Вопреки судьбе. Часть 3

Я неспешно прохаживался по огромной террасе, ища себе хоть какое-нибудь занятие. Вообще, семейство Катрегги, хоть и славилось своим богатством, не пользовалось особым уважением. Виной тому я считал своего отца, который не имел ни торговой хватки, ни воинского умения, ни «серебряного языка». В итоге получалось, что Катрегги уважали скорее за казну, чем за что-то еще. Однако, когда Император лично выдает приглашение посетить один из его «званных вечеров», только полный безумец может отказаться. Катрегги безумцем не был, а потому все мое семейство в полном составе сейчас находилось где-то здесь. Император устраивал такие вечера каждые пару недель, чтобы потешить себя и гостей. В основном — политиков и матерых генералов с их семьями. Но я впервые присутствовал на столь большом сборище местных знаменитостей. И, если честно, чувствовал себя совершенно не в своей тарелке. Здесь были крупные торговцы, «выгуливающие» своих жен и дочерей, с которыми у меня было весьма мало общего. Разномастные политики, включая несколько наиболее уважаемых сенаторов, хвастающиеся друг перед другом своими новыми рабынями, с которыми я не желал иметь ничего общего. И я заметил пару людей в военной форме, которые даже не смотрели в мою сторону, хотя не заметить меня в боевом облачении было проблематично. А потому я просто слонялся без дела, разглядывая гостей. И, должен сказать, зрелища заставляли меня улыбнуться. Гости вполголоса называли это сборище «Императорским борделем» и я довольно быстро понял — почему. Тут и там сновали жрицы Вермирры в весьма сексапильных нарядах, флиртующие направо и налево с купцами, политиками, их сыновьями и дочерями. И готовые в любой момент исполнить любую фантазию по первому же требованию во славу своей Богини. Первая, которую я увидел за исполнением «священных обязанностей», стояла на четвереньках под столом и блаженно сосала какому-то политику, в то время как он, даже не изменяясь в лице, вел оживленную беседу с парой торговцев. Вторую я застукал за колонной, стоящую на коленях перед какой-то аристократкой лет сорока, зарывшись мордочкой ей между ног. И, судя по тому, каким взглядом меня одарила эта бестия — она явно была не против, чтобы я присоединился к действу. Третья лежала на столе и, под похотливыми взглядами десятка людей, впивалась пальцами в свои дырки, издавая до того блаженные стоны, что мантии у всех присутствующих мужчин весьма заметно топорщились чуть пониже пояса. Ну а четвертую я нашел в дальнем конце террасы, за небольшой живой изгородью. Совсем молоденькая девчонка была зажата между двумя телами, которые синхронно вгоняли свои члены в обе ее дырки. И все это я увидел минут за пятнадцать, даже не особо стараясь отыскать тех, кто действительно хотел спрятаться. Нужно сказать, что все эти мелкие зрелища весьма неплохо возбуждали. Притом, не только меня. К кому бы я ни приблизился, всюду шел легкий флирт, а кое где народ уже потихоньку нарушал границы приличий. Одна аристократка стояла в небольшом кружке и всеми силами старалась не подавать виду, хотя, задранная сзади юбка и мужская рука, сжимающая ее зад, наверное, весьма сильно ее отвлекали, судя по тому, что она прикладывалась к бокалу вина каждые десять секунд. Я улыбнулся, глядя на это и отправился назад. Раз уж делать все равно нечего, я намеревался исподтишка понаблюдать за своей семьей. Мне было интересно, скажется ли на них атмосфера этого «борделя». Терраса была залита светом факелов и свечей, да и тут и там была перегорожена зелеными изгородями, но потеряться тут было довольно сложно, несмотря на громадные ее размеры. Примерно в середине на уровне второго этажа был небольшой помост, на котором сидел Император в окружении шести «золотых плащей» с мечами наголо. Этого человека я за свою жизнь видел лишь однажды — на похоронах сира Игоря. Император лично пришел сказать последние слова на погребальном костре, чем вызвал у меня неприкрытое уважение. Императору было уже лет восемьдесят, а то и больше, но в движениях еще чувствовался пыл, а глаза светились умом, не ослабевшим к старости. И то, что он до сих пор не объявил наследника пугало столичную знать даже больше повышения цен на товары с севера. С одной стороны была дочь Императора. Даже и не знаю, как ее зовут. Знаю только, что она еще совсем девчонка, которую наш правитель умудрился сделать уже в весьма преклонном возрасте. А с другой — Святослав. Могучий воин, выступающий на Арене на потеху толпе. Правда, он приходился Императору внучатым племянником, да еще и по женской линии, как я узнал, слоняясь среди народа, что весьма сильно уменьшало его права на трон. Тем не менее, если Император отбросит копыта не назвав конкретное имя, то все опасались худшего. Лично я считал, что последнее, что нужно нашей стране — это грызня за трон, но моего мнения никто не спрашивал. *** Наконец-то удалось вырваться из окружения своего отца! Нет, я, конечно же, не желаю ему скорой смерти, в отличии от большинства присутствующих, но его общество порою бывает уж очень утомительно. Празднество и начаться то толком не успело, а к Императору уже пришли сенаторы и начали обсуждать дела. Терпеть не могу эту его манеру совмещать дела с развлечениями. Но, по правде говоря, еще больше меня бесила его покровительственная манера по отношению ко мне! Ну как можно одновременно и любить и держать меня как можно дальше от трона, на который я однажды сяду? Меня зовут Катерина и я — дочь Императора. Хотя, должна сказать, что за исключением постоянных посетителей вот таких вот приемов, мало кто вообще знает меня в лицо. Отец с самого детства держит меня «в стороне», как он выражается. Так что я уже семнадцать лет почти что заперта в этой золотой клетке, кишащей политиками с их осторожными словами и змеиным ядом. И, как ни прискорбно, были у меня и секреты от моего отца. Точнее всего один секрет. И, если посмотреть, то сводился он к одной простой вещи. А именно — мне с двенадцати лет предлагают поучаствовать в убийстве моего собственного отца. Я бросила взгляд через плечо. Виктор, зорко поглядывая по сторонам, держался в двух шагах позади меня, положив руку на рукоять меча. Глядя на его могучую фигуру я тут же успокоилась. Виктор. Мой личный телохранитель, вечно закутанный в свой золотой плащ. Ставящий мои интересы превыше всего. Ему было тридцать семь лет, но я до сих пор видела в нем того молодого юношу, в которого влюбилась в детстве. Влюбилась раз и навсегда, лишь с годами поняв, что нам не суждено быть вместе. Я — будущая Императрица, а он — мой верный страж, рожденный крестьянином. Он всегда был рядом. Отразил удар кинжала, когда мне было лет десять. Стоял у двери моей спальни, когда я не могла уснуть. И Виктор прекрасно знал обо всех тех попытках втянуть меня в заговор. Но молчал, понимая, в отличии от моего отца, что у меня уже давным-давно есть своя голова на плечах. Я забралась в дальнюю часть террасы. Виктор чуть расслабился — людей тут было поменьше, да и заняты они были, в основном, друг другом. Я остановилась понаблюдать за открывшейся меня картиной. Жрица Вермирры, зажатая между двух тел, блаженно покрикивала каждый раз, когда два блестящих от влаги члена устремлялись в ее дырки. Зрелище пьянило и разжигало во мне похотливый огонек. А уж протяжные стоны и вовсе завораживали так, что я решила немного задержаться тут, чтобы посмотреть за происходящим. Мне всегда нравились подобные приемы. Мой отец здорово придумал — позволять кому-нибудь из знати устраивать празднество во Дворце. Казна не платила ни за еду, ни за развлечения. Потому что желающие организовать подобный вечер выстраивались в длинный ряд, готовые лично оплатить все расходы, чтобы Император гарантированно присутствовал на их приеме. К тому же, мой отец держал во Дворце несколько десятков молоденьких жриц Вермирры. «На всякий случай» — говорил он. И на подобных приемах я всегда видела, на какой именно. Гости еще ни разу не уходили с кислой миной на лице. Жрицы Вермирры просто не знали слова «нет», на радость всем окружающим. Дело уже близилось к завершению, когда по другую сторону от трахающихся я заметила высокого мужчину. Одет он был не в мантию, как большинство присутствующих, а в боевой доспех. Высокие сапоги, обитые металлом, кованые наплечники, браслеты с шипами на локтях. Я без особого труда вспомнила, что не раз видела эти доспехи на Арене. Старший сын Катрегги, по прозвищу «Кровавый лорд». В прозвище крылась скорее насмешка, чем уважение. Все же парень был бастардом и называть его «лордом» можно было только если желаешь посмеяться. — Виктор, а кто это? — бросила я через плечо, не отводя взгляда на мужчины. Не то чтобы я и так не знала. Но мне было интересно, что здесь делает один из лучших гладиаторов страны. Раньше я его ни разу не видела ближе, чем из Императорской ложи на Арене. — Александр, старший сын Катрегги, — тут же откликнулся Виктор. В голосе мне послышалось легкое напряжение и, глянув через плечо, я поняла, что мой телохранитель глаз с парня не сводит. — Выступает на Арене под прозвищем «Кровавый лорд». И, моя принцесса, должен вас предупредить — его навыки ничуть не уступают «золотым плащам». Пожалуйста, будьте поосторожнее рядом с ним. Я удивленно взглянула на Виктора, но не нашла никаких признаков шутки на его лице. Мой телохранитель цепко вглядывался в фигуру Катрегги, выискивая малейшую опасность. — Воин, равный «золотым плащам»? — с улыбкой протянула я, мысленно прикидывая, что теперь, по крайней мере, понятно, почему гладиатор без оружия. — Сомневаюсь, Виктор… — Уж поверьте, моя принцесса, — спокойно сказал мой телохранитель. — Два месяца назад он даровал смерть воина сиру Игорю, который душой и телом служил вашему отцу больше двадцати лет. Я по новому взглянула на Александра. Меня больше не занимала похотливая картинка, разворачивающаяся между нами. В последнее время отец часто вспоминал Игоря, одного из своих телохранителей. Он жалел, что отправил «золотого плаща» на заслуженный отдых. По словам Императора выходило, что Игорь, хоть и был уже в годах, до сих пор был одним из лучших «плащей», когда дело доходило до воинского искусства. Словам отца я верила. Он никогда не хвалил никого за просто так. И если Кровавый лорд сумел в честном бою отнять жизнь «золотого плаща», лет десять отслужившего личным телохранителем Императора, то это было как минимум интересно. Александр был высок. Выше большинства присутствующих. И доспехи ничуть не скрывали его накачанных мышц. И хотя я не ценительница «истинно мужской» красоты, должна признать, шрамы лишь украшали гладиатора. Один тянулся от плеча к груди — длинная белая полоса на темном, загорелом теле, а второй, гораздо более рваный, шел по скуле, от самого носа и до мочки уха, слегка прикрытый спадающей на лицо прядью волос. Но было в нем и еще кое-что. Он, как и я недавно, смотрел на жрицу Вермирры, но, в отличии от остальных, во взгляде не было и тени похоти. Скорее эдакое детское любопытство на красивом лице. Александр аккуратно, чтобы не потревожить остальных зрителей, которых собралось в избытке, сделал шаг назад и скрылся за изгородью, к радости Виктора, который наконец-то расслабился. Я махнула рукой телохранителю и направилась следом за гладиатором. Меня терзало любопытство. И главным вопросом было «Что он тут делает?». В стандартном списке гостей его уж точно не было, значит его специально кто-то пригласил. Но кто именно? Я пыталась вспомнить, кто организовал сегодняшний прием. — Приветствую вас, моя прелестная леди, — мужской голос около самого уха раздался до того неожиданно, что я даже не подумала сопротивляться, когда руки скользнули по моей талии и, слегка приподняв длинный подол, жадно впились в мою плоть между ног. — Святослав! — выдохнула я, запоздало поняв, что никого иного это просто быть не могло. Во-первых, никто другой не стал бы так нагло меня лапать, а во-вторых, только Святослава Виктор бы подпустил ко мне. Парень легко приподнял меня над землей и, отойдя на пару шагов, повернул лицом к стене, скрыв от немногочисленных взглядов знати движения своих рук. Которые, надо признать, стоили того, чтобы их скрывать! Святослав легко нашел длинный разрез в складках юбки и его рука впилась в мою влажную плоть между ног, тут же покрывшихся мелкой дрожью. В то время как другой рукой он одновременно и прижимал меня к себе и ласкал мою грудь сквозь тонкую ткань, отчего соски затвердели. — Найдем укромный уголок, моя прелестница? — дыхание молодого аристократа обжигало мое ухо. Я не нашла в себе сил, чтобы ответить, лишь кивнула. Святослав нехотя выпустил меня из объятий, тут же уйдя в поисках уединенного местечка. Я, с довольной улыбкой на лице, глянула на Виктора, но он лишь с особым усердием осмотрел ближайшие окрестности. Может я и была принцессой, но я все таки была аристократкой Империи. И получила то же воспитание, как и многие другие девушки знатных родов. Ах, Виктор, Виктор… Как же ты можешь сохранять спокойствие рядом со мной? После того, как ты столько раз смотрел, как меня обучали интимным ласкам, стоя с мечом у стены, не отводя взгляда ни на секунду? После того, как ты столько раз прикрывал мои шалости? Святослав заглянул в небольшой закуток. Зеленая изгородь скрывала маленький пятачок с двумя лавочками. Парень едва дождался, когда я зайду, чтобы впиться в мой рот таким глубоким поцелуем, что у меня аж дыхание перехватило, а из горла непроизвольно вырвался еле слышный страстный стон. — Вы не посторожите наш покой, сир Виктор? — обратился Святослав к моему телохранителю. «Золотой плащ» даже ухом не дернул, пока я не поймала его взгляд и не кивнула, подтверждая свое желание. Лишь тогда Виктор отошел чуть в сторону и замер в проеме, стоя вполоборота. Смотря и наружу, и приглядывая за тем, что происходило внутри. А проще говоря — не выпуская меня из виду. Святослав уселся на скамейку и потянул меня за собой. Я уселась сверху, бедром ощущая его стоящий член и уже предвкушая то, что скоро произойдет. Парень запустил руку в мои волосы и притянул к себе, начав нежно целовать, лаская меня за ушком, вызывая во мне дикое желание. Святослав точно знал, что я люблю и как. И я была только рада скрывать наши маленькие шалости от отца. Благо он никогда меня не спрашивал. Это была самая приятная часть моей жизни, пусть даже в моей голове и были корыстные цели. Святослав снова нащупал разрез юбки и, немного потрудившись, широко распахнул его. А я была только рада немножко раздвинуть ножки, позволяя парню погрузить палец в мое пылающее лоно. Мое тело выгнулось от удовольствия, с губ сорвался протяжный стон, когда Святослав легонько «пощекотал» меня изнутри. Я даже и не думала усмирять свой голос. Пока Виктор стоит на страже, нас никто не побеспокоит. И, если честно, то меня совершенно не смущало то, что мой личный страж сейчас видит меня во всей красе. Напротив, его спокойные глаза даже немного заводили. Святослав встал сам и осторожно уложил меня на лавку. Я закинула ногу на спинку и облизала чуть пересохшие губы от предвкушения того, что сейчас случится. Парень устроился чуть поудобнее и впился языком в мою влажную щелку, заставив меня снова выгнуться дугой. Я обожала когда Святослав так делал. Его язык был так приятен и почти что не уступал по проворности язычкам Вермиррских сучек, к которым я иногда обращалась в поисках наслаждений, что я быстро потеряла голову. Но одно дело жрицы Вермирры, которые были готовы на что угодно, стоило только попросить и совсем другое — благородный аристократ Империи, стоящий преклонив колено передо мной. Ну или хотя бы перед моей влажной щелкой. Мои стоны потихоньку набрали силу. Ощущение высшего наслаждения позволило на несколько минут забыть обо всех дворцовых интригах, в которые я была вплетена из-за своего происхождения. Оргазм был чудовищно ярким. Я всегда кончала с каким-то особым удовольствием во время таких вот приемов. Особенно когда Святослав вонзал в меня свой член, что, к моему сожалению, случалось не так часто, как мне бы хотелось. Вот и сейчас парень, убедившись что я кончила, встал и вытер свой подбородок. Вот только сегодня я не хотела его так просто отпускать. — А ну-ка иди сюда! — я с веселым смехом бросилась на шею Святославу и, крепко поцеловав его в губы, усадила на скамейку. Быстро распутала небольшой узел на боку и выпростала на волю могучий член парня. И, даже не думая о том, чему меня там учили, упала на колени перед Святославом, в считанные мгновения насадившись своим ротиком на его член, начав быстро двигать головой, с особым усердием сжимая головку губами. Парень начал потихоньку постанывать, а вскоре положил руку мне на плечо и стал «подсказывать» подходящий ритм. Я, не думая ни о чем, подчинялась. В голове лишь с особой яркостью стояла картинка, какой меня сейчас видит Виктор. Принцесса, стоящая на коленях в темном закутке, отсасывающая член могучего воина. За всеми этими мыслями я так возбудилась, что даже и не заметила легкого толчка Святослава, продолжая широкими движениями насаживаться своим ротиком на его член. И когда мне в рот ударила струя, то от неожиданности я аж закашлялась, выпустив достоинство парня на волю. Член продолжал извергать белую жидкость, которая в считанные секунды забрызгала мне все лицо. Я вдохнула тягучий пряный аромат, мгновенно вернувший мое возбуждение к прежнему уровню. Чудовищно хотелось продолжения, но я понимала, что наше небольшое приключение окончено. — Ну ты даешь, моя прелестница, — с нежностью в голосе заявил Святослав, с улыбкой разглядывая мое личико. Такой он меня уже тоже видел. Подобные оплошности часто бывают, когда я увлекаюсь. Так что я уже привычно стала вытирать лицо руками, отправляя все семя Святослава в свой ротик, жалея, что нигде поблизости нет чистой воды. В общем то, я это делала исключительно из корыстных целей. Отец никогда этого не видел, но я была уже достаточно взрослой, чтобы понимать, что в моих руках лежит судьба нашей Империи. Отец никогда не отдаст трон Святославу. Уж не знаю, какие у них были счеты, но Император много раз намекал на это, хотя и не говорил открытым текстом, что объявит меня новой Императрицей. Однако, я понимала, что народ, может быть, и пойдет за мной, но знать никогда не признает мои права хотя бы потому, что я женщина. И я не сомневалась, что трон без борьбы мне не отдадут. Меньше всего мне бы хотелось начать свое правление с междоусобной войны за власть. И, где-то с полгода назад, в моей головке родился чудесный план. Я просто сложила два плюс два. Если мою мудрость подкрепить могучей рукой Святослава, то знать даже и не подумает бунтовать. К тому же, молодой гладиатор даже не подумал упираться, когда я намекнула ему, что весьма даже не прочь с ним переспать. Святослав окунулся в мой план с головой. И я всячески пыталась привязать его к себе. И раз уж цена — это немного его семени на моих щеках, то, по моему, я заключила очень выгодную сделку. К тому же, Святослав в постели оказался весьма нежен и чуток к моим желаниям, ублажая меня ничуть не меньше того, что я дарила ему. — Я видела на приеме новое лицо, — как бы вскользь упомянула я, вытирая свое лицо платком, протянутым Виктором. — Хм? — Святослав разлегся на лавке, не сводя с меня влюбленных глаз. — Твоего приятеля по Играм. Александра Катрегги. — Аа, — протянул парень и я привычно отметила на его лице признаки недовольства. Быть может, Святослав и умел обращаться с мечом, но для политики, по моему мнению, был глуповат. — Забудь о нем. Еще час-два и Александр станет историей. Я уловила подозрительные нотки в голосе Святослава. Будто он пытался что-то скрыть, что у него, как всегда, не слишком то получилось. — Что значит «станет историей»? — в моем голоске звякнул серебряный колокольчик, заставлявший людей слегка поежиться от резкого укола совести. — Ну… — Святослав явно пытался увильнуть, но никак не мог придумать, как бы получше извернуться. — А ну выкладывай! — резко бросила я, уперев руки в талию. Я не любила, когда во Дворце кто-то плел заговоры. Особенно если я не причастна. — Прелесть моя, давай забудем об этом, а? — Святослав опасливо покосился на Виктора и я поняла, что он прикидывает, сможет ли улизнуть в буквальном смысле. — Ты сама все очень скоро увидишь! Я одарила Святослава долгим пронзительным взглядом, но парень, хоть и не находил себе места, ничего не сказал. И я поняла, что более внятного ответа я от него добьюсь только под пытками. — Ладно, — я махнула рукой, отпуская парня восвояси. — Но при следующей нашей встрече изволь ублажить свою принцессу по настоящему! — Конечно, моя прелестница, даю слово, — Святослав одарил меня еще одним глубоким поцелуем, почти что заставившим меня забыть всю эту историю, и упорхнул, пока я пыталась отдышаться. Я еще раз проверила свой внешний вид, повертевшись перед Виктором, и лишь затем пошла искать Александра. Все же, мне было дико интересно, что тут происходит и я намеревалась получить кое-какие ответы. *** Я уже всерьез задумывался над тем, чтобы поискать укромный уголок для себя и Лины. Ну и, может, для той молоденькой аристократки, которая уже минут пятнадцать строила мне глазки, стоя в компании своего отца и его друзей. Девчонка была просто прелестна и, точно так же, как и я, места себе не находила, открывая рот исключительно для того, чтобы ответить на какой-нибудь вопрос. И явно предпочитала смотреть в ту же сторону, что и я. В двадцати шагах от меня, на перилах, одна из жриц Вермирры сидела, сильно свесившись над пропастью. Ноги были разведены до упора, ступнями она зацепилась за перила, как и руками, и, совершенно не стесняясь, оглашала своими протяжными стонами всю округу. Трахал ее молодой паренек, стоящий ко всем спиной. Владимир, судя по всему, ужасно стеснялся делать это вот так — на глазах у трех десятков людей, но ничего поделать с собой уже не мог. После того, как его два раза застукали на попытках уединиться с Настей, он, судя по всему, предпочел свести подозрения родителей к нулю. Забавно. Ни Катрегги, ни Марина, кажется, до сих пор не знали, какие отношения установились между этими двумя за последние месяцы. Я, впрочем, и не думал ставить их в известность. С учетом, какие у меня нынче отношения с семьей, лишний козырь на руках мне был полезен. Хотя и не могу сказать, что я так уж горю желанием его использовать. — Здесь все так… возбуждает, — подала голос стоящая рядом Лина. — Это Императорский дворец, девочка, — пожал плечами я, молчаливо соглашаясь со своей рабыней. Она попала точно в точку. Конечно, в центральной части террасы, рядом с Императором, все было относительно спокойно. Вино лилось рекой, политики и торговцы обсуждали свои дела, пропуская стаканчик-другой. Но стоило только отойти на полсотни шагов, как званный вечер все больше и больше походил на эдакую экскурсию в сексуальные блаженства, где можно было найти почти что любые утехи. Я слонялся тут без дела уже часа полтора. Желающих со мной поговорить было довольно мало. В основном все задавали один и тот же вопрос — почему я не участвовал в последних Играх. Я ссылался на то, что после ранения нужно было немного времени прийти в себя, и мои «визитеры» тут же отчаливали восвояси. Не говорить же им, что мой отказ от Игр был моей личной данью тому, чему меня обучал мой старый Наставник. Он ушел когда я начал выступать на Арене, не желая видеть, как я использую его знания для обогащения. Хотя, я до сих пор думаю, что у него была какая-то другая причина, потому что Игорь был в курсе того давления, которое на меня оказывала моя семья. «Приноси пользу или выметайся», — если вычленить суть. К тому же, Святослав, наверное, был в восторге, когда ему вдруг свалился главный бой, который намеревались отдать мне. Меня все больше подмывало поманить молоденькую аристократку и наконец-то получить хоть какое-то удовольствие от этого вечера. Тем более, что ничего интересного я до сих пор так и не увидел. Настя стояла в двадцати шагах от брата, прислонившись к перилам и общаясь с какой-то девчонкой под стать себе, то и дело заглядывая ей через плечо, проверяя как там дела у Влада. Наверняка представляла себя на месте Вермиррской сучки. К тому же, судя по то и дело вспыхивающим щечкам, разговор был не из приличных. Не удивлюсь, если скоро эта парочка тоже попытается улизнуть в общей шумихе. Я до сих пор не понимал благодаря какой шутке Шеготара мое семейство попало в число приглашенных гостей. Отец битый час простоял перед ложей Императора, но тот даже не обратил на Катрегги никакого внимания. А луна между тем уже стояла высоко над головой. — Опять она, — Лина легонько толкнула меня локтем. Я лишь кивнул. В отличии от меня, рабыня даже и не пыталась демонстрировать достоинство и вовсю вертелась, разглядывая округу. Однако, эту девчонку я заметил с полчаса назад и с тех пор она «незаметно» меня преследовала. И, в отличии от меня, всегда находила с кем поболтать, делая вид, что не идет за мной следом. Молоденькая, едва ли лет семнадцати, с длинными черными волосами, в ослепительно белом обтягивающем платье до пят, которое, по моему мнению, скорее подходило рабыне или, на худой конец, жрице Вермирры, а не аристократке. Глядя на нее краем глаза поневоле вспоминалась Диана РетТоран, вечно пытавшаяся показать как можно больше. Кстати о РетТоран. Я не сразу его опознал, но эта девица разговаривала как раз с ним. На мгновение у меня мелькнуло желание подойти и спросить, как там поживает Диана, но я отогнал эту мысль. Пустыми оскорблениями я ничего не добьюсь, а просто «поцапаться» — это мне не по душе. Впрочем, это было еще одно наблюдение в мою копилку. Эта девчонка думала, что я ее не заметил, однако довольно сложно не заметить такую фигурку, когда за ней в пяти шагах неотступно следует один из «золотых плащей». Наверное, дочка какого-нибудь сенатора, за которой нужен был особый присмотр. Я мысленно перебрал возможные причины для такого присмотра и большая часть заставила меня улыбнуться. Впрочем, мне не слишком то нравилось другое. Люди, с которыми она разговаривала. Конечно, в высший свет мне путь заказан, однако большую часть собеседников этой девицы я знал. Главы столичных семейств, приемы которых мой отец посещал по два раза в месяц. И, учитывая явный интерес девчонки к моей персоне, результат моих наблюдений мне не слишком то нравился. Я взглянул на томящуюся в окружении заматеревших мужиков девицу и начал прикидывать наиболее простой способ умыкнуть ее без лишнего внимания. Если девчонка хочет посмотреть, что ж, я не против зрителей. А нет — авось отстанет. — Александр! — мне на плечо легла тяжелая рука. Я, даже не успев подумать, не глядя ударил назад, лишь в самый последний момент повернув руку так, чтобы не пронзить подкравшегося ко мне человека острым шипом на браслете. Мой локоть встретился с прочным металлом, в то время как я, пока еще не затих звук удара, резко развернулся, скинув с себя чужую руку. Все это я проделал на одних рефлексах, даже не раздумывая. И лишь теперь, увидев перед собой потирающего бок Святослава, запоздало вспомнил, что нахожусь на дворцовом приеме и вряд ли здесь кто-то будет покушаться на мою жизнь. — Похоже у кого-то слишком много нерастраченного адреналина, — с едва заметной злостью в голосе прошипел Святослав. — «Не подходи к воину со спины», — процитировал я, легонько улыбаясь. Если честно, я был только рад врезать этому парню. Уж слишком много самодовольства на его лице. К тому же, я еще не забыл того выступления на Арене. — Потрудитесь принести извинения, — гвардеец Императорской стражи возник словно из ниоткуда. — И не подумаю, — без тени колебаний ответил я. — Если сир Святослав того пожелает, он может потребовать извинений согласно кодексу воинов. Но до тех пор я считаю себя правым. Лицо у парня слегка перекосилось, когда он услышал эти слова. Я без труда заметил легкий гнев и… торжество? Радость. Как на лице у ребенка, который только что сделал какую-то гадость и его не поймали. — Все в порядке, — отмахнулся Святослав. — Сир Александр прав — не стоит подходить к воину со спины. Давайте лучше уладим все дружеским поединком? — Я не думаю… — начал было гвардеец, но парень его резко прервал. — Я уверен, мой дядя не будет против! — слегка нахально заявил Святослав. — Я спрошу у Императора, — подумав пару секунд заявил «золотой плащ», растворившись в толпе столь же быстро, как и появился. Я же быстро перебирал в уме варианты. Что-то не сходилось. С чего бы вдруг Святославу проявлять ко мне любезность? Когда мы виделись в прошлый раз он приложил немало усилий, чтобы убить меня. Хотя, доказать я, конечно же, ничего не мог. К тому же, я лишь сейчас обратил внимание на то, что Святослав в полном комплекте боевых доспехов. Да еще и, в отличии от меня, при оружии. *** Во рту до сих пор ощущался терпкий привкус спермы Святослава, мешающий спокойно думать. Навевающий похотливые желания. Однако, я с интересом наблюдала, что же замыслил Святослав. Последние полчаса я провела следя за Александром и попутно наводя о нем справки у местной знати. Ведь не может быть, чтобы о таком известном гладиаторе никто ничего не знал. Однако, похоже что именно так все и было. Многие из семей знали его, даже видели на своих приемах, однако никто не мог сказать о нем ничего конкретного. Так, общие сведения, которые я знала и сама. Впрочем, кое-кто вспомнил, что этим летом Кровавого лорда видели в Аскане, городе к югу. И он устроил там настоящее представление, избив до полусмерти старшего наследника Хасков, после чего изнасиловав одну из его сестер. На глазах у ее мужа. Верить этому или нет — я не знала. Большинство знати попросту опасались Александра, не рискуя связываться с его мечом из-за каких-то слухов. Лишь РетТоран, изрядно скривившись и залпом осушив бокал, заявил, что бастард «воин редкого таланта, но ублюдок, каких еще стоит поискать». Насколько я знала, РетТоран планировал принять старшего сына Катрегги в свою семью, связав его узами брака с Дианой, однако, свадьба была отменена чуть ли не накануне. И вся Столица до сих пор гадала, что же тому виной. Но сейчас намечалось зрелище, довольно редкое на дворцовых приемах. Святослав хитростью вынудил Александра на поединок и знать потихоньку стягивалась к помосту Императора, чтобы на это посмотреть. — Боюсь, что мой клинок меня попросили оставить на входе, — громко заявил Александр, в то время как Святослав пару раз прокрутил свой меч. — Я одолжу вам свой, — один из личных телохранителей Императора ловко спрыгнул с помоста, вручив гладиатору свой меч. — Почему вы это сделали? — я, стараясь не привлекать к себе лишних взглядов, выцепила гвардейца уже около самой лестницы. «Золотой плащ» оглянулся на Александра, прежде чем ответить мне вполголоса. — Этот человек сумел убить сира Игоря, у которого я учился, принцесса. Мне интересно посмотреть на него в деле. Я лишь кивнула. Думаю, этот стражник не один такой. Александр тем временем закончил разминаться, приноровившись к мечу из красноватой стали. Клинки «золотых плащей» специально травили в краске, чтобы противники всегда знали, с кем имеют дело. Желающих посмотреть оказалось намного больше, чем я думала. И я заметила с десяток «золотых плащей», покинувших свой пост и присоединившихся к толпе. Святослав бросился на бастарда короткой яростной атакой. Я, хоть и не обучалась полноценно воинскому ремеслу, все же успевала понять что происходит. Отец заставил меня в течении целого года учиться фехтованию. В основном легким мечом. «Принцесса ты или нет, а аристократка должна уметь постоять за себя!» — железным тоном говорил он, когда я жаловалась, не понимая, зачем мне это. И, судя по тому, что я видела, Святослав был на голову выше Александра по воинскому ремеслу. Бастард только и делал, что отбивал атаки, да отступал из под ударов, даже не пытаясь контратаковать. И вдруг… Бастард резко отклонился назад, не в силах парировать очередной удар Святослава, а после и вовсе ушел в кувырок, по выходу из которого упер острие меча в землю и громко произнес: — Я хочу сменить оружие. *** Гребанный Святослав. Я все еще пытался понять, чего он добивается. Я чуял какой-то замысел за его действиями. Четкий план, ведущий к нашему поединку. Поглазеть на который, кстати, собралось довольно много народа, оторвавшись от флирта и жриц Вермирры. Я был польщен, когда один из личных телохранителей Императора протянул мне свой клинок. Тяжелый, как и все остальные. Перед глазами снова всплыл мой последний поединок с Наставником. В глазах у «золотого плаща», перед тем как он ушел, мелькнул неприкрытый интерес. Ну конечно же. Вполне возможно, он сопровождал Императора на похороны сира Игоря. И наверняка видел там меня, с зашитой щекой и повязкой на груди. Я, хоть и прискорбно признавать, весьма плохо помню тот день. Я плохо помню всю ту неделю, если уж на то пошло. После поединка меня лихорадило почти две недели, однако я все равно нашел в себе силы посетить похороны своего учителя. Помню что был безмерно рад, когда Император взял слово, избавив меня от необходимости говорить последнее напутствие отходящей душе. Потому что я справедливо опасался, что отключусь где-нибудь по дороге. Однако это все было в прошлом. Я быстро прокрутил клинок раз десять, пытаясь приноровиться к нему. Без толку. Вероятно, я никогда не сумею полноценно пользоваться подобным мечом. Я встал в стойку, готовясь отразить атаку и все еще пытаясь понять, что на уме у Святослава. Как я и ожидал, аристократ атаковал стремительно. Не прошло и пяти ударов, как я, с легкой улыбкой на лице, понял, что его стиль разительно отличается от движений Игоря. Тот пытался запутать своего противника. Показывал один удар, а наносил другой, вынуждая изрядно попотеть в попытках угадать, какой удар настоящий, а какой — нет. Святослав же использовал другой стиль. Все движения меча были точно выверены, отточены до предела. И я с удивлением обнаружил, что просто не в состоянии контратаковать. То, что мой Наставник брал обманными маневрами, Святослав вполне компенсировал отточенностью и идеальностью всех своих ударов. Я понимал, что аристократ попросту загнал меня в угол. С этим мечом в руках я толком не мог защищаться, даже когда обеими руками взялся за рукоять, в попытке использовать красноватый клинок наподобие привычного мне клеймора. И все равно недостаточно. Я отклонился из под одного удара, парировал второй, отразил третий, снова отошел, чтобы Святослав не отрубил мне ногу. Догадка пронзила меня мгновенно. Нога. Святослав даже не подумал притормозить свой меч или повернуть его плашмя. Это был самый настоящий удар! И если бы я не отступил, парень бы мне начисто перерубил ногу чуть пониже колена! Я поднапрягся и попытался контратаковать. Без толку. Стоило мне только дернуть клинком, как Святослав тут же нанес мне пару ударов еще быстрее, чем обычно, прервав мою еще не начавшуюся атаку и вынудив меня снова отступить. Значит, он может еще быстрее. Несмотря на то, что мое мнение о возможном Императорском наследнике после нашего совместного выступления на Арене было невысоко, теперь я начал понимать, до чего же высоко его мастерство владения мечом. Вполне возможно, что он бы даже заставил Наставника попотеть, хотя наверняка я бы не стал этого утверждать. Снова резкий удар Святослава. Я кое-как успел отдернуть руку, отражая следующий удар держа меч одной левой. Соприкоснувшаяся сталь отдалась резкой болью в плече. Вот же ж Мораг-Бат, до чего же этот парень силен! Однако гораздо больше заботило меня то, что Святослав снова пытался отрубить мне конечность. На глазах у самого Императора, не говоря уже о сотне зевак, среди которых собралась половина управителей Столицы! Мысль пришла мне в голову сама собой. Предельно четкое осознание плана Святослава. Я запоздало сложил воедино все кусочки головоломки и понял, что попался просто из-за того, кто я есть. Я не мог ничего доказать, но подозревал, что Святослав договорился с РетТораном, когда мы дрались вместе на Арен

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх