Выбор партнера

… Движение заставило Алину раствориться в танце, и кроме линий тела в этом мире ничего не могло существовать. Музыка вызывала в ней импульс, и она двигалась в такт, создавая позиции в любимой самбе. Алина ощущала только ритм и дыхание ИХ — двоих. Дима был рядом, его руки вели ее, и она страстно хотела, чтобы так было всегда. — Четче темп! — слышала она голос со стороны. — Длиннее шаг! Поляков — их тренер, не давал партнерам остаться в одиночестве. Его команды на тренировочной площадке большой студии оттачивали каждое их движение. Но Алина знала, что и тренер добивается того же, чего хотела она — сделать ее и Диму Единым Целым. Как минимум в танце. В жизни же они и так будут вместе. Музыка остановилась. Тренировочный танец был окончен. Пара ждала оценок своего наставника. — Алина, великолепно! — озвучил Поляков, когда танцоры вышли из площадки. — Дима, мягче линии. Слишком агрессивно. И смотри на нее нежней, больше чувства! — Виктор Сергеевич, он смотрел нежно, — попробовала поспорить Алина, но Поляков был жесток в критериях: — Грубо, говорю я! Он смотрит просто как партнер по танцу, снявший тебя на вечер, а мне нужно другое — страсть! И не спорь, а лучше пусть он отработает артистизм. И если он не влюблен в тебя, то пусть хотя бы отыграет любовь. Алина разозлилась на своего наставника. Отрицать чувства Димы к ней! Они встречались уже два года, а тренировались вместе с детства, став неразлучной танцевальной парой. Поляков был специалистом экстра-класса. В прошлом знаменитый танцор, он подготовил не один десяток профессиональных спортсменов и знал о танцевальном искусстве все. Мужчина сорока пяти лет со строгим волевым лицом, он до их пор сохранял отличную спортивную форму и пользовался огромным авторитетом, как у своих учеников, так и у всех почитателей латиноамериканских танцев. — Дима двигался супер! — настаивала Алина. Поляков пропустил ее мнение мимо ушей. — Я буду стараться, Виктор Сергеевич, — проговорил Дима, вытирая пот со лба полотенцем. Он был сосредоточен, быстро дышал после исполненного танца, и слова тренера зацепили его, что было заметно. Алина уловил выражение досады на лице любимого. — Есть над чем работать, согласен. — Отрабатывать уже нет времени, — объявил Поляков то, что Алина с Димой понимали и сами. — Завтра выезжаем. Сегодняшняя тренировка и есть тот уровень, с которым вы выступите. Турнир «Осенняя Звезда» стартует через три дня в областном центре. Алина и Дима прошли отборочный конкурс, и теперь им предстояло бороться за главный приз престижного первенства по латиноамериканской программе. Они готовились к этому турниру класса «С» всю свою спортивную карьеру. Стоит ли отмечать, что для них будет означать победа. — Красиво, ребята! — послышалась оценка со стороны. Леша молча наблюдал за тренировочным танцем пары и теперь озвучил одобрительный отзыв. Таня — его партнерша, стояла рядом. Они были второй парой, подопечной Полякова, и также должны были принять участие в конкурсе. — Отличная техника, — похвалила Таня. Эта пара была их конкурентами. — Теперь вы, — скомандовал Поляков, и Леша с Таней вышли на танцпол студии. Дима вдруг неожиданно ушел в раздевалку, решив не смотреть на контрольный танец соперников. Алина не останавливала его, понимая, что ему сейчас нужно побыть одному. «Победа на турнире для меня — это все» — вспомнила она недавно сказанные Димой слова. Сама она осталась понаблюдать. Заиграла композиция Уилсона Морейры, и начался еще один танец самбы. Алина оценила, насколько восхитительно их соперники исполняли. Она не могла ни к чему придраться, линии были плавны и изящны, чувство такта — безукоризненно. Леша и Таня двигались четко, станцовано, легко передавая всю эротичность бразильского танца. Леша был лидером в этой паре, именно он задавал тон, а Таня старалась соответствовать его уровню. Алина в очередной раз отметила мастерство это парня. Скромный и отзывчивый в жизни, не такой красивый, как ее Дима, но симпатичный, Алексей на площадке превращался в героя-мачо, способного покорить каждым своим движением. Алина невольно залюбовалась. Но Поляков и тут находил, к чему придраться, критиковав, главным образом, Таню. Метру было трудно угодить. Алина не признавалась Диме в том, что последний год Поляков, оставаясь с ней наедине, периодически предлагал ей поменять партнера. Тренер был уверен, что работать ей нужно с Алексеем. Алина спорила, утверждая, что Дима очень техничен, и что они — с детства вместе, но наставник знал, что говорит. — Тебе нужен Леша. Вы идеально бы смотрелись друг с другом. Димка — классный танцор, не спорю, но — не для тебя. Он выглядит слишком жестко, без позитивных эмоций. И энергетика от вас исходит разная. Вы — словно с противоположных миров, а судей и зрителей не обманешь. Зная об их с Димой отношениях, Поляков не настаивал, а лишь предлагал. К первенству, все же, его подопечные подошли в прежних парах, и тренеру было очевидно, что уже поздно что-либо менять. — Завтра встречаемся на вокзале, — сказал Поляков — отдыхайте. Последняя перед отъездом тренировка была окончена. Но молодые ученики не расходились. Встретившись у раздевалки, они договорились сегодня отметить завершение подготовки на даче у Леши. … — За успех нашего безнадежного дела! — весело произнес Дима, и все подняли бокалы с шампанским. Танцоры находились в приподнятом настроении, за спиной — проделанная работа, а впереди — надежды на яркое спортивное будущее. Они были на даче одни, и ничто не мешало им наслаждаться отдыхом и близкой по духу компанией, коей эти две пары и были. — Почему безнадежное? — не поняла шутки Таня. Эффектная зеленоглазая блондинка с красивой фигурой, она в полумраке комнаты смотрелась супер эротично. Закинув ногу на ногу, Таня обнажила голые бедра из-под короткой юбки. Дима осмотрел ее раскинувшееся на диване тело, его глаза заблестели, и Алина, покосившись на своего парня, это заметила. — Он имеет ввиду, что проиграть нам нет никакой надежды, — так же шутливо пояснил Леша и обнял Таню за плечи. Они, как и Алина с Димой, также встречались, уже достаточно давно. Но Алина никогда не могла понять, влюблены они друг в друга, или просто проводят вместе время, как часто бывает у молодых парней и девушек. — Ну, нас две пары, так что одна уж точно не выиграет, — заметила Таня. Она в эту минуту почему-то не подхватывала веселое настроение ребят. — Да ладно, даже попадание в шестерку финалистов будет грандиозно, — отреагировала на слова подруги Алина. — Состав пар будет сильным, и Поляков сказал, что цель — это добраться до финала. А там очки, рейтинг и дальнейшие поездки. Так что первое место — не самоцель. Еще ей Поляков говорил, что она — одна из самых талантливых его учениц, и что у нее есть реальные шансы именно победить. Однако многое зависело от Димы. — За первое место будут нехилые призовые, — напомнил Дима. Высокий красивый брюнет, Дима всегда привлекал девчонок. Он обладал шармом, самоуверенностью, но по-настоящему покорял каким-то исходившим от него отрицательным обаянием. Так зачаровывают самцы-хищники, которые всегда заполучают жертву. Поклонниц у Димы хватало, но Алина старалась не ревновать. Или хотя бы не показывать ревность. Она верила, что Дима ей не изменяет. — Да, деньги не помешают, — согласился Леша, разливая очередные порции шампанского. Ничего крепче танцоры из-за режима не пили, но шампанское расслабляло, и все они уже слегка опьянели. Вечер и атмосфера общих интересов сближали этих молодых и талантливых людей. Дима включил медленную музыку, собираясь потанцевать. Обняв Алину за талию, прижал к себе. Она положила руки ему на плечи, и они медленно двигались, наслаждаясь близостью друг друга. Таня и Леша вышли на кухню. — Ты моя принцесса, — трепетно прошептал Дима ей на ушко. — Ага, а сам на Таньку целый вечер пялишься, — со строгой улыбкой заметила девушка. — Ты же знаешь, что красивей тебя для меня никого нет, — ответил Дима, и поцеловал ее в шейку. Он не врал. Стройная, длинноногая, с великолепными формами, какие бывают у спортсменок латиноамериканских танцев, Алина вызывала восхищение у мужчин. Она обладала притягательной сексуальностью, но совершенно не похожую на доступность. Каштановые волосы гармонично обрамляли красивое лицо, на котором выделялись большие голубые глаза. Дима поцеловал ее слегка припухлые губы, погладил ее ягодицы и в очередной раз убедился, насколько она хороша. И он знал, что она никому, кроме него, не принадлежит. — Но не могу себя заставить не смотреть на других женщин, — улыбаясь, добавил он. — Да пожалуйста, — с максимальным равнодушием проговорила Алина. Рациональная часть ее мозга подсказывала, что рано или поздно Дима окажется в постели с другой. Его верность уступит инстинкту, спровоцированному какой-нибудь смазливой поклонницей. Была ли она, Алина, к этому готова? — Тебе меня мало? — вдруг в лоб спросила она у своего партнера. — Честно? — переспросил ее парень. — Только честно. — Алина приготовилась услышать не самое приятное ее женскому самолюбию. — И нет, и да, — четко ответил Дима. — Ты знаешь, что я люблю тебя. Но иногда тело требует новых ощущений. Других женщин. Я боюсь, что наши отношения сожрет быт и однообразие. — И добавил, утешающую девушку, последнюю фразу. — И все же не хочу тебе изменять. Алина не нашла, что сказать. Она прижалась крепче к Диме, понимая, что нет мужчины ближе для нее, чем он. И что любить его нужно со всеми его особенностями. Если не сказать недостатками. Вернулись Леша и Таня. Вечер был в разгаре, спать никому не хотелось. Молодые танцоры пили шампанское и обсуждали различные, актуальные для их возраста и образа жизни темы. Дошли до разговоров об интиме. Алкоголь и наступившая ночь сделали свое дело — все четверо готовы были к откровениям. Дима рассказывал про свинг. — Это тема набирает обороты, — объяснял Дима. — Сегодня многие пары устают от однообразия и хотят перемен, новых впечатлений. Создаются целые клубы свингеров, куда ходят семьями, и это даже не считается изменой. — Если ты ложишься в постель с другим — это по-любому измена, — возразила Алина. Ее неприятно зацепило то, как смаковал свинг ее возлюбленный. — Ну почему же? — включилась Таня. Было заметно, насколько возбудил ее разговор. — Ведь партнер знает, с кем ты. Обмен парами проходит одновременно и по обоюдному согласию. Я читала об этом. — Точно, — подтвердил Дима. — Никакой измены. Взаимное согласие. Леша засмеялся. — Тут и вправду собрались начинающие свингеры, — весело сказал он. — Ты о чем? — переспросила Таня. — Только не спорь, что не хотел бы попробовать, — обратился Леша к одному Диме. Девушки замерли. Разговор внезапно съежился до беседы двух мужчин. — И не спорю, — неожиданно легко, но откровенно ответил Дима. Затем посмотрел на Таню, потом на Алину, как бы взглядом присоединяя девчонок к своей идее. — Хотел бы, ты прав. — И уже знаешь, с кем? — Леша не успокаивался. По его тону было ясно, что ответ он предполагал. Леша попал в самую точку. Нависла пауза. Затем Дима спокойно, но решительно проговорил: — Знаю. С вами, — и добавил. — Хоть сейчас. Девчонки переглянулись. Таня выглядела, как и ее парень, раззадоренной, Алина — изумленной и слегка напуганной. Она знала, что Дима способен на неординарные поступки, но его заявление все равно шокировало. — Что ж, мне остается получить согласие своей дамы — улыбаясь, сказал Леша, и обратился к Тане. — Милая, нам предлагают стать больше, чем друзьями. — И больше, чем соперниками, — дополнил Дима. Он был серьезен, и это поняли все. Таня, с самого начала проявившая интерес к обсуждению свинга, практически не колебалась. Ее заводили эксперименты в сексе, а Дима предлагался в качестве полового партнера… Девушка симпатизировала этому красивому по любым стандартам парню. Отказаться от возможности с ним переспать? — Я согласна, — объявила Таня. Леша посмотрел на Алину. Его взгляд, который она ощущала на себе и раньше. Она знала, что нравилась ему, хотя он никогда не оказывал ей знаков ухаживания. Соперничать с Димой Леша не хотел. Так, во всяком случае, казалось Алине. — Я тоже, — твердо сказал Леша. Чем–то был наполнено звучание его голоса. Что-то большее, чем просто возбуждение. — Одна пара согласна, — подытожил Дима. — Алина, теперь твое слово. Последнее «да». Скорость, с которой вся компания приняла решение, смутила девушку. Шампанское кружило голову. Дима, затеявший этот эксперимент — абсолютно новый для нее, да и для остальных, ждал ее согласия. Она вспомнила его слова во время медленного танца. Однообразие? Страх постоянства? Алина разозлилась. Эмоции овладели танцовщицей. «Что ж, получай». — Давай, дорогой, — произнесла она. — Если ты так хочешь. Дима не обратил внимание на иронию в последних словах девушки. Он был слишком увлечен предстоящим. Парень подошел к Тане, та уже протянула ему руку. В Таниных глазах читалось накатывающее на нее возбуждение. — Прошу, — предложил Дима, и за минуту эта пара покинула комнату, удалившись в соседнюю. Алина услышала, как хлопнули двери. Они с Алексеем остались одни. Молчание, которое Леша решился прервать. Он подсел к ней рядом на диван. — Знаешь, я вспомнил, что мы так никогда и не танцевали вместе, — негромко сказал он. — Да… никогда… — ответила Алина. Она часто визуализировала их совместный танец. Но сейчас, в эту ночь им не придется танцевать. Произойдет другое, более близкое. Только в эту минуту Алина удивилась тому, как она согласилась? Смысл происходящего едва доходил до ее сдвинутого алкоголем сознания. — Ты не ревнуешь ее? — спросила она Лешу. Он еле слышно рассмеялся. — Нет, конечно. Мы с Танькой просто друзья. Спим периодически, но так, по-дружески. Все же танцуем вместе, а в творчестве секс вдохновляет. Но никаких серьезных отношений нет. — Это новость для меня, — сказала Алина. Они взглянули друг другу в глаза. Привлекательный мужчина был здесь, совсем рядом, и она, Алина, согласилась с ним на секс. За стеной послышались стоны Димы и Тани. Она устало усмехнулась. Дима получит то, что хотел. — Обещай, что ты станцуешь со мной после конкурса, — тихо проговорил Леша, взяв ее руку в свою. — Обещай, что ты никогда не вспомнишь о сексе между нами, — ответила Алина. Он молча обнял ее, и она почувствовала его губы на своей шейке. Это значило одно — никаких обещаний… Они легли на диван, погасили свет. Только луна в окне создавала естественное освещение их предстоящего соития. Леша коснулся ее снизу. Потянув вверх платье, оголил ее великолепные ноги, нежно погладил. Алина почувствовала легкую дрожь. Стеснение вытеснялось другим, более агрессивным ощущением. Она приподнялась и приспустила бретельки платья, отметив завороженный взгляд Леши на открывшейся голой груди. Ей вдруг дико захотелось ему нравиться. Быть желанной еще Кем-то, кроме Димы. За секунды ее одежда оказалось на полу. Парень также сбросил рубашку и расстегнул брюки, оголив эрегированный член. — Нравлюсь тебе? — тихо спросила она. — Очень… — Леша трепетно поцеловал ее соски. Затем захватил губами ее напрягшуюся от возбуждения грудь. Алина закинула голову и закрыла глаза, позволяя парню одаривать себя ласками. Потом он медленно стянул с девушки белоснежные трусики. Алина инстинктивно раздвинула ноги. Леша нащупал ее клитор, провел по нему пальцами. Алинин вздох, а также увлажненная промежность подсказали, что девушка готова его принять. Леша не мог больше сдерживаться, страстно обняв девушку. Его член оказался у нее между ног и за секунду проник вовнутрь. Парень застонал от наслаждения, почувствовав, как влагалище плотно охватило его конец, надавил глубже, вырывая из уст партнерши громкий стон. Волна возбуждения накрыла Лешу, и он, не сдержавшись, стремительно кончил, опрокинув голову ей на плечо… — Извини, — стыдливо от своей неловкости промолвил он минуту спустя. — Я слишком тебя хотел. Он увидел едва заметную в темноте улыбку Алины. Ей было симпатично его смущение. Сперма стекала у нее по ногам тонким теплым ручейком. — Ничего страшного, — проговорила она, утешая партнера. — Я еще никуда не ухожу… Иди ко мне. Она обняла его, и так они пролежали какое-то время. Алине эта пауза показалась минутами, когда вдруг Леша приподнялся, потом слез с дивана, и его голова оказалась снизу. Она ощутила, как язык парня коснулся ее промежности. Алина снова возбудилась. Обхватив руками ее попку, Леша принялся ласкать ее клитор и влагалище. Она задвигалась тазом навстречу, настолько ей было хорошо. Его желание довести ее до оргазма, его старательность хорошего и нежного партнера вызвали в ней ответную реакцию. Внизу все было мокро. Лоно хотело продолжения, пока сознание отошло куда-то в сторону, позволяя всему развиваться своим сценарием. Это были нежные ласки. Хотелось продлить ощущение, и Алина стонала в такт каждому движению языка мужчины. Закатив глаза, она рукой сжала его голову. Так продолжалось непрерывно, ее дыхание стало частым, а ноги вздрагивали от наслаждения. Финиш приближался. Мужчина проник языком вовнутрь влагалища, и волна удовольствия охватила Алину. Девушка громко вскрикнула… Она приоткрыла глаза. Оргазм наполнил ее легкостью, которая так была похожа состоянию тела после прекрасно выполненного танца. Леша был рядом с ней. Парень тяжело дышал от перевозбуждения. Его член снова был тверд и готов довести начатое до конца. — Войди в меня, — еле слышно попросила Алина. Она потянула мужчину к себе, взяла его член в руки и подвела к своей мокрой от возбуждения дырочке, провела членом по половым губам. Ей хотелось, чтобы он вошел сам. Леша буквально влетел в ее лоно и застонал. Он проводил толчки, наполняя комнату обоюдными стонами. Алине эти стоны напомнили танцевальную мелодию. Сильное тренированное тело мужчины доставляло ей удовольствие своим каждым движением. Ничего вокруг больше не имело значения. Молодая пара полностью отдалась друг другу. Она обхватила ногами его пояс, выгнув свою гибкую спину. Леша раскачивался сверху-вниз, одновременно покрывая поцелуями ее грудь. Наконец, его член сильно напрягся, парень замер, и Алина поняла, что приближается конец. Девушка прижалась к нему, и начала делать резкие встречные движения тазом. На этот раз она решила кончить вместе с ним. — Да, Лешенька… давай глубже, — раздался ее шепот. Мужчина вскрикнул, и горячее семя влетело вовнутрь. Алина сделала несколько встречных толчков и второй крик дополнил завершающийся акт. Она кончила следом за ним. Затем они неподвижно лежали рядом, уставшие и удовлетворенные. За стенкой также было тихо, они даже не заметили, когда их партнеры закончили. Свинг случился, как новое впечатление в их еще юной жизни. Алина отметила про себя, что, по крайней мере, в эту минуту она об этом не жалеет. О чем думал Леша, для нее было загадкой. — Подай одеяло, — попросила Алина. — Скоро они выйдут, и я не хочу, чтобы нас застали раздетыми. Он укрыл их обоих. — Можно мне обнять тебя? — спросил он ее. У Леши было чувство, что танец окончен, а музыка еще не умолкла. И ему не хотелось ее отпускать. — Можно, — улыбнувшись, ответила Алина. Он прижал ее к себе, и Алина не заметила, как уснула. Они стояли на вокзале — две пары и тренер, ожидая подхода поезда. Вчерашней ночи по виду танцоров словно и не было, все вели себя, как и раньше. Дима обнимал Алину, Таня держала под руку Лешу, и ни жестами, ни взглядами молодые люди не выказывали полученных впечатлений. «Наверно, все это приснилось» — мысленно пошутила Алина. Но понимала, что каждый из них сейчас сосредоточен на мыслях, крутившихся вокруг главного. Чемпионат! Наконец, Алина заметила спешащую к ним фигурку. Мама не могла ее не проводить. — Мамочка, — Алина бросилась ей на шею. Надежда Алексеевна — ее мать — была также тренером, и являлась для дочери советчицей и другом. Она организовала студию детского спортивного танца, куда принимала исключительно детей с интернатов и детских домов. Алина не знала человека, более доброго и отзывчивого, чем ее мать. — Здравствуй, Надя, — поприветствовал ее Поляков, целую в щеку. С ней наставник был знаком очень давно, еще в юности они одно время тренировались вместе. Втроем — мать, дочь и ее тренер — отошли в сторону, поговорить перед дорогой. — Через неделю я и команда моих ребят должна лететь в Японию, на международный турнир юниоров, — рассказывала Надежда Алексеевна. — А денег на поездку все нет. Областная федерация такую сумму выделить не смогла. — Мама Алины выглядела раздосадованной. — Жаль, мои дети готовились, и по рейтингу попадают, а сумму в восемь тысячь долларов попробуй найти. Они сироты, и танцы для них — это возможность пробиться в жизни. — Мамочка, не переживай. Мы с Димой выиграем первенство, и я отдам тебе свои призовые на поездку, — заявила Алина. Обсудили шансы пары на победу. — Готовы хорошо, — отметил маме Поляков, — но в Димке не уверен. Может выступить блестяще, а может зациклиться на себе и сгореть. — Дима техничен, — заметила Алина. — Вы сами говорили, что он очень талантлив. Поляков задумчиво произнес: — Талант, девочка, это не все. У меня был ученик еще более талантливый, чем твой Дима. — И что? — переспросила девушка. — И ничего. Профессионалом стать не смог. А какая была техника у парня! Подавал надежды, но там, где нужно было почувствовать партнера, слиться с ним вместе — пропадал. Зацикленность на самом себе, и еще какое-то внутреннее… зло, что ли. А в нашем спорте зло — это плохо. Его все чувствуют — и зрители, и судьи. В общем, танцора из него не получилось. Поляков замолчал. Мама Алины пожелала им удачи. Поцеловавшись, они попрощались. «Я обязательно выиграю» — мысленно пообещала себе и маме Алина, садясь в поезд. Почему-то подумала о Леше. Он и Таня тоже рассчитывали на победу. И все остальные участники. Впереди была сложная и напряженная борьба. … Ребята в большом танцевальном зале Дворца спорта готовились к презентациям. Несмотря на то, что основной конкурс завтра, в зале было немало зрителей, подходили и судьи. Начавшиеся показательные презентации пар открыли высокий спортивный уровень конкурсантов. Алина и Дима, Леша и Таня ожидали своего запуска, и выглядели напряженно. Конкуренты смотрелись превосходно. Нужно будет собрать все свое мастерство и концентрацию, чтобы пройти в конкурсе максимально далеко. Оценив первый запуск презентаций, Алина поняла, что победить будет сложно. Она, тренируясь у себя в городке, явно недооценивала предстоящий турнир. Соревнования высокой категории «С» собрали сильный состав танцоров со всей страны. Алина посмотрела на Полякова. Тот внимательно изучал танцующих конкурентов. Он был хмур и сосредоточен. — Ваш запуск, — наконец, услышали пары. Алина и Дима, а также десяток других пар вышли на площадку. Грянула музыка, и они начали танцевать. Подготовка к конкурсу, многочисленные тренировки сразу дали о себе знать. Алина с Димой двигались легко и свободно, ритмично и в такт. Алина сразу поняла, что у них все получается, это придало ей вдохновения, а движению — изящество. Презентация окончилась, и они услышали аплодисменты зрителей. «Интересно, сколько из этих аплодисментов наши?» — подумала девушка, покидая танцпол. Тут вдруг все обратили внимание на мужчину, появившемуся среди компании судей. — Это Громов — главный судья соревнований, — подсказал ей Дима. Алина слышала о нем. Бизнесмен с приличным состоянием, он в данный момент баллотировался в губернаторы области, и слыл большим любителем латиноамериканских танцев. Именно он возглавлял судейскую коллегию на этом турнире. Поляков куда-то ушел, Леша с Таней тоже, а они остались у площадки среди зрителей и прочих танцоров. Неожиданно, главный судья подошел прямо к ним. Высокий, строго одетый мужчина средних лет, с холодными глазами стоял перед Алиной и Димой, удивленными его вниманию. Громов представился. Уверенный вид выказывал в нем состоявшегося человека, занимающего высокое положение в обществе, а его спортивное телосложение подтверждало то, что Громов держит себя в форме. — Вы танцевали отлично! — отвел он комплимент молодой паре. — Спасибо, — громко ответил Дима, Алина скромно поблагодарила. — Замечу, что у вас есть шансы на чемпионате, хотя, конечно, все решат судьи, — заметил Громов. — Я наблюдал вашу танцевальную презентацию. Подготовка хорошая! Перекинулись еще несколькими фразами по завтрашнему конкурсу. Тут Громов обратился к Диме: — Молодой человек, не хочу, чтобы Вы посчитали меня бестактным, но позвольте обратиться к Вашей партнерше с просьбой. Дима посмотрел на Алину и ответил: — Да, пожалуйста. Громов, повернувшись к одной Алине, произнес: — Девушка, я хочу попросить Вас об одной услуге. Вечером я и мои друзья соберемся в отеле «Гранд», в котором поселили всех конкурсантов, в том числе и вас. Я очень люблю латину и хочу сегодня, на своей маленькой вечеринке, потанцевать. Окажите мне честь стать моей партнершей по танцу. Всего на один час. Алина опешила от такой просьбы. Нет, в предложении не было ничего противоестественного. Любителю танцев нужна профессионалка для практики — обычная картина. Но сама ситуация ее несколько обескуражила. Что-то было в просьбе такое, выходящее за рамки. И почему она? — Разумеется, если Ваш партнер не против, — добавил Громов, показав жестом на Диму. Алина выглядела растерянной, а Дима, напротив, буквально светился. — Партнер не против, — заявил он с неким благодушием. — Отлично, — согласился судья. — Итак, девушка, я жду Вас? Алина взглянула на Диму. Она все прочитала по его лицу — «Соглашайся». — Хорошо, я станцую с Вами. Громов удовлетворенно улыбнулся. — Тогда до скорой встречи, Алина, — протягивая визитку с номером отеля. — Вот номер, где мы будем отдыхать. Жду в десять. И попрощавшись, ушел. Алина отвернулась. Дима подошел сзади и обнял ее. — Ты решил за меня? — жестко спросила она. Алина разозлилась. Ей придется развлекать знатных мужиков, а Дима еще и рад этому. — Ты прикалываешься? — вдруг также жестко ответил вопросом ее любимый. — Ты понимаешь, какие вопросы решает этот чувак? Он нас заметил! — Ага, меня, — поправила его Алина. — Прекрасно, тебя, — согласился Дима. — Составишь ему пару, потанцуете. — И добавил с улыбкой. — Мы можем выиграть. Алине не хотелось, чтобы благодаря ее танцам с главным судьей они получили победу. Не для этого она всю жизнь тренировалась. Девушка высказала свое мнение Диме. — Ну хорошо, мы и так выиграем, — сказал Дима. — Но и отказывать было неудобно. В конце концов, о чем таком он тебя попросил? Алина была вынуждена согласиться. Действительно, о чем? — Только жди меня внизу, в холле отеля. И если через час я не вернусь, поднимись наверх, и вежливо забери меня, — попросила она своего парня. — Конечно, любимая, — согласился Дима, и они отправились в отель. До вечера еще было время. Ровно в десять Алина подошла к указанному в визитке номеру. Это был номер класса «Президент». Что ж, другого уровня для проживающей в номере фигуры и не предполагалось. За дверью звучала латинская музыка, и слышались мужские голоса. Она несмело постучалась. Дверь открыл сам Громов. Он был в черной спортивной рубашке и выглядел, как настоящий танцор латины. Судья был явно настроен на танцы. — Благодарю, что пришли, — сказал мужчина и провел ее к столу. Представил нескольким гостям — солидно одетым господам из круга общения Громова. Те с интересом рассматривали Алину. Легкое черное платье и минимум макияжа подчеркивало, что девушка не собиралась на развлекательную вечеринку. И все же, по взглядам мужчин она поняла, что выглядит притягательно. Все не сводили глаз с ее красивой фигуры. — Вино? Шампанское? — вежливо предложил хозяин вечера девушке. — Нет, что Вы, завтра соревнования, — мягко отказалась Алина. — Нужно быть в форме. — В «форме», девушка, Вы точно будете, — словно пошутил кто-то с гостей, и все засмеялись. Алина не подала виду, но Громов жестко отреагировал на шутку гостя: — Помолчи! — и затем обратился к Алине. — Присаживайтесь. Я скоро буду готов. Прошло полчаса. Мужчины пили и закусывали, Громов почти не разговаривал с ними, переключившись на общение с Алиной. Разговоры шли вокруг танцевального искусства, мировых звезд, международных чемпионатов. Алина отметила про себя эрудицию судьи во всех этих вопросах, что неудивительно для его судейского статуса. — Вы занимались танцами когда-то? — уточнила она. — Да, немного пробовал, — сказал Громов. — И зовите меня Сергей. Мы не на соревнованиях. Спросил, настроена ли она выиграть. — Если честно, то да. Она рассказала ему про мать и про деньги, которые так нужны на поездку детям. Про то, что собирается оплатить ее со своих призовых. Громов выслушал и произнес: — Нам часто приходится жертвовать, чтобы помочь близким. Спорт — это постоянные жертвы. — И добавил неожиданным для нее вопросом. — Чем ты готова пожертвовать для победы? От вопроса и резкого перехода на «ты» Алина смутилась. Собралась с ответом: — Если человек достоин победы, то жертвы — ни к чему. Его труд — это и есть жертва. — Я возражу тебе, — ответил Громов. — Мы постоянно теряем значимое, когда получаем ценное. — Зачем же терять? — с непониманием переспросила девушка. — Затем, что мы любим слишком разное. То, что не может ужиться вместе. Но выбираем то, что дороже. Алина пыталась понять мысль своего собеседника, Сергей тем временем переключил музыку. Заиграла мелодия Ванессы Парадиз. Это была любимая композиция Алины для ча-ча-ча. Громов встал. — Прошу обещанные танцы. Все захлопали. Первый танец латиноамериканской программы. Алина протянула руку, и они вышли в центр большой комнаты. Она отметила, что Сергей — внешне привлекательный мужчина. Начался танец. Алина сразу поразилась движениям Громова. Ожидая увидеть неплохую любительщину, она столкнулась с отличной техникой. Громов явно слукавил, когда сказал, что занимался немного. Движения были четки и натренированы. Не хватало формы, было заметно, что судья практикует нерегулярно, но все же — талантливо и как-то… Алина не могла подобрать оценку его исполнению. Слишком необычно — ярко, сексуально и… властно. Громов танцевал с ней, словно она, Алина, была его собственностью. Девушка скрыла свои впечатления. Первый танец закончился, и гости зааплодировали. Алина слышала комплименты в ее и Сергея адрес. Они присели за стол, и Громов все же уговорил ее выпить шампанского. — Вы танцевали отлично, — признала она. — Честно, удивлена. Танцевальный спорт мог получить сильного танцора. — Мог, — признал Громов. — Почему же бросили? Сергей вдруг взял ее руку в свою и мягко погладил. Алина растерялась, не зная, как трактовать этот жест. Судья будто подчинял ее себе. — Наверно, потому, что не нашел такую партнершу, как ты. В танце тебе нет равных. — сказал он. Затем они исполнили самбу. Снова перерыв. — Ну что ж, мне пора, — заявил вдруг один из гостей. Вскоре все мужчины по очереди встали из-за стола, и, попрощавшись, ушли. Они с Громовым остались одни. Тут Алина, посмотрев на часы, заметила, что Дима так и не поднялся за ней. Уходить сию минуту было неловко, судья явно только входил в раж. Шампанское вскружило Алине голову. «Не хотела же пить» — подумала она. Румба. Плавные линии движений и легкость исполнения, несмотря на напряженный день, вызвали в Алине чувство восхищения от их с Громовым исполнения. Она пожалела, что Поляков и Дима не видели этот танец, настолько все получалось. Закончили танцевать. — Я ставлю нам высшую оценку, — улыбаясь, заявил Громов. — Вам нравиться быть судьей? — спросила Алина. Сергей стоял совсем рядом, не выпуская ее талию. Танец словно продолжался. — Мне нравиться власть, — серьезно ответил судья, и обнял ее крепче. Девушка попробовала вежливо отстраниться. Громов начал позволять, по ее мнению, лишнее. — Завтра ты можешь выиграть, — сказал Громов, глядя ей в глаза. Они горели интересом и желанием. Алина знала этот взгляд. Так смотрят мужчины, когда хотят. И уход гостей стал ей понятен. Ее пригласили не только в качестве партнерши по танцам. — Я это узнаю завтра, — жестко ответила она. Алина твердо решила, что судья своего не получит, несмотря ни на какие намеки о победе. Она уперлась в него руками, жестом предлагая себя отпустить. Сергей и не думал ослаблять хватку. — Отпустите, — попросила она. — Я НЕ ЛЯГУ с Вами в постель! — Завтрашняя победа начинается сегодня, — сказал Громов. Он резко впился ртом в ее губы, девушка почувствовала вторжение его языка. «Что ж, к этому шло», — подумала Алина. Она оттолкнула его и попыталась броситься к двери, но судья загородил ее спиной. Злость охватила Алину. Громов двинулся на нее, и она развернулась в поисках выхода. Затем увидела окно, запрыгнула на него. Открыла окно. Внизу, с высоты десятого этажа распростерся ночной город. Городу до Алины сейчас не было никакого дела. — Я прыгну, если Вы меня тронете, — решительно пригрозила танцовщица. — Твоя мама этого не одобрит, — нагло заявил Громов. Он был настроен на секс, и не собирался отступать от своего. Алина почувствовала себя в ловушке. — Спускайся. Если ты выпрыгнешь, то никогда не сможешь танцевать, — продолжил судья. — Все девки-танцовщицы мечтают о том, чтобы переспать со мной! — Я — не все! — отрезала Алина. Она подумала о маме. Прыгать расхотелось. — Да, ты не все, — возбужденным голосом произнес Громов. — Ты слишком хорошо танцуешь. Наверно поэтому я сейчас стою у твоих ног. Судья подошел совсем близко к окну. Резким движением он схватил девушку за ноги, и, забросив себе через плечо, потащил к огромному дивану. Все случилось за считанные секунды. Он опрокинул ее на диван лицом вниз и навалился сзади. — Ди-и-ма-а!… — позвала на помощь Алина, но Громов сильно рукой заткнул ей рот. Крик заглушился. Алина вдруг вспомнила его слова о жертвах. Сейчас жертвой становилась она. Сзади задралось ее платье, и та же крепкая рука разорвала ткань на трусиках. Надвигающееся изнасилование приблизило девушку к истерике. Она мычала, прося ее отпустить, била руками об диван, но тело сверху не давало ей возможности подняться. Услышала звук расстегиваемых брюк. Ноги оказались раздвинуты, она лежала на животе, когда ощутила, как нечто твердое уперлось в ее промежность. Ей оставалось лишь заплакать от бессилия. Зачем она сюда пришла? Постеснялась отказать мужчине, от которого зависел результат этого чертового конкурса? Результат этой ночи ей был уже ясен. Громов надавливал членом во влагалище. Было сухо, больно, и она ногтями пальцев царапала кожу дивана. Его член вползал в нее медленно, сантиметр за сантиметром — она словно считала их. Оказавшись там весь, начал проводить толчки. Громов стонал с каждым из них. Она не видела его лица, уткнувшись в диван, но слышала его вздохи и возгласы. — Хорошо… да, девочка, как приятно… шире ноги… Мужчина по-прежнему закрывал ей рот, другую руку запустил ей под низ живота, нащупал промежность и надавил на клитор. Алина тихо стонала. Толчки уже не вызывали боли, член входил свободно, придав движениям Громова резкость и быстроту. Унижение от изнасилования вызывали у девушки слезы. Он раскрыл ей рот, освобожденной рукой приспустил платье сверху и начал лапать ее грудь. Затем принялся мять ее попку. Судья был заведен. Громов явно хотел получить из близости с ней максимум наслаждения. Она попробовала снова позвать Диму. Крик из-за давления сверху был приглушенным. — Ори, он тебя не услышит, — сиплым от возбуждения голосом отметил Громов. «Не услышит, или не хочет слышать?», — отчаянно подумала девушка. Громов достал ремень брюк и достаточно ловко связал ей руки за спиной. Затем перевернул Алину на спину, раздвинул шире ее стройные ноги. Снова вошел. Он методично, с ненасытностью, долбил ее сверху, сопел ей в лицо. Алина поймала его полный похоти взгляд и отчаянно плюнула ему в глаза. Судья остановился и со злости ударил ее по щеке. Лицо вспыхнуло от боли. Она решила больше не плакать — назло этому подонку. Гр

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх