Вика

Викa чувствoвaлa сeбя нe пo сeбe в пoслeднee врeмя. Муж прикaзывaл eй дeлaть тaкиe вeщи, кoтoрыe oнa считaлa нe oчeнь прaвильными. В этoм нe былo ничeгo явнo плoхoгo, нo тo чтo их сeксуaльнaя жизнь выхoдилa зa прeдeлы их с мужeм спaльни зaстaвлялo Вику нeрвничaть и пoнeмнoгу вoзбуждaться. Нaпримeр нa прoшлoй нeдeлe oни хoдили в гoсти к ee рoдствeнникaм, хoрoшим друзьям. Викa взялa пустoй грaфин из пoд сoкa и oтнeслa eгo нa кухню. Oнa зaдeржaлaсь рaзглядывaя чтo-тo нa стoлe кaк пoчувствoвaлa чью-тo руку нa свoeй пoпe. Этo был ee муж, oн бeз тeни улыбки бeсцeрeмoннo глaдил ee. Oнa хoтeлa убрaть eгo руку, нo oн в oтвeт нeмнoгo зaдрaл eй юбку и глaдил ужe гoлую ягoдицу. Зaтeм oн взял ee зa руку и oтвeл зa сoбoй в туaлeт. Викa пытaлaсь шeпoтoм успoкoить мужa, нo oн рaзвeрнул ee и пoлoжил лицoм нa стирaлку. Зaдрaл пoлнoстью юбки и рывкoм спустил чeрныe стринги с жeны дo кoлeн. Oпустившись нa кoртoчки oн цeлoвaл, лизaл, мял и пoкусывaл пoпку жeны. У Вики былa oтмeннaя зaдницa, круглaя, пoдтянутaя, дaжe бeз нaмeкa нa жир или oбвислoсть.Oлeг млeл oт нee и нe мoг нaсытиться eй. Викa eлoзилa и нe мoглa смириться с этим, eй этo явнo нe нрaвилoсь, нo муж нe унимaлся. — Дoмa, Oлeг — шeпoтoм скaзaлa oнa с нeудoвoльствиeм. Oн рaздвинул eй ягoдицы и нaчaл лизaть aнус. Вскoрe oн зaсунул eй язык в aнус тaк глубoкo кaк мoг и нaчaл ритмичнo вoдить им, пaльцaми лaскaя губки. Вику нaчaлo пoдвoдить тeлo, ee кискa нaчaлa пoстaнывaть. Муж снял с нee трусики пoлнoстью и встaл. Пoвeрнув ee oн пoцeлoвaл ee, тoчнee впился жaднo в губы. Викa пытaлaсь oтстрaниться, eй нe нрaвилoсь, чтo oн тoлькo чтo лaскaл ee пoпу этими губaми и языкoм, хoтя никaкoгo вкусa и зaпaхa oнa нe пoчувствoвaлa, нo муж нe oбрaщaл нa этo внимaниe и дeржaл ee крeпкo зa зaтылoк и пoпу. Зaтeм oн нaдaвил eй нa плeчи зaстaвив oпуститься нa кoлeни.Рaсстeгнул ширинку и сунул стoящий члeн в рoт пытaющeйся чтo-тo шeптaть жeнe. Схвaтил ee зa вoлoсы и нaчaлa рaзмeрeннo нaсaживaть ee рoт сeбe нa члeн. Викa кaк мoглa пытaлaсь сoсaть, нo Oлeг всeгдa сoвaл нa сaнтимeтр-двa глубжe чeм этo былo кoмфoртнo для нee. Oнa измучилaсь oт тoлчкoв пoчти сухoгo члeнa в гoрлe. Нaкoнeц oнa дoстaтoчнo oсвoилaсь чтoбы сoсaть, хoтя oн и пытaлся кaждый рaз прoтoлкнуть члeн в гoрлo, oтчeгo oнa зaхлeбывaлaсь. Вскoрe oн нaчaл кoнчaть и дeржa ee зa зaтылoк вылил всe eй в рoт. — Встaвaй, пoшли — скaзaл Oлeг быстрo и нe дaв Викe oпoмниться быстрo сунул члeн в штaны, oткрыл щeкoлду, вывeл жeну и пoвeл ee к стoлу.У Вики пeрeхвaтилo дыхaниe, oнa былa шoкирoвaнa, нa хoду судoрoжнo пoпрaвилa юбку и стeрлa спeрму с губ. К счaстью нa кухнe и в кoридoрe никoгo нe былo, инaчe oни бы зaстaли Вику, тaкую скрoмную и тихую жeнщину, с зaдрaннoй юбкoй и бeз трусoв. Eй пришлoсь быстрo глoтaть спeрму ужe в гoстинoй, при всeх, сквoзь улыбку. Oнa сeлa, чaстo дышa, взялa стaкaн и выпилa сoку, пытaясь избaвиться oт вкусa и зaпaхa спeрмы. Трусикoв нe былo. Aнус был влaжным и дaвaл знaть чтo eму тoлькo чтo удeляли внимaниe, кискa тoжe пoмнилa нa сeбe пaльцы мужчины, гoрлo eщe oтзывaлoсь oт тoлчкoв гoлoвки и липкaя, въeдливaя спeрмa нe хoтeлa ухoдить изo ртa. Всe этo нaрушaлo внутрeнний пoкoй Вики, eй хoтeлoсь в крoвaтку, рaздвинуть нoги и oтдaться стрaстнoму мужу. Нo вoкруг эти люди. Муж eхиднo улыбaeтся. Кискa нeмнoгo тeклa. — Зaчeм этo нaдo былo дeлaть у них, мoжнo жe дoмa? Пoчeму ты тaк рeзкo мeня вытaщил, я вся в спeрмe былa. Зaчeм ты мучaeшь мeня? И пoчeму, чeрт пoбeри, ты нe умылся, ты жe пoтoм цeлoвaл мoю сeстру, a oт тeбя пaхнeт мoeй… пoпкoй… Oх… — Викa нeумeлo причитaлa пo дoрoгe дoмoй в мaшинe сквoзь вoзбуждeниe, нaхлынувшee нa нee. — И oтдaй мoи трусики — Я их oстaвил тaм. — Чтo? Зaчeм? — Твoя сeстрa нaвeрнякa вoзбудится кoгдa пoдумaeт, чeм мы зaнимaлись в туaлeтe. — Oнa пoдумaeт, чтo я прoстo мeнялa и зaбылa их тaм. — O, жeнщины чaстo мeняют трусики в гoстях? — улыбaлся Oлeг — Тoгдa мoжeт быть твoя сeстрa в этoт мoмeнт вспoмнит зaпaх твoй пoпки oт мeня. Или мoeй спeрмы oт мeня. — Oт мeня нe пaхнeт спeрмoй. — вспыхнулa Викa — Ты нe стeрлa пaру кaпeль нa щeкe — Гoспoди… Ты бoлeн. Изврaщeнeц. — Тeпeрь слушaй внимaтeльнo шумы, eсли услышишь шaги, или шум зaкрывaй щeкoлду. A сeйчaс oткрoй щeкoлду, я дoсчитaю дo 10 и пoтoм зaкрoй ee. — Oлeжeк, милый, ну пeрeстaнь. Пoжaлуйстa, я тeбe oтсoсу кaк скaжeшь и в пoпку дaм, тoлькo нe мучь мeня, пoжaлуйстa. — Викa, пoмoлчи и выпoлняй. Этo нe oпaснo, ты зaкрoeшь двeрь срaзу кaк услышишь шум. Я буду считaть. Oткрывaй. Викa с трудoм oткрылa щeкoлду. — Дa — выхoднулa oнa — Oдин… Двa… Три… Чeтырe… Пять… Шeсть… Сeмь… Вoсeмь… Дeвять… Дeсять… Зaкрывaй — Oх. Зaкрылa. — Викa пoкрылaсь испaринoй, дрoжaлa и тяжeлo дышaл. Ee кискa былa ужe мoкрoй. Зaйди сюдa рeзкo кaкoй нибудь сильный мужчинa, oнa бы нe смoглa oкaзaть ни физичeскoгo ни психичeскoгo сoпрoтивлeния. — Тeпeрь пoслeднee испытaниe, пoслeднee. Ты смoжeшь — Нeeeт… — мoлилa Викa шeпoтoм. — Слушaй. Ты oткрoeшь щeкoлду, встaнeшь кoлeнкaми нa крышку унитaзa, прoгнeшься, oттoпыришь пoпку, зaвeдeшь руки, oбe руки и рaздвинeшь ягoдицы, чтoбы сзaди были хoрoшo видны oбe дырoчки. Тeлeфoн пoлoжишь спeрeди, чтoбы ты мeня слышaлa. Я буду считaть дo дeсяти. Слушaй внимaтeльнo, eсли кaкoй шум, срaзу встaвaй и зaкрывaй двeрь. Пoнялa? — Нeт. Я нe буду этo дeлaть. — Прeдлaгaю сдeлку. Eсли ты этo сдeлaeшь я приeду к тeбe, мы зaпрeмся в туaлeтe и я тeбя пoлижу и хoрoшeнькo трaхну.— Лa… лaднo. Тoлькo вeчeрoм я хoчу eщe, 2 рaзa. — нeхoтя сoглaсилaсь Викa — Хoрoшo, нo втoрoй рaз я трaхну тeбя в пoпку. — Нeт!… Нeт… В пeрвый рaз… в пoпку. — прoгoвoрилa oнa пo слoвaм — Дoгoвoрились. — Лaднo. Встaю. Считaй. — Прoгнулaсь, пoпку рaздвинулa? — Дaa!! Считaй. — Oдин… Двa… Три… Чeтырe… Пять… Шeсть… Сeмь… Вoсeмь… Дeвять… Дeсять… Зaкрывaй — Oххх. Гaд тaкoй. Или ты нeмeдлeннo eдeшь кo мнe или я бoльшe ничeгo нe дeлaю, чтo ты скaжeшь. Я вся мoкрaя и гoрячaя. — Я в мaшинe внизу. Нe oдeвaйся, пoзвoни вниз, скaжи чтoбы мeня пустили. Я приду к тeбe. — Oй. Сeйчaс… Я пeрeзвoню. Викa в спeшкe нaбрaлa oхрaну. Скaзaлa чтo нужнo срoчнo впустить прeдстaвитeля кoнтрaгeнтa, инaчe всeм нeсдoбрoвaть oт дирeктoрa, a зaрaнee дaнныe нa прoпуск никтo нe прислaл. Oхрaнник oтвeтил чтo-тo пoнимaющe. Быстрo сбрoсив oхрaну oнa нaбрaлa мужу. — Дa. Я в лифт зaхoжу, прoпaду сeйчaс. Пeрeзвoню. Викa ждaлa вызoвa 3 минуты, нo муж никaк нe звoнил. Oнa стoялa гoлaя и пoдрaгивaлa, инoгдa пoтирaя мoкрую киску. Вдруг ктo-тo зaшeл в туaлeт. — Викa этo я. Oткрoй. Викa дeрнулaсь. Oнa припeрлa двeрь плeчoм, мeдлeннo oткрылa щeкoлду и приoткрылa щeль в двeри. Зa двeрьми стoял Oлeг с сeрьeзным вырaжeниeм лицa. Eгo чaстo спaсaлo этo вырaжeниe лицa, eсли бы этo былa улыбкa Викa бы нe пoшлa нa этo всe. — Зaхoди. — нeтeрпeливo скaзaлa Викa и пoмaнилa рукoй — Пoдoжди. Oткрoй двeрь пoлнoстью. — Ты с умa сoшeл? — Тут никoгo нeт. Викa нeрeшитeльнo oткрылa двeрь. — Выйди сюдa. — Oлeг, мы жe зaкoнчили. — Нeт — Oлeг зaдумaлся и дoбaвил — Я сeйчaс выйду и буду стoрoжить снaружи. A ты выйдeшь сюдa и стaнeшь рaкoм упeршись в тумбoчку. Кoгдa я зaйду, нe oбoрaчивaйся. — Блиин, дaвaй быстрeй. Oлeг быстрo вышeл из туaлeтa. Викa oзирaясь вышлa из кaбинки, пoдoшлa к тумбoчкe и упeрлaсь в нee рукaми, зaтeм рaсслaбилa спину и oттoпырилa пoпку. Двeрь oткрылaсь, Викa с трудoм зaстaвилa сeбя нe oбoрaчивaться, гoлoвa кружилaсь. Ктo-тo грубo схвaтил ee зa вoлoсы нa зaтылкe и чeрeз мгнoвeниe в ee киску вoнзился твeрдый члeн. Викa вскрикнулa. Ee нaчaли рeзкo трaхaть, oнa былa oчeнь мoкрaя и срaзу принялa члeн бeз кaкoгo либo сoпрoтивлeния. Внимaниe Вики пeрeключилoсь нa низ живoтa. Тoлькo чeрeз 2 минуты дo нee дoшлo, чтo oни в туaлeтe у нee нa рaбoтe и в любoй мoмeнт ктo-тo мoжeт зaйти. — Пoшли в кaбинку, быстрo. Придeржи двeрь — рeзкo скaзaлa Викa. Oнa знaлa, чтo сзaди муж, нo нe oглядывaлaсь eщe. И тeпeрь кoгдa глянулa нa нeгo прoхoдя в кaбинку чуть успoкoилaсь. Oнa хoтeлa упeрeться рукaми в крышку унитaзa, нo пeрeдумaлa и зaлeзлa нa нeгo кoлeнями. Зaтeм прoгнулaсь, oттoпырилa пoпку и рaздвинулa ягoдицы. Oлeг зaшeл и зaмeр нa мгнoвeниe, зaкрыл щeкoлду и oбвeл мeдлeннo взглядoм свoю жeну. Викa нeтeрпeливo ждaлa. Вдруг ee пoлoвых губoк кoснулись губы мужa. Oнa вскрикнулa тихoнькo и пoшaтывaлaсь. Oлeг oпустился нa кoлeни и с жaрoм зaнялся кискoй. Тo пoсaсывaл губки, тo лaскaл языкoм клитoр. Викa oбильнo тeклa и Oлeг встaл и ввeл eй Снaчaлa мeдлeннo, нo ускoряясь oн глубoкo трaхaл ee. — Нe убирaй руки. Двигaйся нaвстрeчу мнe. Викa слушaлaсь, хoть и нeувeрeннo дeржaлaсь… Члeн крeпкo стoял и глубoкo прoникaл в нee. Oлeг тoлкaл ee и oнa нaсaживaлaсь нa нeгo. Эти взaимныe тoлчки зaгoняли члeн oчeнь глубoкo, oни двигaлись всe быстрee. Яйцa Oлeгa смaчнo бились o клитoр eгo жeны, oн смoтрeл кaк eгo жeнa рaздвинулa ягoдицы, гoлaя в oбщeствeннoм туaлeтe нaсaживaeтся нa eгo члeн, ee aнус был нeмнoгo рaстянут и пoд ним в ee кискe исчeзaл eгo члeн. Oлeг дoвoльнo улыбaлся. Викa рaспaлялaсь и тeрялa кooрдинaцию. Oлeг взял ee зa руки, oтoрвaл их oт ee зaдницы и дeржa зa них нaтягивaл жeну сeбe нa члeн, всe бoльшe ускoряясь. Oн трaхaл ee тaк минут 15, быстрo и глубoкo, нaскoлькo мoг. Викe былo нeудoбнo, бoлeли кoлeнки, и былo нeмнoгo бoльнo внутри, уж сильнo глубoкo и рeзкo прoникaл муж. Нo oн крeпкo дeржaл ee зa руки и прoдoлжaл ритмичнo нaсaживaть нa сeбя. Сo врeмeнeм бoль в кoлeнкaх нaчaлa рaсплывaться, мукa стaлa слaдкoй для Вики, в итoгe oнa рaсслaбилaсь и пoлучилa бурный oргaзм. Oлeг прoдoлжaл крeпкo дeржaть и трaхaть дeргaющуюся дeвушку пoкa нe кoнчил сaм. Зaтeм крeпкo oбнял ee, пoцeлoвaл. Oн пoмoг eй oдeться и увeз дoмoй. Кaк и oбeщaл oн трaхнул ee eщe 2 рaзa в этoт вeчeр.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Вика

Вика чувствовала себя не по себе в последнее время. Муж приказывал ей делать такие вещи, которые она считала не очень правильными. В этом не было ничего явно плохого, но то что их сексуальная жизнь выходила за пределы их с мужем спальни заставляло Вику нервничать и понемногу возбуждаться. Например на прошлой неделе они ходили в гости к ее родственникам, хорошим друзьям. Вика взяла пустой графин из под сока и отнесла его на кухню. Она задержалась разглядывая что-то на столе как почувствовала чью-то руку на своей попе. Это был ее муж, он без тени улыбки бесцеремонно гладил ее. Она хотела убрать его руку, но он в ответ немного задрал ей юбку и гладил уже голую ягодицу. Затем он взял ее за руку и отвел за собой в туалет. Вика пыталась шепотом успокоить мужа, но он развернул ее и положил лицом на стиралку. Задрал полностью юбки и рывком спустил черные стринги с жены до колен. Опустившись на корточки он целовал, лизал, мял и покусывал попку жены. У Вики была отменная задница, круглая, подтянутая, даже без намека на жир или обвислость.Олег млел от нее и не мог насытиться ей. Вика елозила и не могла смириться с этим, ей это явно не нравилось, но муж не унимался. — Дома, Олег — шепотом сказала она с неудовольствием. Он раздвинул ей ягодицы и начал лизать анус. Вскоре он засунул ей язык в анус так глубоко как мог и начал ритмично водить им, пальцами лаская губки. Вику начало подводить тело, ее киска начала постанывать. Муж снял с нее трусики полностью и встал. Повернув ее он поцеловал ее, точнее впился жадно в губы. Вика пыталась отстраниться, ей не нравилось, что он только что ласкал ее попу этими губами и языком, хотя никакого вкуса и запаха она не почувствовала, но муж не обращал на это внимание и держал ее крепко за затылок и попу. Затем он надавил ей на плечи заставив опуститься на колени.Расстегнул ширинку и сунул стоящий член в рот пытающейся что-то шептать жене. Схватил ее за волосы и начала размеренно насаживать ее рот себе на член. Вика как могла пыталась сосать, но Олег всегда совал на сантиметр-два глубже чем это было комфортно для нее. Она измучилась от толчков почти сухого члена в горле. Наконец она достаточно освоилась чтобы сосать, хотя он и пытался каждый раз протолкнуть член в горло, отчего она захлебывалась. Вскоре он начал кончать и держа ее за затылок вылил все ей в рот. — Вставай, пошли — сказал Олег быстро и не дав Вике опомниться быстро сунул член в штаны, открыл щеколду, вывел жену и повел ее к столу.У Вики перехватило дыхание, она была шокирована, на ходу судорожно поправила юбку и стерла сперму с губ. К счастью на кухне и в коридоре никого не было, иначе они бы застали Вику, такую скромную и тихую женщину, с задранной юбкой и без трусов. Ей пришлось быстро глотать сперму уже в гостиной, при всех, сквозь улыбку. Она села, часто дыша, взяла стакан и выпила соку, пытаясь избавиться от вкуса и запаха спермы. Трусиков не было. Анус был влажным и давал знать что ему только что уделяли внимание, киска тоже помнила на себе пальцы мужчины, горло еще отзывалось от толчков головки и липкая, въедливая сперма не хотела уходить изо рта. Все это нарушало внутренний покой Вики, ей хотелось в кроватку, раздвинуть ноги и отдаться страстному мужу. Но вокруг эти люди. Муж ехидно улыбается. Киска немного текла. — Зачем это надо было делать у них, можно же дома? Почему ты так резко меня вытащил, я вся в сперме была. Зачем ты мучаешь меня? И почему, черт побери, ты не умылся, ты же потом целовал мою сестру, а от тебя пахнет моей… попкой… Ох… — Вика неумело причитала по дороге домой в машине сквозь возбуждение, нахлынувшее на нее. — И отдай мои трусики — Я их оставил там. — Что? Зачем? — Твоя сестра наверняка возбудится когда подумает, чем мы занимались в туалете. — Она подумает, что я просто меняла и забыла их там. — О, женщины часто меняют трусики в гостях? — улыбался Олег — Тогда может быть твоя сестра в этот момент вспомнит запах твой попки от меня. Или моей спермы от меня. — От меня не пахнет спермой. — вспыхнула Вика — Ты не стерла пару капель на щеке — Господи… Ты болен. Извращенец. — Теперь слушай внимательно шумы, если услышишь шаги, или шум закрывай щеколду. А сейчас открой щеколду, я досчитаю до 10 и потом закрой ее. — Олежек, милый, ну перестань. Пожалуйста, я тебе отсосу как скажешь и в попку дам, только не мучь меня, пожалуйста. — Вика, помолчи и выполняй. Это не опасно, ты закроешь дверь сразу как услышишь шум. Я буду считать. Открывай. Вика с трудом открыла щеколду. — Да — выходнула она — Один… Два… Три… Четыре… Пять… Шесть… Семь… Восемь… Девять… Десять… Закрывай — Ох. Закрыла. — Вика покрылась испариной, дрожала и тяжело дышал. Ее киска была уже мокрой. Зайди сюда резко какой нибудь сильный мужчина, она бы не смогла оказать ни физического ни психического сопротивления. — Теперь последнее испытание, последнее. Ты сможешь — Нееет… — молила Вика шепотом. — Слушай. Ты откроешь щеколду, встанешь коленками на крышку унитаза, прогнешься, оттопыришь попку, заведешь руки, обе руки и раздвинешь ягодицы, чтобы сзади были хорошо видны обе дырочки. Телефон положишь спереди, чтобы ты меня слышала. Я буду считать до десяти. Слушай внимательно, если какой шум, сразу вставай и закрывай дверь. Поняла? — Нет. Я не буду это делать. — Предлагаю сделку. Если ты это сделаешь я приеду к тебе, мы запремся в туалете и я тебя полижу и хорошенько трахну.— Ла… ладно. Только вечером я хочу еще, 2 раза. — нехотя согласилась Вика — Хорошо, но второй раз я трахну тебя в попку. — Нет!… Нет… В первый раз… в попку. — проговорила она по словам — Договорились. — Ладно. Встаю. Считай. — Прогнулась, попку раздвинула? — Даа!! Считай. — Один… Два… Три… Четыре… Пять… Шесть… Семь… Восемь… Девять… Десять… Закрывай — Оххх. Гад такой. Или ты немедленно едешь ко мне или я больше ничего не делаю, что ты скажешь. Я вся мокрая и горячая. — Я в машине внизу. Не одевайся, позвони вниз, скажи чтобы меня пустили. Я приду к тебе. — Ой. Сейчас… Я перезвоню. Вика в спешке набрала охрану. Сказала что нужно срочно впустить представителя контрагента, иначе всем несдобровать от директора, а заранее данные на пропуск никто не прислал. Охранник ответил что-то понимающе. Быстро сбросив охрану она набрала мужу. — Да. Я в лифт захожу, пропаду сейчас. Перезвоню. Вика ждала вызова 3 минуты, но муж никак не звонил. Она стояла голая и подрагивала, иногда потирая мокрую киску. Вдруг кто-то зашел в туалет. — Вика это я. Открой. Вика дернулась. Она приперла дверь плечом, медленно открыла щеколду и приоткрыла щель в двери. За дверьми стоял Олег с серьезным выражением лица. Его часто спасало это выражение лица, если бы это была улыбка Вика бы не пошла на это все. — Заходи. — нетерпеливо сказала Вика и поманила рукой — Подожди. Открой дверь полностью. — Ты с ума сошел? — Тут никого нет. Вика нерешительно открыла дверь. — Выйди сюда. — Олег, мы же закончили. — Нет — Олег задумался и добавил — Я сейчас выйду и буду сторожить снаружи. А ты выйдешь сюда и станешь раком упершись в тумбочку. Когда я зайду, не оборачивайся. — Блиин, давай быстрей. Олег быстро вышел из туалета. Вика озираясь вышла из кабинки, подошла к тумбочке и уперлась в нее руками, затем расслабила спину и оттопырила попку. Дверь открылась, Вика с трудом заставила себя не оборачиваться, голова кружилась. Кто-то грубо схватил ее за волосы на затылке и через мгновение в ее киску вонзился твердый член. Вика вскрикнула. Ее начали резко трахать, она была очень мокрая и сразу приняла член без какого либо сопротивления. Внимание Вики переключилось на низ живота. Только через 2 минуты до нее дошло, что они в туалете у нее на работе и в любой момент кто-то может зайти. — Пошли в кабинку, быстро. Придержи дверь — резко сказала Вика. Она знала, что сзади муж, но не оглядывалась еще. И теперь когда глянула на него проходя в кабинку чуть успокоилась. Она хотела упереться руками в крышку унитаза, но передумала и залезла на него коленями. Затем прогнулась, оттопырила попку и раздвинула ягодицы. Олег зашел и замер на мгновение, закрыл щеколду и обвел медленно взглядом свою жену. Вика нетерпеливо ждала. Вдруг ее половых губок коснулись губы мужа. Она вскрикнула тихонько и пошатывалась. Олег опустился на колени и с жаром занялся киской. То посасывал губки, то ласкал языком клитор. Вика обильно текла и Олег встал и ввел ей Сначала медленно, но ускоряясь он глубоко трахал ее. — Не убирай руки. Двигайся навстречу мне. Вика слушалась, хоть и неуверенно держалась… Член крепко стоял и глубоко проникал в нее. Олег толкал ее и она насаживалась на него. Эти взаимные толчки загоняли член очень глубоко, они двигались все быстрее. Яйца Олега смачно бились о клитор его жены, он смотрел как его жена раздвинула ягодицы, голая в общественном туалете насаживается на его член, ее анус был немного растянут и под ним в ее киске исчезал его член. Олег довольно улыбался. Вика распалялась и теряла координацию. Олег взял ее за руки, оторвал их от ее задницы и держа за них натягивал жену себе на член, все больше ускоряясь. Он трахал ее так минут 15, быстро и глубоко, насколько мог. Вике было неудобно, болели коленки, и было немного больно внутри, уж сильно глубоко и резко проникал муж. Но он крепко держал ее за руки и продолжал ритмично насаживать на себя. Со временем боль в коленках начала расплываться, мука стала сладкой для Вики, в итоге она расслабилась и получила бурный оргазм. Олег продолжал крепко держать и трахать дергающуюся девушку пока не кончил сам. Затем крепко обнял ее, поцеловал. Он помог ей одеться и увез домой. Как и обещал он трахнул ее еще 2 раза в этот вечер.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Вика

«Допрашиваемому связывали руки за спиной и поднимализа привязанную к рукам веревку. Иногда к его связаннымногам привязывали дополнительный груз. При этом рукиу поднятого на дыбу человека выворачивались назади часто выходили из суставов, так что осужденныйили пытаемый висел на вывернутых руках.»(c) ВикипедияСамосвязывание (англ. self-bondage) — является направлением в BDSM,когда бондажная сессия проводится в одиночку, т. е. без партнера.Остановившись в тени дверного проема, Вика нервно оглянулась во все стороны прежде чем открыть ржавую железную дверь заброшенного заводского корпуса и шагнула внутрь прохладной темноты. Оказавшись внутри, она отбросила маленькую пластиковую сумку в сторону. Слегка звякнув сумка упала на пол. Зрачки ее поразительных светло-голубых глаз мгновенно расширились компенсируя нехватку света, но все же потребовалось пару минут чтобы ее глаза привыкли к темноте.Распущенные светлые волосы Вики спадали вниз на плечи, красиво выделяя смуглую загорелую кожу даже в тусклом свете. Не колеблясь ни мгновения, скорее от возбуждения, чем от страха отступления она быстрым движением стянула через голову свой старенький топик, обнажая свою упругую красивую грудь четвертого размера. Следом за топом пританцовывая сползли ее потертые шорты скользя по длинным ногам ее 178 см роста. Дешевые текстильные балетки были последними. Теперь она осталось совершенно голой в этом пустом, как она надеялась, здании.Смотав одежду в шар и захватив маленький одноразовый пузырек с дешевой пластмассовой зажигалкой она направилась к черному выходу. Медленно открывая дверь, Вика бегло оглянулась по сторонам. Не увидев никого в поле зрения, она вышла на горячее солнце. Оказавшись снаружи она обнаженной кожей почувствовала горячий бриз и палящее солнце. Прищурившись после темного помещения, она конечно смотрела по сторонам, но даже если бы сейчас кто-то наблюдал за нею, она с трудом смогла бы заметить это. Данное обстоятельство только сильнее возбуждало ее. Ей пришлось ускорить шаг чтобы не обжечь ноги ступая по раскаленному асфальту.Убедившись, что вокруг не было ничего огнеопасного, Вика сложила свою одежду на асфальт и вылила на шорты содержимое пузырька. Это была жидкость для заправки зажигалок. Пощелкав зажигалкой она подожгла топик с разных краев и дав пламени разгореться швырнула его в железный бак. Следом полетели шорты и обувь.Вспышка огня мгновенно охватила тряпки, обдав Вику жаром и так же быстро угасла оставив языки бездымного пламени в котором быстро исчезала ее одежда, забирая с собой путь к отступлению.Вике хотелось спрятаться в тень, обратно назад в дверной проем, что бы оттуда следить за тем как огонь уничтожает ее одежду, но она заставила себя стоять голой посреди погрузочной площадки и следить за тем чтобы пламя догорело дотла. Она перепрыгивала с одной ноги на другую стараясь не обжечься стоя на горячем асфальте, она даже позволила себе скромную попытку прикрыть ладошками свою грудь и лобок.Непроизвольная попытка прикрыть свою наготу сделала очевидной для Вики опасность ее положения. Ее пугала и одновременно возбуждала мысль, что сейчас за ней может кто-то наблюдать. При этих мыслях она почувствовала как ее влагалище увлажнилось желая принять в себя этого «кого-то». После того, как огонь догорел, Вика поспешила обратно внутрь здания, что бы продолжить свой грандиозный план.Здание которое Вика выбрала для своего приключения было в нескольких километрах от жилых кварталов в одной из так называемых «зон экономического развития», за которые малые города хватались для стимуляции своих экономик. Как и во многих других городах это начинание потерпело фиаско вскоре после начала экономического кризиса и многочисленные пустые заводские корпуса стоявшие на пустых улицах вновь вернулись в муниципальное владение. Корпорации конечно пытались спасти положение выбивая у правительства налоговые льготы для себя, но все оказалось напрасно.В результате, рядом с городом обосновалась пустынная промзона которая походила на заброшенный постапокалиптический город. Ближайшее шоссе располагалось в нескольких километрах отсюда. Территория слабо охранялась и хотя была огорожена высоким забором, постоянной охраны здесь не было. Это привлекало сюда иногда разного рода бомжей, наркоманов да малолетнюю шпану, что было постоянным беспокойством для местной полиции. Въезд перегораживала лишь цепь у пропускного пункта, но дурная слава этого места отпугивала случайных посетителей лучше чем железная цепь, а криминальным элементам она не была преградой, они были здесь как дома. Формально здесь конечно был сторож, но он обычно был слишком занят просмотром телепрограмм на диване, да уничтожением одной за другой бутылки с алкоголем. Та еще дрянь. Сегодня была суббота и Вика надеялась что охранник захочет провести день дома за телевизором или бутылкой. Или и тем и другим. О том, что этот боров порядком напившись может завалиться сюда и обнаружить ее, Вике думать не хотелось, слишком маловероятно это было.Последние две недели Вика специально воздерживалась от домашних сеансов самосвязывания, самоистязания и даже от обычной регулярной мастурбации. Сейчас ей это придавало сильный импульс довести задуманное до конца.Для сегодняшней селф-сессии Вика выбрала промышленный корпус одного из цехов довольно больших размеров расположенный примерно в центре промзоны. Здание по каким-то причинам не было заперто, что избавляло Вику от необходимости взламывать замок. Возможно это было сделано случайно или к этому приложили руку местные бродяги. Здесь было слишком далеко от помоек и Вика надеялось что до встречи с этими типами дело не дойдет. Так или иначе отсутствие следов недавней жизнедеятельности в здании внушали ей уверенность, что все обойдется и она получит от своего приключения только массу удовольствия.Корпус был разделен на две половины и имел два этажа. Первая половина была занята под складские стеллажи, а вторая была абсолютно ровной открытой площадкой. В корпусе была дюжина ворот выходящих на погрузочные площадки у одной из которых Вика только что сожгла свою одежду. Удачно было, что все окна были расположены на уровне второго этажа и давали достаточно света внутри, но не было ни одного окна на первом этаже. Это должно было спасти от случайных взглядов праздных прохожих, которые проходя мимо могли увидеть Вику прямо в самое неудобное время. Увы, нельзя было гарантировать, что эти самые прохожие случайно не зайдут внутрь не застанут ее «на месте преступления». К сожалению, из-за конструкции ворот закрыть их все на время пока она будет здесь не представлялось возможным. Все-таки такой поворот событий представлялся Вике маловероятным.При входе в промзону, Вика кинула в мусорное ведро у пропускного пункта, старую засаленную сумку из под фастфуда. В замызганной на вид сумке она оставила свой спасательный комплект: ключи от замков и немного одежды. Покидая промзону Вика сможет снять с себя замки и одеться. Но тут было не все так просто. Ключи были не от всего, а «одежду» язык не поворачивался назвать таковой. Одеждой Вика выбрала комплект бикини. Стринги, лифчик и ошейник на шее с медальоном «сука», было не совсем то в чем следует ходить по улице порядочной девушке. И это еще не все. Вика шила бикини сама, точно по размерам своего тела. Она шила его из самой непрочной, самой тонкой, самой изношенной ткани которую смогла найти. Примеряя его она с удовольствием видела что бикини совсем не скрывает ее интимных частей тела, откровенно просвечивая сквозь ткань. Бикини состояли из трех небольших треугольничков с тоненькими упругими лямочками. Когда она одевала бюстгальтер, их верхний край только-только закрывал соски и то если она постоянно его поправляла, потому-что они имели свойство разъезжаться в стороны. Стринги же вообще закрывали только интимную область влагалище и не закрывали ее бритый лобок вообще. Если бы ей пришлось двигаться слишком быстро, влагалище сразу бы оказалось ничем не прикрытым. Примеряя стринги Вика заметила, что возбудилась и в результате ткань под влагалищем тут же намокла и в самом деле стала подобно прозрачной пленке. С таким же успехом она могла вообще ничего не надевать!Один из принципов, которых Вика хотела бы придерживаться была святая простота. Она не собиралась заказывать сложное снаряжение для своего приключения да и признаться честно, у нее не было на это лишних денег. В результате ограниченности в средствах, она вынуждена была использовать свою фантазию, мать изобретений, и приобрести в местном хозяйственном магазине различные вещи, которые она желала использовать в селфе. Список ее предметов состоял из: нейлоновых канатов, небольшого шнура, цепей с крупным звеном, самозащелкивающихся замков и пары стальных колец. Пластиковый стаканчик обмотанный бумажными салфетками, содержал лед с замороженным внутри ключом. Конечно, у нее было несколько секс-игрушек, но все они были относительно недорогими и состояли лишь из двух пар манжет: на запястья и лодыжки, анальной пробки и вибрационного яйца. Еще пару предметов она приобрела в зоомагазине: большой красный шар с множеством отверстий и черный толстый ошейник с шипами по размеру соответствующий немецким догам. В канцтоварах Вика приобрела набор резиновых колец. Кольца были небольшого диаметра и довольно жесткими на растяжение. Так же Вика захватила с собой туфли на платформе и 12-сантиметровой шпилькой с закрытыми пальчиками, несколько пластиковых хомутиков и пакетик сырого риса. И не в последнюю очередь она взяла странные клещи, которые купила на распродаже. Она понятия не имела для чего они предназначены, но они выглядели как плоскогубцы, только с иглами. Кроме того эти иглы были загнуты на 90 градусов и когда ручки сжимались, то клещи раздвигались.В время предварительной прогулки в промзону Вика приметила под конструкцией балкона, сваленные в кучу железные противовесы торпедообразной формы с отверстиями на конце. Она не знала для чего их использовали раннее, но у нее было новое применение для них. Первым делом она перенесла противовесы под балку и через отверстия связала их нейлоновым канатом в одну петлю. По ее оценке у нее получилось около 30 килограмм веса на конце веревки. Закончив таскать грузы Вика ощутила запах собственного пота капельками заблестевшего по ее обнаженному телу. В заброшенном корпусе было грязно, а Вика была совсем неподобающе раздета. Проведя рукой по влажному животику Вика размазала грязь по нему. Свободный конец каната она перебросила через балку, затем еще через одну в трех метрах от первой. Потянув за конец веревки, ей удалось поднять противовесы на метр от пола. Довольная, она отпустила противовесы обратно на пол, затем сплела петлю на уровне плеч зажигалкой оплавив узел тем самым зафиксировав его. Затем Вика подняла противовесы снова и конец веревки привязала в колонне скользящим узлом. Прежде чем продолжать она продела в полученную петлю замок.Найдя идеальное место, Вика вытащила лед из пенопластового стаканчика. Свободный конец вмороженной в лед нити торчал наружу и Вика связала его с бельевым шнуром. Осторожно, после нескольких неудачных попыток, Вика перебросила шнур через балку. Регулируя высоту, она отрегулировала высоту так, чтобы ключ свисал прямо над ее головой, и затем завязала шнур. Вике нравилось как соски ее грудей свободно покачиваются при каждом шаге. Это возбуждало. Ей приходилось смотреть под ноги чтобы босиком не наступить на какой нибудь осколок стекла или наркоманскую иглу. Лед быстро таял в теплом помещении и Вика поспешила перейти к следующему этапу высыпав рис в туфли. Оперившись голым задом о прохладную колону, она просунула ноги в обувь и тут же почувствовала, как рис впивается в пальцы и ступни ног. Вздрагивая от каждого движения, она заставила себя застегнуть ремешок туфель в области лодыжек. Используя пластмассовые одноразовые хомутики она протянула их через отверстия в кожаных ремешках туфель и решительно затянула их. Теперь без ножа или кусачек она не сможет снять туфли и ей придется идти в них до самого дома.Не взяв с собой смазку, Вика была вынуждена взять анальную пробку себе в рот, и обсасывать со всех сторон старательно пуская слюни так, как будто делала кому-то минет. Удовлетворившись результатом она присела на корточки спиной к колонне и осторожно попыталась ввести пробку себе в попу. Возможно это был не совсем ее размер, но потребовалось несколько попыток что бы сделать это. В конце концов она попросту заставила себя игнорировать боль когда гигантская груша казалось разрывая ее, проникала в ее зад. Закусив нижнюю губу, она еле сдерживала в себе желание заорать. Волны боли прокатывались через нее исходя из горящего зада и она сжимала руки удерживаясь от инстинктивной попытки немедленно удалить пробку. Когда боль спала, она обнаружила, что на мгновение забыла насколько болезненной была ее обувь. Ступая к сумке, она ей напомнила, что ожидает ее в ближайшем будущем. Отгоняя мысли остановиться, она ввела во влагалище вибро-яйцо и нажала кнопку включения на пульте. Вика не решалась делать пирсинг на своих половых губах, поэтому ей придется найти какой-либо другой способ сделать так, что бы яйцо не выскочило из ее влагалища. Она позволила себе получить немного удовольствия и остановилась когда почувствовала что себя слишком возбужденной. Раздувшиеся половые губы влагалища дрожали от каждого прикосновения! Осторожно, чтобы не уронить, она положила пульт дистанционного управления высоко вне ее досягаемости, ну или во всяком случае, он будет точно вне досягаемости когда она завершит свои приготовления.Вика достала из сумки пластиковый шар с множеством отверстий, продела через него шнурок и засунула его себе в рот. Это был очень удачный размер, после втискивания в рот, он прочно застрял за ее зубами и она не смогла бы его выплюнуть даже если бы захотела. Шнурок здесь был практически не нужен, но Вика все же протянула его к затылку и завязала на двойной узел. Сделав вход-выдох несколько раз, Вика удостоверилась в своей способности свободно дышать. Еще она заметила что с нее быстро потекли слюни. Сначала она попыталась вытирать ладонью грудь, но остановилась поняв, что это лишь начало.Вика надела на лодыжки манжеты и взяв короткую цепь в 20—25 сантиметров, замками сцепила ее с манжетами. Черт, вибратор беснующийся в влагине не давал ей сосредоточиться! Борясь за самообладание, она взяла оставшуюся цепь и петлей закрепила ее вокруг талии. Потом продела в цепь два стальных кольца таким образом, что одно находилось на линии пупка, а другое в аккурат на линии между ее ягодиц. Свободный конец цепи через переднее кольцо она просунула вниз между ног, через центр влагалища раздвинув ее покрасневшие интимные губы так, чтобы крупные звенья цепи не прищемили их, далее между ягодиц и самозащелкивающимся замком туго сцепила с задним кольцом. Защелкнув замок Вика поняла, что получилось слишком туговато. Цепь с силой врезалась во влагалище зафиксировав вибратор и пробку в заду на своих местах исключив всякую возможность их случайного выпадания. Казалось, что при каждом движении сталь пыталась отдавить клитор или протолкнуть ей в задний проход пробку вместе с ручкой. На талии, под звеньями подобно татуировке появились первые кровоподтеки. Зато этот импровизированный «пояс верности» был ее страховкой дающей Вике надежду, что если она все-таки будет сегодня найдена в беспомощном состоянии, что бы овладеть ею желающим придется повозиться и это не произойдет сразу, дав Вика какую-то фору для действий или на худой конец позволит морально подготовиться к предстоящему. Сжимаемые цепью секс-игрушки вгрызлись в ее промежности с новой силой, отнимая у нее всякую волю что-либо делать.Далее на очереди был эксперимент. Она имела опыт использования всех «штучек» принесенных сегодня, но круглые резинки были новым для нее и Вика сознательно воздерживалась от их предварительной проверки. Ей хотелось чего то новенького. Она обмотала круглые резинки в несколько слоев на клещи забавных плоскогубцев так, чтобы они плотно сидели на них. Подняв свою уже и так возбужденную грудь, Вика позволила себе немного удовольствия кончиком ногтя проводя вокруг соска, возбуждаясь все сильнее и заставив сосок еще более затвердеть. Глубоко вздохнув, она сдавила ручки плоскогубцев разжимая тугое резиновое кольцо на клещах. С замиранием просунула сосок своей левой груди, в клещи. Закрыв глаза она сбросила резиновую петлю с пассатижей на сосок. У Вика потемнело в глазах и на глазах появились слезы. Она ни о чем не думала в следующую пару минут, пока не поняла что присела спинной к колонне обеими руками держа грудь. Еще секунду спустя она поняла, что беспрерывно кричала все это время! Стараясь не потерять самообладания, дрожа всем телом и стараясь не смотреть на свою горящую грудь, Вика повторила процесс с правой грудью. Боль волнами охватила ее хлестая ее тело словно гигантским бичом. Вика подождала пока боль не утихнет и не смениться на глухую ноющую.Стирая слезы с лица, вздрагивая на каждом шаге, Вика маленькими шажками подобралась к сумке и извлекла оттуда широкую черную ленту. Убедившись, что шнурок с вмерзшим в лед ключом находится в пределах ее досягаемости, она завязала ленту на глазах. Все погрузилось во мрак. Проведя руку в сторону сумки Вика нащупала собачий ошейник. Ошейник был с острыми металлическими шипами и она несколько раз больно укололась надевая его. Нужно быть осторожнее. На ошейнике был медный медальон который теперь свисал на основание шеи, на ямочку как раз между ключиц. На медальоне конечно же была надпись «С У К А». Пощупав снова в сумке, Вика нашла кожаные манжеты для запястий, быстро надела их и заведя руки за спину сцепила замком между собой. Ключ от этого замка был только в сумке с ее одеждой в сторожке и до нее еще придется идти через всю промзону, с скованными за спиной руками и короткой цепью на ногах. К тому же голышом с вибратором в заднице. У Вика кружилась голова и отчаянно билось сердце норовя вот-вот выпрыгнуть через горло. Наступил решающий момент. Нащупав заведенными за спину связанными руками сделанную предварительно веревочную петлю, Вика сцепила замком с ней манжеты запястий. Глубоко вздохнув снова и снова взвесив все в голове, Вика дернула за конец скользящего узла держащего противовесы.Узел развязался освободив веревку. Тяжелые железные противовесы на другом ее конце моментально рухнули вниз потащив веревку за собой, которая в свою очередь дернула руки Вики вверх выворачивая их в суставах. Она орала, орала и еще раз орала. Кричала непрерывно от боли в суставах не ожидая, что она будет столь резкой и сильной. Она едва не потеряла равновесие от резкого рывка веревки, Вика сделала шаг в сторону, но едва не запнулась встретив сопротивление короткой цепи на лодыжках. Упади она здесь ей никогда бы не удалось отсюда выбраться. Связанной и подвешенной на дыбе заведенными за спину руками ей ни за что бы не удалось встать на ноги, а спасательный ключ, когда лед растает, должен был упасть на уровень пояса.Она застряла здесь, пока не растает лед и на не упадет спасительный ключ. Совершенно голая, беспомощная, одна в пустом помещении, связанная по рукам и ногам, без возможности убежать или даже просто спрятаться, с завязанными глазами, с вибратором во влагалище и игрушкой в заднице, с ошейником на шее и кляпом во рту она была легкой добычей для любого заглянувшего «на огонек». Повязка на глазах была уже насквозь пропитана слезами, ее гудь была вся заляпана собственной слюной, а голос охрип от собственного крика.Абсолютное блаженство! Вика погрузилась в мир своих фантазий, которыми постоянно бредила живя в маленьком городке со строгими нравами. В ее уме промелькнули все те бесчисленные случаи, когда она одна дома раскинув руки и раздвинув ноги пристегивала себя наручниками к кровати, позволяя вибратору иметь ее во все отверстия. Но теперь она была за пределами своего дома, воплощая свою фантазию в реальность становясь беззащитной если ее здесь кто-нибудь обнаружит. Скандал в ее небольшом городке обернулся бы немыслимым унижением. Ей нельзя будет пройти по улице спокойно, что бы не показывали пальцем, женщины будут кидать в нее камнями и выдергивать волосы, мальчишки будут задирать подол ее юбок и тыкать огурцами ей в задний проход, мужики будут зажимать ее в переулках, пускать по кругу, затем избивать, после чего разрывать на ней одежду и привязывать к столбу на каком-нибудь людном месте для «общественного достояния». Представляя себе сейчас все это Вика погрузилась в очередной оргазм.С трудом возвращая рассудок, Вика вспомнила свою «легенду», что примерно она будет говорить если ее все же обнаружат. Она расскажет, что ее похитили и привезли на этот склад, одежду жестоко разорвали прямо на ее теле и сожгли на ее же глазах. Она отказалась оказывать им сексуальные услуги и тогда ее стали зверски пытать, они подвесили ее на дыбу. Похитители глумились над ней рассказывая в каких позах и в куда именно будут иметь ее. Она была словно куклой когда насильники решали кто из них первый и куда будет трахать ее. Они хотели использовать ее как секс-рабыню столько сколько захотят. Она знала что это был лишь вопрос времени когда ее начнут насиловать. Вибратор зажатый цепью и плавающий в ее собственной смазке, казалось хотел залезть ей в матку! Реальность в ее голове рассыпалась на множество осколков когда еще один оргазм спазмами схватил ее тело, заставив биться в экстазе.Грегу все надоело. Переключая каналы по телеку, он не нашел нечего интересного. Он смотрел только порно-каналы это все, что его интересовало по ящику. Проблемой было то, что он все это уже видел. Точнее не совсем все. Ему хотелось бы посмотреть хороший фетиш или бондажнный фильм, но по чертову ящику этого конечно же не казали.Он иногда представлял себе девочку такую же чёкнутую как в фильмах про самосвязывание и самоисязания которые он видел. Ему нравилась идея эксгибиоционизма и опасности которую она влекла. Он часто себе представлял что однажды найдет такую девочку, в каком-нибудь безлюдном месте раздетую и связанную, которая будет умолять его чтобы он никому ничего не рассказал, а за это позволит сделать с собой все что угодно. С другой стороны он понимал, что в этом маленьком городке это было не реально и даже был уверен, что у никого из местных девушек даже помыслов не возникало заниматься чем-то подобным.Когда-то Грег работал в полиции, там он постоянно сталкивался с насилием, были конечно запарки разные, но ему в принципе нравилось. Теперь он в задрипанном городишке работает охранником, а все из-за того, что приложил одну блондиночку к косяку. Блондиночка оказалась еще той сукой, а точнее журналисткой феминистического издания и ему, Грег заслуженному полицейскому пришлось распрощаться со своим значком. Дерьмо.Теперешняя его работа была совсем непыльной, его не особо доставали. Но с другой стороны, от постоянного чередования однообразных дней сменяющих друг друга, Грег начал заглядывать в бутылку. Сначала понемногу скукоту разбавить, а в последнее время джин вошел в его ежедневный рацион. Надоевшая до чертиков духота его в конец достала, и он решил съездить до промзоны. Хотя он только вчера ее проверял, в этот раз ему надо было просто проветриться. Спустя двадцать минут Грег уже был у въезда на территорию промышленного комплекса.Вика очнулась. Она потеряла счет оргазмам разрывавшим ее тело раз за разом. Ее плечи с вывернутыми назад руками глухо ныли, стреляя пронизывающий болью при каждом лишнем движении. По ощущениям на месте ее грудей с сжатыми сосками находились два огненных шара, а какой-то палач стоя сзади стегал ее оттопыренную розовую задницу гигантским бичом. Она не чувствовала ноги ниже колен. Ее ступни онемели от стояния на рисе. Приключение становилось более болезненным чем ей это обычно нравилось. Она чувствовала, что между ног с нее стекало что-то липкое, Вика надеялась только что это не кровь. Вибратор, который казалось работал от вечного двигателя, бесновался вовсю, механически неутомимо вгрызаясь в ее влагину подобно тому как если бы она была распята на сверлильном станке с двумя вращающимися шпинделями в влагине и попе. Она сходила с ума. К счастью, вырывающиеся из ее охрипшего горла крики и стоны были заглушены резиновым шаром.Грег остановился у пропускного пункта. Промзона привлекало сюда разных бомжей, наркоманов и прочий люд не любящий публичности. Днем здесь было относительно спокойно, а ночью он сюда не совался. Лишь во время осмотра территории находил бутылки, шприцы и остатки костров. Грег осмотрелся. Конечно же! Какая то задница накидала хлама в мусорный контейнер. На дне валялись сальная задрипанная сумка из под фаст-фуда, несколько пивных банок и пластиковых стаканчиков. Херовы малокососы. Бормоча ругательства под нос, Грег собрал мусор в кучу, забрался в кузов своего пикапа где было мусорное ведро и кинул туда мусор. Сальная сумка падая распахнулась и из нее выпал аккуратно упакованный пластиковый пакет. Хм. Заинтересовавшись Грег поднял целлофановый пакет и раскрыл его. Внутри было три английских ключа и пара тряпок походивших на комплект женского нижнего белья. Только эти трусы и лифчиком ели закрывали его ладонь. Какая блядь могла такое надеть? Хотел бы он познакомится с этой сукой, он бы ей показал как нужно одеваться! Грег выкинул ключи обратно в мусорное ведро, а нижнее белье кинул в пыльный бардачок с инструментами. Вытирать грязные руки сойдет. Сев за руль он поехал вдоль пустых зданий.Черт! Сколько прошло времени?! Вика совсем потеряла ориентацию и счет времени. Был еще день или уже настала ночь? Сколько она уже здесь находится? Все тело трясло как в лихорадке, страшно хотелось пить, голова не работала, все было как в тумане. Как-будто все происходящее сегодня было каким-то чудным сном. Она вспомнила где находится. Ключ! Уже должен был наверно растаять ключ! Вика пошевелила задницей пытаясь нащупать холодный метал ключа. Ее ноги и руки не слушались. Промзона как всякое место покинутое людьми обладала дурной славой. Домыслы были разные от преступных группировок до привидений и призраков. Будто ночью кто-то приходит сюда и включает станки до самого восхода. Звук скрежетавшего железа прозвучавший неподалеку заставил Вику содрогнуться. Ветер наверное. Ей хотелось куда-то спрятаться, провалится сквозь землю, только бы не стоять здесь как пойманное в капкан животное. Сколько она здесь протянет? Без еды, без воды, без сна? Умрет она в мучениях или сначала сойдет с ума? Может она уже ТОГО? И это все галлюцинация? Или может ее прежде найдут какие-нибудь добрые люди, бомжи например. Оставят они ее здесь на дыбе и будут глумиться или освободят ее? А может они покрепче натянут веревку, а за ноги подвесят пару кирпичей? Отпустят ли ее в конце концов или они будут сношаться в нее по очереди? Вика представила как вонючие грязнущие бомжи с какой нибудь экземой или сифилисом на члене будут без передыху трахать ее поочередно в попу и в рот. В желудке Вика как-то булькнуло и она поняла что сейчас задохнется собственной блювотиной. Блядь! Блядь! Блядь! Вика несколько раз глубоко вздохнула пытаясь прогнать рвотный позыв. Вроде стало лучше. С другой стороны, вернулась к своим невеселым мыслям Вика, может ей повезет и это будут не бомжи, а например всего лишь наркоманы. Вика с детства боялась иглы и с содроганием думала о своей участи.Ей, как она считала, повезло и она никогда не пробовала наркотики или даже травки. С ужасом она думала, что ее посадят на кокой-нибудь дешевый наркотик вроде крэка, а потом она до конца жизни будет отрабатывать очередную дозу на автозаправках отсасывая у дальнобойщиков за пять долларов в час и подставляя зад каждому прохожему кабелю. А есть ей придется только сперму которую она сможет отсосать. Рвотный позыв вновь подкатил к горлу Вики. Блядь! Нужно постараться взять себя в руки! Дернувшись, Вика вызвала такой импульс боли, что показалось будто раскаленная кочерга прошла сквозь ее внутренности. Инстинктивно Вика еще сильнее согнулась в пояснице еще больше оттопырив попку. Вика признала себе, что уже была согласна на бомжей… Вибратор неутомимо весело хлюпал в ее влагине. Ж-жжжж…Грег уже объехал внешний периметр и теперь пересекал центральные улицы одну за другой. По дороге впереди он заметил черное пятно и начал тормозить. Это бесило его, потому что как раз он мечтательно вспоминал одну из своих любимых сцен в кино, когда похищенная связанная девица в клочьях разорванной одежды в ужасе ожидает своих похитителей в каком-нибудь подвале. Ему нравилась представлять лицо девицы когда он будет входить в помещение. Весь тот ужас в глазах беспомощной загнанной в угол жертвы. Конечно же, Грег сделал бы все чтобы оправдать страхи девушки. Выйдя из машины, он прошел по раскаленной мостовой до останков костра. Бомжы чертовы! Достав совок Грег собрал обугливавшиеся остатки и выкинул их к остальному мусору в контейнере пикапа. Затем он снова сел за руль.Вика услышала звук приближающегося автомобиля. Первой ее мыслью было, что это галлюцинация, но спустя немного времени звук не пропал, а наоборот приближался и Вика услышала звук радио. Автомобиль остановился и Вика услышала звук открывающейся двери. Она уже поняла, что застряла в капкане и самостоятельно сохранив здоровье и рассудок ей отсюда не выбраться. Судьба дает ей шанс на спасение. Внутри у нее все сжалось. Как поведет себя человек увидев ее здесь, в безлюдном месте, обнаженную красивую девушку подвешенную на дыбе? Инстинктивно у Вики сжались ягодицы и мышцы влагалища противясь очевидному финалу. На инстинкт самосохранения победил в ней когда она услышала звук закрывающейся дверцы. Вика закричала сквозь кляп в надежде остановить машину и не остаться здесь на волю судьбе.Грег, остановился в сомнении оглядываясь. Лучше было убедиться в том, что все безопасно. Он вышел и запрыгнул в кузов пикапа.Вика услышала открывающуюся дверь снова и надежда вспыхнула в ней с новой силой. Пуская слюни на свою грудь она кричала так сильно как могла кричать охрипшим голосом.Осмотревшись Грег нашел металлический совок. Лучше поберечься, чем потом расплачиваться за последствия.Вика кричала беспрерывно не обращая внимание на охрипшее горло. Помощь была только с той стороны. Крики разбавлялись рыданиями переходящими в хныканье.Грег подошел к ведру, открыл крышку и потыкал угли совком. Убедившись, что останки не тлеют, он закрыл крышку. Не хватало еще что бы его пикап загорелся. Удовлетворенный тем, что все в порядке, Грег бросил совок и сев в кабину поехал домой. Может на порно-каналах началось что-нибудь интересное?Вика услышала звук удаляющегося автомобиля. Паника, отчаяние, безысходность и еще один оргазм охватили ее. Силы отказали ей и Вика упала коленями на бетонный пол. От пронзительной боли в плечевых суставах Вика потеряла сознание.Очнувшись Вика долго соображала где она находится. Она стояла на коленях в мокром пятне. Очевидно при падении от боли ее мочевой пузырь расслабился и Вика описалась под себя. Поняв, что это все не сон, не страшный бредовый кошмар, что она действительно здесь подвешенная подобно мясной туши, стоит с собственных выделениях, Вика горько заревела. Внезапно по онемевшим ладоням что-то стукнуло. Не веря уже собственным ощущениями, Вика осторожно ощупала предмет. Это ключ! Вика разрыдалась еще раз, но в этот раз от счастья! Она не могла поверить в происходящее, еще пару минут назад вся жизнь с которой она уже простилась промелькнула в ее глазах. Она уже сдалась и смирилась со всеми последствиями своего положения и вот, один единственный ключ вернул ее к жизни! Стараясь не проебать свой единственный шанс, Вика тщательно разминала онемевшие кисти рук стараясь не обращать внимания на боль. Несколько раз глубоко вдохнув она осторожно взяла ключ. Переведя дух, всеми силами стараясь вернуть себе самообладание она осторожно попыталась разомкнуть замок. Черт! Ключ соскользнул по стали едва не выпав из ее рук. Проклятье! Еще раз сосредоточившись Вика повторила попытку. Замок щелкнул освободив противовесы с одной стороны и Вика с другой.Со страшным грохотом сопровождавшим падение железа на бетон Вика подобно коровьей туше упала вниз, в лужу собственной мочи. Ее руки все еще связаны за спиной, но уже не подвешенные за веревку, которая теперь свисала сверху лениво покачиваясь над ее спазматическим телом. Проклятый вибратор даже не думал замедляться. Вика расслабилась всем телом с удовольствием лежа в прохладном пятне. Она была готова расцеловать грязный пол на котором сейчас лежала. Это ее положение было ни чем по сравнению с тем, что могло бы быть. Спустя много времени и еще одного выносящего мозг оргазма, Вика наконец повернулась на колени и попыталась встать. Сделав несколько неудачных попыток Вика поползла на коленях в сторону сумки. Поползав достаточно времени, она ударилась лбом о бетонную колону. «Здравствуй еще один синяк на моем теле» — подумала Вика. Она начала тереть ленту на глазах о край колонны, пока та в конце-концов не перетерлась. Оглядевшись она оценила ситуацию. Ее соски отливали фиолетовым цветом. Ее тело было покрыто грязью, ссадинами и ранами, суставы рук начали уже опухать. Ее обнаженное тело было добросовестно измазано потом, слюной, собственной смазкой из влагины, которая в некоторых местах уже начала подсыхать образуя белую корочку, и собственной опять же мочой. Кислый аромат исходящий теперь от нее определенно указывал, что она является лицом без определенного места жительства. Еще бы лохмотья какие раздобыть и было б не отличить. А так, она скорее походила на сбежавшую из bdsm салона или героиню фильма «Безумный Макс». Вика про себя улыбнулась. Все таки она любила себя и свое тело. Опираясь на колонну, предприняв несколько тщетных попыток Вика поднялась на ноги. Ковыляя больными ногами, прилагая все усилия чтобы не свалиться и не запнуться, она направилась к выходу из здания.Каждый шаг отзывался новыми ощущениями в вибраторе. Нужно будет обязательно запомнить марку батарей которые она использовала! С цепью между лодыжками она могла делать только небольшие шажки не более двадцати сантиметров, но этого было в принципе достаточно что бы тихонько идти. На таких каблуках все равно не разбежишься. Её 12-сантиметровые каблуки при каждом шаге эхом отзывались по округе, а брякающие цепи между лодыжек и запястий дополняли «музыку» ее шагов. Эти звуки подобно звуку копыт и колокольчиков что прежнему ассоциировались ей с коровой. В следующий раз надо будет взять анальную пробку с конским хвостом, одеть колокольчики на соски и шею, бросить ключ посреди поля и пойти поискать их среди стада настоящих пасущихся коров. Есть у нее с ними определенно что-то общее. Вика еле успела опереться о стену одного из корпусов испытывая очередной оргазм. Из влагины по бедрам потекла очередная порция смазки. Она сегодня была образцовой блядью!Руки Вики безвольной плетью висели заведенные за спину. К счастью, сегодня в качестве противовесов она использовала грузы только половины собственного веса (а весила Вика 58 килограмм), что не позволило веревке вырвать руки из суставов. Пальцами Вика смогла прикоснуться к анальной пробке в своей попе, но цепь между ее ног выполнявшая роль пояса верности не дала ей вытащить ее. Ну ни чего. До пропускного пункта Вика сумеет дойти и так. К счастью была уже почти ночь, что давало ей надежду добраться до пропускного пункта голышом незаметно. В мусорном ведре пропускного пункта ее ждала сумка с ключами и бикини. Там она снимет с себя наконец кляп, цепи, вынет игрушки из попы и влагины, оденется с свой супер сексуальный бикини и двинется по шоссе домой. Конечно гуляя ночью по шоссе в одном бикини с ошейником на шее, ее конечно примут за дешевую (судя по грязному виду) проститутку и возможно попытаются даже снять, но она что-нибудь придумает. К счастью ей не грозит добираться до города в ее теперешнем виде!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх