Воспитание

День выдался трудным и неприятным, очень неприятным… Сегодня меня почти выгнали из университета, остался всего один шанс сдать зачёты, но сделать это я смогу только чудом. Меня зовут Миша, мне девятнадцать лет и я учусь в университете на втором курсе. Да, знаю, звучит банально, но как есть… Родителям я ещё ничего не говорил, просто струсил сказать им что у меня проблемы с учёбой. Мама ничего не скажет, лишь сокрушенно покачает головой, но вот отец… От отца можно ожидать чего угодно. Он слишком вспыльчив, может и до рукоприкладства дойти. Родителей дома нет, я сижу на диване в гостиной, мне нужно с ними поговорить. Папа уважаемый бизнесмен, у него есть связи и он сможет надавить на декана. Эх, а вот как он надавит на меня, даже думать страшно. Я не спал уже полные сутки, попытки выучить всё что нужно успехом не увенчались, только голова разболелась. Я медленно лёг и вытянул ноги, я не буду спать, я просто полежу, просто поле… Как оказалось, я проспал всю ночь. Родители вернулись из ресторана поздно и не стали меня будить. Проснулся я от шума, кто-то расхаживал не далеко от меня. Открыв глаза я уставился в потолок, не найдя ничего интересного в люстре я моргнул и протёр глаза. — Проснулся наконец, пойдём отца проводишь. Сказала мне мама и потормошила за плечо. — Куда? Зевая спросил я и сел, хм, меня ещё и пледом укрыли. — В Берлин, он тебе всё объяснит, пошли скорее. Сказала она мне и ушла в столовую. Я поднялся, потянулся всем телом и ещё пару раз зевнув отправился за ней. Отец стоял у окна в столовой. Он был одет в классический костюм тройку, рядом на кресле лежала дублёнка и шарф. Эх, в начале декабря в городе холодно, да ещё этот ветер дует как проклятый… — Миш, нам нужно серьёзно поговорить. — Сказал он когда заметил что я зашёл в комнату. Я слегка опешил, не ожидал столь скорого развития событий, я должен был сам ему обо всём рассказать… — Папа, я сейчас всё объясню… — Начал говорить я лихорадочно подбирая редкие мысли и идиотские идеи для оправданий. — Не надо ничего объяснять, я отлично понимаю что ты чувствуешь, я понимаю что впереди праздники, но и ты меня пойми. Оборвал меня он и резко повернулся от окна, его строгие серые глаза пристально посмотрели на меня. — О чём ты говоришь? — Стушевался я и невольно сделал шаг назад. — Моя компания с трудом получила этот контракт, и у меня всего один шанс. Я лично полечу в Германию что бы контролировать весь процесс. Эти проклятые работники, как только перестаёшь за ними следить, сразу всё идёт под откос к чёрту в пасть, как же надоело… Сказал он и начал надевать шарф, я постоял и немного подумал. Отец занимается бизнесом в сфере строительства, так что частые командировки это вещь естественная и привычная, так что… — И на долго ты улетаешь? — Спросил я у него садясь на стул за стол. Он отошёл от окна и сел напротив меня сцепив руки в замок. — По первым оценкам от четырех до пяти месяцев… Это без учёта форс-мажоров… — Ну раз это так важно… — Да, это важно, от этого зависит получим мы госзаказ или нет. — Хорошо, езжай и делай свои дела, не в первый раз. Немного грустно улыбнулся я. — Отлично, я рад что ты понял меня, банковские карты я оставил маме, если что-то понадобится, то обращайся к ней. Всё, давай, пока, у меня рейс. Сказал он и потрепав меня по голове вышел из комнаты на ходу накидывая куртку. Я проводил его взглядом и вышел следом, в гостиной с печальным видом стояла мама, голова как и руки опущены, она не в восторге от командировок отца. — Ты точно всё взял? Спрашивает она у отца, судя по интонации не в первый раз. — Да всё-всё, ничего не забыл. Кивает тот головой зашнуровывая зимние ботинки. — Ну всё, давай, люблю-целую, позвоню по прилету. Сказал он, поцеловал маму в губы и вышел за дверь очень тихо закрыв её за собой. Я посмотрел на поникшую мать и пошёл к себе в комнату. Вот блин, что-то у меня сегодня всё не по плану… Отцу так ничего и не сказал, и не скажу уже, к него и так заморочек теперь много, не хватает ещё со мной проблем. А проблемы мои никуда не уходят… Вы знаете, это прозвучит по идиотски, но я решил просто забыть про университет. Да-да, буду игнорировать проблемы прячась от них дома, в этой самой комнате, хорошо что сегодня пятница, отсижусь день а потом выходные. Я поступил так, как и задумал. Маме наврал с три короба про то, что преподаватель заболела и пары отменили, она поверила и ушла пройтись по магазинам. Когда мама чем-то не довольна или расстроена, она идёт в торговый центр и проводит там весь день опустошая один из многочисленных счетов отца. Похоже настало это время, она оделась, позвонила нескольким подругам и ушла. Я остался предоставлен самому себе на целый день. Я прибрался у себя, не стоит зря раздражать маму, скоро и так будет взрыв. Сложив многочисленные книги и безделушки я привёл комнату в приемлемый вид и сел за компьютер. Я отвлёкся от всех проблем, сначала посмотрел порно и расслабился, а потом набрал еды и включил сериал. День пролетел незаметно, когда я посмотрел за окно, солнце уже садилось за крыши домов. Я потянулся всем телом, ноги затекли, сериал оказался интересным. Я вздрогнул, хлопнула входная дверь. Я вышел из за стола и пошёл к двери через гостиную. На пороге стояла мама в шубе и пыталась расстегнуть высокие сапоги. Вокруг неё стояло огромное кол-во фирменных пакетов с обувью и одеждой. — Тебе помочь? Спросил я видя её потуги с замком. — Спасибо, но я сама. Отнеси лучше пакеты в мою спальню. Ответила она поднимая голову и улыбаясь. Когда я наклонился что бы подцепить ручки пакетов, в нос мне ударил устойчивый запах крепкого алкоголя, мама была пьяна. Я разогнулся и потащил пакеты в мамину спальню, ногой аккуратно приоткрыл дверь и вошёл в комнату. Я стоял на пороге и не знал куда пристроить свою ношу. На пол ставить не хочется, на небольшое трюмо у стены не поместится, остаётся только огромная двуспальная кровать на резных ножках. На неё я всё и сгрузил, не мои проблемы. — Кушать хочешь? Спросил я у мамы запихивающей шубу в шкаф. — Нет, мы с Наташей уже поужинали. Опять глупо улыбаясь ответила она и босиком ушла к себе. Всё ясно, Наташа это мамина закадычная подруга, не удивительно что они напились. Я зашёл на кухню и достал из холодильника бекон и несколько яиц. Готовить что-то существенное нет желания, так что яичницы вполне хватит. Да, такого скорого развития событий я не ожидал. Я сидел в своей комнате и смотрел сериал. В комнату хлопнув дверью забежала мама в не длинном пеньюаре, судя по этикетке на боку, она применяла обновки в тот момент когда ей позвонили из деканата. Я сидел на кресле и смотрел на маму, вы знаете, она не высокая, стройная брюнетка, она красива, даже очень, иначе бы отец и не женился. Пьяные но строгие карие глаза в упор смотрели на меня и в них был гнев. — Когда ты хотел мне об этом сообщить? Строго спросила она изо всех сил стараясь сохранить спокойствие. Я понял про что она говорит, потому что в руках она держала свой телефон. — Мам, я хотел сегодня сказать… Начал было отвечать я но она вдруг взорвалась. Молча бросила в меня телефоном, видимо из за опьянения глазомер сбился и мобильный снаряд врезался в стену далеко от меня. На пол посыпались осколки от разбитого телефона. — Ты!!! Тупой идиот!! Не мог нормально учиться в этом своём универе!?!? Какого хрена мне звонит декан и говорит что тебя исключают!? Ты хоть знаешь сколько денег и сил мы с отцом потратили что бы ты туда попал?! — Мам, прекрати, я всё сдам… — Да нихрена ты не сдашь тупой ублюдок, у тебя твоих мозгов не хватит, что бы что-то сдать! Единственное что ты можешь, так это сосать из нас с отцом деньги!! Я промолчал, вижу что мать разошлась не на шутку. — Твой отец сутками … работает что бы обеспечить тебя, а ты, тварь ты неблагодарная!! Кричала она и медленно шаг за шагом подходила ко мне, я начал беспокоиться, раньше она никогда не устраивала таких сцен. И тут произошло то чего я ну никак не ожидал. Мне влепили пощёчину, хотя нет, не так, смачную оплеуху. Было видно что мать бьёт изо всех сил вкладывая весь гнев. Щеку обожгло огнём а голова мотнулась в сторону. На плечи обрушился целый град ударов, мать уже перестала контролировать себя и просто била меня по плечам руками. Я поднял взгляд и увидел как перед моими глазами колышется её грудь, как в такт движениям поднимается край пеньюара открывая взору маленькие кружевные трусики фиолетового цвета. Я резко встал, будучи выше и сильней матери я сразу смог схватить её руки и остановить избиение меня. Но на этом она не угомонилась, она начала пинаться, сначала пнула меня в голень, но так как она была босиком было не очень больно, она немного попинала меня по ногам и видя что результата это не приносит, нанесла удар в пах. С нарушенной координацией и разницей в росте удар получился смазанный и по касательной, но всё равно стало пронзительно больно. Я перестал удерживать её руки и отпустив её запястья сам дел ей не сильную пощёчину. Ей хватило за глаза, она упала на пол, пеньюар задрался окончательно открывая упругую попку с ниточкой трусиков. Я постоял немного над ней пока она рыдала, боль прошла но на её место пришёл гнев, дикий и необузданный гнев первобытного животного. Я сделал шаг к ней и взял её за волосы. Она попыталась освободиться всё ещё гневно сверкая глазами и вцепилась ногтями в мою руку. Мне надоело это терпеть и я отвесил ей ещё одну пощёчину, на этот раз посильней. Она заплакала снова и в глазах её мелькнул страх. Вы знаете, что-то внутри меня утробно заурчало когда я почувствовал её страх, то как она боится неизвестности, та растерянность в её взгляде. — Значит я тяну из отца деньги?! Прошипел я ей в лицо приближаясь на столько, что стал ощущать на губах её прерывистое дыхание с запахом перегара. — А ты сама, хоть один день в своей жизни работала?! Так же шипел я сидя на корточках перед ней и смотря ей прямо в глаза. Она молчала, только двумя руками вцепилась в запястье руки что крепко держала её волосы не давая отвернуться. — А я скажу тебе. Да нихрена ты не делала!! Вдруг заорал я и она зажмурилась, я стал ощущать как её начинает бить дрожь, и от этого кровь вскипела. — Ты в восемнадцать лет вышла замуж за отца, и ни одного дня не работала, ты не принесла в дом ни единой копейки, всё своё время ты тратила на магазины, салоны красоты и своих дебильных подруг, что так же паразитами присосались к своим мужьям. А обо мне ты подумала?! Ты подумала каково мне постоянно сидеть с няней, каково мне когда у тебя никогда нет времени!? И какое право ты имеешь мне что-то выговаривать!? Продолжал орать я ей прямо в лицо. Я не боялся что кто-то из соседей нас услышит, у нас их просто нет, мы занимаем весь этаж. Отец выкупил соседние квартиры и люди из его фирмы сделали из них одну огромную. В то же время её полностью звукоизолировали. Я отпустил её и вышел из комнаты. Злость во мне кипела просто бурлящим фонтаном из лавы. Я прошёл к входной двери, дёрнул за ручку. Ну конечно-же, она даже не удосужилась закрыть за собой дверь. Я запер дверь на все замки и накинул цепочку. Злость во мне перелилась через край и перешла в непреклонную решимость, ну и что что она моя мать? Отец слишком многое ей позволяет, с этим пора заканчивать. Когда я зашёл в свою комнату её там уже не было, ясно. Я подошёл к своему шкафу, отодвинул в сторону дверь и взял в руки джинсы. Ремень из джинсов подойдёт очень хорошо, узкая полоса натуральной кожи будет отличным аргументом для воспитания. Вы можете подумать что я конченая тварь раз собираюсь наказать собственную мать, но здесь есть одно но. Матерью я её не считаю, мы никогда не проводили с ней время, не разговаривали по душам, до десяти лет обо мне заботилась няня, а потом я делал это сам. Так что ничего страшного если она сейчас получит ремня, давно пора, отец очень слишком её избаловал потакая малейшим желаниям и капризам. Я шёл по коридору к её спальне, раз в ванной её нет, значит она там. Так и есть, когда я зашёл в её спальню она сидела и пыталась кому то позвонить. Я молча подошёл к ней и отобрал телефон. — Что это значит?! А ну ка отдай ублюдок заорала она и кинулась на меня с кулаками, видимо предыдущий урок в прок не пошёл, ну что же. Я оттолкнул её на кровать, она упала на широко раскинув руки, пеньюар снова задрался и у меня начали появляться дополнительные пункты. Я молча кинул её второй телефон в стену и без замаха ударил её ремнём по правому бедру. Она завизжала и начала кататься по кровати. Что же, это вам не спа-процедуры, это воспитательный процесс. — Мы ещё не закончили наш разговор. Наигранно спокойным тоном произнёс я и ударил её по второму бедру. Она завизжала снова и принялась тереть ножки руками пытаясь унять боль. Я подошёл и снова взял её за волосы, рывком поднял и кинул на пол, всё равно на нём ковровое покрытие, пусть посидит немного. Сам я сел на кровать и наклонился к ней притянув её лицо к своему. — Что? Уже не такая крутая? Спросил я у неё отвешивая удар ремнём по спине, она заскулила и прогнулась, да так что попка оказалась высоко-высоко. У меня уже окончательно встал и гормоны начали стучаться к инстинктам. — Я сейчас приду, если попытаешься куда-то уйти или что-то сделать, буду стегать пока не устану, а сил у меня много, поняла? Прошипел я ей в лицо, она рыдая и захлёбываясь в соплях кивнула. Я отпустил ей волосы и быстро вышел из комнаты. Несколько лет назад мы с друзьями ходили в поход, с тех пор в одном из рюкзаков валяется прочная капроновая верёвка, вот сейчас и пригодится. Я вернулся в спальню, мать продолжала лежать на полу и рыдала. — Всё, кончай стенать, теперь твоя шоколадная жизнь закончилась. Грубо сказал я и перевернул её на полу лицом вниз, она попыталась сопротивляться, но получив ремнём по спине быстро стала покорной. Я ощущал под своими пальцами её тело, такое мягкое и тёплое, и это сводило с ума. Я завернул ей руки за спину, она снова дёрнулась. — Будешь дёргаться, будет только хуже. — Что ты делаешь!? Провыла она давясь слезами. — Скоро узнаешь. Почти ласково ответил я и завернул её вторую руку. У ней такие нежные и ухоженные ручки, с идеально выполненным маникюром и гладкой бархатистой кожей. Я стянул её запястья верёвкой, что-что а узлы я вязать умею. Спасибо интернету. Затянув на её руках узел я обрезал лишний конец верёвки, а там было ещё метров пять и перевернул её на спину. Лицо её зарёванное и покрасневшее потеряло свою красоту и обворожительность. Я руками порвал пеньюар, её не очень большая грудь в бюстгальтере оказалась передо мной но я не стал с ней ничего делать, успею ещё. Я разорвал н куски всю тряпку что была надета на ней, она оказалась передо мной связанная, лежащая на полу в одном только нижнем белье. Я взял один из кусков ткани и сел на ней, а точнее над ней широко расставив колени. — Прекрати. Прошептала она с ужасом в голосе. Из глаз её тоненькими ручейками текли слёзы. — Поздно, надо было раньше думать. Сказал я и аккуратно вытер её лицо от слёз. — Слушай меня внимательно, ты мне не мать, ты просто левая тётка что всё это время жила в этом доме. — Не говори так!! Крикнула она и получила хлёсткую пощёчину. — Заткнись, я сейчас говорю. Ты девятнадцать лет использовала моего отца, теперь я буду использовать тебя. Она уже открыла рот что бы что-то сказать но я снова её ударил. — Ещё раз попытаешься что-то вякнуть без разрешения, будет намного хуже, ты поняла? — Да. Голос её был обречённым и сломленным, самое то…. Я поднялся с неё и за волосы заставил её сесть. Она сидела на полу со связанными за спиной руками, я взял нож и двинулся к ней, глаза её в страхе расширились и она попыталась отползти от меня. Я Поймал её и приставил нож к горлу, она нервно сглотнула и замерла. — Видишь? Попытаешься убежать ещё раз, и тридцать сантиметров немецкого качества войдёт в твоё бедро, тебе ясно? Она сидела боясь пошевелиться, я отодвинул нож и она кивнула. — Так то лучше. Сказал я и начал разрезать лямки её бюстгальтера, когда с этим было покончено два мягких полушария оказались в моих ладонях. Я сел сзади неё, прижал к себе и начал медленно и размеренно мять её грудь. — И что ты думаешь об этом? Издевательски спросил я её приближая губы прямо к уху с дорогой серёжкой в мочке. Она промолчала, я взял её за сосочки и выкрутил их до отказа. Она завизжала и засучила ножками по полу. — Отвечай когда я спрашиваю. Мне повторить вопрос? — Нет-нет, я думаю… что ты больной извращенец. Начиная рыдать ответила она. Я вздохнул и начал снова мять её грудь, нежно и мягко. — Не правильный ответ, ещё одно такое высказывание и ты будешь наказана. Я говорил очень нежно, и от этого становилось ещё хуже. — Ты ещё н поняла? Отныне у тебя больше нет ни власти, ни прав, теперь ты принадлежишь мне. Так же нежно почти прошептал я. Наигравшись с её грудью я заставил её встать, ну как заставил, просто потянул за волосы. Я отошёл и оглядел её с ног до головы, зрелище мне понравилось и я подошёл к ней с лица и сел перед ней на корточки. Руки мои легли ей на бёдра и подцепили резинку трусиков. Она сжала плотно коленки и мелко задрожала. — Не надо так делать, расслабься. Сказал я но она никак не прореагировала. Тогда я потянул трусики вниз, они медленно обнажили её гладко выбритый лобок и переднюю часть половых губок, они у неё были полными и объёмными. Трусики застряли на плотно сжатых коленках, тогда я встал и молча ударил её под дых, она загнулась, рот открылся пытаясь вздохнуть а колени подогнулись, трусики сами скользнули на пол. — Я предупреждал. Сказал я и погладил её по щеке. Теперь я стал раздеваться сам, с этим слава богу проблем не было. Я разделся и подошёл к ней. Мой член стоял как маяк на утёсе, упёрся головкой в пупок. Положив руки на плечи я подал её знак сесть на колени, она не отреагировала. Я медленно взял в руки ремень, она нерешительно опустилась заняв позицию. — Вот видишь как всё просто. Сказал я и приставил головку к её губам, они были плотно сжаты а она резко отвернулась. Тогда я снова взял её за волосы и повернул в нужную сторону. — Открой ротик, не усложняй ситуацию. Ласково сказал я и без предупреждения опустил ремень ей на бёдра. Руки связаны за спиной, голову я держу за волосы, ей осталось только скулить. Ещё три удара и она зарыдав разомкнула свои сочные губки ожидая проникновения и зажмурившись. — Глаза открой. Сказал я ей властно и она открыла глаза, я посмотрел в них и не увидел ничего кроме обречённости. — А теперь давай сама. Приказал я ей указывая взглядом на свой напряжённо ожидающий агрегат. Мама молча приблизила лицо к моему члену и медленно взяла в рот головку, обхватила ствол губками и стала насаживать свой ротик. Я перестал сжимать её волосы в кулаке и отпустив их просто положил ладонь ей на затылок. Я не нажимал, она всё делала сама, язычок у ней во рту гулял по головке вызывая чувство наслаждения. Она сосала, сосала как шлюха, принимала член глубоко в горло, и не давилась, видимо имеется опыт. Глаза её были снова закрыты. — Глазки открой, и смотри на меня. Сказал я наблюдая как она открывает глаза, теперь в них была боль… боль и покорность. Вот так я подчинил себе тридцати восьми летнюю женщину с прекрасными формами и хорошей упругой попкой. Я остановил минет и отстранил её, взял подмышки и подняв толкнул на кровать. Она упала на простынь и посмотрела на меня. — Мне надо объяснять? Спросил я у ней покачивая в руке ремень. Она покачала головой и молча раздвинула ножки согнув их в коленях. — Молодец, хорошая девочка. Сказал я и опустился перед ней на колени, я посмотрел на её щёлочку, такую нежную и ухоженную. Ни единого волоска, я провёл по ней пальцем раздвигая половые губки, показалась розовая плоть и бугорок клитора. Тогда я приник к ней губами, нежно и аккуратно проникая языкам в лоно собственной матери. Она вздрогнула всем телом и напряглась. Я протянул руки и положил ладони на её грудь не отвлекаясь от киски из которой против её воли начала вырабатываться смазка. Всё, она потекла как сучка, сказывается отсутствие секса, как минимум два месяца это точно, это я знаю наверняка. Соски её под моими пальцами затвердели, я продолжил вылизывать её а из её приоткрытых губ вырвался тихий и неуверенный стон. Я прервал своё занятие и оторвался от её щёлочки, поднял голову и увидел что она выгнулась дугой как напряжённая струна. Что же, самое время. Я пристроился у неё между ножек и медленно ввёл в неё член, он входил сантиметр за сантиметром а я нависал над ней. Мама тихо охнула когда головка упёрлась ей в матку. Я вошёл по самые яйца, она приоткрыла рот и широко распахнула глаза с дурманной поволокой. Я начал двигаться, как бы я не был на неё зол, но сейчас мне не хотелось доставить ей боль или дискомфорт, поэтому двигаться я начал очень медленно по одной амплитуде, то полностью выходя, то заходя до конца. Она прикрыла глаза, стенки её киски плотно обхватывали мой член, я даже подумать не мог что она такая узенькая. Постепенно я начинал терять контроль и ускорялся, вскоре ми толчки стали резче, жёстче и агрессивней, она не возражала, наоборот, даже стала подмахивать двигая тазом навстречу мне. Я удивился, похоже она не на шутку возбудилась. Внезапно мама подо мной напряглась изо всех сил, выгнулась дугой и широко распахнула глаза, из горла её вырвался громкий полу-стон полу-вой, я почувствовал как влагалище её напряглось вместе с ней а в следующий миг она обмякла. Она кончила, и теперь лежала подо мной тяжело дыша и прикрыв глаза. Я не выдержав этого тоже кончил наполняя спермой её изнутри, потом тоже в изнеможении рухнул рядом. Я лежал и смотрел в потолок, мать тоже лежала рядом. — Развяжи меня пожалуйста. Вдруг услышал я, это был не приказ, это была просьба, она явно просила. — И что ты будешь делать когда я развяжу тебя? Ехидно спросил я и нависнув над ней приблизился к её лицу. Она блаженно улыбнулась и просто ответила. — Ничего. Не знаю почему, но я ей поверил, приподняв её я помог ей сесть, а потом развязал её руки. Она тут же снова упала на подушки принялась растирать запястья с красными полосами от верёвки. — Ты же не будешь глупить? Спросил я нависая над ней, она сначала упёрлась руками мне в грудь, но заметив как изменился мой взгляд перестала давить, просто оставила ладони на моей груди. — Нет, не буду. Ответила она и слегка улыбнулась, я посмотрел ей в глаза и понял что да, теперь не будет. Я наклонился ближе, до самого упора касаясь торсом её груди и прильнул к её губам, такие полные и нежные губы ответили на поцелуй. Я смотрел и видел как она закрыла глаза и обняла меня за шею, всё, теперь эта женщина принадлежит мне.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх