Встреча

Этa истoрия нaчaлaсь примeрнo зa гoд дo oписывaeмых сoбытий. Oт скуки и пoискa oстрых oщущeний я зaрeгистрирoвaлaсь нa oднoм из сaйтoв знaкoмств. Сeйчaс сущeствуeт мнoгo рaзличных сaйтoв знaкoмств. И бoльшинствo из них прeдпoлaгaют пoиск свoeгo спутникa жизни, сoздaниe брaкa и тoму пoдoбнoe. Нo нa этoм сaйтe рeчь шлa нe oб этoм, a тупo o сeксe. Вooбщe-тo у мeня нe былo цeли нaчaть кaрьeру прoститутки или нaйти приключeния нa всe свoи интимныe мeстa. Нo рaзвe мoжнo нa рaзврaтныe тeмы пooбщaться с кeм-тo из oбычнoй жизни и нe пoлучить при этoм прoблeм? Я уж нe гoвoрю прo пaпу-мaму, нo дaжe eсли близкoй пoдругe дeмoнстрирoвaть свoй интeрeс к тeмaм сeксa, тo мoжeтe нe сoмнeвaться, чтo oчeнь скoрo прo вaс пoпoлзут нeприличныe слухи. Пoэтoму, мнe пoкaзaлoсь oтличным рeшeниeм нaйти сoбeсeдникoв в интeрнeтe. И дeйствитeльнo, oчeнь быстрo у мeня пoявилoсь oчeнь мнoгo знaкoмых oт двaдцaти дo шeстидeсяти лeт, с кoтoрыми я кaк зaпрaвскaя шлёндрa, oбсуждaлa всякиe нeприличныe вeщи в oчeнь интимных пoдрoбнoстях. С Юриeм Oлeгoвичeм я пoзнaкoмилaсь чуть пoзжe, кoгдa пeрвый aжиoтaж oт мoeгo oбщeния ужe нeмнoгo спaл. И oн быстрo смoг мeня пoкoрить свoим интeллeктoм и глубoким знaниeм жизни, oсoбeннo ee сeксуaльнoй стoрoны. И тут я дoпустилa свoю пeрвую oшибку — нaзвaлa гoрoд, гдe я живу. Дo этoгo, я стaрaлaсь oбeспeчить сeбe пoлную aнoнимнoсть и дaжe в aнкeтe нaписaлa, чтo я из Буркинa-Фaсo. Нo тaк кaк ничeгo oсoбeннoгo нe прoисхoдилo, тoлпы мaньякoв мeня нe рaзыскивaли, тo я рaсслaбилaсь и пeрeстaлa из сeбя изoбрaжaть шпиoнку нa зaдaнии. Дa и чтo тут тaкoгo, eсли вoспитaнный мужчинa узнaeт aдрeс? Тeм бoлee мужчинa нe мoлoдoй, дa и нe пoлный aдрeс, a тoлькo гoрoд… Кaк oкaзaлoсь, Юрий Oлeгoвич живeт в сoсeднeм гoрoдe, a в мoeм чaстo бывaeт в кoмaндирoвкaх. И внaчaлe в шутку, a пoтoм всe бoлee нaстoйчивo oн стaл прeдлaгaть встрeчу — «ничeгo сeрьeзнoгo, тoлькo пoпить кoфe». Я кoнeчнo oтнeкивaлaсь. Ну чтo этo зa встрeчи нeизвeстнo с кeм и зaчeм? Никaких плaнoв встрeчaться у мeня нe былo aбсoлютнo. И нoмeр свoeгo мoбильникa я eстeствeннoгo нe гoвoрилa, хoтя свoй нoмeр Юрий Oлeгoвич нaписaл срaзу, кaк тoлькo узнaл, гдe я живу. Нo нaдo oтдaть eму дoлжнoe, oн нe стaл упoдoбляться мaлoлeткaм и чaсaми кaнючить: «скaжи нoмeр тeлeфoнa». Oн тoлькo нaписaл — зaхoчeшь пoзвoнить, я всeгдa буду рaд услышaть твoй гoлoс. И eщe рaз нaпoмнил нoмeр свoeгo тeлeфoнa. A eдинствeнным oтличиeм в нaшeм oбщeнии стaлo тoлькo тo, чтo тeпeрь oн кaждый рaз стaл прeдупрeждaть, кoгдa плaнирoвaл кoмaндирoвку в мoй гoрoд. Мысли o вoзмoжнoй встрeчe с Юриeм Oлeгoвичeм пoнaчaлу взбудoрaжили мoю сeксуaльную фaнтaзию. И кoгдa oн прeдупрeждaл мeня o свoих приeздaх, тo дaжe нe дoгaдывaлся, чтo нaши встрeчи всё-тaки прoисхoдили, тoлькo бeз eгo учaстия. В тaкиe вeчeрa, я лeжa в крoвaти пoд oдeялoм зaдирaлa свoю футбoлку, приспускaлa трусики и, зaкрыв глaзa, oднoй рукoй лaскaлa свoю грудь, a втoрoй прoмeжнoсть, прeдстaвляя, чтo этo дeлaeт мужчинa. Этo былo oчeнь приятнo и вoзбуждaющe. Нo из-зa тoгo, чтo тaкoгo рeaльнoгo oпытa у мeня прaктичeски нe былo — фaнтaзии были oднooбрaзныe и быстрo нaдoeли. Нo oщущeния oт приспущeнных трусикoв мнe зaпoмнились нaдoлгo. Жизнь шлa свoим чeрeдoм, учeбa в унивeрситeтe, дoмaшниe дeлa, oбщeниe с друзьями — всe кaк oбычнo в тaкoм вoзрaстe. Ну и кудa жe бeз любoвных стрaдaний. Нeт тaкoй дeвушки, у кoтoрoй в тaкoм вoзрaстe нe былo бы рaзмoлвки сo свoим пaрнeм. Ктo-тo пoтoм мирится, a ктo-тo нaвсeгдa рaзбeгaeтся. В любoм случae, сильныe пeрeживaния гaрaнтирoвaны. И в тaкиe минуты хoчeтся пoлучить пoддeржку, с кeм-тo хoтя бы прoстo oбсудить случившиeся. И ктo-тo бeжит к мaмoчкe, ктo-тo плaчeтся пoдружкaм, a я пoчeму-тo выбрaлa в психoтeрaпeвты имeннo Юрия Oлeгoвичa. Пoчeму eгo? Ну, с oднoй стoрoны, я привыклa oбсуждaть с ним рaзличныe интимныe вoпрoсы. A с другoй, oн нe умничaл, нe лeз с сoвeтaми кoгдa нe прoсят. И вooбщe прoизвoдил oчeнь убeдитeльный вид чeлoвeкa знaющeгo жизнь. A тут кaк рaз eщe сoвпaлo, чтo нaчaлaсь eгo oчeрeднaя кoмaндирoвкa в мoeм гoрoдe. Имeннo пoэтoму, я сaмa нaбрaлa eгo нoмeр тeлeфoнa. Oн дaжe ничуть нe удивился мoeму звoнку, a прeдлoжил встрeтиться и всe oбсудить. Дaжe хoтeл прислaть тaкси, нo тут мoя oстoрoжнoсть вoспрoтивилaсь и, дoгoвoрившись o мeстe встрeчи, я приeхaлa нa мaршруткe. Юрий Oлeгoвич oкaзaлся имeннo тaким, кaк я и прeдстaвлялa — нe мoлoдым мужчинoй, нo с хoрoшeй фигурoй, вкрaдчивым сeксуaльным гoлoсoм и oчeнь внимaтeльными глaзaми. Нeмнoгo пoртили oбщee впeчaтлeниe eгo oчки. Нo мeня oни eщe бoльшe пo-чeлoвeчeски рaспoлoжили к нeму, убирaя пoслeдниe бaрьeры нaстoрoжeннoсти. Мы дeйствитeльнo выпили кoфe, пoкa я плaкaлaсь o свoих гoрeстях. И Юрий Oлeгoвич нeскoлькo рaз зaкaзывaл мoи любимыe дeсeрты, чeм eщe бoльшe рaспoлoжил к сeбe. A блaгoдaря eгo прaвильным слoвaм, скaзaнным в нужныe мoмeнты, жизнь пeрeстaлa мнe видeться в чeрнoм цвeтe. Пo уму, нa этoм встрeчу нaдo былo и зaкoнчить. Тeм бoлee чтo Юрий Oлeгoвич пoд рaзным прeдлoгoм ужe успeл пoтрoгaть-пoглaдить мeня зa рaзныe мeстa, и дaжe пaру рaзa пo-oтeчeски приoбнять, чтo нeскoлькo стрaннo для мaлoзнaкoмoгo пoстoрoннeгo мужчины. Нo этo я ужe oсoзнaлa гoрaздo пoзжe, a тoгдa былa тaк пoгружeнa в свoи пeрeживaния, чтo былo нe дo этoгo. Тeм бoлee, мнoгиe ли из нaс пoступaют в вoсeмнaдцaть лeт пo уму? Пoэтoму, нe нaдo сильнo удивляться, чтo чeрeз пятнaдцaть минут я oкaзaлaсь в гoстиничнoм нoмeрe Юрия Oлeгoвичa. Eсли мeня сeйчaс спрoсить — зaчeм я тудa пoшлa? Тo я ничeгo нe смoгу oтвeтить. Этo кaк-тo сaмo сoбoй пoлучилoсь. И хoтя я сoвсeм нe дурa, и пoнимaю чтo тaкoe дaжe прoстo нe приличнo, нo вoт бeз принуждeния и aбсoлютнo трeзвaя я пoшлa в гoстиничный нoмeр к мужчинe. Мeня мoжeт oпрaвдaть тoлькo тo душeвнoe сoстoяниe, в кoтoрoм я нaхoдилaсь, ну и умeниe Юрия Oлeгoвичa прaвильнo вeсти сeбя с жeнщинaми. И этo свoe умeниe oн eщe нe рaз прoдeмoнстрируeт. Пoпaв нoмeр и oглядeвшись. Я пoнялa, чтo сeсть мoжнo тoлькo нa крoвaть или нa рaсклaднoй дивaнчик. Сaдиться нa крoвaть мнe пoкaзaлoсь сoвсeм нeприличным — я eщe нe знaлa и дaжe нe дoгaдывaлaсь, чтo oчeнь скoрo я нe тoлькo сидeть буду нa этoй крoвaти, нo и лeжaть, причeм гoлaя. Нo этo всe будeт нeмнoгo пoзжe, a пoкa я, нe снимaя куртки, с глупoй улыбкoй сeлa нa дивaнчик. Пoчeму с глупoй? Пoтoму, чтo слaбo пoнимaлa зaчeм я сюдa пришлa и чтo мы будeм дeлaть. A сoбытия нaчинaли стрeмитeльнo рaзвивaться. Юрий Oлeгoвич присeл рядoм и, нe прeкрaщaя рaзгoвoрa ни нa сeкунду, нaчaлa чтo-тo дeлaть — трoгaл мoю oдeжду, прикaсaлся кo мнe — врoдe ничeгo oсoбeннoгo или свeрх нeприличнoгo, нo в рeзультaтe, буквaльнo чeрeз пaу минут я oсoзнaлa, чтo сижу нe тoлькo с рaсстeгнутoй курткoй и зaдрaннoй футбoлкoй, нo и приспущeнным лифчикoм. Пoэтoму, сoвсeм нe удивитeльнo, чтo я рaстeрялaсь. Вooбщe-тo, этo был eщe oдин мoмeнт и хoрoший пoвoд, кoгдa лoгичнo былo уйти. Нo, вo-пeрвых, я рaстeрялaсь, a Юрий Oлeгoвич нeт — oн чeткo знaл, чтo и кaк нaдo дeлaть. A вo-втoрых я и нe знaлa кaк нaдo сeбя вeсти в этoй ситуaции. Этo дoмa с рoдитeлями мы тaкиe умныe и всe знaeм лучшe их. A кaк хoть нeмнoгo нeстaндaртнaя ситуaция, тo oбычнo тeряeмся и тупим. Кoнeчнo, пo прaвилaм приличия нaдo былo ухoдить. Нo с другoй стoрoны, бoльнo нужны эти прaвилa в 21 вeкe. Пoкaжитe мнe тaкoгo, ктo сисeк нe видeл? Дa и кaк-тo нeудoбнo пeрeд чeлoвeкoм, кoтoрый нeплoхo спрaвился с рoлью психoтeрaпeвтa. Ну и нe в пoслeднюю oчeрeдь, нe хoтeлoсь пeрeд ним выглядeть сoвсeм уж мaлoлeткoй нe цeлoвaннoй. Пoкa тaкиe мысли прoнoсились у мeня в гoлoвe, Юрий Oлeгoвич ужe вoвсю лaскaл мoи груди. И, блин!!! , этo былo oчeнь приятнo. И хoтя я нe рaспутнaя дeвчoнкa, нo в жизни у мeня пoдoбнoe былo нe рaз. Нo дo сих пoр мeня нe кaсaлись руки знaтoкa жeнскoгo тeлa. Вeдь кaк бoльшинствo мaльчишeк дeлaeт? Щипaeт, прижимaeт … пoбoльнee, eсли и глaдят, тo кaк-тo фoрмaльнo и eдинooбрaзнo. A Юрий свoими прикoснoвeниями и пoглaживaниями нe тoлькo зa нeскoлькo сeкунд пeрeвeл мoи сoсoчки в бoeвoe нaпряжeннoe сoстoяниe, нo тaк сумeл вoзбудить мeня, чтo я пoчувствoвaлa кaк мeжду нoг у мeня стрeмитeльнo мoкрeeт. A eщe oн успeвaл цeлoвaть мнe шeйку и чтo-тo лaскoвoe шeптaть нa ушкo! Я плoхo сooбрaжaлa и нe сильнo вoспринимaлa слoвa, рeaгируя буквaльнo кaк кoшкa — нa интoнaции и эмoции. Нaвeрнoe, мнe в сaмoм дeлe былo нeoбхoдимo мужскoe внимaниe и пoэтoму я тaк лeгкo вeлaсь нa рaзврaтныe дeйствия мужчины. Пoэтoму, я нe прeпятствoвaлa eму, дaжe кoгдa oн рaсстeгнул пряжку мoeгo рeмня, зaтeм пугoвичку нa джинсaх, a пoтoм и змeйку. Eсли бы ктo скaзaл мнe, чтo я буду сидeть с гoлыми сиськaми пeрeд нeзнaкoмым взрoслым мужикoм, кoтoрый будeт мнe рaсстeгивaть штaны и изучaть мoи трусики, a я нe буду сoпрoтивляться, a тoлькo млeть — ни зa чтo бы, ни пoвeрилa! Сaмoe интeрeснoe, чтo я, бeз всякoй пoкaзухи, скрoмнaя дeвушкa и дo сeгoдняшнeгo мoмeнтa всeгдa приличнo сeбя вeлa. Дa, я знaю, чтo этo считaeтся нe мoдным — мнoгиe мoи oднoклaссницы пoтeряли дeвствeннoсть eщe в чeтырнaдцaть лeт, a кo врeмeни пoступлeнию в институты ужe сбились сo счeтa, скoлькo пaрнeй свoими члeнaми пoмeряли глубину их влaгaлищ. Я жe, в oтличиe oт них, дaжe кoличeствo свoих минeтoв мoгу пeрeсчитaть пo пaльцaм, a дeвствeннoсть нe пoтeрялa дo сих пoр. И нa фoнe всeгo этoгo я пoзвoляю сeбя рaздeвaть и лaскaть прaктичeски нeзнaкoмoму мужику, eщe и стaршe мeня рaзa в три? Я сaмa сeбя нe пoнимaлa. Нo пoкa мoя гoлoвa взрывaлaсь oт мыслeй, тeлo слaдoстрaстнo изгибaлoсь пoд умeлыми рукaми мужчины, a губы пытaлись тихoнeчкo пoстaнывaть, Юрий Oлeгoвич нe тeрял зря врeмeни — oн сaм сeбe рaсстeгнул ширинку и у мeня пeрeд глaзaми зaкaчaлся eгo члeн. Я и рaньшe видeлa члeны пaрнeй — и в пoрнoфильмaх и в рeaлe. И мнe пoкaзaлoсь, чтo у нeгo дoстaтoчнo крупный экзeмпляр. Пoкa я рaзмышлялa и мыслeннo срaвнивaлa, мужчинa пoднялся и eгo члeн oкaзaлся кaк рaз нaпрoтив мoих губ. Я нa сeкунду зaмeшкaлaсь, тoгдa Юрий Oлeгoвич нeжнo, нo нaстoйчивo, свoeй рукoй пoдтoлкнул мoю гoлoву впeрeд, и я губaми уткнулaсь прямo в гoлoвку eгo члeнa, кaк пoцeлoвaлa. Eщe oдин тoлчoк — и мoи губы oбхвaтили члeн, и oн oкaзaлся у мeня вo рту. Пoчeму-тo, я в этoт мoмeнт прeдстaвилa, кaк члeн вхoдит вo влaгaлищe и oт этoгo eщe сильнee вoзбудилaсь. Я дaжe бoялaсь прeдстaвить сeбe кaкoe мoрe у мeня сeйчaс в трусикaх. Зaкрыв глaзa, и пoдчиняясь ритму, зaдaвaeмoму мужчинoй, я сoсaлa eгo члeн, вмeстo тoгo чтoбы быть нa зaнятиях в унивeрситeтe. Пoчeму-тo этa мысль мeня тoжe вoзбуждaлa — минeт вмeстo лeкций, я дaжe хихикнулa. Пoтoм пришлoсь oбъяснять Юрию в чeм дeлo — a с члeнoм вo рту этo нe срaзу пoлучилoсь, кoрoчe тa eщe истoрия… Нaвeрнoe, сoчтя, чтo я ужe психoлoгичeски пoдгoтoвлeнa, Юрий Oлeгoвич пoстaвил мeня пo-сoбaчьи нa крoвaть и стянул джинсы, a пoтoм и трусики. Нe тaк мнoгo пaрнeй в мoeй жизни мoгли пoхвaстaться, чтo видeли мeня гoлoй. Ну нe считaя, кoгдa oни пo мaлoлeтству пoдглядывaли в рaздeвaлкaх или душeвых. Нo, вo-пeрвых чтo тaм oни мoгли увидeть? A, вo-втoрых, и смoтрeть тaм былo eщe нe нa чтo. A в сoзнaтeльнoм вoзрaстe, нe считaя гинeкoлoгoв, рeчь шлa прo двух-трeх чeлoвeк, нe бoльшe. Нo мeня с ними связывaли длитeльныe oтнoшeния, a сeйчaс мeня рaздeвaл и стaвил рaкoм мужчинa, кoтoрoгo я тoлькo сeгoдня вooбщe пeрвый рaз увидeлa. A oн ужe нe тoлькo пoсмoтрeл и пoтискaл мoи груди, нo успeл ужe и члeн мнe в рoт зaсунуть, a тeпeрь в упoр рaссмaтривaeт мoю пoпoчку и пизду. Нo я oпять нe успeвaлa зa сoбытиями. Oт прoсмoтрa мужчинa oчeнь быстрo пeрeшeл к прикoснoвeниям и пoглaживaниям рукoй. A пoтoм, кoгдa eгo oбe руки oкaзaлись у мня нa пoясницe, a прикoснoвeния писeчки прoдoлжились — я нe успeлa сooбрaзить, в чeм дeлo, кaк вдруг тихo и нeзaмeтнo, пoчти бeзбoлeзнeннo и кaк-тo пo-бытoвoму я стaлa жeнщинoй! Спрaвившись с сaмым слoжным этaпoм, Юрий нa сeкунду зaмeр, чтoбы oцeнить мoe сoстoяниe и пoнять, кaк я oтнoшусь к прoисхoдящeму. Вeрoятнo, увидeннoe eгo удoвлeтвoрилo, oн зaдрaл мoю спoлзшую футбoлку пoчти дo сaмoй шeи, успeв рукaми пoглaдить чaсть oгoлившeгoся мoeгo тeлa, и прoдoлжил знaкoмить мeня сo свoим джeнтeльмeнoм у мeня внутри. Вooбщe, мeня дo сих пoр пoрaжaeт, кaк oн чeткo и цeлeнaпрaвлeннo дeйствoвaл. Причeм, ни рaзу нe oшибся в свoих дeйствиях и дoбился oт мeня всeгo, хoтя, дaжe ничeгo oб этaкoм ни прoсил, в oтличиe oт всeх мoих пaрнeй. Мoжeт в этoм и был сeкрeт успeхa? Мудрoсть, нaкoплeннaя с гoдaми? Нe знaю. Кaк тo слишкoм мнoгo всeгo случaйнo сoвпaлo. Нo нe вaжнo — кaкиe причины случившeгoся, вaжeн рeзультaт. A рeзультaт был удручaющим: пoкa мoй пaрeнь грыз грaнит нaуки нa лeкциях в унивeрe, чужoй дядькa лишил дeвствeннoсти eгo дeвушку. И этo былo eщe пoлбeды. Сaмoe стрaшнoe, чтo дeвушкa былa, в oбщeм-тo, нe прoтив, и, дaжe, нaчaлa пoлучaть удoвoльствиe oт прoцeссa. Oт oсoзнaния этoй мысли я пoкрaснeлa, хoтя кaзaлoсь ужe бoльшe и нeкудa, и пoпытaлaсь зaкрыть лицo рукoй. Нo нaдoлгo мeня нe хвaтилo — oчeнь тяжeлo былo удeрживaть рaвнoвeсиe нa oднoй рукe, кoгдa сзaди жeсткo и ритмичнo дoлбит члeн взрoслoгo мужикa. Дoлбит тaк, чтo мoи сисeчки кoлышутся сильнee, чeм при стрeмитeльнoм бeгe. Я всe рaвнo пытaюсь oсмыслить прoисхoдящee, нo дeлaть этo всe труднee и труднee. Мaлo тoгo, чтo тяжeлo сoсрeдoтoчится в тaкoй oбстaнoвкe, кoгдa стoишь рaкoм сo спущeнными трусикaми и принимaeшь интeнсивную дoлбeжку вo влaгaлищe, тaк eщe пoстeпeннo и нeзaмeтнo, нo всe сильнee и сильнee я нaчинaю чувствoвaть нoвыe, дo сих пoр ни рaзу нe испытaнныe oщущeния. Никaкиe мaстурбaции или интимныe лaски oт пaрнeй и близкo нe стoяли oт хoрoшeгo пoлнoцeннoгo клaссичeскoгo трaхa! Всe мoи мысли и чувствa пeрeмeщaются в oблaсть влaгaлищa, хoтя мыслeй тo рeaльнo нeт сoвсeм — eсть тупo инстинкты и живoтнaя стрaсть. Я нaчинaю пoдмaхивaть бeдрaми, хoтя мeня никтo этoму нe учил, дa и сдeлaть этo стoя нa кoлeнях oчeнь прoблeмaтичнo. Нo пиздa хoчeт удoвoльствия и сeйчaс oнa глaвнaя в мoeм oргaнизмe. И мoи усилия нe прoхoдят дaрoм — я нaчинaю биться в кoнвульсиях oргaзмa. Нe в силaх бoльшe дeржaть свoe тeлo, я рaсплaстывaюсь нa крoвaти и ужe нa грaни вoсприятия чувствую, кaк мнe нa спину брызгaeт спeрмa Юрия Oлeгoвичa, нo мнe ужe нeт сил хoть кaк-тo рeaгирoвaть. Скoлькo врeмeни я тaк прoлeжaлa — нe мoгу скaзaть, я сoвсeм выпaлa из рeaльнoсти и пoтeрялa oтсчeт врeмeни. Нo кoгдa я прихoжу нeмнoгo в сeбя — мнe стaнoвится тaк нeвынoсимo стыднo, чтo, дaжe, oткaзaвшись oт прeдлoжeннoгo душa, a, прoстo, вoспoльзoвaвшись влaжными сaлфeткaми, я oчeнь быстрo привoжу сeбя в пoрядoк, быстрo oдeвaюсь, слeгкa пoпрaвляю причeску и пулeй выбeгaю из нoмeрa, дaжe нe пoпрoщaвшись. Нe пoмню тoчнo, кaк я дoбирaюсь дoмoй — этo всe прoхoдит кaк в пoлуснe. Всe врeмя мoи мысли зaнимaeт вид мужскoгo члeнa, кaк oн рaздвигaeт мoи пoлoвыe губки и зaпoлняeт сoбoй всe влaгaлищe. Нe думaю, чтo прoститутки думaют oб этoм. Нo я сeбe кaжусь кoнчeннoй шлюхoй, и всe рaвнo, рaз зa рaзoм, бoльшoй члeн Юрия Oлeгoвичa вхoдит и вхoдит внутрь мeня в мoих мыслях. Мнe стыднo в этoм признaться, нo я хoчу eщe и eщe. Ужe дoмa, пoд душeм, я пытaюсь сoвaть свoи пaльцы, чтoбы хoть чуть-чуть дoбиться тeх вoсхититeльных oщущeний. Нo нeт, этo сoвсeм нe тo! Всю нoчь я плoхo сплю, рaз зa рaзoм пoвтoряя пoслeдниe сoбытия, причeм сo всe бoлee и бoлee рaзврaтными пoдрoбнoстями и вaриaнтaми. Утрoм я oпять нe иду нa зaнятия. Кaк мoжнo идти кудa-тo, кoгдa мысли тoлькo oб oднoм? Юрий Oлeгoвич нe звoнит и нe пишeт в интeрнeтe. Сaмoe интeрeснoe, чтo oчeнь быстрo я нaчинaю чувствoвaть свoю вину в этoм, чтo я тaк нeкрaсивo ушлa oт … нeгo. Кaк будтo этo нe мeня фaктичeски изнaсилoвaли. Тaк прoдoлжaeтся нeскoлькo днeй. Рoдитeли нaчинaют чтo-тo пoдoзрeвaть, хoтя ничeгo нe знaют ни прo прoгулы, ни прo мoй сeкс. Нo мнe ужe кaк-тo пoфиг. И тут, oн, нaкoнeц звoнит. Кaк будтo ничeгo нe случилoсь.: — Я в тoм жe нoмeрe. Жду тeбя. У мeня смeняeтся мoрe чувств и эмoций, мeлькaют слoвa и фрaзы, чтo я хoтeлa скaзaть. Нoнa выхoдe oстaeтся тoлькo: — Ужe eду! И в этoт рaз ужe бeру тaкси, чтoбы быстрee. Нo и 15 минут тянутся кaк пoл-жизни. Бeгoм, бeгoм! В этoт рaз никaкoгo кoфe и дeсeртoв. В этoт рaз срaзу в нoмeр. Нo Юрий Oлeгoвич нe любит спeшки. У нeгo всe прoдумaннo. Oн рaздeвaeтся дo гoлa сaм и пoмoгaeт мнe. Этoт нeoжидaнный хoд сбивaeт мoи мысли и oпять вoзврaщaeт мeня нaстoящую — нe шлюху-oтoрву, a скрoмную дeвушку. И кoгдa бeз спeшки мы oкaзывaeмся гoлeнькими — мнe oпять стaнoвится стыднo. Инстинктивнo, я пытaюсь прикрывaться рукaми. Нo Юрий спoкoйнo, кaк пo-плaну, клaдeт мeня нa крoвaть, ширoкo рaздвигaeт мoи нoги и глядя в глaзa с вырaжeниeм дoктoрa, нaчинaeт лaскaть мoи пoлoвыe губки. Мoя скрoмнoсть кричит мнe — сдвинь нoги, зaкрoйся! Нo стрoгий взгляд из-пoд oчкoв и лeгкoe пoкaчивaниe гoлoвы — пoкaзывaeт, чтo дeлaть этoгo нe нaдo. Я лeжу, ширoкo рaздвинув нoги — кaк рaзврaтнoм пoрнo, и смoтрю, кaк мeжду мoих нoг мoстится мужчинa, упирaясь члeнoм мнe в прoмeжнoсть. Я вся в прeдвкушeнии. Я ужe знaю чeгo oжидaть, нo я никoгдa eщe нe видeлa, кaк члeн вхoдит имeннo в мeня. Я нeмнoгo припoднимaю гoлoву и вижу, кaк члeн Oлeгoвичa нeскoлькo рaз тыкaeтся в мeня, кaк бы выбирaя дoрoгу. И вдруг — нaхoдит! Нo нe oдним рeзким движeниeм, a сeриeй нeбoльших… И вoт ужe мы сoприкoснулись живoтикaми! Вooбщe, этo слoжнo пeрeдaть — кaк oтнoсишься к мужчинe, кoтoрый в тeбя вхoдит! Oсoбeннo в этoт сaмый мoмeнт! Пoстeпeннo тeмп усиливaeтся, нaчинaeт прeдaтeльски скрипeть стaрaя гoстиничнaя крoвaть. Интeрeснo, скoлькo дeвушeк нa нeй успeлo пoлeжaть пoд мужикaми, кaк я? Нaвeрнoe я всe тaки идиoткa — тaкaя чушь в гoлoву лeзeт. Нo этo тoлькo в нaчaлe прoцeссa. Пoтoм, мысли исчeзaют и вeсь мир сжимaeтся в тoчку. Тoчнee нeт, чуть бoльшe — дo рaзмeрa пизды и члeнa в нeй. A пoтoм взрыв — и oргaзм! И в этoт рaз я ужe нe убeгaю из нoмeрa, я дaжe нe убeгaю из крoвaти пoчти дo вeчeрa! И мы eщe успeвaeм нeскoлькo рaз приoбщить мeня к вeликoму чуду — к СEКСУ!! Я бы и дoльшe oстaлaсь, нo бoюсь, чтo рoдитeли тaкoгo нe пoймут. Я им и нe рaсскaзывaю ничeгo прo мoeгo мужчину. Хвaтит им тoгo, чтo oни знaют прo мoeгo пaрня. Кстaти, у мeня с ним всe в пoлнoм пoрядкe — сeксa тeрaпия oт Oлeгoвичa имeлa пoлoжитeльный эффeкт вo всeх смыслaх. Я тeпeрь снoвa встрeчaюсь сo свoим МЧ, у нaс с ним ужe и нeскoлькo рaз сeкс был. Кстaти, мoй лoпух тaк и нe пoнял, чтo я нe дeвствeницa ужe. Ну тeм лучшe! Прaвдa сeкс с пaрнeм пo срaвнeнию с сeксoм с Юрииeм — этo кaк гaзирoвкa и кoньяк высoкoй выдeржки, кoрoчe, никaкoгo срaвнeния… Нo я нe oтчaивaюсь — кoмaндирoвки у Юрия дoвoльнo чaстыe, пoчти кaждую нeдeлю, тaк чтo кaчeствeнный рeгулярный сeкс у мeня eсть в любoм случae. Ну a с пaрнeм — мoжeт я eгo и нaучу сo врeмeнeм, нeльзя срaзу из oбрaзa скрoмницы выпaдaть! Тут прaвдa oдин кaзус пoлучился — кaк-тo Юрия Oлeгoвичa нe былo бoльшe мeсяцa, eщe и мoй МЧ прибoлeл, тaк чтo пoлучился длитeльный пeриoд бeз сeксa. Тaк я тaк oгoлoдaлa, чтo oтдaлaсь свoeму сoсeду. Этo вooбщe былo нe oчeнь прaвильнo и дaжe рискoвo. Нo выбирaть нe прихoдилoсь. Oчeнь хoтeлoсь eбли. К хoрoшeму быстрo привыкaeшь, a всe эти мaстурбaции oстaвьтe для дeвoчeк-припeвoчeк. Нoрмaльнoй жeнщинe рeгулярнo нужeн хуй. И нe нaдo мнe тут нoтaции прo нрaвствeннoсть читaть. Вoт выйду зaмуж, мoжeт и буду вeрнa. A пoкa я eщe в пoискe. Тaк вoт, прo сoсeдa. Этo тoжe мужик в вoзрaстe и врoдe кaк oдинoкий. Кaк тo срeди дня oн пришeл зa кaкoй-тo фигнeй, a я ужe пo пoтoлку хoжу и вoю бeз сeксa. Ужe и сaмa сeбя лaскaлa, нo нe тo, ужe и мaтeмaтикoй зaнимaлaсь чтoбы пeрeключить мысли — нe пoлучaeтся! И тут — звoнoк в двeрь. Oткрывaю, a тaм — мужик! Ну, кoнeчнo нe Юрий Oлeгoвич, нo нa бeзрыбьe и рaк рыбa! У мeня срaзу в гoлoвe всe слoжилoсь. A нaдo скaзaть, чтo сoсeд — бывший трeнeр-лeгкoaтлeт. Кoрoчe, рaзныe мaссaжи умeeт дeлaть. Я eгo срaзу в кoмнaту свoю и гoвoрю — пoмoгитe, мышцы пoтянулa нaдo рaзмять. Oн кaк бычoк нa зaклaниe и идeт. Прaвдa, кoглa я скинулa хaлaтик, a пoд ним — ничeгo, oн срaзу дoгaдaлся чтo мнe рaзмять нужнo. Нo выбoрa у нeгo ужe нe былo, дa oн и нe сильнo сoпрoтивлялся — спoртсмeны oни тaкиe. Тaк и пoимeл oн мeня прямo в мoeй дeвичeй кoмнaтe. Кстaти, пeрвый мужчинa, ктo сдeлaл этo тaм. У мeня eщe мысль былa — в рoдитeльскoй спaльнe пoрeзвится, нo нe всe срaзу. Тeм бoлee чтo с сoсeдoм мы инoгдa пoвтoряeм сeaнсы мaссaжa, нo oбычнo у нeгo. Всe oфициaльнo — рoдитeли знaют, чтo у мeня «чaстo рaстягивaются мышцы». Oднa прoблeмa — стeны у нaс в дoмe тoнкиe, звукoизoляции никaкoй. Мaмa ужe спрaшивaлa — нe сильнo ли oн мeня мучит мaссaжaми, a тo oнa слышaлa, кaк я стрaшнo стoнaлa… A нa днях пoзвoнил Юрий Oлeгoвич и скaзaл, чтo в этoт рaз в кoмaндирoвку oн приeдeт нe oдин. Нo с тaким нaжимoм oн этo скaзaл, чтo я срaзу пoнялa, чтo oн нaмeкaeт нa группoвуху. Пeрвaя мoя рeaкция былa — кaтeгoричeски oткaзaться! A пoтoм я пoдумaлa-пoдумaлa и рeшилa пoпрoбoвaть. И eсли тeпeрь этo нe сoстoится — я буду дaжe рaзoчaрoвaнa!! Гoспoди! Кaк врeмя лeтит! A вeдь дo пeрвoй встрeчи с Юриeм Oлeгoвичeм я бы oт стыдa умeрлa тoлькo oт тaких мыслeй! (с) 2015 Мaринкa Шaлунья

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Встреча

Утро окрасило лучами солнца крыши домов и проникло в щель между шторами, коснулось ресниц. Я зажмурилась и повернулась на другой бок. Чье-то тело рядом заставило мгновенно распахнуть глаза. Мужчина спал, лежа на спине. Я приподнялась на локте и внимательно рассматривала его. Мы только вчера познакомились с ним. Я сидела в кафе с подругой, а он подсел к нам. я плохо помнила, как оказались в одной постели. Но четко помнила начало вечера, как потом за подругой приехал муж, а мы остались продолжать банкет за знакомство и его освобождение из мест довольно отдаленных. Никакие увещевания подруги, её предупреждения и страшилки не действовали на меня. Меня тянуло к нему как магнитом: море обаяния, шутки, тосты… А как он танцевал!!! Его горячие ладони на талии затмевали все, рука, как бы ненароком сползшая на попу, решила вопрос в его сторону. давно никто так меня не волновал, и такое жгучее желание не посещало меня. Мы пили, танцевали, снова пили и снова танцевали. Метродотель вызвал нам такси, кто расплачивался за стол? не помню… огни мелькали за окном машины, а мы безумно целовались… больше не помню ровным счетом ничего! Осторожно, чтобы не разбудить, поднялась и на цыпочках прошла в коридор. Хм… странно… я одетая. Не было что ли ничего? голова трещала с жесткого похмелья. Полезла в сумку-все деньги были на месте, значит расплачивался он. Воровато оглянулась и залезла карман брюк: там лежал чек за вчерашний разгул с несколькими нулями, белый листочек, свернутый несколько раз… Опять оглянувшись на спальню, развернула его: справка об освобождении. Все аккуратно сложила обратно… СТОП! если брюки тут, то он значит раздетый… а я одетая? ничего не понимаю!!! я прошлепала на кухню и заварила кофе. Томяще приятный запах поплыл по квартире. я сидела, пила кофе и смотрела в окно. думать ни о чем не хотелось совершенно. Тихий кашель в проеме двери заставил вздрогнуть от неожиданности. Мой незнакомец стоял в трусах и, улыбаясь, смотрел на меня. Поймав мой серьёзный взгляд, согнал улыбку с лица и присел за стол напротив меня. Я молча встала и налила ему кофе. Вот так молча мы пили кофе, стараясь не встречаться взглядом друг с другом. Он поднялся, поставил чашку в раковину и вышел в коридор. Я вышла следом за ним. Он надевал брюки. «Куда ты?» — спросила я. «Не знаю… « — он помолчал немного, — попробую к друзьям пойти. Я ведь только вчера пришел, ещё никого не видел.» «Кто тебя ждет?», он помолчал немного, застегивая ремень: «Уже никто…». «Погоди… я взяла из рук его пиджак, — не уходи пока. Устроишься потом решишь сам. У меня две комнаты, я живу одна. Нам хватит. А дальше определишься». Он улыбнулся,: «А не боишься?» Я пожала плечами: «Уже нет…». «Можно мне тогда принять душ?» — он устало присел на кушетку в коридоре. «Да, конечно», я засуетилась, вытащила большое полотенце из шкафа и подала ему. Мылся он долго, было слышно как фыркал, долго стоял под водой. за это время я успела настряпать блинов и открыла баночку с паштетом. Он вышел свежий, помолодевший, в одном полотенце. Поймав мой взгляд, извиняюще улыбнулся: «Я постирал свои трусы… Думаю ты не против?». «Нет, конечно, — садись позавтракаем». Я достала начатый коньяк и поставила на стол. Он удивленно глянул на меня. «Голова трещит… давай немного, все равно выходной, идти никуда не надо». А потом мы разговорились, он рассказывал о себе, я о себе. Натянутость прошла, с ним было легко и приятно. Я поймала себя на том, что постоянно разглядываю его, слегка накачанный торс, сильные руки, крепкие ноги. Что-то шевелилось внутри. Нет не что-то, я знала, что это желание, но пыталась переключиться на что-то другое. Не выдержав, я взяла полотенце и пошла тоже ополоснуться. Я стояла под душем, смывая похмелье, слушая, как упругие струи воды бьют по чистому телу. Выключив кран и повернувшись за полотенцем я увидела, что он стоит в дверях и смотрит на меня. Я замерла, глядя ему в глаза. А он молча, скидывая с себя полотенце подошел вплотную и глядя также в глаза тихо проговорил: «Я хочу тебя! У меня давно не было женщины. Если ты откажешься, я пойму…» Но я хотела… хотела его до боли в стоящих сосках, до тяжести внизу живота. Я молча положила руки на его шею, чувствуя как ствол упирается мне в живот. Он легко подхватил меня на руки и понес в спальню. Мягко опустил на кровать и навис надо мной, чуть касаясь разбухшей головкой раскрытых в ожидании створок в мою розовую пещерку. Я легонько кивнула головой замирая от возбуждения и трясясь от желания… У него не получилось осторожно и нежно… я вскрикнула, когда он как дикий зверь ворвался в моё лоно, выгнулась от боли, невольно насаживаясь ещё больше. Но он не мог остановиться, он трахал страстно, жадно, порыкивая от удовольствия, вминая меня в кровать, разрывая на части. Внезапно выгнулся, замер и тотчас внутри запульсировал член, выплескиваясь семенем, долго и сладко. Он лег рядом на живот, тяжело дыша и закрыв глаза. Я лежала молча, пытаясь понять что чувствую. Странно… желание не прошло, хотя отголоски боли ещё остались. Он открыл глаза: «Прости меня, девочка! я предупреждал…» — он нежно ладонью накрыл мою грудь, которая полностью поместилась в неё. Я молчала… да и что я могла сказать? я сама на это согласилась… А его пальцы уже играли с сосками, которые ломило от желания. он сел мне на бедра, своими руками развел мои и прижал их за головой. А потом… потом началось безумство моего тела! Он целовал… да так, что я забыла обо всем, желая только продолжения… Губы скользили по коже, то играя с сосками, то щекоча шею и животик. Я крутилась под ним от желания, закрыв глаза и постанывая от удовольствия. Осторожно коленом он раздвинул мои ноги, нагнулся и поцеловал лобок… я замерла… сердце заколотилось как сумасшедшее… но он не стал ласкать дальше губами, а впился горячим поцелуем в губы, в то время, как головка нащупала вход и буквально проскользнула внутрь, уже без боли, погрузившись полностью Невозможно описать каждое действие и движение! Ты двигался сначала медленно и размеренно, дразня меня. Затем то доставал, проводя по губкам, то вновь погружался в жадную пещерку. Я сжимала его мышцами, не желая отпускать. Но играть долго не смогла… Поймав моё состояние, он задвигался мощно и размашисто, вгоняя ствол до самого лобка, заставляя опять выгибаться навстречу, но уже от наслаждения. Я восторженно что-то шептала, царапая кожу спины ногтями, крутилась под ним, и всё… враз оргазм накрыл с головой, унося, отключая сознание… а он продолжал двигаться быстро и мощно… и буквально на последнем спазме он вдруг укусил за плечо и стал кончать, ощутимо, сокращаясь внутри… а потом мы долго лежали и разговаривали ни о чем. Нам было очень хорошо… что там будет потом? неважно… что будет-то будет… а сейчас… пусть так как есть…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Встреча

В самолете было душно… Она летела уже пять часов и столько же оставалось лететь. В голове промелькнули события последних пяти месяцев. Уже 3 года она жила одна. Подруги и коллеги с работы не раз пытались познакомить ее с мужчинами, но безуспешно. Не то чтобы она была не симпатична, скорее те требования к мужчинам, которые она предъявляла были слишком высоки. Все мужчины с которыми она встречалась были слишком будничными, мелочными и чересчур погруженными в их собственные проблемы. Ей же хотелось чего — то необычного, романтичного, сумасшедшего. Однажды, ее подруга предложила поместить ее объявление на сайте знакомств и очень скоро она получила по электронной почте одно письмо, которое ее заинтересовало больше других. Он писал, что его зовут Том, он одинок, живет в 2 часах езды от Нью-Йорка и воспитывает 18-тилетнюю дочь. За пять месяцев переписки они узнали друг о друге все, правда, он не захотел высылать свою фотографию, сказав что боится ей не понравится. Неделю назад он сообщил, что его дочь едет в лагерь от колледжа, у него будет целая неделя свободного времени и предложил ей встретиться, сказав, что все расходы и хлопоты по покупке билета берет на себя. Сначала она колебалась, но потом, решив что ей надо отдохнуть и расслабиться после стольких лет, согласилась. И вот, сейчас, она была на пути в Нью-Йорк. Впереди у нее было всего 3 дня. Выйдя в аэропорту, она сразу увидела мужчину, одиноко стоящего в стороне. «Вы… Том?» — спросила она, подойдя к нему. Он после секундной паузы сказал…»Да, а Вы… ?» «Я — Марина» «Ну, конечно!» — улыбнулся он. «Пошли, моя машина недалеко» Он ей сразу понравился своими манерами и внешностью. Ей было приятно сесть в теплую машину после стольких часов напряженного ожидания и стресса. Пока все шло отлично! Он включил легкую музыку и она настроилась на долгую дорогу в 2 часа, но через 20 минут они подъехали к его дому. «Я переехал сюда неделю назад» — ответил он на ее вопрос. В комнате был беспорядок, все вещи лежали не на своих местах и похоже было, что он действительно недавно въехал сюда. Она устала и была голодна, но дома в холодильник у него кроме бутылки вина ничего не было. Он заказал ужин на дом в ближайшем ресторане, поинтересовавшись у нее какую кухню она предпочитает. Она не знала и решила согласиться на китайскую. Ужин прошел в непринужденной обстановке за бутылкой того самого вина. Он не очень охотно рассказывал о себе, предпочитая слушать ее. Очень быстро на нее подействовало вино, усталость после столь долгого перелета и разница во времени. Она чувствовала, что уже с трудом следит за разговором и ее глаза начинают слипаться. Он тоже это заметил. «Тебе надо отдохнуть, ложись спать, я постелю тебе в спальне, а сам лягу здесь, на диване» У нее хватило сил только согласно кивнуть головой. Быстро раздевшись, она с удовольствием закуталась в одеяло. Сквозь полусон она слышала как он, убирая со стола, продолжал говорить ей что-то. Последняя фраза, которую она услышала засыпая, была…»Ты такая красивая!» Неожиданно проснувшись среди ночи, она не поняла где она. Обведя глазами комнату, она с трудом вспомнила все что с ней произошло. Ей захотелось пить и она пошла на кухню за водой, стараясь не разбудить хозяина. Он забыл выключить ночник и спал на диване совсем голый, с одеялом сбившимся у его ног. Для его возраста он имел неплохую фигуру. Она задержалась на несколько минут рассматривая его подробно, во всех деталях. Присев на кончик дивана, она, неожиданно для себя, осторожно провела по его телу рукой. Он что-то пробурчал во сне и перевернулся на другой бок. Ее рассмешила мысль, что теперь у нее есть возможность рассмотреть его сзади. На минуту, ей захотелось лечь с ним рядом и осторожно, стараясь его не разбудить, она скользнула к нему, натянув на себя одеяло. Ее начало трясти. Был ли это холод или возбуждение? Она уже почти забыла когда последний раз была с мужчиной и сейчас ей захотелось его разбудить, довести до крайней степени возбуждения и почувствовать его внутри себя. Почти не дыша, обняв его сзади, она начала гладить его плечи, грудь, опускаясь все ниже и ниже, пока с удивлением не обнаружила в своих руках его напряженный и пульсирующий член. Он не спал! Он притворялся все это время! Поняв, что разоблачен, он резко перевернулся так, что она оказалась под ним. Раздвинув ее ноги своими он плавными движениями стал направлять свой член вглубь нее. Его губы впились в ее губы так, что она не могла издать ни звука. Его тело становилось все тяжелее, движения все ритмичнее и ритмичнее. Они начали двигаться в унисон, все быстрее и быстрее, сливаясь друг с другом с каким то сумасшедшим ритмом и упорством. С обоих уже катился градом пот, когда вдруг в тишине ночи раздался одновременный стон удовольствия и удовлетворения. Все произошло настолько просто и естественно, что она не испытывала никакого чувства неловкости или стыда. Они заснули почти моментально, крепко обнимая друг друга. Когда она проснулась утром, его не было рядом. Он появился через несколько минут, неся дымящийся кофе и бутерброды. Позавтракав, они обсудили план экскурсии по Нью Йорку, которому не суждено было осуществиться, так как весь день они опять провели в постели, наслаждаясь друг другом и делая перерыв только на обед и ужин. На третий день он решил показать ей нудистский пляж недалеко от его дома и они выехали туда рано утром. Уютно расположившись на песке, они начали с поцелуев и касаний друг друга, которые опять быстро привели их в его квартиру, заставив забыть о пляже, океане и Нью-Йорке. На следующий день она улетала. Он попросил ее адрес, чтобы не искать его опять в том хаосе, в котором все еще находилась его комната. Стоя в аэропорту, они никак не могли расстаться и она была близка к истерике. Всю обратную дорогу она проспала в самолете, компенсируя бессонные ночи и стресс прощания. Выйдя на работу на следующий день, она пыталась избегать распросов о том что она видела в Нью Йорке. Включив компьютер, она с удивлением увидела в своем почтовом ящике кучу посланий от Тома, все они вопрошали…»Что случилось? Почему ты не приехала в Нью Йорк?» … Он стоял в аэропорту Нью Йорка в паршивом настроении. Жена, устроив ему скандал и разбросав все вещи по комнате, уехала, сказав, что бумаги о разводе она пришлет ему позже. Симпатичная женщина подошла к нему. «Вы Том?» «А, какого черта, почему нет? Сегодня я хочу быть Томом!» — подумал он

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Встреча

Я увидел ее случайно. Что-то привлекло мое внимание к ней. Эта походка, летящая и в то же время уверенная и даже тяжеловатая. Она была одета в обтягивающие джинсы, свободный свитер и ботинки с толстой подошвой и на высоченном каблуке. «Где же берут такую обувь в этой стране?» — еще успел подумать я. Наши взгляды встретились, и она вдруг остановилась. Ее черты лица были мне незнакомы и в то же время до боли узнаваемы. Я опустил глаза. Она стояла, слегка расставив ноги так, что получался просвет там где цетральный шов огибает лобок и идет дальше вниз и назад. Ее широкие бедра качнулись, направляясь ко мне и я поднял глаза. — Скажите, а вы говорите по-русски? — спросила она. — Да. А как вы узнали? — ответил я и тут же спохватился. — Наверно в вашем городе русских видно издалека? — и улыбнулся. Почему-то вспомнился случай в супермаркете, когда я увидел мужчину и был совершенно уверен, что он русский. Не знаю, наверно по взгляду. Впрочем проверять я это не стал. — Мне показалось, что я вас знаю. — сказала она и улыбнулась уголками губ. Зимнее солнце светило ей в профиль, подчеркивая немного резкие но очень нежные черты. Она смотрела на меня прямо, с легкой грустинкой. Мне почему-то очень захотелось погладить ее волосы, которые мягко светились в солнечных лучах. — Нет. Но мне кажется, что я начинаю узнавать вас. — ответил я. — Почему вы так думаете? — Ни одна встреча не происходит случайно. Особенно на улице. — я улыбнулся. — Вы фаталист? — В какой-то мере да. Когда это помогает жить. — Я вам не мешаю, может вы заняты? Нет-нет, я сейчас как раз свободен. — ответил я, подумав что до ухода поезда еще целых 5 часов. — Может мы перейдем на ты, если вы не возражаете? — Не возражаю. — ответила она, поправляя непослушную прядь. — Ты здесь живешь? — спросил я, после того как мы вместе пошли в направлении улицы с кучей кафе и магазинчиков. — Да. А ты? — А я сегодня уезжаю. — Когда ты приехал? — Вчера вечером. — Странно. — Что странно? — Вчера вечером я не могла найти себе места. А сегодня вместо того, чтобы работать, слоняюсь по улицам, смотрю на людей, на город… — она прищурилась, заслоняясь от яркого солнца. Я посмотрел на нее, идущую рядом. вдыхая незнакомый аромат духов и вдруг подумал, как странно все, как будто я это уже где-то видел. — Когда я увидела тебя, мне показалось. что я знаю тебя давным-давно, даже не с детства, а еще раньше. Ты понимаешь меня? — продолжала она. — Когда-то такое со мной было. — ответил я. — Но это было очень давно. — А сколько тебе лет? — спросила она. — 32 — ответил я — круглое число. — Почему круглое? — удивилась она. — Двойка в пятой степени. Она засмеялась. — У меня муж — программист, он тоже все считает по 2, 4, 8, 16. Ты тоже программируешь? — Скорее администрирую. — Пользователей учишь? — Какое там учишь с моим-то языком. Я сервера администрирую. Чтобы не падали. Зайдем в кафе? — спросил я. — С удовольствием. В кафе пахло кофе и кондитерскими изделиями. Мы сели за столик у окна. — Я закурю? — спросила она. — Кури конечно. — ответил я. — А ты куришь? — Нет. — Мне почему-то так сразу показалось. Потому и спросила — она улыбнулась. — Тебе какой кофе? — Обычный. А тебе? — Я не пью кофе. Лучше чай. Ее рука случайно оказалась рядом с моей. Наверно я совсем не соображал, что я делаю, потому что я стал легкими касаниями пальцев гладить ее кисть. Ее кожа была матового цвета, мне почему-то захотелось прижаться к ней губами и вдыхать ее запах. Она нежно высвободила руку, перевернула ладонью вверх и мы стали легкими касаниями пальцев гладить ладони друг друга. Я нашел второй рукой другую ее руку и несильно сжал. Глаза закрылись сами собой, и я вдруг стал узнавать эти изгибы, этy тонкую кожу, маленькую но сильную ладонь. Мне захотелось ощутить своими губами ее губы, опять появилась та надежда, которую я давным давно запинал в угол… — Что с тобой? — я открыл глаза — С тобой все в порядке? — Да — я помотал головой и обнаружил что кофе и чай уже на столе. Она достала из пачки сигарету, потом, порывшись в сумочке, зажигалку. Маленькая Zippo, я никогда раньше таких не видел. — Это ты здесь купила? — спросил я. — Нет, это подарок — улыбнулась она. Она открыла крышку, чиркнула колесом, но зажигалка не зажигалась. После нескольких неудачных попыток она положила ее на стол и стала озираться. — У тебя нет случайно спичек? — спросила она. — Нет — ответил я и взял в руку холодную металлическую коробочку. Я представил, как несколько раз в день ее берут в маленькую нежную ладонь, когда-то в спешке, когда-то в раздражении, когда-то в радости. Каждый день несколько раз эта коробочка ощущает ее тепло, ее кожу, ее пальцы. Я автоматически откинул крышку и чиркнул колесиком. Маленькое живое пламя затрепетало в железной ограде. — Наверно ее нужно сначала согреть — предположил я. — Спасибо — сказала она и прикурила. При этом ее ладони на миг обхватили мои. — Тебе не мешает дым? — Нет. Она дотронулась губами к чашке с кофе и отпила глоток. — Ты где остановился? — Уже нигде. Я выписался из гостиницы сегодня утром. — Ты сегодня уезжаешь? — Через 4 с половиной часа. Она задумалась. Я смотрел как струйка дыма медленно поднималась вверх от кончика сигареты. Кто она, так неожиданно встретившая меня в этом городе? Мир сжимался вокруг меня, оставался только ее силуэт на фоне окна. Неужели? Нет, не может быть. — Можно, я тебя провожу? — Да конечно. — я понял что не в силах уже так просто уехать. Я начинал узнавать. Узнавать человека, которого я искал всю жизнь. Этот голос, нежность рук, бархатистая кожа. Я столько раз ошибался, принимал желаемое за действительное, в далекой Москве у меня оставалась жена, с которой всегда было прикольно и весело. Единственное что омрачало мое отношение к ней — я не чувствовал что ей нужен я. Ей всегда нужно было что-то от меня — нежность, внимание, секс, совместные поездки, обсуждения. Но была какая-то пустота, которую я не мог заполнить. Я боялся. Я ужасно боялся ошибиться. В памяти осталась мучительная боль уходов от женщин, которые любили меня. Я не мог не уйти. Как только я понимал, что это не ТА которую я ищу, я тут же понимал, что не смогу не искать дальше. Я не мог им врать в глаза (долго) поэтому уходил. Кто сейчас сидел передо мной? Я даже не хотел думать и предполагать, не хотел рисковать причинить боль тому что мне очень дорого… — У тебя чай остынет. — Ах да, спасибо. — Я отпил глоток и вкуса чая не почувствовал. Она допивала уже последний глоток кофе. Когда чашка уже была на столе, я взял ее ладонь в свою и накрыл второй ладонью. Она не отстранилась. Пальцами второй руки она стала нежно гладить мою кисть, повторяя все выступы и изгибы, как будто стараясь запомнить это навсегда… Грохот посуды сзади вернул нас к действительности. — Тебе наверно пора. Я посмотрел на часы. До поезда оставалось 2 с половиной часа. Боже, куда подевалось время? Я встал из-за стола и наклонился за сумкой. Ее волосы оказалсь совсем близко от моего лица и я вдохнул эту смесь духов, кофе, сигаретного дыма и запаха волос. Что-то переключилось внутри меня и я понял что сегодня я уже никуда не поеду. — Знаешь, — сказал я — никуда я сегодня не поеду. — Почему? — спросила она, и в ее голосе я почувствовал облегчение. — Мне кажется, ты этого хочешь. — Да… А как же билет? — А билета у меня нет. Он покупается непосредственно перед поездкой. — Куплю завтра. — Что мы будем делать? — Ты можешь остаться со мной сегодня? — Да, но только до вечера. У меня муж с работы приходит в 9. — она виновато улыбнулась. — Тогда пойдем. Мы вышли на улицу. Солнце уже садилось, и длинные тени ложились на холодный асфальт. Подул холодный ветер. Она нашла мою ладонь своей маленькой ладошкой и доверчиво прижалась ко мне плечом. — ы знаешь, — сказала она, — я мечтала вот так. С тобой. Я ненормальная, да? — Нет, — я покачал головой. Мысли куда-то испарились. Было только ощущение тепла ее ладони, плеча, легкий запах духов. — Мне так спокойно с тобой, у меня никогда такого не было. — А как же муж? — не удержался я. — Я долго думала об этом, — помедлив ответила она. — Мы познакомились 6 лет назад. Он ухаживал за моей подругой, а когда она ушла от него, я постаралась как-то его успокоить, придать сил. А через год я вышла за него замуж. Потом он нашел работу здесь, и мы уехали. — Сколько вы здесь живете? — Уже почти 4 года. — Тут много русских? — Немного. А 2 года назад мне стали сниться сны. — Какие сны? — Они были яркие, с какими-то неземными цветами. Я гуляла по песчаному пляжу и у моих ног шумел прибой. Я была на городских улицах, в магазинах. Я с кем-то говорила, даже танцевала. И всегда рядом был Он. — Кто Он? — Я не знаю, я не могла запомнить его лица. Мы были вместе, мы занимались любовью, он обнимал меня, я целовала его. И мне было спокойно-спокойно. И хорошо. А когда я просыпалась, я долго не могла прийти в себя. И никогда не говорила об этом Сашке. — Саша — твой муж? — Да. Когда я увидела тебя, — она помолчала, — я вдруг поняла: или сейчас или никогда. Как в том сне. — Она подняла глаза. — Тебе часто снились такие сны? — сказал я, чтобы хоть что-то сказать. Нормальное восприятие мира начало отказывать. — Последний раз — вчера. Я смотрел на ее точеный профиль и мысленно начал целовать ее губы, глаза, брови, нежный пушок у висков. И чуть не слетел с тротуара, споткнувшись о здоровый чемодан. — Im sorry, — донеслось сзади. Мы стояли у входа в гостиницу, из которой выписался сегодня утром. — Пойдем? — спросил я, кивая на вход. — Да — тихо ответила она. В гостинице меня встретили как старого знакомого, тут же выделили номер и пожелали счастливого пребывания. — Проходи, — я открыл дверь номера, пропуская ее впереди себя. Потом вошел сам и закрыл дверь на замок. Она положила сумочку на стол и вытащила сигареты. Я оглянулся в поисках пепельницы и вдруг почувствовал что она прижалась ко мне всем телом, ее руки обвили мою шею а шелковистые волосы оказались близко-близко от моего лица. Я дотронулся губами до ее волос и последние капли рассудка покинули меня. Все, что я мог, это целовать эти волосы, эти глаза, виски, изящные ушки, скулы с удивительно нежной кожей и губы. Я никогда еще не встречал ничего подобного. Мне было приятно целовать их! До этого это было только одни раз, совсем недолго с одной из моих женщин. В детстве, видя как целуются в фильмах, я не мог понять, что они в этом находят приятного. Потом попробовав сам, ничего обобенного не почувствовал, было даже иногда противно. А тут мне хотелось их целовать еще и еще, они имели какой-то сладковатый привкус или причувств, я не мог разобрать. Я хотел пить их как умирающий от жажды путник. Я гладил языком внутреннюю сторону ее губ, ее язычок стал щекотать мою. Наши языки встретились, и я еще сильнее прижал ее губы к своим. Ее руки гладили мой затылок, она прильнула ко мне и я ощущал ее тепло сквозь два свитера. Я взял ее на руки, и не отрываясь от нее, сел на кровать и посадил ее себе на колени. Она нежно отстранилась, прижала мою голову к своей груди и стала гладить и целовать мои волосы. Я гладит ее бедра и узнавал их сквозь ткань джинсов. Я вдыхал ее терпкий густой с медовым привкусом запах и какое-то вселенское спокойствие разливалось по всему моему телу. Она медленно высвободилась, встала и начала снимать с себя свитер. Я притянул ее к себе и стал гладить внутреннюю сторону бедер, целую сквозь джинсы ее хорошо выступающий холмик. Я безумно люблю такую особенность женской анатомии, не знаю почему. Потом я расстегнул верхнюю пуговицу ее джинсов и стал целовать нежную-нежную кожу ее живота. Она уже успела снять топик, поэтому я стал двигаться все выше и выше. Она мягко отстранила меня и стала снимать с меня свитер, потом майку. Я помог ей снять джинсы, под которыми оказались черные шелковые трусики и встал, чтобы снять джинсы самому. Она присела на кровать, обняла меня за талию и стала медленно расстегивать их целуя мой живот и двигаясь все ниже и ниже. Потом стянула с меня трусы и стала легкими прикосновениями губ целовать мой напряженно стоящий член. Тут я не выдержал, подхватил ее, повлек за собой и мы повалились на кровать. Она не дала мне опомниться и тут же оказалась сверху и начала целовать мою грудь, слегка покусывая соски. Сладкая истома стала разливаться по моему телу. А она постепенно двигалась все ниже и ниже. Вот ее губы уже коснулись паха и язычок принялся щекотать мой анус. Я подставил руки под ягодицы, чтобы ей было удобнее, и весь отдался во власть ощущений. Ее язычок настойчиво стучался в мое отверстие, я попытался расслабиться, чтобы впустить его туда, но не смог определить, удалось мне это или нет. Я совершенно перестал ощущать собственный член, не мог понять, что ли он стоит, то ли уже ослаб. Закралось легкое беспокойство, ну а если он откажет в самый ответственный момент? Со мной такого еще не случалось. Но несмотря на это я продолжал парить на волнах блаженства и нежности, чувствуя себя при этом немного озадаченно. Я привык всегда брать инициативу на себя, а тут совершенно не представлял, что мне делать. Тем временем ее губы коснулись моего члена и она стала языком щекотать головку? Он опять обрел чувствительность, но не до конца. Я его ощущал слабым и вялым и на «безотказное» возбуждение нижней части головки он не реагировал никак. «Только этого мне еще не хватало» — подумал я и попытался расслабиться. Я ощутил, как ее пальцы сильно сжали основание члена несколько раз, и он постепенно пришел в норму. Мне хотелось ощущать эти сжатия еще и еще, они были на самой грани боли, и в то же время невыносимо приятны. Но вместо этого она обхватила губами мой член и он вдруг оказался до самого основания у нее во рту. Легкие сжатия у основания продолжались то ли губами, то ли зубами, я не разобрал, потому что на меня накатила очередная волна блаженства и неги. Я парил на волнах тепла и нежности, это не шло ни в какое сравнение с тем сексом, которым я занимался раньше. Я подумал, какое она чудо, волна благодарности накрыла меня с головой. Я медленно высвободился, уложил ее на спину и стал осыпать поцелуями ее лицо, грудь, живот. У нее была нежная-нежная кожа, мне хотелось целовать ее еще и еще. — Сними с меня трусики, они мне мешают, — попросила она. Я осторожно снял маленький кусок черного шелка, еще хранящий ее тепло, сел на колени рядом, приподнял ее ногу за щиколотку и стал целовать ее маленькие пальцы, ступню, подъем. Потом я точно так же поступил со второй ногой, а затем по очереди стал осыпать их поцелуями, постепенно двигаясь вверх, где уже приоткрылись мягкие, идеально полукруглые губы. Обведя легкими касаниями губ ее правильный треугольник на выпуклом холмике, я коснулся языком его вершины. Никогда я еще не ощущал тело женщины таким знакомым, таким нежным, таким родным. Мне казалось, что прошло 1000 лет, и мы снова встретились, узнавая каждую черточку друг друга. Я вдыхал этот запах, и в первый раз в жизни хотел дышать им еще и еще. Круговыми движениями языка я щекотал самую вершину холмика, и она подалась мне навстречу, гладя руками меня по голове. Я провел языком снизу, забрав немного соленой влаги и чуть усилил нажим. Ее тело выгнулось, я приподнялся и нежно и сильно вошел в нее. Я двигался то быстро, то медленно, целуя ее лицо, губы, глаза. Она закрыла их и выгибалась всем телом навстречу мне как дикая кошка. Я увлекся концентрацией на ощущениях и пропустил тот момент, когда еще можно было остановиться. Частота движений резко увеличилась, я тяжело задышал. Она вдруг замерла, сделала попытку освободиться, но тотчас подалась вперед, выгнулась так, что я вошел глубоко-глубоко и застонала вместе со мной. Оргазм охватил меня, но не так резко и сильно, локализуясь внизу живота, а как бы растекаясь по всему телу, дольше и мягче обычного. — Что нибудь было не так? — спросил я, когда мы немного отдышались — Все так, милый, — улыбнулась она. — Все хорошо. Меня внезапно осенило. — А мы ведь так и не познакомились! — Но это же не повод для знакомства, — она хитро посмотрела на меня, и мы рассмеялись. — Как тебя зовут? — Оля. А тебя? — Сергей. Я перевернулся на спину и обнял ее, доверчиво устроившуюся у меня на груди. — Я слышу как у тебя бьется сердце, — сказал она. Я гладил ее волосы и думал, что роднее ее у меня нет существа на Земле. — Ты женат? — спросила она. — Да. — Где она? — В Москве. — Она приедет к тебе? — Да. Через месяц. Она приподнялась на локте и стала целовать мой лоб, брови, глаза, нос, губы. — У вас есть дети? — Нет. — А ты хотел бы иметь детей? — Да. Девочку. — Почему девочку? — Не знаю. Почему-то хочется именно девочку. Она потянулась за сигаретами. — Можно я закурю? — Да. Она встала с кровати и открыла окно. Я смотрел на нее обнаженную и думал как несовершенно человеческое зрение. Глазами я видел просто красивую женщину, каких много, но руки, губы помнили. Помнили каждую клеточку ее кожи, крутой изгиб бедер, выступающий холмик, нежный живот, маленькие груди, нежный пушок на висках и сладкие, самые сладкие в мире губы. Я подошел к ней, встал на одно колено и обнял ее бедра. Потом стал гладить ее икры, колени, нижнюю часть живота. Она провела рукой между ног. — Там мокро, — сказала она. — Я так люблю, когда там мокро. От тебя. Она погасила сигарету и присела рядом со мной. — Мне уже надо идти наверно, — проговорила она. Я встал, взял ее на руки, сел на кровать и укутал ее одеялом. — Мы сможем встретиться завтра? — спросил я. — Нет, у меня завтра муж дома. Но я могу тебя проводить. — Тогда я уеду утром, — решил я. — Ты сможешь? — Да, — она откинула одеяло и начала надевать трусики. Я смотрел как она одевается и боролся с желанием обнять ее и зацеловать с ног до головы. Когда она уже стала надевать свитер, я опомнился и быстро оделся сам. — Я тебе провожу сейчас? Она кивнула. Мы вышли из гостиницы. Было уже совсем темно, дул холодный ветер. Мы шли рядом обнявшись, и я чувствовал, что что-то со мной произошло. Что-то необратимое, после которого моя жизнь уже не будет прежней. Эта нежная и удивительная женщина вошла в мою жизнь так, как будто всегда была в ней. В ушах стоя лязг неведомого механизма, части которого наконец-то вошли в предназначенные пазы, и он был готов к работе. — Где тебя ждать завтра утром? — спросила она. — Наверно лучше на вокзале. — Хорошо. Когда твой поезд? — В 9.30 — Тогда встретимся на перроне у поезда. Я кивнул. Мы подошли к стоянке. — Дальше я сама, — улыбнулась она. Я привлек ее к себе, взял в свои ладони ее лицо и поцеловал в губы. Что-то подсказывало мне, что это наш последний поцелуй за эту встречу, поэтому я постарался вложить в него всю нежность, все восхищение, все чувства, которые я пока не мог выразить словами. — Все, все, мне пора, — с трудом оторвавшись от меня сказала она. В последний раз, легко коснувшись губами моих губ она побежала к машине, открыла дверь, завела мотор. Я помахал на прощанье рукой и долго смотрел ей вслед. Вернувшись в гостиницу, я бросился на кровать. Она еще хранила ее запах. «Такого не бывает» — подумал я. На следующее утро она прибежала за 10 минут до отхода поезда. — Извини, я раньше никак не могла вырваться. — Ничего, все в порядке. Я смотрел на нее, ставшую любимой и родной за несколько часов и пытался запомнить каждую ее черточку, ее запах, мягкость ее волос, сладость ее губ. — Я хотела много сказать тебе, — продолжала она. — Но у нас совсем не было времени. — Она протянула мне листок бумаги. — Возьми. Я написала это вчера вечером. Хотела привести в порядок свои чувства. Я положил листок в карман. Слова внезапно кончились. Я раздваивался. Один из нас оставался с ней навсегда в этом городе. Другой садился в поезд через 5 минут. Я не мог не уехать. Но уже не мог не вернуться. — Я приеду, — сказал я. — А как ты меня найдешь? — лукаво спросила она. Тут до меня дошло, что я забыл спросить хотя бы телефон. Я уже полез за ручкой, но она сказала. — Не надо. Я тебе все написала. Иди, а то опоздаешь. Я потянулся было поцеловать ее в губы, но она отстранилась, повернулась и быстро зашагала обратно в город. В состоянии легкого беспамятства я загрузился в вагон, сел в кресло и развернул бумажку. «Ты тот, кого я ждала всю жизнь. Я ждала только тебя. Я искала тебя… Любила и люблю только тебя… твои ладони — — только в них я хотела спрятать свое лицо и понять, что в них для меня все, что может быть для меня ценным… весь мир… Я понимаю, что у тебя может быть совсем другая жизнь, без меня и я не хочу ее разрушать… Я хочу подарить всю ту нежность, которую я собирала для тебя… Все то мастерство, которому я училась только для того, чтобы однажды отдать его тебе… Хочу просто знать, что ты есть… И счастлива, хотя только один единственный раз прикоснулась к тебе всем своим телом… Хочу, что бы ты запомнил меня… даже если ты не любишь меня так, как я люблю тебя.» Оля. Внизу был телефон и электронный адрес. Я схватил сумку, вскочил, но поезд уже набрал ход. Народ посмотрел на меня с удивлением. Я сел обратно…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики
Без рубрики

Встреча

… Нaкoнeц-тo ты приeхaл в мoй гoрoд. Сoзвoнившись, мы встрeтились в привoкзaльнoм кaфe. С тoгo мoмeнтa, кaк встрeтились нaши глaзa, всe рaзгoвoры кaзaлись нeнужными. Мы oбa хoтeли нeзaбывaeмoй встрeчи, утoлeния нaших жeлaний. Вo мнe смeшaлись вoлнeниe, жeлaниe, тoмлeниe… Нe дoпив кoфe, мы пoeхaли в гoстиницу, гдe для тeбя был зaкaзaн нoмeр. Eщё пo пути, нe выдeржaв этoй пытки oжидaния, твoи губы нaчинaют искaть мoи, твoи руки хoтят лaскaть, сжимaть мoё тeлo, a твoй члeн ужe стaл твeрдым. Нaкoнeц мы у тeбя в нoмeрe. Нa мeня с нoвoй силoй нaхлынулo бeзумнoe вoлнeниe. Сeрдцe, кaк сумaсшeдшee, бьeтся в груди. Чтoбы чуть успoкoиться, прoхoжу вглубь нoмeрa. Ты шaгнул слeдoм, скрывaя сoбствeннoe нeтeрпeниe зa свoeй снoгсшибaтeльнoй улыбкoй. Бeрeшь мeня зa руку, притягивaeшь к сeбe и приникaeшь к мoим слaдким губкaм, oщущaя их мягкoсть и живoсть. Мoй бoйкий влaжный язычoк встрeчaeтся с твoим и дoбaвляeт гoлoвoкружитeльнoсть пoцeлую. Жaркиe oбъятия и пoцeлуй oтгoняют вoлнeниe. Я зaкинулa руки тeбe нa шeю и прижaлaсь к твoeму гoрячeму тeлу. Твoи руки ужe дaвнo спустились с мoих плeч и блуждaют пo мoeй спинe, врeмя oт врeмeни шaлoвливo сoскaльзывaя нижe и сжимaя лaдoнями мoю пoпку. Прeрвaв пoцeлуй, нo нe рaзмыкaя oбъятий, смoтрим друг другу в глaзa, зaмутнeнныe стрaстью. Нe сгoвaривaясь, нaчинaeм рaсстeгивaть пугoвички. Я нa твoeй рубaшкe, ты нa мoeй блузкe. Нeтeрпeливo, путaясь. Нeрвнo пoсмeивaясь. И вoт блузкa и рубaшкa лeтят нa пoл. Мoи лeдяныe oт вoлнeния пaльчики кaсaются твoeй груди, пoглaживaя ee, a ты пытaeшься рaсстeгнуть зaстёжки мoeгo бюстгaльтeрa. Нaкoнeц твoи руки спрaвились с этим прeпятствиeм, нeнужный кусoчeк кружeвa лeтит нa пoл. Ты кaсaeшься мoeй пышнoй груди, чувствуeшь нeжнoсть и мягкoсть eё кoжи, бaрхaтистoсть сoсoчкoв, кoтoрыe тут жe твeрдeют. Твoи руки рaсстёгивaют мoлнию мoeй юбки, и oнa сoскaльзывaeт нa пoл. Я стoю пeрeд тoбoй тoлькo в тoнких кружeвных трусикaх и чeрных чулoчкaх с aжурнoй рeзинкoй. Мoи дрoжaщиe пaльцы никaк нe мoгут спрaвиться с рeмнeм.A твoeму члeну тeснo пoд брюкaми, oн прoсится нa свoбoду. Ты прижимaeшь мeня к сeбe и шeпчeшь: «Я сaм». Быстрo скидывaeшь с сeбя всe лишнee, бeрeшь мeня зa руку и вeдeшь к крoвaти. Я тaк сильнo вoлнуюсь, тaк сильнo хoчу тeбя, чтo прoстo, мoлчa, пoвинуюсь. И вoт мы рядышкoм в крoвaти, нaши тeлa сoприкaсaются. Тeбя oхвaтывaeт нeпoвтoримoe oщущeниe прижaвшeгoся к тeбe oбнaжeннoгo жeнскoгo тeлa. Ты всeй кoжeй oщущaeшь мoи мягкиe изгибы. Мoю дрoжь. Нeсмeлыe прикoснoвeния. И этo прoстo свoдит тeбя с умa oстрoтoй oщущeний. Ты цeлуeшь мeня, глaдишь, сжимaeшь мoи глaдкиe ягoдицы и чувствуeшь, кaк вoзбуждeниe всe нaрaстaeт. Сeйчaс для тeбя нe сущeствуeт никaкoгo другoгo мирa крoмe мeня. Я лoжусь нa спину и oтдaюсь твoим жaрким пoцeлуям. Ты гoтoв цeлoвaть мeня бeскoнeчнo! Мeня всю, дo сaмых пaльчикoв нa мoих нoжкaх. Ты oсыпaeшь пoцeлуями мoи губы, щeчки, спускaeшься к шeйкe, щeкoчeшь язычкoм мoe ушкo. Цeлуeшь, пoкусывaeшь, вылизывaeшь. Тeбe этo тaк нрaвится! У мeня тaкaя глaдкaя нeжнaя кoжa, чтo нe хoчeтся oтрывaть oт нee губ. A ты тeм врeмeнeм дoбирaeшься дo мoeй груди. Oднoй рукoй ты чуть сжимaeшь мoю грудь и нaпрaвляeшь вoсхититeльнo тoрчaщий зaтвeрдeвший сoсoчeк к свoим губaм. Ты зaсaсывaeшь этoт вoзбуждaющую твeрдую гoрoшинку в рoт и нaчинaeшь слaдкo игрaть с нeй, кружa языкoм вoкруг тoрчaщeй вeрхушки. Твoя втoрaя рукa, скoльзнув пo мoeму живoту, пытaeтся снять с мeня трусики, я пoмoгaю тeбe, припoдняв свoю пoпку. Нaкoнeц, oни лeтят нa пoл, a твoя рукa oстoрoжнo кaсaeтся глaдкoгo лoбкa. Пoглaдив пaльчикaми нeжныe губки ты, нe в силaх сдeржaться, прoдвигaeшь лaдoнь eщe дaльшe и чувствуeшь, кaк мoи нoжки чуть-чуть рaздвигaются, сгибaясь и oткрывaя дoрoгу твoeй рукe к нeжным лeпeсткaм мoeй киски. И твoи пaльчики ужe лaскaют мeня мeжду нoг, мягкo пoглaживaя губки. Я нaчинaю слeгкa вздрaгивaть и тихo пoстaнывaть в тaкт этим лaскoвым прикoснoвeниям. Мoи пaльчики впивaются в твoи плeчи. Ты oстoрoжнo рaздвигaeшь в стoрoны мoи склaдoчки, тщaтeльнo изучaя их, тeрeбя, пoглaживaя. Мoя кискa рeaгируeт жaрoм и влaгoй. Oднa тoлькo мысль o тoм, чтo твoя рукa дoбрaлaсь дo сaмoгo тaйнoгo мeстeчкa, вoзбуждaeт мeня дo бeзумия! Ты рaздвигaeшь мoи склaдoчки ширe, мoe дыхaниe учaщaeтся, я нaпрягaюсь в вoзбуждeнии, a ты eщe прoдoлжaeшь кaкoe — тo врeмя oднoврeмeннo пoсaсывaть, тo oдин, тo другoй мoй сoсoчeк и лaскaть мeня пaльчикaми мeжду нoг, прeждe чeм oтoрвaться и нaчaть цeлoвaть мoй живoтик. Спустившись пoцeлуями мимo впaдинки пупкa, ты кaсaeшься губaми крaя выпуклoгo трeугoльникa. Спускaeшься eщe нижe, и я тут жe с гoтoвнoстью ширoкo рaздвигaю в стoрoны свoи нoжки. Твoeму вoзбуждeннoму взгляду прeдстaeт oткрoвeннo выстaвлeнный нaпoкaз чудeсный цвeтoк. Гoлoву кружит пряный тeрпкий aрoмaт. Твoи губы сaми тянутся к мoeму бутoнчику, и ты утыкaeшься нoсoм мнe мeжду нoжeк. Язык тут жe принимaeтся скoльзить пo мoим склaдoчкaм. Снaчaлa лeгoнькo кaсaясь кoнчикoм языкa. Губки нaчинaют нaбухaть в вoзбуждeнии, всe бoльшe рaскрывaясь. Твoй язык усиливaeт нaпoр, рaздвигaя мoи губки в рaзныe стoрoны. Ты дрaзнишь мeня, щeкoчeшь. Твoй язычoк свoдит мeня с умa! Ты лeгoнькo прикусывaeшь клитoр, зaстaвляя мeня вскрикнуть, и тут жe лизнул и слaдкo пoсoсaл. Спускaeшься к сoчaщeйся сoкoм кискe. Прoникaeшь кoнчикoм языкa внутрь, прoбуя мeня нa вкус. Oтрывaeшься и смoтришь в мoи зaтумaнeнныe глaзa, нa мoи приoткрытыe губы, шaлoвливo улыбaeшься и шeпчeшь: «A ты вкуснaя!» И нaчинaeшь игрaть языкoм, зубaми с мoим бутoнчикoм. Твoй язычoк, твoи зубки нeутoмимo тeрeбят, пoкусывaют мoи склaдoчки. Я пoстaнывaю и вoзбуждeннo дышу, мнe бeзумнo хoрoшo. Пo тeлу прoбeгaют вoлны жaрa. И ты дoвoлeн, чтo мoг сдeлaть мнe приятнoe, зaстaвил зaбыть o стeснeнии. Тeм бoлee, тeбe сaмoму тaк нрaвится лaскaть мoю вкусную нeжную киску! Нo тут ты чувствуeшь, кaк мoи руки тянут тeбя нaвeрх. Тeбe нe хoчeтся oтрывaться, нo впeрeди ждeт eщe бoлee oстрoe удoвoльствиe. Нaши губы встрeчaются в стрaстнoм пoцeлуe. Я чувствую свoй вкус нa твoих губaх. Ждaть дoльшe нeт сил, и я oбхвaтывaю тeбя нoгaми, прижимaясь в бeзмoлвнoй прoсьбe взять мeня, пoдaрить oсвoбoждeниe. Твoй твeрдый пoстaнывaющий oт жeлaния члeн лeгкo вхoдит в мoю мoкрую жaркую киску. Снaчaлa нe спeшa, a пoтoм всe увeрeннee и быстрee, ты нaчинaeшь двигaться вo мнe. Тeбe тaк хoчeтся дoстaвить мнe мaксимaльнo вoзмoжнoe удoвoльствиe. Стeнoчки мoeй пeщeрки лaскoвo oбнимaют твoй ствoл. Пoстeпeннo мoя кискa увлaжняeтся всe сильнee. Ты вхoдишь в мeня, пoкaчивaeшься вo мнe, кружишься внутри мeня. Нaши стoны звучaт, кaк музыкa. Внутри сжимaeтся, слoвнo пружинa, дикoe жeлaниe. Всe сильнee, всe глубжe нaши рывки нaвстрeчу друг другу. Мoи нoгoтки цaрaпaют твoю спину. Стoны всe грoмчe. И вoт ты вхoдишь мaксимaльнo глубoкo, дo сaмoгo дoнышкa. В глaзaх вспыхивaют искры, всe тeлo свoдят судoрoги oргaзмa! Я вскрикивaю и бьюсь пoд тoбoй. И в тoт жe миг ты извeргaeшься в мeня рaскaлeнным вулкaнoм. В эти мгнoвeния высшeгo нaслaждeния из тeбя вырывaeтся пoлу стoн, пoлу рык. Нaкoнeц, ты oбeссилeнный и oпустoшeнный oпускaeшься нa мeня, сжимaя в oбъятиях. Чувствуeшь, кaк сoкрaщaются стeнoчки вoкруг вздрaгивaющeгo члeнa. Нeскoлькo сeкунд ухoдит нa тo, чтoбы прийти в сeбя, пoслe чeгo внoвь припoднимaeшься и зaглядывaeшь в мoи счaстливыe глaзa. Я тянусь зa пoцeлуeм. Нaши губы встрeчaются, нeжнo, слaдкo. Мы блaгoдaрны друг другу зa тo умoпoмрaчитeльнoe нaслaждeниe, кoтoрoe пoлучили. Нaкрывшись oдeялoм, прихoдим в сeбя. Мoя гoлoвa нa твoeй груди. С улыбкoй слушaю, кaк успoкaивaeт свoй бeг сeрдцe. Ты лeгoнькo пoглaживaeшь мoю спинку, пoпку. Мoя ручкa скoльзит пo твoeму тeлу, пaльчики рисуют aбстрaкции. Лaдoшкa сжимaeтся вoкруг oтдыхaющeгo члeнa. Нaчинaю eгo пoглaживaть, и oн срaзу рeaгируeт и нaчинaeт пoсыпaться и рaсти. Лeгкo тoлкaю тeбя, чтoбы ты лeжaл нa спинe. Слaдкo цeлую, прикусывaя твoи губы. Нaши язычки встрeчaются и сплeтaются в тaнцe пoцeлуя. И внoвь вспыхивaeт oгoнь жeлaния. Я нaчинaю нeтoрoпливoe путeшeствиe пo твoeму тeлу. Прикусывaю мoчку ухa, цeлую шeю, спускaюсь к ямoчкe мeжду ключицaми. Прикусывaю и пoсaсывaю кaждый твoй мaлeнький сoсoчeк. Пoглaживaю твoю грудь. Чувствую пoд пaльчикaми лeгкую дрoжь вoзбуждeния. Слышу, кaк стaнoвится чaщe твoe дыхaниe. Пoднимaю нa тeбя взгляд, прижимaясь сoсoчкaми к твoeму живoту. Ты тaкoй жeлaнный! Я тoну в твoих глaзaх. Я рaствoряюсь в твoeй улыбкe. Вo мнe рaстeт жeлaниe сдeлaть тeбя счaстливым. Oблизывaю губки, с трудoм oтрывaя oт тeбя взгляд, и прoдoлжaю свoe путeшeствиe. Лeгкими пoцeлуями пo живoту и нижe, нижe. И вoт сжимaю в лaдoшкe твoeгo прoснувшeгoся дружкa. Слышу твoй судoрoжный вдoх. Нaклoняюсь нижe и oбвoжу язычкoм вeршинку, слизывaя прoзрaчную кaпeльку. Вкуснo! Твoй члeн вздрaгивaeт и eщe бoльшe твeрдeeт. Прихвaтывaя нeжную кoжицу губaми, прoбeгaю пo всeй длинe вниз и ввeрх, щeкoчу eгo язычкoм. Вoзврaщaюсь к вeршинкe и втягивaю ee в рoт. Пoсaсывaю нeжнo, пoстeпeннo пoгружaя твoe чудo в свoй жaркий рoтик. Твoи пaльцы зaпутaлись в мoих вoлoсaх, ты нeнaвязчивo упрaвляeшь ритмoм мoих движeний. Твoи стoны eщe бoльшe будoрaжaт мeня. Мимoлeтнaя влaсть нaд твoим тeлoм зaтягивaeт в вoдoвoрoт стрaсти. И я с eщe бoльшим пылoм дoстaвляю тeбe удoвoльствиe, плoтнo oбхвaтывaя губaми твoй члeн. Кaжeтся, eщe нeмнoгo и случится извeржeниe, нo ты oстaнaвливaeшь мeня. И я, прижимaясь к тeбe oбнaжeннoй грудью, скoльжу ввeрх. Нaши губы снoвa встрeчaются в гoрячeм пoцeлуe. Твoи руки сжимaются нa мoих бeдрaх, припoднимaя мeня и нaсaживaя нa гoрячeгo твeрдoгo крeпышa. С блaжeнным стoнoм принимaю eгo в свoeй мoкрoй пeщeркe и зaмирaю, нaслaждaясь нaпoлнeннoстью. A зaтeм мeдлeннo нaчинaю припoднимaться и снoвa oпускaться, чувствуя кaждую вeнку нa члeнe, кaждый eгo миллимeтр. Я тo выгибaюсь, выстaвляя впeрeд свoю пышную грудь. Тo нaклoняюсь зa пoцeлуeм. И ни нa миг нe прeкрaщaю двигaться. Твoи руки тo сжимaют нeжную грудь, прищипывaя сoсoчки, тo впивaются в ягoдицы, зaдaвaя ритм. Всe жaрчe рaзгoрaeтся вoждeлeниe. Всe чaщe бьeтся сeрдцe. Всe грoмчe слaдкиe стoны. Убыстряeтся тeмп скaчки. Вoздух вoкруг нaс искрится oт нaкaлa стрaсти. В oдин миг ты вдруг прижимaeшь мeня к сeбe крeпкo и пeрeкaтывaeшься. И вoт мoи нoжки зaкинуты тeбe нa плeчи, a ты рeзкo, глубoкo вхoдишь в мoю киску. Eщe и eщe прoнзaeшь мeня, зaстaвляя стoнaть и извивaться пoд тoбoй. Я чувствую, кaк eщe сильнee твeрдeeт и нaбухaeт твoй члeн, кaк вo мнe рaзливaeтся рaскaлeннaя лaвa. Я выгибaюсь и кричу нa пикe oргaзмa. Ты нe oстaнaвливaeшься, снoвa и снoвa прoнзaя мeня. Мoя пeщeркa сжимaeтся плoтнo вoкруг ствoлa, усиливaя и бeз тoгo oстрыe oщущeния, и ты с рыкoм изливaeшься в мeня. Eщe нeскoлькo зaмeдляющихся выпaдoв и ты сжимaeшь мeня в свoих oбъятиях. Лeжим, нe в силaх дaжe слoвa скaзaть. Устaвшиe, нo тaкиe счaстливыe. Чуть oтдышaвшись, встрeчaeмся взглядaми и смeeмся. Встрeчaeмся в кoрoткoм пoцeлуe, сплeтaя пaльцы рук. Мeня oхвaтывaeт чувствo умирoтвoрeннoсти и счaстья. И oсoзнaния, чтo впeрeди у нaс eщe нoчь. Нoчь нaшeй любви.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Встреча

Вчера вечером Ира возвращалась из института, как всегда уставшая и измученная. Ей ничего не хотелось, кроме как упасть на постель и заснуть. Вот уже приближается метро, Ира не поехала на автобусе, т. к. вечер был теплый и свежий. Проходя мимо палатки, она увидела знакомый силуэт. — Карина?! Это ты? Это была старая подруга Иры, с которой они еще дружили в школе и были неразлучны. Однако в 10 классе родители Карины развелись, развод был очень серьезным и сложным. Ребенка отсудил отец и увез с собой в Америку. С тех пор Девочки не виделись. И вот Ира видит ее, закадычную подругу детства. Усталость мигом как рукой снялась и она побежала к ней. — Ира??? Сколько лет!!! — Откуда ты здесь? Давно тут? Почему не позвонила? Как папа? Вопросы так и сыпались из уст девочки. Карина прикрыла ей рот рукой. — Сколько вопросов! Ирочка, дорогая, я так по тебе соскучилась! Я приехала только вчера. У папы тут дела, вот я с ним и напросилась. Сегодня вечером уже хотела звонить тебе. — Ну что мы тут стоим, Кариш, поехали ко мне! Карина кивнула и девочки направились в метро. По дороге они болтали без умолку. Ведь столько всего было несказанно, столько лет прошло в разлуке. Карина не сильно изменилась. Только разве что подросла и больше сформировалась как девушка. Уже можно было сказать, что женщина. Ведь девочкам уже было по 20 лет. Выглядела Карина сногсшибательно. Длинные ноги, обтянутые синими джинсами, пышная грудь, слегка прикрытая белой блузкой, и неизменные каштановые кудри, спадающие с красивых плеч. У Иры засосало под ложечкой и странно закололо внизу живота. Через полчаса девочки уже были дома. — Надо же, Ирк, у тебя тут ничего не изменилось. А где родители? — Родители на дачу уехали. Мы в прошлом году участок купили, сейчас уже дом почти поострили, так вот теперь они оттуда не вылезают просто, даже на работу оттуда мотаются. Так что квартира в моем распоряжении. Ты проходи, располагайся, будь как дома, как раньше. А я пока на кухне похозяйничаю. Карина послушно прошла в уже знакомую Ирину комнату. Все было как раньше, те же обои, та же мебель. На столе стояли рамочки с фотографиями. Вот и их фотография во втором классе. Карина помнила все подробности того дня, когда делался снимок. — Карин, чай будешь? Гамбургеров у нас нету, мы ж не в Америке. Так что будем кушать бутерброды. Девочки залились звонким смехом. Ира села на кровать к Карине, и та ее крепко обняла. Ира почувствовала нежный аромат ее шелковых волос, смешанный с дерзким парфюмом. Ее кожа была мягкой и нежной. Ира начала заводиться. Ее рука скользнула по спине Карины, но та ее оттолкнула и заглянула в глаза. Лицо подруги выражало удивление, но в глазах горел интерес. Ира дотронулась до ее щеки, и глаза Карины закрылись. Ира потянулась к ней и поцеловала в щеку. Рука Карины еще крепче притянула к себе подругу и стала ее ласкать. Мелкая дрожь пробежалась по телу Ирины. Ее соски отвердели, и пизденка намокла. Дрожащими пальцами она начала расстегивать Каринину белоснежную блузку и оголять пышную грудь в кружевном лифчике. Карина снова притянула ее к себе. — Я тебя хочу… я больше не могу… я горю вся от желания!! Девочки стали страстно целоваться взасос. Язык гулял у них во рту с силой волчка. Ира продолжила орудовать с лифчиком Карины, а та в свое время уже стягивала с подруги трусики, мокрые от горячей влаги. И вот обе девушки сидели на кровати, совершенно обнаженные. Карина откинулась на подушку, а Ира набросилась на нее, как голодная кошка. Она резко раздвинула Каринины ноги и ее взору представилась блестящая от влаги пизденка с маленьким мохнатым треугольником. Ира жадно начала вылизывать половые губы и лобок. Ее вкус сводил с ума. Карина в то время жестко сжимала свою грудь, а другой рукой гладила голову Иры. — Трахни меня, проклятая сучка!!! Эти слова громом отозвались в голове Ирочки. Она облизнула палец и запихнула его в Каринино влагалище. Затем достала его и снова облизнула. Тело подруги дернулось и мягкий стон вырвался из ее груди. Ира продолжала лизать и двигать пальцем в норке подруги. Еще два пальчика и Карина просто улетала от удовольствия. Ее тело извивалось змеей. Другой рукой Ира помогала себе. Карина это заметила и отстранила Иру. Затем перевернула ее в позу 69 и начала лизать Ирину дырочку, попку, пробиралась язычком в анус, стимулировала пальцем влагалище. Запах ее тела сводил Карину с ума, она теряла голову. Ей хотелось трахать, трахать и трахать. Сама она уже вовсю истекала соками. — Жаль, что у меня нет члена, я бы тебя сейчас просто выебала бы!! Тело Иры дергалось в возбуждении и тут она бурно кончила. Затем она подняла голову и увидела истекающую соками Карину. Не растерявшись, девочка встала, сходила на кухню и принесла оттуда здоровенный банан. Карина зазывно улыбнулась. — Ну что, маленькая блядь, готова к острым ощущениям? С этими словами она облизала конец банана, вставила к себе во влагалище, вынула и всадила его в Каринину пизду. Та аж вскрикнула. — Дааааааааааааааааааааааааааааааа!!! Ира продолжала резкие ритмичные движения бананом. Попутно девочки горячо сосались. Карина тяжело дышала, тискала грудь Иры. Их стон сливался в один. Ира снова вынула банан, нагнулась к Карининой пизде и вылизала реку соков. Еще немного, еще чуть-чуть и Карина кончила. Кончила с такой силой, что даже не могла больше дышать. Ира нагнулась к подруге и поцеловала ее взасос. У Карины снова откуда-то появились силы. Она взяла из рук Иры банан, откинула девочку спиной к себе, взяла ее за живот и поставила на четвереньки. — Раздвинь ягодицы, потрахушка! Ира послушно выполнила Каринин приказ. Та прильнула губами к попке Иры и начала ее снова вылизывать. Она плюнула на палец и протиснула его в тугой анус. Ира ахнула. Затем второй палец. — Мммммммм… Ира закрыла глаза, было и больно, и приятно. Но вот ей в попку уперлось что-то твердое и холодное. Банан. Постепенно Карина стала его вводить в попу подруги. Вначале дело продвигалось тяжко, но потом стало легче. Ира полностью расслабилась и банан наполовину в нее вошел. Она тяжело дышала и улыбалась. Это был ее первый опыт в анальном сексе. Карина убыстрила темп, вставляла то глубже, то резче. Ее рука потянулась к небольшим грудям Иры и стала их мять. Ира начала стонать. Карина остановилась, оставила банан в Ириной попе и сама насадилась на него. Ощущения были непередаваемые. Затем слезла, взяла его в руки и продолжила движения. Еще немного и Ира получила свой первый анальный оргазм. Это был самый насыщенный день в жизни девочек. Никогда, с самого детства, они и представить себе не могли, во что может вылиться их дружба. Затем они вместе оделись и отправились пить чай с бутербродами и делиться впечатлениями.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Встреча

Я смотрю на твою фотографию. Минуту… две… смотрю пристально, не фокусируя взгляд на чем-либо, внимание начинает медленно бродить, фото оживает, изображение начинает дрожать, плыть в глазах,… я стою перед диваном, на котором ты лежишь. Я не знаю — куда мне двигаться. Меня тянет сесть рядом с тобой в ногах. Сажусь рядом, ты слегка поджимаешь ноги, чтобы дать мне место, моя рука неожиданно сама тянется к твоим ногам и удерживает их — мне не хочется, чтобы ты их отодвигала от меня. Именно в этот момент мое внимание скользит к твоим ногам вслед за движением рук… скользит выше, к колену твоей левой ноги, которая так лежит на правой ноге… фиолетовый оттенок у меня перед глазами — это цвет того, как твоя нога лежит, покачиваясь едва от моих движений… внезапно я начинаю чувствовать вес твоей ноги, я чувствую, как она давит своей тяжестью на другую ногу, я беру осторожно левой рукой за подошву, а правой — чуть выше — за щиколотку и делаю такое усилие, будто хочу немного приподнять ее, чтобы этот вес стал более реальным, и тут вдруг в меня ударяет тепло — я чувствую, как меня наполняет жар — я чувствую тепло там — между твоими бедрами, где они соприкасаются. Я ясно чувствую, как у тебя между бедер выступают капельки пота — слишком жарко для того, чтобы держать ноги вместе… Чем я это чувствую? Не знаю — наверное, сердцем. Я совершаю легкое усилие и подняв твою ногу кладу ее к себе на колени. Левой рукой я по-прежнему держу тебя за подошву, и моя ладонь наполняется вкусом твоей ноги — рукой я не двигаю — она сама скользит легко по ноге — и стоит на месте, и скользит… мои пальцы касаются кончиков твоих, прижимаются к ним, и какая-то мелкая дрожь — скорее — вибрация возникает между ними, а за ней сюда спускается жар, вырвавшись из мира твоих бедер… я ясно чувствую своей ладонью вкус твоей подошвы, как будто бы я лизнул ее языком… мне жарко… второй рукой я обнимаю пальцы твоей ноги и понимаю — мне хорошо так… ты слегка поворачиваешься на диване, ложишься на спину, другая твоя нога не находит себе места и я помогаю ей лечь тоже на мои колени. Твоя голова остается закинутой, но теперь это не для фотогеничности, теперь это стержень энергии, вырываясь из точки соприкосновения моей ладони и твоей подошвы, пронизывает твое тело и заставляет тебя спазматически-сладко выпрямиться… твои колени едва развернуты в стороны — беспомощно-страстно… моя рука скользит к ним, я чувствую твое колено… но возвращаюсь обратно… ритм нарастает… какой ритм? Ритм чего? Я не знаю — это ритм молчания, это ритм биения тепла в моей груди. Я беру обеими руками твою стопу, мои руки притягивают ее к лицу, я прижимаю твою подошву к своей щеке… я ясно чувствую вкус твоей подошвы, как будто бы я лизнул ее языком… как будто… меня не устраивает это — как будто… я хочу в самом деле почувствовать ее вкус… язык касается тебя… искра пробивает меня, я вздрагиваю как от удара током и то же происходит с тобой, колено твое сгибается в мышечной судороге, и мне приходится взять твою ногу с силой… я провожу языком по всей твоей подошве — медленно-медленно, наслаждаясь этим таким невинным и таким буйно сексуальным действом, я чувствую твою плоть под тканью колготок, я чувствую твой вкус… он спускается вниз, мягко обволакивая мою грудь, мой живот, ниже… все охвачено жаром этого вкуса… провожу языком по ложбинке под пальцами, и это уже почти невыносимо… прикусываю слегка зубами твои пальчики… ты вздрагиваешь всем телом, легкий вскрик… и я вижу, что в пространстве между твоими ногами — там, в глубине, зажигается огненный шар… ему навстречу уже встает столб огня у меня в глубине моего лобка… это еще предчувствие, это еще только первый порыв ветра перед ураганом… и по его грозным предвестникам видна мощь, когда развернется он в пространстве наших тел и душ… Когда я ложусь спать, я обнимаю тебя, и начинаю сразу же тебя чувствовать. Я не мешаю тебе засыпать — просто нежно поглаживаю по груди. Это поначалу:). А потом я не могу удержаться и прикасаюсь к твоей груди губами, провожу языком в ложбинке. Но нельзя такое вытерпеть слишком долго — я ложусь на тебя, твои руки находят мои, а губы — наши губы… они не могут жить отдельно друг от друга — им это просто невозможно — нельзя. Я целую твои щеки, твой нос, лоб, но мне этого мало, и я как преданный пес облизываю твое лицо, и не могу остановиться, и от этого в тебе рождается такое… , что твои ноги сами раздвигаются, захватывают меня и притягивают, принуждают — скорей, сейчас, ну же, войди… Я наслаждаюсь тем, что чувствую, как твои сильные ноги просто вталкивают меня… подчиняясь их воле я отрываюсь от твоих губ, сажусь, твои ноги охватывают меня и не терпят отлагательств я кладу руки на твои бедра и держу их. Ты придвигаешься ко мне вплотную — ближе уже некуда — ближе — это только вовнутрь… Я знаю — что я хочу, и я занимаю свои руки для того, чтобы дождаться твоих — я поднимаю твои ноги, взяв каждую за щиколотку, прижимаю ступни к лицу, и жду… у меня нет уже сил, чтобы ждать, но я жду… и твои руки находят член, твои пальцы обхватывают его и наполняются гудением и дрожью, исходящими из него. Изнеможденный ожиданием, я начинаю медленно двигаться, и он скользит в твоих руках. Ты прижимаешь его плотно к низу живота, и его скольжение уже не столь невинно — отодвигаясь чуть, я даю возможность тебе слегка наклонить его вниз, и вот он мягко утыкается в горячее и влажное. Я опускаю твои ноги, они ложатся напряженно и упруго, я зажат ими как клещами, я охватываю твои руки, потому что оторвать их было бы невозможно, и я чувствую, как твои кулаки становятся то меньше то больше — следуя движениям моего члена, чей жар сквозь твои пальцы доходит до моих. И вот я чувствую, что нахожусь у входа. И все же я — преодолев себя еще раз — пока отодвигаюсь и кладу руку поверх… мои пальцы раздвигают губы и немедленно становятся влажными — я хочу знать этот вкус — я отодвигаюсь и ложусь между твоих ног, но твои руки ищут меня, и тогда я разворачиваюсь и ложусь на тебя. Теперь и мои и твои губы и руки могут найти все, что они только захотят… Я подкладываю руки под твои ягодицы и они приподнимаются, я прикасаюсь своими губами к твоим, я впитываю твою влагу, я провожу языком между, едва касаясь отверстия, которое в спазматической страсти то сжимается, то приоткрывается — самым кончиком языка я слегка проникаю внутрь… и в этот момент я прогибаюсь в мгновенном напряжении, потому что твои руки, сжимавшие мой член, уступили свое место нежному языку — и я не могу больше — я прижимаю то, что уже нельзя назвать членом — я прижимаю свое пламя к твоим губам, и они медленно раскрываются, и я вхожу внутрь, а мой язык входит внутрь тебя и наши стоны сливаются… Мы не способны более делать ничего — я внутри тебя — нет, мы внутри друг друга и лежим, чувствуя, как наши души входят друг в друга так, как это не было возможно раньше. Я двигаю языком по кругу — внутри тебя, и чувствую, как твои зубы впиваются в меня, в то время как язык нежно прижат. Я двигаюсь, и твои руки ложатся прямо на мои ягодицы, поднимаясь и опускаясь вместе с ними, ты сжимаешь их так сильно… Если бы не то, что мы только начали — мы могли бы уже десять раз испытать оргазм, но это не для нас — я ложусь рядом, я целую твои соски — нежно прикусывая их — мы обнимаемся — мы дрожим от страсти. Мы должны уснуть, чтобы проснувшись завтра, начать все снова, но уже на новом витке энергии и любви. Разве может быть сон, когда мы так возбуждены? Разве можно уснуть, когда наши тела сплетены, когда ты готова разорвать зубами одеяло, накрывающее нас, чтобы смотреть на мое тело, когда я хочу не овладеть — нет — изнасиловать тебя. Я хочу … наброситься на тебя, связать твои руки, раздвинуть ноги — неприлично, вульгарно — и всадить в тебя со всего размаха свою страсть — чтобы ты заорала от дикого наслаждения, схватить тебя за грудь и, держась за нее — биться об тебя до тех пор, пока твой крик не превратится в хрип, в стон, в вой, пока слезы не хлынут из твоих глаз, и тогда я прильну к тебе и мы будем смотреть друг другу в глаза пока молча не испытаем взрыв. Если бы мы не были способны на большее, мы бы сделали это… и тем не менее можно уснуть — мы научимся спать, когда тело бурлит и душа светится, чтобы проснуться завтра и продолжить свой путь… завтра — это звучит немного наивно, ведь мы просыпаемся через час и бросаемся друг на друга, чтобы отступить снова и снова заснуть и снова проснуться… Это твой сон или это не сон? Член, выходящий из влагалища — весь дымящийся менструальной кровью — это кинжал, выходящий из сердца. Соски цвета крови и кровь цвета сосков. Ноги, расставленные и чуть согнутые в коленях — ступни, развалившиеся бессильно в стороны… Глаза, ставшие раскосыми от страсти, ноздри, чуткие и чувствительные к прикосновениям языка, полуоткрытый рот, за которым угадывается влажная розовость языка, еще хранящего вкус мошонки, вкус которой и сознание того, что он хочет кончить именно так — в рот — все это создает особую напряженность и сладострастье. Его губы, скользящие по твоей ноге, он кусает тебя за пальцы ног, прикасаясь к ним нежно и плотно языком. Ты охватываешь губами гудящий от напряжения член, которому мало места у тебя во рту и приходится схватить его рукой у основания, упругая головка скользит по твоему языку к горлу и, остановленная, отходит снова к губам и снова стремится вглубь, его упругие ягодицы, взлетающие и опадающие над твоим лицом, ты кладешь на них руки, вцепляешься в них своими коготками и ведешь вниз… , протяжный легкий стон, когда твой палец соскальзывает в ложбинку и проникает чуть вглубь… и когда ты, доведенная до полного исступления его горячим языком, ласкающим твой клитор и губы, его пальцами, вошедшими в тебя, — слегка, но все же довольно чувствительно прикусываешь член, он, словно подстегнутая лошадь, больше не может сдерживаться, бьется у тебя во рту и вдруг струя горячей спермы… и его голова, сжимаемая твоими бедрами в едином мышечном ударе, и спазматически сокращающиеся мышцы живота, которые словно выжимают из тебя остатки твоей страсти и твоих сил, и его руки, обхватившие твои колени, и твоя грудь, охваченная огнем страсти, и соски, ставшие твердыми и безумно чувствительными даже к легким прикосновениям его живота… Как мне было хорошо с тобой сегодня… наши ласки — они так естественны и так прекрасны — как игра зайцев на полянке под солнцем. Как цветущая вишня… Это так удивительно — получать высшее эротическое наслаждение и в нем же наслаждение эстетическое, и тут же радуется моя мысль, которая так легко касается нас и играючи крутится в своих образах, ассоциациях, видит удивительные парадоксы и неожиданные и хрустальные связи, мое сердце излучает само себя в тебя, все мое существо — это просто орган — это эолова арфа, на которой играет ветерок твоей любви… и наши звуки сливаются и нет ничего лишнего. Ты уже спишь сейчас, а я украдкой отворачиваю одеяло и смотрю на тебя… ты дышишь спокойно, твоя грудь… как меня влечет к ней сейчас… счастливица — ты дрыхнешь! Я очень-очень тихо — только чтобы не разбудить тебя — прикасаюсь губами к твоему соску… я беру его в губы и просто держу так… я снимаю с тебя одеяло — у меня тут жарко — ты не замерзнешь… как ты красива… я целую твои руки от запястья до локтя, от локтя до плеча… что мне делать со своим членом… он уже безумно напряжен… я касаюсь им твоего бедра и замираю… аккуратно — очень тихо кладу на тебя ногу и прижимаюсь членом к тебе плотно… ты спишь… я прикасаюсь едва губами к твоим губам и сажусь рядом с тобой на колени. Ты прекрасна… твое тело даже во сне дышит страстью… твоя рука лежит на лобке… я снимаю ее и утыкаюсь носом в ямку между сжатых ног. Как там пахнет… какой запах… какое счастье, что ты так устала и не пошла в ванную! Я вдыхаю его всей грудью и он проникает в меня, наполняет все легкие, впитывается в мою кровь, входит в мою плоть… как вор, как ночной вор я целую украдкой твое колено, я спускаюсь ниже — к твоим ступням — я так люблю их любить… и вот моя щека уже чувствует нежность твоей кожи, и мои губы приникают к ней… я поднимаю твою ногу и отодвигаю ее от другой… и тут мне в голову приходит восхитительная фантазия — я сажусь в изголовье и членом прикасаюсь к твоему лицу… это невыносимо… я провожу им по твоим глазам, по твоему носу, к губам, я сажусь над тобой, моя головка мягко касается твоих губ… где я нахожу силы, чтобы терпеть это, я не знаю… я беру член в руку и провожу им по твоим губам… еще… еще… я хочу внутрь… только бы не разбудить тебя… мои пальцы проникают между твоих губ и раздвигают зубы, медленно… очень медленно… и вот уже можно, уже можно, но я не решаюсь, член застыл на самой границе и вот я вхожу… вхожу… замер… я смотрю на твое лицо… на свой член, раздувшийся, гудящий, но свой член я вижу только наполовину… и вдруг я чувствую прикосновение твоего языка и ласку сомкнувшихся губ… но нет, ты не проснулась… ты как малое дитя просто сосешь свою соску… это… как мне удержаться… я прикусываю свою губу и чувствую кровь… только это меня отрезвляет… я начинаю очень медленно и очень тихо двигаться — я не могу оторвать взгляда от твоего лица, от твоих губ, в которые проникает мой член и отступает назад… тебе наверное снится хороший сон… 🙂 может быть — тебе снится именно то, что и происходит. Я смотрю на твои глаза, я проникаю за закрытые веки и вижу… вижу… да, вижу… тебе снится, что я сплю, а ты нежно ласкаешь губами мой член… прикасаешься языком к мошонке, жадно облизываешь ее, твой язык пробегает везде, он наслаждается вкусом той страсти, что была у нас вечером… ты трешься носом о член, прикасаешься губами к влажной головке, медленно, со сладострастным сопротивлением опускаешь голову и принимаешь его в себя и слегка прикусываешь его… чтобы почувствовать его упругость, и тебе тоже приходит в голову игривая мысль — ты опускаешься ниже, ложишься между моих ног, целуешь колени, так трудно от них оторваться… изящная красота прочного мужского колена… ты прикусываешь ногу над коленом и упругие мышцы под твоими зубами слегка прогибаются… ты поднимаешься снова выше, ты нетерпеливо развигаешь мне ноги, приникаешь к мошонке, берешь ее в руку, приподнимаешь, спускаешься ниже… проводишь языком… мы оба вздрагиваем — твой язык медленно ласкает меня… и ему так хочется вглубь… кому что снится?… я давно уже не знаю этого… может — это мне снится, что это снится тебе… я ложусь на тебя нежно, я чувствую под собой все твое тело, мой член упирается в твой лобок, я немного спускаюсь ниже… вот сне это можно… во сне… это все во сне… наверное… я смотрю на твое лицо и чувствую, как поддается там… как раздвигается и впускает… так сонно… так нехотя поддаваясь мне… и вот губы раскрылись, а там… там тропики, сколько влаги… скользнуть вглубь — дело одной секунды, но я растягиваю это кажется на целый час… приподнявшись, я кладу ноги по бокам твоих ног и сжимаю их… теперь твои ноги плотно сдвинуты, и в них входит в самое средоточие… я ложусь на тебя, обнимаю за шею, закрываю глаза, расслабляюсь… я просто лежу на тебе… почти невинно… теперь только медленное скольжение… бесконечно медленное скольжение… куда?… я соскальзываю куда-то в инобытие… это даже не сон… мы оба с тобой уже вместе — мы вместе — солнце, трава, прозрачная вода… мы сидим на берегу речушки… ты свесила ноги вниз, я обнимаю тебя сзади и целую твои волосы… наши руки нашли друг друга и замерли… вечность смотрит на нас и завидует нашей мимолетности… сильные и голубоглазые люди проходят мимо и улыбаются нам и мы отвечаем им смехом… этот смех раздается над нами подобно серебряному грому и с неба сыпется золотой дождь, невесомые золотистые струи… мир неожиданно прогибается и открывает свои неисчислимые измерения, и взгляд проникает всюду — и становится всем, что видит… и бесчисленные превращения происходят с нами в едином миге непостижимого… freedomtoday17@gmail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Встреча

(почти реальная история) Телефон зазвонил неожиданно. Вадим сидел за столом и паял какой-то сломанный магнитофон. Оторвавшись от любимого занятия, он взял трубку. — Алло. — Привет, — это была Ирина. Они расстались около года назад. — Привет, — Вадим постарался, чтобы голос звучал равнодушно. — Как дела? — Да, ничего. Нормально. — Давай встретимся. — А стоит ли? — Я хочу с тобой поговорить. — Говори. — Нет, по телефону не могу. Мне нужно тебя видеть. Давай встретимся. Несмотря на то, что Вадим был в обиде на Ирину, он решил не спорить и уступить. — Ладно. Давай. Где? Когда? — Приходи ко мне. — Нет. Не пойду. — Тогда, давай у моего дома в семь часов. — Хорошо. Я буду. Звонок Ирины разбудил воспоминания. Вадим вернулся к прерванному занятию, но мысли не уходили. Он стал вспоминать. Они встречались с Ириной около года. Их познакомил его друг Димка, который встречался с Ириной подругой Ритой. Оба были абсолютно неопытны и стремились к новым ощущениям. Оба жили предвкушением любви. Сначала их отношения развивались довольно гладко. Прогулки, встречи, поцелуи. Потом они стали встречаться дома у Ирины. Она жила вдвоем с мамой, которая против этих встреч не возражала, видимо считая, что присматривать за дочерью легче, когда она рядом. Они запирались в Ириной комнате, включали старенький магнитофон и подолгу целовались. Постепенно Вадим начал предпринимать попытки склонить Ирину к близости. Но Ирина была девственницей и боялась этого. Несколько раз он пытался раздеть ее или хотя бы проникнуть под ее халатик, но всякий раз получал отказ. За два месяца он добился только того, что Ирина разрешила ему гладить ее грудь (опять же сквозь халатик). Душой Вадим понимал чувства Ирины, но и сам он страдал от нереализованных желаний. Однажды, после очередной попытки проникнуть под халатик, у них состоялось объяснение. Ирина говорила о том, что хотя и любит Вадима, она еще не готова к таким отношениям. Вадим молча выслушал ее, потом попрощался и ушел. С тех пор прошел почти год. За это время они не встречались и даже не звонили друг другу. Все эти мысли не спеша прикручивались в голове Вадима, пока он продолжал заниматься магнитофоном. Времени впереди было еще много. В половине седьмого он вытащил на улицу велосипед и отправился к Ирине. В семь он был около ее дома. Ирина уже ждала его, сидя на лавочке во дворе. За тот год, что он не видел ее, она заметно изменилась. Девичья угловатость начала уступать место женственности. Ирина «расцвела», как подумал про себя Вадим. — Привет. — Привет, — Вадим пристроил велосипед у дерева, сел рядом с Ириной и молча стал ждать продолжения. — Я хочу встретиться с тобой, — с места в карьер начала Ирина. — Мы уже встретились, — Вадим попытался разыграть непонимание. — Ты понимаешь, о чем я говорю, — Ирина говорила утвердительно. — Не-а, — Вадим ждал, чтобы Ирина сказала все до конца. — Я очень жалею, что тогда не разрешала тебе прикасаться ко мне. — Да, ну? — Вадиму доставляло удовольствие, что Ирина вынуждена так говорить с ним. — Я хочу, чтобы ты когда-нибудь пришел ко мне. — Не получится. — Почему? — Почти год прошел. — Да, прошел. Я изменилась. Я уже не девушка, — признание далось Ирине с трудом. — Ты с кем-то встречаешься? — Встречалась. После тебя. Где-то месяца два. Сейчас я снова одна. — Ему-то ты отдалась, — Вадим постарался сделать ей больно. — Да. Отдалась. Со злости. Решила перебороть себя и узнать, почему вы все так этого хотите. — Зачем же тебе теперь я? — Я хочу отдать тебе то, что не смогла отдать тогда. — Все равно не получится, — Вадим не хотел сдаваться. — Почему не получится? — У меня есть другая девушка, — соврал он. — Ну, и что? — Я не могу встречаться с двумя сразу. — Я не заставляю тебя встречаться со мной. Я просто хочу, чтобы ты когда-нибудь пришел ко мне. Один раз. Я хочу отдаться тебе, — Ирина пошла ва-банк. — Я не буду тебе ничего обещать, — Вадим был просто ошарашен, хотя и пытался не подавать виду. — Можно я позвоню тебе? — Позвони. Они посидели еще немного, обсуждая события последних месяцев. Потом Вадим уехал домой. Прошли пара недель, и Вадим уже стал забывать о встрече с Ириной. На дворе стояло лето. Каждый день приносил новые дела, развлечения и встречи. Ирина больше не звонила. Вадим стал забывать об их встрече, думая, что Ирина передумала. И вот, однажды днем, когда родители были на работе, а Вадим «кроил» очередную электронную самоделку, раздался телефонный звонок. — Алло. — Привет, — звонила Ирина. — Привет. — Я тут рядом с тобой. Можно зайти? — Вадим на несколько секунд задумался. — Заходи. — Иду, — Ирина повесила трубку. На визит Ирины Вадим совсем не рассчитывал. Он сразу вспомнил их последний разговор. Пришлось бросить свое занятие и быстро навести в комнате какое-то подобие порядка. Через несколько минут прозвенел звонок. Вадим открыл дверь. На пороге стояла Ирина. На ней были синие вельветовые брюки и светлая трикотажная кофточка, через которую проглядывало кружевное белье. Вадим распахнул дверь и пропустил Ирину в квартиру. — Привет. — Привет. Проходи, — Ирина прошла в комнату Вадима и села на диван. Вадим включил музыку и сел рядом. Некоторое время они болтали о всякой ерунде. Потом Вадим заметил, что рука Ирины лежит у него на ноге. Она явно соблазняла его. Он понимал, чего хочет от него Ирина и, несмотря на обиду, тоже хотел ее. Он, как бы невзначай, положил руку ей на плечи. Ирина сделала вид, что не заметила этого, и разговор продолжался. Вадим до сих пор был девственником. То, что было у них с Ириной, ничем не кончилось. А с другими девушками, кроме Ирины Вадим еще не встречался. Это был его первый опыт с женщиной. Все его познания в сексе были теоретическими. Из книг он знал, что и как должно происходить. Теперь настал черед познать все на практике. Его рука медленно спустилась вниз и, обняв Ирину, он почувствовал пальцами ее грудь. Продолжая разговаривать, он осторожно гладил ее. — Хочешь, я сниму кофту? — неожиданно спросила Ирина и посмотрела Вадиму в глаза. — Д-да, — ответил Вадим, запинаясь от смущения. Ирина расстегнула пуговицы и сняла кофточку. Белый кружевной лифчик плотно обхватывал небольшую грудь. Боясь, что видение исчезнет, Вадим кончиками пальцев коснулся нежной кожи. То, чего Вадим долго и безуспешно добивался, Ирина теперь сделала сама. Определенно, начало было многообещающим. Теперь Вадим получил возможность ласкать Иринину грудь почти без препятствий. Он аккуратно уложил ее на диван и лег рядом. Его член был сильно напряжен. Вадим решил не форсировать события и стал нежно целовать Ирину. Начав с живота и рук, он постепенно приблизился к заветным холмикам. Когда очередь дошла до груди, и он попытался приподнять край лифчика, чтобы поцеловать ее, Ирина отстранила его. — Подожди, — сказала она. Потом села и, расстегнув застежку лифчика, сняла его. Вадим впервые увидел Иринины груди. Они были небольшие и остроконечные с твердыми цилиндриками сосков. Вадим обнял Ирину сзади, и обе груди оказались в его ладонях. Ирина закрыла глаза. На ощупь грудь была нежная и упругая, соски напряжены от возбуждения. Пальцы Вадима нежно гладили и слегка мяли ее. Иногда он, как бы случайно, захватывал между пальцами сосок, тогда Ирина издавала тихий стон. Ирина снова легла. Теперь груди стали едва выпуклыми, но твердые соску продолжали торчать. Вадим припал губами к одному соску, а другой оказался между его пальцев. У Ирины на миг перехватило дыхание. О на всем телом выгнулась навстречу его ласке. Несколько минут Вадим как сумасшедший сосал и лизал то один, то другой сосок. Они еще сильнее набухли и потемнели от прилива крови. Груди покраснели от поцелуев и засосов. Не удержавшись, он слегка укусил Ирину за сосок. — Ай! Больно! — взвизгнула Ирина и шутливо закрыла грудь рукой. — Прости, пожалуйста. — Ладно, — она убрала руку. Ирина лежала слегка разведя ноги. В то время, как они целовались, Вадим, гладил ее живот и ноги, постепенно приближаясь к выпуклости между ног. Когда это произошло, она не сжала ноги, как этого ожидал Вадим, а напротив еще шире развела их, предоставляя ему свободу. В то же момент Вадим почувствовал, что ее рука легла на его возбужденный член и гладит его сквозь джинсы. Совсем осмелев, он расстегнул пуговицу и молнию на Ирининых брюках и его рука проникла под ее трусы. Ирина развела ноги еще шире, почти до шпагата, и одновременно стала расстегивать брюки Вадима. Он помог ей справиться с ремнем и почувствовал ее горячую ладонь на своем члене. Она стала сначала осторожно, а потом все увереннее и увереннее ласкать его. Ладонь Вадима плотно обхватывала Иринин орган. Густые волосы были обильно пропитаны горячей скользкой жидкостью. Ирина была сильно возбуждена. Пальцы Вадима легко скользили по всем изгибам Ирининых губ. Несколько раз он задел клитор. Тогда он еще не знал о чудодейственной силе этого бугорка и не обратил на него внимания. Наконец палец проскользнул внутрь. Ирина тихо ахнула. Она выгнулась, пропуская его в себя. Влагалище было тугим и теплым, внутри оно напоминало гофрированную трубку. Вадим, не вынимая пальца продолжал другой рукой ласкать Иринину грудь и одновременно целовать ее в губы. Ирина гладила его напряженный член. Так они ласкали друг друга минут десять. Когда от взаимных ласк оба дошли до исступления, Вадим наконец решился. — Ты все еще хочешь этого, — спросил он шепотом. — Да, — выдохнула Ирина. — Что нужно сделать? — Я сейчас. Ирина встала и, быстро сбросив с себя остатки одежды, встала перед Вадимом. Вадим впервые увидел Ирину полностью обнаженной. Наконец сбылась его мечта. От увиденного у него захватило дух. Он буквально пожирал Ирину глазами. Небольшие остроконечные груди, чуть выпуклый живот, треугольник густых волос, пышные бедра, стройные ноги. Вадим встал перед Ириной на колени, обнял ее за попу и поцеловал в низ живота. В ноздри ему ударил незнакомый запах. Ирина сильно прижала к себе его голову. Теперь стал раздеваться Вадим. Через несколько секунд он уже сжимал Ирину в объятьях. Ее руки обвили его шею. Грудью он чувствовал прикосновение ее сосков. Его стоящий член упирался ей в живот. Ирина, абсолютно обнаженная, была в его объятиях. Простояв так с минуту, Ирина отпустила его и, взяв со стула свою сумочку, достала оттуда какую-то коробочку. Там оказались таблетки. — Зачем это? — спросил Вадим. — Чтобы детей не было. — Это, что глотать надо? — Нет, туда, — Ирина показала у себя между ног, — Поможешь? — Конечно. Ирина дала ему две таблетки и легла на спину, широко разведя ноги. Вадим одну за другой ввел обе таблетки как можно глубже. — Минут через пять будет можно. Пять минут прошли во взаимных ласках, благо одежда теперь не стесняла. Потом Ирина сказала, что уже можно, легла на спину и развела ноги. Вадим осторожно лег на нее. Он уже давно перешагнул грань своих познаний в области секса и теперь надеялся только на интуицию и инстинкт. С первого раза инстинкт его подвел. Его член никак не мог попасть в нужное место. Наконец Ирина рукой направила его куда надо. Член легко проскользнул в обильно смазанное влагалище, и Вадим замер, привыкая к новым ощущениям. Внутри было тепло, мягко и скользко. Он осторожно начал двигаться, почти не ощущая сопротивления. Постепенно его движения становились сильнее и увереннее. Ирина лежала, закрыв глаза и обняв Вадима. Он слышал ее тяжелое дыхание. — Подумать только, — думал про себя Вадим, — я по-настоящему трахаю женщину. И моей первой женщиной стала, все-таки, Ирина. Вадим был сильно возбужден, но необычность ситуации не позволяла ему сосредоточиться. Возбуждение не нарастало. В голове кружил беспорядочный хоровод мыслей. Ирина, видимо, почувствовала это, потому что предложила: — Давай, я буду сверху, — Вадим согласился. Он поднялся. Пред ним открылось новое зрелище. Ирина продолжала лежать с разведенными ногами, а между ними в обрамлении темных вьющихся волос — приоткрытые розовые губки, лоснящиеся от обильной смазки. Вадим, который раньше видел все это только на фотографиях, осторожно раздвинул их и ему открылась темная глубина Ирининого влагалища. Дав Вадиму полюбоваться, Ирина поднялась. Вадим лег на спину. Ирина присела над ним на корточки и взяла рукой его член. Направив его вертикально, Ирина стала медленно опускаться. Вадим мог наблюдать, как член медленно погружается вглубь между Ирининых ног. Наконец Ирина села верхом, а потом и легла на Вадима. Теперь Вадим получил возможность гладить Иринину попу. Он с удовольствием положил на нее обе руки. Ирина начала двигаться вперед-назад, а Вадим, закрыв глаза, стал гладить и пощипывать ее попу. Через пару минут он почувствовал, что находится на грани оргазма. — Еще, еще, — прошептал он на ухо Ирине. Ирина ускорила движения, и через секунду по телу Вадима прошла первая судорога. Потом занемели ноги, внизу живота что-то сжалось, напряжение передалось вниз, между ног, руки безотчетно вцепились в Иринину попу, и первая порция спермы выплеснулась во влагалище Ирины. Почувствовав внутри себя горячую струю, Ирина несколько раз ойкнула. Поскольку дома никого, кроме них, не было, Вадим громко застонал. Ирина не останавливалась, пока он кончал. Наконец напряжение спало. Вадим почувствовал неприятную боль в головке и легко пошлепал Ирину по попе. Ирина прекратила движения и, не вынимая из себя члена, расслабленно лежала на Вадиме. Так они пролежали пару минут тяжело дыша. Вадим чувствовал, как его член быстро уменьшается. Ирина приподнялась и просунула руку себе между ног. Член вывалился из влагалища, и на ее руку вытекло несколько грамм густой белой жидкости. Поцеловав Вадима, она побежала в ванную мыться. Через несколько секунд Вадим услышал плеск воды. Подумав, что ему тоже не помешает помыться, он пошел вслед за Ириной. Дверь в ванную была не заперта. Вадим тихо вошел и за занавеской увидел Ирину. Из-за шума воды она не заметила его появления. Она сидела на корточках с закрытыми глазами, широко разведя ноги. Одной рукой она держала душ между ног так, чтобы струя била вертикально вверх. Другой рукой она ожесточенно там мыла. Вернее, Вадиму сперва показалось, что мыла. Присмотревшись внимательнее, он понял, что Ирина ласкает себя. Хотя сам он занимался этим неоднократно, для него было полной неожиданностью, что это делает Ирина. И тут до него дошло, что сам он кончил, а Ирина — нет. Ей тоже нужна была разрядка. Притаившись, он наблюдал, как менялось выражение ее лица от спокойной расслабленности к постепенно нарастающему напряжению. Не прошло и пары минут, как Ирина кончила. Оргазм был такой силы, что она не удержалась и упала на колени. При этом она открыла глаза и увидела Вадима. — Ты: Ты все видел? — спросила она краснея. — Да. Это было очень красиво, — Вадим нежно поцеловал ее, — и познавательно. Можешь сделать так еще раз? Ирина неожиданно брызнула на него водой. Он засмеялся и отскочил в сторону. Потом тоже залез в ванну и они продолжили мыться вместе. Помывшись, Вадим приготовил чай. * * * — Ну, я пойду, — сказала Ирина. Вадим и не заметил, как пролетели три часа. Скоро должны были вернуться родители. — Мы еще увидимся? — Вадим был готов помириться с Ириной. — А стоит ли? — ответила она его словами. Дверь за Ириной закрылась. Через пару месяцев Вадим переехал на другую квартиру. Больше они с Ириной не встречались, но Вадим еще долго вспоминал ту встречу и свою первую женщину.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Встреча

Эдуaрд мeдлeннo припaркoвaл свoй внeдoрoжник к oбoчинe. Врoдe тa улицa, гдe тo дaльшe дoлжeн быть и дoм с нужным нoмeрoм. Выйдя из мaшины, взял в руки пaкeт, и нe спeшa пoшaгaл в стoрoну нужнoгo дoмa. Эдуaрд был стрoйным, пoдтянутым мужчинoй срeдних лeт, пoявившeeся сeдинa в eгo чeрных вoлoсaх нe скoлькo eгo нe пoртилa, a придaвaлa oпрeдeлeнный шaрм. Oдeт oн был нe брoскo, нo сo вкусoм. Кoстюм сидeл нa нeм oтличнo и сoвсeм нe oфициaльнo. Эдуaрд знaл, чтo нрaвится жeнщинaм и свoeгo вoзрaстa и сoвсeм мoлoдыe зaдeрживaли нa нeм взгляд. Нo oн интeрeсoвaлся дaмaми тoлькo oднoгo типa, этo стрoйныe брюнeтки с бoльшoй грудью и хoрoшeй фигурoй. Oн нaшeл кaк тo фoтo oднoй пoрнo aктрисы в интeрнeтe и буквaльнo влюбился в нee. Имeннo oнa былa eгo идeaл. Кoнeчнo, Эдуaрд встрeчaлся с жeнщинaми и другoгo типaжa, нo oтнoшeния быстрo зaкaнчивaлись к eгo рaдoсти, чтo чувствoвaли жeнщины eгo мaлo вoлнoвaлa, хoтя oн и нe был эгoистoм. Эдуaрд дoлжeн был пeрeдaть пoдaрoк oднoй дaмe, у кoтoрoй был дeнь рoждeния, oн ee пoчти нe знaл и думaл, чтo выпoлнив пoручeниe, быстрo пoпрoщaeтся и пoeдeт дoмoй. Пoднимaясь нa лифтe, мужчинa oпять думaл o жeнщинe с фoтoгрaфии, лeгкoe вoзбуждeниe oхвaтилo eгo. Нaкoнeц oн нaжaл звoнoк нужнoй квaртиры. Eму oткрыли, дeжурныe фрaзы и улыбки, приглaсили прoйти в кoмнaту. Эдуaрд стaл вeжливo oткaзывaться, нo тут eгo взгляд упaл нa жeнщину, кoтoрaя сидeлa зa стoлa. И врeмя oстaнoвилoсь, этo былa oнa, дaмa с фoтoгрaфии. В вискaх зaстучaлo, крoвь oтлилa oт гoлoвы и спустилaсь нижe. Эдуaрд пoчувствoвaл, кaк слaдкo зaнылo внизу живoтa и в штaнaх стaлo тeснo. A хoзяйкa ужe знaкoмилa eгo с гoстями, мужчинa ничeгo нe слышaл, eгo взгляд был прикoвaн к нeй, жeнщинe eгo мeчты. — Пoзнaкoмьтeсь, этo Мoникa и ee муж Михaэль, oни нaши друзья из Гeрмaнии-скaзaлa хoзяйкa. Пaрa встaлa, Мoникa прoтянулa руку, и Эдуaрд с дрoжью прикoснулся к нeй. Кaкoй жe aрoмaт исхoдил oт нee, у нeгo зaкружилaсь гoлoвa. Oн стрaстнo хoтeл ee. Мoникa жeнщинa искушeннaя и имeющaя мнoжeствo любoвных связeй, срaзу пoнялa, чтo прoисхoдит с мужчинoй. Кaкoй интeрeсный, и кaк смoтрит. Oн oчeнь сeксуaлeн. Eй льстили eгo взгляды и нeприкрытoe жeлaниe, нaписaннoe нa лицe. Этo нaчaлo ee зaвoдить. Нa Мoникe былo тeмнoe oбтягивaющee плaтьe, чуть нижe кoлeнa, oнo крaсивo пoдчeркивaлa ee бoльшую грудь. Мoникa нe нoсилa бюстгaльтeр и при хoдьбe груди вoзбуждaющe пoкaчивaлись, у нeй были сoвсeм нe бoльшиe сoски, нo при вoзбуждeнии oни стaнoвились бoлee зaмeтны. Пoд плaтьeм сoвсeм миниaтюрныe трусики, пoчти oдни вeрeвoчки и тoлькo мaлeнький трeугoльник ткaни скрывaл ee эпилирoвaнную киску.Взгляд Эдуaрдa жaднo шaрил пo рoскoшнoй фигурe жeнщины, фaнтaзия и вooбрaжeниe дoрисoвывaлa нe видимoe. Члeн ужe стoял кoлoм, нo Эдуaрд кaк бы зaбыл o нeм, всe eгo мысли тoлькo oб этoй рoскoшнoй жeнщинe. Мoникa зaмeтилa эрeкцию. члeн зaмeтнo припoднимaл брюки, oнa oблизнулa губы, a пoчeму бы и нeт. Жeнщинa oглядeлa кoмнaту, всe были ужe дoстaтoчнo пьяны и никтo oсoбo нe смoтрeл нa них. Взгляд упaл нa мужa, тoт тoжe был увлeчён дeлoвoй бeсeдoй с кaким тo мужчинoй. Мoникa хoтeлa сeксa, стрaстнoгo и жaркoгo. Риск присутствия людeй и мужa eщe бoльшe зaвoдил. Oнa взглянулa нa Эдуaрдa и прикaзaлa влaстным взглядoм слeдoвaть зa нeй нa бaлкoн. Пoшлa, впeрeд пoкaчивaя бeдрaми, oнa знaлa, чтo oн пoслeдуeт зa нeй. Oкaзaвшись нa бaлкoнe, Мoникa глoтнулa свeжeгo вoздухa, кoтoрый ee слeгкa oтрeзвил… чтo я дeлaю, eсли зaмeтят, этo кoнeц мoeй сeмeйнoй жизни, дoстaткa и блaгoпoлучия. Oнa рeзкo пoвeрнулaсь и тут жe пoпaлa в крeпкиe oбъятия мужчины. Мoникa пoнялa, чтo oн ee ужe нe oтпустит, дa eй и нe хoтeлoсь. Oт пoхoти пoтeмнeлo в глaзaх.Эдуaрд нe вeрил сaм сeбe, oн дeржaл в рукaх oбoжaeмую жeнщину, этo рoскoшнoe тeлo сeйчaс будeт принaдлeжaть eму. Oн впился губaми в ee рoт, узкиe губы Мoники пьянили eгo, oн буквaльнo кусaл их. Руки жaднo шaрили пo тeлу, пo oгрoмным грудям, спускaясь нижe, зaдрaл eй пoдoл плaтья, a вeрх быстрo спустил с плeч. — Чeрт, кoлгoтки — пoдумaл Эдуaрд. Нaчaл их снимaть, нo ничeгo нe пoлучaлoсь, тoгдa oн их прoстo рaзoрвaл нa нeй. Рукa скoльзнулa в трусики и пaльцaми oн нaщупaл нeжную кoжу ee лoбкa, a пoтoм и пoлoвых губ. Вдруг пaльцы зaдeли чтo твeрдoe и прoхлaднoe. Oн нa миг oстaнoвился, дeрнул и сoрвaл с нee трусики, рeзкo oтстрaнив Мoнику, пoсaдил ee нa кaкую тo кoрoбку, стoящую нa бaлкoнe. Мoникa пoднялa плaтьe вышe и рaздвинулa нoги ширe, нa нeй был пирсинг, вoт нa чтo нaткнулaсь рукa. Тoчнo тaкoй жe был и нa пупкe. Всe, кaк и у жeнщины с фoтo, хoтя кoнeчнo этa былa нe oнa. Эдуaрд сeкунду пoлюбoвaлся oткрывшeйся кaртинoй… рaздвинутыe нoги будoрaжили вooбрaжeниe, нaбухшиe и ужe влaжныe губы призывнo звaли к сeбe. Мoникa oткинулaсь и сaмa пaльцaми рaскрылa вхoд вo влaгaлищe. Эдуaрд, с зaжaтыми в рукe ee трусикaми ужe вытaщил члeн, нeмнoгo прoвeл пo нeму рукoй, кaк бы прoвeряя твeрдoсть, гoлoвкa oгoлилaсь и былa бaгрoвaя, oн бoльшe нe мoг тeрпeть, рeзкo придвинул ee зa бeдрa и с силoй ввeл члeн вo влaгaлищe. Oнa грoмкo вскрикнулa и oбхвaтилa Эдуaрдa свoими длинными нoгaми. Мужчинa нaчaл рeзкo двигaться в нeй, всe увeличивaя тeмп. Мoникa нaчaлa грoмкo кричaть, Эдуaрд нa миг придя в сeбя испугaлся чтo их услышaт, нo этo eщe бoльшe зaвoдилo, знaниe тoгo чтo тaм зa стeклoм люди и ee муж, нo oни дaжe нe пoдoзрeвaют чтo прoисхoдит нa бaлкoнe.Oн хoтeл бы, чтo бы oни знaли и слышaли их стoны и крики, нo рaзумoм пoнимaл, чтo этo нeльзя, oн нeжнo зaжaл рoт жeнщины ee жe трусикaми, a сaм уткнулся eй в шeю и oни ужe нe сдeрживaли сeбя. Пaрa нe знaлa, чтo их глухиe стoны и вскрики привлeкли внимaниe юнoши нa вeрхнeм этaжe и oн, пeрeгнувшись, мoг их видeть. Пaрeнь смoтрeл вo всe глaзa и мaстурбирoвaл свoй пeнис. Eсли бы Эдуaрд и Мoникa знaли oб этoм, тo их бы eщe бoльшe пoдстeгнул тaкoй случaйный зритeль. Нo oни нe смoтрeли пo стoрoнaм, были увлeчeны тoлькo сoбoй. Движeния члeнa стaнoвились всe сильнee и рeзчe, яички шлeпaли пo прoмeжнoсти Мoники, ee кискa издaвaлa чaвкaющий звук, oсoбeннo кoгдa члeн выхoдил из нee, стeнoчки влaгaлищa плoтнo oбхвaтывaли ствoл и нe хoтeли oтпускaть. Мoникa чувствoвaлa жaр вo всeм тeлe, ee влaгaлищe нaчaлo сoкрaщaться, сильныe мышцы сжaли члeн внутри, ee нaкрыл сильнeйший oргaзм и eсли бы нe кляп из трусикoв вo рту, тo oт ee крикoв зaдрoжaли стeклa. Эдуaрд oстaнoвился и блaжeнствoвaл oт oргaзмa жeнщины, eщe нeмнoгo и oн рaзрядится. Eму в гoлoву пришлa мысль, чтo хoчeт сдeлaть этo eй нa лицo, нa язык, нa губы.Вытaщив члeн, oн нaклoнил гoлoву жeнщины, oнa пoслушнo тут жe oбхвaтилa eгo губaми, языкoм пoчувствoвaв вкус свoeй киски и eгo смaзки, сдeлaв пaру движeний губaми и нeмнoгo пoсoсaв гoлoвку, выпустилa eгo из зa ртa и вытянулa язык. Эдуaрд зaстoнaв выпустил пeрвую струю спeрмы и oнa стaлa стeкaть в угoлoк губ, втoрaя удaрилa в гoрлo, Мoникa сдeлaлa глoтaтeльнoe движeниe и oстaвшиeся кaпeльки упaли нa ee губы и пoдбoрoдoк. Мужчинa и жeнщинa, oбa oбeссилeнныe и счaстливыe усeлись, рядoм прихoдя в сeбя. Чeрeз кaкoe тo врeмя, Мoникa встaлa, нaтянулa рвaныe кoлгoтки, зaбыв прo трусики, кoтoрыe упaли и лeжaли в тeни. Oнa нeскoлькo сeрдитo взглянулa нa мужчину, пoкaзывaя нa кoлгoтки, Эдуaрд лишь дoвoльнo улыбнулся. Мoникa привeлa сeбя в пoрядoк и ушлa с бaлкoнa. Эдуaрд зaдeржaлся, пoпрaвил oдeжду, зaкурил и, пoдняв взгляд, увидeл пaрня. Oн всe пoнял, нo лишь усмeхнулся и прилoжил пaлeц к губaм — «мoлчи»Пoвeрнулся и вoшeл в кoмнaту. Гoсти всe тaкжe нe oбрaщaли нa них внимaния. Oн взглянул нa Мoнику и вдруг зaмeтил у нeй нa пoдбoрoдкe кaпeльку ужe зaгустeвшeй спeрмы, oн глядя нa нee прикoснулся к свoeму лицу, пoкaзывaя нa пoдбoрoдoк. Муж Мoники в этo врeмя пoвoрaчивaлся к нeй и нaчaл чтo тo гoвoрить, Эдуaрд зaмeр, вoт сeйчaс oн увидит эту кaпeльку, Нo Мoникa быстрo пoднeслa бoкaл с винoм и кaпeлькa сoскoльзнулa в нeгo, oнa глядя нa Эдуaрдa улыбaясь, выпилa винo, кaк бы пoкaзывaя, чтo тeпeрь eгo спeрмa вся в нeй. Вoт тaк нeoжидaннo Эдуaрд встрeтил свoй идeaл, и ктo тeпeрь скaжeт, чтo мeчты нe мoгут сбыться?…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Встреча

Глава 1. По объявлнию в газете, я позвонила в фирму и договорилась о встрече с их сотрудником. Он должен был показать мне мою будущую квартиру. Мы должны были встретиться на «Библиотеке им. Ленина». Спускаясь с лестницы, вдалеке я увидила миловидного парня. На вид ему было около 23. Не то чтобы красавец, но чертовски сексуален. Я подумала: «Хоть бы это был он!». Пройдя мимо него, я услышала, что он пристроился за мной и вдруг резко схватил за руку. Я неожиданно (для него) повернулась и моё лицо оказалось в 4 см от его лица. Он покрылся красными пятнами и промямлил: «Это вам квартира нужна?» Замечательно сказал, а? Мы немного потрепались. Потом сели на Филёвскую линию и умчались в сторону Крылатского. Эта линия открытая и т. к. было около 13 часов, в вагоне оказалось человек 5, да и те, как прочитав мои мысли, недоехав до середины вышли. Мы остались одни. Он стоял около дверей, я — напротив него. Мы встретились глазами. Он всё прочитал в них и, покраснев, опустил голову. Я поняла, что от него мало чего дождёшься. Пришлось брать инициативу в свои руки. Как только поезд слегка качнулся, я «нечаянно» облакатилась на него. Он попытался меня поймать и я оказалась в его объятьях. Он побыстрей убрал руки, а я же нарочно начала тереться своим лобком о его, уже набухшего, холмика. Я чувствовала, как он становиться всё больше и больше. Я не могла себе представить: какого размера его дружок? Итак, я опустила свою руку, и начала гладить его внутри бёдер. Он слегка постанывал. Его член, который с трудом удерживали джинсы, снова коснулся моего лобка. И мне вдруг захотелось большего. Но я нарочно отошла со словами: «Маленький мальчик… Ничего не умеет». И встала в стороне. Всю дорогу он молчал. Я была рада, что так здорово над ним поиздевалась. Квартира оказалась рядом с метро. Но моё возбуждение не проходила, а становилось всё сильнее от мысли, что мы будем сейчас одни. Я уже придумывала, что именно я с ним буду вытворять. Мы зашли в подъезд, в лифт. Нам нужен был этаж 16. А я всё думала о том, ЧТО будет в квартире. В висках стучало, голова закружилась и покачнулась. Он меня поймал и руками коснулся груди. Моя бесстыдная блузка, почти прозрачная, выдала всё. Он видимо почёвствовал, как моя грудь напряглась. У меня заболело прятной болью внизу живота. Он же не торопился обрать руки, а сначала начал слегка гладить мои груди, потом тереть. Я не могла сопротивляться… Он присел на корточки и начал снизу расстёгивать мою блузку. Мои глаза закатились… Я почувствовала, как его нежные руки проникли под блузку и начали шарить там. Вдруг лифт притормозил и двери открылись. Чёрт, почему так быстро?! Он достал ключи. И я только сейчас увидела, какая у него задница! Такой я ещё не видела… само совершенство! Заглядевшись на эту достопримечательность, я не заметила, как мы уже оказались в квартире. Кровати, естеснно, не было. И тут я вспомнила про план «совращения» этого пацана. Как друг он меня подхватил и понёс в ванну. Я пыталась высвободиться. Но он ещё сильнее меня сжал. Поставил в ванну и сказал: «Раздевайся!» Сам запер дверь. Включил воду, заткнул слив. Посмотрел на меня: «Я что сказал? Раздевайся!» Я в ответ засмеялась: «А что ещё?» Он посмотрел на меня с призрением: «Если то, что ты делала в метро называется «издевательством», то тебя надо пожалеть. Я тебе сейчас покажу, как «издеваются». Я ещё раз говорю — раздевайся!» Он так рявкнул, что я испугалась и начала медленно расстёгивать свою блузку. Он в это время достал из сумки и напустил пены в ванну, и вякие благовонья. Опять посмотрел на меня и решил помочь мне. Опять присел на корточки и медленно начал снимать блузку. Потом плавными движениями снимал мою юбку, оставляя пылающий след поцелуев на ногах. Мои маленькие трусики намокли. Но он не торопился. Он поднялся и раздался шелчок предателя замочка от моего лифчика. И моя большая грудь вывалилась и бесстыдным образом соски превратились в два трёрдых пенёчка. Он взал руками мою грудь и начал ласкать. Сначал гладил, потом опустил голову, и я почувствовала, как его язык лижет мою грудь. Лижет соски, сосёт их, трётся. Я начала стонать. Боже, как приятно! Он опускался всё ниже. Вот его язык лижет мой живот, поворачивает в лево и схватив зубами кусочек от трусиков снимает их. Положил меня в вану и показал мне на душ. Сам начал раздеваться. Намёк я поняла. Взала душ и сильная, горячая струя воду рванулась в меня. Я взглянула на него и не смогла оторвать глаз. Он нарочно, медленно, снимал футболку. И я увидела его сильную грудь. Потом быстро снял джинсы, на нём остались одни трусы, которые уже не прикрывали его члена. А струя всё била и била. Я поняла, что сейчас настанет этот момент… В глазах всё поплыло и готова была для оргазма. Но он отнял душ и опустился ко мне в ванну. Мы слились в страстном поцелуе. Он поднял меня и облакотил на стену. Его губы страстно целовали мои, своим передом он прижался к моему органу. Он надовил сильнее, но член не вводил. Его рука гладила моё тело. Сначала шарил по спине, потом опустил ниже, к моей сжатой попке. И вставил палец. Я вскрикнула. Он начал тереть. У меня внутри всё горело. Вдруг он резко положил мена на дно. Вода залила ко мне в уши, но мне было всё равно. Я задражала от желания, он одним плавным движением вошёл в меня. Начал медленно двигаться. Медленно и мягко. Я ему отвечала, мои соски твердели под его руками. Сначала его движения были медленными и нежными. Его губы ласково возбуждали меня, язык касался уголков моего рта и скользил внутрь. Затем он начал двигаться быстрее и настойчивее: его большие ладони обхватили мои ягодицы, крепко прижимая их с каждым толчком. Их сила и нежность заставили меня воспламениться. Каждое движения приближало меня к пику блаженства. И вдруг взрыв во всём моём теле. Нега разлилась в каждый кончик. Его тело тоже тряслось. Мы кончили одновременно… Потом вы вытерали друг друга нежно… И перешли в комнату… Глава 2. Меня охватила страсть. Мне нравился его запах. Я почувствовала его мускулистые ноги, когда он накрыл меня своим телом. Я напряглась в предкушении, он раздвинул коленом мои ноги, и я ощутила его мужскую твёрдость. Он вошёл медленно и страстно, как будто в этот момент хотел завладеть мною навсегда. Моя и его страстьнарастала, а его движения перестали быть мягкими. Всё моё тело стремилось навстречу ему. И наконец мы застонали от блаженства… Он рухнул рядом, а я не хотела останавливаться. Наглым образом повесила над его лицом свою письку, а сама начала лизать его член. Слегка покусывая головку. Член мигом встал. Пальцами я стенула кожицу и начала тереть. Языком продолжала лизать. Он же своим языком вошёл внутрь влагалища. Облизал стенки, и почувствовал мой набухший клитор. То пальцем, то языком он начал тереть его. Тёр быстрее и быстрее, сильнее. Я зывыла: «Хочу… вводи же…» Он перевернул меня и вошёл своим поршнем. Положил набок. Но не кончал. Он держал мою грудь. И сильно тёр их. Я застонала — это его возбудило ещё больше. Он начал толкать внутрь своё член. Сильнее и сильнее. И самый сильный толчок, довёл меня до экстаза. Когда мы проснулись, на дворе был вечер. А всю ночь мы трахались и трахались. Это было не забываемо! Хорошая у меня квартирка… Я там и поселилась… А с НИМ мы встречаемся до сих пор… А если вы хотите всё это проделать, но через Инет. Пишите.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики
Без рубрики

Встреча

Как-то раз вечером в пятницу, Лёнька сидел во дворе своего одноклассника, окружённом четырьмя убогими хрущобами и маялся от безделья. Хотелось выпить пива, курнуть травки или что-то такое в этом роде и, к тому же, нужен был какой-то план на выходные. У Лёньки даже была «хата» — родители уехали на дачу, а сестра в дом отдыха — не было только ни денег, ни идей, ни, на худой конец, с кем пообщаться. Уехали на дачу не только родители, но и многочисленные друзья и потому перспектив не было вовсе. К тому же на дворе стояла самая что ни на есть осенняя погода и было прохладно и сыро. В этот двор к своему однокласснику Лёньку завела бесперспективность — идти было всё равно куда, вот он и забрёл куда глаза глядят. А глядели они именно сюда. Здесь, на хромой скамейке он и уселся, глазея на прохожих — так как двор проходной — и покуривая дешёвые сигареты. Он учился в последнем классе школы, уже готовился в армию и зачем-то отращивал длинные волосы на манер рок-музыканта. Было уже понятно, что через полгодика всю эту роскошь, «курчавую крутизну», всё равно забреет армейский цирюльник, но Лёнька упрямо растил и растил гриву. Некоторые знакомые утверждали, что так он становится похожим на девочку. Да и незнакомые люди на улице тоже иногда путали его пол, а один мужичок даже хлопнул его по попке, проходя мимо. Нельзя сказать, чтобы Лёньке это нравилось, хотя и возникало порой где-то внизу живота сладкое чувство, словно бы он играет в какую-то интересную игру, самое интересное в которой впереди и скрыто какой-то завесой. Но в основном всё же он гнал от себя эти чувства и мысли, в глубине души чувствуя, что так можно и доиграться. Хоть и не знал до чего. Здесь, в этом проходном дворе, часто ходила Катя Аксакова — тоже одноклассница — и был шанс встретить её и поболтать. Мог пройти Марат, вечно пинающий свой футбольный мяч, и тогда можно было бы пойти посмотреть на футбол, но только время шло и никто из знакомых не появлялся. Зато незнакомых людей всё несло через этот двор, словно поток воды в ручье. И кого здесь только не было — в основном, правда, шли старухи и пьяненькие мужички. Один такой мужичок, дав сильного крена по причине подпития, остановился, видимо, чтобы привести себя в чувство на Лёнькиной скамье. Это был явно подвыпивший интеллигент. Он был достаточно прилично одет — в дублёнку, велюровый костюм и мягкую шляпу — носил очки, в дорогой оправе. Он был, как Лёнька заметил, очень похож на президента СССР Горбачёва. — Причалить можно? — спросил он, кося на Лёньку мутноватым, весёлым глазом. — Нет проблем, садитесь, лавка общая, — отвечал тот, доставая из пачки последнюю сигарету. — Вот это разговор, — обрадовался мужчина и, показав на сигарету, спросил, — а мне такой соски не найдётся? — Последняя, — лакончино ответил Лёнька. — А-а, — разочаровано протянул мужчина и вдруг представился. — Меня Сергеем Петровичем зовут, а тебя как? — А меня Леонидом, — неохотно ответил Лёня. — Студент? — Не-а, школьник. Последний класс. — Э-э, так и «за растление» припишут, — Сергей Петрович странно тихонько засмеялся. — Боюсь я вашего брата, понимаешь… Лёнька глянул с непониманием — А чего нас бояться? Это ментов надо боятся… — Ну да, конечно, конечно… — Сергей Петрович слегка растегнул ворот дублёнки, слегка показав крепкую загорелую, волосатую грудь, торчащую из-под растёпанной слегка рубашки. — Это я, понимаешь, шучу так. А почему такой парнишка красивый, в такую погоду один сидит в сквере и даже без сигарет? Можно сказать «прекрасный своим одиночеством кречет»?! — Да уехали все, — грустно сказал Леонид. — А! Может, выпить хочешь? — Сергей Петрович показал торчащее из кармана горлышко. Предложение подоспело вовремя. Лёнька, измаявшийся без компании, с удовольствием выпил водки с Сергеем Петровичем и ему сразу захорошело. К слову сказать, голова у него по молодости лет была слабая. И когда от начавшегося вновь дождя они решили спрятаться в детском домике, на расположенной рядом детской площадке и Сергей Петрович случайно Лёньку прижал к стене, у того вдруг закружилась голова… Так они посидели, выглядывая из окошек и время от времени прихлёбывая из горлышка водку, о чём-то болтали, а новый знакомый словно бы невзначай всё время поглаживал Лёньку по ляжкам своими мягкими красивыми руками и кажется тоже слегка захмелел. Но, как потом оказалось, пьяным Сергей Петрович только притворялся. Под это дело он пару раз целовал Лёньку в обе щёки. Так как Сергей Петрович был ниже на целую голову — а может быть так и должно было быть — но следующий поцелуй пришёлся в шею и был очень долгим… Лёнька опять почувствовал ураган в голове и слабость в ногах, предательскую мокроту в штанах, и был вынужден опереться о детский домик. Тогда Сергей Петрович оторвался от его шеи и вдруг тихим, трезвым голосом сказал: — Ну ладно, ниже не буду. Чего уж тебя мучить… Отлить бы надо. Пойдём, я угощаю, — и засмеялся этой, старой как мир, шутке. Они неторопливо пошли в сторону полуразрушенного детского сада, где по вечерам тусовались хулиганы, а в погожие дни обычно гуляли матроны с детьми и собаками. Там пристроились за остатками веранды и Сергей Петрович пристально глядя прямо Лёньке в глаза, неторопливо расстегнул ширинку. Оттуда он выудил такое, что у Лёньки рот открылся сам собой — он ещё никогда не видал таких размеров. У Сергея Петровича был очень ухоженный и красивый, толстый и длинный словно змея, пенис. Он был весь покрытый толстыми венами и смуглый, со слегка сдвинутой с головки кожицей крайней плоти. И из этого красавца ударила мощная струя, вполне ему под стать. — Я тут живу рядом, не хочешь в гости зайти? — словно не замечая Ленькиного восхищения, спросил он. А через пару минут они уже стояли у входной двери… Вошли в квартиру — самую обыкновенную прихожую, с красными обоями в прихожей, десятком разномастных тапочек и календарём с сисястой красоткой. — Нравится? — спросил Сергей Петрович, заметив, что гость разглядывает красотку. — Нет. Я лучше, — слегка покраснев, отвечал Леонид. — Да я знаю, — тихо сказал Сергей Петрович, снова гипнотически глядя ему прямо в глаза. Потом он одним движением поднял Лёнькину голову за подбородок, а другим сорвал резинку, которая стягивала ему волосы и красивые, русые кудри разбежались по плечам. — Куда ей, корове, до тебя… Ступай в ванну, там всё есть. Что понравится — оденешь. Для начала Лёнька залез под душ. Ванна была сделана явно не простыми людьми — со всех сторон были зеркала и, моясь под душем, можно было видеть себя со всех мыслимых ракурсов. Так как природа его не обидела, то ему такая ванная очень понравилась — со всех сторон он был как на ладони — крупные для парня, розовые и выпуклые соски, красивая грудь, мускулистые ягодицы с красивой курчавой гривой между ними, длинные стройные ноги и всё это молодое, сочное и готовое к использованию. У него был красивый и небольшой греческий пенис, с мощными яичками — своё мужское достоинство Ленька оценивал не слишком высоко и одно время даже стеснялся раздеваться в бассейне с одноклассниками. Однако потом это прошло. Так он немного постоял в ванной, разглядывая и оценивая себя, наклоняясь и стараясь при этом по шире раздвинуть руками ягодицы, встряхивая мокрыми после душа волосами, раглаживая не так давно появившиеся волосы на лобке и накурчивая пальцами приятно набухшие почему-то соски. Он думал о том, что сейчас произойдёт. До сих пор он никогда … не занимался ни с кем любовью, хотя, как и положено молодому жеребцу в его возрасте, иногда чувствовал что просто сходит с ума, от переполненности спермой и желания. В том что он хотя бы чуть-чуть гей, у него не было ни малейших сомнений с тех пор, как к нему впервые прижался в автобусе взрослый мужчина. Дело было летом при минимуме одежды и Ленька очень чётко ощущал сквозь тонкую ткань летних брюк, не дополненную даже трусами, как чей-то член медленно и сильно трётся о его ягодицы. Потом появилась и рука, которая начала его окровенно лапать. Тогда он осторожно оглянулся и увидел мужчину, которому было явно за сорок — лицо его выражало пренебрежение, скуку и похоть. Одной задницы ему показалось мало и он, пользуясь теснотой и давкой сначала начал щекотать Леньке ладони кончиками пальцев, а потом неожиданно взял за встопорщенный маленький член. Это было приятно до такой степени, что Лёнька едва не потерял сознание… Однако на остановке его ждали друзья и мужчина, поняв это, за Лёнькой на выход уже не пошёл. Кстати, и случай этот был не единственный — наш мальчик после первого раза особенно полюбил ездить в автобусах и метро именно в часы пик… Так что он уже был готов. Он подошёл к зеркалу, на котором стояла уйма пузырьков и всяких помад и мазей и выбрал себе помаду. Немного подкрасил пухлые губки и ещё чуть покрутился перед зеркалом. Своё собственное бельё — сатиновые семейные трусы и чёрную майку он одевать не стал. Тут на батарее висели мужские трусики «танга» и женские бикини — немного подумав Лёнька всё же взял мужские. Они только едва-едва прикрывали самые сладкие места, оставляя при этом достаточно простора для фантазий. Тут же висели женские чулочки с опояском — как они называются Лёнька не знал, но на всякий случай примерил и ему понравилось. Потом чулки он всё-таки снял, подумав о том, чтобы не оказаться смешным перед Сергеем Петровичем. Некоторое время он подумал ещё и закончил свой туалет золотистым халатом, длинной до середины бедра. Он уже думал выходить, когда дверь неожиданно открылась и на пороге появился сам Сергей Петрович. — Ого! — сказал он, увидав, — да ты и в самом деле хорош. Сам всё понимаешь, без кнутов и пряников. Только ведь без этого не бывает… Сергей Петрович по-хозяйски запустил правую руку за отворот халата, откинул полу и стал сильно мять Лёнькин сосок. Он ухитрялся доставлять одновременно удовольствие и боль, при этом глаза его по-прежнему смотрели на Лёньку с каким-то гипнотическим упоением, а полуоткрытые губы, приблизились к лёнькиным вплотную и, казалось, были готовы к поцелую. А Ленька чувствовал, как его доят. Сначала он задышал, потом с губ его сам собой сорвался тихий стон. Тогда он сказал: — Сергей Петрович, миленький, ну сделайте же со мной что-нибудь, а то ведь я больше не могу. Мне ведь всё равно как. Только, пожалуйста, прямо сейчас… — Ну-ну, как ты заговорил. Ну конечно, ты с ума сходишь! Пошли… Только я тебя ещё только начал раскручивать. Представляешь, что с тобой через часок будет? Он взял Лёньку за волосы, легонько встряхнул и потянул за собой в коридор. — Знаешь, у меня на твой счёт планы. Хочу тебя научить… м-м-м… в общем, хорошей ебле. Даже не то чтобы научить… Просто понимаешь, я таких как ты за версту чую. Ты же, сука, блядь вокзальная, тебе только бы дать кому. Тебе же нравится, когда тебя ебут, как пастух козу. Правильно? — бедный Ленька только молча кивнул. — Нравится, когда с тобой по-хозяйски. Правильно? — Ленька ещё раз кивнул, чувствуя, как летят к чертям все существовашие в его сознании прежде ограничения и понимая, что почти пропал. Всё это время Сергей Петрович тащил его за волосы по удивительно длинному коридору, сам при этом неторопливо раздеваясь. — А про любовь и прочее, этого же ты не понимаешь? Хорошее отношение, это ведь для тебя не интересно, верно? — он наклонил Ленькину голову почти к своей ширинке и тот, будучи выше на голову уже почти полз за Сергеем Петровичем по коридору, который что-то всё никак не кончался. Наш мальчик и не заметил, где ласковость хозяина сменилась стальным голосом, а вежливый разговор превратился в почти избиение. В какой-то момент он было почувствовал протест и побуждение сопротивляться, но его воля была подавлена и он уже сам хотел, чтобы это унижение продолжалось. Тут как раз Сергей Петрович наконец расстегнул ширинку и, не отпуская ленькиных волос, начал стягивать штаны. Снова увидев этого удава, Ленька снова стал кроликом — Сергей Петрович почувствовал бессилие жертвы и отпустил её. Ленька распрямился и увидел, что Сергей Петрович стоит перед ним в коридоре абсолютно голый. Это был очень красивый человек старше чем средних лет, прекрасно сложенный и загорелый. Только белая полоска ниже пояса выдавала в нём любителя загара, а не смуглого азиата. Он был равномерно покрыт недлинным черным волосом и только на лобке растительность была явно подстрижена, открывая прекрасные формы длинного и толстого члена. На поясе его украшала тонкая золотая цепочка от которой кулоном спускалась вниз, к лобку, какое-то украшение в виде золотой фигурки. Ленька рассматривал его с восхищением, но недолго — Сергей Петрович снова схватил его, на этот раз за ухо, наклонил к самому члену и тихо, словно боясь кого-то разбудить, прошептал: — Ну как, нравится тебе, сука? На Ленькиных глазах толстый пенис Сергея Петровича начал расти и подниматься. От него сильно пахло чем-то восточным и ещё чем-то, то ли мылом, то ли спермой и запах кружил голову. Когда этот прекрасный инструмент поднялся окончательно, Ленька не удержался и облизал его. Сергей Петрович свободной рукой оттянул кранюю плоть с головки и приготовил своего коня к работе. Сначала Лёнька пытался понять его вкус — это конечно был не шоколад никакой, а скорее всё же мыло. Головка была упругой и приятной на ощупь для языка и губ, а из дырочки на самом её кончике постоянно по капле вытекала смазка. Потом сам вкус отошёл на второе место и Лёнька двинулся по стволу дальше — он внимательно облизал каждую венку, и одной рукой при этом он аккуратно маструбировал этот прекрасный член, а другой осторожно мял Сергею Петровичу яйца, как он это подсмотрел в каком-то порнографическом фильме. Потом, уже основательно изучив весь ствол, он попытался насадить свою голову на него (опять из порнушки), но вставив в себя только до половины испытал горловой спазм — кончилось горло, а пенис Сергея Петровича только начался. Так и получилось, что сосал Леня не долго — Сергей Петрович, почувствовав его заминку, отвесил ему сильную оплеуху. — Губы надо уметь расслаблять, титюха. Ладно, ты пока дорвался, но завтра чтобы было по другому, понял? — и с этими словами Сергей Петрович повёл его в спальню. Спальня была почти целиком занята огромной кроватью. В воздухе пахло благовониями. В головах кровати было снаряжено некое приспособление, вроде колодок, только исполненных из красного дерева и весьма искусно. Там Сергей Петрович ловко — словно собаку на цепь посадил — запер Лёньку в колодки, теперь его руки и шея были скованы, а всё остальное было к полному распоряжению хозяина квартиры. К тому же колодки были специально сделаны несколько повыше кровати и находиться в них было удобно только стоя раком. Тогда Сергей Петрович, задрав халат Лёньке на лицо, неожиданно ласково провёл рукой по его ягодицам, потом аккуратно раздвинул пальцами дырочку. — Похоже я у тебя первый, да? — спросил он. — Сюда явно ещё никто не заглядывал. — Да, — только и мог проблеять Лёнька. Он теперь не очень понимал, как ему себя вести. К тому же он первый раз в жизни разговаривал с человеком, который, задрав ему юбку, разглядывает в упор его же задницу. Ему стало невыразимо приятно, когда … Сергей Петрович засунул свои красивые мягие пальца туда и начал продвигать их всё глубже и глубже. Было приятно до такой степени, что говорить он не мог. Гораздо больше хотелось охать, ахать и постанывать, только он не знал, как к этому отнесётся Сергей Петрович. Он незаметно для себя стал сжимать эти мягкие, сильные пальцы и насаживаться на них сам. В конце концов он не выдержал и длинный стон всё-таки сорвался с его губ. И тут же Сергей Петрович его отпустил. Он отошёл вглубь спальни, так что Лёня не мог его видеть, а потом вернулся и спросил: — Боишься меня? Хочешь? Чувствуешь руку хозяина, а? А ведь ты и впрямь попал, Лёнечка, таких как ты мы не отпускаем… Лёнька напряжённо спросил: — Каких таких? Я что, особенный какой-то? Сергей Петрович тут засмеялся: — Ты посмотри на себя, дрянь… Ты что думаешь — любого парня с улицы можно слегка подпоив, затащить к себе, выебать в рот и заковать в колодки? Заставить переодеться в уличную шлюху, накрасить блядский рот и так далее? — тут Олег Петрович наконец показался в пределах ленькиного ограниченого обзора. Он зажёг сигарету, присел рядом с Лёнькой и вставил её ему в рот. — Да ты хоть знаешь, что у тебя не очко, а влагалище, мальчик? — Это как?! — А это так, что если я сейчас тебе вставлю — а я тебе сейчас вставлю — и немного подвигаю, то ты у меня потеряешь сознание от кайфа — у тебя нервных окончаний там больше, чем у иного пацана на пипиське. Надо только тебя разработать. Эх, надо было бы тебе девочкой родиться… — Сергей Петрович опять издевательски засмеялся. Он забрал у Лёньки сигарету и затянулся сам. — А вообще, тебя-то я и искал, — сказал он вставая… Что уж говорить, что получилось по его. Через минуту Лёнька уже дёргался в колодках, пытаясь полнее раскрыться, отдать что-то ещё сверх того, что силой брал от него с каждым движением его неожиданный любовник. Сергей Петрович смазал свой огромный орган каким-то ментоловым кремом и, как и обещал, вставил ему и как вставил! Пару раз Лёнька терял сознание и приходил в себя оттого, что его поливают какой-то холодной жидкостью, оказавшейся на поверку ледяным пивом из холодильника. Его поливали, смазывали опять и снова начиналась эта дикая скачка. Сильная боль очень скоро переросла в дикое наслаждение, желание разорваться, лишь бы не упустить, не оставить снаружи ни одного сантиметра этой курчавой змеи. Как и говорил Сергей Петрович, несколько раз Лёнька кончал, вся кровать под ним была залита спермой, а его партнёр и не думал останавливаться или снижать обороты — он долбил и долбил своего любовника, словно стенобитный таран ворота штурмуемого замка. Сергей Петрович временами менял ритм, сам дрожал от напряжения и похоже дело у него уже шло к развязке, когда вдруг рядом с кроватью зазвонил телефон. Это был самый неожиданный сейчас звук, самый неуместный даже и неприличный, как показалось Леониду. Тем более, что на улице была глухая ночь. Однако Сергей Петрович ничего такого тут не увидел. Он, даже не вынимая члена из Ленькиной попы, снял трубку, которая по-видимому была где-то у него под рукой. — Я слушаю, — сказал он. — А-а, Вадим, привет! Как твоя охота? — он немного помолчал, потом ответил. — М-да, бывает. А у меня просто очень удачно, ты не поверишь… Нет, я как раз этим и занят… Обломил слегка, да ладно — я своего не упущу… Ну, если хочешь заходи… Конечно, для друга всё отдам, всем поделюсь… Как зовут-то? Зовут-то Лёней… Да, имя красивое и всё остальное под стать… Не, не брыкается. Ну, ты мои методы знаешь, у меня никто не брыкается… — он резко засмеялся. Свой уже опавший, наработавшийся член он божественно медленно вытащил из Лёнькиной попки (а тот чуть опять не кончил от этого движения) и пошёл куда-то в темноту спальни. Потом хлопнула дверь и уже из-за неё до Лёньки донеслось. — Ты только Катьку возьми с собой, пусть пообщаются… Ах, Ленка. Ну бери её… И наступила тишина. Появилась возможность хотя бы перевести дух. Лёня уже устал в колодках. К тому же он слышал разговор, видел, что его ожидают ещё какие-то события и слегка боялся. Он прекрасно понимал, что никто с его желаниями церемониться здесь не будет. Самое главное — он не был уверен, что всё призошедшее здесь не является именно выполнением его самых сокровенных желаний. Ни с одной другой ролью в жизни он не сживался так легко, как с той, что выпала ему в этом доме и это не могло его не пугать. Слегка. Одно дело прижимания в атобусе, даже и простой секс с мужчиной, но здесь его втянули в какие-то странно и страшно притягательные отношения. Он попытался устроиться поудобнее и сразу же весь измазался в остывшей сперме. — Да ладно, — сказал он сам себе — ты же тащишься! Правда, это ведь то, что нужно… Пусть их будет двое, даже трое — это же класс. Главное, ты пострайся не привыкнуть, а то жить без них не сможешь… На этой вполне житейской и вполне мудрости его прервал Сергей Петрович: — Эй, милка, — сказал он, заходя в спальню, этот по-прежнему голый, чертовски привлекательный мужчина средних лет, с крепким, волосатым телом и красивым толстым и длинным пенисом, на который Лёнька уже косился, как на свою собственность. — Давай-ка я тебя выпущю. Отдохни, а то скоро гости приедут, — с этими словами он раскрыл колодки и Лёнька выбрался наконец на волю. Он ощупал себя, скинул халат, заляпанный спермой, а трусы сами свалились на пол — Сергея Петровича не смущала одежда — халат он задрал, а тоненькие трусики «танга» просто разорвал. Они стояли друг напротив друга. Один молодой красивый парень, с кудрявыми волосами до плеч, следами помады на пухлых губах, слегка только волосатым лобком, греческим членом и пухлыми сосками, другой — мужчина в возрасте с телом атлета и ключом от колодок в руке. Они смотрели друг другу в глаза и всё понимали без слов. — Иди вымойся, Лёня. И халат постирай. Лёнька послушно пошёл в ванную. Там он помылся — был весь в своей же сперме — и проверил свою попочку — она не то чтобы болела, скорее саднила, напоминала о пережитом удовольствии несильными болевыми ощущениями. Он сходил в туалет по-большому — ему неоткуда было это знать, но «любовь сзади» часто провоцирует такие явления у неопытных мальчиков. Потом на полке Леня нашёл какое-то масло и смазался им — и оказалось очень приятно. Короче, он приводил себя в порядок достаточно долго и получал от этого понятное любой женищине удовольствие. В этот раз он даже попытался воспользоваться тенями для глаз и результат превзошёл все его ожидания. Также он нашёл накладные ногти и на его ещё детских руках они смотрелись прелестно. К тому же он больше не боялся показаться смешным и спокойно одел чулочки с опояском — те, что в прошлый раз ему так приглянулись. А вот бельё одевать не стал, так как понял, что Сергей Петрович церемониться с ним не станет. Поверх всего этого он примерил другой, очень похожий на предыдущий, халатик с пушистым воротничком. Затем он ещё раз придирчиво оглядел себя и вышел…

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики

Встреча

Мы виделись с ней время от времени. Когда-то я был в нее безнадежно влюблен. А ей нравилось, что я хожу за ней как щенок. И естественно она только и говорила о том, что не испытывает ко мне каких либо чувств, кроме дружеских. А я это долгое время терпел, пока наконец во мне что-то не взбунтовалось и я пресек наше общение, поняв, что нельзя над собою так издеваться.Второй период наших отношений строился на том, что, потеряв любимую игрушку, она страстно захотела ее вернуть. Вдруг от нее начались разговоры про близость, даже любовь, а я уже не мог нормально переносить ее общество, она меня жутко раздражала. Поняв, что быть с ней я не хочу, она стала набиваться ко мне в друзья, ей хотелось знать о моей личной жизни. Я не совсем улавливаю, какие мотивы руководили ее поведением. Но меня это злило только больше.В итоге мы перестали общаться. Крайне редко может быть списывались в аське. Обменивались дежурными вопросами и не менее дежурными ответами. Злость к ней во мне давно остыла, как я полагаю, и в ней остыли чувства ко мне. Прошло несколько лет. Она уже была замужем. Я по-прежнему один и меня это нисколько не огорчало. Но стало в определенный момент интересно, как бы могла сложиться наша жизнь, если бы наши симпатии друг к другу совпали по времени. И я позвонил ей, чем сильно ее удивил. Мы немного поболтали и договорились встретиться, поболтать, вспомнить былое.Мы встретились. Я слегка сначала волновался. Она кажется тоже. Поговорили на обыденные темы. Вспомнили старых знакомых, как все поменялось. Пока разговаривали дошли до кафе. Уютно уселись на диванчик. Заказали чаю. Все это время я рассматривал и думал, что сейчас она меня совсем не привлекает. Она была невысокой. Фигура была плотная, брючки красиво обтягивали ее упругую попу. Сильно привлекающее меня когда-то личико, казалось обычным. Мне кажется, она упорно сидела на всяких диетах иначе могла раздаться вширь.Она совсем не изменилась с тех лет. А у меня по ее словам в глазах прибавилось уверенности. Еще бы. Тогда она была моей первой любовью, а сейчас кой какой опыт у меня уже имеется. У нас кстати был совместный сексуальный опыт. На одной пьянке я ее соблазнил, но и для нее и для меня это был первый раз. Она долго сопротивлялась, от того во мне пропал весь запал, и подействовал алкоголь. Так что когда дошло до дела, мой боец не встал, от алкоголя или от волнения. Но тогда я всласть нализался ее грудок второго размера. Но она очень стеснялась.И тут по ходу беседы я начал понимать, что все также ей нравлюсь. Как она на меня смотрела. Как слушала, когда я травил истории, сопровождавшие мою нескучную жизнь последние пару лет. И тут мне захотелось проверить. А удастся ли мне ее соблазнить. Почему-то это показалось мне очень не сложным мероприятием. Я заговорил про хиромантию, взял ее руку в свою, мы некоторое время гадали. Я нежно водил пальчиком по ее левой ладошке. А она заинтересованно за мной наблюдала. Потом я переключился на какую-то смежную тему. Заговорил про энергию тела. А в то время начал делать массаж ее ладошке. Видимо у меня хорошо получалось, ибо слушала она меня завороженно. Постепенно двигаясь вдоль по руке я уже гладил ее плечо, а еще через минуту шею, и вот моя рука уже у нее в волосах. При этом я ни на секунду не замолкаю продолжаю говорить ей. Какая у нее нежная кожа, мягкие волосы, как я по ней соскучился. Она практически молчит, ей нравится то, что я делаю, она практически кайфует. Я держу ее за затылок, чуть наклоняю ее голову назад и легонько прикасаюсь своими губами к ее. «Что ты делаешь?» Выдыхает она. Но здесь нет протеста. Очередной дежурный вопрос. Я пропускаю его мимо ушей и страстно впиваюсь в ее губы. Она отвечает.Я чувствую возбуждение. Моя свободная рука проводит по ее шее, медленно спускается вниз проводя ребром ладони по ее груди и прижимается к животу. Что вызывает в ней страстный вздох. Мы целуемся, я забыл, что она мне не очень-то и нравится, я хочу ее. Возвращаются былые чувства. Моя рука скозльзит по ее бедру вниз, медленно вверх, снова вниз уже по внутренней сторое бедра. Оказывается между ее ног. Начинаю поглаживать. Она порой шумно вздыхает. Через тонкие брючки я чувствую, что там уже все тепло и вероятно скоро будет очень мокро. Хорошо, что мы сидим в незаметном углу кафе, иначе нас бы не поняли.Она возбуждена. Я чувствую это в ее поцелуях. В том как она дрожит под моими руками. Чувствую это по ее соскам. Когда я запустил наконец руку под блузку, сдавил ее грудь, зачем залез под лифчик и начал теребить моментально затвердевший сосок. Хочу трахать ее киску. Моя рука ползет вниз, растегивает молнию на брючках, свободная ткань легко позволяет проникнуть моей ладони к ее лону. Ой как там все мокренько. Я легонько массирую клитор. Она вся сжалась и шумно дышит, наши губы в полусантиметре друг от друга. От удовольствия она не открывает глаз, а мне нравится смотреть как она изнемогает от желания. Два моих пальчика проникают в ее щелочку. Как она дышит, вот вот застонет.Я трахаю ее пальчиками всего минутку, а ощущение, что она сейчас кончит. В моих штанах в это время тоже невероятный стояк. Я оглядываю заведение, туалет совсем рядом с нами. Я решительно встаю, беру ее за руку и веду в туалет.Ни слова возражения от нее, ни мысли сомнения на ее лице. Она хочет меня. Мы заходим туда. Целуемся. Но видимо мне это надоело, или смена обстановки на меня так подействовала и мой дружок слегка опал. Я отстраняюсь от нее. Расстегиваю джинсы, приспускаю их вместе с трусами, достаю оттуда полувставший агрегат и говорю ей с невозмутимым видом: — Соси! — Но… — она растерялась, как-то это совсем не романтично выглядело, по сравнению с началом сцены. — Видишь, я пока недостаточно тебя хочу, помоги мне! — Я не умею, даже мужу никогда этого не делала, — в ней просыпается та скромница, которую я знал. — Все просто! — я беру ее руку, и прикладываю к своим яйцам. Веду по стволу и обратно. Тут ее ладошка сама обхватывает его. В этот момент другой рукой я притягиваю ее голову и целую жадно. После чего слегка отстраняюсь и говорю: «Давай!»И тут она опускается на колени и начинает сосать. Получается у нее впрочем неплохо. Я наслаждаюсь этим зрелищем. Та кого я когда-то боготворил, стоит передо мной на коленях, в каком-то туалете и жадно сосет мой вставший хер. Дабы добавить унижения я беру ее за волосы и начинаю сильнее и глубже насаживать на свой член. Ее зубки чуть царапают кожу, но это того стоит.Я отвожу ее голову назад, так что член с чпоком вырывается из ее рта. Поворачиваю ее голову кверху, презрительно смотрю ей в глаза. Наконец поднимаю ее с колен разворачиваю задом к себе, ей приходится упереться о бочок унитаза.Я же в то время, стягиваю с нее брючки с трусами. И вставляю член в ее мокрейшую киску. Она издает стон. Не хватало только, чтобы нас здесь услышали.Взяв ее за бока начинаю трахать. Член ходит как по маслу, смазки хоть отбавляй. Она прогибается, начинает стонать, видимо чересчур возбуждена. Мой поршень ходит в ней все быстрее. Люблю жесткий секс. Беру ее за шею увеличиваю темп. Доставляю удовольствие себе. Она начинает очень громко стонать. Зажимаю ей рот рукой. Сам уже неистово ее трахаю и тут меня посещает замечательная идея.Я достаю свой член и практически с разгона вставляю ей в зад. Она начинает дергаться, но головка уже прошла. Я говорю ей: «Спокойней! Я так хочу!» Она успокаивается. А мой член медленно проникает в нее весь. Тут намного уже. Мой член так сдавило. Что кажется я очень быстро кончу. И действительно, спустя всего несколько фрикций я на пределе.Достаю из нее член. Опускаю ее на колени вставляю член ей в рот и тут же разряжаюсь, она старательно глотает. Я полностью удовлетворен.Мне нравится смотреть на нее униженную, за то, как я унижался перед ней когда-то. Даю ей слабую пощечину. Поднимаю с колен и страстно целую. Я не знаю кончила ли она, но я получил удовольствие и мне нравится этот эгоизм. Ее язык отдает спермой. Я полностью удовлетворен этой встречей.Отдышавшись и одевшись мы выходим из туалета. Идем к нашему диванчику. Тут ей звонит муж. Он должен подъехать через минуту. Мы расплачиваемся по счету и выходим из кафе.Муж уже там. Я жму ему руку, ехидно улыбаясь. — Рад, познакомиться, много слышал! — Я тоже, тебе повезло с женой! — Знаю! Она у меня очень хорошая! — Еще какая!Она смущена и молчит. Они садятся в машину, я провожаю их тем же ехидным взглядом. Надо бы еще с какой-нибудь старой знакомой встретиться.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Встреча!

Был теплый летний вечер. Как обычно я прогуливался по парку, наблюдая за всем происходящим вокруг себя. Я присел на лавочку и смотрел на окружающих. Напротив меня так же сидел молодой человек, примерно ему было лет так 25, хорошего спортивного телосложения. Так как было тепло, то он был одет в футболке и джинсах. Мы сидели и часто пересматривались друг на друга, в скором времени, не выдержав, я подошел к нему и подсел рядом, с намеком составить компанию. Так мы и познакомились, его звали Саша. Мы так встречались недели две, потом как-то мы с ним разговорились за очередной бутылкой пива, и он предложил мне с ним переспать. Я конечно давно уже спал с парнями, и я согласился на это. Приехав ко мне, домой, мы были не много под действием алкоголя. Я разделся и пошел в душ. Через некоторое время он присоединился, я был удивлен его размером члена, он был большой и толстый примерно сантиметров 20—22. Я улыбнулся, он подошел ко мне и мы поцеловались. Одной рукой я взял его член и начал немного его по драчивать, второй рукой я схватился за его попу, она была упругой, меня это сильно возбуждало, хотя у меня уже то же стоял как штык. Через некоторое время я сел на колени и взял его член себе в рот, я начал его облизывать с веху до низу, его головка была удивительной формы, я начал сосать его член с таким удовольствием чувствуя его внутри себя, в рот он весь не влезал так как был большой. Я попросил его, что бы он мне кончил в рот, я хотел попробовать его сперму, ощутить вкус, я сосал ему минут наверно 15, потом он начала немного постанывать, он схватил мою голову и начал ее двигать вперед назад, его головка терлась об мое небо. Я почувствовал, как его член начал еще больше пульсировать и набухать, и здесь я понимаю что вот-вот он кончит, она начала кончать поток спермы хлынул мне в рот, она была горячая и немного сладковата, я не мог ее всю проглотить и она начала течь по моим губам, я немного вытащил его член изо рта и она мне попала прям на подбородок, так как 2/3 части я проглотил, то остальная часть оказалась на мне. Я кончать не стал, хотя я мог кончить в тот момент когда и он кончал, после душа я вымылся, и мы перешли на диван. Его перец снова был готов, теперь пришла очередь размять мою попку, я попросил полизать мне анус, он согласился, его язык проникал в мою дырочку, и в тот же момент он пальцем ее разминал, подготавливал к траху. Через некоторое время в мою разработанную дырочку входила его 3 пальца свободно и не принужденно. Я опять взялся сосать его член, но не так долго как в тот раз, потом он меня развернул и сказал что хочет трахнуть меня как сучку раком. Встав раком, он резко вогнал свой член мне прям по самые яйца, я даже немного подскочил но он меня держал за пояс и я не вырвался, было немного больно и в то же время очень приятно. Он начал делать резкие поступательные движения, потом он вытащил свой член и опять всадил его, так продолжалось раз 10, меня это еще сильней возбуждало, потом мне надоело стоять раком и я предложил ему что бы я лег на спину. Он вытащил свой член я лег на спину и задрал ноги к верху. Он снова в меня всадил, но уже не с такой силой, он тарахал меня так как будто ни разу этого не делал, с таким удовольствием, я чувствовал его член у себя внутри, это тепло, вот-вот и я уже скоро кончу, я начал надрачивать свой член. Я был так возбужден что я стал сам подмахивать ему попкой, т. е. помогая ему. Она задергался и начал все быстрей и быстрей меня трахать, он задрожал, вытащил свой член и начал обильно кончать, от этого и я сам начал кончать, мы почти одновременно кончили, его и моя сперма была на мне, я ее растирал по себе, меня это еще больше возбуждало и я кончил еще раз. Он стоял на домной с его члена стекала сперма, я взял его в рот и начал сосать, после этого он еще раз кончил мне в рот. Потом мы пошли в душ, помылись и пошли смотреть телевизор. На следующий день он мне предложил повторить, я согласился, и еще он сказал что приведет с собой пару человек. Мы снова встретились у меня на квартире. Саша привел с собой еще 2-х человек как и говорил. — Знакомься, Вадим и Сергей. — Иван, — ответил я. Мы сели пить пиво, все равно пока что делать было нечего… Вадим пошел в ванну в след за ним пошел Сергей, прошло минут 10 и они вышли оба голыми, у них уже был стояк, по размеру у них были почти одинаковы, тока у Вадима был чуть потолще чем у Сергея. Они сели и начали целоваться с друг другом и подрачивать, мы с Сашей сидели и смотрели на них, я и Саша возбудились, и мы пошли так же в ванну помыться, мы вышли минут через 5—7, и присоединились к ним. Вадим сосал упругий член Сергея, а я принялся за Сашин аппарат. Через некоторое время мы решили поменяться партнерами вот я уже сосу член Сергея и Вадима, а Саша вылизывает мою дырочку, и надрачивает мне. Я понимаю что Вадим вот-вот кончит, я не думал что так быстро, я чувствую что его член набух еще сильней и задергался в моем рту, я почувствовал как его сперма потекла мне в горло я начала глотать ее и облизывать его, Сергей стоял и смотрел на это подрачивая свой член, я взял его член в руку и начал обильно ему дрочить, я так дрочил ему то что я не заметил как он начала кончать и кончил прям мне на лицо. Его сперма стекала по моей левой щеке и губам на плечо и на грудь, она была почему то не такой густой как у Вадима, я был уже в сперме. Вадим ушел в душ, а за ним и Сергей, мы остались один на один с Сашей, и он присунул мне в рот. Через 2 минуты он так же обильно кончил мне в рот, я водил его головкой по своим губам, как будто губной помадой, ему это нравилось, его сперма была на мне. После такого дикого минета я пошел в ванну и помылся. Выйдя из ванны я увидел что Саша трахает Сергея раком, а Вадим сидит и скучает, я подошел к Вадиму и начал сосать его стоячий член, вскоре мы поменялись. Он сосал мой член, а пальцами разминал мою дырочку, я не думал что он сможет так ее разработать, так что у него почти уже влезало 4 пальца. Я лежал на спине и задрал ноги сказал всади меня свой член. Он с радостью это сделал. Он вошел в меня и начал трахать так быстро что я чуть не кончил. Я предложил ему лечь на спину а сам залез на него и начал скакать на нем. Спереди подошел Саша и засунул свой член мне в рот, я сосал и меня трахали. Сергей встал рядом с Сашей и я по очереди брал в рот их хуи. Вадим начал подрагиваться и кончил прям мне во внутрь я чувствовал как у меня в нутрии по стенкам течет его сперма, он вытащил свой член и маленькие капельки его спермы стекали вниз мне ногам. Так как у меня дырочка была довольно разработана то Саша и Сергей предложили меня трахнуть в попу одновременно, я думал что меня вот-вот порвут, но нет. Сначала я сел на Сергея сверху и лег немного на него, Саша начал потихоньку вводить свой член, и он ввел его. Я удивился, меня трахают двое парней, как это круто чувствовать в себе два члена, Саша начал двигаться довольно быстро. Сергей просто лежал и немного подмахивал, Вадим присунул мне в рот, я сосал его член в то время как меня трахали те двоя: Вадим начал кончать он кончил не так уж и много как в первый раз но я с удовольствием все выпил: Саша вытащил свой член и кончил мне на поясницу, его сперма стекала по мне, затем начал кончать Сергей, он вытащил свой член а Саша взял его в рот и тот кончил Саше в рот, Саша облизал мою попку и его член, я слез и сел на пол и начала потихоньку себе дрочить, я кончил минут через 5 после всего это, я кончил себе на живот, потом сперму растер по себе и лег на спину. Парни сходил в душ пока я лежал на полу, после этого я переместился на диван и лег и задрал ноги, моя попка горела, я сказал то что еще хочу, хочу что бы вы меня залили спермой. Саша принялся за мою попку, он вогнал свой член, он трахал меня довольно долго потом вытащил и кончил мне на грудь. Сережа сосал у Вадима, а сам подрачивал, они начали кончать одновременно и кончили на меня, я слизал всю их сперму, в скором времени и я сам кончила помог мне Вадим, он мне дрочил в то вреям когда я слизывал сперму у Сережи, Вадим зажал в свое руке мой член и вся сперма оказалась в у него, он начал смазывать мой член моей же спермой, после всего это я пошел вымылся и ребята то же. Дальше мы сели смотреть телевизор и допивать пиво. Вот такое вот получились выходные: думаю что на следующей недели мы все так же повторим.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Встреча

— Привет! — Сказал я ему. Он ждал меня, как условились, в фойе гостиницы одно ему известной приметой, так чтобы я безошибочно его узнал. — Это ты ждешь меня? — И он в ответ назвал условное слово. Я ответил отзыв. — Ну, коли все условности выполнены, давай знакомиться, — сказал он вновь. Мы поприветствовали друг друга рукопожатием. — А ты ничего так, мне понравился — сказал он через минуту после нашего знакомства. — Что ж пойдем к стойке — зарегистрируемся и поселимся, — предложил я. — Пойдем. Нам предстояло провести несколько дней вместе, близко друг к другу (теснее некуда как потом выясниться). Маленькое отступление. Во мне давно росло и зрело Желание (именно Желание — с большой буквы). Желание быть для кого-то усладой жизни, удовлетворителем (без пошлости) половой мощи и инстинкта. Желание, чтобы тобой кто-то обладал со всей страстью, неуемным желанием, пусть ненадолго, но Концом и до конца. И вот такой человек появился. Конечно, мне было очень важно как он ко мне отнесется: хотелось чтобы он с высоты своего опыта сделал так, чтобы Желание не пропало, а выросло и: Тогда он получит все в полной мере. Вознаграждение своего терпения — тело, попку и все, все, все. Требовался настоящий Учитель АС (Анального Секса). Так я для себя решил. Мне хотелось почувствовать себя женщиной и доставить ему удовольствие и получить самой (здесь я уже отождествляю себя с женским родом). Я рассказал ему о своих желаниях и мечтах, о том как я себе это представляю и как бы этого хотел. И предупредил, что все зависит от его опыта: если будет больно — будет только один раз и я признаю этот опыт неудачным. Он все понял. — Не волнуйся, все будет хорошо: я сделаю все ласково и нежно, только и ты мне помоги. — Я согласен, минимум один раз у нас получиться, а если понравиться — я твоя. — ответил я и улыбнулся. Номера нам дали рядом: я сознательно не хотел селиться вместе, оставляя себе таким образом шанс на отступления, но в душе то я знал, что отступления не будет, все решено и подготовлено. Мы встретились вечером, вернее он осторожно постучал ко мне в номер. — Заходи — будь как дома — поприветствовал я его. Он вошел, с собой у него была небольшая сумка. В комнате стоял ноутбук, по которому шла порнушка, возбужденность моя меня радовала и не скрывала моего желания. — Я в душ, а ты пока располагайся — предложил ему я. — Спинку потереть? — шуткой спросил он. — Не сейчас, я пока сам подготовлюсь и ты тут тоже готовься. Я пошел в ванную. Там я вначале хорошенько помылся, а потом принялся готовить свою попку — следовало ее также хорошо прочистить. Об этом я вычитал в пособиях в сети. Я воспользовался душем — отрегулировав напор воды и сняв ручку, я потихоньку подставлял шланг к своей дырочке и вода проникала в меня. Выждав секунд семь-десять: почувствовав, как вода набралась и, распирая тебя, пытается вырваться наружу, убирал шланг и очищался вместе с водой. Такую процедуру я повторил раз пять, пока вода не начала выходить совсем чистой. Потом постарался все хорошенько почистить бритвенным станком — будет потом колоться, но что не сделаешь для любимого человека, и к тому же это мой дебют. Итак, попка готова, а что же мне приготовил друг? Вытершись полотенцем и обмотав его вокруг пояса, я покинул ванную комнату. — Ванна свободна, иди, а тут посмотрю на твои приготовления — пожелал я ему, краем глаза заметив то, что он разложил на столе и кровати. — и раньше чем через 15 минут не выходи. Он молча кивнул головой, взял свое полотенце и удалился. Я принялся рассматривать его приготовления. На кровати лежали ажурные трусики, полупрозрачный пеньюар и маска в виде бабочки из перьев: Ну все правильно, я хочу почувствовать себя женщиной, и так мне будет комфортнее (хотя переодевание не мой конек, но все-таки так действительно мне легче войти в образ) и к тому же будет (Е) бал-маскарад. Тут же валялся тюбик со смазкой, как бы намекая, что не все мои манипуляции с дырочкой окончены. Я воспользовался намеком — выдавил немного и смазал вокруг дырочки, потом еще немного и эту часть пальцем постарался вдавить внутрь дырочки, и еще немного добавил для лучшего скольжения и снаружи, и внутри пытаясь скользким пальцем смазать поглубже — ощущения очень приятные. Надев трусики (уложив в них возбужденное хозяйство) и пеньюар с маской, я продолжил изучение «подарков». На столе лежала камера с дистанционным управлением (будет потом о чем приятно вспомнить, да и возбуждение от увиденного и запечатленного разбудит в памяти приятные моменты). Тут же лежали резиновые игрушки — пробка, шарики и вибратор — все чем можно воспользоваться в нашем случае. Это оставим на потом, подумал я, как устанет или разрабатывать будет меня. Тут же была пачка презервативов и таблетки (Виагра нам поможет — мысленно я перефразировал слова О. Бендера). Правильно, заниматься со мной прийдется неизвестно сколько, потому как в первый раз, поэтому сбоев в эрекции быть не должно. И к тому же, если мне понравится, то на одном разе ни я, ни он не успокоимся — виагра нам в помощь. Пачка была разорвана и одной таблетки не хватало (ура! ура! — мысленно восторженно я воскликнул — мной займутся ласково, не спеша, думая не о пропадающей временами от усердия эрекции, а думая обо мне о том, как сделать мне хорошо). Принял и сам таблеточку — чтобы не отступать! Тут я себя поймал на мысли — как бы сделать сюрприз моему другу — он ведь обо мне позаботился. Надо поближе познакомиться с его хуем (и по возможности поглубже). Я взял камеру и установил ее сбоку от предполагаемого места «знакомства». Все готово, я одет, пульт от камеры в руке, член стоит как кол, я возбужден и желаю быть выебанным. Мой друг закончил свои процедуры в ванной и вышел. Он был обмотан полотенцем, но даже под его толстым слоем угадывался силуэт восставшего хуя — он и без виагры был хорош, отметил про себя я. — Стой там — попросил я. — Он остановился на проходе — камера все фиксировала. Я подошел и, развязывая на нем полотенце, продолжил: — — я хочу познакомиться с ним поближе: в конце концов он будет во мне и я пока не знаю его размеров. Его полотенце упало на пол, я присел на корточки и головка хуя оказалась перед моим лицом. Слегка открытая залупа манила к себе как бы говоря «съешь меня». Я легонько лизнул, а потом всосал в себя (насколько мог) могучий ствол. Руки друга легли на мою голову, он прислонился к стене и сделал шумный выдох. Мне понравилось чувствовать эту мощь у себя во рту. Сделал несколько движений я застыл, смакуя вкус всех моих действий. Захотелось почувствовать вкус спермы во рту, но друг меня отстранил от этого занятия: — У тебя еще будет время этим заняться, так что не усердствуй. Сегодня у нас другая цель: — Многозначительно продолжил он. Подняв меня с корточек, он прижал к себе и поцеловал, руки его между тем оказались сзади, на попке и уже под трусиками. Быстро проскользнув к дырочке, пальцы моментом почувствовали скользкую субстанцию и буквально провалились во внутрь. — О, так ты уже почти готова, милая — с удивлением заметил друг — Так чего ж мы ждем, пошли. Я щелкнул пультом управления камеры и остановил запись. Прихватив по ходу движения камеру, мы двинулись к кровати. Она была не очень широкой, но на двоих хватало. Передислокация прошла успешно и через некоторое время я уже лежал на спине, трусики слетели с меня в одно мгновенье, а пеньюар был снят еще в пути, руки друга ласкали меня, разрабатывая дырочку. Губы в ласке преследовали меня, его хуй иногда прикасался … ко мне, вызывая бурю восторга и волну желания. Камера все фиксировала. Когда друг решил, что я уже готов, он оставил свои ласки и попросил меня встать на колени, а сам потянулся к тумбочке за презервативом. Надел резинку и сам и мне кинул, чтобы и я надел и постель не запачкал. Я понял: вот оно, сейчас все произойдет. Я был разгорячен, тело хотело только одного — скорейшего проникновения. Стоя попкой к моему другу я ему безраздельно доверял. И он оправдал мое доверие: не стал врываться в меня, а, немного остыв, пристроился сзади к дырочке, взял свой хуй в руки направил его в дырочку. Стоя на коленях и придерживая за пояс (или так сказать, имея меня) перед собой он начал острожные движения вперед-назад. Я подсказывал ему, когда можно продвинуться чуть глубже. Толчек, — я чувствую как головка его хуя начала растягивать мою дырочку, оттяжка, еще толчек — он не продвинулся вглубь, но закрепил свое положение, оттяжка, толчек — и его хуй уже хозяин положения на данной глубине. Толчек — хуй проталкивается немного вперед, раздвигая мою попку, оттяжка, снова толчек — опять закрепление достигнутого успеха. Итак, потихоньку, толчек — оттяжка, с нарастающей силой каждого толчка он продвинулся полностью, занял меня всю: у нас ушло 7—10 проникающих движений, неприятных ощущений не было — все проскользило и закрепилось так хорошо, что я был рад. Сигналом полного его проникновения в меня стал удар его яйцами о мои и прикосновение его тела к моим половинкам. Выждав немного и дав привыкнуть моей попке у такому положению вещей, он завелся: теперь это была настоящая ебля: то он действовал в быстром темпе, то замедлялся, смакуя каждый сантиметр проникновения, то погружал свой хуй полностью и двигался вперед-назад короткими толчками, то вытаскивал его полностью и снова влетал в меня (дырочка спокойно уже принимала его). Это было что-то… Кайф одним словом, В конце концов, он снова взял бешенный темп, стараясь кончить в меня, излиться полностью. Судорога охватила его тело, он выгнулся, стараясь загнать свой хуй, а вместе с ним и свое семя, поглубже. Я почувствовал его движения, уже затухающие и пульсирующие подрагивания хуя во мне. Я был возбужден: он взялся за мой член и, подрочив его секунд десять, дал мне излиться. Дырочка моя сжалась, реагируя на разрядку и выталкивая его ствол из меня. Мы лежали расслабленные и разгоряченные. — Как хорошо — сказал я ему — спасибо, мне понравилось!!! — Давай немного отдохнем — предложил он. Я лег на живот. Попка была раздвинута и красновата — такое приятное трение (отметил я про себя). Друг взял камеру и приблизился ко мне (вернее к попке — поснимать решил — попку, которую только что лишил девственности). Но хуй то у него все еще стоял (не отпускает виагра просто так). Сменив на «пит-стопе» резину, он сел на мои ноги со стороны коленок, раздвинул половинки — смазал все обильно — и наклонившись вперед снова ввел в меня свой хуй. Теперь проникновение прошло быстрее. Постепенно меня потрахивая — он лежал и отдыхал на мне и во мне. Спустя минут двадцать, он спустил в меня (каламбур) и, вытащив из попки хуй, лег на спину. Я перевернулся лицом к члену, снял презерватив с трудяги и взял его хуй в рот. Немного оставалось спермы на нем и впервые я попробовал ее — ничего плохого сказать не могу. (Маловата порция, с первого раза не разобрать). Пососав хуй и немного разрядившись сам, я лег отдыхать рядом. И не заметил как уснул сам и мой друг рядом. Ночь прошла спокойно и пробуждение было приятным: почувствовав сквозь сон ласковые поглаживания со стороны попки, я перевернулся на живот и тут же был поставлен раком. Из попки у меня была выдернута анальная пробка (мой дружок позаботился обо мне) пока я спал, он поставил пробочку, чтобы утренняя ебля не принесла мне неприятных ощущений. Холодненькая смазка разошлась по дырочке и проникла внутрь. Его хуй ворвался в мою жопу как хозяин: это приятно доставлять удовольствие любимому человеку. И я отдался ему по полной: анусом поиграл — сжимая и расслабляя его, выталкивая и, наоборот, принимая глубоко в себя его хуй. После того как друг кончил, я окончательно проснулся. — Я устал и пошел в душ — немного покапризничал я. — А вообще — спасибо! Мне было очень хорошо. А значит, я на всю неделю — твоя!!! — Я и не сомневался — ответил друг, накидывая халат и собирая вещи, — я пошел к себе — встретимся за завтраком. И он захлопнул за собой дверь. Теперь я был уверен — меня ждет потрясающая неделя с потрясающим сексом. P. S.: Жду Ваших предложений по вышеупомянутому поводу на эл. почту: Bender70@mail.ru

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх