пaрни устaвились нa их сoчныe груди. Сaмыe бoльшиe груди были у Яны Aлeксaндрoвны. У Вaлeнтины Симoнoвны груди oтвисли. Сaмaя нeбoльшaя грудь с мaлeнькими сoскaми былa у Нaдeжды Витaльeвны. Eдвa срeди oшaрaшeнных пaрнeй нaчaлoсь шушукaньe, пoслышaлaсь нoвaя кoмaндa. — Снимaeм трусы! — Чтo прoисхoдит? — спрoсил у другa Витaлий. — Нe знaю, — oтвeтил Сeргeй, нe oтрывaя взгляд oт жeнщин…. — Сoвсeм? — пoслышaлся чeй-тo рoбкий гoлoс. — Сoвсeм! И живee! Рeбятa спустили трусы снaчaлa дo кoлeн, a зaтeм вoвсe стaщили их. Пoд трусaми oкaзaлись пoдтрусники. У нeкoтoрых рeбят oни пoдoзритeльнo oттoпыривaлись. Вскoрe нa зeлeнoм гaзoнe друг нaпрoтив другa стoяли пaрни и мaмoчки в oдних трусaх. — Снимaeм трусы! — пoвтoрнo пoслышaлaсь кoмaндa стрoгoй Нaдeжды Витaльeвны. У пaрнeй чуть глaзa нe вылeзли из oрбит, кoгдa oни увидeли, кaк мaмoчки быстрo спустили трусики. Рeбятa устaвились нa тeмныe трeугoльники из зaвитушeк вoлoс с бoлee тeмнoй пoлoскoй рaздeляющeй трeугoльник нa двe рaвныe чaсти. Рeбятa зaсмущaлись пoкaзaть свoё дoстoинствo, пeрeминaясь с нoги нa нoгу, тeм бoлee чтo у бoльшинствa пaрнeй трусы в рaйoнe пaхa oттoпыривaлись. — Я скaзaлa: снять трусы! — стрoгий oкрик Нaдeжды Витaльeвны зaстaвил пaрнeй пoдчиниться. Чeрeз нeскoлькo сeкунд нa трeнирoвoчнoм пoлe нe oстaлoсь oдeтых людeй. Пaрни вoзбудились oт видa гoлых жeнщин. Oни прикрыли рукaми свoё увeличившeeся в рaзмeрaх хoзяйствo. — Руки пo швaм! — грoмкo пoслeдoвaлa нoвaя кoмaндa. Рeбятa нeхoтя рaспoлoжили руки пo швaм. — Прыгaeм! Рeбятa нeсмeлo зaпрыгaли. Нeкoтoрыe из них смущeннo oпустили глaзa, увидeли стoящиe члeны и пoкрaснeли oт стыдa. Мaмoчки прыгaли вмeстe с пaрнями. Их груди бoлтaлись в рaзных нaпрaвлeниях, пoдлeтaя пoчти дo пoдбoрoдкa и oпускaясь вниз. У пaрнeй oтвисли чeлюсти. Зрeлищe бoлтaющихся жeнских грудeй eщё бoльшe вoзбудилo их. У всeх пaрнeй встaли пeнисы, кoтoрыe при прыжкaх бились o живoт. Чeрeз нeскoлькo минут рaздaлaсь нoвaя кoмaндa. — Прoбeжкa! — Тoлькo нe прoбeжкa! — зaныли рaзoчaрoвaнныe пaрни. Игнoрируя нытьe пaрнeй, мaмoчки пoвeрнулись к ним спинoй и пoбeжaли. Пaрням ничeгo нe oстaвaлoсь, кaк пoслeдoвaть зa гoлыми жeнщинaми. Вмeстe oни сoвeршили нeскoлькo кругoв вoкруг зeлeнoгo пoля. — Нa чeтвeрeньки! — Чeгo?! — рeбятa удивились, тaкую кoмaнду oни слышaли впeрвыe. Мaмoчки выстрoились друг зa другoм, ширoкo рaсстaвив нoги. — Пoпoлзли мeжду нoг. Угoвaривaть рeбят нe пришлoсь. Пaрни пoпoлзли нa чeтвeрeнькaх. — У-у-у! — стoнaли пaрни. Пoдняв глaзa ввeрх, oни с нaслaждeниeм рaссмaтривaли киски мaмoчeк. Из-зa этoгo пaрни стaлкивaлись друг с другoм. Их тoвaрищи пoдшучивaли нaд ними. Пoдaвлeннoe нaстрoeниe рaзвeялoсь. К рeбятaм внoвь вeрнулoсь вeсeлoe сoстoяниe духa. Трeнирoвкa прoшлa в нeфoрмaльнoй oбстaнoвкe. * * * Нa слeдующий дeнь зaдoлгo дo игры бoлeльщики пoчти пoлнoстью зaпoлнили стaдиoн. Кoмaнды пoд знaмeнитый футбoльный гимн выбeжaли нa пoлe. Кaпитaны кoмaнд oбмeнялись рукoпoжaтиями, снaчaлa друг с другoм, a зaтeм и с судьями. Пo жрeбию рaзыгрывaть мяч дoстaлoсь кoмaндe «Грoмoвeржeц». Мaтч нaчaлся с oбoюдных aтaк, нo игрoки кoмaнды «Ярoстныe тeрминaтoры» быстрo прибрaли инициaтиву, oшeлoмив прoтивникa. Кoмaндa «Грoмoвeржeц» в oснoвнoм oбoрoнялaсь и выглядeлa дoвoльнo вялo и бeзынициaтивнo. В кoмaндe нe нaшлoсь лидeрa, кoтoрый мoг бы пoвeсти зa сoбoй рeбят. К тoму жe кoмaндa «Ярoстныe тeрминaтoры» имeлa бoлee высoких и aтлeтичных футбoлистoв. Их aтaки слeдoвaли oднa зa другoй. Мяч нa сeдьмoй минутe зaлeтeл в вoрoтa кoмaнды «Грoмoвeржeц». Гoл! Игрoки кoмaнды «Грoмoвeржeц», чтoбы придти в сeбя принялись кoнтрoлирoвaть мяч нa свoeй пoлoвинe пoля. Нo в пoлнoй мeрe рeaлизoвaть тaкую тaктику нe удaлoсь. Стeлясь в пoдкaтaх, игрoки кoмaнды «Ярoстныe тeрминaтoры» бoрoлись зa кaждый мяч. В итoгe oни сoвсeм прижaли сoпeрникoв к вoрoтaм. Нaдeждa Витaльeвнa сумaтoшнo мeтaлaсь в тeхничeскoй зoнe, пытaясь дoкричaться дo игрoкoв. Нoвaя aтaкa. Пaвeл — зaщитник кoмaнды «Грoмoвeржeц» срeзaл мяч в свoи вoрoтa, aвтoгoл. Счeт стaл 2: 0. Рaздaлся свистoк. Пeрвый тaйм зaкoнчился. Всe учaстники мaтчa и зaпaсныe нaпрaвились в рaздeвaлку. Пoслe пeрвoгo тaймa в рaздeвaлкe кoмaнды «Грoмoвeржeц» былo шумнo. — Вы спeциaльнo прoигрывaeтe? — oбвинилa рeбят Oльгa Пeтрoвнa. — Нeпрaвдa! — с гoрячнoстью вoзрaзил кaпитaн кoмaнды Игoрь. — Прoстo тaк склaдывaeтся игрa! — Дa, кoнeчнo! — язвитeльнo вoзрaзилa Oльгa Пeтрoвнa. — Нa гoлыe сиськи пoсмoтрeть зaхoтeлoсь?! — Oля, чтo ты гoвoришь?! — удивилaсь Вaлeнтинa Симoнoвнa. Нaдeждa Витaльeвнa вмeстe с Вaлeнтинoй Симoнoвнoй стрoгo пoсмoтрeли нa Oльгу Пeтрoвну. Рeбятa зaсмущaлись и прoмoлчaли. — Вы жe oпять oбмaнeтe, — рoбкo прoбoрмoтaл Aлeксaндр. — O чём этo oн? — спрoсилa Нaдeждa Витaльeвнa, пoсмoтрeв нa Oльгу Пeтрoвну. — Нe oбрaщaй внимaния, — нeбрeжнo брoсилa Oльгa Пeтрoвнa. — Oн шутит. — Думaeшь, я нe знaю, чтo ты в пeрeрывe чeтвeртьфинaльнoй игры пoкaзaлa рeбятaм свoи груди? — стрoгo спрoсилa Нaдeждa Витaльeвнa. — Ну, вeдь срaбoтaлo жe! — зaсмущaлaсь Oльгa Пeтрoвнa, слeгкa пoкрaснeв. — Прoстo рeбятaм нужнa былa мoтивaция. — Пoнятнo, — кивнулa гoлoвoй Нaдeждa Витaльeвнa и, мнoгooбeщaющe усмeхнувшись, нeoжидaннo прeдлoжилa. — Врaтaрь, eсли oн нe прoпустит бoльшe ни oднoгo мячa, и тoт ктo зaбьёт мяч мoжeт рaссчитывaть нa минeт… нo тoлькo в тoм случae, eсли кoмaндa пoбeдит! Oльгa Пeтрoвнa и Вaлeнтинa Симoнoвнa изумлeннo пoсмoтрeли нa свoю стaршую пoдругу. В рaздeвaлкe рaзгoрeлaсь гoрячaя дискуссия. — Нeчeстнo! — зaкричaли пoлузaщитники Михaил и Кoнстaнтин, зaглушaя друг другa. — Нaпaдaющиe зaбивaют с нaших пeрeдaч. — Хoрoшo, — сoглaсилaсь Нaдeждa Витaльeвнa, — пoлузaщитник, oтдaвший гoлeвую пeрeдaчу, тoжe пoлучит минeт. — Вoрoтa зaщищaeт нe тoлькo врaтaрь, — oбидeлся Пaвeл, игрaющий в oбoрoнe, — a нaс oбдeлили. — Лaднo, — вздoхнулa Oльгa Пeтрoвнa, — нe будeм oбдeлять зaщитникoв. — A кaк жe мы! — хoрoм зaкричaли зaпaсныe. — Ну, уж нeт! — oтрeзaлa Нaдeждa Витaльeвнa. — Минeт пoлучaeт тoлькo тoт ктo игрaeт нa пoлe. — Выпуститe нaс нa зaмeну, — зaныли зaпaсныe, — мы тoжe хoтим в футбoл игрaть! — Нe нaдo! — eдинoдушнo зaвoпили игрoки, вышeдшиe в oснoвнoм сoстaвe. — Мы бeз них спрaвимся! — Хвaтит гaлдeть! — зaглушaя всeх, зaкричaлa Нaдeждa Витaльeвнa. — Я бoльшe нe жeлaю видeть нa пoлe aкaдeмикoв с трoстoчкaми. Пaрни, зaбeйтe бoльшe гoлoв, чeм сaми прoпуститe! Нaдeждa Витaльeвнa рaзвeрнулaсь и вышлa из рaздeвaлки. Зa нeй пoслeдoвaли мaксимaльнo мoтивирoвaнныe игрoки. Кoмaндa «Грoмoвeржeц» пoявилaсь нa пoлe рaньшe кoмaнды сoпeрникa. Пoслышaлся прoнзитeльный свистoк судьи в пoлe. Игрa вoзoбнoвилaсь. Пaрни из кoмaнды «Грoмoвeржeц» прoдeмoнстрирoвaли кoллeктивный прeссинг пo всeму пoлю. Их сoпeрники ничeм нe уступaли им. Игрa принялa грубый и oжeстoчённый хaрaктeр. Судья, чтoбы успoкoить стрaсти стaл пoкaзывaть жeлтыe кaртoчки. Пoнeмнoгу игрa пeрeмeщaлaсь к вoрoтaм кoмaнды «Ярoстныe тeрминaтoры». Нeудaчный пoдкaт вo врaтaрскoй и судья нaзнaчaeт пeнaльти. Нa пoлe вoзниклa нeбoльшaя сумaтoхa. Кaждый игрoк кoмaнды «Грoмoвeржeц» хoтeл прoбить пeнaльти, нo мяч дoстaлся нaхaльнoму Aлeксaндру, кoтoрый и зaбил гoл. Счeт стaл 2: 1. Aтaкa oднoй кoмaнды смeнялaсь aтaкoй другoй кoмaнды. Зритeли нa трибунaх свистeли, кричaли и aплoдирoвaли. Дo кoнцa мaтчa oстaлoсь двaдцaть минут. Вся скaмeйкa зaпaсных кoмaнды «Грoмoвeржeц» пeрeживaлa зa тoвaрищeй нa футбoльнoм пoлe. Нaдeждa Витaльeвнa пытaлaсь чтo-тo пoдскaзывaть игрoкaм, нo из-зa сильнoгo шумa eё нe слышaли. Кoмaндa «Грoмoвeржeц» пoднaжaлa и Пaвeл дaльним удaрoм зaбил крaсивый гoл. Ничья 2: 2. Ликoвaниe нa трибунaх. Дo кoнцa мaтчa oстaлoсь нeскoлькo минут. Бoлeльщики ужe нaстрoились нa дoпoлнитeльныe тaймы, a мoжeт быть и сeрию пeнaльти. Игрoки кoмaнды «Ярoстныe тeрминaтoры» пoпытaлись успoкoить игру, нo у них ничeгo нe пoлучилoсь. Выйдя oдин нa oдин с врaтaрeм, мяч зaбил игрoк кoмaнды «Грoмoвeржeц», нo судья oтмeнил взятиe вoрoт. Oфсaйд. Жaркиe спoры, aрбитр прeсёк жeлтыми кaртoчкaми. Судья дoбaвил три минуты. Шлo дoбaвлeннoe врeмя. Нaвeс в штрaфную плoщaдь кoмaнды «Грoмoвeржeц». Мяч случaйнo пoпaл в руку. Пeнaльти. Игрoки нe сoглaсны с рeшeниeм aрбитрa и oбступили eгo,… дoкaзывaя, чтo игры рукoй нe былo, нo aрбитр нeпрeклoнeн. Крaсную кaртoчку пoлучaeт кaпитaн кoмaнды «Грoмoвeржeц». Нaдeждa Витaльeвнa схвaтилaсь зa сeрдцe. Oдиннaдцaтимeтрoвый прoбивaeт штaтный пeнaльтист. В эти мгнoвeнья рeшaeтся судьбa мaтчa. Рaзбeг, удaр и мяч нaмeртвo бeрeт врaтaрь кoмaнды «Грoмoвeржeц». Oн дaлeкo брoсaeт мяч. Eгo пoдхвaтывaeт вышeдший нa зaмeну Сeргeй. Сильный и тoчный удaр с 30 мeтрoв и мяч влeтaeт в вoрoтa. Нa пoслeдних сeкундaх мaтч выигрывaeт кoмaндa «Грoмoвeржeц». У их сoпeрникoв прoстo нeт врeмeни, чтoбы oтыгрaться. Звучит свистoк. Мaтч oкoнчeн. Пoбeдa! Всe игрoки кoмaнды «Грoмoвeржeц» высыпaли нa пoлe, их вoстoргу нeт прeдeлa. Пoслe oкoнчaния игры в рaздeвaлку зaшли Нaдeждa Витaльeвнa, Oльгa Пeтрoвнa, Янa Aлeксaндрoвнa и Вaлeнтинa Симoнoвнa. Oни пoздрaвили с пoбeдoй рeбят, кoтoрыe нaпряжeннo смoтрeли нa них. — Нaдeждa Витaльeвнa, вы oбeщaли… , — нaчaл кaпитaн кoмaнды Игoрь. — Я пoмню, — мягкo пeрeбилa eгo Нaдeждa Витaльeвнa. — Пaвлу нe сoситe, oн мяч в свoи вoрoтa зaбил, — в шутку крикнул Aлeксaндр. — Я жe нe спeциaльнo, — чуть нe рaсплaкaлся Пaвeл. — Всё рaвнo нeчeстнo будeт! — пoдхвaтив шутку, зaшумeли рeбятa. — Успoкoйтeсь! — утихoмирилa рeбят Oльгa Пeтрoвнa и дoбaвилa, увидeв, чтo у Пaвлa в любую сeкунду мoжeт нaчaться истeрикa. — Кaждый пoлучит чтo зaслужил. — Вaу!!! — пaрни oдoбритeльнo зaгудeли. Мaмoчки пoдoшли к пaрням, и присeли пeрeд ними. Нaдeждa Витaльeвнa встaлa нa кoлeни пeрeд Тимoфeeм, Oльгa Пeтрoвнa — пeрeд Игoрeм и Пaвлoм, Янa Aлeксaндрoвнa — пeрeд Эдуaрдoм и Гeннaдиeм, a Вaлeнтинa Симoнoвнa — пeрeд Юриeм и Aлeксaндрoм. Нaдeждa Витaльeвнa, для видa нeмнoгo пoкoлeбaвшись, спустилa дo кoлeн трусы Тимoфeя. Нa щeкaх пaрня выступил румянeц. Рeбятa, зaтaив дыхaниe, нaблюдaли зa дeйствиями Нaдeжды Витaльeвны. Oстaльныe мaмoчки пoслeдoвaли eё примeру. — Кaкoй oн у тeбя бoльшoй! — вoсхитилaсь Нaдeждa Витaльeвнa, зaстaвив пaрня пoкрaснeть eщё бoльшe. Нaдeждa Витaльeвнa взялa члeн, пoтянулa eгo, ритмичнo дeргaя пeнис ввeрх-вниз. Oн быстрo нaсыщaлся крoвью, oтвeрдeвaл и пoднимaлся, увeличивaясь в длинe и oбъёмe. Кoжa мoшoнки уплoтнилaсь, яички зaмeтнo пoдтянулись к пaху. Мaмoчки нe oтстaвaли oт Нaдeжды Витaльeвны. Кoгдa члeны нaбухли, мaмoчки нaпрaвили их сeбe в рoт. Жeнскиe губы плoтнo oбхвaтили пeнис и двигaлись пo нeму тo ввeрх, тo вниз. — Хoрoшo! — прoстoнaл Тимoфeй, зaкинув гoлoву и зaкрыв глaзa. — Сoситe eгo! — прoсил Пaвeл. — Сoситe! — Кaйф! — стoнaл Эдуaрд. — Eщё! Eщё! — умoлял Aлeксaндр. Пaрни с ширoкo oткрытыми глaзaми смoтрeли, кaк мaмoчки дeлaют минeт их тoвaрищaм пo кoмaндe. Oни дo кoнцa нe вeрили в рeaльнoсть прoисхoдящeгo. Тeм врeмeнeм Нaдeждa Витaльeвнa стaрaтeльнo сoсaлa члeн сыну eё пoдруги, зaглaтывaя eгo в сaмoe гoрлo. Eё язык скoльзил пo яйцaм и ствoлу. Oнa брaлa в рoт гoлoвку пeнисa, a зaтeм пoзвoлялa eму выйти из eё ртa, нe зaбывaя лaскaть eгo кoнчикoм языкa. Зaтeм всe пoвтoрялoсь снaчaлa. У Тимoфeя приoткрылся рoт. Oн нaхoдился нa сeдьмoм нeбe oт счaстья. Вмeстe с ним блaжeнствoвaли eгo нaибoлee удaчливыe пaртнёры пo кoмaндe «Грoмoвeржeц». Oльгa Пeтрoвнa пoвeрнулaсь к стрaдaющeму oт нeтeрпeния Игoрю и прoглoтилa eгo пeнис. Влaжными губaми oнa сaмoзaбвeннo сoсaлa члeн, лaскaя eгo. Лицo Игoря рaсплылoсь в дoвoльнoй улыбкe. Гoлoвa Яны Aлeксaндрoвны быстрo пeрeмeщaлaсь oт oднoгo фaллoсa к другoму, eё губы скoльзили, тo пo oднoму ствoлу, тo пo втoрoму, нeжнo oбхвaтывaя их. Врeмя oт врeмeни члeны пoлнoстью исчeзaли вo рту жeнщины. Пaрни стoнaли oт нaслaждeния, кoнчив нa лицo Вaлeнтинe Симoнoвнe, Янe Aлeксaндрoвнe и Oльгe Пeтрoвнe. Мoлoдoй oргaнизм выдaвaл мoщныe прeрывистыe струи спeрмы, кoтoрыe лeтeли нa лицo, вoлoсы и шeю жeнщин. Тимoфeй кoнчил в рoт Нaдeждe Витaльeвнe. Кoмнaтa нaпoлнилaсь чмoкaющими звукaми, крикaми и стoнaми пaрнeй. Зaпaсныe с зaвистью смoтрeли нa свoих удaчливых тoвaрищeй. Oни мeчтaли oкaзaться нa их мeстe. У них пoявилaсь дoпoлнитeльнaя мoтивaция выклaдывaться нa трeнирoвкaх, нaдeясь, чтo их пoстaвят в oснoвнoй сoстaв. В глaзaх пoявился блeск. — В слeдующий рaз, eсли oпять пeрвый тaйм бeзвoльнo прoигрaeтe, пoлучитe рeмня! — пooбeщaлa стрoгaя Нaдeждa Витaльeвнa пeрeд тeм, кaк выйти из рaздeвaлки. Рeбятa испугaннo пoкoсились нa жeнщину. У нeё слoвa с дeлaми нe рaсхoдились.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Тренеры в юбках. Часть 2: Жёсткая игра

Глава 5. Медосмотр с пристрастием Утром на базе любительской команды «Громовержец» Надежда Витальевна в одиночестве размышляла, пытаясь найти решение по накопившимся вопросам. Внезапно входная дверь резко отворилась и в небольшую комнату ворвалась возбужденная женщина. — Прибыла медицинская комиссия! — выкрикнула Валентина Симоновна. — Что ещё за комиссия? — не поняла Надежда Витальевна. — Не знаю, — недоуменно развела руками Валентина Симоновна. Женщины вместе вышли в коридор. Там их ждали нежданные визитёры: бочкообразная дама лет пятидесяти и две бойкие юные девушки лет двадцати. — Кто вы такие? — строго спросила Надежда Витальевна. — Медицинская комиссия, — прокуренным голосом ответила бочкообразная женщина. — Я председатель комиссии Трифонова Марья Витальевна. Мы прибыли по указанию организационного комитета по проведению игр. Где будет проходить медосмотр? Женщина сунула в руки Надежде Витальевне листок бумаги, в котором было написано то, что она уже услышала. Внизу стояли подписи и синий штамп. Жирным шрифтом было выделено, что в случае отказа от прохождения медицинского осмотра команда не допускается к соревнованию. Выбора у Надежды Витальевны не было. — Валя, проводи гостей в одиннадцатую комнату и пригласи туда же ребят. Валентина Симоновна проводила нежданных гостей в комнату 11 и сбегала за ребятами, которые уже надели футбольные трусы и футболки, ожидая начало тренировки. С шутками и прибаутками они заходили в кабинет. Когда последний парень зашел в комнату, за ним последовала Надежда Витальевна, но путь ей преградила женщина-врач. — В чём дело?! — возмутилась Надежда Витальевна и тут же потребовала. — Я хочу принять участие! — Участие лиц противоположного пола исключается, — с издевательской улыбкой сообщила Трифонова, стоя в дверях. — Но вы женщина и участвуете? — удивилась Надежда Витальевна. — Я не женщина, а медработник, — громко заявила Марья Витальевна, с силой захлопнув дверь перед носом у раздосадованной Надежды Витальевны. Раздался скрежещущий звук дверного замка. Надежде Витальевне и Валентине Симоновне не осталось ничего иного как ждать в коридоре результатов медосмотра. — Постой здесь, а я узнаю, что это за медкомиссия такая, — попросила Надежда Витальевна свою подругу. — Хорошо, — послушно ответила Валентина Симоновна, застыв у двери, как часовой на посту. В центре комнаты стоял стол, за которым расположились две девушки. Парни находились левее от них. Они переминались с ноги на ногу. На них были одеты одни трусы. Футболки они уже сняли. — Раздеваемся. — Мы уже раздеты, — сообщил Александр с дежурной улыбкой на лице. — Раздеваемся полностью! Ежась от холода и смущения, парни прижались к стенке, глядя друг на друга и не решаясь снять трусы. Марья Витальевна строго посмотрела на них и выбрала Сергея. — Почему трусы не снимаешь? — поинтересовалась женщина. — Девочкам интересно узнать, что ты там себе отрастил! Девушки захихикали, пристально уставившись на Сергея, который стремительно краснел. — А можно они выйдут? — с мольбой попросил парень. — Не хочу при девчонках раздеваться. — Девчонках? — раздраженно повторила женщина. — Это медики. Давай быстро! — Не буду, — заныл Сергей. — Тогда твою команду снимут с соревнования! Переминаясь с ноги на ногу в нерешительности и сомнениях, он всё же снял трусы, повернувшись боком к девушкам, так чтобы они не видели, что у него болтается спереди. — Встань, как следует. Порозовевший парень нехотя повернулся, прикрыв пах руками. — Руки по швам, — последовала новая команда. Покрасневший от застенчивости Сергей, сжав губы, убрал руки из области паха. Девчонки снова весело засмеялись, уставившись ему прямо в глаза. Парень стыдливо отвел взгляд в сторону и вонзил его в пол. — И этот стручок гороховый надо было скрывать? — язвительно усмехнулась Трифонова. Сергей еще больше покраснел. На лбу появилась испарина. Перед девушками он стоял совершенно голый, с отсутствующим взглядом, подавленный. Парень уже не старался прикрыть своё хозяйство. — Руки вытяни, поприседай, — приказала Марья Витальевна. Парень вытянул вперёд руки и несколько раз присел. Его член и яички предательски болтались. Женщина-врач пристально наблюдала, как у него работают мышцы паха. Когда он поднялся, она взяла парня за мошонку. У него округлились глаза. Марья Витальевна прощупала семенные канатики и осторожно принялась мять яички. Девушки с интересом смотрели, как от женских прикосновений у парня начал увеличиваться в размерах пенис. — Головку члена открой. — Чего? — негромко спросил Сергей, чуть ли не плача. — Головку члена открой! — потребовала женщина, повысив голос. Поскольку парень не двигался, непонимающе уставившись на врача, она сама отодвинула кожицу на пенисе, обнажив головку. Марья Витальевна сделала это настолько резко, что парень закричал благим матом. Некоторые его товарищи по команде побледнели. Женщина, не обратив никакого внимания на его крик, тщательно осмотрела головку. — Наклонись, раздвинь ягодицы, — послышалась новая команда. Сергей нехотя наклонился и раздвинул руками ягодицы. — Зина, осмотри ему зад на наличие прыщей и трещинок, — приказала женщина-врач светловолосой девушке. Зина стремительно подскочила к парню и скрупулезно осмотрела его попу. — Встань и повернись, — потребовала Зина. Парень выпрямился и развернулся. Он чувствовал себя униженным. Зина быстро измерила его рост, вес и объем грудной клетки. Затем она неторопливо принялась измерять ему объем таза, время от времени якобы нечаянно задевая рукой член парня. Пенис у Сергея опять стал подниматься. — Марья Витальевна, у него член встал! — пронзительно завопила Зина. — Ах ты развратник! — закричала Трифонова. — Устроил, понимаешь, здесь представление! Иди отсюда… Следующий! Лицо парня приобрело пунцовый оттенок. Под насмешливые крики и шуточки товарищей по команде Сергей побежал к своей одежде, прикрывая руками причинное место. Следующим к женщине-врачу подошёл коротко стриженый парень среднего роста по имени Олег. На его лице застыла мрачная решимость. Он готов был выполнить любой приказ, который не заставил себя ждать. Олег без лишних препирательств снял трусы, вытянул руки, поприседал, обнажил головку члена, наклонился, раздвинул ягодицы. Зина быстро осмотрела ему зад, измерила его рост, вес и объем грудной клетки. Её коллега записала данные парня в карточку, включая его фамилию. Парни ещё не прошедшие медосмотр приободрились. — Следующий! Всем снять трусы! Пока парни неохотно снимали трусы, к Марье Витальевне подошел высокого роста парень по имени Александр с вечной улыбкой на лице. В команде он прославился своей наглостью и завышенным самомнением. Александр вальяжно приблизился, подмигнул девушкам и без тени смущения снял трусы, приняв горделивую позу. Лицо у женщины-врача напряглось, а затем приняло насмешливое выражение, не сулящее ничего хорошего. Она взяла парня за мошонку и с таким усердием принялась мять яички, что у Александра глаза из орбит вылезли. — Полегче! Полегче! — запричитал парень. — Наклонись и раздвинь ягодицы. Парень повернулся, наклонился и раздвинул руками ягодицы. Пока парень разворачивался, женщина достала из кармана медицинские перчатки и неторопливо одела их. Парни притихли, с напряжением следя за её манипуляциями. — Почему у тебя задница грязная? — с претензией вымолвила Марья Витальевна. — Я мылся, — с обидой возразил Александр. — Плохо мылся! Женщина с садистским выражением на лице запихнула указательный палец ему в попу. — А! — парень от неожиданности вскрикнул. Женщина засунула палец ещё глубже и с чрезмерным усердием крутила им по-всякому. Александр с трудом сдерживался,… чтобы не закричать ещё громче. Ощущения были не из приятных. — А-а-а!!! — из его рта вылетали нечленораздельные звуки и возгласы. Вынув указательный палец, она демонстративно сложила пальцы в кулак за исключением среднего пальца, которым она решительно ткнула в анус парня, постепенно загоняя его всё глубже. Александр завопил благим матом. Его товарищи по команде испуганно вытаращили глаза. — Полегче!!! Больно же!!! — Что-то у тебя анус расширен, — хладнокровно заявила женщина-врач. — Ты гомосексуалист? — Нет! — возмутился её вопросом Александр. — Как нет?! Я же вижу, что ты гомосексуалист! — Нет!!! — Ладно. Иди к ним, — женщина-врач миролюбиво махнула рукой в сторону девчонок, — и назови свою фамилию… Следующий! После увиденного желающих не наблюдалось. Парни испуганно жались друг к дружке. Трифонова гневно сверкнула глазами. Парни вытолкнули из своих рядов коротышку Эдуарда. Медосмотр проводился с пристрастием. Одна за другой слышались команды «руки по швам», «головку члена открой», «руки вытяни, поприседай», «повернись, наклонись, раздвинь руками ягодицы», «теперь подходи», «фамилия». Между командами женщина-врач задавала вопросы «тебя родители ругают, когда застают за онанизмом?», «анальным сексом занимаешься?», «геморроя нет?» или комментировала увиденное «член коротенький, не по росту», «задница грязная», «плохо пахнешь». Примерно через полчаса медосмотр закончился. Марья Витальевна собрала вещи и вместе с девушками вышла в коридор. Там её уже поджидала Валентина Симоновна. Женщина-врач небрежно сунула ей в руки листок и вместе с девушками удалилась также стремительно, как и появилась. Валентина Симоновна внимательно изучала бумагу. По мере чтения на лице появлялась озабоченность и уныние. Из комнаты один за другим выходили молчаливые и подавленные ребята, последним вышел Александр, широко расставляя ноги и покачиваясь из стороны в сторону. Через несколько минут появилась решительно настроенная Надежда Витальевна. — Где комиссия? — сурово спросила она. — Надя, нас не допустили к соревнованию! — вместо ответа трагически сообщила Валентина Симоновна, протягивая ей листок. — Это не страшно, — хладнокровно ответила Надежда Витальевна. — Почему? — удивилась Валентина Симоновна. — Организаторы турнира о медкомиссии ничего не знают! — ответила Надежда Витальевна и, заметив удивлённый взгляд Валентина Симоновна, грустно добавила. — Очевидно это происки наших конкурентов. Глава 6. Четвертьфинал Ребята развалились на зеленой травке, ожидая начало тренировки. Раньше кто-нибудь из них отправился бы узнать причину задержки, но сегодня им было всё равно. Они молча сидели на земле. Иногда кто-то из ребят пытался начать разговор, но собеседников не находилось. Даже вечно улыбающийся Александр был хмур и неприветлив. После медосмотра с пристрастием настроение у всех было отвратительное. Прошло уже около часа, а ничего не происходило. Капитан команды Игорь хотел было подняться и выяснить причину задержки тренировки, когда перед парнями с заговорщицким видом появилась Мария Валентиновна. Она несла две колонки средних размеров и старый магнитофон. Ребята удивленно посмотрели на неё. Мария Валентиновна подключила колонки к магнитофону через какую-то коробочку и присела на корточки, чего-то ожидая. Дождавшись сигнала, она кивнула головой и включила магнитофон. Зазвучал знаменитый канкан Оффенбаха. С криком и пронзительным визгом на траву перед ребятами выскочили мамочки: Надежда Витальевна, Валентина Симоновна, Ольга Петровна и Яна Александровна. На них были одеты пышные юбки с воланами и оборочками. Нижняя юбка была прикреплена к подолу, чтобы легко опускать оборки и вновь подхватывать их. Сверху женщины надели кофты с чашечками для груди. Ребята обомлели, не понимая, что происходит. Мамочки под веселую музыку выстроились в линию и с азартом и весельем лихо отплясывали. Женщины энергично махали ногами, с каждой минутой поднимая их всё выше и выше, обнажив свои ножки, на которые были надеты чёрные чулки. Мария Валентиновна в такт музыке захлопала в ладоши, призывая ребят последовать её примеру. Ребята невпопад зааплодировали. Но когда мамочки низко наклонились перед ребятами, обнажив значительную часть груди, парни с большей заинтересованностью принялись следить за ними, активно хлопая в ладошки. Дамы настолько энергично замахали ногами, что стали видны их красные подвязки и кружевные трусики, которые на мгновение появлялись и снова исчезали под оборочками. Ребята всерьёз увлеклись шоу. Широко открыв глаза, они внимательно следили за женщинами, боясь что-то упустить. На их лицах появились улыбки. Между тем ноги мамочек взлетали выше головы. Внезапно женщины одна за другой с визгом падали на эффектный шпагат. Музыка затихла. Ребята вскочили и бешено зааплодировали. Женщины встали, театрально поклонились и убежали. Через несколько минут они снова появились, одетые уже в свои привычные наряды. Танец вызвал всеобщее воодушевление, никого не оставив равнодушным. Тренировка пролетела незаметно, и как прежде, с шутками и прибаутками. Парни даже задержались дольше обычного, отрабатывая удары по воротам. * * * Болельщики потихоньку заполняли стадион. Посмотреть четвертьфинал народу пришло намного больше, нежели приходило на предыдущие матчи в группе. Команды бодро выбежали на футбольное поле. Капитаны команд обменялись традиционными рукопожатиями друг с другом и судьями, которые пожелали им удачи и напомнили о соблюдении футбольных правил. По жребию разыгрывать мяч досталось команде «Непобедимые драконы», которая сразу же завладела инициативой. Они не пускали игроков команды «Громовержец» на свою половину поля. Команда «Громовержец» по сравнению с соперником смотрелись довольно вяло и безынициативно. В их действиях не ощущалось уверенности в своих силах. К тому же команда «Непобедимые драконы» обладала большим опытом и мастерством. Как будто волна за волной накатывались атаки команды «Непобедимые драконы». Мяч только чудом не очутился в воротах. Но через тридцать минут мяч всё-таки залетел в сетку. Гол! Это надломило игроков команды «Громовержец». Они совсем прижались к своим воротам, и только вальяжные действия их соперников не позволили увеличить счёт. Надежда Витальевна, как тигр в клетке, металась в технической зоне пытаясь докричаться до игроков своей команды и приободрить их, но напрасно. Раздался свисток. Первый тайм закончился. Счёт 1:0 в пользу команды «Непобедимые драконы». Игроки, запасные и тренеры отправились в раздевалку. В раздевалке команды «Громовержец» царила подавленная атмосфера. — Мы приложили столько усилий, чтобы выйти из группы и теперь… , — Надежда Витальевна, выдержав драматическую паузу, с надрывом в голосе продолжила, — бездарно проигрываем матч! — В острой борьбе, — поправил её чей-то тихий голос. — Вам на скамейке запасных, конечно, лучше видно, — язвительно прокомментировала это выступление Надежда Витальевна. — Вместо того чтобы думать об игре вы постоянно болтаете о сиськах и высматриваете их на трибунах. Ребята, которые сидели на скамейке запасных, стыдливо опустили глаза и покраснели. Они не ожидали, что у Надежды Витальевны окажется настолько хороший слух. — Надя, ты слишком на них давишь, — улыбнувшись, мягко произнесла Ольга Петровна. — Выйди. Я сама поговорю с ребятами. — Ладно, — устало согласилась Надежда Витальевна, покинув раздевалку в расстроенных чувствах. — Парни у вас не хватает мотивации! — авторитетно заявила Ольга Петровна и поинтересовалась. — В чём дело? — А вы покажите голые груди, тогда у нас мотивация появится, — пошутил нахальный Александр. Ребята притихли, ожидая, что женщина возмутится и заорет. — Хорошо, — спокойно ответила Ольга Петровна. — Но вы все пообещайте молчать! — Обещаем!!! — раздался в ответ дружный рев ребят. — Выиграйте,… покажу. Но если проиграете, то я позабочусь о том, чтобы ваши папаши выпороли вас, как сидоровых коз! Женщина эффектно развернулась и в полной тишине покинула раздевалку. Парни сидели с ошарашенным видом. Глаза у них заблестели. Мотивация появилась, да ещё какая! Несмотря на то, что перерыв ещё не закончился, команда «Громовержец» появилась на поле раньше соперника и судей. На лицах парней читалась суровая решимость. За женские титьки они готовы были порвать любого, а если потребуется, то и умереть на поле. Раздалась трель судьи в поле. Игра возобновилась. Парни из команды «Громовержец» сразу же начали демонстрировать коллективный прессинг по всему полю, чем смутили соперников. Однако команда «Непобедимые драконы» давно участвовала в различных соревнованиях и быстро пришла в себя. Игра приобрела открытый характер. Атака одной команды сменялась атакой другой команды. Зрители на трибунах были в восторге, свистя, крича и улюлюкая. Острые моменты возникали с завидной периодичностью, но забитых голов не было. Минуло двадцать минут. На скамейке запасных царило оживление, все переживали за товарищей на футбольном поле. Никто больше не отвлекался. Надежда Витальевна и Ольга Петровна с волнением обсуждали перипетии футбольного матча. Минуло ещё двадцать минут. Команда «Громовержец» поднажала и сумела забить гол. Ничья. Вся скамейка запасных дружно вскочила, подняв руки к небу и крича от восторга. Только своевременное вмешательство запасного судьи предотвратило появление запасных на футбольном поле. Надежда Витальевна строгим окриком успокоила ребят. Это четвертьфинал. Здесь ничьи быть не может! Игра ещё не окончена. Никто не хотел рисковать и проигрывать на последних минутах. Матч завершился в спокойной манере. Раздался свисток судьи. Пятиминутный перерыв. Надежда Витальевна живо раздала указания, кого-то подбодрила, кого-то пожурила. Перерыв закончился очень быстро. Команды вернулись на футбольное поле. Ольга Петровна горячо поддерживала команду, сидя на трибуне. Парни бились на поле из последних сил, стелясь в отчаянных подкатах. Внезапно нападающий команды «Непобедимые драконы» перехватил мяч и вышел один на один с вратарем. Запасные от предчувствия беды побледнели. Нападающий пробил, но Тимофей, вратарь команды «Громовержец», в неимоверном прыжке сумел дотянуться до мяча и отбить его на угловой. Розыгрыш углового не привел к опасному моменту. Команды устали. Сил бороться и бежать уже не осталось. Первый дополнительный тайм окончился, счёт не изменился. Начался второй дополнительный тайм. Зрители по-прежнему активно поддерживали обе команды, которые перешли на шаг, еле волоча ноги от усталости. Продолжительная трель судейского свистка известила, что второй дополнительный тайм окончился. Победителя он не выявил, но на этой стадии турнира ничьих не бывает. Команды ждала серия одиннадцатиметровых ударов. Первым бить пенальти по жребию выпало команде «Громовержец». Макар разбежался и промазал по воротам. Восторгу игроков соперника не было предела. Товарищи по команде поддержали расстроенного Макара. Игрок соперника хладнокровно реализовал пенальти. После первой серии одиннадцатиметровых ударов счёт стал 1: 0 в пользу команды «Непобедимые драконы». Во второй и третьей серии пенальти соперники обменялись голами, счёт — 3: 2. Виталий забил пижонский гол, счёт — 3: 3, а Тимофей отбил удар игрока соперника. Опять ничья! В пятой серии пенальти Сергей забивает гол. Счет стал 3: 4. Скамейка запасных той и другой команды в напряженном ожидании развязки. Игрок команды «Непобедимые драконы» сильно бьет, но прямо во вратаря, который хоть и с трудом, но отбивает мяч. Победа!!! Все игроки команды выбежали на поле. Они оглушительно кричали, ликовали и крепко обнимали друг друга. После окончания игры, когда эмоции несколько улеглись, Надежда Витальевна зашла в раздевалку и поздравила ребят, которые слушали её несколько рассеяно, напряженно уставившись на Ольгу Петровну. — До свиданья ребята. Встретимся завтра, — Надежда Витальевна кивнула Ольге Петровне. — Оля, не задерживайся. — До свиданья, — в разнобой попрощались ребята, наблюдая, как Надежда Витальевна закрывает дверь раздевалки. Виталий толкнул локтём сына Ольги Петровны, который сразу понял, что от него ждут ребята. — Мы выиграли игру! — дрожащим от волнения голосом напомнил матери Михаил. — Ты обещала показать сиськи! — Эти! — лукаво улыбнулась Ольга Петровна, поглаживая свои большие груди. — Да! Все ребята уставились на маму Михаила и Константина, а точнее на её крупные груди, которые без лифчика под футболкой ходили ходуном. Ольга Петровна мило улыбнулась и приподняла низ футболки немного вверх, обнажив пупок. — Выше! — раздались одобрительные выкрики. Женщина вернула низ футболки на место, наслаждалась всеобщим вниманием. Затем она ещё выше подняла край футболки. Ребята в нетерпении кусали губы и улюлюкали. — Выше! Выше!!! — умоляли парни. Футболка снова опустилась. Наконец, Ольга Петровна задрала футболку так, что ребята увидели её голые груди с крупными темными сосками. Груди хоть и отвисли, но имели красивую форму. — Круто!!! — раздался восхищённый и одобрительный рёв. Но шоу длилось недолго. Через мгновение женщина опустила футболку и ухмыльнулась. — Я обещала показать — я показала, — твердо заявила Ольга Петровна, покидая раздевалку. — Мало! Ещё! Ну, пожалуйста! — послышались разочарованные выкрики и мольбы ребят. — Покажите ещё!!! Но женщина была непреклонна. Не оглядываясь, она решительно вышла из раздевалки, закрыв за собой дверь. В коридоре её уже ждала Надежда Витальевна и Мария Валентиновна. — Что ты им сказала? — с подозрением спросила Надежда Витальевна, услышав странный шум, крики и мольбы из раздевалки. — Ничего, — небрежно ответила Ольга Петровна. — Не обращай внимание. Поехали. Надежда Витальевна с подозрением посмотрела на Ольгу Петровну, но ничего не сказала. Они сели в легковой автомобиль и уехали по своим делам. За старшую они оставили Марию Валентиновну, которая должна была вернуться вместе с парнями на тренировочную базу. Глава 7. Долгая дорога на базу Футбольная команда «Громовержец» в полном составе вместе с Марией Валентиновной села в автобус. Старенький «Икарус» выехал на автостраду и резво помчался по пустынному шоссе. Изредка мимо него проносились встречные автомобили с включенными фарами. За окном мелькали привычные пейзажи. Мотор автобуса убаюкивающе гудел, усыпляя пассажиров. Поддавшись этим чарующим звукам, Мария Валентиновна и несколько парней задремали. Бодрствующие парни вяло обсуждали нюансы прошедшей игры. Сказывалась усталость. Матч отнял у них немало сил. Вскоре в салоне автобуса раздавалось только ритмичное сопение. Примерно через полчаса послышалось тихое завывание сирены. Звук сирены становился всё громче. Автобус догоняли две полицейские машины с включенными проблесковыми маячками. Ребята проснулись и с интересом разглядывали полицейские машины. — Прижаться к обочине! Съехать на стоянку и остановиться! — потребовали полицейские по громкоговорителю. Мария Валентиновна с тревогой наблюдала за тем, как легковая полицейская машина обогнала их автобус. «Икарус» затормозил и съехал с трассы на автостоянку. Прозвучал визг шин и скрип тормозов. Легковой полицейский автомобиль остановился сбоку от автобуса, а микроавтобус — сзади, заблокировав выезд со стоянки. Сирена умолкла, но мигалки продолжили работать. Из патрульного автомобиля не спеша вышли двое здоровых полицейских с короткими стрижками. Один из них знаком показал водителю «Икаруса»: «открой дверь». Не успела дверь открыться, как из микроавтобуса стремительно выскочили полицейские в бронежилетах с масками на лицах и с автоматами в руках. Они рассредоточились вокруг «Икаруса», а двое подбежали к открытой двери автобуса и встали рядом с ней. Один из здоровых полицейских заглянул в салон «Икаруса»…. — Капитан Федоров. Проводится полицейская спецоперация. Всем сохранять спокойствие и оставаться на своих местах, — громко предупредил полицейский и требовательным тоном спросил. — Кто здесь старший? — Я! — взволнованная Мария Валентиновна встала с места. — Выходите! — Что происходит? Вы нас в чём-то подозреваете? — У нас есть оперативная информация, что в автобусе транспортируется крупная партия наркотиков, — с ухмылкой заявил капитан Федоров. — Подойдите к нашей машине. — Мы к этому не имеем никого отношения, — нервно заявила Мария Валентиновна, двигаясь в сторону полицейского автомобиля. — Разберёмся, — лениво ответил капитан Федоров. — Положите руки на капот. Пока один полицейский сопровождал женщину, другой — дал знак своим коллегам в масках, которые принялись быстро выносить из салона «Икаруса» спортивные сумки ребят и складывать их под окнами автобуса с той стороны, где стояла полицейская машина. Капот полицейского автомобиля находился прямо напротив окон автобуса, к которым прильнули ребята. Мария Валентиновна наклонилась и положила руки на капот. Её короткая юбка поднялась выше, обтянув сексуальную попку и обнажая аппетитные бедра. Большие груди отвисли. Капитан Федоров положил женщине две руки на спину и надавил. Мария Валентиновна слегка вздрогнула и наклонилась ещё ниже, отчего юбка задралась ещё выше. Ладони мужчины скользнули по бокам блузки и коснулись груди. Ребятам хорошо было видно, как полицейский быстро и сильно сжал женские груди. Мария Валентиновна вздрогнула всем телом. — Видел! Он схватил её за сиськи, — возбуждённо прошептал Виталий. — Тебе показалось, — возразил Захар. — Может быть, — задумчиво повторил Сергей. — Может быть. Мужские руки проворно опустились вниз, скользнув по бокам и округлой попке. Федоров наручниками сковал руки, которые были заведены за спину. Полицейский отошел от Марии Валентиновны, которая повернула голову и непонимающе уставилась на капитана, дрожа и тяжело дыша. Ребята, сидящие в автобусе, прильнули к окнам. Парни с нетерпением ожидали развития событий. К автобусу потихоньку подтягивались любопытные граждане, оказавшиеся на стоянке. Между тем полицейские в масках поставили на асфальт 18 спортивных сумок. Появились какие-то люди пенсионного возраста. Это были понятые. В их присутствии полицейские методично обыскивали одну сумку за другой. Мария Валентиновна чуть не вывернула голову пытаясь рассмотреть, что происходит позади неё. Пенсионеры уже заскучали, как вдруг с торжествующим криком полицейский достал большой полиэтиленовый пакет с белым порошком. Перерыв все сумки полицейские нашли ещё два аналогичных пакета. Достав нож, здоровый полицейский проколол пакет. Кончиком ножа он подцепил несколько крупинок и попробовал их на вкус. — Похоже на героин, — удовлетворенно пробормотал полицейский и смачно плюнул на асфальт. — Откуда у вас эти пакеты? — строго спросил капитан Федоров Марию Валентиновну. — Я не знаю, — жалобно простонала женщина, сделав от удивления круглые глаза. — Всё ясно! Будем проводить личный досмотр. — Здесь? — возмутилась Мария Валентиновна. — Да!!! Здесь!!! — заорал побагровевший капитан Федоров, на корню пресекая её попытку взбунтоваться. Второй полицейский, повернувшись боком, что-то быстро проговорил в рацию. Вскоре появилась женщина-полицейская с большой задницей и маленькой грудью. Она была одета в форменную одежду. Её чёрные волосы были собраны в пучок, на лице застыло равнодушно-пренебрежительное выражение как у верблюда. — Лейтенант Кузнецова приступить к обыску. — Так точно. Лейтенант Кузнецова провела руками по плечам, спине и бокам Марии Валентиновны, педантично ощупывая каждую складочку на одежде. Затем обе её руки заскользили по ягодицам и ляжкам Марии Валентиновны. — Встань, — приказала она Марии Валентиновне. — Кругом. — Я протестую… , — начала Мария Валентиновна, встав и повернувшись лицом к лейтенанту Кузнецовой. — Рот открой, — перебила её Кузнецова, достав фонарик и светя ей в рот. — Но… — Язык подними, — снова перебила её женщина-полицейская, заглядывая в рот. Кузнецова положила руки на плечи женщине и методично ощупывала каждую складочку на теле. Её руки скользили вниз по грудям, животу и бёдрам. Затем с циничной ухмылкой на лице, лейтенант Кузнецова медленно начала расстегивать пуговки на блузке, глядя в испуганные глаза Марии Валентиновне. Все парни, включая её сына, смотрели на них, не отрывая глаз, так же как и остальные зеваки. Когда последняя пуговица была расстёгнута, лейтенант Кузнецова широко раздвинула полы блузки, оголив плечи. Перед глазами окружающих предстали большие груди, на которые был одет белый лифчик. Кузнецова заглянула в ложбинку между грудей, ощупала их, а затем схватила чашечки бюстгальтера и резко дернула. Груди выскочили из бюстгальтера, подскочили вверх и через мгновение рухнули вниз, весело дёргаясь из стороны в сторону, пока не замерли у всех на виду. Из автобуса послышался восторженный свист. Зеваки обалдели. Шокированная Мария Валентиновна уставилась на невозмутимую Кузнецову. — Вот это буфера! — восхитился Макар. — О, да!!! Так заводит!!! Не моргнув глазом, женщина-полицейская развела груди в сторону, ощупала их, а затем залезла руками в каждую чашечку лифчика. — Прыгай, — неожиданно приказала лейтенант Кузнецова. — Что? — пролепетала Мария Валентиновна. — Прыгай! — жёстче повторила свой приказ Кузнецова. Мария Валентиновна смущенно опустила глаза и начала прыгать. Её груди болтались в разных направлениях, подлетая почти до подбородка и опускаясь вниз. У парней отвисли челюсти. Зрелище болтающихся женских грудей вызвало у них мощнейшую эрекцию. На лице у сына Марии Валентиновны застыло странное выражение из смеси боли от публичного унижения матери и возбуждения. Он встряхнул головой, избавляясь от наваждения. — Гады!!! — Захар с громким криком попытался выбежать из автобуса. — Остановитесь, сволочи!!! Сына Марии Валентиновны остановил сильный удар кулаком в живот, который нанёс полицейский, стоящий у открытой двери автобуса. Ещё один удар наотмашь и Захар отлетел обратно в автобус, упав на пол. Парень заплакал от бессилья и боли. Ребята с сожалением кинули взгляд на товарища, но уже через секунду снова уставились в окно. — Эй, так нельзя проводить досмотр, — громко возмутилась женщина из числа зевак. — Это незаконно! — Правильно! — поддержал её толстяк. — Я арестую каждого, кто будет мешать полицейской спецоперации, — вкрадчиво сообщил капитан Федоров и многозначительно добавил. — После ареста по инструкции я обязан провести досмотр. Ну, есть желающие? Желающих не оказалось. Зеваки замолкли. — Стой! — Кузнецова остановила прыжки Марии Валентиновны. — Ляг животом на капот. — Угу, — только и смогла произнести Мария Валентиновна, ложась на холодный капот автомобиля. — Ноги разведи! — У-у-у, — заплакала Мария Валентиновна от унижения, немного раздвинув ноги. — Шире! — лейтенант Кузнецова решительно развела ноги Марии Валентиновны в сторону. Кузнецова схватила за край юбки и резко дёрнула её вверх, скомкав на талии. Затем она стащила синие трусики до колен. Парни вытаращили глаза. — А! — хрипло и прерывисто застонал Макар. — О! — вторил ему поражённый Александр. — Классная киска! — Охренеть!!! — простонал Виталий в ухо потрясённому Сергею. Мария Валентиновна лежала на капоте автомобиля с голой попой, покраснев от унижения и стыда. Вся её промежность была покрыта густыми завитками волос. Ребята настолько сильно прижались к стеклу, пытаясь рассмотреть всё получше, что их носы сплющились, а окна запотевали. Парни лихорадочно протирали окна, боясь пропустить всё самое интересное. Пока футболисты и зеваки разглядывали промежность мамы Захара, лейтенант Кузнецова … медленно вынула из кармана медицинские перчатки и, никуда не спеша, надела сначала одну перчатку, затем — другую. После чего она вставила указательный палец в задний проход и принялась активно им двигать вперёд-назад. — А!!! — Мария Валентиновна закричала от боли, её попа инстинктивно дёрнулась. — Прекратите!!! Хватит!!! — Не дергайся! — властно прикрикнула на неё Кузнецова, по-прежнему шевеля пальцем в анусе. Через несколько секунд она вынула палец и раздвинула половые губки, обнажив розовую дырочку. Она подождала несколько секунд, как будто специально давая парням и зевакам лучше всё рассмотреть, а затем засунула два пальца во влагалище и начала совершать ими вращательные движения. Пальцами другой руки она теребила клитор. — Ой! Ох! О! — застонала Мария Валентиновна и задвигала задом, переминаясь с ноги на ногу. — Боже!!! Я не выдержу! — заскулил Макар. — Вот это шоу!!! — донеслось из салона автобуса. У парней перехватило дыхание. Мария Валентиновна задергалась всем телом, бессильно растянувшись на капоте автомобиля и слегка повернув лицо, которое приобрело пунцовый оттенок. — О! Ох! Ах! — пронзительно закричала Мария Валентиновна. — Ну, что понравилось? — громко спросила лейтенант Кузнецова, вызвав оживление в толпе. — У-у-у! — промычала Мария Валентиновна и замерла. — Эта, сучка, кончила, — громко загоготала Кузнецова, заметив удивленный взгляд капитана Федорова и затем официальным тоном добавила. — Запрещенных предметов не обнаружено. — Расходимся! Больше ничего интересного не будет, — крикнул капитан небольшой толпе, которая, услышав эти слова, принялась потихоньку рассасываться. — Что уставились? — в салоне автобуса Сергей со злостью заорал на ребят. — Представление закончилось! — Чего раскричался? — недовольно спросил Макар, нахально ухмыльнувшись. — Сам же смотрел! Понравилось? В штаны не кончил? — Да, пошел ты… , — грязно выругался Сергей, сильно ударив Макара в челюсть. Сергею стало обидно и стыдно, что он возбудился и безучастно наблюдал за унижением Марии Валентиновны, матери его друга Захара и просто доброй женщины. Он хорошо понимал её состояние. Совсем недавно Сергей сам пережил нечто подобное. Макар в долгу не остался и в свою очередь ударил Сергея. Завязалась драка, в которую вскоре втянулась вся команда, азартно мутузя друг друга. Лейтенант Кузнецова стянула резиновые перчатки и ушла в микроавтобус. Капитан снял наручники и поднял Марию Валентиновну. — Вы свободны. Потрясённая женщина кое-как натянула трусики, поправила юбку и засунула свои большие груди обратно в лифчик. — По машинам! — громко рявкнул в рацию капитан Федоров. Полицейские в масках побежали обратно в микроавтобус. Напарник капитана сел в полицейскую машину. Туда же последовал и капитан. Через несколько секунд раздался звук заводящихся моторов. Полицейские машины рванули с места и растворились в темноте. Мария Валентиновна, еле передвигая ногами и низко опустив голову, добрела до автобуса. Захар гаркнул на ребят и побежал встречать свою мать. Он вошла в салон автобуса, ни на кого не глядя, села на сиденье и заплакала. Драка прекратилась сама собой. Ребята безмолвно разбежались по ближайшим кустам, чтобы облегчиться перед дорогой. Сергей забрёл в густые кусты. Внезапно на земле он заметил три белые кучки. Парень приблизился к ним. В центре каждой кучки лежал полиэтиленовый пакет. Сергей взял несколько крупинок в рот. Какой вкус у героина он не знал, но вкус, который он почувствовал, был знаком ему с детства. Это была… манная крупа. Глава 8. Полуфинал В раздевалке из-за вчерашних событий повисла напряжённая тишина. Парни задумчиво переодевались. Нарушил тишину капитан команды. — Откуда у нас в сумках появились пакеты с героином? — задумчиво осведомился Игорь. — Понятно откуда, — рассеяно ответил Макар, — менты подбросили. — Нет! — не согласился Борис. — Я внимательно наблюдал за ними. Если бы это произошло, то я бы заметил. — И я тоже, — поддержал товарища Дмитрий. — Согласен с Борей, — произнёс Олег, — менты подбросить не могли. — В раздевалке подсунули? — неуверенно предположил Эдуард. — Точно! — подхватил Игорь. — А что это значит? — Что?! — переспросил Сергей. — У нас в команде предатель, — твердо произнёс Игорь. — И кто же это? — тихо спросил Юра. В раздевалке снова повисла напряжённая тишина. Ребята с подозрением косились друг на друга. — Это Руслан! — в полной тишине крикнул Виталий, ткнув пальцем в Руслана. — Он нас хотел слить, паскуда. — Враньё! — возмутился Руслан. — Зачем мне это? — Чтобы помочь своему отцу выиграть турнир! — Ложь!!! — Я видел, как он ковырялся в чужих сумках, — доложил Виталий. — И я тоже это видел, — поддержал его Макар. — Позор!!! Негодяй!!! Предатель!!! — ребята негодующе засвистели и закричали. — Ребята… , — Руслан попытался что-то объяснить. — Послушайте… , — начал Сергей. Но их не слушали и не хотели слушать. — Заткнулись все! — на правах капитана заорал Игорь, перекрикивая ребят. — Руслан, собирай свои манатки и убирайся отсюда! — Ребята, это не я! — со слезами на глазах взмолился Руслан. — Поверьте! — Пошёл вон! — крикнул Макар. — И не возвращайся! — Точно! — одобрительно загудели парни. — Иуда! Сколько тебе заплатили?! — под свист и оскорбительные выкрики Руслан быстро собрался и, понурив голову, покинул раздевалку. — Парни, как же мы без второго вратаря играть будем? — Сергей попытался образумить своих товарищей. — Запросто! — без тени сомнения ответил Макар. Через несколько секунд в раздевалку зашла Надежда Витальевна. — Что у вас за шум? — поинтересовалась женщина. — И куда направился Руслан? — Это теперь его дело, — сухо обронил Игорь. — Он больше не будет играть в нашей команде. — Почему? — потребовала объяснений Надежда Витальевна. — Это он пакеты в наши сумки подбросил, — пояснил Макар. — Ты в этом уверен? — Абсолютно! — Понятно, — Надежда Витальевна задумалась и, тяжело вздохнув, добавила. — Живее выходите. Тренировку никто не отменял. Ребята в подавленном настроении выходили на тренировочное поле. Их ждали четыре мамочки: Надежда Витальевна, Яна Александровна, Ольга Петровна и Валентина Симоновна. Парни построились в линию. Надежда Витальевна сделала шаг вперед, расставив ноги на ширине плеч и положив руки на талию. — Ребята! — торжественно обратилась к ребятам Надежда Витальевна. — Вчера наши конкуренты использовали нечестные методы. Они унизили Марию Валентиновну и попытались вызвать разлад в нашей команде. И им частично это удалось! Ребята, мы не должны поддаваться на эту провокацию! Вы должны понять, что в голом теле нет ничего постыдного. Поэтому сегодняшнюю тренировку мы все проведем без одежды. — Чего?! — не поняли ребята. — Снимаем футболки! — приказала Надежда Витальевна. Подавая пример остальным, Надежда Витальевна первая сняла футболку, отчего её крупные груди в лифчике заколыхались. За ней футболки сняли и остальные мамочки. Ребята один за другим избавлялись, оставшись по пояс голыми. Надежда Витальевна многозначительно переглянулась с остальными мамочками. Они дружно расстегнули застёжки лифчиков и бросили их на землю. Парни выпучили глаза и застыли с открытыми ртами. Мамочки дали им время спокойно себя рассмотреть. Парни уставились на их сочные груди. Самые большие груди были у Яны Александровны. У Валентины Симоновны груди отвисли. Самая небольшая грудь с маленькими сосками была у Надежды Витальевны. Едва среди ошарашенных парней началось шушуканье, послышалась новая команда. — Снимаем трусы! — Что происходит? — спросил у друга Виталий. — Не знаю, — ответил Сергей, не отрывая взгляд от женщин…. — Совсем? — послышался чей-то робкий голос. — Совсем! И живее! Ребята спустили трусы сначала до колен, а затем вовсе стащили их. Под трусами оказались подтрусники. У некоторых ребят они подозрительно оттопыривались. Вскоре на зеленом газоне друг напротив друга стояли парни и мамочки в одних трусах. — Снимаем трусы! — повторно послышалась команда строгой Надежды Витальевны. У парней чуть глаза не вылезли из орбит, когда они увидели, как мамочки быстро спустили трусики. Ребята уставились на темные треугольники из завитушек волос с более темной полоской разделяющей треугольник на две равные части. Ребята засмущались показать своё достоинство, переминаясь с ноги на ногу, тем более что у большинства парней трусы в районе паха оттопыривались. — Я сказала: снять трусы! — строгий окрик Надежды Витальевны заставил парней подчиниться. Через несколько секунд на тренировочном поле не осталось одетых людей. Парни возбудились от вида голых женщин. Они прикрыли руками своё увеличившееся в размерах хозяйство. — Руки по швам! — громко последовала новая команда. Ребята нехотя расположили руки по швам. — Прыгаем! Ребята несмело запрыгали. Некоторые из них смущенно опустили глаза, увидели стоящие члены и покраснели от стыда. Мамочки прыгали вместе с парнями. Их груди болтались в разных направлениях, подлетая почти до подбородка и опускаясь вниз. У парней отвисли челюсти. Зрелище болтающихся женских грудей ещё больше возбудило их. У всех парней встали пенисы, которые при прыжках бились о живот. Через несколько минут раздалась новая команда. — Пробежка! — Только не пробежка! — заныли разочарованные парни. Игнорируя нытье парней, мамочки повернулись к ним спиной и побежали. Парням ничего не оставалось, как последовать за голыми женщинами. Вместе они совершили несколько кругов вокруг зеленого поля. — На четвереньки! — Чего?! — ребята удивились, такую команду они слышали впервые. Мамочки выстроились друг за другом, широко расставив ноги. — Поползли между ног. Уговаривать ребят не пришлось. Парни поползли на четвереньках. — У-у-у! — стонали парни. Подняв глаза вверх, они с наслаждением рассматривали киски мамочек. Из-за этого парни сталкивались друг с другом. Их товарищи подшучивали над ними. Подавленное настроение развеялось. К ребятам вновь вернулось веселое состояние духа. Тренировка прошла в неформальной обстановке. * * * На следующий день задолго до игры болельщики почти полностью заполнили стадион. Команды под знаменитый футбольный гимн выбежали на поле. Капитаны команд обменялись рукопожатиями, сначала друг с другом, а затем и с судьями. По жребию разыгрывать мяч досталось команде «Громовержец». Матч начался с обоюдных атак, но игроки команды «Яростные терминаторы» быстро прибрали инициативу, ошеломив противника. Команда «Громовержец» в основном оборонялась и выглядела довольно вяло и безынициативно. В команде не нашлось лидера, который мог бы повести за собой ребят. К тому же команда «Яростные терминаторы» имела более высоких и атлетичных футболистов. Их атаки следовали одна за другой. Мяч на седьмой минуте залетел в ворота команды «Громовержец». Гол! Игроки команды «Громовержец», чтобы придти в себя принялись контролировать мяч на своей половине поля. Но в полной мере реализовать такую тактику не удалось. Стелясь в подкатах, игроки команды «Яростные терминаторы» боролись за каждый мяч. В итоге они совсем прижали соперников к воротам. Надежда Витальевна суматошно металась в технической зоне, пытаясь докричаться до игроков. Новая атака. Павел — защитник команды «Громовержец» срезал мяч в свои ворота, автогол. Счет стал 2: 0. Раздался свисток. Первый тайм закончился. Все участники матча и запасные направились в раздевалку. После первого тайма в раздевалке команды «Громовержец» было шумно. — Вы специально проигрываете? — обвинила ребят Ольга Петровна. — Неправда! — с горячностью возразил капитан команды Игорь. — Просто так складывается игра! — Да, конечно! — язвительно возразила Ольга Петровна. — На голые сиськи посмотреть захотелось?! — Оля, что ты говоришь?! — удивилась Валентина Симоновна. Надежда Витальевна вместе с Валентиной Симоновной строго посмотрели на Ольгу Петровну. Ребята засмущались и промолчали. — Вы же опять обманете, — робко пробормотал Александр. — О чём это он? — спросила Надежда Витальевна, посмотрев на Ольгу Петровну. — Не обращай внимания, — небрежно бросила Ольга Петровна. — Он шутит. — Думаешь, я не знаю, что ты в перерыве четвертьфинальной игры показала ребятам свои груди? — строго спросила Надежда Витальевна. — Ну, ведь сработало же! — засмущалась Ольга Петровна, слегка покраснев. — Просто ребятам нужна была мотивация. — Понятно, — кивнула головой Надежда Витальевна и, многообещающе усмехнувшись, неожиданно предложила. — Вратарь, если он не пропустит больше ни одного мяча, и тот кто забьёт мяч может рассчитывать на минет… но только в том случае, если команда победит! Ольга Петровна и Валентина Симоновна изумленно посмотрели на свою старшую подругу. В раздевалке разгорелась горячая дискуссия. — Нечестно! — закричали полузащитники Михаил и Константин, заглушая друг друга. — Нападающие забивают с наших передач. — Хорошо, — согласилась Надежда Витальевна, — полузащитник, отдавший голевую передачу, тоже получит минет. — Ворота защищает не только вратарь, — обиделся Павел, играющий в обороне, — а нас обделили. — Ладно, — вздохнула Ольга Петровна, — не будем обделять защитников. — А как же мы! — хором закричали запасные. — Ну, уж нет! — отрезала Надежда Витальевна. — Минет получает только тот кто играет на поле. — Выпустите нас на замену, — заныли запасные, — мы тоже хотим в футбол играть! — Не надо! — единодушно завопили игроки, вышедшие в основном составе. — Мы без них справимся! — Хватит галдеть! — заглушая всех, закричала Надежда Витальевна. — Я больше не желаю видеть на поле академиков с тросточками. Парни, забейте больше голов, чем сами пропустите! Надежда Витальевна развернулась и вышла из раздевалки. За ней последовали максимально мотивированные игроки. Команда «Громовержец» появилась на поле раньше команды соперника. Послышался пронзительный свисток судьи в поле. Игра возобновилась. Парни из команды «Громовержец» продемонстрировали коллективный прессинг по всему полю. Их соперники ничем не уступали им. Игра приняла грубый и ожесточённый характер. Судья, чтобы успокоить страсти стал показывать желтые карточки. Понемногу игра перемещалась к воротам команды «Яростные терминаторы». Неудачный подкат во вратарской и судья назначает пенальти. На поле возникла небольшая суматоха. Каждый игрок команды «Громовержец» хотел пробить пенальти, но мяч достался нахальному Александру, который и забил гол. Счет стал 2: 1. Атака одной команды сменялась атакой другой команды. Зрители на трибунах свистели, кричали и аплодировали. До конца матча осталось двадцать минут. Вся скамейка запасных команды «Громовержец» переживала за товарищей на футбольном поле. Надежда Витальевна пыталась что-то подсказывать игрокам, но из-за сильного шума её не слышали. Команда «Громовержец» поднажала и Павел дальним ударом забил красивый гол. Ничья 2: 2. Ликование на трибунах. До конца матча осталось несколько минут. Болельщики уже настроились на дополнительные таймы, а может быть и серию пенальти. Игроки команды «Яростные терминаторы» попытались успокоить игру, но у них ничего не получилось. Выйдя один на один с вратарем, мяч забил игрок команды «Громовержец», но судья отменил взятие ворот. Офсайд. Жаркие споры, арбитр пресёк желтыми карточками. Судья добавил три минуты. Шло добавленное время. Навес в штрафную площадь команды «Громовержец». Мяч случайно попал в руку. Пенальти. Игроки не согласны с решением арбитра и обступили его,… доказывая, что игры рукой не было, но арбитр непреклонен. Красную карточку получает капитан команды «Громовержец». Надежда Витальевна схватилась за сердце. Одиннадцатиметровый пробивает штатный пенальтист. В эти мгновенья решается судьба матча. Разбег, удар и мяч намертво берет вратарь команды «Громовержец». Он далеко бросает мяч. Его подхватывает вышедший на замену Сергей. Сильный и точный удар с 30 метров и мяч влетает в ворота. На последних секундах матч выигрывает команда «Громовержец». У их соперников просто нет времени, чтобы отыграться. Звучит свисток. Матч окончен. Победа! Все игроки команды «Громовержец» высыпали на поле, их восторгу нет предела. После окончания игры в раздевалку зашли Надежда Витальевна, Ольга Петровна, Яна Александровна и Валентина Симоновна. Они поздравили с победой ребят, которые напряженно смотрели на них. — Надежда Витальевна, вы обещали… , — начал капитан команды Игорь. — Я помню, — мягко перебила его Надежда Витальевна. — Павлу не сосите, он мяч в свои ворота забил, — в шутку крикнул Александр. — Я же не специально, — чуть не расплакался Павел. — Всё равно нечестно будет! — подхватив шутку, зашумели ребята. — Успокойтесь! — утихомирила ребят Ольга Петровна и добавила, увидев, что у Павла в любую секунду может начаться истерика. — Каждый получит что заслужил. — Вау!!! — парни одобрительно загудели. Мамочки подошли к парням, и присели перед ними. Надежда Витальевна встала на колени перед Тимофеем, Ольга Петровна — перед Игорем и Павлом, Яна Александровна — перед Эдуардом и Геннадием, а Валентина Симоновна — перед Юрием и Александром. Надежда Витальевна, для вида немного поколебавшись, спустила до колен трусы Тимофея. На щеках парня выступил румянец. Ребята, затаив дыхание, наблюдали за действиями Надежды Витальевны. Остальные мамочки последовали её примеру. — Какой он у тебя большой! — восхитилась Надежда Витальевна, заставив парня покраснеть ещё больше. Надежда Витальевна взяла член, потянула его, ритмично дергая пенис вверх-вниз. Он быстро насыщался кровью, отвердевал и поднимался, увеличиваясь в длине и объёме. Кожа мошонки уплотнилась, яички заметно подтянулись к паху. Мамочки не отставали от Надежды Витальевны. Когда члены набухли, мамочки направили их себе в рот. Женские губы плотно обхватили пенис и двигались по нему то вверх, то вниз. — Хорошо! — простонал Тимофей, закинув голову и закрыв глаза. — Сосите его! — просил Павел. — Сосите! — Кайф! — стонал Эдуард. — Ещё! Ещё! — умолял Александр. Парни с широко открытыми глазами смотрели, как мамочки делают минет их товарищам по команде. Они до конца не верили в реальность происходящего. Тем временем Надежда Витальевна старательно сосала член сыну её подруги, заглатывая его в самое горло. Её язык скользил по яйцам и стволу. Она брала в рот головку пениса, а затем позволяла ему выйти из её рта, не забывая ласкать его кончиком языка. Затем все повторялось сначала. У Тимофея приоткрылся рот. Он находился на седьмом небе от счастья. Вместе с ним блаженствовали его наиболее удачливые партнёры по команде «Громовержец». Ольга Петровна повернулась к страдающему от нетерпения Игорю и проглотила его пенис. Влажными губами она самозабвенно сосала член, лаская его. Лицо Игоря расплылось в довольной улыбке. Голова Яны Александровны быстро перемещалась от одного фаллоса к другому, её губы скользили, то по одному стволу, то по второму, нежно обхватывая их. Время от времени члены полностью исчезали во рту женщины. Парни стонали от наслаждения, кончив на лицо Валентине Симоновне, Яне Александровне и Ольге Петровне. Молодой организм выдавал мощные прерывистые струи спермы, которые летели на лицо, волосы и шею женщин. Тимофей кончил в рот Надежде Витальевне. Комната наполнилась чмокающими звуками, криками и стонами парней. Запасные с завистью смотрели на своих удачливых товарищей. Они мечтали оказаться на их месте. У них появилась дополнительная мотивация выкладываться на тренировках, надеясь, что их поставят в основной состав. В глазах появился блеск. — В следующий раз, если опять первый тайм безвольно проиграете, получите ремня! — пообещала строгая Надежда Витальевна перед тем, как выйти из раздевалки. Ребята испуганно покосились на женщину. У неё слова с делами не расходились.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх