Встреча с артистом. Часть 1

ЧАСТЬ 1. В ПАРКЕ. Дело было осенью 1972 года… Только-только я наконец получил вполне полноценную самостоятельность!… По успешному окончанию своего института, я поехал по направлению в Талды Курган, где меня заново прописали (выписав из Алма-Аты, что впоследствии причинило некоторые неудобства), где я зажил вполне независимой жизнью, наслаждаясь полной свободой после стольких лет заточения в стенах института и притеснений со стороны кому ни попадя… Тело мое, окрепшее после двухмесячных сборов для присвоения лейтенантского звания (проходивших как ни странно в воинской части того же Талды Курганского полка в пос. Еркино), загорело и постройнело и буквально жаждало подзабытых в годы учебы ласк и прикосновений, столь волновавших меня в юношестве и после школы… На военных сборах мне дико повезло, потому что «зеленые полковники» — преподаватели моей военной кафедры, пристроили меня чинить и восстанавливать поломанную автотехнику, призванную как всегда в ту пору принимать участие в сборе урожая на целине. Разбитые автомобили, я, с несколькими ребятами из моего же курса, восстанавливал в электрической части — ну там, электропроводка, замена лампочек, ремонт системы зажигания и прочее… Все работы велись на открытом воздухе и нам не запрещалось пребывать на солнышке почти нагишом — я так в одних плавках обычно вертелся целыми днями около этих неисправных машин в автопарке. Там же был сооружен летний душ — поэтому весь пот можно было легко смывать тут же, не отходя далеко от места работ.. И конечно, такое пребывание на природе и открытом пространстве после четырех стен учебного заведения не могло не сказаться положительно на моем здоровье! Снова соки молодого организма и гормоны пришли в движение и я всем телом по ночам ощущал необходимость и желание в сексуальном плане. Конечно, оказавшись совсем один в чужом городе я побаивался случайных знакомств и ограничивался пребыванием в кафе и единственном центральном ресторане, находящемся неподалеку от центрального парка. В один из теплых осенних дней, «приняв за воротник» третью бутылку пива, продаваемого в летнем киоске, я лениво сидел за столиком и наблюдал за происходящим вокруг, мысленно мечтая о новых знакомствах и присматривался к проходящей публике, в в том числе и к парням тоже… Нет слов передать ту ночную тоску в яйцах, желание ощутить наконец прикосновения чужих пальцев к члену, снова как в юности, содрогаться от сексуального возбуждения и отдаваться ласкам в объятиях любимого человека… Судьбе было угодно смилостивиться и я вдруг увидел НЕЧТО, не только привлекшее мое внимание, но и вмиг завладевшее всеми моими сексуальными фантазиями! Я увидел молодого парня, с белокурыми длинными волосами, обесцвеченными искусственным красителем, в узких до неприличия брюках, стройного, рослого и озирающегося по сторонам, явно в поисках новых знакомств… Конечно, я понял что парень этот не из местных, и он привлекал мое внимание все более и более, дразня меня выпирающим из брюк бугорком и привлекательными изгибами тела при ходьбе… Не прошло и нескольких минут, как он заметил мой неприкрыто восторженный взгляд и подмигнул мне (!), кивком головы, приглашая пройтись с ним вдоль по центральной аллее. Я не преминул этим воспользоваться и вскоре мы, как закадычные друзья, весело разговаривая, довольно быстро миновали центральную часть парка, углубившись в заросшие кустарником укромные уголки заброшенного сада… Время начало лететь в другом измерении! Представляешь, все то о чем мечталось в ночи под одеялом, вдруг начало представляться в реальности, потому что от мимолетного знакомства и взаимного обмена информацией друг про друга мы довольно быстро перешли к ТЕМЕ… Оказалось, что мой новый друг — Алеша Голубев — артист ансамбля « Ритмы ХХ Века» и что Казахконцерт заключил контракт с российской группой на сезон, с расчетом их гастролей по периферии… Я в свою очередь рассказал Алеше про себя и про институт и немного охватил свое бурное прошлое из области работы Моделью в киностудии, сразу после окончания школы… Рассказал и про своего, уехавшего навсегда, друга Алешку… Следующий шаг навстречу мой новый френд не замедлил сделать, задав мне сакраментальный вопрос: « А как ты Саня относишься к людям с нестандартной ориентацией?» Пришлось ответить домашней заготовкой — хотя все внутри содрогалось от нетерпения: — « Вобщем-то я слышал, что среди людей могут иметь место отклонения в сексуальной ориентации, но я всегда с УВАЖЕНИЕМ отношусь к любому мнению и поведению до тех лишь пор, пока не убеждаюсь в своей ошибке. И будь такой человек «голубым или зеленым», если он — ЧЕЛОВЕК — то это не будет иметь никакого отрицательного значения для меня, наоборот лишь вызовет дополнительный интерес и массу вопросов» Внимательный и теплый ответный взгляд окончательно убедил меня в том, что мой новый знакомый вполне определенно пытается сообщить мне, что он — ИЗ ТАКИХ. Еще через минуту, необходимость что либо скрывать совершенно растворилась в осеннем воздухе… Мы углубились в заросли парка и подошли к скамейке в самом пожалуй укромном уголке сада… Алешка обнял меня и поцеловал в губы… Я не отстранился… Напротив, все внутри меня жаждало продолжения, жаждало всеми клеточками моего истосковавшегося тела, жаждало его ласк, объятий и поцелуев, столь сокровенно мечтавшихся наедине и вдруг обретших такую замечательную реальность! В ответ на его ласки я не мог устоять и начал страстно и нежно ласкать его еще незнакомое тело под рубашкой, прикасаясь губами к его шее, на которой была серебряная цепочка столь сексуально почеркивающая его молодость, целуя голубую артерию, пульс которой можно было ощущать языком… (время-то было смутное, любое преклонение перед Западом охаивалось и пресекалось, поэтому такая цепочка была своего рода вызовом патриотическому окружению)… Несколько минут пролетело незаметно… Алешка остановился, поглядывая, что же я буду делать дальше. Я — тоже с любопытством уставился на него. Немая сцена, вызвавшая обоюдный смех. Мы оба смеялись собственной робости или, скажем несколько иначе — мы оба привычно затормозили на ДОЗВОЛЕННОМ. Все же воспитание в партийном духе, постоянная опаска натолкнуться на неприкрытую неприязнь — вот пожалуй мотивы наших чувств, сознание которых мы ощутили синхронно, понимая что далее необходимо преодоление более трудных рубежей или точнее — привычных устоев в воспитании… Именно от взаимного осознания что «мы не такие», причем оба, ситуация и показалась нам смешной. Мы весело посмеялись друг над другом, не без доли иронии. — « Можно я залезу к тебе в плавки?» — первым решился спросить мой новоиспеченный дружок. — «Угу « — кивком головы я подтвердил свою готовность. Что я чувствовал в этот момент — скорее всего радость и даже некоторое счастье от внезапной находки того единственного человека, о котором мечталось в ночной тиши, и в те минуты мне казалось, что я растворился в нем целиком и, конечно, готов отдаться ему тут же, несмотря на день и то что мы не одни в этом заброшенном уголке парка! С некоторым нетерпением я наблюдал, как Алешка расстегивает пуговки на моей ширинке, нервно стягивает пояс брюк — я в это время приподнялся со скамейки, чтобы не мешать столь желанному процессу… Наконец, его рука освободила последний оплот на моем теле — плавки были стянуты вслед за брюками и мой член буквально вывалился на волю, раскачиваясь и наливаясь свежей кровью на воздухе… Алешка не ожидал похоже столь бурной реакции и почтительно разглядывал мое 19 сантиметровое достоинство, увеличившееся почти до максимальных размеров. — «Оо! Да ты — настоящий мужчина!» — подхвалил меня Лешка. Я молча и нарочито стыдливо опустил взор… — … «Обними меня, я хочу слышать твое дыхание и чтобы ты не мешал мне « — пожелал Алеша, и я с готовностью приник к его шее, ощущая приятный аромат свежевымытых волос, спускающихся белокурыми локонами ему на плечи… Прикрыв глаза в задумчивости отдаваясь всем телом на волю рукам Алешки, я буквально очумел от удовольствия… Когда он прикоснулся к моим яйцам и начал нежно и профессионально перекатывать их между пальчиками, я не смог сдержать стона нетерпения и сладострастия. Снова волна воспоминаний нахлынула на меня, всколыхнув те минуты стыда и одновременно страстного сексуального желания, когда я, впервые в жизни, нагишом стоял перед хирургом в военкомате в свои 18 лет и когда врач-профессионал искусственно возбуждал мою половую систему с целью выявления отклонений в развитии… Нет, скорее всего, здесь преобладало другое чувство, но пожалуй, схожее с первым юношеским восприятием. Я заранее знал, ЧТО последует за столь нежными и возбуждающими всю мою нервную систему, действиями партнера. Но не только не препятствовал Алешке, но и помогал всеми силами — страстно постанывал, изгибался телом навстречу и напрягал мышцы корня члена, выпячивая и без того уже красную от прилива крови з$лупу, наполовину выскочившую из кожаного мешочка… Алешка не торопился, томя меня в единственном желании «спустить» поскорее, разгрузить набухшие железы от столь сладостного груза похоти и желаний… Перекатывание яичек сменилось легким надавливанием на их придатки, ведающие спермоизвержением… Напор внизу живота усилился и член мой напружинился в бессильном желании извергнуть драгоценный груз, но тщетно — Алешкины пальчики не дошли еще до чувствительного места… Я задергался в желании потереть головку обо что нибудь, лишь бы усилить возбуждение… но Алешка погладил меня, успокаивая: — « Потерпи милый, не все так скоро, тебе же приятно и так?» — «Конечно « — смирился я, прекращая дергания всем телом… Я стал дышать сильнее, не в силах сдерживаться и тем самым видимо доставляя удовольствие Лешке, который, похоже, испытьвал сам немалое удовольствие от наблюдения за столь доверчиво и открыто ведущим себя парнем… (я почти уверен, особенно теперь, что не каждый мальчик даст столь откровенно дрочить себя постороннему человеку, да еще будет столь страстно постанывать в ответ на ласки — для этого нужна определенная подготовка, которая, увы, не дается столь легко по-советски воспитанному юноше). Далее ласки переключились на мой вздыбившийся член. Тут уж я вволю настонался и нашевелился навстречу столь желанному и привычному, обычно осуществляемому наедине… Я полулежал на изголовье скамейки, не замечая ничего, освободил объятия и, выгнувшись вперед, просто наблюдал дальнейшее… отдавая всего себя на волю красивому юноше столь внезапно посланному мне фортуной… Надо сказать, выглядело все это со стороны наверное довольно сексуально: Двое молодых парней, один из которых растянулся во весь свой рост поперек скамейки, с расстегнутой рубахой, и спущенными ниже колен брюками, голой задницей упирался в край скамейки, с вытянутыми, слегка расставленными ногами, бронзовый от загара, с ярко выделяющимися белеющими незагорелыми частями тела, обычно прикрываемых плавками, с золотистым от солнца пушком, покрывающим низ живота и переходящим в пушистую русую растительность на незагорелом лобке… И второй, модно одетый, склонившийся над первым, со спускающимися ниже плеч шикарными локонами, издали напоминающий девушку, но в узких мужских брюках… который медленно опустился на колени и начал нежно касаться языком сперва моей груди и потом живота — начиная от пупка и опускаясь по волосистому желобку все ниже… к корню члена и съезжая все ближе к самому чувствительному месту мужского органа. Его пальцы, наконец сдвинули кожицу, и моя з$лупа поблескивала на свету во всей своей красе. Алешка поцеловал ее и начал постепенно погружать в свой рот… — «Ммммм… « — мычал я, не в силах сдерживать свои чувства. Да… Это не было похоже на ту насильственную операцию, что проделал надо мною хирург военкомата… Это было нечто такое… , что я испытывал только на уроках по сексуальному воспитанию, когда я лежал распростертый на лежаке для обучения молодых девиц в учебном классе школы повышения актерского мастертва… Алешкины ласки подкреплялись массажем моих яичек и сладострастные волны наслаждения приливали и отливали во мне, начиная от самого кончика члена, подымаясь все выше внутрь, охватывая все новые области, подбирались к самому сердцу, заставляя его то бешено колотиться, то замирать от восторга… В детстве, как-то случилось, что я попал на взрослые качели вместе с со старшими парнями, которые начали безжалостно раскачиваться на качелях аттракциона в парке, стремясь раскачаться сильнее чем соседи-конкуренты, видимо у них было соревнование, а я, вцепившись в поручни, с замиранием сердца испытывал то страх, то радость от такого раскачивания и вот такое чувство, когда испытываешь невесомость, наверное, было сходным с тем, что я испытывал в момент Алешкиных ласк… такие же взлеты и подъемы, такое же захватывание духа с медленным отпусканием, чтобы затем снова проваливаться в бездну наслаждения… Кончик Лешкиного языка касался отверстия в головке члена, вызывая такое томление, что я буквально выворачивался наизнанку от желания поскорее разрядиться… Выделяющийся оттуда сок, Алешка растягивал в виде нити, отодвигаяясь на некоторое расстояние, затем погрузил всю головку моего члена себе в рот и начал сосательные движения… Это было так томительно и приятно, что я буквально исходил на страсть и практически потерял контроль над собой, отдавшись полностью на волю партнера. Еще минута, Алеха стал все сильнее массировать мои яйца и я понял, что развязка неминуема. Закрыв глаза я выгнулся на скамейке, уже полностью потеряв самообладание. Весь мир сконцентрировался только на сексуальных ощущениях — не помню, наверное и дневной свет померк в такой момент для меня… Я закатил глаза, сильно вдохнул, ощутив наконец сладкую истому, и понял, что рубеж Алешкой взят!!! Ничто уже не могло остановить рефлекторные судороги, когда мощными сокращениями мой природный насос начал выталкивать толчками кипящую внутри меня сперму, словно лаву из огнедышащего вулкана… Я и не заметил, что Леха успел вовремя отстраниться и сменить свой рот на собственный кулачок. Очнулся я, только когда увидел перед собой внимательный и любопытный взгляд Алеши. К тому времени я уже успел выдать основную массу своего продукта и видел краем глаза, что моя сперма наполнила кулак партнера и стекала вязкими подтеками между его пальцами мне на пушистый низ живота и лобок… — «Оооо» — только и успел я издать вздох облегчения… Но Алешка и не подумал остановиться! Вместо ожидаемого прекращения возбуждающих движений вдоль по моему члену, он не только не прекратил, но наоборот усилил дрочение! Все мои попытки отстраниться не приводили к успеху, я начал корчиться в муках оргазма, искусственно и со знанием дела продлеваемого моим искушенным партнером… — «АААаааа» — только и мог выдавить я из себя, вместо членораздельной речи — возбуждение было настолько сильным, что у меня перехватило дыхание и я словно рыба открывал рот в надежде глотнуть воздуха… — «Хва, — -, хва-, а, а, а, — , тит!» — хрипел я не свои голосом, пока Алеха вытягивал из меня последние жилы. Все внутри сжималось, спазмы следовали один за другим, пока я не почувствовал, что ощущение блаженства и невесомости стало сменяться легкой болью на кончике члена. Я обрел дар речи и теперь уже твердо сказал Алексею что, все мол, пора и остановиться… Леха не стал перечить, отпустил меня в прострации и я, наконец, стал приходить в себя и озираться вокруг… Пока мой партнер вытирал ладонь о край скамейки, оставляя мазки моей спермы на плоховыкрашенных деревянных дощечках, я натянул плавки, брюки и увидел на почтительном расстоянии группу подростков несомненно видевших весь спектакль! Судя по их лицам, искривленным гримасой не то зависти, не то отвращения и удивления от увиденного, я понял, что они наблюдали нас давно, видимо придя на привычную скамеечку, чтобы распить вдали от взрослых купленную на троих бутылку дешевого вина… Они переглядывались, указывая горлышком непочатой бутылки в нашу сторону и явно перебирали подробности увиденного, перемежая гримасы со стыдливыми смешками… Ничего не оставалось делать, как с независимым видом пройти мимо компании… Алешка приобнял меня за талию и мы молча двинулись в сторону центральной части парка. Несмотря на столь бурное окончание, я все же отвечал моему новому другу на его ласковые объятия, своими, ответными… Алешка что — то хотел мне сказать, но все не решался. Наконец, он первый не выдержал и попросил меня быть сегодня на его концерте, который состоится буквально через полчаса, однако он совсем не ожидал что я уже тоже «на чемодане»! Дело в том, что именно потому что я уже не чувствовал себя вполне жителем этого города и что у меня был в кармане БИЛЕТ на междугородный автобус, отходящий с местной автостанции в Алма-Ату ровно в 19:30— я может быть даже с сожалением сообщил ему о своем отбытии и невозможности с ним встретиться после концерта… Это несколько шокировало моего друга, поскольку он был УВЕРЕН, что после всего удовольствия, что он мне предоставил, я просто не в состоянии буду ему отказать в дальнейшем… А дальнейшее, конечно, даже с моим незначительным опытом, можно было предугадать… Пришлось ограничиться трогательным расставанием, с обещанием непременно встретиться в Алма-Ате, через два дня, согласно графику гастролей ансамбля. И вот я в автобусе, прикорнул у окошка, наблюдая за унылым осенним пейзажем,… и все возвращался в своих свежих воспоминаниях о том, что случилось в парке сегодня вечером. О своем новом друге и о предстоящей встрече в родном городе, о том что произошло и что еще может произойти и ГОТОВ ли Я к тому… Но, об этом — в будущей главе моего мемуара. Написано 27.12.2002 г. публикуется впервые Alexander Stoletov.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх