Тюрьма

… «Виновна!» — этот приговор крутился в ее голове еще долго. Слез больше не было, да и надежды на справедливость в этом мире больше не осталось. Ее везли в тюрьму, где ей придется отбыть заключение пять лет. Адвокат обещал подготовить документы на пересмотр дела, но она была уверена, что это ничего не даст. Тане было 22 года. Она была миниатюрной девушкой с пышными каштановыми волосами и темно-карими глазами. Можно было сказать о ней, что она симпатичная девушка, не красавица, но чем-то притягивала взгляды парней. Таня училась в магистратуре на филологическом факультете и была примерной студенткой. Общительна, умна и точно знала, чего хотела от жизни. Как то раз она познакомилась с веселым парнем, который оказался сыном крупного бизнесмена (о чем она узнала позже). Они стали общаться, вместе гуляли и свободное время проводили вместе. Однажды Дима (так звали парня) пригласил Таню в гости к другу на вечеринку и девушка, после долгих раздумываний, согласилась. Они отправились на его машине, по дороге Дима много рассказывал о своих друзьях, шутил и веселил девушку. Через два часа они прибыли на место, где уже в разгаре был праздник. Спиртное лилось рекой, громкая музыка, смех и крики выпивших людей. Таня с Димой веселились, голова девушки кружилась от выпитого шампанского, и вот парень, взяв ее за руку, повел девушку на второй этаж. На лестнице Дима прижал ее к стене и стал пылко целовать, пока его руки гладили ее тело. Таня с охотой отвечала, все более распаляясь от его ласк, сводивших ее с ума. Она не помнила как они оказались в спальне, где Дима сразу стал срывать с нее одежду, не прекращая целовать и ласкать ее. До этого вечера они лишь только целовались, но теперь парень был настойчив и целеустремлен. Таня вся пылала и была смущена, так как он был у нее вторым любовником. Про первого девушка не хотела вспоминать и считала своей досадной ошибкой. И вот теперь она опасалась показаться любимому неопытной и неумелой, но парень шептал ей поощрительные слова и комплименты, успокаивая ее. Вот они оба были обнажены и быстро повалив возбужденную девушку на кровать, он одним толчком проник в нее и словно бешенный стал двигаться, заставляя Таню все громче стонать и выкрикивать его имя. Их тела сплелись, кровать поскрипывала от бурных и мощных телодвижений, а комната наполнилась запахом секса и пота. Еще миг и Дима отодвинувшись, кончил на живот Тани, прикрыв глаза и заурчав, словно довольный кот. Девушка тяжело дышала, глядя на него, и все еще была потрясена такой бурной реакцией своего тела на его стремительный натиск. — Молодчинка, все было супер! — проговорил он, натягивая джинсы. Таню немного зацепили его слова, но девушка не подала виду. Внезапно дверь комнаты распахнулась и в нее ввалилась компания парней. — Ну че, Димон! Все-таки закадрил девчонку? Красавчик! И как она? — они весело смеялись и хохотали, отпуская шуточки в адрес ничего не понимающей Тани, которая смотрела на Диму. Тот криво усмехался и стал описывать своим дружкам какой горячей цыпочкой оказалась его девочка: — Так что, парни, гоните мои бабки! Я ведь говорил, что быстро затащу малышку к себе в койку! — Да уж, ни одна телка еще не устояла перед тобой! Ха-ха-ха! — с этими словами парни вышли из комнаты, продолжая обсуждать состоявшееся пари. Таня молчала, сердце ее было разбито на тысячи осколки. Какой же дурой она была! Как могла она полюбить того, кто сейчас растоптал ее словно грязь по полу? — Почему? Почему ты это сделал? — прошептала она, вглядываясь в его улыбающиеся глаза. — Да ладно тебе, не строй из себя саму невинность, малышка! Тебе ведь было хорошо со мной, так что, может, продолжим?! — он сел рядом и провел по ее губам, которые все еще горели от его поцелуев. — Оставь меня… — Малышка, нам ведь было классно друг с другом! — он стал ласкать ее грудь и попытался поцеловать девушку, но Таня оттолкнула его от себя и попыталась встать с кровати. Дима поймал ее за руку и резким движением опрокинул на кровать, заведя ее руки за голову: — Черт возьми, малышка, чего ты выкаблучиваешься? — Пусти меня, мерзавец! Ненавижу тебя, слышишь?! — Таня попыталась вырваться, но парень не на шутку воспалился и уже грубо стал срывать с нее простыню, чтобы вновь овладеть ею, не обращая никакого внимания на ее крики и возмущения. Перед глазами Тани словно вспыхнула алая пелена ненависти и ярости и девушка с силой оттолкнула его. Схватив с тумбочки тяжелую стеклянную пепельницу, девушка с размаху ударила Диму по голове, нанеся ему тяжелую травму. После этого она не помнила дальнейшие события, как проходило следствие, как отец пострадавшего пообещал ей отомстить за искалеченного сына, как проходил суд… … Теперь ее привезли в женскую колонию строгого режима, переодели в тюремное платье и поместили в камеру-одиночку. Началась тюремная жизнь с суровыми правилами и расписанием по минутам. Таня, по сути, ни с кем не общалась, лишь подружилась с одной заключенной, убившей своего мужа-садиста после очередного избиения. Остальные женщины не трогали ее, так как не смели ослушаться приказа начальника тюрьмы. Так прошло два долгих месяца однотипного заключения Тани. И вот однажды их построили на площадке, и к ним вышел начальник тюрьмы: — Сейчас я назову фамилии. Тех, кого назвал, сделать пять шагов вперед! Лагода, Петрова, Кирзова… Таня стояла в строю и смотрела на голубое небо, когда услышала свою фамилию и присоединилась к шестерым уже стоящим женщинам. Итак, их всего вызвали десять человек и приказали идти за конвоем в стоящий возле ворот тюремный автобус. Таня не могла понять, куда их везут. Остальные девушки хохотали и отпускали непонятные шутки с жаргончиками, и Таня ощущала себя, словно попала в другой мир, где все общались на иностранном и непонятном для нее языке. Их долго везли и вот, наконец-то автобус затормозил. Конвой вывел их из автобуса и Таня увидела, что они находятся в другой тюрьме. Не понимая, что происходит, девушка ощутила какую-то тревогу. Остальные, казалось, уже не первый раз здесь были, так как здоровались с конвоирами и охранниками, которые весело им отвечали и щелкали языками, отпуская шутки в их адрес. Девушек повели в здание и долгими коридорами провели в большую комнату, которая была обставлена довольно уютно и мило: диваны, обилие цветов, телевизор, кондиционер, кофейный столик с напитками и пушистый ковер. — Почему мы здесь? — спросила Таня одну из девушек и та расхохоталась. — Ща узнаешь, малая! Расслабься, жучка, все в норме! Таня нервно ходила по комнате, еще не зная, что эта ночь будет самой кошмарной в ее жизни… … Одну за другой девушек уводили куда-то, и теперь Таня осталась сама. Девушка была в замешательстве, часы на стене показывали восемь вечера, значит, здесь они пробыли больше трех часов. Напряжение ее нарастало с каждой минутой и, когда она уже совсем отчаялась, дверь открылась и на пороге появился крупный мужчина, который плотоядно окинул ее взглядом и ухмыльнулся: — Значит, новенькая? Хорошооо… — протянул он, закрывая дверь за собой. Таня смотрела на него широко раскрытыми глазами и вдруг все поняла. О Боже! Неужели это все происходит с ней? Девушка замотала головой и попятилась назад, когда мужчина медленно стал приближаться к ней, и испуганно вскрикнула, когда наткнулась на диван и от неожиданности, села на него. — Так-так-так, цыпа… Можешь называть меня Грэг, малая! — Я… я буду кричать… — пролепетала девушка, когда он вплотную подошел к ней и, взяв за руки, поднял ее. — Ага, так даже лучше… Он стал ощупывать ее хрупкое тело, не обращая внимания на ее попытки вырваться из его цепких рук. Таня уворачивалась от его ищущих губ и пыталась оттолкнуть его от себя, но силы были совсем неравными, а мужчина еще более возбуждался от ее бессмысленного сопротивления. Вот он ухватил ее за волосы и дернул голову назад, накрыв ее рот своим и стал целовать ее, пытаясь просунуть язык. Второй рукой он сжимал ее грудь, дергая и щепая сосок, от чего Таня стонала и плакала, умоляя отпустить ее. Грэг пыхтел, склонившись к ее шее, лизал ее шею, пока руки срывали с нее одежду. — Помогиииитеее!!! — прокричала Таня, но прекрасно понимала, что ее никто не спасет, ведь для этого их и привезли сюда. Для развлечений сексуального характера, словно шлюх. Девушка пыталась из последних сил сопротивляться с насильником, но тот лишь смеялся над ее жалкими попытками. — Сучка! — прохрипел он, когда Тане удалось ударить его по ноге. Грэг резко развернул ее и, прижав к дивану, широко развел ее ноги, ухватив несчастную за волосы, и стал проталкиваться в ее пещерку. Девушка кричала, но вот он вошел в нее до самого конца и стал трахать ее со всей силой, причиняя ей адскую боль. Таня стонала и рыдала, пока мужчина насиловал ее, изнывая от боли и унижения… … — Черт, хорошая штучка, эта новенькая! — прищелкнул языком начальник мужской тюрьмы, куда привезли девушек, и потер свой восставший член, наблюдая за изнасилованием Тани по монитору в своем кабинете, которая теперь была распластана на ковре. Ноги девушки были высоко подняты, волосы растрепались, губы были припухшими, а тело покрыто красными следами от грубых рук мужчины, который продолжал жестко трахать несчастную, горло которой свело спазмом от постоянного крика о помощи. — Да уж, давненько таких у нас не было… — ответил его помощник, с удовольствием наблюдая за девушкой. — Главное, чтобы Грэг не перестарался с ней… — Ничего, он сейчас объездит эту лошадку, ну а чуть позже и мы присоединимся к ним. Они весело расхохотались и продолжили наблюдать за новенькой… … Таня тихо застонала, когда Грэг в последний раз вошел в нее. Тело ныло, а еще больше ныла и кровоточила душа. Ее только что использовали как вещь, и девушка свернулась на ковре, тихо оплакивая свою несчастную судьбу. — Ух, цыпа, выдоила из меня все соки… Черт, ну я и устал пахать твое поле, сучка! — он плеснул в стакан коньяк и выпил его залпом. — Надеюсь, в следующий раз ты будешь более сговорчивой… Он постучал в дверь и вышел, оставив Таню в одиночестве. Девушка медленно села, ощущая боль между ног, благодаря Бога за то, что эта пытка кончилась. Внезапно дверь открылась, и кто-то решительно зашел. Таня посмотрела на вошедших, которые с интересом рассматривали ее, словно она была диковинкой. Мужчин было двое, оба были одеты в форму, что свидетельствовало о том, что они были не заключенными. — Добро пожаловать в мою тюрьму, детка! Думаю, ты уже успела понять, для чего вас сюда привозят… Видишь ли, нам всем нужно удовлетворять свои естественные потребности, а вызывать проституток дороговато… Так что, самый удачный способ — это обмен заключенными на некоторое время… Отныне ты стала одной из наших шлюх, которую мы обучим вести себя правильно и стараться удовлетворять наши потребности. — Вы… вы… я буду жаловаться на ваши действия… — Дура! Да кто поверит зечке, да еще с такой статьей как твоя?! Твое слово против наших, неужели думаешь, что сможешь нам противостоять? А теперь, ближе к делу… Он подошел к ней и поднял на ноги. Таня затряслась, понимая, что вновь подвергнется насилию, а сил бороться у нее не осталось. Тем более, что их теперь было двое. Максим (так звали начальника мужской тюрьмы) провел руками по ее спине, ягодицам, бедрам, пробежался пальцами по соскам, немного потянув их и покрутив пальцами, после чего склонил голову и втянул правый сосочек в рот. Он долго его сосал, пока руками ощупывал ее застывшее тело. Девушка неподвижно стояла, а он продолжал ласкать ее, теснее прижимая к себе. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Его губы стали подниматься выше, скользнули по шее, щеке, пробрались к ушку и снова по щеке, пока не накрыли ее. Он стал пылко целовать ее, а одна рука скользнула между ее бедер, нащупав завитки волос. Таня словно очнулась от сна и, упершись руками в его грудь, она попыталась оттолкнуть Максима от себя, но тот лишь засмеялся над ее попыткой: — Миша, помоги-ка! Его товарищ быстро подошел к ним, и схватил руки девушки, защелкнув на них наручники сзади. После этого он обнял ее и стал лапать ее тело. Их руки были везде, она ощущала их языки и зубы на своем страдающем теле: — Грэг хорошо вспахал тебя… Когда я смотрел, то мой дружок так налился, что думал, кончу прямо в штанах… Таня вспыхнула и только сейчас заметила камеру в углу комнаты. Она скривилась, поняв, что все то время, что ее насиловал Грэг за ними спокойно наблюдали. Девушка закусила губу, сдерживая стон, когда пальцы Максима проникли в ее лоно, и стали хозяйски ощупывать его. Ей было неприятно и больно, но мужчин не волновало то, что она испытывала. Они продолжали атаковать ее тело, руки Тани занемели, а ноги подкашивались. С ней обращались словно с куклой. — А ну-ка, приподними нашу девочку! — приказал Максим Мише, и тот с радостью выполнил его приказ, подняв Таню за талию, пока Макс разведя широко ее ноги, пристроился между ее бедер и одним толчком проник в ее тело. Таня всхлипнула от пронзившей ее боли и закрыла глаза, дабы не видеть самодовольную улыбку начальника тюрьмы, который глубоко насаживал ее на своего «дружка», разрывающего ее пополам. Он дергал ее и ускорял темп, пока она тихо плакала и шептала о пощаде. Вот он кончил и, оставив ее, отошел в сторону, застегивая брюки. Девушка облегченно вздохнула, но на этом ее мучения не кончились, а лишь продолжались. Миша нагнул ее на диван и без всякой подготовки стал вводить свой член в ее попку, заставив Таню закричать от дикой боли. Девушка тяжело дышала и пыталась вырваться, но тот лишь прижал ее руками к дивану и еще глубже проник, продолжая причинять ей неимоверную боль, жгучую и нестерпимую. Вот его член вошел в нее почти до самого конца, и мужчина стал двигать им, нахваливая ее упругую и сочную попку, которую первым разработал. Миша постепенно наращивал темп, направляя бедра девушки руками и, вскоре обильно наполнил ее спермой, довольно простонав и в последний раз дернувшись. — Дааа… давно у нас таких не было… Ух… Нужно Леонидычу сказать, чтобы эту шлюшку постоянно к нам присылал! — проговорил Миша, приводя одежду в порядок. Он переступил через ноги девушки и отошел в сторону, рассматривая ее истерзанное и дрожащее тело, которым только что попользовался на славу. — Расстегни ее. — Приказал Максим и после этого, подошел к Тане, усадив ее на диван. — Отныне ты будешь прислуживать нам! Тебе все понятно? — он потрепал ее по щеке и оба вышли из комнаты, оставив растоптанную и униженную девушку в одиночестве. Таня медленно оделась, перед глазами стоял туман боли и отчаяния от безвыходности сложившейся ситуации. Вскоре вернулись веселые девушки и их вновь погрузили в автобус, увозя в женскую тюрьму… П. С.: если вам понравился сюжет, думаю растянуть его на несколько частей))))

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Тюрьма

Мне дали год за расхищения имущества. Я амбициозная женщина и не люблю зависеть от мужчин и на работу в очень крупную фирму меня приняли за сиськи и попу. Когда я пришла к начальнику и он посмотрел на меня, то сказал, что может мне и найдётся работа, но не обещает. Я видела как он на меня смотрел и всё поняла. Я разделась и трахнулась с ним. Меня приняли, а я трахалась с хозяином и грабила фирму. Меня поймали и вот теперь я, Моли Энн, имея грудь объёмом 95 см, талию 60 см и бёдра 87, имея рост 176 см, и вес 55 кг, брюнетка с кариями глазами, еду в женскую тюрьму на год, но как мне сказали, если я буду себя хорошо вести, то выйду через полгода, может даже и меньше. Я ехала, и ещё ничего не знала о тюрьме, я ехала имея чёткие представления о жизни, но выйду я оттуда совсем другая. Я расскажу вам так, как записано в моём дневнике. День первый. Я приехала на место, мне выдали униформу и определили в камеру. Вместе со мной сидят ещё 3 женщины. Они какие-то злобные, но с ними я ещё не разговаривала. День второй. Я подружилась со своей соседкой, и она рассказала мне о жизни в тюрьме. Мне стало плохо, а две другие соседки ржали надо мной, я их возниновидила этих чёрных сук. Жизнь в тюрьме явлалась полем боя, между чёрными и белыми, между сильными и слабами. Я думала, что я сильная, но… я только потом стала сильной. Неделя первая. Сегодня ночью соседки по камере (2 чёрных суки) привязали мою подругу и трахали меня. Я кричала, но они заткнули мне рот и начали лапать. Потом засовывали мне в письку какие-то предметы, я чуть не потеряла сознания. Утром я проснулась и у меня всё болело. Клара (моя подруга) сказала, что она знакома с белым дъяволом и что всё ей скажет. На следующий день Клара сказала мне, что эти суки не тронут меня больше, но я всё равно не спала ночью. Неделя вторая. Я потихоньку осваиваюсь. Вчера когда нас водили в душ меня трахнул охранник, Клара сказала чтоб я не сопротивлялась, потому что иначе менябудут бить и трахать каждый день. Я не сопротивлялась и даже получила удовольствие. Вечером я и Клара лизались. Я и она полизали друг другу между ног и улеглись спать. Негритянки тоже в это время трахались. Неделя третья. Утром Клара сказала, что белый дьявол хочет видеть меня сегодня. После обеда меня повели к неё. В этой части тюрьмы я никогда не была. Здесь было всё чисто убрано, камеры были одиночные, с телевизором и душем, даже коврик был постелен. Кровати были с матрасом. Я честно говоря не поверила, что это тюрьма. Затем меня завели в камеру, где было мне кажется как в квартире. Потом ввели в какую-то комнату и там сидела довольно красивая женщина, очень хорошо одета (для тюрьмы). Она что-то писала за столом. Потом меня оставили с ней наедене. Она встала и по её виду стало видно что она удивлена. Она сказала, что удивлена видеть такую красивую бабу в тюрьме. Я всё ей про себя рассказала и она сказала что хочет меня попробывать. Я начала работать языком у неё между ног. Я нащупала какоето место рядм с клитором и начала на него давить. Она тряслась от оргазма, мне кажется что она бесконечно кончала, а я всё у неё внутри вылизала, потом поработала пальцем и после того как она перестала контролировать себя, я всунула ей во влагалище письменную ручку, и она кончила последний раз. Минут 5 она отходила от кайфа, а потом потрепала меня пощеке, сказала что я хорошая девочка, и предложила мне условия. Я буду жить в этих местах, в этом престижном раёне и через 5 месяцев выйду на свободу, но я буду рабыней её и директорши тюрьмы, или я вернусь в камеру, буду вольной, но меня никто не защитит если на меня будут нападать чернокожие. В этом раёне меня никто не тронит. Я подумала минуты 2 и решила, что лучше быть рабыней. Меня сразу же переместили в одиночную камеру, с телевизором, туалетом, душем, матрацом на кровати, ковриком на полу. Мне поменяли униформу. Теперь я ходила не в штанах с рубашкой, а теперь в камере я ходила в халате, а за пределами камеры в коротком суперсексуальном платье. Никаких трусиков и лифчиков. Первый месяц. На следующий день меня отвели в парикмахерскую, окуратно подстригли волосы на лобке, так что оставили тоненькую полоску волосиков. Сделали причёску, выдали порфюмерию. Второй месяц. В течении месяца я уже тут привыкла, тут было хорошо. Правда меня каждый день трахали. Приходили в мою камеру то мужики, в основном так называемые деловые друзья директорши, то женщины, то охранники. Вообщем работала я на износ. Меня ябали по 2—3 раза в день, правда если ожидался ьбогатый клиент, то тогда один раз, но как… Однажды ко мне послали молодого бизнесмена. Он брал меня и в душе, и лизал у меня когда я сидела в туалете, трахал прикованной наручниками к кровати, заставлял пить меня свою мочу. Он раза три кончил мне в рот, и раза 2 внутрь. Брал он меня и через зад и через перед, а в конце он сходил в туалет по большому и не стал чистить жопу и я вычистила всё у него языком. А иногда приводили стариков, так они только способны минуты на 2. А дальше они просто ласкали меня руками, а я говорила, что очень хотела с ними потрахаться, чтоб они не обижались. Когда ко мне приводили баб, то я вылизывала у них по полчаса пока они наслаждались, я непрырывно лизала их клитор, а потом они закатывались от восторга. Потом они сували мне в письку всякие модные штуки, и я кончала. Когда приходили охранники, то они особо не выдумывали а просто вставляли член во влагалище, затем в анус, а потом я лизала его. Третий месяц. На третий месяц меня решила проверить хозяйка. Я пришла к ней только в бикини. Почти прозрачном. Соски особенно выпирали. Директорша была лет 40. Она не была красивой, но некий шарм у неё был. Я вылизывала у неё письку около часа, потом прыгала писькой на её лице, потом мы вместе мылись в душе, потом я пила её мочу, прижавшись губами к писе, одновременно глотая и лаская. Она в меня влюбилась и приглашала каждый день а потом меня перевели в ещё более комфортную камеру. Я трахалась каждый день и уже делала это настолько автоматически, что ничего не чувствовала, когда в меня вставляли, но однажды… Месяц четвёртый. Однажды ко мне пришёл здоровый негр, и когда он поласкал мою грудь и соски, то спустил штаны и сказал что его член окло 38 см. Я ужаснулась. Он лёг на меня всей своей массой, прикрепил руки наручниками и вонзил в меня свой хуй. Я застонала от боли. Член ударил мне в матку и и бил и бил. Мне кажется, что она уже сплющилась, а он беспащадно давил. Я в этот момент молилась, чтоб он не трахал меня в анус. Ну как же. Он выябал меня и в рот и в жопу. Как я кричала. Его член был и длинный и широкий, и мой зад еле вместил его, но какой кайф был когда он вошёл в меня сзади полностью и увеличил темп. Я начала извиваться на его дубинке в экстазе. Я кончила. Он заполнил меня спермой полносьтю. Он влил её и в рот и в зад и вперед. Я потом лизала его член, ласкала головку, а потом я несколько дней отходила, меня трахали только бабы. Месяц последний. Начальница сказала мне, что меня выпустят через 3 дня, но за три дня меня выябут все. Она поставила кровать в своих аппартаментах и сказала, чтоб я готовилась к 20 часовому сексу. Она сказала, что рекорд принадлежит кому-то, и он составляет 36 часов секса, она всегда мечтала видеть это. Меня положили на кровать и каждый желающий мужик в пределах тюрьмы, в основном охранники, мог прийти, встать в очередь и потом тьрахать меня 20 минут. Через 20 часов через меня прошло 60 человек. Я уже почти теряла сознания, приходила в себя, и всё что я видела, это то, как в меня входит член. На следующий день мне предстояло ещё 20 часов, но теперь сзади, и это было не менее мучительнее. В меня входили и старые и молодые, и маленькие и большие, и чёрные и белые члены. Я продержалась, а потом упала и заснула. Проснулась часов через 20. Меня разбудила директорша. Она сказала, что меня выпустят через полчаса. Она дала мне 5 тысяч долларов на нужды, и на прощание мы ещё раз потрахались. Я вышла за пределы тюрьмы. Я почувствовала свободу. Да, я была рабыни четыре с половиной месяца, но я жива, с твёрдой психикой и жила я хорошо. Питалась отлично, мягко спала и вкусно жила. Прошло 10 лет. Через год после тюрьмы я вышла замуж совсем в другом городе и теперь у меня уже трое детей, Я живу на берегу океана и счастлива, и вы знаете, я блогадарна тюрьме за то, что там я научилась ценить жизнь, и после тюрьмы познать любовь.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх