Все будет хорошо

В пять часов вечера пришло сообщение о штормовом предупреждении. Начальник Ленинского отделения вневедомственной охраны построил личный состав. — Ожидается ураган. Ночка сегодня будет веселая — начал он — оператору на пульте желаю терпения, а вам ребята не расслабляться. Ложных срабатываний будет много. Не сговариваясь, все посмотрели в окно. Ни один листочек, не одна веточка не колыхалась на дереве растущем поблизости. Безветрие. Полный штиль. Ни чего не указывало, на то, что ожидается непогода, в крайней степени ее проявления. Это было затишье перед бурей. В три часа ночи, когда экипаж под номером 13 прибыл на улицу Островского, полицейские были уже порядком уставшие. Пик разгула стихии пришелся на одиннадцать часов. Ветер чудовищной силы гонял, клубы пыли и мусора, ломал деревья, рвал электрические провода. Целые районы остались без света. Пульт оперативного дежурного разрывался от звуковых сигналов, а усиленные мобильные бригады не успевали отрабатывать такое огромное количество вызовов. Патрульная машина фарами осветила вход в здание. Входные двери были плотно прикрыты. Следы взлома отсутствовали. Здание было погружено во тьму. — Пустышка — устало сказал Миша. — Пойду, обойду здание по периметру. Ваня, а ты свяжись с конторой. Пусть везут ответственного. — сказал он напарнику. Обычно работая на объекте, Михаил не торопился. Он жил по принципу, тише едешь, дальше будешь. Но сегодня был другой случай. Сильный, пронизывающий, холодный ветер пробирал до самых костей. Хороший хозяин собаку в такую погоду не выпустит, а тут, как назло море работы. Мишка буквально бежал, прикрывая лицо, и то, что в здании разбито окно, узнал, лишь наступив на битое стекло. Полицейский уже наполовину развернулся, чтобы сходить за напарником, когда в черном проеме разбитого окна появилась фигура человека. Михаил направил на него дуло автомата и, дождавшись, когда тот вылезет, крикнул: — Стой, кто идет, стрелять буду. Худенький, маленького роста человечек, в камуфляжной форме, военных ботинках и лыжной маске, услышав слова команды, упал на колени и, согнувшись к земле, как будто в поклоне закрыл голову руками. — Это же ребенок — подумал полицейский. А когда сорвал маску с головы, то сильно удивился. — Не убивай меня. Пожалуйста — взмолилась совсем юная девушка. Грабитель оказалась красивой, голубоглазой девчушкой, с длинными светло-русыми волосами. Она была очень маленькая и худенькая. — А ну, давай беги отсюда. Шустрей — Миша сказал это как-то неуверенно, сам до конца не осознавая, что делает. Дважды говорить не пришлось. Девушка буквально испарилась. — Вот это скорость — восхищенно подумал парень, и с грустью посмотрел на здание, расположенное через дорогу. Здание было банком, а на его углу красовались несколько уличных видеокамер, одна из которых смотрела прямо в глаза Михаила. Чтобы понять причину, по которой наш рыцарь поступил именно так, нам стоит узнать его поближе. Михаил был обычным парнем. Хотя нет, не обычным. Он рос в неполной семье. Отец бросил его мать, когда Мише не было и года. Чтобы обеспечить нормальное существование, мама нашего героя работала на нескольких работах. Дома бывала редко, и Михаила воспитала улица. Он был хулиганом, но не банальным отморозком, а эдаким благородным Робин гудом, защитником слабых, и незаслуженно обиженных. Он безгранично любил свою маму, и как следствие, боготворил всех женщин. От тюрьмы Мишу спасла армия. Срочную службу он проходил в развед роте ВДВ. Многие считают армию школой жизни. Наш Миша закончил ее на отлично. Михаил никогда не забудет, когда после карантина их роту построили на плацу, и ротный, молодой здоровый детина, с бычьей шеей, громко крикнул: — Что вам снилось? — Море крови! — громко ответили бойцы. После такого ответа наш хулиган немного оторопел. — Все будет хорошо — тогда подумал он. Большую часть службы десантники провели, живя в лесу, в палатках. Дисциплина в роте была железная. Поддерживал ее командир не сильным, но ощутимым ударом в грудную клетку. Жестоко, но справедливо. Из Армии Миша увольнялся старшим сержантом, радовался этому, но дома его ждал удар. Его девушка, Наташа, вышла замуж за другого. — Меня родители заставили. — всхлипывая сказала она Михаилу. Парень не стал вдаваться в подробности. Больше всего на свете он не выносил женских слез. И еще, он любил эту девушку. Любил уже давно. — Да, по рукам пошла, твоя Наташка — сказал его друг Егор, когда они присели у него на кухне за бутылочкой водочки — Вот ее родители пристроили по быстрей, за первого попавшегося лоха. Точный удар Михаила в челюсть друга, приподнял того над табуретом и уронил на противоположенную стену. Егор часто-часто заморгал, пытаясь понять, что с ним произошло, и немного придя в себя, изрек: — Ты что совсем офонарел? — Не говори так о Наташе — зло бросил Миша — Понял? — в его словах слышалась ничем не прикрытая угроза. — Да пошел ты… — в сердцах бросил Егор. На этом их дружбе пришел конец. А наш Михаил, который планировал погулять после армии, устроился в охрану. У начальника охраны в военкомате работал брат, и поэтому он всегда узнавал о хороших ребятах, первым. Михаилу предложили должность командира экипажа, и он не отказался. Через три месяца наш герой сошелся с девушкой, Викой. Они сняли квартиру и жили вместе два года. Познакомились они случайно. Как — то Михаил припозднился у друга, и возвращался домой за полночь. Проходя мимо площадки, он в темноте услышал какую-то возню, и негромкий протестующий женский голос. Присмотревшись, он увидел на игровой площадке, в деревянном домике, обнаженную женскую фигуру, и трех одетых парней. — Отпустите девушку. А то… — Михаил попробовал придать голосу как можно больше строгости. — А то что? — почти хором, смеясь, ответили насильники. В свете луны в руке одного из них заблестело лезвие ножа. Больше наш доблестный воин не проронил ни слова. Исход битвы решили всего несколько ударов. Затянутые сражения хороши для фильмов — боевиков, а здесь… Дворовая шпана — это грозные противники, но Михаил сам когда-то был таким, и знал все их приемы и примочки, а два года службы в десанте не прошли даром. Посланные в нокаут противники лежали на земле бесформенными кучами. Девушка обняла его, и поцеловала в щечку. Миша влюбился во второй раз. Вика имела хорошую фигуру, и смазливое лицо, и естественно пользовалась популярностью у противоположенного пола. Все говорили, что она изменяет Мише, но тот никого не слушал, а продолжал безоговорочно верить своей благоверной. Вика частенько задерживалась на работе, постоянно пропадала у подруг, и даже оставалась у них с ночевкой. Был даже такой случай, что он, придя со службы, не смог попасть в квартиру. Открыть своим ключом он не смог, а на настойчивый звонок и стук в дверь, Виктория не открывала. Внутри явно слышались музыка и голоса. В тот день, Михаил, пол дня просидел на лавочке, у подъезда, а потом ушел к другу, и напился. Впоследствии Вика объяснила, что выпила снотворное, а музыка транслировалась по включенному телевизору. В следующий раз она сама пришла под утро, пьяная, в одном коротеньком плаще, надетом на голое тело. Синяки на груди, красный от недавней порки зад, и характерные подтеки на внутренней поверхности бедра недвусмысленно говорили о половом акте, произошедшем вне дома, и с неизвестными лицами. — Меня изнасиловали — рыдала навзрыд Виктория, но идти в полицию, и написать заявление, наотрез отказалась — Если, ты Миша, меня хоть капельку любишь, то не заставляй. Я не вынесу этого позора. Я не смогу пережить это еще раз, пусть даже и в воспоминаниях. Михаил слушал все это, а внутри у него все клокотало. Так нельзя поступать с женщинами. … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Все будет хорошо!

Все началось как нельзя плохо. В этот вечер посидели с ребятами за чашечкой водки. Ну сам понимаешь домой пришел немного позже и в хреновом настроении — сейчас будет разборка. Так и произошло… где был?, почему не позвонил?, с кем был. Я предпочитаю в таких ситуациях молчать, весь остаток вечера она на меня «дулась». Лег спать. Перед сном почитал любимую книгу (Ничто так не успокаивает, как хорошая книга). Жена легла рядом. Вторая часть Марлезонского балета — давай поговорим… где был? Попытался ее поцеловать, может быть успокоится. — не лезь ко мне. От тебя перегаром несет. Тут я не выдержал. Я тебе уже говорил, что когда какое-то время не трахаюсь да еще и выпью — меня пробивает на насилие. Ну оказалась женушка рядом, извини. Повалил ее на живот и сел на спину, ногами сдавил руки. Дотянулся до шкафа с моей одеждой. Там у меня всегда лежит веревка (точнее несколько мотков разной длины, разной жесткости и толщены). Схватил первый попавшейся (на следующее утро понял, что веревочка была жестковата, а может быть я погорячился), заломил женушке ручки за спину и удерживая ногами стал их вязать. Она сначала даже не сопротивлялась и спокойно дала связать ей запястья. А может быть я действовал очень решительно и быстро. Но толи я слишком крепко вязал, или сильно надавил на нее, оседлав ее голову, а может быть она пришла в себя от такого поворота дел, но зашевелилась, ножками задергала. — ну мне же больно — донеслось откуда-то из-под меня. С восьмьюдесятью килограммами на себе особо не повоюешь. — молчи. Сейчас сосать будешь — вырвалось совершенно непроизвольно. Просто я так подумал. Но эти слова, сказанные мной же, меня так завели, что я все делал гораздо круче. В голове стучало от избытка спермы и адреналина. Я встал с нее (сразу вздох облегчения), пододвинул ее к краю дивана, сам встал на колени, так что мой член оказался у ее лица. — открой рот — мне понравилось говорить в таком тоне. Немного потянул ее за волосы (они у нее длинные) — Соси! — пусти, мне бо… ммм — это мой член прервал ее базар. На сегодня я уже наслушался. Тем временем стал скручивать своей любимой локти. Веревки достаточно. Пусть сегодня все будет по-взрослому. — м… м… не… мм… до — слышу внизу. Как симфония, ласкает слух. Эти хлюпающие звуки — что может быть приятнее? Мой взгляд упал на ее трусики. Она всегда, когда снимает их перед сном, кладет под подушку. Я прикалываюсь над этим, несколько раз даже пытался дать ей понюхать в процессе секса, но ничего не получилось. Женские трусики меня всегда возбуждают, особенно беленькие с кружевами. А сейчас они как нельзя кстати. Дотянулся до них, скомкал в кулаке. Вытащил член изо рта — ну что запыхалась девочка, надавил на нос и чуть-чуть потянул вверх. И тут же, почти наощупь всунул этот чудный кляпик в рот, сел хорошо. Но чтобы было еще лучше, стянул губки остатком веревки, которая осталась от связывания рук. Кляп продвинулся еще глубже. Женушка решила предпринять последнюю и самую решительную попутку протеста. Интересно, что можно было сделать в ее положении. Замычала, извиваясь, даже попыталась встать. — ну все, все успокойся — я повернул ее так, что коленями она стояла на полу, а грудью лежала на диване. Член уже давно был готов, а после того, как жена его немножко обслюнявила, никаких проблем при встрече со своей «старой знакомой « у него не возникло. Она вообще-то любит, когда ее ставят рачком, когда засаживают на полное. Но опять-же для начала я перестарался. — на… а! Заебись — я для себя решил дальше также комментировать свои действия. Схватил ее за попу и одним махом всадил член в теплую, можно сказать родную пизденку. — м… н… ы — женушка аж вся прогнулась, видно «достал»! Да и спектр издаваемых звуков значительно обогатился. Прижал ее к дивану, сегодня твое дело мычать. Подержал немного на члене, вырваться не может, но головой крутит отчаянно, послушал, что там сквозь трусики мне пытается сказать. Что там? Думаю — сейчас не до упреков. Ну а дальше по отработанной схеме… вставил-вынул, туда-обратно. Я обычно первый раз после длительного воздержания быстро кончаю. Но в данной ситуации торопиться было некуда. Как только подходил оргазм, я выходил из жены и пережидал какое-то время. Женушка вела себя хорошо, даже стала немного мне»подмахивать». Ну и я после того, как несколько раз вставил до упора, вдоволь насладившись, ее беспомощностью решил сменить гнев на милость к побежденному. Вставлял нежно, гладил по попке, говорил…»Хорошая девочка», когда подходил оргазм и член приходилось вытащить я ласкал ее рукой. Надо отметить, что пизденка была вся мокренькая. Она уже не пыталась кричать, а только тихо хрипела. Ну все — хватит. Вхожу до отказа и кончаю так, что аж в глазах потемнело. КАЙФ! Вытащил член, сел на диван, рядом с женушкой. Пощупал рукой промежность — сперма стала вытекать из переполненного влагалища. Обычно после этого она бежит в ванну и меня с собой тащит. Но сегодня я решил, что все будет по-моему. Приблизился к ее лицу, приподнял нежно. Личико все влажное (плакала наверно). Пусть будет еще влажнее — вытер остатки кончины о губки растянутые веревкой. Погладил ее по волосам нежно. Поднял и уложил на диван лицом вверх. Жена приоткрыла глаза, жалобно посмотрела на меня и отвела взгляд в сторону. Что целку то корчить, можно подумать впервые в таком положении лежит передо мной. Пошел в туалет, поссал. Зашел на кухню. Тут я почувствовал, что дико хочу пить. А не сбегать ли мне за пивком. Пиво продается рядом, у метро. И тут у меня созрел чудовищный план. А не устроить ли нам групповичок. В главной роли женушка. В это время у метро постоянно тусуется молодежь. От этой мысли я завелся, как говорится с пол оборота. Одеваюсь. Она вопросительно смотрит на меня. «Ну, что еще ты задумал. Достаточно» — говорит ее взгляд. Беру ее белый шарфик и завязываю ей глаза. — не надо ничего говорить (да и не очень то удобно общаться с трусиками во рту) — я наклонился и почти на ухо внятно сказал… — Девочка моя! Хочешь еще? Конечно хочешь. С этими словами я достал из заветного шкафа еще один моток веревки. Ножки у моей жены красивые, а связанные еще красивее. Обмотал несколько раз веревкой лодыжки и притянул их к рукам, связанным за спиной. Картина получилась что надо! — Лежи спокойно. Все будет хорошо! — пообещал я и захлопнул дверь. Я уже внутренне завелся, поэтому летел к метро как на крыльях. Вот и ларьки с пивом. Беру бутылочку, а сам оглядываюсь по сторонам. Ну и контингент! Малолетние парочки, прыщавые мальчики, грязные алкаши. Немного в стороне я заметим группу ребят лет 20—25, здоровые акселераты. Приближаюсь к ним. Их пятеро. Видно они навеселе, смеются, слышен мат. В голове стучит так, что ничего не понимаю, что происходит вокруг. До ребят десять шагов, пять, три… Я прохожу мимо. Останавливаюсь на миг, закрыв глаза. Представляю… вот они кодлой идут ко мне домой, смеются и отпускают грязные ругательства и шуточки в отношении моей жены, да и меня (я в их глазах извращенец, у которого не стоит); входим в квартиру, на ногах грязная обувь; на разобранном чистом диване лежит связанная, беззащитная женщина, моя чистая женушка; руки связаны за спиной, локти тоже стянуты, соски торчат в разные стороны, ножки почти соприкасаются с руками, из ротика торчат белые кружевные трусики, стянутые для верности веревкой, глаза завязаны (в таком виде я оставил ее когда уходил); новые взрывы хохота, крики типа « Вот это сучка! Молодец мужик! Сейчас мы твою блядь оприходуем, будем ебать в рот, как настоящую суку, насосется на всю жизнь, готовь задницу чува «; грубо поднимают жену, снимают повязку с глаз, хватают за груди с силой сжимают соски, она дико озирается, как маленький зверек, мычит от боли и стыда; «Да она вся обконченная» — говорит один из них, просунув руку между ног. — «Любишь ебаться. Ну держись»… Ну а дальше жесткая порнуха с элементами садизма. Хуи во все дырочки, моя благоверная в роли спермонакопителя. Стоп, стоп, стоп — говорю я сам себе. Ведь этих ребят не остановить и ситуация легко может выйти из-под контроля. Я не смогу их остановить и мы оба (я и жена) можем оказаться во власти этих распоясавшихся хулиганов. И кто даст гарантии, что я не окажусь на нашем супружеском ложе вместе с женой в качестве ее подружки по ебле (связанный и с кляпом во рту). Ну а уж подставлять свою попу, или тем более взять в рот никак не входило в мои планы. По крайней мере в тот вечер. Уже не говоря о венерических заболеваниях, которыми они непременно поделятся с моей супругой. Этого не должно произойти. — Мужик. Закурить не найдется? — слышу сзади грубый окрик. Я оборачиваюсь и вижу, как один из ребят отделился от группы и приближается ко мне. — Я не курю — говорю я быстро ухожу прочь. От греха подальше. Дома все как и на момент моего ухода. Я разделся, подошел к жене, она подняла голову, прислушиваясь к шагам. Очевидно, она догадалась, что я задумал. Мы как-то говорили на эту тему, но она только отшутилась. И вот теперь подумала, что шутить пришло моя пора. Ну что ж перенесем подобную развлекуху на более подходящий момент. Я подошел к ней погладил по попе, пару раз хлопнул по ягодице. От всех моих мыслей я так возбудился, даже ножки жене развязывать не стал, а только отвязал от рук. Моя сперма на ней еще не высохла, да видно и женушка мысленно уже подготовилась к продолжению. Так что член вошел, как по маслу. Трахая, я развязал ей ротик и вытащил кляп, так как она была близка к потере сознания. На этот раз долго пытать ее я не стал и довольно быстро кончил. После вытер член и влагалище ее трусиками, сперма густая и липкая. А ведь могло-бы быть в пять раз больше. Но стоп, ты опять за свое? Я развязал ее. Она долго лежала не шевелясь, как кусок мяса. Я повернул ее к себе лицом и поцеловал в губы. Она приоткрыла ротик, впустила мой язык, обняла меня и прижалась как ребенок. — Я люблю тебя, малыш!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх