Вспоминая Наташу (перевод с английского)

Вспоминая Наташу, часть первая (перевод с английского). Наступает зима. И пока холодный ветер сдирает с деревьев последние листья, и рождественские огни начинают загораться на нашей улице, я вспоминаю прошедшие дни старого года. Я думаю о девушках, которых встречал, их имена и улыбки, и что каждая из них планировала делать в будущем. Одна из этих девушек особенно вспоминается мне сейчас, в холодный декабрьский день: Наташа. Она была особенной девушкой, ну, особенной в определенном смысле этого слова. Я сижу в своем небольшом доме на склоне холма в штате Мэн и вспоминаю. Все началось два года назад. В это время я был в разгаре длительного расставания со старшей сестрой Наташи, Светланой. Мы встречались почти год, пока она не сообщила мне по телефону, что ей предложили работу в Сан-Франциско, и она уезжает. Мое сердце было просто разбито. Я действительно любил эту девушку, хотя она и встречалась с парнями на стороне (я это знал). В основном мы пересекались по уикендам, Я часто приезжал в дом к ее родителям, и сидел с ними во время праздников. Это заставляло меня думать, что среди всех ее любовников я самый главный (или, может быть, особенный). Но вот она позвонила и сообщила мне эту новость, и заявила, что мне нет необходимости думать о том, чтобы самому перебираться на Западный берег вслед за ней. — Так что же, это конец? — спросил я. — Не совсем. — заявила она. — Я надеюсь, ты приедешь в дом моих родителей на Новый Год. — А зачем — спросил я. Я хотел сказать ей, какая она сучка и тварь, разбивать мне сердце таким образом и еще ожидать, что я зачем-то буду тратить новогодний праздник с родителями девки, которая меня бросила. Но я не сказал этого, и потом был очень рад тому, что это было так. По какой-то причине, не могу сказать даже, по какой, я согласился. Это было странно и противоестественно, но я пошел на это — Народу будет мало, да? — спросил я. — Ага, — ответила Светлана. — Буду я, папа, мама и Наташа. Я сглотнул слюну. Наташе только что исполнилось семнадцать. Она собиралась поступать в какой-то колледж. Я мало видел ее, но помнил, какая она красивая. Что-то заставило меня согласиться на все, и я сказал: — Я приду. *** На этот Новый Год я одел черные брюки, серебристый галстук и черный пиджак. Придя в старый дом, в котором жила Светлана со своими родителями, я обнаружил, что собственно родителей-то там и нет — они пошли на какую-то вечеринку. Это было не очень похоже на них, я до сих пор не понимаю, зачем они так сделали. Вместо них были какие-то другие русские, тоже живущие в Америке, какая-то немолодая пара, и еще какие-то люди. Я их всех практически не запомнил и не жалею об этом. Светлана одела длинное белое платье, спускавшееся практически до ее коленей. Но я на нее почти не смотрел. Что же касается Наташи, ее сестры, то на эту девушку я в этот вечер смотрел во все глаза. Ее темные волосы были достаточно длинными, она одела платье, которое подчеркивало грудь, при этом плечи оставались голыми, они были загорелыми и стройными. Ее платье было белым и довольно коротким, открывающим пару прекрасных длинных ножек, тоже загорелых. Ее небольшие, упругие груди все время были передо мной, я практически не мог отвести от них взгляд. В основном разговор за столом шел по-русски, я не знал ни слова на этом языке и не мог участвовать в беседе. Обычно я терпеливо ждал, пока Светлана объяснит мне, о чем идет речь, но в этот вечер она сидела не рядом со мной, а через стол, а ее сестра как раз сидела рядом. Это волновало меня и я чувствовал приятное возбуждение — семнадцатилетняя молодая девушка была совсем рядом, я чувствовал запах ее волос и духов. За время вечеринки я заметил, что Наташа несколько раз оценивающе посмотрела на мои брюки. Она явно оценивала, что у меня там. Должен сказать, что мне стесняться нечего — мой член достигает в длину восьми дюймов, и он достаточно толстый. Поэтому Светлане так нравилось трахаться со мной — она любила большие размеры. В связи с этими взглядами молодой семнадцатилетней сучки мне было интересно, рассказывала ли что-нибудь Светлана про меня своей сестре. Но возможности спросить это у нее у меня не было, да и разговаривать с ней мне не хотелось. Когда часы пробили полночь, все пили шампанское и целовались. Я тоже выпил и не стал целовать Наташу в щеку, а подождал, чтобы увидеть, не сделает ли она это сама. Она не стала меня целовать, так как была сильно занята со всеми остальными. Светлана буквально через пару минут после наступления Нового Года засобиралась куда-то, не особенно беспокоясь о том, чтобы с кем-то прощаться, точнее, она явно не собиралась прощаться со мной. Она достала свой мобильник и стала посылать кому-то сообщения. Видеть все это было — для меня в тот момент — достаточно больно. Очень быстро Светлана исчезла, после чего Наташа повернулась ко мне и заговорила со мной — практически первый раз за вечер. — Ну что же, — сказала она с очаровательным акцентом, — Ты, похоже, будешь мои гостем сегодня. Я кивнул, очень обрадованный таким поворотом темы. Наташа достала с полки кассету со старым фильмом, какой-то новогодней дребеденью, и поставила ее. Это было традицией — смотреть этот фильм, насколько я понимаю, это происходило каждый Новый Год. Наташа сидела рядом со мной, глядя в телевизор, но думала она о чем-то другом, я мог это видеть по ее глазам. Со мной она почти не разговаривала — опять. Однако через час или что-то вроде того мы с Наташей уже держались за руки — похоже, у нее было романтическое настроение. Да и шампанское, которое мы пили бокал за бокалом, влияло на нас, в особенности на нее. Я сидел на диване, мягко поглаживая руку Наташи своим пальцем, и чувствовал, что, кажется, сегодня ночью мне все-таки повезет. Мы держались за руки и я вдруг ясно понял, что эта девушка тоже втайне хотела меня, но пока я встречался с ее сестрой, не делала никаких шагов в нужном направлении. А теперь мы были вдвоем (другие гости сидели за столом и о чем-то разговаривали, не обращая на нас внимания), держась за руки, в полутемной комнате. После всего десяти минут такого общения мой член уже напрягся. Я хотел трахнуть ее. Очень хотел. Я наклонился к ней и прошептал: — Наташа. Ты не хочешь спать? Скрытое послание в моей фразе было: «не хочешь пойти со мной в подвал, в комнату, где я встречался с твоей сестрой?» Она посмотрела мне прямо в глаза, покачала головой, покусывая нижнюю губку. Проклятье, подумал я, она ведь не просто симпатичная — она невероятно красивая. Как я этого раньше не замечал? Она отпустила мою руку и начала поглаживать мне бедро, ее рука была вне поля зрения гостей, если бы они вдруг посмотрели на нас. Я же опустил руку ниже по ее спине и держал ее там. Через два часа, именно так, два проклятых часа, пока шел фильм, мы с Наташей почти уснули. Мой стояк забрал всю кровь у меня из мозга, и я изо всех сил боролся с дремотой. Я проснулся, задремав на пару минут, как раз когда фильм закончился и гости стали расходиться. Наташа смотрела на меня, опять покусывая нижнюю губу. — Мне кажется, тебе нужно остаться у нас. — сказала она. — Да ладно, зачем, — неискренне сказал я. — Мне уже пора, сейчас достаточно поздно… — Нет, нет, ты останешься здесь. — решительно сказала девушка. — И тебе нужно помыться, я провожу тебя в душ. Она схватила меня за руку и потащила вниз по лестнице, пока я вполоборота прощался с последним гостем. Мы остались в доме одни. Наташа почти волокла меня за локоть вниз. Подвальная часть дома изменилась, похоже, вместо Светланы … теперь здесь жила Наташа. Мы пошли прямо в ванную. Наташа включила воду и стала стремительно раздеваться. Я тоже разделся, а она закрыла дверь и на всякий случай защелкнула ее. Мы были голыми буквально через минуту. Мы почти прыгнули в душ, под его горячие струи, смеясь в экстазе. Мы поцеловались и обнялись. Моя грудь уперлась в ее груди, они были упругими и округлыми. Ее руки опустились на мой стоящий член. Она отпрянула от меня, чтобы получше рассмотреть его. — Это самый большой член, который я когда-нибудь видела! — выдохнула Наташа, начав дрочить его вверх и вниз. Я застонал. — Тише! Тише — сказал я ей. Это быо так сексуально. Я схватил жидкое мыло и стал намыливать все ее шикарное стройное тело. После этого она сделала то же самое со мной, уделяя особое внимание моему члену. В этот момент он был твердым, как камень. Я подтолкнул Наташу, и она опустилась на колени на пол душевой кабинки, подрачивая мой стоящий член. Это было невероятно. Кончать ей в ладони я не собирался. У этой девки было столько всего другого, что я намеревался ощупать и исследовать. Я слегка потянул ее голову к своему члену, она вскинула лицо ко мне, полуоткрыв ротик, потом приникла к моему члену. Хотя он и был все еще покрыт пузырьками пены, она стала сосать его, придерживая основание рукой. Она двигала головой вверх и вниз, вверх и вниз, одновременно дроча член у основания рукой. Я был на грани оргазма через полминуты. Я пытался вырвать член из ее сосущего ротика, но она прижалась ко мне и я стал кончать прямо в ее рот. Спермы было очень много, и она выпустила на подбородок мыльную воду со спермой, которые потекли на ее грудь, живот и ниже. Останавливаться я, конечно, не собирался. Я намылил свой член, все еще наполовину напряженный, пока она отмывалась. Затем мы вытерлись насухо и пробежали через холодную повальную комнату в ее постель. Она зажгла несколько свечей, настроение было создано Я обнял ее, положил ее на кровать, ее тело выглядело прекрасно на розовом белье с цветами. Я целовал ее груди, живот, бедра и голени. Она дрожала от удовольствия. — Светлана говорила мне о тебе, — выдохнула она, — Какой ты классный в постели. — Спасибо ей за это! — ответил я. Я начал играть с ее прекрасным телом, я не собирался лизать ее вагину (почему-то в данном случае мне не хотелось этого делать), но я начал гладить внутреннюю поверхность ее бедер, теперь призывно раздвинутых передо мной, и ласкать ее гладко выбритую, очаровательную киску, киску юной семнадцатилетней девушки, которую я собирался как следует оттрахать буквально через несколько минут. Другой рукой я гладил ее грудь, глядя на нее с восхищением. Они были такие округлые и упругие, с твердыми розовыми сосками. Я начал лизать ее соски и играть с ними. Очень скоро она извивалась на спине и шептала с короткими промежутками «Джейсон!». Я сунул сначала один, а затем и второй палец в ее открытую киску. Как только туда зашло уже три моих пальца, я ввел их уже на всю глубину и стал двигать ими внутри нее. Наташа тонко и громко вскрикнула и застонала, несколько раз содрогнулась и расслабилась. Я точно знал, что только что заставил ее кончить. — Что ты делаешь? — прошептала она. — Ни с кем еще я там не кончала… — Спасибо. Я ухмыльнулся, а она ухмыльнулась мне в ответ, ее язык прошелся по ее прекрасным губкам. — Теперь твоя очередь, — сказала она. Она соскользнула с кровати и встала на колени. Она очень хотела показать мне, как она признательна, и я был этому рад. Я просто наслаждался тем, что мой член отсасывает и обслуживает горячий ротик такой красивой девушки. Она широко открыла ротик, я сел на край кровати, и она второй раз за вечер взяла мой орган себе в рот. Сначала она начала лизать мою головку, медленно вращая языком вокруг нее, затем начала сосать ее. Ее губки широко раскрылись, чтобы принять мой напрягшийся орган, и она начала ритмически сосать его. Одна из ее рук спустилась на ее клитор, и она стала ласкать себя. Она нежно постанывала, а ее голова двигалась вверх и вниз на моем члене, ее губки напряженно работали. Это было замечательно, я спустил руку на ее голову и стал подталкивать ее, насаживая ее на свой член. Она подчинилась, я несколько минут просто двигал ее сосущую голову на себе, а потом попытался загнать член поглубже. Я чувствовал, как головка трется об ее глотку; она почти подавилась и я вынул свой член из ее тяжело дышащего, стонущего ротика. Она была хорошей членосоской, но порнозвездой она не была. Я поднял ее с колен, толкнул на кровать. Она легла и раскинулась, с готовностью раздвинув свои длинные ножки. Я лег на нее сверху и загнал свой могущественный орган в нее, в ее сочащуюся горячую киску, до самого основания. Там было жарко, мокро и очень тесно. Она вскрикнула от наслаждения, и я почувствовал, как стенки ее влагалища сокращаются вокруг моего члена. Я тяжело дышал, трахая ее, опускаясь на нее почти всем своим весом, стараясь двигаться быстрее и загонять глубже. Ее стоны сводили меня с ума, я яростно толкал себя вперед и вниз, а она стонала и извивалась подо мной. Я плотно держал ее, наслаждаясь ощущением ее упругих грудей у моей груди. Она схватила меня и вонзила свои ногти мне в спину, умоляя меня межлду стонами, чтобы я двигался быстрее и грубее. Я трахал и трахал ее, яростно и безжалостно, а она вскрикивала «Да, вот так, именно так!» — между стонами и всхлипами. Я продолжал трахать ее, в тот момент, когда она стала кончать. — Не останавливайся! — вскрикнула она, и я продолжил. Ее влагалище сокращалось вокруг моего вторгающегося члена, и это было так здорово, что я не мог уже сдерживаться. Мои яички были совершенно готовы, я чувствовал это особое ощущение за несколько секунд до оргазма. — Я сейчас кончу! — предупредил я. — Только не внутрь! — простонала она. Я выдернул член из нее, и она съехала на пол, встав там, как картина полного подчинения: на коленях, с полуоткрытым ротиком, с выражением сексуальной страсти в широко раскрытых глазах. Мои яички почти болели от предвкушения. «Дай мне всю свою сперму!» — умоляла она, широко раскрыв ротик. Я взял ее голову одной рукой и направил свой член прямо в ее рот. Она пыталась сосать меня, а я просто трахал ее в ротик, помогая себе рукой. Через несколько секунд я опять был готов кончить. Я вынул свой член из ее сосущего ротика и начал разряжаться в ее лицо, на ее тонкие плечи и грудь. Спермы было невероятно много, она смотрела на меня, пока я покрывал ее лицо и тело белыми потоками, и улыбалась, как последняя шлюха. И снова она открыла свой рабочий ротик и взяла мою могучую эрекцию внутрь, высосав и вылизав меня досуха. Мы залезли под одеяло и проспали несколько часов, а на следующее утро я уехал из ее дома. Это был последний раз, когда я видел этот подвал. Она уехала в Джорджтаун уже на следующий день. Я еще встречался с ней, но летом, и это совсем другое воспоминание… Вспоминая Наташу, часть вторая. Я продолжаю сидеть у камина в своем небольшом домике и вспоминать прошедший год. И снова самое яркое воспоминание — моя встреча с Наташей, нет, не та, во время которой мы занимались сексом в подвальной комнате, а совсем другая, такая же неожиданная и полная жизни, как и первая. Может быть, даже более полная жизни, думаю я и ухмыляюсь. *** Все произошло летом, через полгода после моей памятной встречи Нового Года. Мы с моим приятелем, Эдди, поехали в Южную Каролину, в Джорджтаун по делам. То есть, в целом, особенно заниматься чем-то там мы были не обязаны, и наполовину это было просто летнее путешествие двух молодых парней. До этого города от того места, где я живу шесть часов на машине, и мы сели в мой новый Ниссан и поехали. Приехав … в Джорджтаун, мы остановились в небольшом домике, который принадлежал Этих самых родственников, к счастью, как раз не было, и дом был нашим. Мы как следует выспались и на следующий день стали думать, чем нам заняться? Решили поехать в центр города и посмотреть на девчонок (более разумной идеи, как выяснилось, нам давно не приходило в голову). Я прекрасно помнил, что именно в этом городе в колледже учится Наташа. Я не буду лгать перед самим собой, что хотел бы ее снова увидеть. Но я знал, что у нее теперь есть какой-то бойфренд и поэтому не пытался набрать ее телефон, который все еще хранился в моем мобильнике. Я просто боялся. Боялся снова ее увидеть, и снова захотеть ее так же, как это было тогда, на Новый Год, при том что я не смогу ничего сделать с ней в этот раз, если она верна своему новому бойфренду. Тем не менее, хотя мы ехали в штат, а не в город, заехать именно в Джорджтаун в домик родственников Эдди было моей идеей. Я настоял на этом, несмотря на его объяснения, что городок маленький и там нет ничего интересного. Я рассказывал Эдди о том, что было между мной и Наташей, на что он сказал, что думает, что это очень развратная девушка, и хорошо было бы с ней познакомиться. На это я не мог ничего сказать, кроме того, что у нас вряд ли будет такой шанс. Джорджтаун — симпатичный небольшой городок, типичный для Южной Каролины, в центре много небольших двух-трехэтажных зданий. Мы припарковали машину и смотрели по сторонам, не совсем уверенные, что делать дальше. Тут-то я и увидел велосипедистку. Это была не просто велосипедистка, а очень красивая девушка в обтягивающей спортивной одежде. Она ехала по улице, довольно далеко от нас, и я не знаю, что заставило меня внезапно завести мотор, тронуться с места и поехать следом. — Эй, что происходит? — спросил Эдди, который чуть не подпрыгнул от неожиданности на своем переднем месте. — За нами что, следят пришельцы? Я махнул рукой вперед, указывая на девушку на велосипеде. Мы были совсем близко к ней. — Ну и что, просто какая-то сука на… Мы догнали ее, и она обернулась к нам, посмотрела с неодобрением на мой Ниссан и поехала чуть быстрее. — … велосипеде. Она красивая! Эдди сказал это уже с гораздо большим энтузиазмом. Я же чувствовал, как пот выступает на моем лбу. Мое сердце сжалось от крайне смешанных чувств, а мой член как будто проснулся к жизни. Это была Наташа. Все такая же, как и зимой, только одетая еще эротичнее — ей очень шла спортивная одежда, короткие черные шорты, и тоже очень недлинная белая футболка, когда я присмотрелся получше я увидел, что это на самом деле топик. Я так и продолжал ехать за ней. Я держал очень невысокую скорость. Так продолжалось, наверное, минуту. Я хрипло сказал Эдди: — Это она, Наташа. — А, это та самая девка? — с новым интересом спросил он, внимательно теперь глядя на девушку. Она пока не оборачивалась. — И что ты собираешься делать, так и ехать за ней? Она решит, что мы извращенцы. Я облизал губы и, вдруг решившись, увеличил скорость и поравнялся с Наташей, так что я ехал наравне с ней, мое окно было рядом с ней. Она посмотрела направо, в мою сторону, видимо, чтобы спросить, какого черта мне нужно, и тут я увидел, что она меня узнала. Ее брови взлетели вверх под черными очками, она очень естественно улыбнулась и воскликнула со своим замечательным акцентом: — Джейсон! Я притормозил прямо посреди улицы. Она тоже остановилась, спустив длинную ногу в белой кроссовке на асфальт. Она улыбалась и явно была рада меня видеть. Мы поговорили пару минут, я познакомил ее с Эдди. Мне показалось, что он понравился ей — она очень мило улыбалась ему, а Эдди тут же сделал несколько комплиментов, как всегда, на грани приличия, ее внешности, одежде и прочему. Оказалось, что Наташа сейчас не учится, ее бойфренд куда-то уехал (я был счастлив слышать это), и она просто собиралась поехать в торговы центр, купить чего-нибудь из одежды. Мы вызвались отвезти ее туда. Я видел по глазам Эдди, что тот крайне заинтересовался. По Наташе же было трудно сказать, но мне показалось, что она рада такому предложению. Она быстро согласилась, мы засунули ее велосипед в багажник, а она сама скользнула на заднее сиденье. По дороге мы слушали ее рассказы об ее первом полугодии в колледже и тому подобной ерунде. Она была расслаблена и весела, и не напрягалась в моем присутствии. Я же думал теперь только о той ночи на новый год. Я вспоминал ее во всех подробностях. И она, кажется, тоже ее вспоминала, по крайней мере я видел ее глаза в зеркале заднего вида, смотрящие, кажется, прямо на меня с особым посланием. Мы, подчиняясь ее инструкциям, доехали до торгового центра и припарковались рядом с ним. Наташа улыбнулась и начала вылезать из машины. — Ну что, мальчики, пойдете со мной? — спросила она с очень невинным видом. Мы переглянулись. — А что ты собираешься покупать, красавица? — спросил Эдди. — Мне нужен новый купальник. — ответила она, улыбаясь. — Мы пойдем с тобой! — решительно сказал Эдди. — Я так не думаю, мальчики — промурлыкала Наташа. — Это не тот предмет одежды, покупать который я могу в вашем обществе. После некоторого количества упрашиваний (говорил в основном Эдди), она в конце концов сказала: — Вы пойдете со мной, только не идите со мной в магазин, пока я буду выбирать новое бикини. Вы сходите поедите или еще что-нибудь. — Окей, пусть будет так! Они зашли в молл, Наташа уехала наверх на эскалаторе. Я сидел в Оранж Джулиус вместе с Эдди и молчал. А Эдди говорил и говорил, он был возбужден и почти подпрыгивал. В основном его несло на тему, как мне повезло. — Эта сучка просто жаждет, чтобы ее отжарили, Джей! — сказал он уже. кажется, в восьмой раз. — Как она на тебя смотрит! Ты, похоже, оставил хорошие воспоминания! Я в глубине души был совершенно согласен. Но что делать сейчас? — Пойдем наверх, посмотрим, как она там выбирает бикини! Я был не очень-то согласен с этим предложением. В конце концов, она не хотела, чтобы мы туда пошли. Но ладно. Эдди просто вскочил и понесся наверх, я шел следом. Мы поднялись на третий уровень молла, и я увидел там магазин, маленький и уютный, и в его центре стояла Наташа, невероятно сексуальная и привлекательная, полуодетая и критически рассматривающая себя в большом зеркале. — Ооооо, парень, какая девка! Пошли туда! Эдди было трудно удержать. Я пошел за ним, размышляя о том, что этот ой друг вполне может испортить мне вечер — я теперь точно планировал как-нибудь уединиться с Наташей. Только где? — Привет, Нат! Девушка вскинула голову и увидела нас. Она ничего не успела сказать, только нахмурилась, и тут Эдди подошел к ней и игриво шлепнул ее по ягодице. — Как странно, что мы встретились здесь, Наташа! Это было уж очень прямолинейно, но, к моему изумлению, она не отшила его. Она только сказала суровым голосом, который, тем не менее, подразумевал что-то другое: — Уходите, не надо вам здесь находиться. — Ой, не сходи с ума, Нат! — протянул Эдди. Меня подхватила волна этой игривости и я сказал сахарным голосом: — Мы поможем тебе выбрать бикини, и все. — Это не самая лучшая идея, мальчики, — протянула Наташа. — Да ладно, что там! Мы тебе поможем! — сказал Эдди голосом чистого ангела. — Ну хорошо. Сядьте там и сидите там. — Наташа указала нам на пару стульев у примерочной. Мы побежали (именно побежали) туда. Я уселся и во все глаза … смотрел на нее. Она ехидно улыбалась. Мы смотрели, как она выбрала несколько маленьких, узких бикини и ушла в примерочную. Я хотел встать и идти за ней. Но что-то удерживало меня. Я не решался сделать это, а вот Эдди, посидев пару минут, встал и пошел в примерочную. — Куда ты идешь, черт побери? — прошипел я ему в спину. — Не волнуйся, Джей, я просто хочу ей помочь! Я закатил глаза и прислушался к своим ощущениям. Как ни странно, ревности от того, что здоровенный парень, мой друг, пошел в кабинку, где примеряет бикини девушка, которую я как-то трахал, как последнюю шлюшку, не вызвала во мне никакой ревности. Это было странно. Он вышел через минуту, радостно улыбаясь. — Что ты сказал? Что она сделала? — вырвалось у меня. — Я предложил ей помочь в выборе бикини, ты знаешь. Она согласилась, хотя и не была уж очень рада. — Как — помочь? — Ну, я попросил ее поработать для нас моделью. Пусть она выходит в каждом новом бикини, а мы будем говорить, нравится нам или нет. — Да? — Да, и она согласилась. Я предложил, чтобы мы посмотрели также, как она одевает и снимает бикини, но тут она меня послала. — Неудивительно. Я хотел что-то еще сказать, но тут занавеска примерочной открылась, и вышла Наташа. Она была одета в маленькое черное бикини, подчеркивающее ее фигуру везде, где только можно, и почти ничего не скрывающее. — ну как вам? — спросила она, слабо улыбаясь. — Вау! — сказали мы в унисон. — Я думаю, мы не будем болго выбирать, — сказала она, исчезая за занавеской. Я чувствовал нарастающее возбуждение. Оно нарастало еще больше с каждым разом — она примерила штук десять купальников, и ей самой нравилась эта игра. Я не ощущал ревности к Эдди, а сам не узнавал в этой Наташе ту, которую видел на Новый Год — как будто это была совсем новая девушка. Это очень заводило. К моменту, когда Наташа все выбрала, то самое черное узкое бикини, которое надела в первый раз, сексуальное напряжение просто висело в воздухе. Ей нравилось, я видел это, тот восторг и внимание, которое мы ей уделяли, она наслаждалась этим, как будто она была настоящей моделью на подиуме перед восхищенными зрителями. Мы вышли из молла в удушающую жару середины дня. Наташа пожаловалась нам, что у нее в квартире нет кондиционера, и ей всегда жарко здесь. Я прокашлялся и сказал невинным голосом: — Может быть, поедем в дом Эдди? Там шикарный кондиционер. Выпьем пива. Я ждал с замиранием сердца. По лицу Эдди тоже было видно, как он напрягся. Я услышал хрустальный голосок, который сказал: — Почему нет… пиво в такой жаркий день может быть хорошо. — Отлично! — грянул Эдди. Он посмотрел на меня, как на ангела. Может быть, я им и был? — думал я, открывая для Наташи заднюю дверь машины. Мы поехали в супермаркет, где купили довольно много пива, крепкого, которое нравилось нам, и светлого, которое любила Наташа. *** Мы приехали в домик Эдди, выгрузили пиво (купили мы его два ящика) и стали пить и смотреть телевизор. Мы все время флиртовали с Наташей, особенно усердствовал Эдди, а я был в каком-то ступоре от всего происходящего. Я пил и пил, и в итоге, когда Эдди предложил Наташе поработать моделью еще разок и показаться нам в купальнике уже здесь, в домике (это опять была полуподвальная комната), я помню, как яростно согласился, а Наташа, вроде бы, вяло отказывалась (она тоже хорошо выпила, не меньше шести банок пива). После этого я отключился, хотя вроде бы не должен был, учитывая все обстоятельства, а когда пришел в себя, оказалось, что я лежу на диване, глядя на его потертую черную кожу, и не совсем представляю, сколько времени я был в отключке. В комнате было тихо, олько слышался шорох и какой-то шепот. Я тихнько обернулся и обнаружил, что Наташа и Эдди страстно целуются. Он сидел на небольшом диване на другой стороне этой полутемной комнаты, а она была у него на коленях. Наташа вроде как была не совсем в восторге от происходящего, потому что она шептала ему: — Слушай, Эдди, не стоит сейчас… Джейсон может проснуться, и… — ее голос выдавал, как она возбуждена. Я чувствовал, как начинаю сильно возбуждаться. Я убедился, что Наташа — та еще шлюха, но у меня возникли такие ощущения еще во время нашей новогодней встречи. — Нет, нет, детка, так не честно. Мы и так уже хорошо повеселились в душе. Пожалуйста, сделай это мне еще разок. Пожалуйста, наташа, просто возьми его в рот, как в тот раз — хрипло уговаривал ее Эдди. Он как сумасшедший гладил и ощупывал тело Наташи, которая сейчас была одета только в то самое черное бикини. Я чуть не подскочил на месте, продолжая, однако, делать вид, что сплю. Уже делала ему минет! Ничего себе. Наташа только делала вид, что сопротивляется. Эдди решительно надавил ее голову вниз, к своим спущенным штанам, где уже встал и гордо стоял его член — здоровый, около девяти дюймов в длину, может быть, даже больше, чем у меня. Наташа опустила голову и секунду помедлила над членом. Эдди подтолкнул ее, и она, широко открыв свой сладкий ротик, взяла его член, сначала головку. Эдди заухмылялся, когда она начала отсасывать его чен, ее голова двигалась вверх и вниз, придерживая рукой ту часть, которая не входила в ее ротик. Его бедра начали двигаться в том же ритме, что и ее сосущая голова. Он сидел с закрытыми глазами, но широкая ухмылка оставалась на его лице. Я лежал и думал, не кончил ли уже он ей в рот в душе? П если так, глотала ли она его сперму? Я тут же получил на это ответ. — Я не хочу опять кончать тебе в рот, Наташа. Давай-ка я трахну твою мокрую киску. Я должен быть внутри тебя, детка. — Может быть, не стоит, Эдди? — прошептала Наташа, в промежутки, когда ее горячий язычок не облизывал головку его могучего члена. — Просто кончи в мой рот. Дай мне свою сперму. Разве тебе не нравится? Она снова приникла к члену Эдди. — Да детка, ты классно сосешь. — Его лицо напряглось, выглядело это так, как будто он даст ей то, что она хочет. — дай-ка я погляжу на тебя повнимательнее. Он слегка оттолкнул ее, и быстро расстегнул верх ее бикини. Наташа слегка отстранилась и выпрямилась. Эдди нагнулся к ее соскам и стал их целовать. Я видел, как поркаснела ее загорелая кожа от испытваемого ею сексуального возбуждения. Наташа прижала голову Эдди к своей груди. Она откинула голову назад и постанывала. Эдди опустил руки пониже и стал стаскивать ее трусики. Наташа вроде как слегка сопротивлялась, но он просто положил обе е ручки на свой мощный стояк. Наташа начала ласкать его член и целовать Эдди. Он засунул свои руки между ее ножек и, видимо, ласкал ее киску. Слабые, влажные звуки были слышны из того места, где работали его пальцы. Она постанывала все громче, и вообще, судя по всему, они оба совершенно обо мне забыли. Наташа съехала вниз по дивану и раскинула ножки. Она вся подалась навстречу Эдди, и тот со стоном вошел в нее, одним плавным движением. Ее маленькое семнадцатилетнее тело было как будто похоронено под его широким торсом. Эдди начал трахать ее, а она постанывала и шептала: «Да, да, давай, мне нравится, как ты меня заполняешь… О господи… Давай еще, да, да!» Эдди тяжело дышал и драл ее, как последнюю сучку. Я чувствовал, что мой член сейчас просто лопнет. Я поднялся со своего места и пошел к ним, сдирая брюки и рубашку. Как раз в этот момент Эдди повернул ее и стал охаживать ее сзади, и тут они оба меня увидели. Я стоял перед Наташей, со стоящим членом, и смотрел на нее. Она вскинула на меня глаза. в которых не … было ни стыда, ни удивления, а только чистое животное наслаждение. — Давай, джей! — взревел Эдди, начиная изо всех сил шлепать ее по ягодицам, пока его член входил и выходил из ее мокрой киски. — У тебя классная шлюха-подруга, ей нравятся парни вроде нас с тобой! Наташа полуоткрыла ротик и громко застонала, как будто соглашалась с ним. Я ступил к ней и без колебаний засунул свой член ей в ротик. Он вошел в нее, как в хорошо забытый сон, и я почувствовал этот горячий, мокрый, чудесный ротик на моем члене. Эдди ускорился, а Наташа стала активно подмахивать ему, при этом дергая головой с бешено сосущим ротиком на моем члене. Собственно говоря, я был так возбужден, что начал сам, положив руки ей на голову, двигать ее взад-вперед, проталкивая свой орган глубоко в ее ротик. Наташа стонала, я тяжело дышал, а Эдди просто рычал от удовольствия. Трахать ее так было даже приятнее, чем одному: что-то звериное просыпалось внутри от ощущения, что эта красивая семнадцатилетняя девушка отдается двум малознакомым парням одновременно. Судя по ее стонам и всхлипам, заглушенным моим членом у нее во рту, Наташа кончила к4ак минимум дважды. Ручейки пота текли по ее красивой худенькой спине, она сжимала пальцами края дивана и усердно подмахивала Эдди и отсасывала мне. Я чувствовал, что долго мне не выдержать, и тут Эдди перевернул ее на спину, схватил на руки и понес на пол, где довольно грубо опустил ее и лег на нее сверху. Он начал трахать Наташу, опускаясь и поднимаясь на ее извивающемся юном теле, а я пристроился спереди — было не очень-то удобно, мы все время ударялись с Эдди руками, и он немного отклонился, так что я был над ее ротиком, принимающим в себя мой дрожащий член, а он натягивал ее мокрую киску. Я почувствовал, что кончаю, и с рычанием начал разряжаться в ее сосущий рот. Она начала судорожно глотать мою сперму, которой было очень много, но последнюю порцию я выдал на ее лицо. Она улыбалась, как последняя шлюха, с личиком, залитым моей спермой. Я отошел от нее, и тут Эдди, который не переставая и все ускоряясь трахал ее, вырвал свой член из нее и стал яростно надрачивать его, ему хватило двух-трех качков, и он начал кончать, залив ей грудь, живот и даже подбородок. Он кончал и кончал, а Наташа со стонами извивалась, облизывая губки, на которых была моя сперма. Мы без особых слов встали и устроились на диване, Наташа убежала в душ, вернулась и села между нами. Мы помолчали некоторое время, только наши с Эдом руки лежали на раздвинутых бедрах Наташи, периодически мы принимались пощипывать и гладить ее соски, бедра и все остальное тело. Наконец, я почувствовал, что не до конца удовлетворен. Я начал активнее гладить Наташу, потом слегка подтолкнул ее и она, сразу подчинившись, сползла с дивана. Я встал перед ней, мой член наполовину снова напрягся, и сунул его к ее лицу. Она послушно стала облизывать его. Эдди, который кончил уже два раза и который явно был почти на грани полного отсутствия желания, тем не менее тоже встал рядом со мной, и она начала игру с двумя мечами. Она то сосала мой член, то член Эдди, в то время, когда она сосала, она накачивала другой орган рукой. Через три-четыре минуты я был уже готов и, вынув свой член из ее сосущего рта, обошел ее сзади. Наташа поднялась с пола, подчиняясь моим рукам, и нагнулась. Ртом она продолжала обслуживать Эдда, который стоял и смотрел, как я разминаю пальцами ее киску и медленно вхожу в нее. Я почувствовал, как сокращаются стенки ее влагалища вокруг моего члена — знакомое, такое возбуждающее ощущение. Я стал двигаться быстрее, Наташа застонала. Она была ненасытной, по крайне мере, с нами. Эдди хрипло спросил: — Как насчет отодрать ее в попку, а? Я задумался. Наташа же попыталась что-то сказать, возразить, но Эдди прижал ее голову к своему члену и сказал: — Молчи и соси, ты получишь свое удовольствие. Я подумал, что эта идея мне нравится — в попку я ее еще не трахал, и это было бы интересно сделать, просто для полноты ощущений. Я начал поглаживать ее анус пальцем и вводить в него смазку из ее текущей киски. Наташа крутилась и пыталась что-то говорить, но Эдди плотно занял ее своим членом, так что я, за пару минут подготовив ее, смог постепенно, медленно ввести свой член в нее с этого входа. Было довольно сильное начальное сопротивление, но потом все раскрылось, как цветок, и я смог начать двигаться в ней. Наташа оторвалась, наконец, от члена Эдди и взвизгнула: — Осторожнее! Я и так был осторожен. Но вскоре я начал двигаться все глубже и быстрее, натягивая ее попку, а она вся извивалась и вскрикивала, изогнув спину. Через какое-то время я уже трахал ее так же глубоко и быстро, как обычным путем, и судя по ее поведению, ей это очень нравилось. Я двигался все быстрее, пока не почувствовал знакомое напряжение в яичках. Я вырвал член из ее попки, развернул ее лицом к себе и мой орган, только что бывший в ее анусе, скользнул к ней в призывно раскрытый ротик. Она начала яростно сосать его без всяких сомнений и отговорок, а Эдди сменил меня в ее попке. Он прокомментировал, какая она тугая, как раз в тот момент, когда я начал разряжаться в ее рот и горло. Спермы было уже меньше, чем в первый раз, и Наташа все успешно проглотила. Я присел на диван и смотрел, как Эдди мучает Наташу. Он уже дважды кончил, и ему теперь было трудно сделать это в третий раз, но он явно хотел это сделать. Поэтому он драл ее в попку минут десять, пока она совсем не изнемогла, и уже не могла стоять, нагнувшись, и упала на пол на колени и локти. Он трахал ее в этой позиции еще несколько минут, потом решил, что она должна отсосать ему, сел на диван и сунул свой член ей в ротик. Наташа сосала ему, как могла, а он подбадривал ее, называя ее горячей шлюхой и сучкой. Так продолжалось еще довольно долго, пока, наконец, он не стал трахать ее в рот, жестко и яростно, заставляя ее давиться и стонать, и, в конце концов, Эдди кончил — в третий раз за день. Он заставил ее вылизать и высосать его член дочиста, и, наконец, отпустил ее. Наташа рухнула на пол у его ног, с трудом вытянулась и лежала на ковре минут десять, тяжело дыша. На лице Эдди бродила грязная довольная ухмылка. Он сказал мне: — Думаю, твоя подруга ближайшие пару дней не захочет больше мужчину, как ты думаешь? Я кивнул, открывая оставшуюся банку пива. Я отпил половину и протянул Эдди, тот тоже глотнул и дал банку Наташе. Та жадно допила пиво и с трудом поднялась и легла на диван. Мы лежали так несколько минут, вяло смотрели телевизор и о сексе уже не думали. Наступил вечер, и мы все улеглись спать — в разных комнатах дома. *** Спустившись утром на кухню, я обнаружил там Эдди, с всклокоченными волосами, сидящим на стуле. Перед ним на коленях стояла голая Наташа и сосала его член. На лице Эдди было полное равнодушие, он поздоровался со мной и сказал, похлопывая старательно сосущую девушку по плечу: — Я решил перед расставанием получить еще одну полировку моего органа от нашей маленькой подруги. А ты как, хочешь? Я решил, что хотя мне совершенно не хочется секса, все же получить отсос от такой классной семнадцатилетней девушки будет неплохо, и стал готовить себе кофе. Эдди сидел на стуле, откинувшись, Наташа издавала сосущие и причмокивающие звуки. Наконец, через какое-то время Эдди кончил. Он сказал: — Это твой завтрак, я думаю, больше калорий тебе не нужно? Наташа ничего не ответила, она сглатывала его сперму и облизывала свои рабочие губки. Я подошел к стулу, уселся на него, спустил брюки и сказал: — Нет, еще немного калорий ей не помешают. Наташа нагнулась ко мне и начала сосать. Это продолжалось не так уж долго, и через три-четыре минуты я кончил. Мы выпили кофе, немного поели и стали собираться. Больше делать в Джорджтауне нам было нечего, и мы, забросив Наташу к ней домой, на другой конец города, уехали. Больше я ее никогда не видел, а ее телефон так и хранится у меня в мобильнике. Иногда мне хочется позвонить и поехать в Джорджтаун, или где она сейчас живет, но, глядя на огонь в камине и вспоминая все, что произошло, мне не хочется ничего нового, не хочется никуда возвращаться — мне достаточно вспоминать. Вспоминать Наташу.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх