Вопреки судьбе. Часть 2

— Ты все поняла? — в очередной раз и, надеюсь, в последний спросил отец. — Да, — кивнула я, стараясь сохранить вежливое выражение лица. Позвольте узнать, вы когда-нибудь влюблялись? По-настоящему? Так, что аж коленки дрожат, стоит только представить, как руки твоего избранника крепко тебя обнимут? А уж если вообразить то, что обычно происходит после захода солнца… Я снова потекла. Между ножек стало все влажно. Все же я совершенно беспомощна перед удовольствиями Вермирры. Всегда была, сколько себя помню. Стоит мне только услышать какую-нибудь похабную историю или представить себе неприличную картинку — как тут же возбуждаюсь. Я — Диана РетТоран, вторая дочь своего отца. Того самого, который владеет лучшим гладиаторским домом всей страны. И это отнюдь не бахвальство, как многие считают. Это — факт. А если вы сомневаетесь, сходите на Арену и сами все увидите. На какую именно? Да на любую, бестолочи! Я попыталась отвлечься от приятного зуда между ножек и переключила свое внимание на обстановку. Так вот как живут эти Катрегги! Должна признать, весьма симпатичненько. Мы с отцом находились в зале для приемов, в ожидании пока придет хозяин дома. Сквозь большое, во всю стену, окно, из которого открывался вид на весьма приятный для глаз садик, долетал аромат апельсинов. Под ногами лежал большой ковер, от одной стены до другой, с вытканным узором, изображавшим несколько голых девушек. О демоницы Вермирры, а я только-только начала остывать… Несколько черных кресел и небольшой темно-красный диванчик, да несколько столиков со стоящими на них вазами со свежими фруктами. Хотя, признаюсь честно, гораздо большее внимание я уделила этой сексуальной демонице, темненькой рабыне, которая обслуживала нас, подливая вино в кубки. Длинноволосая красотка с гибким телом с осиной талией. Я загляделась на ее обнаженную грудь, похожую на два спелых фрукта, так и просящихся в рот… Моя рука сама собой скользнула чуть вниз и наткнулась на длинный подол широкой юбки. Вот же ж, вино Шеготара ему в кубок! Во имя дьяволиц Вермирры, в какое место стукнули моего отца на тренировочной площадке!? Нет, я понимаю, что должна хотя бы на людях выглядеть как аристократка, но на кой ему понадобилось заставлять меня одевать эту гребанную пышную юбку, не дававшую мне даже поласкать себя!? Я взяла спелый фрукт из ближайшей вазы и начала неспешно есть, а надежде хоть немного отвлечься от распутных мыслей, но взгляд сам собой возвращался к этой темненькой рабыне. Я ничего не могла с собой поделать. К тому же, сочный персик навевал на меня отнюдь не самые безобидные ассоциации. Я сдерживалась лишь одной мыслью — что полтора месяца ожидания наконец то закончились. Каждый день я мечтала о нем и сегодня, наконец то, мои грезы станут явью. Должно быть, я окончательно достала отца со своим излишним рвением. Я много раз просила и даже умоляла его провернуть все как можно быстрее, но он был непреклонен. В зал быстрой походкой вошел мужчина в богатой мантии — торговец. Я тут же прикинула, как с ним в постели и мгновенно потеряла интерес. Торговец, да к тому же уже немолодой. После того, как я послала отцовский запрет к Вермирре под юбку и приказала одному из гладиаторов ублажить меня, я уже не могла полноценно насытиться с обычными людьми. — Сир РетТоран, приятно видеть вас в моем доме, — расплылся мужчина в широкой улыбке. — Удовольствие взаимно, Мастер Катрегги, — с достоинством улыбнулся мой отец. — Позвольте представить вам мою вторую дочь, Диану. Глаза мужчины пробежались по моему телу от макушки до самых ножек. Я заметила, как в глазах зажегся похотливый огонек. Не дождешься, старик! С тобой я буду трахаться только если рядом уж совсем никого получше не окажется! — Настоящее сокровище, — с алчным блеском в глазах заявил Катрегги. — Поживите с ней пару лет — измените свое мнение, — рассмеялся отец и продолжил уже более прохладным тоном. — Вы обговорили наш уговор со своим сыном? — Эмм… — хозяин дома ощутимо смутился. — Видите ли, в последние пару недель у нас тут небольшой кавардак твориться и как-то подходящего момента не было. — Вот как, — я привычно отметила слегка сузившиеся глаза — первый признак отцовского недовольства. — Но мы сейчас скажем ему об этом вместе, сир РетТоран, — Катрегги как-то мило улыбнулся, отбив у меня всякое желание на него сердиться. Мне, в общем то, было начхать. Я была уверена, что Александру хватит одного лишь взгляда на меня, чтобы согласиться на предложение отца. А я… я была готова сделать что угодно, чтобы моя мечта осуществилась. И если Вермирра пожелает, чтобы я устроила развратную вакханалию в ее честь прямо в этом зале — я готова! Старшие погрузились в обсуждение свежих дворцовых сплетен, а я глазела в окно и заново вспоминала те события, которые привели меня в этот дом. Все началось полтора месяца назад, в день Солнца. Грандиозные игры на Арене, на которых мой отец потерял двух своих гладиаторов, кстати. Мне эта парочка никогда не нравилась, так что я совершенно не жалела, когда их одного за другим проткнули мечом. Я посещала Арену с двенадцати лет. Успела насмотреться на всякое. Однако, на сей раз я глаз не могла оторвать от бойца, вышедшего на финальный бой. Один против семерых. Такого отважного поступка даже мой отец еще не видел. А уж когда я увидела смертельную грациозность его движений… Я потекла и совершенно потеряла голову. Я не могла успокоиться несколько дней. Я либо убегала в дом наслаждений, либо грезила о его руках и могучем члене. Меня захлестнуло с головой. И в один момент я поняла — я хочу быть его женой! Отец все равно никак не мог понять, что со мной делать. Мне уже девятнадцать, а я до сих пор не замужем и виной тому, если послушать моего папашу, мое полное неумение думать головой, а не тем, что между ног. Я при каждой встрече упрашивала отца. Поначалу он лишь отмахнулся от меня, однако, две недели упрашиваний не прошли даром — РетТоран как следует все обдумал и согласился с моей просьбой. Наверняка имея в голове какой-нибудь хитрый план. Что меня совершенно не беспокоило — главное чтобы Александр был моим! Я уже устала слушать пустую болтовню старших, когда мой избранник наконец-то вошел в зал. — РетТоран? — на лице Александра отразилось легкое удивление, когда он увидел моего отца. Я сама слегка вспыхнула от возмущения — бастард даже не взглянул на меня. Отца, впрочем, поразило нечто иное. — Вы позволяете Александру разгуливать по дому с оружием? — обратился он к Катрегги. — Видите ли… — начал отвечать тот, но бастард тут же его перебил. — Вам ли не знать, сир РетТоран, что я в первую очередь воин и лишь во вторую — член этой семьи, — с легкой усмешкой на лице заявил он, усаживаясь в свободное кресло, отстегнув предварительно от пояса ножны с мечом и поставив их рядом с собой. — Да, конечно, — потратив пару мгновений на раздумья заявил мой отец с легкой улыбкой на лице. — Вы лишили меня немалого количества моих гладиаторов. — А я то думал, что вы таким образом пытались меня убить, — пожал плечами Александр. Если честно, то я впервые впивалась взглядом в бастарда. Раньше я видела его на приемах в нашем доме, но он не привлекал моего взора. Для него было лишь одно слово — бастард. Незаконнорожденный, без наследства. Этого достаточно, чтобы отпугнуть почти всех мужчин, ищущих выгодные браки для своих дочерей. И, к моему стыду, я точно так же воротила от него свой чудесный носик, предпочитая более богатых и перспективных кавалеров. До недавнего времени. Последний подвиг бастарда на Арене всколыхнул весьма немалую волну интереса среди городской знати. Как и в своем боевом облачении, Александр выглядел весьма внушительно даже сейчас. Длинные штаны, изрядно запыленные у нижнего края — наверняка от тренировок, составляли всю его одежду. Мощная грудь, бугристые мышцы на руках. Я разглядывала его и потихоньку текла, ожидая, когда же отец перейдет к цели нашего визита. — Ну может быть раз или два, — рассмеялся РетТоран. — Четыре или пять будет ближе к истине, — с легкой усмешкой заявил Александр, смотря моему отцу прямо в глаза. Я снова подивилась его выдержке. Мало кто решался вести подобные разговоры с моим отцом. Слава о его воинских подвигах во время последней войны до сих пор ходила среди знатных семей столицы. — Что ж, если с формальностями покончено, — Александр повернул голову к Катрегги. — Отец, зачем понадобилось отрывать меня от тренировок? — Видишь ли, сын, сир РетТоран не так давно предложил одну интересную вещь, — я заметила, что Катрегги всеми силами старался смотреть куда угодно, только не на своего сына. Я почувствовала, что тут кроется что-то о чем я не знаю. — И, тщательно все обдумав, мы с Мариной сошлись во мнении… — Ближе к делу, отец, — весьма холодно отрезал Александр. Я первый раз слышала, чтобы бастард позволял себе такой тон! Такая дерзость, наглость, открытое неуважение! Но вместе с тем, такая сила, уверенность, чувство превосходства! Я в очередной раз убедилась, что мое сердце подсказало мне верный путь — прямую дорогу к моему счастью! — Сир РетТоран желает принять тебя в свою семью, — как-то тихо сказал Катрегги. Александр перевел взгляд на моего отца, потом обратно на своего и лишь затем посмотрел на меня, впервые за все время удостоив меня беглого взгляда. — Твоя свадьба с моей дочерью Дианой состоится в первый день празднований богини Вермирры, — с легкой улыбкой сказал мой отец. — А если я не согласен? — ледяным тоном спросил Александр. Что!? Он не хочет меня!? Я панически пыталась придумать хоть что-нибудь, чтобы быстренько изменить его мнение. — Все уже решено, сын, — в голосе Катрегги почувствовался отголосок металла. — Это очень большая честь для человека в твоем положении! — Однако свадьба состоится после окончания праздника Вермирры, — подумав несколько секунд сказал Александр. — Что!? — в глазах моего отца сверкнула неприкрытая ярость. — На третий день будут игры на Арене, я в числе участников. А подготовка к свадьбе напрочь лишит меня времени для тренировок. Так что если вы желаете увидеть мой труп на песке — тогда делайте как задумали, — весьма прохладно, но по-прежнему спокойно, пояснил Александр. — Отец! — я почувствовала нужный момент и встряла в разговор. — Александр говорит верно. Ты ведь не хочешь его смерти! — Не хочу, — кивнул РетТоран и погрузился в раздумья. — Тогда придется немного отложить свадьбу — на несколько дней, — мягко сказала я, пытаясь направить мысли отца в нужное мне русло. — Мы возьмем на себя все приготовления, а Александр сумеет уделить максимум времени тренировкам. — Да, пожалуй, — несколько отрешенно сказал отец, витая где-то в другом месте. — Я по-прежнему не желаю вступать в этот брак, — холодно заявил Александр. — Без обид, РетТоран, но я не люблю гладиаторов. Особенно ваших. — О, об этом не беспокойтесь, — отмахнулся мой отец. — Я намерен сразу после свадьбы отправить Диану на плантацию риса к югу от столицы. Глаза Александра тут же как-то недобро сверкнули и я увидела, как он с большим усилием промолчал. Я могла его понять — отец вряд ли позволит ему выступать на Арене, не желая рисковать моим счастьем. Я почувствовала, что нужно как-то скрасить предложение, пока Александр не возненавидел меня. — Может быть, мне лучше остаться здесь, с Александром, — тягуче сказала я, слегка сползая в кресле и едва заметно раздвигая ножки. — Мы сумеем познакомиться поближе до свадьбы. — Дочь… — предостерегающе начал было отец, вцепившись в меня взглядом, но Катрегги отреагировал именно так, как мне хотелось. — Отличная идея! — тут же воскликнул он. — Пусть немного пообщаются и познакомятся! И холодок между ними слегка растает! — До праздника осталось три недели, — протянул Александр, глядя в потолок. — Быть может, вашей дочери и вам действительно стоит получше узнать того, кого вы хотите принять в семью. Мой отец по очереди обводил взглядом всех присутствующих, пытаясь что-нибудь придумать. Моя идея ему явно не пришлась по душе, но, встретив столь сплоченное мнение, он явно не хотел идти на прямой конфликт, настаивая на своем. — Что ж, да будет так, — сдался он, выдавив из себя улыбку. — Пусть моя дочь проведет здесь время до свадьбы, а моя семья устроит все приготовления. Александр кивнул и вышел из комнаты, оставив нас обсуждать детали. Я же пыталась придумать хоть какой-нибудь способ выскользнуть вслед за своим избранником. Я намеревалась заставить его изменить свое мнение и у меня было для этого самое лучшее оружие, придуманное природой для женщин — мое роскошное тело! *** — Доброе утро, Лина, — мило улыбнулся один из стражников, когда я проходила мимо. — И тебе всего доброго, Нокс, — вернула ему улыбку я. Я в очередной раз поразилась, как же все изменилось. Не иначе как богиня Вермирра решила сделать мне подарок и теперь неспешно перекраивала мою жизнь на новый лад. Все изменилось. Раньше я была собственностью Лиска, который относился ко мне так, как захочется его прихоти. И жизнь была… обычной. Вовремя повернуться, вовремя раздеться и прогнуться. С ним я выучила простое правило: если хочешь жить хоть немного лучше — изволь угождать своему Хозяину. Потом я попала в дом Катрегги, но, несмотря на некоторые поблажки, я стала всего лишь обычной рабыней, которых полно в усадьбе. Даже и не могу сказать, как я себя чувствовала — уж слишком мимолетным это было. И напрочь перетерлось тем, кем я стала сейчас. Прошло уже три недели после того, как Александр буквально отвоевал себе почет в этом доме. И вся усадьба с того самого момента будто затаила дыхание, не зная, что произойдет дальше. С виду все осталось по-прежнему — рабыни работали, стража охраняла покой, а Хозяева развлекались и преумножали богатство этого дома. Но, вместе с тем, в воздухе витало напряжение. Рабыни затаили дыхание, пытаясь понять — как же теперь относится к Александру. В один миг он возвысился в их глазах от обычного бастарда до вполне вероятного наследника этого дома. Ни одна рабыня теперь не решалась перечить его воле, зачастую выполняя его приказы вперед хозяйских. А Катрегги с семьей усиленно делали вид, будто ничего не произошло, но все же ощущалось напряжение всякий раз, стоило Александру появиться рядом. Стражники так и вовсе разрывались и не находили себе места. Среди них бастард и раньше пользовался огромным уважением, а теперь его и вовсе превозносили до небес. Я не раз и не два слышала разговоры стражей о том, что именно Александр теперь их настоящий начальник. Он их нанял, он их тренировал, он отдавал им приказы, а не Катрегги, которого они никогда не видели за исполнением обязанностей начальника стражи. Но все это были лишь мелочи. Изменилась моя жизнь. Александр сделал меня своей личной рабыней, но относился он ко мне совершенно иначе чем я привыкла. Рядом с ним я чувствовала себя… даже и не знаю, как это описать. Особенной. Необычной. Я не ощущала над собой хозяйского давления, твердой руки, готовой покарать в случае невыполнения приказа. Лишь ласку и пусть небольшую толику какого-то уважения и доверия со стороны Александра. Я зашла в дом и направилась к кладовой. Леди Диана уже второй день изводила меня своими приказами. То ей нужно постелить постель, то расчесать волосы, то помочь принять ванну, то, как сейчас, подать прохладного вина. Эта благородная кобылица, несмотря на полуденный зной, увивалась вокруг Александра так, будто ее к нему привязала сама Вермирра! А он продолжал тренировки, совершенно не обращая на нее внимания. Я легонько усмехнулась. Все же эта аристократка никак не могла понять того, что мой Хозяин ее совершенно не хочет. Вчера, стоило ей только заявиться в дом, Александр с головой ушел в тренировку, крутясь на площадке до тех пор, как солнце скрылось за горизонтом, хотя обычно прекращал свои упражнения за час или два до захода. О чем леди Диане, впрочем, никто не сказал ни слова. Более того, я сама слышала, как Александр по очереди отводил стражников в сторонку и предлагал им поухаживать за этой «бешеной кобылой», то и дело пытающейся с ним пофлиртовать, обещая свою личную благодарность любому, кто сумеет оттрахать эту девчонку так, чтобы она орала на весь дом. Даже и не понимаю, как я жила раньше… Александр был для меня больше, чем просто Хозяином. Он регулярно говорил со мной. Узнавал о моей жизни, рассказывал о своей. При любой возможности выводил меня из поместья, чтобы я могла посмотреть на город. А уж в постели он действительно был Богом! Под его ласками я прямо таки таяла, полностью растворяясь в экстазе, которого никогда ранее не испытывала! От одной мысли об этом я почувствовала, как внизу живота затлело приятное чувство возбуждения. Интересно, сегодня Александр тоже как-нибудь отвертится от Дианы, чтобы в очередной раз заняться со мной безудержным сексом? Мне бы этого хотелось… Я взяла с полки графин вина. Нос учуял посторонний запах. Аромат соития витал в воздухе. Все еще резкий. Я пробежалась глазами по комнате и быстро нашла то, что искала. Небольшое белое пятно на полу около двери. Интересно, кто и с кем здесь был? Судя по всему, совсем недавно. Я вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь. — Роксана! — услышала я резкий окрик. — Сир Александр дал мне имя «Лина», — тут же ответила я, поворачиваясь на голос. Вообще то, рабыням не разрешалось перечить Хозяевам, но я уже поняла, что нахожусь на весьма особом счету в этом доме. Даже Виолетта теперь уже не решалась смотреть на меня свысока. Все же Александра в этом доме в последнее время уж слишком сильно опасались, чтобы относится ко мне как к обычной рабыне. — Мне начхать как тебя зовут, рабыня, — заявил Владимир. — Иди ко мне, есть работа! В голосе чувствовалось горделивое хамство. Молодой Хозяин в последнее время со всеми вел себя подобным образом. Я поколебалась пару мгновений, пытаясь понять, что мне следует делать в первую очередь. Насколько я понимала, Владимир не имел права давать мне приказания, но так же его не имела и Диана. Александр просто позволял им немного потешиться, да и я вроде как не сидела без дела, как обычно бывало в течение дня. Я думала всего пару секунд. Сама собой пришла мысль, что Диана со своими явными намерениями как можно быстрее запрыгнуть в кровать Александра нравилась мне гораздо меньше, чем Владимир. А потому — хрен с ней. Пусть подождет своего вина лишние десять минут! Влад приказал мне следовать за ним и скрылся в своих покоях. Я, все еще держа кувшин с вином в руках, пошла следом. И оказалась совершенно не готова к тому, что произошло стоило мне только переступить порог. Кто-то тут же крепко схватил меня сзади, мертвой хваткой вцепившись в руки, в то время как сам Владимир резко повернулся ко мне и приставил к моему горлу нож. От страха ли, от испуга или от внезапности всего случившегося, но я просто окаменела, смотря на надменное лицо Влада. Сама я весьма мало общалась с молодым Хозяином, но от других рабынь слышала, что он не слишком то ладит с воинским искусством. И я совершенно не ожидала ничего подобного и оказалась просто не готова к такому повороту событий! О Вермирра, что же тут происходит!? — Лучше помалкивай, рабыня! — злобно прошипел Владимир. Из арки, ведущей в спальню молодого Хозяина показалась совершенно голая Анастасия. — Делай что скажут, рабыня, и уйдешь отсюда невредимой! — своим звонким голоском заявила она, обходя меня и закрывая дверь в покои своего брата. — А если заартачишься — мой братец оставит тебе пару глубоких царапин, чтобы ты стала посговорчивей, сучка! — добавила она, отбирая у меня кувшин и ставя его на ближайший столик. — Мой братец думает, что ему нынче не писаны правила, — Влад развел руки в стороны и прошелся по комнате. — Сперва потребовал уважения, а вскоре захочет еще и заявить свои права на наследство! Отец нашел ему жену, а он нагло заявляет, что, видите ли, вообще не хочет жениться! Молодой Хозяин в порыве гнева пнул кресло, а я тем временем, пока кинжал вернулся на пояс Влада, попыталась осторожно вывернуться из хватки, пытаясь понять, кто же меня держит. (Секс рассказы) Один из стражников? Да нет, не похоже — уж больно маленькие ладони, да и хватка тут же слегка поддалась, стоило только мне пошевелить локтями. Я ощутила, как меня почти что обняли, прижавшись ко мне всем телом. Мне в лопатки тут же уперлись две груди. Женщина! Я быстро перебрала в уме возможные кандидатуры. Неужели Ребекка, личная рабыня Насти? Ей то я чем не угодила? Или во время своего путешествия по семьям юга Александр ее тоже чем-то зацепил? Или просто девчонка не хочет нарушать приказ своей госпожи? Вопросы, много вопросов, и ни одного ответа! — Я ему покажу! И начну с тебя, рабыня! — интонации Влада были где-то между угрожающим рыком и истеричным повизгиванием. — Научу тебя твоему месту! — Ты — рабыня семейства Катрегги, сучка! — прошептала мне на ухо Настя, гладя меня по волосам. После чего вдруг резко сгребла меня за загривок и силой опустила на колени. — И твое место — на хуях моей семьи, Вермиррское отродье! Ребекка держала меня за руки, а Настя крепко обхватила голову, в то время как Владимир неспешно подошел ко мне, задрав подол мантии. — Соси, рабыня! — Анастасия резко нажала мне на затылок, подавая мою голову чуть вперед, к вяло висящему члену своего брата. Я упиралась как могла, совершенно не понимая, что происходит. За что это выпадет на мою долю, Вермирра? Разве я чем-то тебя прогневила, что ты натравила на меня молодых Хозяев? Влада я еще могла хоть как-то понять — из путешествия он вернулся каким-то притихшим, несколько дней вообще не выходил из своих покоев, а когда наконец то показался, то был все время мрачный. Теперь то я понимала, что все это время он вынашивал злость на Александра. Но Настя? Я прекрасно помнила ее. Помнила, как сверкали ее глазки всякий раз, когда я рассказывала ей о сексе. Помнила, какой влажной становилась ее дырочка после этого. Я никогда не грубила ей и молодая Хозяйка ни разу не высказывала своего недовольства мною! За что она так поступает со мной? Владимир, видя мое нежелание подчиняться, глубоко вздохнул и снова снял с пояса нож. — Что ты выберешь — глубокую царапину, скажем, на ноге или подчиниться и взять в рот? — надменно задирая подбородок спросил он, поигрывая кинжалом. Я не верила, что он осмелиться на то, чтобы причинить мне вред! Ударить — еще может быть, но порезать? Да Александр ему… А что он ему сделает? Влад ведь его брат! Заступится за меня? Отругает Владимира? Пожалуется отцу? Мелькнула мысль закричать погромче и позвать стражу. Уж они то все до одного преданы Александру и не допустят надругательства. Но в голову закралась предательская мысль, что ведь Влад — их Хозяин. И без разрешения Катрегги они и пальцем не посмеют его тронуть! Владимир, видя что я не собираюсь послушно открывать свой рот, перехватил кинжал поудобнее и наклонился, рассматривая мою ногу. И когда он вдруг вскинул руку, чтобы вонзить нож в меня, я сдалась. Я испугалась. Сильно. Страх поглотил всю меня. Я поняла, что молодой Хозяин действительно готов причинить мне вред! Осознала это с такой ясной четкостью, что у меня не осталось ни малейших сомнений в этом. И сдалась. — Не надо! — вскричала я, но мне тут же на лицо легла чья-то рука, закрыв рот. Впрочем, Влад все же успел остановить свое оружие в десяти сантиметрах от моей кожи. — Будешь подчиняться, рабыня? — в его голосе мне послышалось легкое удивление, но я была слишком испугана, чтобы уделить этому должное внимание. Рот мне все так же плотно закрывала рука, так что я просто несколько раз кивнула головой, в надежде, что этого окажется достаточно. Владимир отложил кинжал на стоящий неподалеку столик и снова подошел ко мне, задрав подол мантии. — У тебя будет ровно одна секунда, чтобы взять мой член в рот! — резко бросил он. — Отпусти-ка ее, Ребекка. Мои руки и рот тут же оказались свободны и я, не решаясь более испытывать терпение Хозяина, тут же набросилась на его вялый член. Я сосала с редкостным остервенением, стараясь сделать все как можно лучше. Впрочем, пока достоинство Владимира медленно вставало в полную готовность, мои руки оказались связаны за спиной какой-то мягкой тканью. Ребекка опытными движениями распутала хитрый узел на плече и стащила мое платье вниз, оставив его болтаться неровным пояском на поясе. — Вот так, рабыня! — довольным голосом приговаривала Анастасия. — Соси! Будешь знать свое место, сучка! Оно на коленях перед моим братом! Хозяйка была совсем рядом с моим лицом. Я чувствовала ее дыхание на своей щеке, когда она говорила. Судя по всему, смотрела с как можно более близкого расстояния на интимное действо, о котором я ей столько рассказывала. Я, впрочем, была готова сделать что угодно, лишь бы мне не навредили. Я боялась даже подумать о том, что скажет Александр, увидев на моем теле кровавую отметку. Хотелось бы верить, что он заступится за меня, но ведь я всего лишь рабыня, хотя в последнее время по собственной глупости забыла об этом. Забыла под влиянием странного доверительного отношения бастарда. Но мысли предательски соскальзывали. Владимир и Анастасия — кровные родственники Александра и я сильно сомневалась, что он решится пойти против них из-за меня. В конце концов, рабыню всегда можно заменить, а вот потерять брата — это будет невосполнимая утрата для моего Хозяина. Так что я поглубже насаживалась ротиком на член Влада, который оказался, кстати, гораздо больше, чем я ожидала. Даже больше, чем у Александра. Впрочем, я не особо то старалась, почти что не работая языком. Пыталась сохранить хоть что-то для своего Хозяина. А Владимир и не настаивал, наслаждаясь и тем, что делала я. В отличии от Насти, впрочем. — Да ты как неопытная малолетка! — вдруг заявила она, оттянув мою голову назад. Достоинство Владимира выскочило из моего рта. Я открыла глаза и увидела, как Хозяйка с большим упоением набросилась на него. Ее голова покачивалась во все стороны, облизывая и выдаивая все соки из Влада. Парень терпел сколько мог, но спустя полминуты такой напористой ласки начал громко стонать. Ребекка тем временем набросилась на мои дырочки, засунув по два пальца в каждую и неспешно трахая меня. Рабыня то и дело вынимала пальцы из задней щели и плевала на них, тут же возвращая их на место. И, к моему удивлению, я почувствовала, как тело само собой отозвалось на эту ласку. Мое лоно обильно увлажнилось, а соски затвердели. И я не могу сказать, что производило на меня большее впечатление. Сноровистые пальцы в моих щелках или же зрелище, разворачивающееся прямо у меня перед глазами. Настя сосала у своего собственного брата с таким упоением, что я тут же вспоминала выражение лица Виолетты, сношающейся с хозяином дома Катрегги. Та же гримаса запредельного удовольствия. Влад начал потихоньку покачивать тазом вперед, вгоняя свой член почти до самого корня в ротик Насти. Каждый раз его яйца легонько били ее по подбородку, но девчонка даже не обращала на это никакого внимания, продолжая ублажать член одним лишь ротиком — руками Анастасия упиралась в пол, чтобы не опускаться на колени. — Да, еще… еще… — вполголоса бормотал Владимир, закинув голову назад. Услышав это, Настя еще активней бросилась отсасывать. Ее голова сновала туда-сюда с дикой скоростью. Я удивлялась как она вообще может так глубоко брать этот член в рот, а тут еще и с такой частотой! От всего этого я сама не заметила, как подошла к состоянию экстаза. Я, стараясь не привлекать к себе внимания, кончала, тихо постанывая и во все глаза смотря на то, что происходило перед моими глазами. И слабо верила им. Настя и Владимир? Да Хозяин Катрегги убьет их, если только узнает об этом! Всем в этом доме было крепко-накрепко запрещено даже флиртовать с Анастасией! Ее девственность хранили ради какого-то замужества. Марина в свое время весьма ясно дала мне понять — если я хоть пальцем трону девочку где не следует, то бордель покажется мне просто раем по сравнению с тем местом, где я окажусь. — Вот же ж Вермирра! — обильно застонал Влад. Настя тут же выпустила член, который был весь в ее слюне, из своего ротика и направила его прямо мне на лицо. Владимир не заставил себя долго ждать и почти сразу же излился несколькими обильными струями, заляпав мою мордашку и даже волосы. Я бы с удовольствием отвернулась, но Анастасия вовремя перехватила меня за волосы, не дав этого сделать. — Вот теперь ты больше похожа на потаскушку-рабыню! — со смехом заявила Настя, слизнув немного мужского семени с моей щеки. — Эй, Ребекка, отсоси-ка Владу! — Слушаюсь, Хозяйка, — покорно ответила девчонка. Ее пальцы тут же покинули мое тело, позволив мне немного перевести дыхание. Я понятия не имела, сколько это все будет продолжаться, но понимала, что лучше никому не показывать своего удовольствия — у меня было стойкое ощущение что это лишь раззадорит молодых Хозяев на новые ухищрения, к которым я, вполне возможно, не готова. Если честно, то я просто таки чуяла, что Хозяевам хочется немного поиздеваться надо мной. Увидеть слезы на моем лице, а не блаженство. Я все еще не понимала, почему они пошли на все это, но чувствовала, что сейчас нахожусь в весьма опасном положении. Владимир и Настя действительно сумели поставить меня на место. Последние недели казались мне какой-то сказкой. Добрый и отзывчивый Хозяин, который действительно думал и заботился обо мне, а не просто приказывал. Молодые Хозяева же напомнили, на чьей он будет стороне, если вдруг что-то случится. И, если честно, то в моей голове поселилась стойкая уверенность, что я не желаю, чтобы Александр узнал о том, что тут происходит. Я боялась. Боялась того, что моя сказка может кончится столь же стремительно, как и началась. Ребекка нежно и медленно сосала Владимиру на глазах у его сестры, стоя на коленях перед креслом, в котором он сидел, рассматривая меня. Я видела его взгляд, видела что у него в голове есть какое-то желание или план, который он намерен привести в исполнение. — Эй, рабыня, а ну ползи сюда! — через пару минут заявил Влад. Я послушно поползла вперед, отчетливо понимая, что пытаться брыкаться сейчас бесполезно. Будет лишь еще хуже. Владимир заставил меня лечь животом на небольшой столик и резко вошел в меня. Его член снова стоял твердым колом и парень вгонял его в меня до упора безо всякого намека на жалость. Быстро и резко, заставляя меня каждый раз стонать от смеси боли и удовольствия. Но, что было еще хуже, прямо перед моим лицом, слегка развернув кресло, устроилась Настя, широко раскинув ноги в стороны. Я видела ее похотливый взгляд, с которым она смотрела не то на меня, не то на Владимира, в то время как Ребекка что есть мочи прижималась своими губами к ее промежности. Я слышала лишь влажное похлюпывание, да быстрое дыхание Анастасии. — Засунь руку мне в зад, Ребекка! — спустя несколько минут простонала Настя. Рабыня, все так же не отрывая губ от влажной щелки Хозяйки, стала ласкать ее анус. Я видела лишь как спустя полминуты Ребекка ненадолго оторвалась от оральных ласк исключительно затем, чтобы как следует смочить свои пальцы слюной. Зато Настя с каждой минутой извивалась все больше и больше, издавая все более громкие стоны. Стонала, правда, она не одна. Влад долбил меня все сильнее и сильнее, причиняя мне одновременно и боль и дикое удовольствие. Я чувствовала, как моя попка уже просто горит огнем от резких ударов его бедер. Чувствовала, как член молодого Хозяина входит глубоко в мои недра, все ближе и ближе подводя меня к экстазу. И громкие стоны Анастасии лишь распаляли во мне огонь Вермирры. — А ну-ка покажи свою работу, рабыня! — сказала Настя вскоре после того как кончила с оглушительным криком. Ребекка встала и чуть отошла в сторону. Я увидела блестящие от слюны разошедшиеся в стороны половые губки Хозяйки и не до конца сомкнувшееся колечко ануса. Ребекка положила руки на ягодицы Насти и медленно развела в стороны. Задняя дырочка Анастасии тут же открылась. О, Вермирра! Да в это отверстие мог влезть весь мой кулачок! Неужели это Ребекка так постаралась!? Когда я прислуживала Насте, та не слишком то часто просила меня поласкать ее попку, явно недолюбливая подобный вид ласк. Но сейчас… На лице у Анастасии было написана такая явная похоть, что у меня не было ни малейших сомнений — девчонка действительно наслаждается выражением лица Владимира, который, как я была уверена, сейчас во все глаза смотрит в это зияющее черное отверстие. Рабыня слегка наклонилась и плюнула в открытую дырку Насти. Та слегка застонала, стоило только девчонке засунуть в нее два пальца. Потом к ним присоединился третий, а еще через несколько секунд последовал и четвертый. Ребекка весьма нещадно трахала задницу своей хозяйки, не забывая, впрочем, увлажнять ее частыми плевками. Владимир смотрел на все это несколько минут, вгоняя член в меня чуть медленней, чем раньше, но все так же резко, с силой бросая меня вперед, но едва Настя снова стала громко стонать, как парень тут же вышел из меня. Ему понадобились всего пара мгновений, чтобы оказаться рядом с сестрой и всадить свой член в ее задницу. Я, пытаясь хоть немного отдышаться после дикой гонки, которую мне устроил Владимир, смотрела как молодой Хозяин трахает Настю примерно так же, как всего несколько секунд назад трахал меня — глубоко и быстро. Девчонка стонала еще громче, ухватившись руками за спинку кресла, закрыв глаза и совершенно отключившись ото всего вокруг. Я же заметила, как Ребекка отошла на шаг за спину Владу и теперь очень-очень быстро надрачивала собственный клитор и попытке быстро кончить. Уж не знаю, насколько это у нее получилось. Спустя несколько минут Влад покинул зад Насти, повернувшись ко мне. Парень ухватил меня за затылок и глубоко загнал свой член в мое горло, заставив меня поперхнуться. Я не привыкла к столь резкому вторжению, да и сомневалась, что такое достоинство, каким обладал молодой Хозяин, вообще поместиться в моем ротике. Владимира мои чувства, впрочем, совершенно не интересовали. Он просто вгонял свой член в мой рот, время от времени давая мне несколько секунд на то, чтобы я немного отдышалась, после чего тут же, без всякого предупреждения, продолжал. Я почувствовала чьи-то руки на своей попке. Мои ягодицы растянули в стороны, и чей то палец тут же вторгся в мою влажную дырочку. Я почувствовала прикосновение ладони к моим жарким губкам. — Я тоже такую щель хочу! — услышала я голос Насти за своей спиной. — Ты же знаешь — нельзя, сестренка! — тут же откликнулся Влад, не прекращая насиловать мой рот. — Отец меня убьет, если узнает! — Но Диана уже несколько лет трахается в пизду! — как-то слегка умоляюще пролепетала Настя. — Ты бы слышал, как она об этом рассказывает! — Может и услышу, — пробормотал Влад, обходя меня и снова вгоняя свой член в мою щелку. На сей раз он, впрочем, действовал намного более плавно, неспешно загоняя член внутрь и столь же медленно вынимая его. Вот только… Настя встала прямо передо мной, наклонившись вперед. — Вылизывай, рабыня! — приказным тоном заявила она. Я потянулась вперед языком, а Анастасия чуть подалась назад и я буквально уткнулась носом в ее широко открытую попку. Я как могла пыталась этого избежать, но Хозяйка лишь еще пододвинулась, лишив меня возможности повернуть или опустить голову. Язычком я лизала ее щелку, в то время как носом воткнулась в ее попку. Дышать было чертовски тяжело, нос щекотали не слишком приятные запахи, хотя и не такие резкие, как могли бы быть. А в дополнение ко всему, Влад приказал Ребекке взгромоздиться на стол, что та и сделала с изрядным проворством, усевшись мне на спину и снова вонзив пару пальцев в мою попку. Сказать, что мне было неудобно — это еще весьма мягко. Зад горел от проворных пальцев Ребекки, которая то и дело разводила их в стороны, стараясь пошире растянуть мою дырочку. Влад вернулся к своему резкому ритму, в очередной раз добавляя болевых ощущений. К тому же, связанные за спиной руки, на которых, в общем то, и сидела рабыня, тут же стали затекать и теперь весьма сильно саднили. Добавив к этом

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх