Вирус

Густую чернильную синь ночного неба разорвали яркие стрелы, словно ударила молния. Оранжево-жёлтые всполохи осветили небосвод, и красная звезда покатилась по нему на запад, оставляя за собой огненный след. От невидимого ветра деревья гнулись, словно трава. Звезда упала на опушку среди пушистого ельника. Теперь она напоминала правильный светящийся всеми цветами радуги шар, пульсирующий светом, то чуть гаснущий, то вновь вспыхивающий с новой силой. Вокруг наступила необъяснимая, нереальная тишина, не шевелились ни травинка, ни листик. Казалось, даже ночные птицы утихли, словно внезапно погрузились в беспробудный сон. Шар вдруг погас и словно треснул. От него отделилась небольшая часть, из огненной сердцевины на поляну шагнула двуногая фигура, по своим очертаниям вполне человеческая. Луна осветила поляну. Да, это была фигура человека, затянутая в облегающий серебристый скафандр. Сплошная маска скрывала лицо пришельца, лишь большие серые глаза виднелись в круглых прорезях. Пришелец сделал несколько шагов и растаял в воздухе. Ева сидела за столиком и смотрела в чашку с капучино, стоявшую перед ней. Все мысли вертелись вокруг их расставания с Алексеем. Она так верила ему! Любила… Любила? Да… Наверное… А он!… Он изменил ей! Измену Ева вынести не могла. Измена — это предательство. В её случае предательство было двойным — Алексей изменил ей с лучшей подругой Ленкой. И потом, если изменил, значит, не любит её, значит, несчастлив с ней! Поэтом она должна забыть его! Пусть уходит, она не будет вешаться камнем ему на шею и удерживать, потому что она желает ему счастья. Счастья с Ленкой… Сейчас ей хотелось забиться куда-нибудь и нарыдаться вволю. Но вместо этого она сидела в маленьком кафе и рассеянно помешивала остывший кофе. Сегодня она безнадёжно опоздала на лекцию в универ. Вдруг она почувствовала на себе чей-то взгляд. Странно, ей казалось, что в кафе из посетителей только она одна. Оглянулась. Ах, да, у окна сидел незнакомец. Тёмно-каштановые с янтарным отливом волосы, обычное открытое лицо. Обычное?… Нет, было в нём что-то… Глаза… Да, необыкновенно тёплый взгляд серо-голубых глаз. Он словно лучился лунным светом, и этот свет пронизывал Еву насквозь. Она хотела не смотреть в эти глаза и… продолжала смотреть. Незнакомец улыбнулся ей. Ева вдруг поняла, что её тянет к нему. Но самое невероятное, она вдруг ощутила желание! Физическое влечение к совершенно незнакомому человеку, которого видела впервые! Сжав бёдра, напрягшись, Ева попыталась подавить в себе это вожделение. Но чем больше незнакомец смотрел на неё, тем сильнее она чувствовала тягу к нему. — Разрешите, я присяду к вам? — с приятной улыбкой сказал он и шагнул к девушке. — Да, пожалуйста… — ответила она и покраснела. Но украдкой окинула его взглядом. Симпатичный, хотя не красавец… Спортивный, широкоплечий. И улыбка, как у киноактёра — открытая, очаровательная, притягивающая. Ева не могла вспомнить, на кого из актёров он похож, но кого-то он ей точно напоминал. — Меня зовут Айко, — улыбаясь, представился он. Она хотела назвать своё имя, но он вдруг остановил её: — Подождите! Позвольте я угадаю? И внимательно посмотрел ей в глаза. — Вас зовут Ева? — Дда, — Ева оторопело уставилась на него, — мы… мы знакомы? Она попыталась взять себя в руки. Конечно, его трюк легко объяснить. Он, наверняка, видел её на какой-нибудь студенческой вечеринке или ещё где-то… Может, он новый препод? По возрасту вполне подходит — ему около сорока или чуть больше. И тут же сама себе возразила — нет, они не встречались. Ну, нельзя, нельзя, увидев однажды, забыть его улыбку… И имя странное — Айко… Непохоже на европейское. Может, японское? Нет, уж он точно не азиат. Глаза большие, открытые, и волосы, как насыщенный гречишный мёд. Хотя кожа смуглая — красивый загар. — Нет, мы не знакомы, — ответил он, продолжая открыто смотреть ей в глаза. — Просто именно ваше имя вам и подходит. Ева — живая, жизнь… Ева смутилась и отвела за ухо выбившуюся прядь волос, собранных на затылке в пышный хвост, закрывавший спину. — Аа, — только и смогла протянуть она, улыбнувшись, и тут же поспешила добавить: — Мне пора… — Позвольте, я провожу вас? — настойчиво предложил мужчина и опять улыбнулся, так, что сердце Евы словно оказалась на краю захватывающей дух пропасти. Он встал и протянул ей руку, будто предлагал отвести её, как ребёнка. Еву это рассмешило, и она весело засмеялась, поймав себя на том, что хочет, чтобы он дотронулся до её руки. На самом деле ей хотелось гораздо большего — оказаться в его объятьях, прижаться к нему, но… она даже думать боялась об этом. Случайные связи с первым встречным никогда не прельщали её. Однако что плохого в том, что он возьмёт её за руку? Они вышли из кафе, сплетая пальцы рук, прошли через парк. Айко что-то рассказывал, Ева смеялась, купаясь в нежном взгляде его глубоких глаз. Маленькая ладошка с тоненькими пальчиками лежала в его руке. Он сжимал её, чувствуя, что она всем своим существом желает этого. Они шли рука об руку так близко, что её плечо иногда касалось его предплечья. Её волосы, как облако, раздувались ветром. На пешеходном переходе он бережно обнял её за талию. И она спокойно приняла это, не оттолкнула его. Еве нравилось чувствовать его ладонь на своей талии. Приятное тепло затопило её, заставив вспыхнуть щёки. Ах! Пусть он сильнее прижмёт её к себе! И да, он так и сделал. Ева уже совсем потеряла ощущение реальности. «Айко, милый Айко…», — его имя вертелось у неё в голове, она пела его, как песню. Ноги подкашивались, если бы не его крепкая рука, она бы, наверное, не смогла сделать ни шагу. — Мы пришли, — сказала она с сожалением, вдруг осознав, что они оказались перед её домом. Его неповторимая улыбка скользнула по губам. Нельзя улыбаться одновременно застенчиво и дерзко, но он улыбался именно так. — Мы увидимся… — сказал он и посмотрел ей в глаза. Странно, это был не вопрос, а утверждение. Словно он наперёд знал, что они обязательно встретятся ещё. Ева улыбнулась в ответ и спокойно вошла в подъезд. Поднявшись в лифте до своей квартиры, она опомнилась и кинулась вниз по лестнице, выбежала на улицу, но… Айко уже не было… «Вот дура! — обругала она себя. — Даже не попрощалась!». И в самом деле, она сама не могла понять своё странное поведение, будто ступор какой-то нашёл. Плохое настроение опять вернулось. Но теперь Ева не вспоминала Алексея. Все её мысли постоянно возвращались к Айко. Она легла на кровать, подогнула колени и лежала так очень долго, пока на неё не навалилась дремота. Нежная кожа была такой гладкой, что хотелось прочувствовать каждый миллиметр этого тёплого атласа. И Ева сильнее прижалась к восхитительному телу, принялась осыпать его быстрыми поцелуями и ласкать языком. Она стонала и мурлыкала, как довольная кошка, наслаждаясь вкусом и запахом Айко. Да, это был он! Восхитительный, неповторимый, единственный. Комок силы и нежности. И сейчас вся она принадлежала ему. (Порно рассказы для всех) Его широкая грудь с бугорками мускулов просто сводила с ума. Шепча его имя, Ева скользнула ниже, к плоскому животу и пощекотала языком милую впадинку. Он задрожал, и девушке передалась его дрожь. Но она не спешила, касаясь его остренькими вершинками своих грудей, поцелуями медленно проложила дорожку к его бёдрам. Золотистые волоски поблёскивали в лунном свете. Он застонал и чуть двинул ногами, раздвигая их, позволяя Еве устроиться между ними. И вот её лицо оказалось перед его восставшим орудием. Он, большой, с налившимися венами, с розовой блестящей головкой, стойко предстал во всей своей завораживающей мужественности. Тонкие пальчики крепко, но нежно охватили его, и смелый язычок прошёлся от основания до вершинки, заставляя Айко затрепетать и податься навстречу этим сводящим с ума ласкам. Ева застонала от наслаждения, ощутив, как горячая волна окатила всё её существо, взяла его в рот, охватила губами, стала посасывать, при этом поглаживая его рукой. Всё ускоряясь, пальцы скользили по всей длине. Вторая рука девушки играла с его круглыми весомыми дополнениям. Сейчас они стали тяжелее, будто налились небывалой силой. Айко издал хриплый звук, и Ева поняла, что ещё мгновение и он не выдержит — одарит её потоком эликсира жизни. Трепеща от предвкушения, она подняла глаза и посмотрела в лицо Айко, безмолвно разрешая ему выплеснуть семя ей в рот. Айко выгнулся, глубже вгоняя свой стержень между губами Евы, и закричал. Ощутив толчок, Ева открыла глаза. Непонимающим взглядом оглядела комнату. В тусклом свете ночника плясали причудливые тени, занавеска колыхалась от лёгкого ночного ветра, проникавшего сквозь приоткрытую створку окна. Ева поняла, что она лежит на кровати, на ней по-прежнему надета одежда. Только блузка расстёгнута, а трусики стянуты вниз и… Девушка почувствовала, что между ног у неё влажно. Подняв руку, увидела, что пальцы мокрые. Она сама ласкала себя во сне. Сон? Неужели это был всего лишь сон? Такой реальный… Она до сих пор чувствует на губах его вкус, ощущает его запах… Потрясённая, девушка зажмурилась и продолжала лежать, раскинув руки. Какая-то безотчётная тоска липкой паутиной опутала её душу. Ей хотелось плакать, но слёз не было. Внедрение прошло благополучно. Он уже неделю провёл на этой планете, но никак не мог найти подходящий для себя объект. Внезапно его внимание привлекла девушка. Стройная тоненькая фигурка с точёными ножками под короткой джинсовой юбчонкой, едва выступающие грудки, как два упругих кулачка, и личико с большими тёмно-карими глазами, печально-задумчивыми. «Она страдает от одиночества», — сразу понял он. Быстро подключился к ментальному каналу девушки, просканировал её эмоциональное и психофизическое состояние. Наконец-то, это было то, что он так долго искал! Да, за всё время пребывания его на этой планете под местным названием Земля он уже отчаялся встретить женщину. Увы, они здесь стали редкостью. В своём донесении на родной Лирус — планету в системе Веги — он так и написал, что женщины, как биологический тип человека, находятся на Земле на грани исчезновения. Это бедствие уже поразило их планету несколько тысячелетий назад. Вирус СЭМ — Синдром эмансипации — явился самым грозным среди своих собратьев. И теперь лирулийцы пытались выяснить механизм исчезновения женщин, они пытались восстановить у населения Лируса исконно женские черты психики. Для этого засылали своих исследователей на разные планеты человеческого типа. Но, увы, до сих пор так и не смогли точно понять причины исчезновения этого пола. Много выдвигалось гипотез, но ни одна из них не подкреплялась фактами. Из-за этого бедствия, охватившего всю планету, словно чума, женщины сначала утрачивали нежность и мягкость, а потом постепенно превращались в жёстких, циничных и мужеподобных особей, способных достичь любой цели. Затем включились биологические механизмы. И в каждом последующем поколении лирулийцев всё больше рождалось мальчиков, пока, в конце концов, девочки не перестали рождаться совсем. В последнюю тысячу лет воспроизводство людей проходило искусственным путём. Учёные Лируса пытались воссоздать женщину в пробирке, но безуспешно. Планету населяли мужчины всех возрастов. Вырастая, те, кто желал, вступали в гомосексуальные браки. Но бОльшая часть населения Лируса была одиночками. Земле сейчас грозила эта же опасность. У местных женщин он с лёгкостью рассмотрел признаки проявления СЭМа. И вот удача! Милая маленькая девушка не была заражена страшным недугом! Опытный исследователь понял это сразу, едва ощутил её. Он решил действовать незамедлительно, чтобы получить как можно больше информации о настоящей женщине, сидящей рядом с ним. Увидев её улыбку, он вздрогнул. Ну, конечно! Вот она застенчивость! Именно её в первую очередь теряют женщины, подхватившие СЭМ. А это милое создание застенчиво! И… ей это идёт. Стоп! Он остановил сам себя. Неужели он сам чувствует к ней тягу? Глупости! Он просто выполняет задание. Собирает информацию о женских качествах. Но как же она прелестна! Хрупкий, нежный цветок с прекрасной зелёной планеты! И чтобы спасти свою планету, он должен сорвать этот цветок. Иначе нельзя понять суть женщины. Сведения, сохранившиеся в древних книгах слишком противоречивы и разрозненны. А его большой опыт контактов с женскими особями из других миров не в счёт — все они, пусть и в разной степени, но были носителями вируса. «Начало положено, — размышлял он, прервав общение, — сейчас главное — не упустить её». Да, всё должно пройти без проблем. На Лирусе давно научились обуздывать своё сексуальное желание. Для лирулийца главное — разум. У землян, похоже, всё иначе, у них зов плоти затмевает разум. Но это даже на руку ему — милая девочка так очарована им, что он может овладеть ею хоть сию минуту. «Всё верно, торопиться нельзя — можно спугнуть… — думал лирулиец, — она должна всё сделать сама… «. Занятия закончились раньше обычного. Ева легко сбежала по ступенькам, запрокинув голову, подставила лицо ласковым лучам солнца. Скоро лето. Можно будет на некоторое время забыть о шумном городе и махнуть на всё рукой. Вдруг кто-то окликнул её. Оглянувшись, Ева увидела Айко. В лучах полуденного солнца его улыбка была ослепительной, от неё у Евы что-то перехватило в груди. — Привет, — он шагнул к ней и прижался губами к её виску, — идём гулять. Сердце девушки забилось часто-часто, и немного закружилась голова. Он сказал это таким тоном, что Ева даже не нашлась, что ответить, она просто с улыбкой протянула ему руку и послушно позволила вести себя. — Рассказывай, — сказал он. — О чём? — она удивлённо вскинула брови. И сразу, вспомнив о вчерашнем сне, покраснела. Густой румянец залил её лицо, Ева была готова провалиться сквозь землю. Она вдруг подумала, что Айко может догадаться о том, как он ей снился. — О том, как ты провела вчерашний вечер и сегодняшний день, — он опять улыбнулся и дотронулся до её разгорячённой щеки. Только сейчас до Евы дошло, что он называет её на «ты». Это было неожиданным — она не помнила, чтобы они вчера условились о таком обращении, — но это оказалось приятным. Он говорил так, как будто они знали друг друга давно и были очень близки. И Ева рассказала ему о своих делах, конечно, не упомянув о странном сне. Они вновь оказались в парке. Здесь было безлюдно и тихо. Лишь шелест травы и листьев да стрекот кузнечиков нарушали тишину. Айко присел на скамью и притянул Еву к себе на колени. Она позволила усадить себя. Ей так нравилось ощущать его, что она совсем не думала о пресловутых правилах. Вдруг он вял её за подбородок и, глядя в глаза, сказал: — Ева, мы встретились только вчера, но у меня такое чувство, что я всегда тебя знал… Мне кажется, ты… чувствуешь то же… — Да… — краснея, прошептала Ева и опустила глаза. Айко провёл по её щеке кончиками пальцев, тоже переходя на шёпот, сказал: — Ты так красива, что я теряю разум. Он вдруг усмехнулся и скользнул губами по её губам. Ева не противилась, и тогда Айко стал целовать её. Неспешно, так, словно, пробовал на вкус нежные губы девушки. — Ева… — прошептал он, оторвавшись на мгновение от пьянящего источника. И вновь прильнул к ним, настойчиво раздвинув их языком и ворвавшись в маленький рот. Его руки в этот момент распахнули её блузку, ладони нежно легли на упругие мячики грудей, спрятанных в лифчик. Ева застонала и сильнее прижалась к этим смелым рукам. Её разум молчал, вся она оказалась во власти своих чувств и своего непреодолимого желания. Лифчик уступил напору, и у Айко, едва он увидел маленькие груди с манящими розовыми затвердевшими сосками, перехватило дыхание, и немного закружилась голова. Он вдруг облизнул губы,… Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Вирус

Перелет подходил к концу, и я в который раз возмущенно возвращалась к утреннему разговору. Давид отказался лететь, по причине, что… чемпионат по футболу! Это что — причина? Ну, конечно, я же новенькая — мне и отдуваться. Тоже мне, командировка. «Конференция по вопросам компьютерных вирусов — антивирусов». Ну очень мне интересно — и это в самый разгар проекта, когда предстоит столько работы. Стараниями стюардесс и прекрасной старой французской комедии, транслируемой во время полета, настроение улучшалось, но досада не улетучилась. И вот за окном уже видно города, веревочки трассы. Люблю разглядывать мир сверху. Ладно, наплевать, ну конференция, нудно и скучно я просижу тут неделю различных лекций и выступлений, зато накупаюсь вволю, отдохну и все обдумаю, в проспекте было указано, что гостиница для представителей конференции, будет выделена с видом на море, так, чтобы из окна утречком можно было выпрыгивать прямо в море. Вот уже различимы блестящие на солнце автомобили. Сколько же тут у них дорог. Сплошная паутина трасс и развязок. Интересно, будет ли машина в аэропорту, как мне было обещано. — Вам звонок, — стюардесса протянула мне телефон, и я увидела взволнованное лицо Вячеслава. Мы должны были сегодня с ним встретиться за ужином. Уже не один месяц мы вместе, но я никак до сих пор не привыкну к мысли, что я закончила со своей холостяцкой жизнью. Но он лучший из всех, кого я встречала до сих пор, и, если выбирать себе мужа — то лучшего вряд ли я найду. — Меня не было на месте, мне передали, что ты звонила. А теперь вот ответила стюардесса, что случилось? Я рассматривала его расстроенное лицо. Наверное, он был удивлен моим парадным видом: костюм, белая блузка, аккуратная прическа, успела заскочить к парикмахеру уже в аэропорту. — Я вернусь через неделю. Это по работе. — Именно это мне и хотелось услышать. А то я вчера подумал, что после нашего разговора тебе захочется побыть одной. Не волнуйся, я жду тебя… Хороший он. Мы сегодня собирались поужинать в нашем любимом ресторане, мы ведь не закончили разговор,… нет стоп, ведь мне же давно хотелось уехать на недельку, оценить со стороны наши отношения прежде, чем, сделать ответственный шаг. Вот он Случай. А вот и земля. И только усилился гул моторов на реверсе. — Может предложить вам освежающего? — Можно… холодный душ. — Извините… — не поняла стюардесса. Пилот попрощался с пассажирами и попросил не вставать, пока не откроют выход. Что там было еще? Я до конца так и не поняла, что входит в мои функции, как представителя на этой конференции. Кроме того, что в последний момент переоформили билеты на меня и стали мне расхваливать прелести командировки, ничего не сохранилось в голове. Хорошо еще, Давид догадался мне скинуть прошлогодний отчет нашей компании по аналогичной конференции. Надо бы прочитать его, не успела. По общим описаниям конференция больше походила на кулинарный фестиваль — вам предлагается откушать все приготовленные и обнаруженные вирусы и воспользоваться разработанными антивирусами для их уничтожения. Или что-то в этом роде — никто, в сущности, не удосужился мне это объяснить. Да… я там похоже буду выглядеть как идиотка. Даже вспотела от этой мысли. Самолет подрулил к зданию аэропорта, я выключила свой компьютер и отправилась к выходу. — Добрый день, мы рады приветствовать вас у нас в гостях — это прямо в аэропорту встречают прибывших на конференцию, — пройдите, пожалуйста, через турникет, положите свои вещи на транспортер и заполните бланк. Извините нас за формальности. Служащий, улыбаясь, подал мне мои документы, проведя по ним чем-то, похожим на карандаш, и протянул их мне. Затем указал на мои вещи. И протянул мне лазерный диск, я непонимающе уставилась на него. — Вы понимаете, по нашим законам, вы не можете провозить на остров антивирусы — это запрещено. Я снял защиты с вашего компьютера и скопировал их на этот диск. Вы хотите посмотреть? Распишитесь вот здесь, мы сохраним его до вашего выезда. Я опешила, хотела возмутиться тем, что какой-то неграмотный таможенник рылся в моем компьютере, но тут услышала объявление через громкоговоритель: — Всем прибывшим на ЭКонференцию по проблемам вирусов и антивирусовЭ, просьба собраться в центральном павильоне. Я поспешила вниз, эскалатор доставил меня в просторный зал, где уже собралось несколько человек. Девушки разносили проспекты и раздавали именные конверты. А хорошо у них тут все организовано, мелькнула мысль. — Мисс Голден? — обратилась ко мне одна из них. — Вот ключи от вашей машины, документы и план конференции, пожалуйста. Машина настроена, отель «Грандиозный» на набережной, ваш номер, как и просили, с видом на море, ключи в конверте. Распишитесь здесь, пожалуйста. Так, деньги здесь, видно, ни к чему, если везде можно отделаться подписью. Ну что ж, пойдем посмотрим, что там за машина, люблю прокатиться, сверху было так красиво — дороги, дороги, только бы не заблудиться, хотя, наверное, компьютер настроен на доставку, мне-то больше по душе старая техника, надо было бы предупредить. Что-то необычное было в аэропорту, или мне показалось. Контроль какой-то неправильный. Люди странные. Хотя нет — это я, наверное, от усталости. Дорога действительно красивая, хотя жизни не хватает, как-то уж больно все спокойно и правильно, как в замедленной съемке. Яркое солнце слепит глаза, кругом море, я откинулась на сидении и стала изучать приборный щиток. А вот и гостиница, я вскрыла конверт и протянула карточку. — Стоянка помечена номером комнаты, вниз по указателям, пожалуйста. Как здорово оказаться под душем. Кондиционер в комнате работал бесшумно. Освежившись, я оделась впервые в этом году в летний наряд, собрала волосы в хвост и устроилась за компьютером. Странно, связи с компанией нет. Видно здесь, на острове, свои настройки, надо бы узнать. А вот и инструкция… что это? Файл не открывается, требует пароль. Ну, попробуем… не выходит, странно. Ну что ты паникуешь, сегодня у тебя отдых, потом разберешься. А сейчас бегом к морю. Я повесила в шкаф костюм. Облачилась в шорты и, прихватив полотенце, отправилась на пляж. Море теплое и спокойное. Кругом тишина. Я и не заметила, как закатилось солнце, только чувство голода вытащило меня из воды. В номере, под дверь был подсунут пакет с расписанием завтрашних лекций и просьбой подключиться к местной сети и предоставить возможность доступа на один из дисков компьютера для работы на конференции. Похоже, что вся эта спешка в компании была напрасна. Конференция начиналась завтра, сегодня лишь организационные вопросы, устройство. Я отправилась в душ. Ванная комната была вся в черном кафеле и напомнила мне мой дом. Выйдя из душа, я прошлепала мокрыми ногами к столу, подключила компьютер, посмотрела в инструкции настройки местного сервера, установила чистый диск с открытым доступом, зарегистрировалась на местном сервере и, высушив волосы феном, спустилась в ресторан. В ресторане было пусто, еще не наступило время ужина, официанты, не спеша, подготавливали столики с накрахмаленными салфетками… Я прошла в бар и устроилась за стойкой. Вспоминалась наша первая встреча с Вячеславом. Сколько времени и смелости и от него и от меня потребовалось, ведь мы уже почти год общались по сети и давно мечтали, как она будет — наша первая встреча. Дурачились и рисовали картинки совместных путешествий. Первая встреча. Тогда я тоже, как сейчас, вот так стояла в баре и, попивая джин с тоником, огладывала ресторан. Почему-то меня не особо волновало, понравлюсь ли я ему, я больше боялась, что он не будет соответствовать тому типу, который я себе уже давным-давно представила… За стойкой кроме меня сидел только высокий рыжеволосый парень, он приветливо кивнул мне: — Привет! Я Стив, — Вы, как я понимаю, представитель на конференции? — он взял свой бокал и пересел ближе ко мне. — Элис Голден, — я представитель, а вы кто? — А я тут помогаю наладить компьютеры, настройки сети, выборы программы, так что я Вам пригожусь. Что вы пьете? — Джин с тоником. — Вы мне позволите Вам заказать? Он сделал жест бармену, и тот смешал новый коктейль. — Вкусно, напоминает Айшкрим, жареные орешки и клубнику. — Вы действительно Элис, та тоже так говорила. И мы рассмеялись. Этот незнакомый мне мужчина разговаривал со мной так, как будто мы были знакомы и не один год, было легко и просто. Он рассказал, что как-то раз тоже был представителем на конференции, да вот с тех пор и застрял здесь, на острове. После ужина мы вышли на набережную. — Элис, расскажите мне о себе. Ну конечно, ничего умнее я не придумала, как рассказать ему о своем последнем проекте по установке защиты и блокировке сетевых баз данных. Тут у меня язык развязывается. — А вы не пробовали… Оказалось, что эта тематика ему близка. И он скучает здесь по настоящей работе. — Так что Вас здесь держит? Как я поняла, вы здесь работаете системным администратором. Но вы же программист. Он как-то сразу погрустнел. — Посмотрите на воду, вы видите, в это время года рыбы светятся по ночам. Я часто прихожу сюда ночью. Так, стоп, я бестолковая, но не очень, эта тема ему явно не понравилась. А собственно, какое мне дело. Кто я, чтобы совать свой нос… Мы проболтали весь вечер. Провожая меня, он предложил показать ему маршрут конференции, когда я его составлю. В номере было прохладно, я вышла на балкон. Потягивая легкий коктейль, я думала о нашей последней встрече с Вячеславом. Ну почему все нужные слова приходят позже, когда разговор уже окончен. Надо было прервать его в самом начале, свести все к шутке. Ну какая я хозяйка. Я же не смогу отказаться от столь привычного уклада холостяцкой жизни. Тем более, что уже пыталась раз. Вот бы вернуть вчерашний вечер, сыграть его снова. Почему-то с ним все не так просто, может, мы слишком давно знакомы? Вот сегодня этот парень — Стив — посторонний человек, и так с ним легко… А как было здорово, что он ловит мои любимые фразы и безошибочно узнает, откуда они. Да, с Вячеславом такая игра получалась только виртуально. Может, не надо было нам встречаться. Ведь год общения по сети так сблизил нас. Я помню, как мечтали мы, а что будет, если… Это была наша любимая игра. Где она теперь — все давно забыто. Проснулась я рано. Слабо мерцали плывущие рыбки на экране моего компьютера, надо попробовать связаться с компанией, но сначала зарядка и море. Я надела спортивный костюм и выбежала на дорожку, которую еще вчера, гуляя после ужина, заметила. Компьютер был уже подключен к местной сети. Почта работала, только вот прямой связи с компанией по-прежнему не было, видно таможенник и впрямь что-то задел, надо будет попросить Стива посмотреть мой компьютер. Я набросала себе план, выбрав из списка предлагаемых лекций, на мой взгляд, наименее скучные. Каждому из представителей предлагалось ознакомиться с рядом новых вирусов. Я послала заявку — согласие, чтобы их мне прислали, выбрав наугад, наиболее романтично названные — Виктория, Неизбежность, Лайла. Нигде не указывалось, что именно и в какой форме мы должны представить по окончании в качестве отчета. Я так и не смогла вскрыть, сброшенный Давидом, файл прошлогоднего отчета, так что мне все больше и больше здесь нравилось — получалась не командировка, а неделя отдыха. Прекрасная кухня местного ресторана, оплаченная за счет фирмы, отличный номер, бассейн, пляж. И, как я поняла, мне только нужно проанализировать и написать свои отзывы о новых видах компьютерных вирусов. Я нашла Стива в спортзале. Он играл в настольный теннис, зал выходил прямо на пляж. Дождавшись окончания партии, я ему сказала, что выбрала план, и спросила его сетевой адрес, чтобы я могла ему его показать. Он пригласил меня подняться в конференц-зал и посмотреть там. Зал этот был совсем как наша городская библиотека. Тишина, ковры, прослушивающие и воспроизводящие устройства в отдельных кабинка. Мы выбрали одну из них, и я подключилась к своему компьютеру. Показала ему список выбранных лекций и вирусов, он засмеялся: — Ты что их по названиям выбирала, вот смотри, здесь же есть описание. Далеко не всегда обертка соответствует содержимому. Все правильно. Я бы посоветовал тебе подключиться еще и к местной почте, так как связь с внешнем миром прерывается на время конференции из соображений безопасности — тут же все-таки вирусы выпускают, а они с легкостью могут нарушить работоспособность других сетей. А еще возьми себе один из старых вирусов, он тебе понравится — «Go to the Past». И он добавил к моей программе еще пару названий. Я отослала все это администратору, и мы вместе отправились играть в теннис. Игрок из меня не ахти какой, но и Стив играл просто для души. Мы размялись, покидали мячик с угла на угол, сыграли партию. Он выиграл, но с небольшим отрывом. Да, если это нормальный его рабочий день, то, может быть, мне тоже остаться здесь на острове… Усталые, мы улеглись прямо в море, на берегу. — Вон видишь, тот дядька с газетой, — Стив кивнул в сторону солидной пары, — мужчина поглощен чтением газеты, а женщина планомерно загорает. — Ты думаешь, он газету читает? — Ну а что, ножки разглядывает? — А ты приглядись, видишь, он только прикрылся ею, а сам, украдкой, как только пойдет какая красавица к воде, так он ее и сжирает, взглядом-то! Я подхватила игру: — А жена-то его все видит! Она просто прикрыла полотенцем глаза, а сама, смотри, как злится. И мы снова смеялись. И, как дети, строили подкоп в песке, кто быстрее выйдет с другой стороны, так, чтобы море не успело разрушить мост. После завтрака я отправилась на лекцию, она показалась мне нескончаемо нудной и неинтересной. Я посетила еще парочку, но, не найдя ничего нового, набрав кучу проспектов, отправилась в номер. Скачав почту через местный сервер, с улыбкой заменила цветы от Вячеслава на рабочем столе. Он всегда присылал мне утром цветы, виртуальные, но вкусно пахнувшие и всегда такие свежие, так и не знаю, где он их доставал. Прочитала взволнованное письмо от мамы. Я попросила присмотреть за своей кошкой, и теперь мама волнуется, что Джессика не хочет пить. Моя кошка пьет прямо из крана, надо просто включить воду. Но ведь вы знаете эти новомодные краны — они сами закрываются, когда не пользуются водой. Я переслала в компанию выбранный мною маршрут, переоделась и решила прямо сейчас начать работать. Исследование вирусов, их поведения, очень интересная наука. На сегодня создано их такое количество, что никто не решается сказать, что Его компьютер чист — на нем нет вирусов. Вирусы приходят по сети. Есть такие, которые годами себя не проявляют, есть безобидные, вся цель которых отслеживать регистрацию программ, и они просто засылаются пассивно на все доступные компьютеры и сообщают в компании о незаконных копиях и использовании. С такими бороться трудно, но вреда они и не причиняют. Но то, что я видела сегодня в списках, было для меня ново. Вирусы настроения. Это что ж — хочу смеяться, беру вирус в компанию. Ну, посмотрим. Ведь вместе с вирусом есть пакет антивирусной профилактики. Приготовив себе апельсиновый сок со льдом, расположившись удобно в кресле, я загрузила себе вирус Виктория. Прочитав инструкцию, посмотрела, что же происходит с моим компьютером, предварительно отключив рабочий диск и оставив только экспериментальный. Поначалу мне показалось, что ничего не происходит, тогда я запустила тесты проверки памяти. И вдруг компьютер ожил, с ним явно что-то происходило, количество свободной памяти резко сократилось, использование ресурсов возросло, и уже через час, компьютер кричал, требуя дополнительных ресурсов для работы. Я перезагрузилась, снова такой же эффект — сначала все нормально, но потом словно вступают в игру невидимые работники, они пожирают рабочее пространство, загружают что-то в память, создавая имитацию перегруженного диска. Ну ладно, теперь используем вакцину. Запуск, сообщение об обнаружении вируса, запрос на очистку, и после нескольких минут, все вернулось в рабочее состояние. Так я проработала почти до обеда. Написала отчет, перечислив свои замечания, теперь можно и отдохнуть. Еще вчера в самолете, подлетая к острову, я увидела небольшое озерцо, скрытое в горах. Туда-то я и отправлюсь. Поискав в холодильнике, приготовила себе парочку бутербродов, обедать не хотелось, наполнила термос холодным соком, взяла с собой в машину диски с нестареющими Битлз и отправилась искать свою машину. Дорога вела меня по красивой гористой местности. Я отключила автоматическое управление и наслаждалась движением. Красивое безоблачное небо, кругом масса зелени, интересно, можно ли искупаться в озере. Озеро открылось внезапно после очередного поворота серпантина. И начался спуск. Изредка попадались навстречу автомобили. Становилось жарко. По берегу озера высились деревья, какое-то сказочное место. Не хватает только принца, вышедшего из леса. А вот и он… Смеюсь. Из леса показался Стив: — Как Вас сюда занесло? — он был удивлен. — Я решила, что на сегодня хватит. Все эти вирусы однообразны и неинтересны. Отчет я составила, вот и решила посмотреть окрестности. — Только не лезьте в воду, здесь же не парк. А тот вирус, что я вам показал, попробовали? — Нет еще. Он как-то странно усмехнулся и пристроился с удочкой возле воды. Я ушла, чтобы не распугать ему рыбу. Долго бродила вдоль берега. Обошла озеро кругом и вернулась к машине. Как здорово вернуться в прохладный номер отеля. Ну-ка, попробуем. До ужина еще далеко, как он там его назвал. Странное название для вируса — иди в прошлое, ну что ж, сходим, посмотрим. Что это? Снова заработала моя почта? Мелькает веселый желтый листочек в углу. Записка. Кто-то новый, незарегистрированный среди моих оппонентов. — Привет! Хотелось ответить как всегда, что я не люблю, когда мне мешают во время работы, но взгляд задержался на имени: Лав. Подожди, Лав — это псевдоним Вячеслава, старый. Как это может быть, ну-ка, посмотрим: — Привет Лав, ты не Лев, ты не Love, а что значит Лав — это Вячеслав? — Как ты догадалась? Я приготовил тебе цветы, ты поставишь их на своем столе? Я решила поддержать игру, если это кто-то решил подшутить или Вячеслав все-таки смог прорваться через защиту острова. — У меня уже есть цветы. — Таких — нет. Это особенные цветы. Какой аромат ты любишь? — Ландыши. — Лови! Флажок закачался, и я скачала с почты — действительно цветы. Такие же, как Вячеслав впервые прислал мне. — Только ты обязательно поставь их на рабочий стол. Я распаковала их и поставила их взамен утренним. Аромат наполнил комнату. Мой любимый запах детства — ландыши. — Расскажи мне о себе. Он шутит. Или я чего-то не понимаю, это же в точности воспроизводит наш первый диалог знакомства. — Я Элис, из Страны Чудес. Люблю путешествовать… — Давай поедем куда-нибудь. И мы отправились в путешествие. Я рассказывала ему об озере, мы смеялись и купались. Устроили плавание наперегонки. — Мы обязательно должны встретиться. — Нет. Не теперь, я тебя еще совсем не знаю. — Именно теперь, потом будет сложно, потом ты уже нарисуешь себе картинку некоего виртуального красавца, а сейчас… можно я приду сейчас? В дверь постучали. Я открыла. Передо мной стоял Вячеслав с букетом настоящих ландышей. — Можно? Как у тебя здесь уютно. Он был совсем не похож на того скованного мужчину, каким я его знала до сих пор. Мы вышли на балкон, я приготовила коктейли. Мы пили и смеялись, было просто и весело. И совсем не хотелось спрашивать, какими судьбами он оказался здесь. Пришла ночь. Наша ночь. Он нежно прикоснулся ко мне. Утренний свет разбудил меня. Что это было? Сон? Да, наверное, я вчера перегрелась, и уснула раньше ужина. Тут я почувствовала, что голодна, быстренько собралась и выбежала на улицу. Затем, искупавшись в море, я пошла на завтрак. Настроение было прекрасное. Да, жалко, что это просто сон — так было здорово! На завтраке я встретила Стива и мы устроились за одним столом. — Мне кажется, ты вчера так и не появилась за ужином, а сегодня ты вся светишься, как дела? — А ты… Выловил всех рыб из озера и приготовил уху? Что ж ты меня не позвал. — Я заходил вечером. Готовить уху я не мастак, это я предоставил нашим поварам, и они действительно превзошли сами себя. Но ты не отвечаешь, была занята? — Да, видно, устала, и легла пораньше. Он как-то хитро улыбнулся и сказал, что если я хочу успеть с докладом, то лучше написать отчет сегодня и не ждать конца конференции, тогда, мол, освободится время и можно будет ложиться спать, когда захочется. Что он под этим подразумевал? Ну да ладно, пора отправляться на лекции. Я никогда не знакомлюсь с большим количеством людей. На лекции я встретила пару ребят, которые были из соседней фирмы. Все быстро разошлись по своим номерам, и мне стало стыдно, надо ведь пойти работать. Компьютер ждал меня новыми сообщениями. Желтые маленькие листочки мигали в правом уголке экрана. — Привет? Тебе было вчера хорошо? Стоп. Лав, если это он? Нет, глупости, это кто-то над ней шутит. Может, Стив? Хотя нет, об этом я ему не рассказывала. — Скажи, а ты где? — я решила пойти на разведку. — Я здесь, разве ты не видишь, я всегда на линии и вижу, когда ты возвращаешься к своему компьютеру. — Ну, где это — здесь? — Здесь с тобой. Давай сегодня отправимся с тобой к озеру. К тому самому, которое ты нашла? Так, он хочет продолжать игру. — Давай. — Тогда выезжай, подберешь меня у выхода. Ну ладно, посмотрим, как он мне это объяснит. Я облачилась в шорты и спустилась к машине. На стоянке было тесно, многие отправлялись гулять. Я поискала глазами Лава, но его нигде не было видно, я развернулась и направила машину к выходу. Тебе не кажется, что это легкое помешательство, он, наверное, имел ввиду виртуальное путешествие, а ты забралась в машину. Ну, нет, если это так, то я одна отправлюсь на озеро, и, если Стив снова там, попрошу его помочь мне во всем этом разобраться. Хотя, в чем, собственно, нужно разбираться. Лав шутит со мной. Я выехала на трассу. На самом повороте Вячеслав весело махал мне рукой. — Ну и копуша же ты. Сказала же, сразу выезжаешь. Видишь, я уже зажарился. Может, я поведу машину, двигайся. Я не нашлась, что сказать. Лав включил музыку, и машина резко набрав скорость, понесла нас в сторону озера. Не знаю, почему Стив говорил, что в нем нельзя купаться. Он, видно, боялся, что я ему всю рыбу распугаю. Мы расположились на берегу. Купались до одурения. Было легко и весело, как никогда. Сотни вопросов интересовали Вячеслава. Где я выросла, кто были мои родители. Как я решила стать программистом. Чем я занимаюсь сейчас. Кто воспитывает мою кошку в мое отсутствие… Оказывается, только этого мне и было нужно, простого, теплого внимания. Здорово, что мы не стали долго тянуть нашу переписку… День прошел на одном дыхании. Он попросил его высадить не доезжая гостиницы, отправился в город, сказал, что у него там еще есть сегодня дела, что он появится попозже. Ну, какие дела у него тут. Хотя, что это я… Я заметила Стива в коридоре. Привет! — как-то грустно сказал он. — Привет, как дела? Слушай, ты не можешь посмотреть мой компьютер. Ты говорил, надо настройки проверить. — Да я уже утром посмотрел, по сети, — как-то неохотно ответил он. — У тебя все в порядке. Я каждое утро проверяю компьютеры всех представителей. Твой был в порядке. Только последний вирус ты не удалила. — Да, что-то я не смогла установить антивирус. — Ну, так я его почистил, когда ты вышла. Он повернул к библиотеке. Странный он какой-то сегодня. Неразговорчивый, а может просто расстроен чем-то. Ну да ладно, надо не забывать, зачем я здесь, нужно еще отчеты писать. Пойду-ка я посмотрю… Итак, вирус-настроение. Ну, что мы себе выберем?»Радость»… Экран залился радужным цветом, появилась новая заставка на столе, такая классная! Моя фотка, да, где же это было — а последний карнавал… Я в черной маске с перьями, крылья за спиной, длинное обтягивающее платье — ночная бабочка. А вот рядом закат — это мы снимали в нашей первой поездке с Лавом… Здорово подобрана заставка — прямо из моих картинок. Радость… я никогда не умела радоваться вслух. Радость. Не все люди умеют радоваться. Далеко не все. Одни умеют прыгать до потолка, другие лишь смущенно улыбаться. Но ведь и радость чувствуют все по-разному. Вот, что вы любите больше — дарить или получать подарки? Наверное, неспроста это поделено между людьми — ну, если бы все любили получать подарки, то кто бы дарил? Я видела, как человек умеет радоваться, не так уж часто… ну кто из ваших знакомых умел? Воспоминания нахлынули на меня. Вдруг я увидела, как мой отец, когда у него получилась первая цветная фотография с настоящим цветом неба, прыгал и всех вокруг целовал. Помню, когда у Давида приняли проект для Японии, как он распевал, никогда бы не подумала, такой серьезный мужчина, что он распевать может, да еще вдобавок начал сочинять стихи в японском стиле и декламировать их вслух. Вот ночь. Я выхожу на улицы со своей подругой художницей, она меня останавливает. — Элис, посмотри! Посмотри, какое небо. Действительно, я ведь и не замечала никогда неба — это она меня научила. Я с тех пор, смотря на ночное небо, всегда вспоминаю тот далекий вечер. Остальные что? Не умеют? Да нет, радость дается всем! Это здорово, только вот выразить. Я иногда себя ругаю, ну скажи ты, что ты счастлива… ну что тебе стоит. А ведь как мало надо человеку, дарящему радость взамен… Иногда даже ничего не надо. А вот Вячеслав не умеет радоваться вслух — этого мне так не хватает! Правда он мне как-то объяснил, что если он не выражает вслух, это не значит, что он не чувствует. Радость каждого дня… Ведь это так естественно. Нужно научиться останавливаться и ловить кайф привычных вещей… Ну… осталось только крупными буквами написать… Радоваться нужно… каждый день! И только Вы сами можете сделать себе настроение. Глаза. Чьи это глаза на экране. Глаза давно забытые — это же я, только очень давно. Вы заглядывали себе в глаза. Это не так просто. Глаза взрослого всегда отвлечены. А вот глаза ребенка… только присесть на корточки нужно и очень внимательно смотреть глаза… Глаза. Вы обращали внимание, какие они бывают разные. Глазами можно выразить надежду, желание, безразличие, обиду. В них видна застенчивость, желание, грусть, ненависть. Глаза умеют разговаривать, надо только научиться в них смотреть… Глаза ребенка — ясны, как таблица умножения. Дважды два — все классно и ясно. Трижды три — вот слезинки набежали, кто же нас обидел? И надо ли бросаться на помощь. Может это просто так… ну, и кто поможет, если мы не будем в них заглядывать. А если не обращать внимания, то мы можем потерять близких. Дети решат, что родителям они безразличны. Можно упустить тот момент, когда глаза вопили о помощи, а никто так и не пришел… Будьте внимательны. На все это нужно совсем мало времени — так что нет этому оправдания — я был занят, или я была занята. На все это нужно одно мгновение… И очень важно не потерять взгляда близкого. Потому что наступает момент, когда уже невозможно высказать, что лежит на душе. Людей, близких людей просто больше нет рядом. Они уходят… Они даже могут остаться где-то под боком, но перестать быть близкими. И до их глаз уже не достучаться. А бывает и так, что они остались по-прежнему близкими, и осталось множество недоговоренных тем, но просто больше нет человека. Я никак не могу свыкнуться с тем, что нет больше папы… Уже вечер за окном. Что же это — была же радость, а вот я загрустила. Нет, странно это все и непонятно. Я привычным движением запустила антивирус и вышла на балкон… Стук в дверь было почти не слышен, это Стив: — Ты хотела, чтобы я заглянул, как дела? Чаем поить будешь? Чай, я еще толком не разобралась, есть ли в номере чайник. Оказалось, что есть, и даже чай всех сортов на любой вкус. Стив сел за компьютер, просмотрел, как сработал антивирус, поправил мои настройки. Через открытое окно балкона веяло прохладой. Не хотелось включать свет. — Ты давно здесь? — Да уже больше года, нет, двух… не помню я. Здесь здорово. Ты еще сама не захочешь уезжать. — Ну да, меня там ждут дела… — Только дела? И как-то естественно я рассказал ему, как состоялось наше знакомство с Вячеславом. Я всегда относилась к работе, как к святому. Помню, как-то на вечеринке один преподаватель, с которым мы не один год были знакомы, спросил: — А ты когда-нибудь говоришь о чем-нибудь, кроме программирования? И вот как-то раз, когда я уже собиралась закончить работу, кто-то попросился на беседу. Мой компьютер выдал информацию о незнакомце, который жил в том же городе, что и я, симпатичное лицо, серьезный взгляд. Я уже закончила работу и решила, ну что я все время отказываюсь знакомиться, это ведь ни к чему не обязывает. Так началась наша игра. Мы встречались каждый день, шутили, жаловались, делились своими планами. Вообразили себя принцем и принцессой, ищущим счастья на заколдованном острове. Построили себе там дворец и, как дети, играли в эту игру. — Не брызгайся! — Бежим наперегонки. Потом наши разговоры стали более интимными. Появились письма-рассказы. — А что интересней, получать — пухлое скачущее письмо или упорядоченные и пронумерованные тоненькие? — как-то спросила я. Я ведь не умею писать упорядоченно и все время соскальзываю с темы. После работы я стала задерживаться, придумывала интересные композиции из снега, льдинок, цветов и леса, со своими фотографиями. Научилась управлять камерой, фотографировать и редактировать фотографии. Как-то раньше я мало внимания уделяла графике. Обложилась книгами и построителями. Все было легко и весело, и как-то не было недостатка в реальном общении. А все-таки мы решились на него. Сколько раз мы описывали, рисовали, как это будет. И вот решились. Сегодня мне кажется, что реальность бледнее, чем то прошлое общение. Все нормально, но как-то буднично, что ли. Да и виртуальное общение почти прекратилось. Зачем, мы ведь уже несколько месяцев живем в одной квартирке. Ну что я, все про себя да про себя. Ты-то как здесь остался, ведь не всегда же ты был администратором? — Хочешь, пойдем ко мне заглянем? Мы отправились к Стиву. Мы доехали на лифте до верха, потом поднялись по ступенькам на крышу. Уже стемнело, и небо было усыпано звездами. — Что, вход прямо с крыши? — Мне показалось, что это шутка. — Так удобнее. Никто не мешает. Заходи. Он зажег свет и прикрыл дверь на балкон. — Ты тут располагайся, давненько у меня гостей не было, а я принесу, что тебе приготовить — кофе, чай? Или что-нибудь покрепче? Хочешь, я тебе коктейль смешаю? Давно я не видела такого беспорядка. Кругом книги вперемежку с какими-то схемами. Путеводитель по Южной Африке — самая нужная вещь на столе? Какие-то невероятные приборы и соединения, чашки с недопитым кофе, книги, диски. И только место возле включенного компьютера очищено, удобное кожаное кресло рядом, приглашает присесть. Я устроилась в кресле, предоставив Стиву самому разгребать остальное. — Вот, познакомься, моя жена Светлана, — и, обращаясь к симпатичной блондинке, — Лана, поставь здесь бокалы, пожалуйста. Я ожидала всего, что угодно, ну там, верный пес бросится навстречу хозяину, ну, какое-нибудь экзотическое животное в банке, но жена? — Приятно познакомиться, Элис Голден… — Да, Стив мне про Вас рассказывал, я сейчас, — и она вышла на кухню. Стив, придвинув к компьютеру второе кресло, сел рядом со мной. — Вот видишь, это моя семья. — И на экране появилось улыбающееся лицо белокурой девочки. Она смеялась и собирала ягоды на полянке. На голове у нее был венок из полевых цветов, мордашка перепачкана в землянике. Вот появилась Светлана и девочка, смеясь, побежала ей на встречу. — Так было, но очень давно. Я люблю возвращаться на эту полянку. Это моя дочь Таль. — Потом замелькали кадры — свадебная процессия и та же девочка ведет Стива и Светлану к церкви… — Это наша свадьба, мы все ж таки отважились… И вот я несусь вместе с Таль в открытой машине, Светлана за рулем. Таль зовет маму, та оглядывается. Машина съезжает одним колесом на гравий, дергается, ее разворачивает, мы летим на встречную полосу. Гудок грузовика и боль… Это же не моя боль, но почему я так ее чувствую. Сирена. Скорая помощь. Белые стены больницы и вот она уходит… И тишина. Стив вернулся с балкона. Бокалы уже пусты. У меня просто нет слов. Меня не было с ними, я был здесь, на конференции. Вот тогда-то я и написал это вирус. Он мне был просто необходим. — Ну, подожди, ты что, все время к ним возвращаешься? — А как же иначе, это же моя семья. Ты же сама говорила, что порой виртуальный мир лучше, чем реальный. — Но ведь это игра, а ты же живешь там? Сделай мне еще коктейль, только покрепче. Мы вышли на балкон, вернее просто на крышу. Мне не хотелось возвращаться к себе в номер. Стив все говорил и говорил, видно он давно не мог вот так, просто освободиться. — А ты можешь, только возвращаться? — А ты не пробовала? И только тут я вспомнила поездку с Лавом на озеро… Ведь этого никогда не было в действительности. — А попробовать спланировать будущее? Заглянуть туда? — А все, что тебе хочется… только это ведь фантазии, ну может, логические выводы, которые программа смоделирует из данных ей фактов. — Я часто возвращаюсь в тот первый день, когда увидел ее, — и Стив пробежался по клавишам… Наш роман, был как в книжке. Вот она первая встреча. Я в тот день собирался улетать, зашел в тур бюро забрать билеты. Светлана там работала, я заметил ее сразу. Было много свободных работниц, но я, сделав вид, что изучаю карту Франции, висевшую на стенке, подождал, пока она освободится. Она ловко бегала пальчиками по клавиатуре, подбирая молодой паре подходящий отпускной маршрут. Они ехали на лыжный курорт и хотели оформить все разом, и билеты, и гостиницу, и машину прямо в аэропорту, чтобы все было оплачено заранее. Когда она освободилась, я присел. Табличка на ее компьютере с ее именем — Светлана Зорина. Откуда такая фамилия? Может отец ее из России? Или муж? Но на руке нет кольца, хотя это еще ни о чем не говорит. Там еще был такой смешной плакат — огромная мышь сидит перед экраном компьютера и, зажав в своей лапе человечка, водит им по коврику. И подпись: «Если вы в гневе — комкайте меня!» Листок для особо нервных клиентов. Она заметила, что я смотрю на картинку, и попросила: — Не надо ее комкать, а то у меня уже не осталось таких листов! Был конец рабочего дня. Я так и не нашел нужных слов, забрал билеты, самолет улетал только ночью, я вышел на улицу и устроился в кафе, прямо напротив тур бюро. Стал накрапывать дождик. Она вышла, я быстро расплатился и поспешил ей навстречу: — Вы, наверное, ищете вот это? — и я раскрыл над ней свой зонтик. Она рассмеялась. — Стив? Правильно я запомнила, Вас ведь так зовут? Я проводил ее до дома, оказалось, что живем мы на соседних улицах, и уже не один год. Ну, бывает же, я ее ни разу не встречал, а ведь совсем рядом жили. Вернувшись из командировки, бросив у порога чемодан, я поспешил в тур бюро. Но ее там не оказалось. Вернувшись домой, все никак не хотел, чтобы этот вечер остался пустым, я же так торопился закончить все дела и вернулся специально в пятницу, чтобы конец недели быть дома. Тогда я открыл телефонный справочник: улицу я знал, правда, сомневался, как правильно пи

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх