Важнее чести. Часть 1

Подмосковное поместье, одного из крупных купцов, Сахарова Григория Андреевича состояло из большого дома и прилегающих к нему земель, с садами и лесами, неподалёку от ЖД станции. Гирлянды звёзд нависли над этим чудным местом, весело и безмятежно играя в тёмном небе, освещая роскошный дом, где в тёмной комнате на кровати лежала тёмная девушка 20-и лет. Кожа её была черна как уголь, большие, но благородно симпатичные губки, выразительные чёрные глаза, лицо её было красивым и грустным. Грудь второго размера была налита и упруга, а сосочки будто бы тянулись вверх. Марсель не спала. Бессонница и упадок сил были для неё в порядке вещей с первого дня пребывания в этом доме. (Порно рассказы) Красота её досталась ей от её прекрасной матери, которая являлась королевой небольшого Африканского государства, с которым Сахаров вёл торговые отношения уже много лет, до тех пор, пока в стране не вспыхнула гражданская война. Родители понимали, что наследница трона будет мишенью мятежников, и поспешили выслать её куда-нибудь подальше. Так она оказалась на судне Сахарова, которое доставило её в Петербург, а затем в поместье под Москвой. К дому спешно подъехала колесница, первый этаж озарился светом и зашуршали лакеи. Полная фигура Сахарова вбежала в дом: — Разбудите Марсель! У меня вести для неё. Худенькая служанка быстро исполнила приказ и Марсель была доставлена в кабинет в спальной сорочке, она взволнованно смотрела на Сахарова и ужас плохих вестей накатывал слёзы на её и бес того красные глаза. — Милая Марсель, у меня ужасные новости… — Что с ними? Папа, Мама? Где они? — Милая, я не имею права, да и не знаю, как тебя успокаивать, но оба твои родителя и брат погибли в сражении. — Как? — уже навзрыд плакала она — этого не может быть! Мама — и она упала на колени, слёзы хлынули ручьём — что же теперь, Григорий Андреевич, как мне теперь быть? Истерика продолжалась ещё около полу часа. — Вы поможете мне вернуться домой Григорий Андреевич? У меня там ещё много друзей, у отца много связей, я отплачу вам, я всё заплачу, мне срочно надо домой — и она опять заплакала навзрыд. — Куда? Марсель, ты не поняла меня, твой страны больше нет! Даже названия больше нет такого! Всю правящую элиту, расстреляли на главной площади, пресса в руках мятежников, они уже построили там другое государство, это просто невероятно… Более того, если они узнают что ты жива, они обязательно казнят тебя! Тебе ни в коем случае нельзя туда. — Что же мне делать теперь? — Не беспокойся, я позабочусь о тебе, хоть я и не знал лично твоего отца, он считал, что отношения с Российской империей будут динамично развиваться, он хотел построить на этом свою экономику и даже выучил тебя русскому и тот факт, что ты здесь… похоже это твоя судьба… но я уверен, что ты, как взрослая девушка, понимаешь что за всё надо платить. — Чем же я могу заплатить вам, за вашу доброту? Ведь у меня теперь… теперь у меня ничего нет… — Как ничего нет? Ты ведь принцесса, но тело у тебя не совсем соответствует статусу, ведь это тело богини! — Что вы хотите этим сказать? Он подошёл к ней и взял за руку. Она с надеждой смотрела в его глаза. — Ты можешь стать мне женой. — от удивления Марсель приоткрыла рот и не могла произнести ни слова, в то время как шаловливые руки Сахарова уже хозяйничали в её трусах. — Прекратите! Что вы делаете? Григорий… — девушка начала его колотить. — Ты любишь подраться? Мне это нравится. — Он схватил её за бедра, набухший, в штанах, член упёрся прямо в её лобок, и тут она оказалась на письменном столе. Он с лёгкостью сдёрнул с неё сорочку и разодрал трусы, Марсель за мгновение оказалась абсолютно голой. Она была прекрасна, худенькая девушка, с налитой грудью, чёрными и блестящими, как смола, волосами, белыми ровными зубами, она лежала на столе раздвинув ноги сверкая краснеющей, из под чёрных половых губ, пиздой. Она отмахивалась от Сахарова, а тот выхватил из штанов здоровенный хуй и ткнул его, надувшуюся, залупу прямо в её пиздёнку. — Нет! Только не входите! — Не входить? Марсель, теперь твоя жизнь принадлежит мне! И твоё тело тоже принадлежит мне, так что я буду входить туда, куда пожелаю. Заруби себе это на своём чёрном носу, твоя жизнь теперь моя! — Есть вещи дороже жизни — прозвучал голос со стороны, и сильнейший удар поразил толстое ебло Сахарова, он упал на свою жирную задницу и кровь хлынула из его носа. Звёзды кружились в его глазах, удар был такой силы, что пару секунд Сахаров был без сознания, и когда зрение начало возвращаться он увидел высокого крепкого негра, одевающего платье на плачущую принцессу. Это был слуга Марсель, Винт, он был из личной охраны короля и был приставлен к ней с детства, мужчина был мудр и ловок, а так же чертовски силён и обучен всяческим убийственным техникам боя, вместо левой руки у него был протез, в виде кинжала. — Например честь. А у вас барин, её нет. — Он подошёл к Сахарову и мощная рука негра схватила его за шею. Винт поднял его на ноги и с чудовищной силой ударил о стену, чуть ли не пробив насквозь эту самую стену. — Разве так обращаются с гостями? Честь стоит дорого, а Вы пытались забрать её у моей принцессы, за это я забираю вашу дешёвую жизнь — и тут острый огромный кинжал вошёл в толстое брюхо Сахарова. Ужас смерти сделал его разбитое ебло ещё ужаснее, после чего Винт вытащил кинжал и отпустил его. Тело помещика рухнуло на пол и почти чёрная кровь начала медленно растекаться по дорогому деревянному полу. — аааааааааааааааааааа — взвыла сирена тонкого голоса принцессы. Винт, словно Флеш, появился рядом с ней и прикрыл её нежный ротик своей большой рукой. — А теперь нам пора, — и оба чёрных человека выскочили через окно кабинета во двор и растворились во тьме ночи. — Барина убили! — раздался голос служащего через несколько минут, когда тишина в кабинете стала подозрительной. Начали искать гостей. И собирать колесницу на станцию и в погоню за беглецами. В это время Марсель с Винтом были на подходе к станции, от которой уходил поезд с яркой надписью «Майский Шмель». Они опоздали буквально на минуту. Винт усадил госпожу на лавку, а сам отправился в диспетчерскую. На удивление там было пусто, а в помещении воняло как в туалете. Он ещё раз осмотрелся, но никого не было. Винт понимал, что остаться на станции — значит быть схваченными, погоня была не за горами. Они решили уйти в чащу леса. Нужно было как-то дотянуть до рассвета, а там уже больше шансов добраться до большого города. Парочка шла ещё примерно два часа вглубь тёмного леса, почти на ощупь. Винт присмотрел местечко, для ночлега у пышного деревца, развёл костёр и устлал постель из сухих листьев и хвойных иголок. Принцесса молчала всё это время, она уже успокоилась, но не могла совсем оправиться от шока, а может быть что-то хотела сказать и не решалась, очень много мыслей путалось у неё в голове. — Винт, я чувствую, что конец близок. — Не смейте так думать принцесса, я бывал в разных ситуациях, эта конечно тяжёлая, но небезвыходная. — и всё же… Григорий Андреевич мёртв, теперь нам не избежать суда. Ты спас мою честь… — Это мой долг. — Винт, послушай меня, быть может, у меня не будет больше шанса сказать тебе, — он стоял при свете костра и внимательно смотрел на неё. Марсель встала, бросилась к нему и обняла за талию, крепко прижавшись к груди. — я люблю тебя и всегда любила, с того момента, когда ещё дома, ты спас меня от аллигатора и потерял руку… этот протез в виде клинка, подарок моего отца, он всё время напоминает мне о том дне, подпитывая мои чувства к тебе… молчи!… может Григорий Андреевич и был плохим человеком, но он сказал правильную вещь, за всё надо платить. Я хочу отплатить тебе, я хочу дать тебе свою любовь, — она медленно расстегнула платье, и оно тихо скользнуло вниз по её шоколадному телу. И вот уже второй раз … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх