Воспоминание

Снова одна… За окном снова ночь… Снова в руке бокал терпкого красного вина… Огни ночного города поглощают меня… растворяют в себе… Чувствую, как что-то обожгло мое лицо… слеза? Я замерзла… А в сердце поселилась тупая боль. Мне никого не хотелось видеть… кроме него. Но он ушел… Ушел без объяснений: собрал чемодан, поцеловал в щеку и… все. Теперь его больше нет в моей жизни. Эти огни, как я раньше их любила… Он часто раньше, видя меня у окна, подходил, нежно шептал на ушко какой — то любовный бред, в который я даже не вслушивалась, ведь его горячие губы уже целовали шейку. Он прижимал меня к себе… Я была в его плену… Я растворялась в нем. Он поворачивал меня лицом к себе, все так же крепко обнимая, обнажал мои плечи, прикрытые шелковым халатом. От его ласк у меня кружилась голова, и подкашивались колени… В какой — то момент он подхватывал меня на руки и бросал, как пушинку, на нашу большую кровать… Целовал мою грудь, сосал и нежно покусывал сосочки, пока я начинала умолять его прекратить эту сладкую муку. Я любила, когда его широкая ладонь блуждала по моему телу, забираясь в самые потайные местечки. Я любила его горячие руки, которые сейчас ласкают другую. Я любила, когда он, целуя мой животик, стягивал с меня трусики… Любила чувствовать, когда его тело дарило мне жар… Любила вдыхать его терпкий чуть горьковатый запах. Я обхватывала его талию ногами… он входил в меня… вгонял свой член резко и полностью… Я чувствовала, как его головка упирается в самое дно моей пещерки. Несколько глубоких толчков, и он выходил из меня, дразнил, водя по моей влажной и горячей киске своим членом… Он чувствовал, что я ищу его собой, что я не хочу ждать больше ни секунды… И сдавался… Я насаживалась на него сверху, сокращая мышцы влагалища… Он это очень любил, и всегда закрывал глаза и запрокидывал голову назад… Мне нравилось, когда я двигалась сверху на нем, а он поднимался, чтобы поймать губами мою грудь… Когда у него это не получалось, он резко останавливал меня. Сдавливая мои бедра руками, делал несколько резких толчков снизу и целовал мою грудь, играя сосками. Когда я прогибала спину, он ставил свою горячую ладонь мне на лопатки, не давая отклониться… Насладившись его ласками, я слезала с него, поворачивалась спиной, становилась на колени и манила к себе, покачивая попкой… Он входил в меня сзади, все также держа свою руку на моей спине, гладя ее… Ладонь сползала на бедра, попку… иногда он позволял себе немного меня шлепнуть, от чего я вскрикивала и подавалась ему на встречу… Он хорошо меня чувствовал… он знал, когда я хочу чего — то большего… Когда я доходила до грани, он всегда знал, что еще немного, и я разольюсь бурным оргазмом. В этот миг он останавливался, отдаляя момент развязки. Целовал мою спину вдоль позвоночника, вызывая дрожь. Он знал, что мне это нравилось… И снова входил в меня плавно, сначала впуская только головку… Иногда я не сдерживалась и сама двигалась ему на встречу… Он брал меня так, как нравилось нам обоим… Мы кончали вместе. Всегда, как только моя киска начинала сокращаться в спазмах оргазма, он начинал изливаться в меня. Всегда самый первый оргазм у нас был общим… одним на двоих… Рухнув на кровать, несколько минут мы отдыхали… А потом он подхватывал меня на руки и нес в ванную… Поставив меня под душ, он мыл мне животик и спинку… По взгляду его я понимала, что он хочет меня здесь и сейчас… Тянулась к нему, и он снова начинал целовать мое тело… Ловил губами капли теплой воды, которые падали на нас сверху… Все было, как в каком — то бреду… Я не замечала, как уже упиралась руками в кафель, прогибалась и встречала его член. И он двигался во мне страстно и пылко, словно у нас давно не было секса. И я быстро кончала, выкрикивая его имя… Но он не останавливался… Я чувствовала, что он начинает дрожать, что член словно становится больше. Значит, скоро кончит… И я поворачивалась к нему… По нашим телам все так же бежала вода… Я опускалась на колени и целовала его головку. Брала ее в рот, рисовала круги язычком… Моя рука массировала его яички… Я меняла темп: то ускоряясь, то замедляясь… Когда его возбуждение достигало предела, он клал руку мне на затылок и уже сам контролировал меня, иногда заставляя заглотить его член так глубоко, что не хватало дыхания. Когда он кончал, я пила его сперму… она была сладкой… и горячей… я слизывала все до последней капельки… Потом он подымал меня за плечи и долго — долго целовал в губы… В конце концов, мы просто принимали душ… Надев теплые банные халаты, мы шли на кухню… Он откупоривал бутылку вина, наливал в бокалы… И я брала такой же бокал красного вина вина… Пила, любуясь ночным городом… Улыбалась, зная, что он стоит за моей спиной с таким же бокалом в руке… Мне было хорошо… я была счастлива… тогда… в его объятиях… А сейчас вокруг только холод и пустота… И мои воспоминания о нем, любимом, но таком далеком и уже чужом…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Воспоминание

Воды было мало поэтому решили помыться все сразу. Жена по началу не хотела, но я убедил ее что в этом нет ничего плохого, а оставить ей немного воды или пропустить ее вперед практически невозможно. Немного поколебавшись она согласилась. Пока жена собирала полотенца я с мальчиками уже отправился в раздевалку. Скинув с себя одежду я наблюдал как аккуратно раздеваются племянники. Они изредка бросали завистливые взгляды на мой свисающий член. Не боись ребятня — усмехнулся я поймав очередной взгляд — и у вас такой вырастет. Мальчики немного зарделись и с надеждой посмотрели на свои на мой взгляд и не очень маленькие отростки уже начинающие покрываться кустиками волос. В раздевалку зашла жена, мальчики стыдливо прикрыли пах ладошками, я же стоял как ни в чем не бывало, мне стесняться было нечего. Пойдем ребетня — я подтолкнул мальчиков в душевую. Они нехотя, бросая взгляды назад, на уже начинающую раздеваться мою жену, зашли в душевую. Не переживайте — ухмыльнулся я — она же сюда придет и абсолютно голая, насмотритесь еще. Мальчики покраснели, я правильно отгадал их мысли. Немного смочившись мы стали намыливаться. В этот момент в душевую зашла моя жена. Я не сразу услышал ее, просто по начинающим подниматься членам племяшей я понял что произошли изменения в нашем составе. Я обернулся. Ирина нерешительно мялась в дверях, старательно прикрывая груди одной рукой и держа вторую возле лобка. В такой стыдливости она была просто великолепна! Крутые полные бедра, пухлая манящая попка, груди выпирающие из под прикрывающей их руки, легкие складочки на животике, мы в троем любовались ею. Ты так и будешь мыться — проговорил я, подходя к ней и проталкивая ее в центр — давай, мы подвинемся, вставай сюда — я подвел жену под носик душа. Мальчики продолжали пялиться на нее, я включил воду и Ирине волей не волей пришлось оторвать руки от собственного тела чтобы как можно быстрее намочить голову. Пока она мочила волосы мальчики неотрываясь и пользуясь тем что Ирина их не видит, смотрели на ее груди, большие чуть отвисающие под собственной тяжестью, с большими темными кружками вокруг крупных сосков, сейчас они были полностью открыты взорам мальчиков. Ирина выдавив на ладонь шампунь стала намыливать волосы. Мальчики продолжая пользоваться слепотой моей жены и моим непрепятствованием, со всех сторон разглядывали мою жену. Их члены уже стояли параллельно полу, я замечал как Андрей украдкой пытается немного подрочить себе. Тщательно намылив голову Ирина попросила меня включить душ чтобы смыться. Я жестами показал мальчикам чтобы они по возможности спрятали свои возбужденные пенисы и продолжили мыться, после чего включил жене воду. Смыв голову Ирина взялась за мочалку. Ее первая стыдливость уже прошла и она как ни в чем не бывало стала намыливаться. Я продолжал перехватывать взгляды ребят обращенные на мою жену. Вот она намыливая себе ноги слегка наклонилась вперед, тут же Дима оказался у нее за спиной и с интересом разглядывал открывшуюся ему картину — пухлые округлые ягодицы Иришки и волосатая щелочка между бедер. Вот наклонившись за куском мыла, провисли вниз ее полные груди, соски смотрели прямо в пол, вот намыливая бок, Ирина повернулась к мальчикам боком, давая тем прекрасный шанс насладиться плавными изгибами ее пышноватого тела. Давай спинку потру — обратился я к жене. На — она протянула мне свою мочалку и повернулась ко мне и мальчикам спиной. Племянники сразу же прекратили мыться и уставились на Ирину. Я слегка отошел в сторону давая мальчикам полюбоваться на попочку моей любимой. Андрей уже в открытую надрачивал свой хуй, видимо представляя как он имеет мою жену, Дима наблюдая за действиями брата, тоже стал поглаживать свой член. Дав им немного полюбоваться, я игриво шлепнул жену по заду, заставляя ее ягодички слегка задрожать. Не давая паузе слишком сильно затянуться я принялся намыливать жене спинку. Водя мочалкой по спине я потихонечку заставлял жену все больше и больше нагибаться вперед, наконец она сама наклонившись еще больше уперлась руками в стенку. Если бы она только знала, что творится у нее за спиной. Мальчишки не отрываясь смотрели на нас, продолжая яростно мастурбировать. Придерживая под бочок супругу я продолжал водить мочалкой по ее спине. Моя вторая рука постепенно плавно передвигалась от ее бока к ее груди и вот я уже обхватил свисающую сиську жены в свою ладонь. Ирина подняла на меня голову, я игриво подмигнул ей продолжая тискать податливую плоть груди и теребить пальцем сосок. Ирина слегка покачала головой и стрельнула глазами в сторону мальчиков, но я неумолимо продолжал терзать ее сосок, становящийся с каждой секундой все тверже. Вот уже Ириша закусив губку, чуть переступила с ноги на ногу, моя вторая рука с мочалкой чуть переместилась и теперь то ли намыливала то ли поглаживала жене попку. Второй рукой я по очереди тискал груди жены. Мой член стал набирать силу и в какой-то момент моя возбужденая плоть скользнула по бедру жены. Ирина снова подняла на меня взор. Взор страсти и вожделения. Я ответил ей не менее пылким взглядом. Моя рука отбросив мочалку проникла между неплотно сомкнутых ножек Ирины и очутилась на ее горячем чуть увлажнившемся лоне. Ира начинала течь, забравшись пальчиками между ее половых губок я чувствовал как начинают струится ее выделения. Мы сейчас — резко распрямляясь проговорила жена и беря меня за руку потащила в раздевалку. Прикрыв за нами дверь в душевую Ирина прильнула ко мне — Миша, разве можно при детях — шептала она страстно целуя меня, ее руки бродили по моему телу. Все можно, да и они уже не дети — отвечал ей я — тиская ее ягодицы, теребя губки влагалища и набухший клитор. Следующие десять минут мы всецело посвятили друг другу. Отдыхая после первого утоления наших желаний, мы решили покурить. Я сидел на лавке, жена продолжала сидеть на мне, обнимая одной рукой меня за шею, и держа сигарету в другой. Сидя спиной к двери в душевую, она не могла заметить того что теперь увидел я — дверь не была прикрыта полностью, как ее оставляли мы, виднелась щель сантиметров десять, и я точно знал как и для чего эта щель появилась. Немного передохнув, я недвусмысленно дал жене понять что хотел бы воспользоваться услугами ее прелестного ротика. Ирина ничего не имела против и присев передо мной на корточки принялась ласкать мой член своими нежными губками и бархатистым проворным язычком. Я увидел как в щели показались две любопытнейшие мордашки наших племянников, я весело подмигнул им, они осмелев одарили меня своими улыбками. Собрав волосы жены на затылке в пучок и придерживая его, я несколько улучшил мальчикам обзор и очень надеялся что теперь им прекрасно видно как мой член то появляется то исчезает в ротике жены, как раздуваются ее щечки когда головка члена упирается в одну из них. Жена не выдержала долгого стояния на корточках и встала на колени, обратив к наблюдающим свою аппетитную попку. Видя что я помогаю им, Андрей жестами попросил меня раздвинуть ножки жены. Протянув руку я чуть развел ляжки жены в стороны и стал тереть губки ее влагалища. По мере моих действий движения жены становились более страстными и порывистыми, она подолгу выпускала мой член из ротика и прикрыв глаза наслаждалась моими ласками, я же продолжал теребить ее хлюпающее от переизбытка выделений влагалище. Через некоторое время жена стала кончать, содрагаясь в конвульсиях и зажимая мою ладонь между своих бедер. Когда сокращения мышц влагалища прекратились она просто вытянулась на полу и лежа на животе подложила под голову руки. Дав ей некоторое время, я опустился рядом с женой и, взявшись за ее бока, помог ей подняться на четвереньки. Пристроившись сзади я стал трахать жену раком, не забывая впрочем про наблюдателей и стараясь развернуть ее так чтобы она их не заметила и в тоже время чтобы мальчики могли видеть как можно больше. Разрядившись в нее, я повалился на жену … сверху и прижал ее своим телом к полу. Мишенька, мне было очень хорошо — поделилась впечатлениями супруга. Мне тоже котеночек — я нежно поцеловал ее в щечку и лизнул за ушком. Ира томно потянулась — неужели еще мыться идти — жалобно протянула она. А ты бы еще этого хотела — я недвусмысленно подергал бедрами. Но ты же сейчас еще не сможешь — проговорила она — мы и так с тобой сколько раз кончили. Но есть же еще ребята — сказал я, за стенкой чуть кто-то не упал от неожиданности. Жена тоже удивленно посмотрела на меня. У нас в запасе еще два молодых члена — продолжил я свою мысль. Ирина продолжала удивленно смотреть на меня. Ты же хочешь еще — не унимался я — начиная гладить ее по бедру и переходить на ягодицу. Жена потихонечку стала вновь заводиться. Но Миша — начала она — они же еще маленькие. Видишь — улыбнулся я — сам факт потрахаться ты не отвергаешь, тебе просто не совсем нравятся партнеры. Жена зарделась, получалось что она легко согласилась изменить мне при мне, и все дело только с кем. По моему они славные ребята — я воспользовался ее замешательством и перевернув ее на спину стал водить пальчиком по набухшим губкам влагалища, изредка задевая выпирающий клитор и заставляя жену томно вытягиваться каждый раз как мой палец касался ее бугорка. Ирина прикрыв глаза продолжала лежать и наслаждаться моими действиями. Ну так как — спросил я вводя сразу два пальца в ее лоно. Ну наверное можно — произнесенное женой, трудно было назвать просто словами, это был и стон наслаждения смешанный со сладострастием и вздох сломленного внутреннего противоборства. Продолжая сношать пизду жены пальцами я сделал знак племянникам выходить. Те не смело появились из душевой. Будете трахать тетю Иру — спросил их я, заранее зная ответ. Будем — проговорил Андрей, как старший, но смотря в пол. А че так скромненько — весело проговорил я — ну-ка ответь как подобает мужику. Мы будем трахать тетю Иру — ответил Андрей по смелее. Ну вот другое дело, передаю вам свою жену, надеюсь в надежные руки и крепкие члены — вставая, я потрепал ребят за плечи. Те опустились перед лежащей ириной. Ирина приподнялась на локтях и весело смотрела на мальчиков. Ну мои молоденькие чем порадуете — она взяла в ладони их торчащие колом члены. Мальчики осторожно положили свои руки на ее тело. Смелее, смелее — подбодрил их я — облапайте свою тетку, потискайте ее сиськи, ляжки, не забудьте про письку — подсказывал я им. Ребята освоившись с необычной ситуацией и осмелев шустро взялись за дело. Тиская прелести моей жены, они присасывались к ней губами, неумело но старательно орудовали языком, их руки казалось побывали уже во всех закоулочках моей жены. И вдруг я увидел главное, моей жене нравится, она вот вот кончит. Полижи пизду — крикнул я Диме, тот быстро переместился и погрузил свое юношеское личико между широко разведенных пухлых ляжек моей супруги. Через несколько секунд Ирина задергалась в очередном оргазме. Дима, не давая Ирине долго передохнуть, приблизил свой хер к ее лицу — теперь она пускай мне — обратился он ко мне. А что ты ко мне то с этим — улыбнулся я — это к тете Ире — я махнул в сторону жены, которая уже стала открывать ротик. Дима обернулся к моей жене. Давай сюда — Ирина приглашающе держала ротик открытым. Дима придвинулся ближе и моя супруга начала отсасывать мальчику. Андрей с налетом зависти наблюдал как моя жена сосет его младшему брату. Вон там свободно — пошутил я, указывая ему на распахнутую пизденку Ирины. Андрей расположился между ног моей жены и ухватившись за ее бедра стал ее трахать. Видя что дело пошло на лад и в моем прямом участии нет необходимости, я одев на голое тело шорты выбежал из бани и направился к дому. Забежав к нам в комнату я схватил фотоаппарат и бегом направился обратно, я не хотел пропустить ничего из происходящего. Когда я вернулся, то мою жену уже трахал Дима. Ирина стояла раком на полу и облизывала поникший член сидящего здесь же Андрея. Видимо мальчик уже разрядился в нее порцией молодой спермы. Дима пыхтя и сопя продолжал методично загонять свой член в мою жену. Я стал фотографировать. Жена обернулась и попросила меня не делать этого, но я продолжал снимать. Ирина пыталась прикрывать лицо руками или отворачивать от объектива голову, мальчишки же напротив старались попасть в кадр. Дима вскоре кончил, но тут уже я порядком отдохнув и возбудившись от происходящего занял его место. Фотоаппарат достался Андрею, и он продолжил снимать. Во время очередного перекура мы немного попозировали на камеру, я с женой, жена с ребятами. Потом в фотоаппарате кончилась пленка и мы оставив уже не нужный агрегат еще с полчаса предавались утехам. Потом мы совершенно спокойно все-таки домылись и вернулись в дом. Наутро за племянниками приехали родители, и они горячо и с огромной неохотой распрощавшись с нами уехали. И вот теперь мы сидим с племяшами на нашей кухне, спустя практически десять лет, и рассматривая фотографии того дня предаемся воспоминаниям. Моя жена, уже сорокалетняя немного располневшая, но не утратившая той притягательности пышных форм, дама, в комнате укладывает спать нашу дочку. Передо мной сидят возмужавшие, заматеревшие Андрей и Дима, уже создавшие собственные молодые семьи и заехавшие к нам, проведать своих тетку с дядькой. После того случая мы еще неоднократно занимались вместе сексом, мы с Ириной так потом стали свингерами, ребята в семьях придерживались стандартных отношений, лишь изредка ходя налево. Но тот первый случай наиболее глубоко запал нам всем в душу, как поворотный, как решающий. На кухню зашла Ирина — все Леночка спит — проговорила она распахивая и скидывая халатик. На жене остались тоненькие прозрачные трусики и прозрачный лифчик. Отлично — хором проговорили племяши стягивая с себя одежду. Ирина села между их табуретками на пол. Ну тетка, давай, пососи малость — Андрей высунул свой здоровенный член. Ирина принялась облизывать его бандуру. Прав ты был дядя Миша — обратился он ко мне — тогда — он кивнул на лежащие на столе фотографии — вырос член-то. Дима тоже окреп, он уже был совершенно не похож, на того двеннадцатилетнего мальчика, запечатленного на фото, поджарый, спортивный, он уже был на последнем курсе института, в прошлом году женился. И теперь эти повзрослевшие, окрепшие и набравшиеся опыта парни, мужчины, снова трахали мою жену, доставляя ей максимум удовольствия. За все эти годы, у нас с женой скопилась куча фото, а в последствии и видеоматериалов, но и она и я считаем лучшими именно эти фотографии. У нас в жизни было много любовников, но моя жена всегда отдавала предпочтение своим племянникам, для Димы она была первой женщиной, для Андрея своеобразным полигоном для испытаний. Все вопросы и пожелания, а также если есть идеи на malesv@rambler.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Воспоминание

Откровенно, а как еще можно? Какой смысл врать? Это все равно, что врать самой себе. Одно дело сдерживать себя, другое, что у меня внутри. Я никогда никому не писала, если я пошла на это, значит — дальше не могу. Мне надо хотя бы выговориться. Это одна из форм выражения самой себя. Кстати, помогает и решить для себя. Я думаю, что женщина влюбляется в двух, даже чаще, чем мужчины. Только мы понимаем под этим нечто другое. Понятие «очага» у нас разное. Я не разу не изменяла мужу, хотя до замужества — погуляла. Я до замужества страстно любила двоих. Разговор и женитьбе не шел, мне этого не требовалось. Просто любовь. Они были такими разными, но приблизительно одного возраста. Игорь был моим первым мужчиной. Мы до этого встречались с ним около полугода. Он покорил меня сразу. Я вообще-то немного перезрела в девках. Хотелось, хоть вой!!! На второе наше свидание, я шла уже возбужденной. Вечером, в парке на лавочке, он посадил меня на колени и стал ласкать. Он нежно, не спеша гладил меня. Я уже не могла!!! Я потекла, а он все не спешил потрогать мою киску. Мне стало не удобно, что он дотронется, а там мокро. Он расстегнул кофточку, задрал юбку… любовался мною, гладил ноги. Я не выдержала и сама раздвинула ножки и как-то приподнялась, подставляя киску. Он этого и хотел. Наверное специально все де! лал для этого. Когда он потрогал и почувствовал, что там все мокро, он стал страстно меня целовать, как я поняла, одобряя меня. Я отвечала ему тем же. В какой-то момент, я была готова отдаться ему там же. Но он не спешил. Я пришла домой дрожа от возбуждения, но успокоилась и спала, как ребенок. Потом мы ходили в кино, но там так не развернешься. Через неделю, мы встретились у меня дома. Буквально сразу он меня раздел, я совсем не стеснялась, а только наслаждалась и с интересом смотрела, как он раздевается. Я впервые увидела член, тем более в боевой готовности. Я не много испугалась, хотя я и была еще девственной, но имела представление, что и как. И не могла представить, как его туда можно засунуть. В дальнейшем, я поняла, что не величина члена определяет наслаждение, хотя он у него действительно был не маленький. Игорь меня с ним познакомил. Он попросил потрогать его, что бы я его не боялась. Я с опаской взяла его в руку. Он был твердый и горячий. Нет первое знакомство нельзя забыть!!! Я до сих пор помню его. Тем более он был полностью первым!!! Он рассказал мне назначение крайней плоти. — Когда головка коснется твоих губок, для того чтобы легко войти, губки будут держать крайнею плоть, а головка проскользнет внутрь… Такой бред! При этом он продемонстрировал на моей руке. (Вообще, у нас были очень особенные игры). Затем он лег в постель и начал целовать мои ступни, медленно поднимаясь в верх. Я ему не дола поцеловать мою киску. Он был очень нежным в постели, если, что-то мне не так, то он не настаивал. Берег меня! Это сейчас хочется (ох как хочется!) оказаться в сильных руках. А тогда… Мы ласкали друг друга больше часа, я текла как Ниагара! Я была вся в его выделениях… живот, бедра, грудь. Но очень боялась, чтобы не попали в киску, боялась залететь. Мне было так хорошо и большего не хотелось. Поэтому, когда он положил меня на спину, раздвинул мои ножки, согнул их в коленях и стал подстраиваться (это тоже нельзя забыть, как первый раз головка касается твоих губ), сдвинула коленки и сказала, что не надо. Он попытался ласками меня уговорить, но… Сейчас я понимаю, что в такой ситуации назад пути нет. Ни с физической, ни с нравственной точки зрения. Стоило ему налечь в тот момент, когда я стала сводить коленки и на одну целку стало бы меньше. Но в тот момент, я не знала, что нельзя так провоцировать и не была готова. Он успокоился, да и я тоже. На этом первый мой сексуальный контакт с мужчиной закончился. В дальнейшем мы встречались, то у меня, то у него. Мы ласкались часами. Он постепенно приучал мою киску к его члену. Он придумал позу, когда он ласкал киску членом, что бы я была уверена, что он не всунет. Напомню, у него был большой член. Я ложилась на спину, ноги подымала на перила кровати, а он ложился рядом, так, что его член терся о мою попу, а головка обрабатывала киску. Он постепенно ласкал клитор, раздвигал членом губы, терся о вход. Ему, конечно, не стоило большого труда немного подвинуться и все… вперед! все открыто. В дальнейшем так и произошло. Но в первый раз, я испытала оргазм, конечно это не тот оргазм, который я испытывала позже сидя на члене и чувствуя, как он упирается почти в горло, но это было что-то. Меня как током ударило. Игорь это понял, самое удивительное, что он тоже в этот момент кончил. До этого он не кончал при мне. Мне тогда было безразлично, что сперма течет по моей киске. Чуть позже, прейдя в себя, я поняла, что могла залететь от будучи девственной. Но все это я рассказываю тебе, вот к чему. До Игоря у меня был друг, с которым мы долго общались, но дальше поцелуев дело не шло. Игорь уехал на практику, а я осталась. С Сашей я редко, но встречалась. Но теперь я уже не могла без секса. Мне хотелось и все! Я стала оказывать Саше больше внимания, и без проблем закрутила его. И позволила «уболтать» себя. Оказавшись в постели, я не стала строить из себя полную невинность. Мне хотелось секса! Поэтому, уже я вела его по дороге наслаждения. Он быстро приспособился к моим желаниям, но ограничение оставалось в силе. Он тоже не был новичком и многому меня научил. Но если Игорь, больше мне старался доставить удовольствие, то Саша научил меня очень важному. Это получать удовольствие доставляя удовольствие мужчине!!! Это очень помогает мне и сейчас! Он первый уделил внимание моей попочке. Вернулся Игорь и я снова стала заниматься с ним сексом, и с Сашей тоже. Как-то умудрялась. Повторяю они очень разные и секс тоже. Вот тогда у меня впервые зародилась мысль, хорошо бы с ними в двумя оказаться в постели. Я себе много раз представляла это. Как они меня раздевают, берут на руки относят в постель, ложатся с двух сторон и ласкают. Как их пальчики одновременно ласкают вход киски, как сосут грудь. Я тогда уже страстно хотела взять в рот, но ни с одним реально этого не делала. Я мечтала, что лишусь девственности сразу с ними двумя. Но кто первый? Этот вопрос был мучительным. Я в это время раздевалась и в постели ставила себя в разные позы, представляя как меня трахают. Я себе не могла представить, вернее меня не так возбуждал, секс с одним. Хотя в начале и этого было достаточно. Но с двумя! Я брала два банана, одевала на них презервативы и ласкала себя. Я бананы вводила в себя больше, чем позволяла это членам. Как я кончала!!! И это все чистая правда! Я продолжала встречаться с двумя. Думала, сберечь себя для мужа, но я больше уже не могла. Хотелось залезть на эти чудные вещи, а как хотелась их поцеловать, облизать. Я тогда не имела понятия о технике минета. Просто хотелось сосать и лизать. Я каждую ночь, а часто и днем, представляла себе первый свой трах. Но это все в голове, а есть еще сердце. А у женщин это важный орган, мы им больше думаем. Произошла та случайность, которая предрешила дальнейшие события. Я тогда занималась немного спортом, что бы не ходить на занятия по физ-ре в институте, играла за сборную института в волейбол. Случайно пробились в какие-то крупные соревнования и нас заставили пройти медосмотр, в том числе гинеколога. И врач после осмотра спросил, давно ли я занимаюсь сексом. Я смутилась и сказала, что я еще ни-ни-ни! Он как-то странно посмотрел на меня, я спросила в чем дело? На что он как-то замялся, ему было меня что ли жалко, и сказал, что у меня нет девственной плевы. Я была в шоке! Но поразмыслив, поняло вот оно! Ничто меня теперь не держит. Не совсем легко мне далось это решение. Но с кем? Любила я обоих, но отдала предпочтение Саше. Я тогда уже имела представление о предохранении, но первый раз с презервативом? Мне хотелось полностью почувствовать ЕГО. Как раз начались «женские проблемы». В этот раз я ждала их завершения с неистовством. Каждую ночь меня трясло. Вот, вот! И вот это настало. Я с утра начала искать Сашу, но его нигде не было. Дура, что я ему вечером не позвонила! А Игорь! Его я нашла дома, готовился к чему-то. Договорилась встретиться у меня. Я естественно ничего не говорила. Раздевшись, быстренько в постель. Я уже текла. Соскучилась, понял он. Как мы ласкались. Я очень хотела, что бы он сам настоял и взял бы меня. Но он уже привык и не напирал. Как его спровоцировать? Я приняла позу, в которой он ласкал меня членом. Только он дотронулся головкой, как я вся задрожала, покрылась мурашками. Я его больше не отпущу! Я его обняла, поцеловала и плавно повернула его на спину, оказавшись сидящей у него на ногах, так что член упирался мне в киску. Ему было очень неудобно, стоящий член развернуть в другую сторону. Он приподнялся, а я наоборот ложилась на спину широко расставляя согнутые в коленях ноги. Член его выскользнул и теперь стоял, как будто это мой. Я высвободила его ноги, он их подобрал под себя и мы оказались в том положении, в котором были полгода назад. Дальше он взял инициативу. Он начал головкой ласкать мои губки, клитор и постепенно раздвигая добрался до входа. Это чувство тоже никогда не забуду. Как член упирается в тебя. Ты вся раскрыта, киска как витрина и ОН такой горячий! Я первая подалась вперед, но сколько можно! Он наверное боялся сделать мне больно, вводил медленно. Я даже вскрикнула, не то что больно, как-то не так. Он ритмично стал пробираться. Когда ввел достаточно, стал делать небольшие поступательные движения. Было неприятно. Это сейчас там все растянуто, а тогда… Ощущения не очень. Кончил он быстро, я почувствовала, как сперма ударилась о стенки. Вытаскивал он тоже медленно, ожидая потоки крови, что ли, но ничего не было. Он удивился, даже расстроился, но я была счастлива и довольна. Пишите, поговорим… exel@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Воспоминание

Я и не думала очутиться здесь, в Эйлате, одна. Это было как сумашествие — повторить тот путь… пусть без тебя, только мечтая, что ты по-прежнему рядом… Это пришло так внезапно, я сидела вечером, расчесывая перед зеркалом волосы, и на глаза попалась картинка, в уголке зеркала — закат солнца над морем и мне до боли захотелось отправиться туда, где бы никто меня не знал. Но куда? Мне было так здорово там, в Эйлате… и я хотела вернуть этот момент. Смешаться с толпой и смотреть на заходящее солнце. Сон долго не шел, я поднялась, попила воды, потом медленно так стала собирать вещи. Было просто желание окунуться в море. Хотелось лететь по дорогам оставляя за собой десятки километров, открыв окна и включив на всю громкость: Напои до пьяна, Весна! Напои до пьяна, Весна! Мне так и не удалось заснуть, солнце еще не встало и я, умывшись, побросала в машину только необходимые вещи, достав из морозилки бутылку холодной воды, отправилась в путь. Уже с дороги, я позвонила на работу, сославшись на головную боль, действительно мучавшую меня последнее время, договорилась с мамой, что она заглянет ко мне вечером, покормить кошку Джессику и включить ей воду, она же умеет пить только из под крана. Что было впереди? Куда я отправилась, ведь к тебе я не смогу добраться ни на какой машине, но здесь, в Израиле, все расстояния не так уж велики — всего четыре сотни километров отделяли меня от берега Красного моря… Их не сложно преодалеть, чего не сказать… о тех расстояниях, что отделяют меня от тебя. Ты уехал, а мне хочется пережить заново моменты наших встреч. Только отголоски наших бесед всплывают в памяти, твое утреннее приветствие: — Ты почему такая красивая сегодня? — улыбка на твоем лице вызывала желание отшучиваться: — Это чтобы тебя лучше кушать! И душа поет. И девушки на улицах надели летние платья. Как сказал твой друг: «Ходишь по улицам и каждые 15 минут охота жениться!» Я еще помню себя, беззаботно отдающейся с наслаждением и не скрывающей своего! И тепло на душе, и мир выглядит совсем другим. С тобой, я как будто вынырнула из обыденности повседневной жизни и стала замечать людей вокруг, столько лет проведя возле своего рабочего стола, находя в работе единственную радость. Мы недолго были вместе, но мне так приятно вспоминать и рисовать в своем воображении новые встречи. И вот теперь, когда я осталась одна, мне стало нехватать этого города, чтобы почувствовать тебя рядом. Еще один раз, еще на одно мгновение. Голова болела после бессонной ночи. Хорошо еще, что не было пробок в Тель-Авиве. Я летела на юг. Вот уже позади поворот на Арад, а я все продолжаю свой стремительный полет. Остановилась возле Димоны, запаслась в кафе холодной питьевой водой, ополоснула лицо, и решила продолжить путь. Но тут меня ждали сюрпризы. Вы когда-нибудь видели, чтобы закрывали скоростное шоссе? Нет? И я тоже, до сегодняшнего утра. Поперек шоссе стояла полицейская машина. Это было как предупреждение мне — не надо, не стоит туда ехать, тебе нечего там искать… Но я упрямо повернула руль направо… и объехала это предупреждение, отстояв час в пробке из огромных грузовиков на строящемся шоссе… И снова путь открыт. Я и моя машина несемся по красивейшим местам. А мысли уносят меня в недалекое прошлое и звучит: «Под небом голубым, есть город золотой, с прозрачными воротами и яркою звездой!» Вот и Аравийская дорога. Заправляю полный бак… и неспеша выруливаю на абсолютно прямое шоссе. Солнце слепит в глаза, губы пересыхают, ослепительно яркое солнце… надеваю темные очки… и лечу! Как странно, кажется я одна в этом мире спешу к морю. По дороге только грузовики, я неспеша обгоняю их. Как здорово здесь придумана эта поющая обочина. Вдоль всего шоссе прямо по желтой полосе набиты скобки… и, когда колесо наезжает на желтую полосу обочины, шоссе поет — «ну куда тебя занесло, возьми руль влево чуть-чуть»… Вот и указатель — 169 км отделяют меня от моря. От этого сказачного моря, которому нет равных в мире. Оно открывается вдруг… и ты видишь пристань… и мачты кораблей… Но на первом плане отели — высотные здания блестят на солнце… прямо посередине пустыни. Я приехала в Эйлат жарким днем, воздух раскаленный, но на удивление оживленно вокруг — белые такси крутятся с закрытыми окнами. Загорелы до черноты русоголовые туристы, с пляжными сумками, переброшенными через плечо… Ну и что далььше? Зачем я так рвалась сюда? Надо где-нибудь остановиться… и я решаю бросить вещи в маленьком кемпинге «Каролина» за городом. Мы как-то раз останавливались здесь с тобой. Даже удивительно — та же смешливая девчонка за перегородкой. — Добрый день! У вас найдется домик? — Да, пожалуйста — на двоих? — Нет, мне одной. — Но цена та же, что на двоих. — чуть расстроенно говорит мне… — Веред! — всплыло в памяти ее имя… — Мы знакомы? Я напомнила ей… но куда-там… столько туристов протекает тут ежедневно, а хоть и прошло немного времени. Вечер. Я отоспалась после дороги. Мне совсем не хочется в шумную толпу и я отправляюсь на пустынный пляж. И вспоминаю… Помнишь? Мы с тобой сидели здесь и смотрели, как туристы бросали рыбам питы… И рыбы кишели прямо возле берега. А одна огромная такая, расталкивая мелких, стремилась к добыче. И дети с восхищением глядели на это зрелище. Мы так и сидели, глядя на рыб, ты положил мне руки на плечи, слепило яркое солнце… Хотелось есть и я, поблуждавши между ресторанчиками отыскала тот — китайской кухни, где мы ужинали с тобой. Было смешно, как ты учил меня есть этими палочками. Но мне хотелось научиться. Сначала палочки просто падали у меня из рук… Но, после нескольких попыток, мне всё-таки удалось овладеть этим искусством. Теперь я понимаю. почему все китайцы такие худые — много ты наковыряешь этими смешными палочками… Я быстро наелась и смотрела на тебя, как ты умело управляешься ими и с аппетитом ешь. Вот и сегодня вечером, похоже я — единственный посетитель, попросивший палочки — я даже не знаю, как они правильно называются. Навык пропал — он был так не прочен, но я специально села спиной ко всем посетителям — терпеть не могу, когда надо мной смеются. Я терпеливо сражалась со спагетти и салатами, непонятно из чего приготовленными — было вкусно. Выйдя из ресторана, пробравшись сквозь разноязычную толпу отдыхающих, я устроилась на скамейке возле моря и отдалась воспоминаниям, закурив сигарету. Как только я думаю о тебе, твоя улыбка встает перед глазами, и мне становиться так тепло и уютно. Ты помнишь, как мы были вместе впервые? Только приехав в Эйлат, мы остановились в гостинице, с таким смешным названием, сейчас уже не вспомню. Прямо с порога я отправилась в ванную, пыль с дороги покрывала мои дорожные шорты и волосы. Выйдя из ванной, закутавшись в простыню, я растянулась на постели. Состояние блаженства. Я так устала, что даже стесения не было. Приняв душ, ты налил нам вина и устроился рядом. Мы говорили, как всегда перескакивая с темы на тему, оставляя позади недосказанные идеи, чтобы вернуться к ним позже. Сейчас трудно вспомнить. что ты говорил, мы оба устали после длинной и пыльной дороги, и мне казалось, что только выспаться — единственное мое желание. И тут… ты дотронулся до моей руки — и весь сон унесся прочь. Я знала, что мы будем вместе, но я не думала, что это будет так прекрасно. Твои руки ласкали мое тело и мне было так ново и радостно ощущать твою близость. Желание вобрать тебя всего… желание дать то самое наслаждение, ради которого люди забывают всё вокруг. И твое великолепное тело, казавшееся удивительно знакомым. А помнишь наше ночное авторалли? Мы тогда решили найти иорданскую границу и долго крутились по заброшенным шоссе, распугивая парочки в машинах, выезжая на одну и ту же дорогу несколько раз. Указатель — «Граница перед вами!» — попадался нам трижды, но мы так и не нашли, где этот переход. Ты еще шутил — вот нужно человеку срочно в Иорданию, ну и что ему делать?! А потом мы отправились на поиски военного аэропорта. Дорога по горной местности. Ты еще не привык к ручному управлению и остановился, чтобы еще и еще раз попробовать стартовать на подъеме. Смешно, наверное, было наблюдать нас со стороны. Пустая дорога и на ней машина, то трогается, то останавливается… И всходило солнце. Ты был увлечен машиной, а я наблюдала восход, откинув сидение и наслаждаясь красотой. Когда я обратила твое внимание, ты смешно так заметил — «Не всё то солнышко, что встаёт!» До сих пор вспоминаю твое лукавое выражение лица — и хочу к тебе! Солнце втавало, мы снова пошли купаться, и в лучах восходящего солнца, теплая вода окутывала нас, словно парное молоко и наши тела скользили в спокойном море. Чуть позже, здесь будет шумно и обжигающе жарко, а сейчас, в этой тишине только ты и я! Когда долго плывешь, дыхание успокаивается и движение кажется растянутым во времени. Яркие рыбки совсем не пугались нас и мы плыли, разглядывая рифы на дне моря. Уставшие, мы подплыли совсем к берегу моря и лежали в воде, наслаждаясь тишиной, твоя большая ладонь накрыла мою руку. — Я скоро уеду, — ты нарушил это молчание, но тогда я еще не понимала смысла твоих слов. — Я подожду тебя, — я улыбнулась и продолжала рассматривать сквозь слой воды твои руки, твое тело, покрытое курчавыми рыжими волосами и усыпанное веснушками. — Ты пойми, — как будто оправдываясь ты спешил объяснить, — я так долго ждал этого… — и снова, словно боясь, что я не услышу тебя, повторил, — ты же знаешь, как долго я ждал этого пришлашения. Это было как удар. Сразу всплыли в памяти твои рассказы-мечты о сказачной далекой Австралии. Мне никогда не казалось, что это серьезно. Ты всегда увлеченно говорил о своей работе работе археолога. Но ведь и здесь — ты занимался любимой работой. Что хочешь ты найти в этой далекой Австралии? — Я подожду тебя, — упрямо повторила я. Ведь нас не связывали никакие обещания, нам просто было здорово вместе, но никаких слов еще не было сказано. Ты был свободен, как и я. Только я не представляла — зачем мне нужна — эта свобода. Я совсем не задумывалась, что ты можешь уйти из моей жизни. Ты повернулся ко мне и заглянул мне в глаза: — Я же говорил тебе, что жду подписания договора. Он подписан… — Но ты же вернешся? — Не знаю, если всё будет так, как я планирую, я вернусь через год, ты подождешь? Потом сборы, такие радостные для тебя, я видела, как ты был полон предвкушением предстоящей работы и не могла скрыть своей печали. Здесь мой мир, мой дом, моя работа. И мне не хотелось, чтобы расставание с тобой было тягостным. Я помню, как я вышла тогда из воды. Одела платье прямо на мокрый купальник, прикрыла глаза и мысленно сказала себе: — Наш праздник еще не окончен и не надо впадать в истерику. Мы вернулись в отель оба усталые, безумно хотевшие спать и наши тела сплелись в прощальном танце… Наши встречи свежи в моей памяти. Говорят, память — это то, чем забывают… Неправда — память — это жизнь! И здесь ты рядом со мной… Ты переворачиваешь меня на спину и медленно целуешь мои губы… затем шею… грудь: — Я ощущаю себя младенцем припадая к твоей груди! Мои руки обхватывают тебя, и ты обнимаешь мое тело, прижимаясь ко мне и мое сердце стучит, как маленький молоточек… Август 1999

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх