Верная жена

Цокая каблучками, по улице, вприпрыжку, шла невероятной красоты девушка. Она не шла, а практически бежала, можно даже сказать, летела, перепрыгивая через лужи. Был прекрасный день, несмотря на то, что только что прошёл короткий майский дождик, и вода растекалась по тротуарам. Сразу же после майской грозы, выглянуло солнце, подарив миру своё тепло и разгладив лица прохожих улыбками. Мужчины невольно оглядывались на куда-то спешащую девушку. В строгом, элегантном костюме, состоящем из короткой юбки и приоткрытого жакета, из-под которого виднелась белая полупрозрачная блузка. В таком наряде, да ещё на высоких каблуках, девушка смотрелась великолепно. Светлые локоны ухоженных волос спадали ей на плечи, и ярко-голубые глаза излучали счастье. Она ловко обходила большие лужи и перепрыгивала маленькие лужицы, которые, то тут, то там, встречались на пути. Куда же торопилась эта прекрасная девушка. Звали её Алиса, ей было всего 23 года, и спешила она к своему любимому мужу. Они поженились всего год назад, и сегодня была их годовщина. Босс Алисы любезно отпустил её с работы на несколько часов пораньше, и теперь она летела на крыльях любви к своему любимому. Их ожидал романтический ужин, подарки и страстная ночь. Свой подарок Алиса уже приготовила. В её сумочке лежали дорогие часы. Она любила Славу всем сердцем. Они познакомились в одном из клубов, когда она училась в институте. Ей понравился симпатичный парень, который весь вечер пытался веселить её, и она дала ему номер своего телефона. После нескольких свиданий, Алиса была уже по уши влюблена в Славу, а ещё через полгода они поженились. Уже целый год они жили, душа в душу, со Славой в его квартире. Слава работал авто-слесарем и зарабатывал неплохие деньги, Алиса тоже устроилась весьма удачно в одну из консалтинговых фирм. Большую часть дня ей приходилось проводить в тесном офисе в компании таких же симпатичных как она девушек, отвечая на звонки и консультируя богатых клиентов фирмы. Она села в свой автомобиль, выехала с территории офисного комплекса, и уже через час была возле своего дома. Она не предупредила Славу, что приедет раньше, потому что хотела сделать ему сюрприз. Тихонько открыв дверь квартиры, она, прежде чем войти внутрь, сняла туфли с высокими каблуками и только потом, на цыпочках зашла в коридор их уютной двухкомнатной квартирки. Сейчас Слава выйдет на неё из одной из комнат или кухни, и она набросится на него, думала Алиса, и обрадует его своим ранним приходом. Но чрез несколько секунд, она заподозрила что-то неладное. Что-то было не так. На пороге стояла пара женских туфелек, которые ей не принадлежали. Алиса насторожилась. На вешалке она обнаружила незнакомое ей женское пальто, а из спальни доносились странные звуки. Прислушавшись, Алиса поняла, что это не может быть ничем иным, кроме звуков занятия любовью. Стонала женщина. В их со Славой спальне. Ужасные мысли тут же полезли в голову Алисы, но она отогнала их, не веря в то, что Слава может изменять ей. «Только не сейчас, не в этот день. Это просто невозможно». Она медленно стала продвигаться к дверям спальни. По мере приближения женские охи и ахи стали усиливаться, к ним добавился тихий мужской стон. Совершенно очевидно, что за дверями спальни кто-то занимался сексом. Алиса тихо приоткрыла дверь, образовав щель, в которую ясно можно было разглядеть мужчину и женщину. Они страстно делали ЭТО на их со Славой кровати. Мужчина лежал на спине, а девушка, оседлав его, скакала на его коленях, производя те самые стоны, которые услышала Алиса, войдя в квартиру. Жгучая брюнетка с длинными волосами старательно поднимала свои бёдра, насаживаясь на член мужчины. Его ствол был отчётливо виден Алисе. Он словно колышек был воткнут в медовую дырочки девушки, то появляясь, то исчезая в ней, и блестя от вагинальной смазки. Мужчина хрипел, держа руки на стройной талии девушки, и помогая ей насаживаться на свой член. Лицо девушки Алиса видеть не могла, но лицо мужчины было прекрасно видно. Он держал глаза закрытыми, поэтому не увидел, как Алиса подглядывает за ними. Темп их скачки увеличился, девушка теперь прыгала на члене мужчины, как сумасшедшая, издавая при этом громкие стоны, которые уже больше походили на крики. Это был Слава. Алиса не могла поверить своим глазам. Несколько секунд она наблюдала за страстной сценой, происходящей за дверями их со Славой супружеского ложе, потом в её глазах всё помутилось от нахлынувших слёз. Алиса буквально отскочила от двери, пытаясь не заорать от горя. Схватив сумку и туфли, не совсем соображая, что она делает, Алиса выскочила на лестничную клетку подъезда и только там дала волю эмоциям, разревевшись во всё горло. Она буквально выла, стараясь сдерживать крик, который рвался у неё из горла. «Слава, как ты мог!» — вертелось у неё в голове. «В такой день. И это и был твой сюрприз?» Минут через двадцать, разум начал возвращаться к Алисе. Она вышла из подъезда и просто гуляла вокруг дома ещё какое-то время. «Зачем убежала? Надо было зайти и вырвать все волосы у этой шлюхи. А Славе оторвать член! Я никогда, никогда не прощу ему этого!» Постепенно, от жалости к себе, мысли Алисы стали крутиться вокруг мести своему возлюбленному. И отомстить ему она должна немедленно, самым жестоким образом, какой только возможен. Как говорится, зуб за зуб, уязвлённое женское самолюбие способно на любую изощрённую месть, но у Алисы не было времени придумывать хитроумных планов. Что-то щёлкнуло у неё в голове, и решение проблемы родилось само собой. Трясущимися руками она достала из сумочки телефон и набрала номер своего босса. — Алло, Вениамин Михалыч!!! — сказала она сухо, когда на звонок ответили. — Ваше предложение всё ещё в силе?… Нет, ничего не случилось… Да… Вы подъедете… И Алиса назвала адрес, где сейчас находилась. Оставшееся время она просидела на автобусной остановке, уставившись в одну точку, словно зомби. Этот час пролетел, как одна секунда. Из ступора её вывел гудок автомобиля. Алиса подняла голову и увидела сияющий БМВ своего босса. Она встрепенулась, подбежала к авто и заскочила на переднее сиденье, возле водителя. Вениамин Михалыч, грузный широколицый мужчина лет пятидесяти встретил её улыбкой от уха до уха. Казалось, его жирный рот сейчас разорвётся от радости. Алиса просто села на переднее сиденье, не говоря ни слова, и уставилась вперёд, словно ничего не происходит. — Алисочка, что-то случилось? — поинтересовался Вениамин Миалыч. — Кажется ты плакала? — Нет, всё в порядке! — выдавила из себя Алиса. Но скрыть, что у девушки плохое настроение, было невозможно. Глаза были красными от слёз, и тушь растеклась под глазами. — Давайте не будем разговаривать, а просто поедем к вам побыстрее! — сказала Алиса. — Как скажешь, Алисочка! — ответил Вениамин Михалыч. — Я очень рад, что ты согласилась со мной встретиться, сказал он, и автомобиль тронулся. Алиса достала из сумочки косметичку и глядя в зеркало привела себя немного в порядок. Вытерла туш под глазами влажной салфеткой и поправила растрепавшуюся причёску. Только сейчас разум стал возвращаться к ней. Почему она выбрала своего босса, чтобы отомстить Славе. Дело в том, что ей хотелось сделать ему как можно больнее, а её начальник с работы, как никто другой подходил для этого. Вениамин Михалыч был тем, кто и взял её на работу. Она прошла одну из ступеней собеседования с ним, и он практически сразу же принял её на работу и ввёл в коллектив компании. Оказавшись там, Алиса сразу поняла, почему Вениамин Михалыч так легко принял её. Казалось, он отбирает сотрудников в свой отдел не из-за знаний или других профессиональных качеств, а исключительно из-за своих личных симпатий. Весь его отдел, которым он руководил, состоял из просто красивых и … сногсшибательно красивых девушек. Алиса была одной из них, со своими длинными ногами, достаточно большой грудью 4 размера и симпатичной мордашкой, она вполне относилась к типу сногсшибательно красивых. Но она не была тупой блондинкой, и просто так не просиживала за своим рабочим местом, сразу начав приносить пользу компании своей работой. Она старательно выполняла свои обязанности по обзвону и разговорам с клиентами, поэтому считала, что вполне справедливо получает хорошую зарплату. Вениамина Михалыча ни по каким параметрам нельзя было назвать красивым мужчиной. Он был низкого роста, почти на голову ниже Алисы. Он был толстым, а точнее пузатым и лысоватым. На голове у него было три, четыре волосины, которые он старательно зализывал, и ко всему прочему он ещё носил очки. Все черты его лица были какими-то сальными и жирными. Жирный нос, губы и даже брови как-то странно выпирали у него вперёд и казались жирными. Одним словом, он напоминал обычную свинью. Девушки в отделе так и прозвали его, в разговорах между собой, называя его «наш поросёнок». И при всём при этом, Вениамин Михалыч прослыл настоящим ловеласом. Он никогда не забывал делать всем девушкам в отделе комплименты, иногда норовил кого-то ущипнуть за попку, или рукой обнять за талию. Впрочем, все его приставания были вполне невинными, и сносными. Вениамин Михалыч никогда не переходил грань. Однако Алиса точно знала, что несколько девушек в отделе переспали с ним. Она не могла понять, как это было возможно, но ни для кого в отделе это не было секретом. Женщины не умеют молчать, поэтому через несколько месяцев работы в отделе Вениамина Михалыча, Алиса знала всё обо всех. Три девочки в отделе были любовницами Вениамина Михалыча. Доказательств этому не было, но все просто об этом знали. «Ну, что же», — думала Алиса, всегда найдутся те, кто будет спать с мужчиной, просто потому, что он выше их по статусу, тем более, если это твой начальник. В один прекрасный день Вениамин Михалыч начал наступление и на Алису. Комплименты и мелкие подарочки не в счёт, к ним Алиса давно привыкла, но на одном из недавних корпоративов, Вениамин Михалыч откровенно стал флиртовать с ней, а когда Алиса открыто стала избегать его, он всё же настиг её в курилке, и у них состоялся небольшой диалог. Вернее Алисе пришлось выслушать речь Вениамина Михалыча. Он сказал ей, что он не мальчик, чтобы играть во всякие игры, что Алиса ему очень нравится, и ему хотелось бы переспать с ней. Но он не будет настаивать, и преследовать её, и уж тем более ставить ей палки в колёса на работе. Его признание никак не отразится на их рабочих отношениях. Но если Алиса, вдруг, передумает, то она всегда может позвонить ему, и тогда она очень удивится, оказавшись в его постели. К тому же тогда её ждут поблажки на работе и значительная прибавка к зарплате в виде ежемесячных премий. Алиса лишь посмеялась, переведя всё в шутку, но было очевидно, что хоть Вениамин Михалыч был слегка пьян, говорил он вполне серьёзно. С тех пор прошло несколько недель, и разговор ещё был свеж в памяти, как Алисы, так и Вениамина Михалыча, поэтому он сразу понял, о чём она говорит, когда Алиса позвонила и сказала, что согласна на его предложение. Он сразу же сорвался на свидание с такой красоткой. И вот теперь Алиса сидела в его автомобиле, и они ехали к нему домой, и она этого хотела. Она хотела изменить Славе с таким никчёмным и некрасивым мужчиной, как Вениамин Михалыч, чтобы сделать Славе как можно больнее. К тому же, у неё сейчас не было времени искать других вариантов, так что на безрыбье и Вениамин Михалыч был прекрасной рыбой. После того случая на корпоративе, Вениамин Михалыч больше не приставал к ней и вёл себя прилично, в своём обычном ключе. Лишь отпускал комплименты и загадочно улыбался при встрече. Этот человек не внушал никакой опасности, и Алиса даже не думала увольняться из-за такой мелочи, как слегка озабоченный начальник. — Мы приехали! — вывел Алису из раздумий Вениамин Михалыч. Она очнулась и вышла из машины. Вениамин Михалыч припарковался на стоянке элитной многоэтажки. Они поднялись на лифте на его этаж, и через несколько минут оказались в его квартире. Вениамин Михалыч, как истинный джентльмен, открыл перед Алисой дверь и та вошла в широкий коридор шикарной квартиры. — Сюда, Алисочка! Проходи, пожалуйста! — Вениамин Михалыч нежно взял Алису под локоток и провёл в спальню. Комната была богато обставлена всякими вазами, картинами и антикварными вещами. На стене висел плоский телевизор, а посреди комнаты стояла королевских размеров кровать, с несколькими большими подушками и застеленная телесного цвета пледом. Вениамин Михалыч сразу же повёл её на кровать, и усадил на неё присев рядом. — Алисочка! — сказал Вениамин Михалыч, — Мне не нравится твоё настроение. Ты всё таки чем то расстроена. Его рука легла Алисе на бедро и слегка продвинулась внутрь, ближе к её промежности под юбку, поглаживая и лаская её ножку. — Ты, наверное, нервничаешь, — предположил Вениамин Михалыч, — может быть налить тебе вина, чтобы ты расслабилась? — Широкая улыбка не сходила с его лица. Алиса взглянула в его глаза, он уже снял очки и положил на тумбочку, и теперь прищуривался, глядя на неё. Алисе вдруг стало противно, и её едва не стошнило от мысли, что сейчас она переспит с этим жирным, потным мужиком. — Лучше водки! — сказал она, даже не поняв, как эти слова сорвались с её языка. Вениамин Михалыч открыл бар в шкафу, и Алиса поразилась количеству различных бутылок стоящих там. Там был коньяк, водка, бренди, какие-то вина и ликёры — всё, чего может желать душа. Вениамин Михалыч явно не скучает по вечерам, подумалось Алисе. Её начальник достал большую бутылку водки, и вылил в стакан её содержимое. Вскоре стакан оказался в руке Алисы. Немного помявшись, она залпом проглотила обжигающую жидкость, ощущая, как горячее тепло разливается по грули и в то же время рождается тошнотворное чувство. Она закашляла и ещё не до конца прокашлявшись, решила, что не сможет изменить Славе, как бы сильно этого ни желала. Не так, и не с этим человеком! — Вениамин, Михалыч, кхе-кхе! — сказала она, — Простите меня, наверное, зря я это затеяла. Я лучше пойду. И стараясь не смотреть ему в глаза, Алиса попыталась встать. Вдруг она ощутила толчок в плечи, и её тельце отбросило спиной на кровать. Вениамин Михалыч грубо толкнул её на кровать, и уже снял с себя пиджак, оставшись в рубашке и галстуке. Он ничего не говорил, развязывая и стаскивая с шеи галстук, но Алиса увидела его глаза, и сразу всё поняла — она не уйдёт отсюда не трахнутой. В этом взгляде было столько желания и похоти, столько звериного, что Алиса даже на мгновение испугалась, не узнав своего милого и всегда дружелюбного босса. Вениамин Михалыч сорвал себя галстук, потом стащил с себя рубашку. Алисе открылся вид на его обнажённый торс. На огромном животе было несколько складок, а сиськи Вениамина Михалыча были не намного меньше чем у Алисы, распластавшись прямо над животом, который поддерживал их снизу. Сняв рубашку, Вениамин Михалыч не стал снимать брюки, и залез на кровать, нависая над Алисой, та попыталась отползти от него, но он схватил её за ноги и притянул к себе. — Не надо, пожалуйста, Вениамин Михалыч! — запищала Алиса. Но руки Вениамина Михалыча уже задрали её юбку и добрались до её стрингов. — Расслабься, девочка! — услышала она его мягкий, гипнотизирующий голос, — всё будет хорошо, я всё сам сделаю. Тебе понравится. Он не стал срывать с неё трусики, а просто оттянул материю спереди в сторону, и его взору предстала желанная дырочка Алисы. Вениамин Михалыч не мог не восхититься этой красотой. Аккуратные не растянутые половые губки Алисы были прекрасны, напоминая лепестки молодой розы. Он вдохнул их аромат, придя в восторг от запаха свежего женского лона. Алиса ёрзала под ним, стараясь отодвинуться, но он крепко держал её. Пташка … попалась и теперь ни за что не вырвется из его цепких лап. Вениамин Михалыч припал языком к её прелести. Его язык уже увлажнился, выделяя обильную слюну, при виде девичьей красоты. Алиса вздрогнула при прикосновении языка к своим половым губам, и ещё сильнее заёрзала на кровати, стараясь подняться. Вениамин Михалыч, придерживая её одной рукой за левое бедро, положил ей руку на грудь. Рука начальника оказалась невероятна тяжела, и Алиса вынуждена была снова откинуться на спину. Язык Вениамина Михалыча стал осторожно изучать прелести Алисы, едва касаясь её губ, подразнивая их кончиком, проходил вверх и вниз по её сухой щёлочке. — Вениамин, Михалыч, пожалуйста! Прекратите! Что вы делаете? — продолжала мямлить Алиса. В ней боролись два чувства, желание отомстить мужу и отвращение к Вениамину Михалычу. Возможно, при других обстоятельствах, она бы яростно вырывалась, и в конце концов, заставила бы своего начальника выпустить её, но пока она колебалась, Вениамин Михалыч уже вовсю хозяйничал над её медовой дырочкой, наслаждаясь великолепным свежим вкусом. Подразнивание превратилось в конкретное лизание. Вениамин почти полностью высунул язык и лизал Алисыну щёлку, как собака лижет руку хозяину. Его язык почти полностью захватывал все её половые губы, обильно смазывая слюной. Хлюпающие звуки наполнили комнату. — Какя же ты сладенькая, девочка! — вставлял в перерывах между кунилингусом Вениамин Михалыч различные фразы, пытаясь успокоить девушку. Он чувствовал напряжение в её теле, и старался изо всех сил расслабить её. И он был вознаграждён за свои старания. — Что вы дела-ее-те? — голос Алисы стал прерывистым. — Стооойте! Наконец, Алиса сдалась, и расслабила мышцы тела, свободно распластавшись на кровати. Внутри неё, вопреки её желаниям стало рождаться знакомое ей чувство, предвещающее оргазм. — Вы сумасшедший! — последнее, что прошептала она, перед тем, как её мысли о Славе, наконец, переключились, на чувства, возникшие в её теле. Рот Вениамина Михалыча творил чудеса. Его язык оказался невероятно длинным, и сантиметров на пять входил в неё. Можно сказать, что он просто трахал её, а не лизал. Алиса пустила сок, и Вениамин Михалыч почувствовал, как она расслабилась, и больше не пытается вырваться. Это ободрило его, и он удвоил свои усилия. Его язык яростно летал над щёлкой Алисы, переместившись на клитор. Ощущения внутри Алисы были великолепны. Если бы не щемящее чувство жалости и обиды, ей было бы очень хорошо. Она начала тихо стонать, но стоны наслаждения в ней смешались со слезами, выступившими у неё на глазах. В этот момент, какое бы наслаждение она не испытывала, перед ней всё ещё был образ Славы, и девушки, с которой он занимался любовью. Она видела его лицо, видела, как он на самом деле кайфовал, изменяя ей, и от этого ей было невыносимо больно. Но язык Вениамина Михалыча творил чудеса, и волны возбуждения, несмотря на душевные муки, вскоре захватили Алису, и её тело стало выдавать её, когда она начала извиваться, под изощрёнными ласками своего начальника. Вениамин Михалыч теперь полностью сосредоточился на её клиторе, дразня его языком, то увеличивая темп, то замедляясь, то слегка касаясь сладкого клиторка Алисы, то буквально врезаясь в него своим влажным языком. Он вытянул вперёд обе руки в обход приподнятых бёдер Алису, которая теперь неосознанно задрала ножки и держала их в висячем положении полусогнутыми, и сначала попытался расстегнуть блузку Алисы на груди, но потом, горя от нетерпения буквально разорвал её, оголив два прекрасных холма Алисы, спрятанных у неё под красивым кружевным бюстгальтером. Вениамин Михалыч вцепился в чашечки лифчика и стянул его вниз, и его взору предстали два великолепных полушария Алисиной груди, большой, но в то же время подтянутой, а не вытянутой под тяжестью веса. Это поистине была идеальная грудь с двумя большими красными окружностями вокруг крупных, затвердевших сосков. Ладони Вениамина Михалыча незамедлительно легли на эту неописуемую красоту. Алиса ощутила, как её соски ласкают пальцы Вениамина Михалыча. Он зажал её сосочки между большими и указательными пальцами и сначала осторожно, потом жёстче, потом совсем грубо, стал натирать их, не прекращая при этом лизать её клитор. Это было уже слишком, и, хоть не желая испытывать удовольствия, Алиса начала откровенно стонать, и непроизвольно её губы начали шептать какие-то слова. Она не контролировала себя, её тело предало её, и начало вести себя совершенно самостоятельно от её разума. Разум продолжал твердить ей, что она не должна получать удовольствия от секса с начальником, это всего лишь её месть, которая ничего общего не может иметь с наслаждением. «Что со мной, почему я так веду себя, ты не должна так реагировать», — твердил разум в глубине неё, но тело не слушалось и продолжало извиваться под неугомонным языком Вениамина Михалыча, а с губ слетать стоны: — АААаааааааааааааааахххххххххх! Оооооооооо, бооооооожеееее!… Что-о-о-о-оооооо вы Де-еелааааааааа-ееееетеееее! Вееее-ниаааааа-мин Миииихаа-аа-аааа-лыч! Боже-еее—ееее! Я сейчас кончу! Оргазм взорвался в её мозгах тысячей маленьких искорок. Приподняв таз, она насадилась на язык Вениамина Михалыча. Тот отпустил её груди и снизу придерживал её попку. Его губы всосали в рот клитор, и язык продолжал делать круговые движения вокруг него, в то время, как подбородок Вениамина Михалыча заливали Алисины соки. Девушка словно потеряла сознание. Лежа с закрытыми глазами, она пыталась отдышаться, но ей стало ещё тяжелее дышать, когда сверху на неё навалился Вениамин Михалыч. Она охнула, и в её открытый рот проник влажный, источающий слюну язык Вениамина Михалыча. Вениамин Михалыч накрыл её своим весом, и крепко обнял, обхватив всем телом, словно пытался задушить Алису. Его язык проник глубоко ей в рот. И Алисе пришлось впустить его, их языки встретились и Вениамин Михалыч словно продолжил делать кунилингус, только на этот раз, объектом его внимания стал не клитор, а язык Алисы. Алисе было противно от одной мысли, что она целуется со своим старым начальником, но в её положении сопротивляться уже было бессмысленно. Он целовал её очень долго, покусывая и облизывая её губы и постоянно пытаясь проникнуть языком как можно глубже Алисе в рот, словно пытаясь добраться до самого горла, но это естественно ему не удавалось и он довольствовался её ртом, который Алиса, смирившись с судьбой, покорно открыла и позволила делать там, всё что ему заблагорассудится. Несмотря на то, что душа Алисы содрогалась от понимания, что она целуется с мерзким уродом, тело снова предало её, когда ладони Вениамина Михалыча легли на её груди и снова коснулись её чувствительных сосков. Она застонала и стала ёрзать под телом Вениамина Михалыча, пытаясь ускользнуть от его ласк, но его руки уже шарили по всему её телу, не прерывая поцелуя. Его руки снова остановились на её сосках, и грубо сжали их, так что Алиса ощутила покалывающую боль, которая странным образом, тем не менее, была и приятна, и от этого задрожало всё её тело. Вениамин Михалыч, наконец, прервал поцелуй, и отвалил от Алисы. Она открыла глаза и увидела, как он привстал, стащив с себя штаны и семейные трусы. Он оказался совсем голым. Взгляд Алисы немедленно упал на член Вениамина Михалыча, и глаза девушки расширились от ужаса. Его член был огромен. Сантиметров 25 в длину, не меньше, и удивительно толстый. Он свисал из промежности Вениамина Михалыча, как огромная палка колбасы, а основание члена было покрыто густой зарослью вьющихся, курчавых, лобковых волос. — Наконец-то, я тебя трахну! — Взволнованно сказал Вениамин Михалыч, снова нависнув над Алисой. Девушка и пикнуть не успела, как умелые руки Венимаина Михалыча, сорвали с неё блузку и жакет, потом стащили юбку и трусики. Девушка осталась обнажённой, лишь в лифчике, который, как выброшенный белый флаг болтался под её … возбуждёнными сиськами, но вскоре и он оказался сорван, присоединившись к остальной одежде на полу. Через несколько мгновений Вениамин Михалыч пристроился между ног Алисы, приподняв их и придерживая ладонями у коленок, ножки Алисы оказались в полусогнутом состоянии, и ещё через мгновение Алиса почувствовала, как головка Вениамина Михалыча тыкается в её узкую щёлочку. Алиса зажмурила глазки, приготовившись ощутить настоящую боль. Но Вениамин Михалыч действовал осторожно. Сначала он проник в киску девушки, лишь своей толстой головкой, расширив проход в заветную пещерку, и подождал, когда девушка успокоится и приспособится к его размерам. Потом постепенно стал вгонять в неё свой толстый болт, каждый раз останавливаясь, пройдя несколько сантиметров. Хуй Вениамина Михалыча отлично входил в увлажнившуюся киску Алисы, и та практически не чувствовала боли, лишь небольшой дискомфорт, пока её нутро приспосабливалось к размерам нового для неё члена. Алиса постепенно ощущала, как мужское мясо заполняет её внутри, пульсируя и пробивая дорогу в ещё неизведанные глубины. Пройдя 18 сантиметров, Вениамин Михалыч натолкнулся на первую преграду, это был тот предел, до которого доходил муж Алисы, Славик. Подождав немного, Вениамин Михалыч продолжил вгонять в девушку член, оттянувшись назад, он начал потихоньку трахать её, с каждым новым толчком пытаясь проникнуть как можно глубже. Алиса вздрагивала и стонала, при каждом таком движении, ощущая всю ту же приятную боль, пронизывающую её тело. В конце концов, наступил момент, когда промежности Алисы и Вениамина Михалыча соприкоснулись, и начальник Алисы довольно улыбнулся. — Алисочка, ты прелесть! Не все могут принять мой член полностью! — сказал он, скалясь, и глядя прямо в глаза Алисе. Девушка лишь приоткрыла глаза, и увидев довольное мурло начальника, лишь иронично улыбнулась ему в ответ и снова закрыла глаза, стараясь не смотреть на довольную рожу Вениамина Михалыча. С этого момента Вениамин Михалыч начал трахать Алису по-настоящему. Сначала медленно, потом быстрее, трахая Алису, он с каждым толчком наращивал темп, и с каждым толчком из Алисиного рта вырывались непроизвольные стоны. Сначала тихие, они стали усиливаться по мере наращивания темпа ебли Венимаином Михалычем. Член Вениамина Михалыча расширил киску Алисы, достав до нервных окончаний внутри её лона, которые ранее были недоступны её мужу, и в мозгу Алисы взрывались маленькие искорки неведанного ранее наслаждения от секса с большим членом. Алиса забылась и улетела, не контролируя больше своего тела, она, опустив руки на колени начальника, начала яростно подмахивать ему. Их тела прекрасно взаимодействовали друг с другом. Секс превратился в настоящий животный трах. Через несколько минут тело Алисы содрогнулось от огромного оргазма. Стенки влагалища, плотно сжались вокруг могучего члена Вениамина Михалыча, пытаясь втянуть его глубже. В этот момент Вениамин Михалыч больше не сдерживался и начал хрипеть. Их оргазмы совпали, и крики девушки и взрослого мужчины слились в какой-то неистовый клубок стонов, визгов и хрипов. Венамин Михалыч начал изливать сперму в Алису, и она ощутила, как внутри неё разливается горячая жидкость. В этот момент, она вполне могла забеременеть, но Алиса забыла обо всём. Она даже забыла, как оказалась здесь, и зачем пришла сюда. Вениамин Михалыч вынул из девушки свой член, который стал опадать, и упал рядом с Алисой, которая всё ещё продолжала испытывать остаточный эффект от оргазма, и её тело потихоньку подрагивало от последних уколов оргазма, прошивающих её тело. Вениамин Михалыч просунул руку под шею Алисе, так что голова Алисы оказалась на его предплечье, и губами припал ко рту кончающей девушки. Толстые губы полностью накрыли маленькие, аккуратные губки девушки, поглотив их, а язык проник глубоко ей в рот. В этот раз Алисе не было противно, видимо, её тело, каким-то образом, стало по-другому реагировать на Вениамина Михалыча после оргазма, и Алиса уже более охотно ответила на его поцелуй. Вениамин Михалыч второй рукой продолжал гладить и ласкать большие груди Алисы, дорвавшись до них, словно маленький ребёнок, и не желая отпускать. Потом, он, наконец, прервал поцелуй, обратившись к Алисе: — Я немножко отдохну, малышка! А потом мы продолжим. Мне нужно всего минут 10—15. Алиса услышала эти слова, как во сне. Оргазм, наконец, отступил, покинув её тело, но заставив при этом ощущать какую-то лёгкость и воздушность. Алиса ещё минут пять приходила в себя, лёжа рядом со своим толстым начальником. Потом, когда сознание вернулось к ней, она поняла, что её месть свершилась, и ей, наверное, пора уходить. Она приподнялась и пыталась соскользнуть с кровати, но Вениамин Михалыч остановил её, схватив за плечо. — Ты куда, Алисочка! — сказал он. — Я ещё не закончил с тобой!. — Вениамин Михалич! — сказала Алиса, — отпустите. Мне пора домой. — Я ещё не закончил с тобой! — серьёзно заявил Вениамин Михалыч. Одной рукой он придерживал Алису, не давая подняться, другой начал поглаживать свой член, и тот, к удивлению Алисы, снова стал увеличиваться в размерах, обретая силу и упругость. — Теперь, пососи мой член, Алисочка! — заявил Вениамин Михалыч, и его рука властно взяв Алису за шею, направила Алису к члену. Она попыталась упереться, но ей стало неудобно бодаться с начальником, и ей пришлось подчиниться, спустившись вниз, за его пузо, и оказавшись у самого члена. — Вениамин Михалыч, может, не нужно, пожалуйста, — взмолилась Алиса, — мне не очень нравится делать минет. Алиса лукавила, она любила доставлять таким способом удовольствие своему мужу, но ей очень не хотелось заниматься это со своим толстым начальником. Но он был безжалостен. Алиса буквально уткнулась носом в член Вениамина Михалыча, и тот, взявшись за его основание стал шлёпать им Алисе по губам, заставляя её открыть рот. Алиса беспомощно хныкнула, но шлепки становились всё более настойчивы. — Открой рот, сука! — вдруг, грозно сказал Вениамин Михалыч, и его рука с угрожающей силой сжала шею Алисы и надавила на неё. От неожиданности Алиса испугалась и охнула, издав вздох удивления и слегка приоткрыв рот. Этого было достаточно, чтобы всё ещё не до конца вставший член Вениамина Михалыча, проник ей в рот. Алиса сначала ощутила на языке солёный вкус залупы Вениамина Михалыча, измазанной в сперме. Потом толстая плоть его члена, медленно заполнила всю полость рта. Алисе пришлось полностью открыть рот и напрячь при этом мышцы скул, когда член Вениамина Михалыча, проскользнув ей в рот, и как по команде, из полувялого стал твердеть и выпрямляться. Вениамин Михалыч стал водить головой девушки вверх и вниз, по своему стволу, наслаждаясь ртом своей подчинённой. Наконец-то, он засунул свой член ей между губок, а ведь он мечтал об этом с первой секунды их встречи на собеседовании, когда только-только увидел Алису. — Игры, кончились, шлюха, — грубо сказал Вениамин Михалыч, ни на секунду не ослабляя свою звериную хватку на шее Алисы. — Теперь ты будешь подчиняться мне, и делать всё, что я тебе прикажу. Ты поняла меня. — Мххххммммм-ммм! — это всё, что могла сказать Алиса с огромным членом во рту. На само деле, она пыталась сказать «Никогда», но вышло лишь какое-то непонятное мычание, словно она соглашалась со словами босса. Член теперь был твёрд как сталь. Подчиняясь руке Вениамина Михалыча, Алиса насаживалась ртом на его член почти по самое горло, потом снова поднималась по его стволу до самой залупы. И так повторялось раз за разом. Измазанный в сперме член без труда скользил во рту Алисы. Вначале она раза два или три испытала, что-то наподобие рвотного рефлекса, но Алиса сдержалась, и через пару минут уже полностью привыкла к размерам Вениамина Михалыча, полностью смирившись со своей участью. Вениамин … Михалыч слегка ослабил хватку на шее Алисы, наблюдая за её поведением. Девушка продолжила качать головой вверх и вниз по его члену, не заметив, что Вениамин Михалыч её практически больше не держит и не руководит ей. Старый извращенец удовлетворённо хмыкнул. «Все вы, шлюхи, одинаковы», — подумал он про себя. Бог не наградил Вениамина Михалыча красотой. С самого детства, он был гадким утёнком среди своих сверстников, однако природа дала ему цепкий, изощрённый ум, которым он в этой жизни научился пользоваться на все сто процентов. Кроме мозгов у Вениамина Михалыча было невероятное честолюбие и, как сказал бы Фридрих Ницше, — «стремление к власти». Такой пробивной характер позволил ему подняться в жизни. Он всегда умел ради собственной выгоды переступить через любого человека, даже через самого близкого. Три раза был женат, у него было несколько детей от разных браков, но сейчас он давно избавился от уз брака, разведясь с последней женой лет шесть назад. Заняв довольно высокую должность в солидной компании, он подбирал под себя персонал, и был полным хозяином своего отдела. С женщинами у него никогда не было проблем, как ни странно. Он давно для себя выработал теорию, которая срабатывала на сто процентов. Да, он не был красавцем, и женщины не становились в очередь к нему в постель из-за его внешности, однако в его положении он знал, как заставить женщин спать с ним. Он никогда ни о чём не просил женщин, и не умолял их. Это было бесполезно. По его теории, женщинам нужно было ПРЕДЛАГАТЬ — себя и различные выгоды, которые их ждут от общения с ним. При этом он постоянно держал женщин в своём окружении, в тонусе, давая каждой понять, что она ему интересна. И ещё кое-чем природа наградила Вениамина Михалыча. У него был огромный член, которым он по-настоящему гордился. Так сказать, он вырос в корень. Это огромный отросток ещё никогда не подводил его, заставляя женщин буквально извиваться под ним. Алиса была лишь следующей его жертвой, попавшейся ему на крючок, и даже если она попытается ускользнуть от него, Вениамин Михалыч уже точно знал, что он не даст ей этого сделать. Несколько девушек в отделе уже попались на его член, и он регулярно трахал их по одному два раза в неделю, но Алисочка, была особенной. Такую красавицу трудно встретить в реальной жизни. Они обычно украшают обложки глянцевых журналов. Высокая, стройная, с милым личиком и длинными, вьющимися волосами, она покорила Вениамина Михалыча с первого взгляда. Он не колеблясь взял её, в надежде, что эта птичка однажды попадётся ему в лапы, и то, что его план так легко сработал, было настоящей удачей. Алиса сейчас усердно сосала член своего босса. Сосательные и чавкающие звуки громко раздавались в комнате. Вениамин Михалыч в какой-то момент просто отпустил голову Алисы, более не руководя ей, но она не прекратила своих движений, доставляя мужчине невероятное удовольствие. Вениамин Михалыч стал лишь поправлять свободной рукой волосы Алисы, заправляя их ей за ушки, и открывая обзор на её личико. Член Вениамина Михалыча не мог глубоко войти в рот Алисе, как бы она ни старалась. Залупа была слишком толстой, чтобы проникнуть ей в горло, поэтому девушка каждый раз давилась, когда толстая головка упиралась ей в самое горло. Алиса заглатывала член Вениамина Михалыча лишь сантиметров на 15, но и этого было достаточно, чтобы он начал ощущать растущее в его груди сладострастие. — Да, детка, вот так! — начал он шептать Алисе, закрыв глаза. Его слова вдохновили девушку, и она начала ещё более усердно отсасывать толстый член, в надежде, что её начальник скоро кончит, и на этом всё прекратится. Через несколько минут, она уже с каким-то невероятно бешенным темпом отсасывала Веиамину Михалычу, постоянно увеличивая скорость. Её рот плотно облегал толстенный ствол, так что в нем практически не оставалось воздуха. Образовывалась своего рода помпа, и член начальника Алисы с громким чпоком вырывался у неё изо рта, когда она делала короткие передышки, чтобы набрать воздуха. В эти короткие перерывы, Алиса не прекращала ласкать член Вениамина Михалыча, яростно надрачивая его, и дразня головку члена язычком, круговыми движениями. Минут через десять, такого невероятного минета, Венамина Михалыч захрипел, задёргался и начал изливаться в рот Алисы. Девушка попыталась отпрянуть, когда горячая струя спермы ворвалась в её рот, и вязкая густая жидкость легла на язык, но Вениамин Михалыч грубо запустил свою ручищу ей в волосы и крепко прижал к себе. Алиса оказалась насаженная ртом на член начальника, и сперма буквально потекла ей в горло. Алиса начала давиться, не в силах глотать противную, солоноватую жидкость, у неё аж глаза повылазили из орбит. Но Вениамина Михалыча нисколько не заботили проблемы Алисы, он был полностью поглощён накрывшим его оргазмом. — Да, блядь, вот так аААААааАААА. Да, девочка!!! — заорал он, так что Алиса даже испугалась, что их могут услышать соседи Вениамина Михалыча. Кое-что Алиса всё же смогла проглотить, но большинство спермы переполнило рот Алисы, отчего у неё вздулись щёки, и потекло из уголков рта, заливая подбородок. Лишь когда оргазм полностью утих, Вениамин Михалыч отпустил голову Алисы. Девушка немедленно закашляла, и закрыв рот рукой, соскочила с кровати и бросилась бежать прочь. Она забежала в ванну, открыла кран раковины и стала выплёвывать вязкую сперму изо рта, хорошенько прокашлявшись. Несколько раз у неё возникали рвотные позывы, но Алиса сдержалась, и протеиновый коктейль, который так обильно пролился ей в желудок, всё-таки остался внутри неё. Алиса посмотрела в зеркало. Она ненавидела себя в этот момент, но она отомстила Славику, а это было главное сейчас. Приведя себя немного в порядок, умывшись и поправив волосы, она вернулась в спальню к Вениамину Михалычу. Тот восседал на краю кровати, и подрачивал член. Блаженная улыбка красовалась на его широкой морде. О, боже, его член, кажется, снова начал вставать — показалось Алисе. Это просто невероятно. Алиса со Славой занимались сексом каждый день, при этом он и она кончали всего по разу, и потом засыпали в объятиях друг друга. Да, они иногда устраивали секс марафоны, когда кончали по несколько раз, но её мужу при этом требовались длительные перерывы, по часу по полтора, чтобы он пришёл в норму, а Вениамину Михалычу на то, чтобы его член снова встал после оргазма требовалось не более 10 минут. Это было просто удивительно для не молодого мужчины. Алиса не могла поверить своим глазам. — Иди сюда, Алисочка! — позвал её Вениамин Михалыч, похлопав ладонью рядом с собой на кровати, — тебе никогда не говорили, что отличная хуесоска? Алиса послушно проследовала к кровати и села рядом с начальником. Тот сразу же обхватил её своими ручищами и начал лапать. — Вениамин Михалыч, вы ещё не успокоились, — удивлённо спросила Алиса! — Я ещё не закончил с тобой, Алисочка! — ухмыльнувшись сказал Вениамин Михалыч, — я успокаиваюсь, только когда трахну девушку по полной программе. Вениамин Михалыч грубо сжал груди Алисы, натирая её соски, так что она охнула: — Ммммм, — промычала Алиса, — и что же входит в вашу программу, — девушка улыбнулась, теперь она открыто флиртовала со своим ненасытным начальником. — Я всегда трахаю в рот, в пизду и в жопу, — невозмутимо, ответил Вениамин Михалыч. — Только после этого я отпускаю девушку. Осознание только что сказанного её начальником, щёлкнуло в голове Алисы раскатом грома: — О, боже, Вениамин Михалыч, — застонала она, пытаясь вырваться из его грубых объятий, — вы же не хотите сказать, что сейчас трахнете меня… — Да, да, — закачал головой Вениамин Михалыч, — именно это я и хочу сказать. Я трахну тебя в задницу, и ты не будешь мне мешать. Вениамин Михалыч властно запустил ладонь в волосы Алисы на затылке и повернул её лицом к себе, — Потому что ты моя шлюха, и принадлежишь мне. — сделав это безапелляционное заявление,… Вениамин Михалыч властно притянул Алису к себе и поцеловал её в губы. Она инстинктивно открыла рот, впуская внутрь его длинный язык. Их языки сплелись в мокром и развратном поцелуе. Через несколько мгновений, Вениамин Михалыч грубо оттолкнул Алису, так что она упала спиной на кровать, потом своими руками сгрёб несчастную девушку, перевернул и поставил раком на краю кровати, так что её колени были почти у самого края, а лодыжки выпирали за края кровати. — Вениамин Михалыч! — захныкала Алиса, — мне страшно, вы меня порвёте. У вас слишком большой член. — Не бойся, детка! Я профессионал в этом! — заверил её начальник, — Ты даже представить не можешь, сколько я сломал женских попок. Алиса оглянулась, Вениамин Михалыч на несколько секунд отошёл от неё, но уже вернулся к кровати с каким-то тюбиком в руках. Он выдавил большой комок какого-то крема себе на ладонь и начал растирать его по рукам. Взглянув на бедную Алису, которая распластавшись перед ним раком, выставляла напоказ все свои аппетитные дырочки, и с тревогой смотрела на него через плечо, Вениамин Михалыч не мог не умилиться. Наступал самый приятный для него момент. Из непорочного он сегодня сделает порочное. После этого траха, Алиса навсегда подсядет на его член, и уже не сможет отказаться от него. Проверено на практике. — Просто расслабься и ничего не делай. Получай удовольствие! Я не сделаю тебе больно, обещаю, — успокоил девушку Вениамин Михалыч. Алиса просто закрыла глаза и погрузилась головой в покрывала. В конце концов, она сегодня позволила своему начальнику всё, что только могла позволить. Ничего страшного не случится, если он трахнет её в попку, напротив, тогда её месть Славе будет полной. Ведь они с мужем никогда не занимались анальным сексом. Таким образом, Вениамин Михалыч пройдётся так сказать по непаханым землям Алисы. Страшнее мести просто нельзя представить. Руки Вениамина Михалыча мягко легли на округлые ягодицы Алисы и начали ласкать их, втирая загадочный крем в её бархатную кожу. Постепенно они приблизились к анусу и одновременно к её киске. Алисина щёлка уже потекла от прикосновений Вениамина Михалыча, и девушке даже стало немного стыдно перед своим начальником за то, что она так легко возбуждается от его прикосновений. Вениамин Михалыч работал двумя руками, одна рука нежно поглаживала пиздёнку Алисы, вторая ласкала ягодицы девушки и массировала анус, не входя в него. Его прикосновения были умелыми, словно он давно и часто занимался этим, его пальцы проникли в складочки половых губ Алисы, нащупав её клитор, и начали ласкать и тереть его, от чего Алиса невероятно возбудилась и расслабилась. Потом как-то незаметно Вениамин Михалыч просунул один затем два, потом и все три пальца в мокрую щёлку девушки и медленно стал трахать её рукой, не забывая ласкать при этом клитор. Алиса начала стонать и непроизвольно двигать тазом, насаживаясь на пальцы Вениамина Михалыча, он был каким-то дьяволом, который захватил в плен её тело и теперь унижал её тем, что доставлял удовольствие, которого она не должна была получать, но тем не менее, получала, и ничего не могла с собой поделать. — Ааааххх,… о, боже, боже! — стонала Алиса, сдерживаясь, чтобы просто не начать кричать. Увидев, что девушка расслабилась, Вениамин Михалыч усилил давление на анус Алисы, проникнув в него большим пальцем и начав потрахивать его. Алиса совершенно не ощутила никакой боли, напротив к ощущениям в её киске добавились какие-то новые ощущения в анусе, которые тоже были приятны, по-своему. Алиса расслабилась, и её анус раскрылся ещё немного шире, Вениамин Михалыч тут же воспользовался этим, высунув из неё большой палец, всадил два других пальца, указательный и безымянный, и продолжил трахать её. Алиса лишь слегка поморщилась, но уже через пару секунд её расширенный анус приспособился к новым размерам, и с радостью принимал в себя пальцы Вениамина Михалыча, который постепенно стал увеличивать темп такого странного способа ебли. Его пальцы начали двигаться в девушке с удвоенной, а потом с утроенной энергией. Алиса ощутила, как в её теле зарождается новая волна наслаждения, которая в скором будущем превратится в бешенный оргазм. Девушка крепко сжала простыни, а её лицо исказилась в какой-то ужасной сладострастной гримасе. Хорошо смазанные пальцы Вениамина Михалыча орудовали в её пиздёнке и анусе, как два отбойных молотка, отчего тряслось тело Алисы, а с ним и кровать. Но девушке уже было плевать на всё, оргазм приближался, и теперь она хотела лишь одного… кончить, по-звериному, как последняя блядь. — ААаааааАааах… ОООоооооХХХХХх! О Боже! Аааааа! — вырывалось из груди Алисы, и она сама не узнавала свой голос, она не стонала, а буквально кричала, извиваясь как уж на сковородке, насаженная на пальцы своего мерзкого начальника. И вдруг, Вениамин Михалыч, прекратил её трахать. Алиса разочарованно открыла глаза, и обернувшись через плечо промямлила… — Пожалуйста, Вениамин Михалыч, не останавливайтесь! Трахните… меня… Это было так унизительно, но Алисе было всё равно. И дело теперь вовсе было не в мести, а лишь в животной похоти, которая сейчас проснулась в ней. Вениамина Михалыча не пришлось просить дважды. Встав у края кровати, он пристроил своего дружка к попке Алисы, поводил им туда и обратно, наслаждаясь упругостью молодой плоти, похлопал членом то по одной, то по другой ягодице, и потом ввёл его девушке в анус. Его член не встретил практически никакого сопротивления. Размягчённая попа Алисы легко приняла его, так словно это был естественный половой акт. Введя член Алисе в задницу до самого основания Вениамин Михалыч начал трахать её. Нет, не трахать, а жётско ебать её, только так можно описать то, что происходило на кровати между Алисой и Вениамином Михалычем следующие минут пятнадцать. Крепко вцепившись Алисе в бока, Вениамин Михалыч буквально драл её, словно наказывая за какую-то провинность. Его бёдра громко шлёпались о бёдра Алисы производя ритмичную музыку секса, а яйца болтались взад и вперёд ударяясь о промежность Алисы. Жжение в попке было приятным, не таким приятным, когда член орудует в киске, но, тем не менее, оно доставляло удовольствие, которое волнами распространялось по всему телу Алисы. Девушка очень хотела кончить, поэтому просунула руку себе между ног, нащупала клитор и стала яростно натирать его. Скорость движения её руки увеличивалась по мере увеличения скорости, с которой её трахал Вениамин Михалыч. Вскоре они оба стонали и хрипели, как каких-то два зверя во время борьбы. Вениамин Михалыч почувствовал приближение оргазма и стал долбить Алису с такой силой, что если бы было возможно, заколотил голову Алисы в кровать. Рука девушки при этом тоже не отставала от Вениамина Михалыча выделывая круговые вращения вокруг набухшего клитора. Первым начал кончать Вениамин Михалыч, задергавшись и протяжно завыв, и тут же невероятный оргазм накрыл и Алису, которая завизжала под Вениамином Михалычем, как свинья. Их крики слились в унисон, и оба тела рухнули на кровать. Вениамин Михалыч накрыл Алису всем своим весом, похоронив под собой. Так они и лежали, не шевелясь, несколько минут и тяжело дыша. Из ступора Алису вывел звук телефонного звонка. Звонил её телефон в сумочке, которую она положила на тумбочке, рядом с кроватью. Алиса с трудом выбралась из-под Вениамина Михалыча, лишь наполовину, так что смогла дотянуться до сумочки и достала свой телефон. На дисплее отобразилось «Слава вызывает». Звонил изменщик. Несколько секунд Алиса колебалась, но потом решительно нажала на кнопку «принять вызов». — Алло, Алис, ну, ты где? — раздался в трубке родной голос её мужа, — я давно уже дома и жду тебя… Главное, машина твоя во дворе, а тебя нет… Ты куда пропала, Алиса… — Я отошла, чтобы подготовить тебе сюрприз, любимый… — ответила сухо Алиса. — Дорогая, мне не нужно никаких подарков — затараторил Слава, — приходи побыстрее, у меня для тебя тоже огромный сюрприз. Эх, хотел тебя дождаться, но уж сил нет терпеть… Короче, ко мне приехал мой брат-близнец, со своей девушкой, и я хочу тебя познакомить с ним. Славик в этот момент разговаривал у них с Алисой дома на кухне, а рядом с ним сидел абсолютно, один в один, похожий на него мужчина, у которого на коленях сидела девушка-брюнетка. Они поглядывали друг на друга во время разговора Славика по телефону, улыбались и иногда целовались. — Слава… как-какой брат-близнец! — почему ты никогда не рассказывал мне о нём… , — заикаясь выговорила Алиса. Вениамин Михалыч, снова лёг на неё сверху, обняв руками, и едва не задушив, и начал целовать её в шею. — Не рассказывал, потому что хотел сделать тебе сюрприз на нашу годовщину, — послышался голос Славы… — Мой брат давно переехал в Питер, и мы редко видимся… где ты Алиса, приезжай быстрее, ты же говорила, что можешь отпроситься пораньше… Алиса, ты слышишь меня… Алиса… Алиса… Всё, что говорил Слава уже не имело для Алисы значения, потому что сейчас она перевернулась на спину, и не смущаясь целовалась со своим начальником. Мужчиной, который полностью раскрыл её блядскую сущность. Теперь её тело принадлежало ему. КОНЕЦ

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Верная жена

У меня верная жена Ирина. Да я так всегда думал до одного дня. Однажды, я три месяца провел в дальней командировке. Провел честно — не коснулся ни одной женщины. Приехал домой до того истосковавшимся по Ирине, что едва не кончил от ее объятий в аэропорту. Трахнулись сразу, как только зашли в квартиру. Наутро в прекрасном настроении, после бурно проведенной ночи, раскладывал вещи в платяном шкафу. Ира готовила завтрак. Неожиданно с верхней полки мне под ноги упала пестрая коробочка. Поднял. Это была вскрытая пачка презервативов. Открыл, в ней было только два — одного не хватало. Меня словно ударили обухом по голове. Свет потемнел. Мы с женой не применяем презервативы. У Иры для предотвращения нежелательных последствий вставлена спиралька. Размышлял минут десять. Что делать? В мозгу вертелись слова: верная жена, верная жена, верная жена. Постой, это же ее слова: «Сережа я тебе буду самой верной женой!» Она произнесла их в нашу первую брачную ночь. До свадьбы у нас были только поцелуи, объятия и не более. Ира мягко пресекала все попытки положить ей руку ниже пояса. Она была девственницей. Да и у меня было всего одна девица — не оставившая о себе никаких воспоминаний и ничему меня не научившая. Фактически она была у меня первая и до сего дня единственная. Я был ей благодарен. И постоянно помнил тот вечер, когда после свадьбы мы остались одни в комнате. Был полумрак — горели только ночники. Тишина была до звона в ушах. Мы стояли друг против друга, глядели в глаза, не решаясь приступить к тому, что так долго ожидали. Глубоко вздохнув, словно на что-то решившись, Ира медленно подняла руки и стала снимать фату. Шпильки с легким звоном посыпались на ковер. Наконец фата, как большая белая бабочка, медленно кружась, спланировала на пол. Не отрывая своих лучистых, сияющих глаз от моих, Ира, также медленно завела руки за спину и расстегнула молнию на платье. Платье, тихо шурша, скользнуло с ее плеч. Ира слегка помогла руками проводить его вниз на бедрах. И вот в потоке лунного света и ночников стоит моя молодая супруга только в белоснежных атласных трусиках и лифчике. Я поразился той метаморфозе в ее облике, что произошла в эти мгновенья. Вместо, как мне раньше казалось, дробненькой девушки, с маленькими ручками и худенькими икрами, передо мной стояла девица с довольно пышными бедрами, и широкой грудью. Еще раз, глубоко вздохнув, Ира расстегнула лифчик и, придерживая чашечки руками, робко отвела их от груди. Я впился глазами в ее широкую, слегка раскосую грудь с небольшими розовыми сосками. Даже в полумраке, царившем в комнате, было видно, что лицо Ирины полыхало. Она волновалась, часто и глубоко дышала — грудь ее поднималась и опускалась. Мой член начал наливаться и подниматься. В висках я слышал частый, громкий стук моего сердца. В полной тишине, не произнося ни единого слова, Ирина медленно стала снимать трусики. Когда открылся вид ее рыжеватого, кучерявого в мелких колечках лобка, сердце было готово вырваться из моей груди. И вот уже полностью обнаженная супруга в первый раз стоит передо мной, прижимая руки к груди. — Сережа… Что же ты стоишь… Ну… Сережа… — робко, прерывисто, сухим срывающимся голосом произнесла она. Опомнившись, я быстро скинул с себя галстук, рубашку и брюки. Взявшись за плавки, спуская их вниз, взглянул на Иру. Мне было интересно рассмотреть ее выражение лица, как она отреагирует, когда впервые в жизни увидит мужской член. Меня это очень возбуждало. Но она смотрела только мне в глаза, видимо стесняясь глянуть вниз. Взяв ее за дрожащую, горячую и потную ладошку подвел к кровати. Еще раз глубоко вздохнув, окончательно решившись, Ира спиной легла на кровать поверх одеяла, закрыла глаза и вытянула руки вдоль тела. Белеющее под бледным светом тело казалось мраморным. Я тихонько прилег рядом с ней. Жадно, в первый раз, разглядывал каждый изгиб ее тела. Очень хотелось увидеть щелку ее «красавицы», но, к сожалению, ее сомкнутые полные бедра и колечки волос лобка полностью скрывали ее. Решившись, я осторожно положил свою руку ей на грудь. Ира часто начала дышать, словно ей не хватало воздуха. У меня во рту все пересохло. Осторожно помял ее грудь, слегка погладил соски. Я словно исследовал ее. Я действительно был первооткрывателем. Все происходило в полной тишине. Моя рука скользнула низ, и легла на нежный и шелковистый, светло рыжеватый «мох» лобка. Ни одна мужская рука еще не ложилась на него. Осторожно попытался пальчик просунуть дальше внутрь. Сжатые бедра немного раздвинулись. И наконец я увидел, то о чем мечтал в своих снах — бледные, маленькие, слегка сморщенные розовые губки «красавицы». Ирина продолжала также неподвижно лежать с закрытыми глазами. Только легкий румянец на щеках, выдавал ее волнение. Я попытался просунуть пальчик дальше в щелку «красавицы». Внутри было влажно. Неожиданно вздрогнув, Ира остановила мой пальчик: — Больно… Попытайся милый зайти САМ… — она не смогла выговорить слово ЧЛЕН. Мой член уже перевозбудившись, подрагивал от нетерпенья. Я осторожно лег сверху на ее прохладное тело. Раздвинув ноги, жена, вся дрожа, не открывая глаз попросила: — Сереженька, войди в меня… Я никогда не забуду то ощущение, какое передалось мне, по мере того, как мой член чуть, чуть вскользнул в нее. Словно я весь переместился на кончик его головки. Я просто физически ощутил, как он скользнув по клитору, впервые раздвигает девственные губы, продвигаясь вглубь. Ирина часто задышала. Видно, что ее это тоже возбуждало и ей хорошо. Руки обвились вокруг моей шеи. Наши губы слились в поцелуе. Член продвинулся еще немного, и, я ясно это почувствовал, уперся во что-то. В этот момент Ирина вздрогнула, слегка вскрикнув от боли. — Больно… Я замер. В голове метнулась мысль — что делать? Я растерялся. Двинулся было назад. Но Супруга придержала меня: — Серенький, стой, не выходи… Осторожно, без рывков, пробуй двигаться дальше… Только медленно… Прошу тебя… Медленно… — последнее слово она произнесла буквально по слогам. Под эту просьбу, я весь, мгновенно вспотев от напряжения и боясь доставить жене боль, попробовал протиснуть член дальше. Но он постоянно упирался в преграду, вызывая стон у жены. — Милый давай я попробую сама. Ирина положила руки мне на зад и осторожно, очень медленно, контролируя свою боль, начала давить его на себя. Неожиданно я почувствовал, как мешавшая мне внутри преграда стала раздаваться в стороны. А член протискивается сквозь нее внутрь. Ирина только слегка стонала, сжимая губы. На лбу у нее вступила испарина. Слышалось слабое: — Ммм… мм… ммм… Наконец, разрываясь целка скользнула вдоль всего члена, и он провалился по самые яйца в «красавицу». От неожиданности мы оба остановились. Я попытался двинуть его назад и снова вперед, но Ирина остановила, попросив: — Сережа, дай немного передохну. Через минуту. — Сережа, ну что-же ты… Я начал вгонять член в жену сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Сначала Ира закусывала губы, но по мере ускорения моих движений, ее лицо стало расслабляться. Вдруг мышцы ее «красавицы» сжали мой член с такой силой, что я ощутил небольшую боль. — Серенький сильнее, сильнее… милый… ну сильнее… Ирина неожиданно стала кусать меня за плечо — она кончала, часто целуя меня: — Серенький, Серенький мне никогда так не было хорошо… никогда… милый… любимый… С этими словами мой член взорвался, выстрелив в нее, все, что я накопил за месяцы дружбы и любви с ней. Лишь только тот, кому посчастливилось самому «раскупорить» любимую женщину, поймет, сколько гордости доставили мне эти слова супруги. В медовый месяц оргазм она испытывала по нескольку раз в день. Я спросил жену: — Ириш, ты будешь меня любить всегда? — Да Серенький только тебя. Я буду тебе верной женой, самой верной… … И вот сейчас я верчу в руках пачку презервативов. Вот так верная жена. А почему нет? Разве я сам был всегда ей верен? Как не тяжко было на сердце, решил забыть о находке — сам частично виноват, не надо было жену оставлять так долго одну. Вернул пачку на место. … К вечеру она исчезла.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Верная жена

Мне 24 года и совсем недавно я вышла замуж. Но считаю, что даже выйдя замуж, нельзя забывать своих подруг и отдаляться от их забот. На прошлой недели одна из моих подружек, Катя, поругалась со своим мальчиком. Мы решили пойти в бар, чтобы помочь Кате немного забыть свои проблемы. Мы заходили в несколько ночных клубов прежде, чем остановили свой выбор на одном из них. Нас было человек десять девочек. Конечно же, мы привлекли внимание всех мужчин, сидящих в баре. Я люблю немного пофлиртовать, но, с другой стороны, я люблю своего мужа. Поэтому я не проявляла большого энтузиазма, когда кто-то из мужчин пытался подкадриться ко мне. Но вот некоторым из моих подруг такое внимание мужчин пришлось явно по душе! Около половины второго ночи пятеро девочек засобирались домой. Мы вышли проводить их, посадили в такси и вернулись в клуб, чтобы немного потанцевать. Очень скоро многие посетители разошлись по домам, а мы продолжали веселиться. Каждая из нас познакомилась с привлекательным мужчиной, который был её постоянным партнёром в танцах. Моего партнёра звали Гришей. Прикосновения его тела и ласковые слова, которые он нашёптывал мне во время танца, заставили меня забыть на время о своих чувствах к мужу. Что же в этом такого ужасного! Но к трём часам мы совсем потеряли голову. Когда ребята предложили поехать к одному из них домой, чтобы ещё немного выпить, мы воскликнули, что это чудесная идея. Одиннадцать человек (пять девочек и шесть ребят) дружно ввалились в большую квартиру. Очень скоро мы опять оказались разделёнными по парам, таким же, какие образовались в клубе. Мы сидели во всех концах гостиной. Каждая девочка во всю целовалась со своим избранником. Не считая Кати. У неё было два поклонника! Когда я оторвалась на секунду от поцелуев с Гришей и взглянула вокруг, то поняла, что обстановка вышла из-под контроля. Одна из моих подруг, Лиза, уже ласкала член своего партнёра. Её рука скользила вверх и вниз вдоль его органа. Вита сняла кофточку, выставив на показ груди. А один из катиных мальчиков шарил рукой под её юбкой. Вечеринка перешла в сексуальную оргию! Я взглянула на Гришу и сказала: — Я не против того, что здесь происходит. Но мне самой не хочется заходить так далеко. Я замужем. Ты понимаешь? Он улыбнулся и прошептал мне в самое ухо: — Это просто замечательно! Я только хочу сделать тебе одну вещь, если ты не возражаешь. Потом он сполз с софы, сел передо мной на колени и стал снимать с меня колготки. Несмотря на все мои благие намерения, у меня перехватило дыхание. Я подняла бёдра, чтобы помочь ему раздеть меня. Затем он раздвинул мне ноги и, не говоря ни слова, стал целовать мою писю! Это было фантастикой! У меня там всегда чисто выбрито, потому что мой муж очень любит, когда я вся гладкая. От прикосновений гришиного языка я совсем потеряла голову. Закрыв глаза, начала немного постанывать. Открыть глаза меня заставил чей-то голос: — Посмотрите на Катю, она же сейчас подавиться! То, что я увидела, было поразительно! Катя находилась ровно посередине гостиной, абсолютно голая, не считая туфель и тоненьких гольф. Она занималась миньетом с мальчиком, обладателем огромнейшего члена. Я могла видеть, как напрягается её горло, когда она заглатывает член своего партнёра, прикасаясь губами прямо к его основанию и зарываясь в кустик волос. Сзади другой мальчик гладил руками её приподнятую попку. В то время, как я наблюдала за ней, он раздвинул её половые губки, обнажив влажные внутренности. Свободной рукой Катя гладила его тонкий и короткий член, направляя его внутрь себя. Затем Катя застонала и задвигала бёдрами, стараясь захватить весь его орган. Напротив меня сидела другая девочка, Маша. Она находилась в том же положении, что и я. Партнёр целовал ей клитор, а она наблюдала за действиями Кати. Справа от меня Лиза и её любовник наблюдали за происходящим. Но она массировала рукой его отвердевший член, а его большой палец ласкал ей клитор. Слева были Вита и огромный мужчина. Вита лежала под ним. Её ноги только мелькали в воздухе в то время, как партнёр старательно трахал её. Но вот Катя, очевидно, хотела получить как можно больше от сегодняшней ночи. Оторвавшись на секунду от своего мальчика и оглянувшись вокруг, она проговорила: — Я хочу больше членов! Гриша поднял голову и обратился ко мне: — Извини, меня зовут! — поспешив присоединиться к остальным мужчинам, которые устремились к Кате, перевернув её на спину. Гриша сел на колени над Катей. Она, соединив свои большие груди, сделала туннель для его члена, который, по моим наблюдениям, был самым большим из всех мужчин. Он стал трахать её груди, в то время как остальные были заняты катиным ртом и писей. Я совсем с ума сошла! Мне хотелось, чтобы со мной делали тоже самое, но мысль о муже не оставляла меня. Лиза тоже, видимо не смогла противостоять соблазну, забыв о своём постоянном любовнике. Молча она сползла на пол, встала на все четыре конечности и высоко выставила попку. Ей повезло, так как её мальчику не пришлось ничего говорить. Он тут же пристроился к ней сзади и ввёл свой член как можно глубже. Его толчки были такими сильными, что постепенно придвинули Лизу прямо к месту, где налаждалась Катя. Лиза кончила, находясь только в нескольких сантиметрах от катиной попки. Мальчики, которые трахали Катю, стали кончать один за другим. Гришина струя облила груди и живот моей подружки. Но она всё ещё не была удовлетворена. Освободившись от члена, находящегося во рту, она произнесла: — Ещё! Я хочу трахаться ещё! Кто-нибудь! Я хочу снова кончить! Учитывая, сколько раз уже она кончила, это было просто невероятно! Но машин мальчик обрадовался такой ненасытности. Развернув Катю, он поставил её на четвереньки и начал своё дело. Другой приблизился к лицу жаждующей девочки. Затем наступил момент, когда, все, казалось, кончали разом. Вита кричала: — Боже, это конец! Сильнее, сильнее! — обнимая ногами своего партнёра, в то время как тот освобождался от струи спермы, направляя её прямо вглубь Виты. Два мальчика, которые были с Катей, почти одновременно отстранились от неё. Один из них кончил в её влагалище, другой обливал струёй груди. Сперма струилась по телу Лизы, а она в это время стонала: — Так, так! Облей меня ещё. Я тоже кончаю! Общая обстановка была невероятной. Я никогда не была в такой ситуации. И я готова была кусать себе локти. Ведь все, исключая меня и Машу, имели королевский секс! Я теребила своё влагалище и сейчас почувствовала, как тело переполняется соками и я близка к тому, чтобы кончить. Посмотрев на Машу, я увидела, что она делает тоже самое. Затем она заговорила: — Я знаю, что Аня не хочет трахаться из-за мужа. — Голос был обращён ко мне, но я очень не хотела, чтобы она объясняла это вслух. — Я чувствую то же самое, но мне пришла интересная идея. Пусть все мальчики соберутся вокруг софы. Сейчас вы увидете представление! Произнеся это, она взяла меня за руку и посадила на софу. Мы обе были практически голые. На мне были носки и лифчик, а машина последняя одежда была снята ещё в начале оргии. Она положила меня, запрокинув одну мою руку под голову и широко раздвинула мне ноги. Сама легла с противоположной стороны, так, что голова каждой из нас приходилась на уровне бёдер другой. Наши писи соприкасались. — Окей, мальчики, смотрите, что будет дальше, — сказала она. Шесть мужчин немедленно собрались вокруг нас. Они все только что кончили, но сейчас их члены стали вновь наливаться силой. — Аня, открой свою писеньку так, чтобы мальчики могли её видеть. Я сделаю то же самое, — командовала Маша. Я раздвинула половые губы так, чтобы все могли видеть мои розовые внутренности. — А сейчас засунь туда два пальца, — продолжались наставления. Я подчинилась и даже добавила третий, мне ведь так хотелось испытать чувство наполнения. — Сейчас другой рукой массируй клитор. Я могла чувствовать, что она делает тоже самое. Иногда наши пальцы соприкосались. А иногда она двигала попкой так, чтобы задеть мою. — Сейчас, мальчики, вы должны мастурбировать над нами. — дыхание Маши стало немного прерывистым. — Я хочу, чтобы вы облили нас своей спермой. В акой ситуации каждому из нас не понадобилось слишком много времени. Буквально через минуту я уже была на седьмом небе, мастурбируя себя со всех сил. Прямо надо мной стояли горизонтально шесть членов, а шесть мошонок напряглись от напряжения. — Боже, Маша, — простонала я, — это конец! — Не останавливайся! — приказала подруга. — Я кончаю, о, Господи, мальчики! поливайте нас, пока мы не остановимя! Кончайте на нас! Над нами полилась струя спермы одного из мужчин, через несколько минут — другого. Горячая сперма попадала то на меня, то на машины груди, живот, бёдра… Мы усиленно мастурбировали руками, соединив наши писи в тот момент, как обе кончали. Немного спустя нам всем захотелось разойтись. На улице уже светало. Мы в полном молчании шли по домам. Я была довольна, что я не принадлежала никому, кроме мужа. Я не возражала, чтобы он тоже немного позабавился, не входя внутрь какой-нибудь девчонки. Теперь я знаю, что можно получить огромное удовольствие без всякого траханья!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх