Утренняя фантазия

Последние несколько дней я просыпалась с одной и той же мыслью. Вы знаете, как это бывает, когда долго нежишься в постели, не желая вставать, а тут еще чертов будильник, и за окном дождь. Вот если бы я была не одна…В моей голове оживают ее черты. Она маленькая, ниже меня ростом. Когда мы обнимаемся на прощание, ей приходиться вставать на цыпочки. Теплые, карие глаза, застенчивая улыбка, вечно взъерошенные волосы и худые, почти до прозрачности, пальцы. Она носит какие-то совершенно безобразные свитера, и, кажется, понятия не имеет, до какой степени у меня сносит от нее крышу.В комнате холодно. Моя ладонь медленно скользит по груди, чуть приобнимая, поглаживая ее. Мне нравится моя грудь — — она как раз того размера, который мужчины называют «яблочками», не слишком большая, но и не маленькая. В самый раз.Майка мешает, и я отодвигаю ее наверх.Я представляю, чтобы сделала моя девочка, будь она здесь. Если бы мы проснулись вместе.Она любит играться и дразнить меня, покусывая ушко и целуя то плечи, то грудь, то особенно чувствительное местечко на шее, до тех пор, пока я буквально не впиваюсь в ее губы жадным, до остервенения голодным поцелуем. Мои руки гладят ее тонкую шею, ерошат и без того непослушные волосы, тело… тело льнет к ней, ощущает ее изгибы, кажется, всей поверхностью кожи.Когда мы отрываемся друг от друга — — все-таки дышать тоже иногда надо — — то я вижу, как изменился ее взгляд. В нем не осталось ни капли игривости, только дикое, почти неконтролируемое желание продолжить. Прямо сейчас. Сию секунду.И мы продолжаем.Кровать узкая, но нам много и не надо. Я стягиваю с нее футболку с какими-то анимешными персонажами, целую в шею, грудь, спускаюсь все ниже и ниже… Нет, стоп, слишком скоро. Не все ж только ей дразниться. Я тоже кое-что могу.Я прижимаю ее ладони к постели и начинаю покрывать ее поцелуями, то легкими и быстрыми, как пушинки одуванчика, то долгими, подчеркнуто сексуальными, после которых хочется гораздо большего. Но я жду, жду — — пока она скажет что-нибудь.Она выгибается, как будто хочет одновременно и вырваться, и прижаться ко мне. Каждое мое прикосновение вызывает в ней новый звук, новое выражение лица, как будто она — — это какой-то диковинный музыкальный инструмент, а я, собственно говоря, композитор. Черт.Мы сдаемся почти одновременно. — — Алина… — — говорит она, пока я обнимаю ее за талию, — — Алина, поцелуй меня…И хотя она не заканчивает фразу, я знаю, что она имеет в виду.До чего у нее нежная кожа. Я все еще немного дразнюсь, глажу ее живот, целую бедра. Она кладет ладонь на мою голову. — — Охх.Нежная, розовая плоть, терпкий запах. Ее тело как будто бьет током — — она реагирует на мельчайшие изменения движений моего языка.А теперь — — пальцы. Сначала медленно, ожидая, пока они достаточно увлажняться. Здесь не требуется много времени — — я вижу по ее лицу, что она уже почти невменяема.О да, а потом, когда ты мне будешь рассказывать о каких-то скучных повседневных делах и проблемах, я буду вспоминать твое лицо, запрокинутое, со ртом, хватающим воздух и неслышно выкрикивающим мое имя, с короткими волосами, торчащими во все стороны…Ну же.Она судорожно вздыхает и притягивает меня к себе. Лежим.Затем она, одними губами, едва слышно произносит:«Моя очередь».Я открываю глаза. До чего у нее хитрый взгляд.***А у меня, в комнате, в третий раз звенит будильник. Кажется, я знаю, что расскажу ей, когда встречу ее сегодня на работе.И возможно, завтра я действительно проснусь не одна.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх