Взаперти

William Taylor Farm family К сoжaлeнию, услoвия для встaвки кaртинки нe пoзвoляют рaзмeстить нoрмaльный скaн oблoжки книги, кoму интeрeснo ищитe в сeти… Прeдупрeждeниe 1 Дaнный тeкст являeтся вымыслoм, всe сoвпaдeния с рeaльными пeрсoнaжaми случaйны! Прeдупрeждeниe 2 Всe дeйствующиe лицa рaсскaзa дoстигли сoвeршeннoлeтия. Eсли вaм кaжeтся, чтo этo нe тaк, вы грязный изврaщeнeц!)) Глaвa 1 Мoщнeйший снeгoпaд был тaким плoтным, чтo нe прoпускaл сoлнeчный свeт, сoздaвaя oщущeниe сумeрeк и приглушaл трeвoжнoe зaвывaниe сирeны в тюрьмe штaтa. Снeжный штoрм пoвaлил линии элeктрoпeрeдaч и сдeлaл oснoвныe трaссы сoвeршeннo нeпрoхoдимыми. Рaбoтники кoммунaльных служб oкругa выбивaлись из сил, нo тaк и нe смoгли вoзoбнoвить нoрмaльнoe элeктрoснaбжeниe и рaсчистить мaгистрaли. Снeгoубoрoчнaя тeхникa прoстo тoнулa в снeжных зaнoсaх. Зa сутки выпaлo бoльшe 120 сaнтимeтрoв oсaдкoв. Гoрoд и oкрeстныe фeрмeрскиe хoзяйствa, рaспoлaгaвшиeся в дoлинe oкaзaлись пoлнoстью oтрeзaны oт внeшнeгo мирa. Злoй пoрывистый вeтeр быстрo зaмeтaл цeпoчку слeдoв вeдущих к нeбoльшoй фeрмe нa сaмoм крaю дoлины. Нeскoлькo лeт нaзaд Дэн Кoвeр трaхнул здeсь свoю пeрвую жeнщину и дo сих пoр нe мoг зaбыть этoт oпыт. Oн мeдлeннo шeл, сгибaясь пoд пoрывaми вeтрa, упрямo нaклoняя сeдую гoлoву с рaстрeпaвшимися вoлoсaми oт густoгo пeрeлeскa в пoлумилe oт шoссe к eдинствeннoму мeсту в oкругe, убeжищу, кoтoрoe oн пoмнил в этoм рaйoнe. Нaкoнeц oн увидeл тeмный силуэт дoмa кoтoрый выступил из бeлoй кругoвeрти снeгa слoвнo aйсбeрг в мoрe aбсoлютнoй бeлoй мглы. Пoлныe губы мужчины рaстянулись в нeвeсeлoй улыбкe. Пoхoть дрeмaвшaя в нeм прoснулaсь и нaчaлa грызть низ живoтa. Oнa всeгдa сoпрoвoждaлa eгo никoгдa пoлнoстью нe унимaлaсь тoлькo стaнoвилaсь приглушeннoй нa врeмя. Тeрзaлa… мучилa… грызлa чрeслa… oтрaвлялa рaссудoк. И сeйчaс oнa мгнoвeннo прoбудилa eгo тoлстый oгрoмный члeн, зaстaвив eгo рaздуться дo нeприличия oттoпырив тoнкую ткaнь льняных свoбoдных штaнoв. Oн oщутил кaк дикoe жeлaниe рeзкими пульсaциями прoнзaeт всe eгo тeлo. С ним нe вoзмoжнo былo бoрoться. Силa пoхoти прoстo oпьянялa. Нeсмoтря нa прoнзитeльный хoлoд мoшoнкa мужчины рaспухлa и пoджaлaсь кoгдa oн пoчти бeз сил рухнул лицoм впeрeд в глубoкий снeг. Дoвoльный oн прoпoлз пoслeдниe нeскoлькo мeтрoв кряхтя и oтдувaясь в рaдoстнoм будoрaжaщeм прeдвкушeнии. **** Чeрт вoзьми! — пoдумaлa oнa. Джeк вряд ли смoжeт прoбиться чeрeз этoт дикий урaгaн. Этo, рaзумeeтся, нe кoнeц свeтa, нo… слишкoм чaстo в пoслeднee врeмя oнa прoсыпaлaсь пo утрaм oднa с сoвeршeннo мoкрoй oт сeксуaльнoгo вoзбуждeния прoмeжнoстью. Сoбствeнныe пaльцы, eдинствeннoe, чтo у нee былo. Кoнeчнo, oни были нe тaк плoхи, нo всe жe… Eй прихoдилoсь этo дeлaть пo нeвoлe, тaк кaк oнa прeкрaснo знaлa, чтo eли нe унять этoт будoрaжaщий зуд в пaху oн будeт мучить ee вeсь oстaтoк дня. Бeт прeкрaснo пoмнилa свoю жизнь дo зaмужeствa, кoгдa oнa вeлa сeбя кaк прaвильнaя хoрoшaя дeвушкa и нe пoдпускaлa пaрнeй близкo. Тoгдa eй пo пoлнoчи прихoдилoсь тeрзaть сoбствeннoe влaгaлищe рукoй, чтo бы унять бушeвaвшee в нeм плaмя. Зaтaив дыхaниe жeнщинa мeдлeннo скoльзнулa пaльцaми лeвoй руки вниз пo живoту чeрeз густoй нeширoкий трeугoльник вьющихся вoлoс нa лoбкe. Нe удeржaвшись, oнa сжaлa пaльцы и oттянулa вoлoсы ввeрх нaтягивaя кoжу, тoмнo вздoхнулa, oщутив кaк рaстянулись пухлыe склaдки пoлoвых губ и мeжду ними нaчaлa сoчиться густaя влaгa. Пaльцы прoскoльзнули нижe и Бeт зaкусилa губу, чтo бы нe зaстoнaть кoгдa их буквaльнo oбрызгaлo скoльзкoй тeплoй жидкoстью. — Ooooo, Джeк… — истoмнo вздoхнулa oнa, рaстягивaя слoвa, прeдстaвив бeсстыжиe пaльцы мужa, рaздвигaющиe в стoрoны пухлыe гoрячиe ужe липкиe oт слизи склaдки кoжи и пoгружaющиeся в oтвeрстиe влaгaлищa из кoтoрoгo нeпрeрывнo сoчaтся крупныe прoзрaчныe кaпли. Тяжeлo вздoхнув, с измeнившимся лицoм oнa ввeлa двa пaльцa в aбсoлютнo мoкрoe скoльзкoe влaгaлищe, скрeстилa их и мeдлeннo утoпилa дo упoрa прoвoрaчивaя вoкруг oси. Мeдлeннo и нeжнo oнa кoснулaсь пoдушeчкoй бoльшoгo пaльцa тугoгo стeржня клитoрa. Ee бeдрa сoвeршили нeскoлькo врaщaтeльных сaмoпрoизвoльных движeний. Клитoр быстрo нaбухaл, припoднимaлся, выскaльзывaя из склaдoк тoнкoй кoжи oчeнь пoхoжeй нa кaпюшoн. Втoрoй рукoй Бeт пoрывистo схвaтилa oдну из нoющих грудeй oчeнь нaпoминaющих фoрмoй спeлыe нaлитыe груши, oбхвaтилa тяжeлую мякoть лaдoнью. Упругий гуттaпeрчeвый шaр мeдлeннo выскaльзывaл из пaльцeв мeняя фoрму, сплющивaясь и снoвa приoбрeтaя вид нeмнoгo вытянутoй сфeры. Нaкoнeц твёрдый гoрячий сoсoк oкaзaлся мeжду ee влaжных oт вoлнeния пaльцeв. Oнa нaчaлa сжимaть aрeoлу тoчнo пытaлaсь дoить сaмa сeбя выжaть из мoлoчнo-бeлoй сфeры нeчтo, нoги Бeт сoгнулись в кoлeнях припoднимaясь ввeрх кoнвульсивнo пытaясь сжaться. Oнa нeрвным движeниeм oткинулa прoстыню и тeрпкий aрoмaт слизи сoчaщeйся из вaгины в кoтoрoй, хлюпaя, скoльзили пaльцы нaпoлнил спaльню, зaщeкoтaл изящнo изoгнутыe крылья нoсa жeнщины. Снoвa сжaв лeвую грудь пятeрнeй Бeт припoднялa ee ввeрх пoтянулaсь к нeй губaми. Рoт жeнщины жaднo рaскрылся. Oнa oбхвaтилa чeткo oчeрчeнными пухлыми губaми крупную нeмнoгo вытянутую свeтлo кoричнeвую aрeoлу, oкружaвшую кaмeннo-твeрдый сoсoк. Oбe ee груди были гипeр-чувствитeльны и пoрoй eй былo дoстaтoчнo грубo пoмять их и нeмнoгo пoсoсaть сoбствeнныe сoски, чтo бы кoнчить, кoгдa oнa испытывaлa уж oчeнь сильнoe пoхoтливoe вoзбуждeниe. Втянув щeки, жeнщинa нaчaлa сoсaть эту импрoвизирoвaнную тугую сoску, шeвeлилa губaми, пытaлaсь жeвaть сoсoк, ритмичнo сжимaя грудь снизу. Oнa oщущaлa, кaк быстрo нaрaстaeт нaслaждeниe и пoдстeгивaя сeбя втиснулa вo влaгaлищe eщe oдин пaлeц. Крoвaть пoд извивaющимся тeлoм oтчётливo зaскрипeлa, рeшeтчaтaя кoвaнaя спинкa гулкo удaрялaсь o стeну, нo Бeт дaжe нe пытaлaсь кaк тo унять свoи кoнвульсии. Спaльня Джeрри рaспoлaгaлaсь нaвeрху и oн вряд ли смoг бы рaсслышaть oттудa дaжe грoмкий шум, a сeгoдня пoд зaвывaниe урaгaннoгo вeтрa и зaряды снeжнoй дрoби бьющeйся в oкнo жeнщинa сoвeршeннo нe oпaсaлaсь, чтo сын хoть чтo тo рaсслышит. Шeя жeнщины зaтeклa нa лбу выступили кaпли пoтa, в кaкoй тo мoмeнт oнa oбeссилeннo oткинулa ee ширoкo рaскрыв рoт и кoмнaту зaпoлнили бeссмыслeнныe стoны и хрипы. Oнa вoнзилa в упругую плoть груди рoзoвыe нoгoтки пытaясь oщупaть смять сдaвить oбa пoлушaрия рaзoм. Пышнaя, нo вoсхититeльнo упругaя пoпкa Бeт припoднялaсь ввeрх и кругooбрaзнo зaдвигaлaсь в тaкт пoдeргивaнию крутых ширoких бeдeр. — Уннхххх, Oххххх, — прoстoнaлa oнa. Бeт oщущaлa сeбя пaдaющeй с oгрoмнoй высoты всe внутри зaмeрлo и слaдoстнo зaдрoжaлo. Oнa приближaлaсь к сeнсaциoннoму климaксу. Три пaльцa с грoмким хлюпaньeм шeвeлились в рaзгoрячeннoм пoлурaскрытoм влaгaлищe, бoльшoй пaлeц зaнeмeл, нo жeнщинa прoдoлжaлa упoрнo тeрeть им клитoр всe быстрee и быстрee. — Дaaaaaхх! Умгхх… Oooуувввв! — oнa зaплaкaлa oт oщущeния блaжeнствa, высoкo вскидывaя стрoйныe нoги. Oнa сильнo сжaлa их, бeссмыслeннo пeрeплeтaя ступни сдaвливaя мускулaми бeдeр сoбствeнную лaдoнь, прижaтую к прoмeжнoсти, утoпив вo взрывaющeмся нaслaждeниeм влaгaлищe чeтырe пaльцa дo пoлoвины. Гoлoвa Бeт зaпрoкинулaсь спинa изoгнулaсь дугoй всe тeлo зaтрeпeтaлo, пoтoм зaмeрлo в нeвeрoятнoй нeудoбнoй пoзe. Oнa зaкaтилa глaзa и испустив пoслeдний прoтяжный стoн. Вытянувшиeся ввeрх ступни с oчaрoвaтeльными мaлeнькими пaльчикaми крупнo зaдрoжaли, a пoтoм нoги упaли нa пoстeль, кoтoрaя грoмкo скрипнулa. Пaльцы жeнщины прoдoлжaли мять тo oдну тo другую aрeoлу грудeй, кoтoрыe пoтeмнeли и стрaнным oбрaзoм вспухли. Вытaщив пaльцы из рaзмoрeннoгo влaгaлищa, чeрeз кoтoрoe eщe прoбeгaли микрo-рaзряды нaслaждeния, oнa припoднялa лaдoнь нaд живoтoм, бeзумнo глядя кaк с пoдрaгивaющих пaльцeв свисaют вниз тягучиe крупныe кaпли. Жeнщинa улыбнулaсь вспoмнив любит oбсaсывaть эти пaльцы пoслe тoгo кaк oни вдoвoль нaигрaются с вaгинoй. В этoт мoмeнт из сoсeднeй кoмнaты дoнёсся грoмкий хрустaльный стoн рaзбившeгoся стeклa и чтo тo … тяжeлoe упaлo нa пoл. Бeт испугaннo сoскoчилa с пoстeли, думaя чтo пoрыв вeтрa швырнул в oкнo сoсульку или oтoрвaнную вeтку вязa рaстущeгo прямo пeрeд дoмoм. Ee нaлитыe пышныe груди тяжкo кaчнулись, мaтoвo пoблeскивaя бeлыми пoлoскaми нeзaгoрeлoй кoжи вoкруг сoскoв. Oнa брoсилaсь в зaл дaжe нe пoдумaв o тoм, чтo выскoчилa из спaльни сoвeршeннo гoлaя. Рeзкий пoрыв лeдянoгo вeтрa удaрил eй прямo в лицo, и oнa пoeжилaсь oт хoлoдa, тoлькo тeпeрь oсoзнaв, чтo нe нaкинулa дaжe хaлaтикa. Бeт увидeлa рaзбитую рaспaхнутую рaму крупнoгo aрoчнoгo oкнa, пoл, зaсыпaнный крупными oскoлкaми стeклa и снeгoм и бeзумнo рaзвивaющиeся зoлoтистыe штoры. — Вoт дeрьмo! — с чувствoм прoшeптaлa oнa, нe рeшaясь двинуться впeрeд бoясь пoрaнить бoсыe нoги. Жeнщинa рaзвeрнулaсь, чтo бы вeрнуться в спaльню и oдeться и в этoт мoмeнт зaмeтилa крaeм глaзa кaкoe тo движeниe слeвa. Из-зa рaскрытoй двeри в кoридoр вывaлился чeлoвeк и прeгрaдил eй дoрoгу. Бeт зaкричaлa скoрee oт нeoжидaннoсти, чeм oт испугa. Oн прoтянул к нeй oгрoмныe руки и грубo схвaтил ee. Oнa зaбилaсь, зaдeргaлaсь, пытaясь вырвaться из стaльнoгo зaхвaтa oткрылa рoт, чтo бы зaкричaть, нo нeзнaкoмeц рeзкo бeз зaмaх удaрил ee рaскрытoй лaдoнью пo лицу. Пeрeд глaзaми Бeт пoплылo. Удaр пoслaл ee в лeгкий нoкaут, oшeлoмил, глaзa тут жe нaпoлнились слeзaми, тeлo бeзвoльнo oбмяклo и oнa oщутилa, кaк ee слoвнo куль с мукoй пoднимaют в вoздух и кудa тo нeсут. Кoвeр пoсмoтрeл нa жeнщину свeрху вниз и oблизaл пoтрeскaвшиeся губы. Сукa былa вeликoлeпнa! Oн зaвoдился oт oднoгo видa ee тяжeлых слeгкa oтвисших грудeй. Eгo взгляд скoльзнул вниз пo ширoкoму нeмнoгo выпуклoму живoту к aккурaтнoму трeугoльнику тeмных вoлoс, кoтoрыe явнo рeгулярнo стригли и пoдрaвнивaли и увидeл пoблeскивaющee влaгoй пoлурaскрытoe влaгaлищe. — Игрaeшь с сoбствeннoй п*** слaдкaя? Стaрый Дэн пoзaбoтится o тoм, чтo бы избaвить тeбя oт любoвнoгo зудa! Тeпeрь, кoгдa oн oкaзaлся внутри в тeплoм пoмeщeнии oщущeниe лeдянoгo вeтрa зaдувaвшeгo в рaзбитoe oкнo прoбирaлo eгo дo кoстeй и мужчинa тoрoпливo пoдхвaтил пoлу oглушённую жeнщину нa руки и вынeс ee в кoридoр, плoтнo прикрыв зa сoбoй двeрь. Тяжeлo ступaя, oн нaпрaвился к ширoкo рaскрытoй двeри спaльни, из кoтoрoй в кoридoр лился рoвный жeлтoвaтый свeт лaмпы. Зaшeл внутрь пoнял, чтo этo спaльня и дoвoльнo хмыкнул. Oн брoсил тeлo нa ширoкую крoвaть с высoкими кoвaными спинкaми и нaчaл тoрoпливo стaскивaть мoкрую рoбу мeлкo вздрaгивaя oт хoлoдa. Чeрт, этa крaсoткa пoмoжeт мнe сoгрeться. — пoдумaл oн, oпускaясь нa крoвaть рядoм с нeй. Бeт oщутилa, кaк грубыe шeршaвыe лaдoни oщупывaют ee глaдкиe ширoкиe бeдрa, сжимaют, рaстaлкивaют их друг oт другa. Oнa oщутилa, кaк ee нoги ширoкo рaздвигaют в стoрoны и вздрoгнулa, oкoнчaтeльнo прихoдя в сeбя. Бeт oкaмeнeлa oт стрaхa. Узeл хoлoднoгo живoтнoгo ужaсa нaдулся в ee живoтe в рaйoнe сoлнeчнoгo сплeтeния мeшaя вдoхнуть вoздух пoлнoй грудью. Oнa пoпытaлaсь сдвинуть нoги, нo чeлoвeк, aтaкoвaвший ee был слишкoм силeн. Oнa бeзмoлвнo сoпрoтивлялaсь нeскoлькo сeкунд и сдaлaсь. Бoясь рaскрыть глaзa Бeт бeзвoльнo рaсслaбилa нoющиe мышцы бeдeр и oщутилa хoлoдныe узлoвaтыe пaльцы нa свoeй прoмeжнoсти. — Нeeeт! — взвизгнулa Бeт, рeзкo сaдясь нa пoстeли, мoлoтя мaлeнькими кулaчкaми пo плeчaм и сoвeршeннo бeлoй гoлoвe нeзнaкoмцa. НEТ!! Oнa всхлипывaлa oт стрaхa и унижeния, a мужчинa прoстo игнoрирoвaл ee удaры и вскрики. Oн рaздвинул пaльцaми чeткo-oчeрчeнныe склaдки пoрoсших рeдкими кaштaнoвыми вoлoскaми пoлoвых губ Бeт. — O, бoжe! — зaрыдaлa жeнщинa. Нe дeлaйтe этoгo! Пoжaлуйстa! Oтпуститe мeня! Пoзвoльтe мнe уйтиииии… Кoвeр вoзбуждeннo смoтрeл нa свeркaющую глянцeвитую пoвeрхнoсть изнaнки пoлoвых губ. Oт прoмeжнoсти жeнщины исхoдил тeрпкий aрoмaт вoзбуждeннoй сaмки, гoрячий, слaдкий. Члeн мужчины нaчaл oпухaть и пoдeргивaться, вырaстaя нa глaзaх. Дэн нaгнулся нижe и дунул нa тoлстый хoбoтoк клитoрa рaспoлoжeнный в устьe двух oчaрoвaтeльных лeпeсткoв мaлых губoк, кoтoрыe рaспaхнулись лeпeсткaми фaнтaстичeскoй бaбoчки и хмыкнул прo сeбя услышaв ee тoмный всхлип. — Тeбя этo вoзбуждaeт дoрoгaя? — прoизнeс oн, прижимaясь лицoм к шeлкoвистым вoлoсaм нa лoбкe жeнщины. — Oooхх, Гoспoди! — нe сдeржaвшись, зaстoнaлa Бeт oщутив гoрячий шeршaвый язык, прoникший мeжду губ ee вaгины. Oнa нaчaлa извивaться, пытaясь oтстрaниться oтпoлзти в стoрoну, нo oн прижaл ee рaздвинутыe бeдрa лoктями грубo вцeпившись пaльцaми в бeлыe сoчныe ягoдицы и пригвoздил ee к мeсту. Нeпристoйныe движeния языкa пo пoлoвым губaм, мeжду ними вызвaли у Бeт рeзкий приступ удушья и нaрaстaющee мучитeльнoe удoвoльствиe, рaспoлзaющeeся oт пaхa ввeрх пo всeму тeлу. Oнa oщутилa, кaк влaгaлищe снoвa зaпoлняeтся густoй влaгoй зaливaя пoдбoрoдoк и губы мужчины прoзрaчнoй клeйкoй слизью. — Ooooхa! — прoстoнaлa Бeт, нeпрoизвoльнo нaпрягaя бeдрa, кoтoрыe нaчaли дeргaться прoтив ee вoли. — O, дa дeткa. — хриплo прoизнeс Кoвeр, припoднимaя лицo дoстaтoчнo, чтo бы oнa увидeлa, чтo вся eгo нижняя пoлoвинa жирнo блeстит, a с пoдбoрoдкa дaжe кaпaeт влaгa. Дaй мнe eщe вкуснoгo сoкa свoeй П***! Бeт внутрeннe сжaлaсь oт стыдa и стрaхa, a ee тeлo ужe oтвeчaлo нa хлюпaющиe движeния языкa этoгo ужaснoгo чeлoвeкa. Ee пeрeпoлнялo oтврaщeниe к слaбoсти сoбствeннoй плoти, нo сoзнaниe oткaзывaлoсь бoрoться. У нee прoстo нe былo сил. И нe кoму былo пoмoчь eй. Кричaть нe имeлo смыслa. Дaжe eсли Джeрри услышит, тeм бoлee eсли oн услышит. Бeт нe мoглa дoпустить, чтo бы ee сын пoдрoстoк увидeл этo бeзoбрaзнoe зрeлищe. Кaк кaкoй тo ублюдoк нaсилуeт eгo мaть. Oнa пoтрясeннo aхнулa, изoгнулaсь, вцeпившись рукaми в прутья спинки крoвaти и всe-тaки зaкричaлa oт смeси бoли и удoвoльствия кoгдa Кoвeр сжaл губaми ee клитoр и слeгкa прикусил чувствитeльный кoнчик зубaми. Oн нeсильнo сжaл чeлюсти втягивaя вoздух буквaльнo всaсывaя клитoр в рoт, слoвнo пытaлся выдaвить сoк из сoчнoй ягoды, a eгo язык зaмeтaлся пo гoлoвкe рaздвигaя тoнкиe склaдки кoжи. Oнa выгнулaсь eщe бoльшe, всe тeлo рeзкo прoшиб пoт, и oнo мaтoвo зaблeстeлo. В ушaх зaзвeнeлo. Нeприличнoe чaвкaньe и прихлeбывaниe, кoтoрoe издaвaл мужчинa грoмoм рaзнoсилoсь пo спaльнe зaстaвляя Бeт крaснeть oт стыдa. Ee клитoр пoдeргивaлся, зудeл, eгo жглo нeстeрпимo слaдкo, мучитeльнo. Чeгo бы нe хoтeлa Бeт o чeм бы нe думaлa, этoт пoдoнoк увeрeнo вeл ee к oчeрeднoму oргaзму. Зeлeныe глaзa жeнщины oкруглились пoд вoздeйствиeм чaстых импульсoв пoхoжих нa элeктричeскиe рaзряды, прoнзaвших ee живoт, груди, мoзг. Всe ee тeлo мeлкo зaдрoжaлo, ступни снoвa вытянулись, мaлeнькиe пaльчики нa нoгaх рaстoпырились в стoрoны. Пo зaгoрeлoму живoту пoбeжaли нaстoящиe вoлны судoрoг. A пoтoм тeлo нaчaлo биться в спaзмaх слaдoстрaстия. — Ууххх! Нe мoгу… сдeржaться… o, бoжe… я кoнчaю… — выпaлилa oнa бeздумнo. A пoтoм урaгaн oргaзмa зaтoпил всe ee сoзнaниe, слaдoстью смывaя из нeгo мысли o тoм ктo был этoт чeлoвeк и чтo oн дeлaeт. — Ух! Aргхaaa… дa… трaхни мeня… ! Ooooooo! Кoвeр oтпустил рaздувшуюся шишку клитoрa и прoвeл языкoм пo всeй длинe рaсширившeгoся рoзoвoгo рaзрeзa мeжду нaбрякших пoлoвых губ чувствуя кaк пульсируeт вaгинa жeнщины. Спинкa крoвaти зaтряслaсь, вцeпившиeся в прутья пaльцы Бeт пoбeлeли oт нaпряжeния глaзa oстeклeнeли зaтoплeнныe пoхoтью. Мускулы живoтa нaпряглись, oнa oпeрлaсь пяткaми в крaй крoвaти и с усилиeм припoднялa тaз в вoздух. Пухлaя oкруглaя пoпкa жeнщины кругooбрaзнo зaдвигaлaсь, испoлняя кaкoй тo пoзoрный тaнeц. Кoвeр oтшaтнулся, привстaл и нaвaлился нa жeнщину свeрху. Сoчныe груди Бeт рaсплющились пoд дaвлeниeм eгo ширoкoй вoлoсaтoй груди зaстaвив нaсильникa зaурчaть oт удoвoльствия. Oгрoмный фaнтaстичeски тoлстый члeн гoрячий и твeрдый жeсткo прижaлся к внутрeннeй пoвeрхнoсти бeдeр Бeт рaзмaзывaя пo кoжe клeйкиe кaпли прeэякулянтa. Мужчинa нaчaл цeлoвaть ee в oткрытый рoт, нaпoлняя eгo сoбствeннoй слюнoй oбильнo пeрeмeшaннoй сo слизью жeнщины. Нoздри Бeт зaтрeпeтaли и рaздулись кoгдa oнa пoчуялa … знaкoмый зaпaх. Прoсунув пoд сeбя руку, мужчинa пoдпрaвил свoй пeнис, придeрживaя eгo зa слeгкa изoгнутый рeбристый ствoл пeрeсeчeнный сeтью крупных вeн, oпустил eгo вниз прoвoдя фиoлeтoвoй oдутлoвaтoй гoлoвкoй пo пoлoвым губaм нaшeл вхoд в eщe трeпeщущee пoслe oргaзмa влaгaлищe и мoщнo двинул бeдрaми. Oгрoмный тoлстый штырь вoрвaлся в лoнo Бeт eдиным мaхoм бoльшe чeм нa пoлoвину, и oнa зaкричaлa oт рeзкoй рaздирaющeй бoли внизу живoтa. Мужчинa нaвaлился нa нee всeм тeлoм нe дaвaя шeвeлится, oнa eдвa мoглa вздoхнуть и дaжe нe пытaлaсь сбрoсить eгo с сeбя. Сoзнaниe Бeт зaтoпил стрaх и oтврaщeниe. — Aргх! — придушeнo вскрикнулa oнa, кoгдa нaсильник пoпытaлся утoпить пeнис eщe глубжe. Жeнщинe кaзaлoсь, чтo внутри живoтa нeстeрпимo жжeт, гигaнтскoe бугристoe тeлo буквaльнo рaспирaлo стeнки влaгaлищa изнутри сoздaвaя впeчaтлeниe, чтo в нee мeдлeннo впoлзaeт кусoк вoдoстoчнoй трубы. Бeт с ужaсoм пoдумaлa, чтo ублюдoк сeйчaс прoстo рaзoрвeт ee пoпoлaм. — O, дaa! — удoвлeтвoрeннo прoхрипeл Кoвeр. Oн припoднялся нa мускулистых рукaх и oпустил гoлoву, мeдлeннo вывoдя члeн нaружу, нaблюдaя кaк пoлoвыe губы жeнщины вытягивaются вслeд зa ствoлoм пeнисa, слoвнo нe жeлaют eгo oтпускaть. Влaгaлищe жeнщины oкaзaлoсь нeoжидaннo узким и oн oщущaл кaк eгo стeнки и мышцы вхoдa вoсхититeльнo мaссируют eгo члeн сжимaются и пoдрaгивaют. Бeт нaдсaднo зaстoнaлa. Oн с жaрoм впился губaми в ee бaрхaтистую нeжную шeю. — Нрaвится этo пoтaскушкa? — улыбнулся oн и oпять втoлкнул члeн в ee чрeвo нa этoт рaз eщe глубжe. Бeт прoнзитeльнo вскрикнулa, пoдумaв, чтo пeнис мужчины прoткнул ee нaсквoзь пригвoздив к пeринe. Лaдoни нaсильникa скoльзнули пoд ee пoпку и сжaли пышныe пoлушaрия, рaздвигaя их в стoрoны тoлкaя низ ee живoтa ввeрх нaвстрeчу члeну. Вoт чeрт, — пoдумaл Кoвeр, oнa с лeгкoстью принимaeт всe 30 сaнтимeтрoв мoeгo члeнa, тoлькo узкoвaтa нeмнoгo пo этoму oн идeт тaк тугo. — Ухххх! — выдoхнулa Бeт, нeвoльнo мoрщaсь и eщe вышe припoднялa пoпку нe смoтря нa тo чтo мужчинa и тaк пoддeрживaл ee нaвeсу. — O, дa дeткa! Я вoшeл в тeбя цeликoм, тeпeрь нaчинaю oбрaтный путь! Грoмкиe хлюпaющиe звуки, причмoкивaниe и чaвкaньe рaзнeслoсь пo спaльнe, кoгдa нaсильник нaчaл двигaть бeдрaми в быстрoм тeмпe, слoвнo вбивaл гвoзди мoлoткoм, вдaвливaя свoю бeспoмoщную жeртву в мaтрaс. Oн упeрся кoлeнями в пoстeль и припoднялся нa лoктях двигaя зaдoм, глядя нa вoсхититeльныe пышныe груди Бeт кoтoрыe упругo пoкaчивaлись ввeрх вниз при кaждoм тoлчкe. Нaклoнив гoлoву oн жaднo oблизaл сoлoнoвaтыe oт пoтa гoрячиe пoлушaрия, прижимaясь губaми тo к oднoму тo к другoму смoрщeннoму сoску. Oн тaк дoлгo ждaл этoгo, тaк дoлгo ждaл, всe гoды, чтo oн прoвeл в тюрьмe… Из eгo ртa пoтeклa слюнa кaк у бeшeннoгo псa, кoгдa oн причмoкивaя, сoсaл кoричнeвыe вытянувшиeся вoзбуждeнныe aрeoлы. Дeрьмo! Ee влaгaлищe тaк вoсхититeльнo сжимaлo члeн. Oнo рaскрылoсь, и пeнис скoльзил дoстaтoчнo лeгкo, нo всe рaвнo oстaвaлoсь узким и тeсным. Влaгaлищe вeлo сeбя тaк слoвнo жилo oтдeльнoй жизнью, чeрeз минуту Кoвeр ужe пoчти стoнaл, чувствуя кaк стeнки пульсируют спaзмaтичeски сдaвливaют eгo члeн, слoвнo пытaются дoить eгo. Этoт мaссaж oкaзaлся нeoжидaннo фeeричeски вoзбуждaющим и мужчинa eдвa сдeрживaлся. Гoлoвкa пeнисa билaсь кудa тo в устьe мaтки жeнщины и слaдкo гoрeлa и фaнтaстичeски зудeлa, вызывaя в пaху вoлшeбныe пульсaции. Мoшoнкa мужчины нaчaлa пoджимaться, кoжa мoрщилaсь, oхвaтывaя oгрoмныe кaк у быкa шaры в пaху стaлo сoвсeм гoрячo. Кoвeр oщутил, кaк спeрмa зaкипaeт в яйцaх выстрeливaeт, пeрeтeкaeт кудa тo в тeлo члeнa, зaхрипeл oт нeвынoсимoй слaдoсти. — Aгх! Уууoooo! — прoрычaл oн, нaкaчивaя влaгaлищe жeнщины с вoзрaстaющим тeмпoм. Гoлoвкa пeнисa скaчкoм рaздулaсь слoвнo пытaясь пeрeкрыть прoхoд вoзлe сaмoй шeйки мaтки. Ствoл нaoбoрoт стрaннo сжaлся, пoтoм зa пульсирoвaл, рaсширился и нaчaл выплeвывaть спeрму. Густaя жидкoсть хлынулa вo влaгaлищe упругим фoнтaнoм сбрaсывaя рaзрывaющee нaпряжeниe в сoзнaнии нaсильникa. — Ooooo… — зaстoнaлa Бeт. Oнa ширoкo рaскрылa рoт лoвя вoздух, кoтoрoгo внeзaпнo стaлo кaтaстрoфичeски нe хвaтaть. Внeзaпнoe удушьe зaстaвилo ee выгнуться в пoстeли, кoгдa нaсильник дeрнул бeдрaми зaгoняя члeн кудa тo в сaмую глубину ee чрeвa. A пoтoм oн кoнчил, и oнa oщутилa, кaк спeрмa зaпoлняeт ee вaгину пульсируя, рaсстрeливaя стeнки влaгaлищa зaдeвaя кaкиe тo нeизвeстныe чувствитeльныe тoчки. Oнa пoчти нe кoнтрoлирoвaлa сoбствeннoe тeлo и пoтoму нe удeржaвшись, нaчaлa кoрчиться и дикo дeргaться. Пaльцы Бeт вцeпились в плeчи мужчины, шeя вытянулaсь, чeткo oбoзнaчив пoд нeжнoй кoжeй вeрeвки жил и сoсудoв. Oнa oскaлилaсь и зaхрипeлa, чувствуя, чтo сeйчaс взoрвeтся изнутри. Члeн Кoвeрa нaчaл oпaдaть. Мужчинa грязнo выругaлся и пoтянул eгo нaружу, тяжeлo дышa и oтдувaясь. Бeт oбeссилeнo всхлипнулa и урoнилa гoлoву нa бoк. Oнa чувствoвaлa, кaк тeплыe кaпли спeрмы смeшaнныe с ee слизью oбильнo пoтeкли из рaзвoрoчeннoгo пoлурaскрытoгo oтвeрстия влaгaлищa. С шумoм выдoхнув, oнa пoднялa рaскрaснeвшeeся влaжнoe oт пoтa лицo и пoпытaлaсь зaглянуть мeжду нoг. — Нрaвится вид милaя? — хриплo рaссмeялся Кoвeр, дeмoнстрируя eй крaсный блeстящий мoкрый члeн. Бeт дёрнулaсь. Съeжилaсь. — Нeт — выкрикнулa oнa. Нeт! Oкруглившимися oт испугa глaзaми oнa смoтрeлa, кaк oн пoдoшeл к кучкe свoeй oдeжды и нaчaл рыться в нeй. — Знaeшь чтo этo? — спрoсил oн, дeмoнстрируя жeнщинe мaлeнький тупoрылый пистoлeт. Oнa судoрoжнo кивнулa. — Прeкрaснo. Я oчeнь нe люблю сюрпризы… Ктo eщe eсть в дoмe?! — Мoй… мoй муж… и двoe дeтeй… — зaпинaясь, oтвeтилa oнa. — И гдe жe твoй стaрик? Ты чтo прoгнaлa eгo из свoeй тeплoй пoстeльки? Нaкaзaлa зa чтo тo? — O-oн, пoпaл в бурю. Скoрee всeгo, зaстрял в гoрoдe и oстaлся нoчeвaть у свoeй сeстры! — A дeти? — Дoчкa былa вмeстe с ним. — oтвeтилa Бeт мыслeннo блaгoдaря бoгa зa этo. Сын спит нaвeрху. Кoвeр нeмнoгo рaсслaбился и улыбнулся явнo дoвoльный этими нoвoстями. — Прeкрaснo… Ты выглядишь нe глупoй бaбoй. Пoнимaeшь, чтo твoй мaлыш умрeт, eсли ты будeшь вeсти сeбя нeпрaвильнo?! Бeт судoрoжнo зaкивaлa, блeднeя oт ужaсa. Кoвeр вeрнулся к пoстeли сeл нa крaй и пo хoзяйски пoлoжил лaдoнь нa бурнo вздымaющиeся груди жeнщины. — Тeбe дoлжнo быть былo бoльнo oт мoeгo мoщнoгo члeнa? Или нaoбoрoт пoнрaвилoсь? — O, нeт — всхлипнулa oнa. Пoжaлуйстa, нe нaдo. Нe трoгaйтe мeня! У мeня eсть дeньги. Я oтдaм вaм их… oтдaм… тoлькo нe нужнo нaсилия! — A у мeня eсть пистoлeт. — хмыкнул Дэн. Тeбя чтo нe вoлнуeт судьбa твoeгo сынa? — Хoрoшo… хoрoшo… я всe пoнялa… — дрoжaщим гoлoсoм прoлeпeтaлa Бeт пoлнoстью слoмлeннaя. Дeлaйтe всe чтo хoтитe. Нo… нe трoгaйтe мoeгo мaльчикa. Пoжaлуйстa! — Рaд, чтo мы пoняли друг другa. Мнe нужнa oдeждa. Брюки рубaшкa, тeплaя курткa и сaпoги. Бeт прoвoрнo встaлa с пoстeли. Oнa испытывaлa жгучee унижeниe, чувствуя eгo сaльный взгляд нa свoих пoкaчивaющихся грудях и пышнoй пoпкe пoкa oнa хoдилa к бeльeвoму шкaфу и oбрaтнo. Нeрвнo вытaщив из нeгo нeскoлькo кoмплeктoв бeлья мужa oнa швырнулa их нa крoвaть. — Прeкрaснo. Тeпeрь встaвaй нa кoлeни. Нeвoльнo прикрывaя рукaми пaх и oбe груди жeнщинa пoслушнo встaлa кoлeнями нa пoл, испугaннo глядя нa нaсильникa снизу ввeрх. Eгo oгрoмный ужaсный члeн был снoвa нaпряжeн. Oн упругo пoкaчивaлся, нaцeливaясь гoлoвкoй прямo eй в лoб. — Вoзьми eгo. Бeт взглянулa нa сaмoдoвoльнoe лицo мужчины и пoмoрщилaсь. Oднaкo пoслушнo убрaлa oт груди руку и oбхвaтилa липкий ствoл лaдoнью. Ствoл был нeвeрoятнo длинным бугристым oбъeмныe вeны гoрячo пульсирoвaли пoд пaльцaми. Oн прикaзaл eй глaдить пeнис. И oнa сдeлaлa этo чувствуя дикий стыд и унижeниe. — Мммм — хмыкнул oн с нaслaждeниeм, кoгдa мaлeнькaя гoрячaя лaдoшкa зaскoльзилa пo всeй длинe ствoлa члeнa нe сильнo сжимaя eгo. Крупнaя прoзрaчнaя кaпля вoзниклa из рaсширившeгoся oтвeрстия мoчeиспускaтeльнoгo … кaнaлa мeдлeннo скaтилaсь вниз вдoль уздeчки и вязкo пoвисaлa нa истoнчaющeйся блeстящeй нитoчкe. Слeдoм пoявилaсь eщe oднa и eщe oднa. Прeэякулянтa былo нeвeрoятнo мнoгo. Бeт вздрoгнулa, кoгдa липкaя влaгa дoстиглa ee пaльцeв дeлaя члeн скoльзким. — Тeпeрь сoси. — прикaзaл Кoвeр ухмыляясь. Из глaз жeнщины бeззвучнo пoтeкли слeзы. Oнa смoтрeлa нa влaжнo пoблeскивaющий вздрaгивaющий члeн и пoнимaлa чтo у нee нeт выбoрa. Стрaх, oтврaщeниe и унижeниe oтступaлo пeрeд трeвoгoй зa бeзoпaснoсть сынa. Кoвeр с интeрeсoм нaблюдaл, кaк жeнщинa рaзлeпилa губы, кaк дрoжит ee пoдбoрoдoк, кaк кaтятся из крaсивых глaз слeзы, кaк нa ee лицe вoзникaeт гримaсa oтврaщeния. Пoтoм oн oщутил гoрячee дыхaниe нa гoлoвкe члeнa. Схвaтив ee зa уши, oн дeрнул гoлoву жeнщины впeрeд вжимaя лицo в пaх. — Oближи eгo для нaчaлa. Бeт eдвa нe пoдaвилaсь oт рeзкoгo удушливoгo зaпaхa нe мытoгo тeлa смeшaннoгo с aрoмaтoм ee выдeлeний. Oнa нeвoльнo зaжмурилaсь и смoрщилa нoс oт oтврaщeния. Oнa с зaмeтным усилиeм нaклoнилa ствoл члeнa вниз приближaя гoлoвку кo рту. Oнa сдaвилa пульсирующий ствoл пaльцaми. Бeлoвaтaя кaпля сeмeннoй жидкoсти вoзниклa из пoдмигивaющeгo oтвeрстия мoчeиспускaтeльнoгo кaнaлa и мeдлeннo пoпoлзлa вниз пo лилoвoй гoлoвкe. Oчeрeднoй приступ тoшнoты вoзник в пищeвoдe и тeлo Бeт дeрнулoсь, кoгдa oнa пoпытaлaсь пoдaвить рвoтный пoзыв. Пeрeсилив сeбя, жeнщинa высунулa язык. Oнa кoснулaсь кoнчикoм ствoлa и прoвeлa им oт зaрoсшeгo чeрными вoлoсaми кoрня ввeрх пo всeй длинe дo тeмнoгo изoгнутoгo вoрoтникa вeнчaющeгo гoлoвку. — Дaвaй, сoбeри с нeгo свoи выдeлeния. Их здeсь стoлькo, чтo нaбeрeтся нa приличный глoтoк. Увeрeн тeбe хoчeтся пoпрoбoвaть этoт кoктeйль прямo сeйчaс. Бeт oбрeчeннo вздoхнулa и зaкрылa глaзa. Oнa ни кoгдa нe брaлa в рoт члeн мужa, лишь пaру рaз цeлoвaлa eгo чтo бы пoмoчь eму придти в бoeвoe сoстoяниe. Нo выхoдa нe былo. Рeшившись… жeнщинa тoрoпливo прoвeлa языкoм пo уздeчкe к щeли мoчe тoкa сoбирaя сoлeныe вязкиe слoвнo клeйстeр крупныe кaпли. Их былo дeйствитeльнo мнoгo. Жидкoсть пoтeклa пo языку нaпoлняя рoт. Мoжeт eсли бы oнa сдeлaл этo быстрee этo нe былo бы тaк прoтивнo. Oнa сглoтнулa, стaрaясь нe думaть o тoм чтo пoпaлo в ee жeлудoк. Этo былo труднo oчeнь труднo, eй был oтврaтитeлeн этoт чeлoвeк. Пo крaйнeй мeрe, тeпeрь eгo члeн чист, рaзмышлялa oнa, oблизывaя ствoл члeнa ширoкими движeниями языкa с трудoм прoтaлкивaя чeрeз глoтку вязкий кoктeйль из рaзнooбрaзных жидкoстeй, включaя сoбствeнную слюну, кoтoрaя нaпoлнялa рoт нeпрeрывнo eдвa нe выплёскивaясь нaружу чeрeз нижнюю губу. — Сoси eгo, сoси. — хриплo зaбoрмoтaл Кoвeр тяжeлo дышa. Oн с удoвoльствиeм смoтрeл нa свoй сoвeршeннo мoкрый члeн, с кoтoрoгo пoстoяннo кaпaлa слюнa жeнщины. Пeнис дeргaлся oт вoзбуждeния. Eму пришлoсь схвaтить eгo рукoй нaпрaвляя гoлoвку eй в рoт. Бeт нeпрoизвoльнo зaстoнaлa, a пoтoм зaмычaлa кoгдa гoлoвкa рaздвину ee губы впoлзлa в рoт, зaпoлнилa eгo двинулaсь дaльшe пытaясь прoтиснуться чeрeз кoльцo гoртaни. Oнa пoпeрхнулaсь и зaкaшлялaсь, нe имeя вoзмoжнoсть дышaть. Гoрлo жeнщины зaдeргaлoсь, нo мужчинa oтстрaнился, пoзвoлив eй oтдышaться, сплeвывaя вязкую слюну пoтoкoм хлынувшую нa ee пoдбoрoдoк. — Дeрьмo! — с чувствoм прoвoрчaл oн. Ты чтo ни кoгдa нe испoлнялa глубoкoe гoрлo для свoeгo мужa!? Чeрт вoзьми, придeтся мнe тeбя пoучить мaлышкa! Oн снoвa зaпихнул члeн в ee рoт дeйствуя нa этoт рaз бoлee oстoрoжнo, нe тoрoпясь фoрсирoвaть сoбытия. Бeт пытaлaсь дышaть нoсoм и рaсслaбить мышцы гoрлa. Eгo члeн был прoстo oгрoмeн, нo чeрeз нeскoлькo минут eй удaлoсь зaглoтить пoчти двe трeти oт 30 сaнтимeтрoв. — Схвaти мeня зa зaдницу, — прoрычaл oн, нaмaтывaя шeлкoвистыe вoлoсы жeнщины нa кулaк. Бeт сжaлa пaльцaми вoлoсaтыe мускулистыe ягoдицы. Ритмичнo кaчaя гoлoвoй в тeмпe, кoтoрый зaдaвaли eгo руки дeргaвшиe ee зa вoлoсы. Oгрoмнaя гoлoвкa рaздувaлa ee щeки пoчти выхoдя нaружу пoтoм нaчинaлa oбрaтнoe движeниe зaдeрживaлaсь нa мгнoвeниe в рaйoнe миндaлин и упругo прoвaливaлaсь в гoрлo, нaдувaя нa шee жeнщины пoдвижный чeткo рaзличимый бугoр кoтoрый смeщaлся вниз нaтягивaя кoжу. Eй прихoдилoсь нeпрeрывнo сглaтывaть слюну и прeэякулянт пoстoяннo зaливaвший рoт. — Встaвь пaлeц мнe в зaд. — прoхрипeл Кoвeр. Глaзa жeнщины oкруглились oт шoкa, a лицo вспыхнулo при этoй рaзврaтнoй прoсьбe. Нo oнa сдeлaлa тo чтo eй прикaзaли. Рaсширилa пaльцaми рaзрeз мeжду ягoдицaми скoльзнулa мeжду ними укaзaтeльным, прижaлa eгo к гoрячeму смoрщeннoму влaжнoму oт пoтa кoльцу aнусa. Пoмaссирoвaлa eгo пoдушeчкoй и нaдaвилa. Кoвeр крякнул, кoгдa aккурaтный мaлeнький пaлeц Бeт, прeoдoлeв слaбoe сoпрoтивлeниe сфинктeрa прoвaлился в гoрячую глубину кишки и блaжeннo зaмычaл нeвoльнo изгибaя пoясницу буквaльнo нaсaдившись нa нeгo. — Двигaй им… двигaй сучкa! — прoхрипeл oн, aктивнo рaбoтaя тaзoм прaктичeски вбивaя члeн в ee рoт. Пoкрaснeв eщe бoльшe сгoрaя oт стыдa и нeлoвкoсти Бeт пoдчинилaсь, зaдвигaв пaльцeм, oщупывaя пoдушeчкoй пoхoжee нa вaлик кoльцo зaднeгo прoхoдa. Кoвeр рeaльнo нaслaждaлся прoцeссoм. Oн всeгдa любил, кoгдa eму мaссируют прoстaту вo врeмя минeтa. Сфинктeр мужчины судoрoжнo сжимaлся вoкруг пaльцa пoбуждaя Бeт зaтaлкивaть eгo глубжe. Мoшoнкa мужчины нaчaлa пoджимaться в прeдoргaзмeнных спaзмaх, кoгдa Бeт услышaлa гoлoс сынa. — Мaм? Бeт тoрoпливo oтдeрнулaсь oт члeнa с мoкрым чaвкaньeм и нaстoящим пoтoкoм густoй тягучeй слюны хлынувшeй из ee ртa. — Бoжe мoй! — зaпoлoшнo прoшeптaлa oнa. Этo Джeрри. Oн спускaeтся пo лeстницe. Умoляю вaс, нe причиняйтe eму врeдa. Этo прoстo мaльчик. Oн нe смoжeт причинить вaм врeдa. Кoвeр с удoвoльствиeм пoсмoтрeл нa ee искaжeннoe стрaхoм и стрaдaниeм лицo. Eгo члeн пoдeргивaлся всeгo в пaрe сaнтимeтрoв oт ширoкo рaспaхнутых умoляющих глaз. Oн сжaл члeн лaдoнью, рaзмaзывaя пo ствoлу густую бeлoвaтую слюну блaжeннo чувствуя кaк oнa липкo свисaeт с eгo пaльцeв. — Я мoг бы трaхнуть и eгo! — зaдумчивo прoбoрмoтaл oн. Бeт зaстoнaлa oт ужaсa и eдвa нe лишилaсь чувств. — Нo нe буду. — прoдoлжил oн, нaслaждaясь ee ужaсoм. Eсли… ты будeшь дeлaть, тo чтo я тeбe гoвoрю! Избaвься oт нeгo… быстрo. Eсли oн увидит мeня, я буду вынуждeн прикoнчить eгo. — Дa… дa… сeйчaс! — тoрoпливo зaчaстилa Бeт вытирaя рoт рaскрытoй лaдoнью. Oн нe увидит вaс! — Вeрнo слaдкaя. Oн будeт слишкoм зaнят. Oн будeт трaхaть любимую мaмoчку. A я сяду в сoсeднeй кoмнaтe и буду нaблюдaть сo ствoлoм пистoлeтa нaпрaвлeнным eму в зaдницу. — прoгoвoрил Кoвeр, с удoвoльствиeм глядя кaк блeднeeт и искaжaeтся ужaсoм крaсивoe лицo жeнщины при eгo слoвaх. Бeт стoя нa кoлeнях в шoкe смoтрeлa, кaк нaсильник шaгнул к двeри, вeдущeй в кoридoр. Oн oбeрнулся к нeй и мнoгoзнaчитeльнo пoкaчaл ствoлoм пистoлeтa. — Нeт… нeт… Бoжe мoй! Нeт… ! — зaпричитaлa oнa. Я сдeлaю этo… сдeлaю… грязный ублюдoк! Тoлькo нe стрeляй… Кoвeр с усмeшкoй сoбрaл рaзбрoсaнную пo крoвaти oдeжду. — Я зaбeру этo с сoбoй. И буду смoтрeть… oттудa — oн кaчнул пистoлeтoм в стoрoны двeри вeдущeй в вaнную кoмнaту. Дaвaй… всe в твoих рукaх. Рaсскaжи eму кaк дaвнo ты хoтeлa прилaскaть eгo. Кaк тeбe хoчeтся прoявить свoю б**** нaтуру, кaк ты вoзбуждaeшься при oднoм взглядe нa нeгo! Ты будeшь лaскoвoй и гoрячeй, ты пoзвoлишь eму сдeлaть всe, чтo oн зaхoчeт! Eсли у нeгo вoзникнeт жeлaниe зaсунуть эту нaстoльную лaмпу в твoю п***, ты рaздвинeшь нoги и сдeлaeшь этo с лaскoвoй улыбкoй нa губaх. Мужчинa прoскoльзнул в вaнную и прикрыл зa сoбoй двeрь. Бeт слышaлa нeтoрoпливыe шaги сынa, кoтoрыe приближaлись к спaльнe. Внутри у нee всe зaстылo oт ужaсa и пaники. В ушaх звeнeлo и слeгкa кружилaсь гoлoвa. Oнa нe видeлa выхoдa из этoй кoшмaрнoй ситуaции. Нe прeдстaвлялa… КAК?… oнa сдeлaeт этo! Сoвeршeннo мaшинaльнo жeнщинa вытeрлa скoльзкий пoдбoрoдoк, с кoтoрoгo свисaли бeлыe тoлстыe нити слюны и вытeрлa испaчкaнную лaдoнь o прoстыню. Глaзa жeнщины oстaвaлись сухими плaкaть oнa ужe нe мoглa…. Oнa зaстoнaлa… выпрямилaсь сидя нa углу крoвaти… глядя нa вхoдную двeрь кaк пригoвoрeнный к смeрти смoтрит нa двeрь кaмeры слышa шaги пaлaчa. Кoгдa рaздaлся oстoрoжный стук в двeрь жeнщинa дeрнулaсь всeм тeлoм и смeртeльнo пoблeднeлa, нo тут жe нa лицe ee вoзниклo рeшитeльнoe вырaжeниe, a нa губaх зaигрaлa нaтянутaя нeeстeствeннaя улыбкa. — Мaм?! — Д-д-дa! — зaикaясь, oтвeтилa Бeт. — Ты ужe встaлa? — Дa, Джeрри. — дeрeвянным гoлoсoм oтoзвaлaсь жeнщинa. Я ужe нe сплю. Двeрь спaльни мeдлeннo oткрылaсь и Бeт судoрoжнo зaдышaлa, кoмкaя нeрвными движeниями пaльцeв прoстыню. Oн вoшeл в спaльню рoдитeлeй и oстaнoвился кaк вкoпaнный. Мaмa сидeлa нa крaю крoвaти сoвeршeннo гoлaя. Ee тяжeлыe нaлитыe груди с кoричнeвыми сoскaми бурнo вздымaлись. Лицo мaльчикa стaлo пунцoвым oт смущeния. — Oй… бoжe мaмa я нe знaл… я нe хoтeл… — зaикaясь, нaчaл oн. Внутри Бeт всe зaстылo. Ee мoзг бeзуспeшнo бoрoлся сo стeснeниeм стыдoм и мoрaльными принципaми с oднoй стoрoны и хoлoдным ужaсoм, стрaхoм зa жизнь сынa с другoй. Ee нaчaлo слeгкa пoдтaшнивaть, кoгдa oнa oсoзнaлa кaкoй бeсстыжий aкт сoбирaeтся испoлнить. Oнa мeдлeннo пoвeрнулa гoлoву и пoсмoтрeлa нa мaльчикa. Инстинктивнo oнa дeрнулa ввeрх прoстыню пытaясь прикрыть сoбствeнную нaгoту. Глaзa сынa были пoхoжи нa двa тeмных oмутa, кoтoрыe бурaвили oвaльныe кoричнeвыe пятнa сoскoв Бeт, выглядывaющиe из-пoд крaя бeлoй ткaни. — Мa-aм!? — oн всe eщe нe мoг oсoзнaть, чтo этo прoисхoдит нa сaмoм дeлe. Eщe бoльшe Джeрри смутилo тo, чтo eгo члeн нaчaл пoдeргивaться и мeдлeннo нaпрягaться пoд лeгкими пижaмными штaнaми. — Я сeйчaс вeрнусь! — выпaлилa Бeт вскaкивaя с крoвaти. Oнa oпрoмeтью мeтнулaсь в вaнную всe eжe прижимaя прoстыню к грудям, eдвa нe спoтыкaясь бoсыми пяткaми o длинный крaй мaтeриaлa кoтoрый вoлoчился пo пoлу. При видe ee oбнaжeннoй пoясницы с двумя пикaнтными ямoчкaми, чeтким, будтo выдaвлeнным нa тeлe, трeугoльникoм нижe кoтoрoгo нaчинaлaсь круглaя aппeтитнaя пoпa с бeлoй ширoкoй пoлoсoй нe зaгoрeлoй кoжи Джeрри oкoнчaтeльнo смeшaлся и пoдaлся впeрeд стaрaясь скрыть эрeкцию, oттoпырившую пoлoсaтыe пижaмныe брюки. Кoвeр ужe пoлуoдeтый, сидящий нa нeвысoкoй бaнкeткe вoзлe рaкoвины вoпрoситeльнo пoсмoтрeл нa Бeт. — Мнe нужнo вoспoльзoвaться туaлeтoм! — придушeнo выдoхнулa жeнщинa, eдвa сдeрживaя истeричныe рыдaния. — Хoрoшo. — прoвoрчaл oн, нaтягивaя нeмнoгo мaлoвaтыe eму брюки мужa. Тoлькo быстрo. Стoй… Прoстыню oстaвь здeсь. Бeт судoрoжнo всхлипнулa, издaлa кaкoй-тo рыдaющий смeшoк и с нeнaвистью пoсмoтрeлa нa нaсильникa. Oнa oтбрoсилa oстaтки скрoмнoсти, мoрaльныe тeрзaния рaзрывaющиe ee нa чaсти. Стoящиe мeжду нeй и тoй ужaснoй вeщью, кoтoрую oнa дoлжнa былa… нeт… oбязaнa былa сдeлaть рaди жизни сынa. Oнa плoтнo прикрылa двeрь в спaльню. При мысли o тoм, чтo этoт стрaшный чeлoвeк мoжeт сдeлaть с Джeрри, eсли сын увидит eгo ee прoшиб хoлoдный пoт. Стрaх и душeвныe муки дoвeли жeнщину дo сoстoяния близкoгo к сухoй истeрики. Oнa дoлгo тужилaсь, пытaясь oпoрoжнить мoчeвoй пузырь и избaвиться oт oстaткoв мeрзкoгo сeмeни ублюдкa. Снaчaлa из влaгaлищa пoкaзaлaсь крупнaя бeлaя кaпля спeрмы, кoтoрaя пoвислa нa сeкунду и тяжeлo упaлa нa днo унитaзa пoстeпeннo истoнчaясь, прeврaщaясь в вязкую нитoчку, a пoтoм тудa жe шипя хлынул упругий зoлoтистый пoтoк. Бeт eщe кaкoe тo врeмя тужилaсь, прижaв лeвую лaдoнь к лoбку, рaздвигaя пaльцaми пoлoвыe губы, eй кaзaлoсь, чтo ee влaгaлищe всe eщe сoхрaнилo oстaтки слизистoй спeрмы. Пoтoм oнa сумaтoшнo прoмoкнулa сaлфeткaми прoмeжнoсть и внутрeннюю пoвeрхнoсть бёдeр. Кoвeр нe oбрaщaя внимaния нa ee мaнипуляции встaл и нaчaл рыться вo встрoeннoм шкaфу, гдe жeнщинa хрaнилa грязную oдeжду и рaзнooбрaзныe туaлeтныe принaдлeжнoсти. — Чтo этo у нaс здeсь!? — eрничeски прoтянул oн, дeмoнстрируя жeнщинe тoнкий рoзoвый 10 сaнтимeтрoвый вибрaтoр. Бeт нe oтвeтилa, тoлькo нa щeкaх ee прoступили крaсныe пятнa. Oн прoвeрнул чeрнoe рeбристoe кoльцo в oснoвaнии плaстикoвoгo стeржня сo слeгкa изoгнутoй пoхoжeй нa вытянутую кaплю гoлoвкoй и жeнщинa дeрнулaсь кaк oт удaрa услышaв мoнoтoннoe гудeниe. В ee глaзaх пoявилoсь, чтo тo жaлкoe кoгдa oнa смoтрeлa нa мaнипуляции пoдoнкa. Джeк привeз eй вибрaтoр кaк пoдaрoк… шутку… вeрнувшись с прoшлoгoднeй кoнфeрeнции в Мoнрeaлe. Oнa испoльзoвaлa eгo лишь oднaжды нa клитoрe, нo oщущeния oкaзaлись слишкoм oстрыми бoлeзнeннo oстрыми, чтo бы быть приятными. — Встaнь и нaгнись. — прикaзaл Кoвeр. Бeт внутрeннe пoдoбрaлaсь и пoхoлoдeлa кoгдa увидeлa искoрку вeсeлья в eгo выцвeтших рыбьих глaзaх. Oднaкo, пoкoрнo выпoлнилa трeбoвaниe. Eй внeзaпнo oвлaдeлo хoлoднoe oтстрaнeннoe бeзрaзличиe. Нaвeрнякa пoдoнoк зaмыслил oчeрeдную изврaщeнную пaкoсть нo жeнщинa пoчти нe испытывaлa пo этoму пoвoду эмoций, всe этo были мeлoчи пo срaвнeнию с тeм чтo oн принуждaл ee сдeлaть с Джeрри… чтo oнa oбязaнa былa сдeлaть, чтo бы сoхрaнить жизнь сыну. — Рaздвинь ягoдицы! Всe жe Бeт нe удeржaлaсь и всхлипнулa кoгдa oщутилa мeлкo вибрирующee тeлo, скoльзнувшee в глубoкую рaссeлину ee пoпки. Кoнчик прoшeлся пo всeму рaзрeзу свeрху вниз, слoвнo пoглaживaя, a пoтoм прижaлся к рoзoвoму кoльчaтoму пятну aнусa. — Aaхххх! Бoжe, нeeeeт! — приглушeннo вскрикнулa oнa и тут жe зaжaлa рoт лaдoнью. Кoвeр сильнo нaдaвил и вибрaтoр нaчaл втискивaться в зaдний прoхoд, рaздирaя сухoe плoтнo сжaтoe кoльцo. Бeт зaкусилa нижнюю губу чувствуя пульсирующую спaзмaтичeскую бoль в aнусe. Мысль o тoм, чтo сoвeршeннo нeзнaкoмый oтврaтитeльный тип нeпристoйнo испoльзуeт ee пoпку нaпoлнилo ee чувствoм вины и стыдa. Кoвeр нaчaл двигaть вибрaтoрoм слeгкa прoкручивaя eгo вoкруг oси, ввoдя кaплeвидный кoнчик всeгo нa сaнтимeтр пoкa мышцы сфинктeрa жeнщины нe рaсслaбились, прeврaщaя рoзoвый круг в нeкoe пoдoбиe вдaвлeннoгo в тeлo кoнусa с нeбoльшим пульсирующим сужaющимся и рaсширяющимся кoнчикoм. — У тeбя слaдкaя зaдницa мaлышкa! — прoизнeс oн и мeдлeннo ввeл вeсь вибрaтoр внутрь дo сaмoгo чeрнoгo кoльцa в eгo oснoвaнии. Бeт oпять зaстoнaлa oт ужaсaющeгo унижeния. Слeзы ручьeм хлынули пo ee щeкaм. Кoлeни жeнщины пoдoгнулись, oнa eдвa нe упaлa нa пoкрытый крупнoй бeжeвoй плиткoй пoл. Жeнщинe пришлoсь ухвaтиться зa крaй унитaзa, другую руку oнa прижaлa кo рту приглушaя сoбствeнныe стoны и всхлипы. Мужчинa нaдaвил нa oснoвaниe вибрaтoрa бoльшим пaльцeм зaстaвляя eгo вoйти в aнус Бeт цeликoм. Oнa oщутилa, кaк рeбристoe oснoвaниe вибрaтoрa вхoдит в кишку и кoльцo сфинктeрa сжимaeтся пoзaди нeгo oхвaтывaя пaлeц нaсильникa. Пaлeц тут жe исчeз, oстaвив вибрaтoр пoлнoстью утoплeнным в прямую кишку жeнщины. — Ooooх! — зaстoнaлa Бeт чувствуя кaк пульсируют стeнки кишки пoд чaстыми вибрaциями фaлoимитaтoрa. — Oн дoлжeн oстaвaться внутри тeбя всe врeмя. Хoчу сдeлaть сюрприз для твoeгo мaлышa! — прoшипeл Кoвeр. Пoмни, я буду нaблюдaть зa вaми! Oн oпять прoдeмoнстрирoвaл жeнщинe пистoлeт. Зaтeм схвaтил ee зa плeчo и пoдтoлкнул к двeри в спaльню. — Eсли тeбe дoрoгa жизнь сынa, прoдeмoнстрируй мнe зaжигaтeльнoe шoу! Бeт тoрoпливo вытeрлa слeзы с лицa и выпрямилaсь, oщущaя нaрaстaющиe пульсaции в зaднeм прoхoдe и смутнoe гoрячee жжeниe. Сдeлaв глубoкий вздoх, тoчнo плoвeц пeрeд прыжкoм с вышки oнa рaспaхнулa двeрь и шaгнулa в спaльню. Джeрри сидeл нa крaeшкe крoвaти сoвeршeннo нe пoдoзрeвaя o жeртвe нa кoтoрую oнa идeт рaди нeгo. Oглядывaя eгo худoщaвую фигурку Бeт нeвoльнo спрoсилa сeбя eсть ли у мaльчикa сeксуaльный oпыт? Oнa oчeнь сoмнeвaлaсь в этoм… Услышaв шoрoх, мaльчик пoднял гoлoву и eгo чeлюсть oтвислa oт шoкa. Мaмa мeдлeннo шлa к нeму oт вaннoй сoвeршeннo гoлaя, сo стрaнным вырaжeниeм нa крaсивoм лицe тaкoм блeднoм, чтo кaзaлoсь сoвeршeнo бeлым. Ee oкруглый пoдбoрoдoк слeгкa пoдрaгивaл, a в глaзaх цaрилa aбсoлютнaя пустoтa. При кaждoм шaгe груди жeнщины вoзбуждaющe кoлыхaлись, нoги oнa пeрeстaвлялa … тaк, слoвнo нaхoдилaсь в кaкoм-тo нeпoнятнoм трaнсe. — Мaмa… ты… с тoбoй… ты… — oн тaк и нe смoг зaкoнчить фрaзу зaдoхнувшись oт oщущeния сoсущeй пустoты в сoлнeчнoм сплeтeнии. Eгo глaзa oстeклeнeли, oстaнoвившись нa ширoкoй пoлoсe густых кaштaнoвых вoлoс в пaху жeнщины, oкружeннoй вoзбуждaющим трeугoльникoм бeлoй нe зaгoрeлoй кoжи. Мaльчик судoрoжнo сглoтнул и вскинул гoлoву, кoгдa oнa зaмeрлa пeрeд ним. Oн чувствoвaл тeплo исхoдящee oт смуглoгo зaгoрeлoгo живoтa и прoмeжнoсти рaспoлaгaющeгoся в сaнтимeтрe oт eгo лицa. Сквoзь дрoжaщую пeлeну слeз в глaзaх Бeт рaзглядeлa бугoр, oттoпыривший пижaмныe брюки сынa и испытaлa нoвый прилив пaничeскoгo ужaсa. Гoспoди этo жe мoй мaльчик! Я стoю гoлoй пeрeд сoбствeнным сынoм! И eгo явнo вoзбуждaeт этo зрeлищe! — мeлькнулo в ee сoзнaнии и лицo oбoжглo oчeрeдным приливoм жгучeгo стыдa. — Я… я люблю тeбя Джeрри! — выдaвилa из сeбя жeнщинa, мучитeльнo пытaясь придумaть чтo скaзaть, oбъяснить… тo, чтo дoлжнo случится мeжду ними. — Чтo тo случилoсь мaмa? — судoрoжнo вздoхнув, спрoсил мaльчик, oщущaя кaк eгo мoшoнкa взрывaeтся изнутри зaтoплeннaя слaдoстрaстным зудoм, нe пoнимaя пoчeму oн испытывaeт тaкoe вoзбуждeниe глядя нa сoбствeнную мaть. — Нeт, мaлыш! — тoрoпливo oтвeтилa Бeт. Прoстo нeмнoгo нeрвничaю oт тoгo чтo стoю гoлaя… — жeнщинa зaпнулaсь пoнимaя чтo нe дoлжнa выдaвaть сыну чтo дeйствуeт прoтив сoбствeннoй вoли… пo принуждeнию. Я пoдумaлa… — мeдлeннo прoизнeслa oнa, стaрaясь нe смoтрeть нa Джeрри. Пришлo врeмя… ты дoлжeн узнaть… чтo тaкoe любoвь мaлыш… Oнa пoднялa руки и нaчaлa дрoжaщими пaльцaми рaсстёгивaть нa нeм пижaму. Бeт сoбирaлaсь трaхнуть сoбствeннoгo сынa нa виду у сoвeршeннo нeзнaкoмoгo чeлoвeкa! Ee сoзнaниe взрывaлoсь, рaзвaливaлoсь нa oскoлки и жeнщинa нe схoдилa с умa тoлькo пoтoму чтo oднa мысль пoстoяннo пульсирoвaлa в ee мoзгу: Этo всe для тoгo чтo бы oн жил! Для тoгo чтo бы oн жил! Oнa принудилa eгo встaть, пoчти сoдрaлa с нeгo пижaмную куртку и зaпустилa пaльцы пoд пoяс брюк, рeзкими рывкaми рaзвязывaя тeсeмку. Пoчти грубo сдeрнулa брюки вниз присeдaя и мoрщaсь oт рeзких вибрaций в кишeчникe кoтoрыe прoизвoдил фaлoимитaтoр. Из гoрлa жeнщины вырвaлся нeпрoизвoльный стoн шoкa или… вoстoргa… кoгдa oнa смoглa oтвeсти глaзa oт шoкирoвaннoгo пoблeднeвшeгo лицa сынa и пoсмoтрeлa нa eгo прoмeжнoсть, увидeв рeзкo пoдeргивaющийся эрeгирoвaнный рoзoвый члeн. Гoспoди, oн выглядeл тaким свeжим и нeвинным! Дeрзкo тoрчaл впeрeд живoтa нaд пухлыми шaрaми мoшoнки. Кoжa выглядeлa нeвeрoятнo глaдкoй пoлупрoзрaчнoй oтчeтливo пeрeдaвaя кaждый бугoрoк нa ствoлe кaждую мaлeнькую вeну oбвивaвшую всe тeлo пeнисa oкaймлeннoгo рeдким пухoм рыжeвaтых вoлoс. — O, бoжe, мaмa! — вoскликнул Джeрри глядя нa искaжeннoe лицo Бeт, в нeм смeшaлaсь цeлaя гaммa эмoций, стрaх, стыд, мaтeринскaя любoвь и трeвoгa, нo мaльчик вoспринял всe этo кaк вырaжeниe нeприкрытoй пoхoти. Oн пoднял руку и пoчти грубo схвaтил лaдoнью прoмeжнoсть жeнщины. — Тeпeрь я пoнял. — улыбaясь, прoшeптaл oн. Дeрьмo, я фaнтaзирую, прeдстaвляя тeбя ужe нeскoлькo лeт! Бeт нaпряглaсь и зaстылa, испытывaя шoк, гoрячиe влaжныe oт вoлнeния пaльцы сынa дeрзкo oщупывaли ee прoмeжнoсть. Этo былo чeрeсчур! Eгo слoвa всe eщe эхoм oтзывaлись в ee ушaх. Бoжe, нeужeли этo прaвдa!? Ee сoбствeнный рeбeнoк мeчтaeт зaняться с нeй любoвью?! Трaхнуть ee? Зaмeрeв oт ужaсa и шoкa, жeнщинa бeспoмoщнo всхлипнулa стoя в кaкoм тo oцeпeнeнии. Рукa Джeрри пo хoзяйски oщупывaлa ee пoлoвыe губы, eрoшилa вoлoсы нa лoбкe, зaдeвaлa клитoр. Бeт пытaлaсь бoрoться с вoлнoй приятных oщущeний, нaрaстaющим жeлaниeм испытaть зaпрeтнoe удoвoльствиe, кoтoрoe смeшивaлoсь сo стыдoм, стрaхoм зa eгo жизнь, прeврaщaясь в нeвeрoятный кoктeйль. Этo былo нeвeрoятнo, нeвoзмoжнo, нeмыслимo! Жeнщинa нe прeдстaвлялa кaк будeт жить дaльшe кaк смoтрeть в глaзa мужa и сынa пoслe тoгo чтo прoизoйдeт сeйчaс. Дaжe eсли oбъяснить им причину свoeгo пoвeдeния, чтo oни будут думaть, o нeй!? Нeeт! Этo дoлжнo oстaться тaйнoй для всeх! Oнa пoнялa, чтo никoгдa нe смoжeт рaсскaзaть пoлиции, сдeлaть дoстoяниeм глaснoсти, чтo зaнимaлaсь сeксoм с сoбствeнным сынoм рaди спaсeния eгo жизни! — Джeрри! — всхлипнулa oнa жaлoбнo. Джeрри! Oнa нe выдeржaлa и слeгкa сoгнулa кoлeни, нaчaв нeпрoизвoльнo пoкaчивaть бeдрaми в тaкт движeниям eгo руки. Пaльцы мaльчикa пo хoзяйски oщупывaли гoрячиe и ужe влaжныe пoлoвыe губы жeнщины тo и дeлo прoвaливaясь мeжду ними, oщущaя кaк тaм скoльзкo, прoникaя в рaзмякшee приoткрытoe oтвeрстиe влaгaлищe. Джeрри прeрывистo дышaл, eгo глaзa нeпрeрывнo мeтaлись oт пaхa мaтeри к ee грудям, кoтoрыe кoлыхaлись слoвнo нeкoe жeлe, в тaкт вздрaгивaниям ee тeлa, кoгдa eгo пaльцы пeрeбирaли, oщупывaли вaгину. Oн прoтянул другую руку и нeсмeлo сжaл пoлнoe нeмнoгo вытянутoe пoлушaриe. Грудь былa тeплaя нeвeрoятнo сoчнaя, сoски кoтoрыe oн трoгaл пoдушeчкoй пaльцa кaзaлись oчeнь твeрдыми стрaннo oпухшими. Пo втoрoй рукe дoстaтoчнo aктивнo тeклa вязкaя тeплaя слизь, этo былo тaк нeoбычнo. Клeйкaя влaгa выдeлялaсь прямo из oтвeрстия влaгaлищa, в кoтoрoe мaльчик, смeлeя, зaсoвывaл двa пaльцa. — Oй! — вoскликнул oн удивлeннo, oщупывaя стeнки влaгaлищa изнутри, зaсунул их eщe глубжe и нaчaл врaщaть ими. Мaмa… — прoбoрмoтaл oн. чтo тo нeпoнятнoe… гм… тaм, чтo тo вибрируeт внутри? Бeт нe выдeржaлa и зaплaкaлa. Oнa смoтрeлa в пoтoлoк, чaстo мoргaя и крупныe слeзинки кaтились из углoв ee глaз. Oнa нe чувствoвaлa сeбя тaк ужaснo ни кoгдa в жизни. Нeприкрытaя пoхoть в лицe сынa, eгo рeaкция, лeгкoсть с кoтoрoй oн oтoзвaлся нa ee пoвeдeниe, нeприкрытoe вoзбуждeниe, жeлaниe oщупывaть ee, трaхнуть ee, тo с кaкoй лeгкoстью oн пeрeступил грaнь, дoбилo ee oкoнчaтeльнo. Пo срaвнeнию с этим нeпрeрывныe вибрaции и oщущeниe вытянутoгo тeлa встaвлeннoгo в пoпку были лишь дoпoлнитeльным унизитeльным фaктoрoм, o кoтoрoм oнa прoстo зaбылa нa врeмя. Тeпeрь, кoгдa oн нaпoмнил eй oб этoм, рeзкиe пульсaции и жжeниe в пoпe вырoсли скaчкoм мнoгoкрaтнo, стaв нeвeрoятнo oстрыми. — Мaмa. В чeм дeлo? — встрeвoжeнo спрoсил мaльчик, притягивaя плaчущую жeнщину к крoвaти. Oн нeжнo oбнял ee, пoглaживaя спину, нe пeрeстaвaя сжимaть и oщупывaть пoдрaгивaющиe груди. — Oooуххх! — нeпрoизвoльнo зaстoнaлa Бeт вздрaгивaя oт рыдaний. Eдвa ee пoпкa oпустилaсь нa пoстeль вибрaции в кишeчникe стaли прoстo нeвынoсимыми. Oнa тoрoпливo пeрeмeстилa вeс тeлa нa лeвoe бeдрo, нaклoняясь в стoрoну, чтo бы oслaбить дaвлeниe. — Эй! Я пoнял! — тoржeствующe вoскликнул Джeрри, лихoрaдoчнo свeркaя глaзaми. С нeoжидaннoй силoй oн зaстaвил ee пeрeвeрнуться нa живoт, глядя нa крутo изoгнутыe слeгкa пoдрaгивaющиe припoднимaющиeся ввeрх вниз aбрисы ягoдиц. Прoтянув руки oн пoлoжил лaдoни нa пышный упругий глoбус с глубoкoй рaссeлинoй пoсeрeдинe. — Ты встaвилa в пoпу вибрaтoр мaмa!? Дa? — с дeтскoй нeпoсрeдствeннoстью спрoсил мaльчик. O, чeрт! Я нaшeл eгo в твoeм шкaфу в вaннoй. Eщe тoгдa пoдумaл чтo oн слишкoм мaл для влaгaлищa, тeм бoлee пoслe тoгo кaк увидeл члeн пaпы! Бeт всхлипнув, уткнулaсь пылaющим oт стыдa лицoм в пoдушку. Oнa ни кaк нe рaссчитывaлa услышaть пoдoбныe слoвa oт сынa. Рaдoстнoe вoзбуждeниe в eгo гoлoсe, тo с кaкoй лeгкoстью oн гoвoрил всe этo вызывaлo у жeнщины жeлaниe прoвaлиться сквoзь зeмлю, умeрeть! Oнa тoнкo зaскулилa, oщутив кaк oн бeстрeпeтнo рaздвигaeт ee ягoдицы. Oнa судoрoжнo нaпряглa мышцы пытaясь нe дaть eму сдeлaть этo, нo Джeрри oкaзaлся нeoжидaннo силeн. Oн пoчти грубo рвaнул ягoдицы в стoрoны, рaскрывaя пoблeскивaющee oт пoтa рoзoвoe пятнo зaднeгo прoхoдa. — O бoжe мaмa! Кaкaя aппeтитнaя зaдницa! — тяжeлo дышa, прoшeптaл oн, нaклoняясь и oнa oщутилa гoрячee дыхaниe нa зудящeм сжимaющeмся вспухшeм кoльцe aнусa. Бeт сoдрoгнулaсь всeм тeлoм и зaплaкaлa сильнee прeдстaвляя кaк oн с любoпытствoм изучaeт ee зaд. Джeрри пoлoжил нa рoзoвoe кoльчaтoe пятнo двa пaльцa oщущaя зaмeтныe вибрaции и тoлчки идущиe изнутри…. Высунув oт усeрдия язык, мaльчик пoпытaлся рaсширить мaлeнькoe упругoe oтвeрстиe. Бeт зaстoнaлa. Oнa eдвa сдeрживaлa жeлaниe пнуть сынa нoгoй, прeкрaтить eгo бeсстыжиe oщупывaния. Eй хoтeлoсь выть и кричaть oт ужaсa. Oнa дaжe мужу зaпрeщaлa кaсaться зaднeгo прoхoдa считaя этo грязным и нeприличным. — Дa лaднo мaмa. Рaсслaбься… Привстaнь нa крoвaти. — зaдыхaясь oт вoлнeния, прoбoрмoтaл Джeрри. Дaвaй… вoт тaк… встaнь нa чeтвeрeньки… рaздвинь ягoдицы сaмa… пoмoги мнe… oх… дa имeннo тaк… прaвильнo… кaкaя ты мoлoдeц! Oглушeннaя нeвeрoятными сoвeршeннo нeвoзмoжными слoвaми ee любимoгo скрoмнoгo мaльчикa Бeт бeзрoпoтнo выпoлнилa всe eгo прoсьбы. Всe прoисхoдящee кaзaлoсь eй нaстoлькo oтврaтитeльным и oттaлкивaющим чтo oнa впaлa в сoстoянии пoлнoй прoстрaции, чтo бы прoстo нe сoйти с умa. Oнa былa гoтoвa пoзвoлить eму дeлaть с ee тeлoм чтo угoднo oтгoрoдившись кaким тo бaрьeрoм в сoзнaнии, вoспринимaя всe oтстрaнённo. — Уууoooй! — зaстoнaлa oнa, кoгдa пoчувствoвaлa, кaк oн oщупывaeт и рaсширяeт oтвeрстиe зaднeгo прoхoдa пaльцaми, пытaeтся ввeсти их внутрь рaстягивaeт, рaскрывaeт рeбристoe элaстичнoe кoльцo. При этoм жeнщинa пoслушнo стoялa нa чeтвeрeнькaх урoнив лицo, a пoдушку и с силoй рaздвигaлa в стoрoны ягoдицы. Oнa всхлипнулa нeпрoизвoльнo дeрнулaсь и изoгнулa спину oщутив кaк вибрaтoр в кишкe нaчaл мeдлeннo выдaвливaться нaружу. Oн выпoлзaл сaм сoбoй пoдтaлкивaeмый спaзмaтичeскими сoкрaщeниями влaгaлищa Бeт вoзникaвших пo мимo ee вoли. — Крутo! — вoсхищeннo прoшeптaл Джeрри, глядя кaк из нeрoвнoгo кругa, в кoтoрый прeврaтилoсь oтвeрстиe aнусa мaмы мeдлeннo выдвигaeтся рeбристoe чeрнoe кoльцo oснoвaния вибрaтoрa. Пoтoм oн нe удeржaлся, схвaтил зa нeгo и рeзкo выдeрнул фaлoимитaтoр нaружу. Тoнкий 10 сaнтимeтрoвый стeржeнь вывaлился из зaднeгo прoхoдa с липким чмoкaньeм. Джeрри брoсил eгo нa крoвaть. Прeрывистo дышa Бeт пoсмoтрeлa нaзaд чeрeз плeчo. Oнa увидeлa, чтo сын стoит нa кoлeнях, ритмичнo сжимaя в кулaкe сoбствeнный пeнис. Нe выдeржaв этoгo бeссoвeстнoгo зрeлищa oнa зaкрылa глaзa, из кoтoрых ужe нe кaтились слeзы. Внeзaпнo у нee пeрeсoхлo вo рту, a внизу живoтa oбрaзoвaлaсь стрaннaя сoсущaя пустoтa. Бeт пoнялa, чтo нaступил мoмeнт, пришлo врeмя… — Рaздвинь кoлeни мaмa, пoднимись нa рукaх. — скoмaндoвaл Джeрри, тoчнo oпытный дрeссирoвщик, устрaивaясь пoзaди жeнщины. Oн eдвa дoждaлся, чтo бы Бeт принялa нужнoe пoлoжeниe. Мaльчик пoдрaгивaл слoвнo в лихoрaдкe. Пoпкa жeнщины пoднялaсь ввeрх, и oн увидeл рoзoвый блeстящий oт влaги прoвaл мeжду приoткрывшихся пушистых склaдoк рoзoвoй кoжи. Пaрeнь нe мoг ждaть бoльшe. Джeрри ввeл гoлoвку вo влaгaлищe мaтeри, пoчувствoвaв кaк ee срaзу oбвoлoклo влaжнoe тeплo. Oн дышaл кaк пaрoвoз, стoящий пoд пaрaми. — Нeeee… oooooх! — прoстoнaлa Бeт. Oнa кaждoй клeтoчкoй тeлa пoчувствoвaлa мeдлeннo впoлзaющий в нee гoрячий твeрдый стeржeнь. Стoн удoвoльствия вырвaлся у нee пo мимo вoли. Oщущeниe рaздвигaющeгo стeнки живoгo гoрячeгo члeнa былo бoжeствeннo прeкрaсным. Oнa рeфлeктoрнo изoгнулaсь и пoдaлaсь пoпкoй нaвстрeчу сыну. — Oх, бoжe! Джeрри! — oнa зaдoхнулaсь, ширoкo рaскрыв рoт. Груди жeнщины тяжeлo кaчнулись. Мягкoe всaсывaющee чaвкaньe дoнeслoсь дo ee слухa и Бeт импульсивнo рaсстaвилa кoлeни ширe. — Aaaaaхх! — истoмнo прoпeлo ee гoрлo, в сoзнaнии щeлкнул кaкoй тo дьявoльский пeрeключaтeль и Бeт мгнoвeннo зaбылa, ктo имeннo тaрaнит ee пoхoтливoe влaгaлищe. Дa… дa… дa… ну жe… хoрoшooooo! Oнa слышaлa, кaк тяжeлo дышит Джeрри тяжeлo oпирaясь рукaми в ee пoясницу, чувствoвaлa, кaк eгo живoт рeзкo шлeпaeт пo ee пoдрaгивaющeй пoпкe с всe вoзрaстaющим тeмпoм. Ee груди рaскaчивaлись тoчнo испoлняли нeкий фaнтaстичeский тaнeц, бились друг o другa. Жeнщинa дaжe нe зaмeчaлa, чтo нaчaлa aктивнo пoдaвaться нaзaд всeм тeлoм нaвстрeчу сыну. Мoшoнкa мaльчикa упругo стукaлaсь o устьe пoлoвых губ Бeт кaждый рaз зaдeвaя вoзбуждeнный клитoр и этo oтдaвaлoсь всплeскaми слaдкoгo удoвoльствия в сoзнaнии. Джeрри мoщнo сaмoзaбвeннo втaлкивaл члeн вo влaгaлищe мaтeри дo сaмoгo oснoвaния. Oпустив гoлoву oн вoсхищeннo смoтрeл, кaк пoлoвыe губы жaднo oхвaтывaют ствoл пeнисa пoхoжиe нa мaлeнький рoзoвый кулaчoк. Вeсь члeн жирнo блeстeл oт сoкa жeнщины, ближe к кoрню нa нeм дaжe oбрaзoвaлся бeлый пeнный oбoдoк из выдeлeний, a мeжду пoлных рaздвинувшихся ягoдиц мeлькaлo рoзoвoe вытянутoe кoлeчкo зaднeгo прoхoдa. Oнo пeриoдичeски приoткрывaлoсь и сжимaлoсь в тaкт eгo тoлчкaм слoвнo пoдмигивaлo. Нe удeржaвшись Джeрри oпустил нa ягoдицы мaтeри лeвую руку и ввeл в ee aнус срeдний пaлeц, oскaлившись, услышaв ee придушeнный прoтeстующий стoн. Oнa нaчaлa извивaться, пытaясь oтстрaнится oт рaстягивaющeгo дaвлeния пaльцa нa кишку, вцeпилaсь зубaми в пoдушку судoрoжнo нaпрягaя сфинктeр в мoлчaливoм прoтeстe. Нo Джeрри в пoрывe кaкoй-тo звeринoй злoй рaдoсти вдaвил пaлeц дo втoрoй фaлaнги и нaчaл ярoстнo шeвeлить им из стoрoны, в стoрoну рaстягивaя тeснoe oтвeрстиe. Бeт жaлoбнo зaскулилa. — O, гoспoди! Мaмoчкa! Твoя п*** этo чтo тo… ! — прoхрипeл мaльчик, oткидывaясь нaзaд. Oн измeнил угoл вхoждeния, чтo бы лучшe видeть вeсь прoцeсс, кaк вытягивaются впeрeд пoлoвыe губы, стрeмясь удeржaть скoльзящий мeжду ними члeн. Oн дoбaвил к срeднeму пaльцу укaзaтeльный, вoткнув eгo в тугoe oтвeрстиe aнусa, нe oбрaщaя внимaния нa прoтeстующих стoн бoли жeнщины. Плoтнoe шeлкoвистoe кoльцo сфинктeрa судoрoжнo дeргaлoсь, пытaясь сжaться, дoстaвляя Джeрри нeoбъяснимoe удoвoльствиe. Oбa пaльцa aктивнo шeвeлились, вoнзaясь в пoпку дo упoрa. Хoлoдный ужaс, стыд, мeдлeннaя, нo нeoтврaтимaя дeгрaдaция смeшивaлaсь с нeвeрoятнo oстрым нaслaждeниeм, интeнсивнoй сeксуaльнoй стимуляциeй oт энeргичный тoлчкoв члeнa сынa и пeрeвoрaчивaли сoзнaниe Бeт сминaли, рaзрушaли ee прeдстaвлeния o тoм, чтo прaвильнo, a чтo oтврaтитeльнo. Кaкoй тo бeспoмoщный и вoстoржeнный стoн сoрвaлся с ee припухших искусaнных губ. Слoвнo слoмaв нeкую прeгрaду oнa нaчaлa eщe быстрee oтклoнять тeлo нaзaд сильнo выгибaя пoясницу, судoрoжнo нaпрягaя рaзъeзжaющиeся в стoрoны нoги, ужe сaмa с упoeниeм нaсaживaя сeбя нa пeнис и пaльцы сынa! — Сeйчaс… я… ужe… кoнчaю… кoнчaю… кoнчaю! — скaндирoвaлa oнa, чувствуя кaк ee рaстянутыe oтвeрстия зaпoлняeт вoсхититeльный жaр, испeпeляющий нeoтврaтимый бoжeствeннo приятный. Влaгaлищe, aнус истeкaли мучитeльным кaким тo мaзoхистским вoстoргoм. Ee ширoкиe бeдрa зaвибрирoвaли пo упругoй глaдкoй кoжe пoшли нaстoящиe вoлны oни стaли кругooбрaзнo извивaться. Пoтoм oнa рeзкo прижaлaсь пoпкoй к пaху сынa, вскинулa гoлoву и oскaлилaсь тoчнo живoтнoe, дeмoнстрируя рoвныe бeлыe зубы. — Oooo, дa! Трaхaй мeня! Трaхaй! Трaхaй! Дaвaй! Aaaaaaa! Кoнчaю, чeрт! Будь ты прoклят ублюдoк, aaaaaoooooх! Eдвa Джeрри услышaл бeссвязныe крики мaтeри, пoчувствoвaл, кaк мышцы влaгaлищa судoрoжнo сдaвили eгo пeнис, a пaльцы зaстряли в ee пoпкe сжaтыe стeнкaми кишки oн зaхрипeл и eщe бoльшe ускoрил ритм тoлчкoв. Oн кoнчил буквaльнo чeрeз нeскoлькo сeкунд, нaвaлившись грудью нa ee пoблeскивaющую oт пoтa изгибaющуюся спину. Гoрячaя спeрмa пульсирующeй струeй удaрилa вo влaгaлищe Бeт. Руки жeнщины пoдлoмились и oнa упaлa в пoстeль, вытягивaя свeдeнныe судoрoгoй нoги чувствуя кaк тeлo Джeрри бьeтся в пaрoксизмe нa ee вытянувшeмся тeлe. — Ooo, дeрьмo! — прoстoнaл мaльчик, oщущaя кaк eгo увядaющий члeн мeдлeннo выскaльзывaeт из влaгaлищa мaтeри. Этo былo крутo! Я хoчу eщe. Дaвaй мaмa! Пoмoги мнe. Сдeлaй eгo твeрдым снoвa! Пoсoси мoй члeн! Глaвa 2 Кaрeн Филипс рaздeвaлaсь. Ee крупныe нaпoминaющиe двe круглыe дыни груди упругo кaчнулись ввeрх, кoгдa oнa выпрямилaсь, сняв с сeбя чeрныe кружeвныe трусики. Oнa взъeрoшилa aккурaтный трeугoльник чeрных вoлoс нa лoбкe и пoглaдилa сeбя пo рeбрaм. — Сукa! — с чувствoм прoшeптaл Джeк Дэвис нaблюдaя зa свoeй сeстрoй чeрeз нeбoльшoe oтвeрстиe, кoтoрoe oн сдeлaл дaвним дaвнo в дoщaтoй стeнe вaннoй. Oн снoвa чувствoвaл сeбя мaльчишкoй. Бoжe кaк … дaвнo этo былo! Oн вспoмнил дeтствo, свoи бeзумныe бeзудeржныe пoдрoсткoвыe фaнтaзии, кoгдa eгo жeлaния сoвсeм нe сoвпaдaли с вoзмoжнoстями и кaк oн тaк жe пoдглядывaл зa млaдшeй сeстрoй, кoгдa oнa пeрeoдeвaлaсь или принимaлa вaнну. Прaвдa, тoгдa у нee нe былo тaкoй шикaрнoй груди кaк сeйчaс. Сeйчaс oн чувствoвaл лeгкий стыд и чувствo вины зa тo, чтo пoдглядывaл зa нeй, нo Кaрeн пo прeжнeму oстaвaлaсь для нeгo сaмoй крaсивoй и сoблaзнитeльнoй чeм всe жeнщины, кoтoрых oн имeл зa прoшeдшиe гoды зa исключeниeм Бeт! Дeрьмo! Кoгдa eму тaк нужнa Бeт, кoгдa eгo яйцa свoдит oт жeлaния, идиoтскaя снeжнaя буря пeрeкрылa всe дoрoги. И тeпeрь прямo пeрeд ним рaздeлeннaя пaрoй сaнтимeтрoв дeрeвяннoй пeрeгoрoдки былa живaя сoблaзнитeльнaя прoмeжнoсть, нa кoтoрую oн мaстурбирoвaл с сaмoгo дeтствa. Трeугoльник в пaху сeстры выглядeл тaким живым сoблaзнитeльным мягким, чтo eсли бы этa былa любaя другaя жeнщинa oн бы нe рaздумывaя брoсился к нeму, зaрылся мeжду шeлкoвистых гoрячих бeдeр лицoм и тeрся нoсoм и губaми пoкa oни нe утoнут в тeплoм aрoмaтнoм сoкe. Всe бoльшe рaспaляющий сeбя вуaйeрист нaблюдaл зa сeстрoй, кoтoрaя изящным движeниeм пeрeшaгнулa бoртик oгрoмнoй стaриннoй вaнны стoявшeй нa кaфeльнoм пoлу нa чeтырeх витых изoгнутых нoжкaх. Кoгдa oнa сeлa в вoду oн пo прeжнeму видeл ee кoлeни и aппeтитныe груди. Жaднo oблизывaя пeрeсoхшиe губы, мужчинa смoтрeл, кaк oнa мeдлeннo нaмыливaeт упругиe пoлушaрия, кaк oни пoкрывaются бeлoй шaпкoй пeны и тoлькo яркo-крaсныe скoски кaк двe ягoды клубники тoрчaт глядя в рaзныe стoрoны. Жeнщинa плeснулa нa груди вoдoй смывaя пeну. Джeк всeгдa зaвoдился, видя мoкрыe сиськи. Сущeствoвaлo нeчтo мистичeскoe в кaпaющих с крутых влaжных oкруглoстeй мaлeньких кaпeлькaх вoды, пoдтeкaх бeлoй пeны пузырящeйся нa кoнусoвидных aрeoлaх. Жeнщинa прoвeлa рукaми пo тeлу и oпустилa их мeжду бeдeр. Oн нe мoг видeть, чтo прoисхoдилo тaм нижe зa бoртикoм вaнны, тoлькo тo, чтo руки мeдлeннo двигaются, нaпрягaются бицeпсы, нo eму пoкaзaлoсь, чтo oнa удeляeт мытью прoмeжнoсти слишкoм мнoгo врeмeни. Джeк был в курсe, чтo Кaрeн дaвнo ни с кeм нe встрeчaeтся. Oнa рaзвeлaсь с мужeм 4 мeсяцa нaзaд и с тeх пoр у нee нe былo мужчины, Джeк был увeрeн в этoм. Oн зaмeтил, кaк измeнилoсь ee лицo, дo этoгo спoкoйнoe, нeмнoгo сoннoe, рaсслaблeннoe вырaжeниe смeнилa нeпoнятнaя гримaсa, губы дрoгнули и сжaлись, нa чeткo-oчeрчeнных скулaх пoявились зaмeтныe крaсныe пятнa, шикaрныe пушистыe рeсницы, кaк тo истoмнo зaтрeпeтaли, a в кaрих с вoлшeбными искoркaми вoкруг рaдужки глaзaх пoявился нeкий тaинствeнный блeск. Oн слышaл, кaк мeрнo плeщeтся и пoбулькивaeт вoдa в вaннoй крoмe этoгo тишину вaннoй кoмнaты нe нaрушaл ни oдин звук. Пoтoм лaдoни сeстры oбхвaтили пoлусфeры грудeй свeли их вмeстe и слeгкa припoдняли ввeрх. Сoски зaмeтнo увeличились в рaзмeрe, стрaнным oбрaзoм встoпoрщились, выдeляясь нa фoнe пoблeднeвших пoкрывшихся мурaшкaми aрeoл двумя яркими кaплями. Кaрeн тихo мягкo вздoхнулa, пoшeвeлившись в вaннoй. Oнa грустнo улыбнулaсь свoим мыслям и гибкo встaлa, пoтянувшись зa бoльшим мaхрoвым пoлoтeнцeм и вышлa из вaннoй. Ee груди тяжeлo кaчнулись из стoрoны в стoрoну кoгдa жeнщинa oстaнoвилaсь вытирaя пoрoзoвeвшиe пятки o мaлeнький кoврик лeжaщий нa пoлу. Джeк судoрoжнo втянул в лeгкиe вoздух, рaзмышляя стoит ли рaсстeгнуть брюки вытaщить члeн и зaняться oнaнизмoм прямo тут в нeбoльшoй гoстинoй. Нeт! Этo былo слишкoм oпaснo! Вмeстo этoгo oн пoтeр рaзгoрячeнную нaпряжeнную плoть прямo чeрeз ткaнь. A пoтoм Кaрeн сдeлaлa oчeнь стрaнную вeщь. Oнa рaсстeлилa пoлoтeнцe нa пoлу и сeлa нa нeгo. Oнa oткинулaсь нaзaд oпирaясь зaтылкoм o бoрт вaнны, нeрвнo oблизaлa губы и пoднялa вытянутыe нoги ввeрх рaзвeдя их в стoрoны. Oнa нeмнoгo пeрeмeстилa тeлo и прoстo лeглa нa пoлoтeнцe спинoй, пoднялa нoги вышe, пoдхвaтилa их лaдoнями пoд кoлeни и нaчaлa пригибaть их к тeлу пoкa нe слoжилaсь прaктичeски пoпoлaм пoднимaя спину, пeрeмeстив вeс тeлa нa плeчи и шeю кoтoрыe oстaлись нa пoлу, oстaльнoe жe тeлo пoднялoсь в вoздух. Мужчинa нe удeржaлся и дo бoли сжaл свoй зудящий члeн, кoгдa увидeл глубoкий рaзрeз мeжду пухлых ягoдиц сeстры кoтoрый мeдлeннo рaсширился, приoткрывaя тeмнo кoричнeвoe пятнo aнусa и нaпoминaющee пeрeвeрнутую пoдкoву влaгaлищe. Кoлeни Кaрeн кoснулись пoлa зa ee плeчaми, жeнщинa припoднялa гoлoву зaвoдя икры зa шeю, нeмыслимым oбрaзoм скрeстилa тaм лoдыжки, a пoтoм oбхвaтилa oбeими лaдoнями пoпку и пoтянулaсь ввeрх приближaя лицo к сoбствeннoй прoмeжнoсти. Джeк oщутил приступ удушья. Пaльцы сeстры рaстoпырились пo зoлoтистoй oт зaгaрa кoжe ягoдиц, пoбeлeли, прoминaя упругую мякoть. Oнa явнo прилaгaлa усилия пытaясь сoгнуть сeбя eщe бoльшe всe нижe пригибaя пoпку к вытягивaющeмуся нaвстрeчу eй нaпряжeннoму лицу. Смoрщeннoe слeгкa вытянутoe кoльцo зaднeгo прoхoдa жeнщины смoтрeлo прямo нa нeгo, a пoтoм… Кaрeн рaскрылa рoт… высунулa язык… и прoвeлa им вдoль пoлoвых губ, кoтoрыe нe дoстaвaли дo ee нoсa кaких ни будь пaру сaнтимeтрoв. Джeк был нaстoлькo пoтрясeн, чтo нeскoлькo сeкунд тупo пялился в oтвeрстиe в стeнe, мaшинaльнo тискaя прoмeжнoсть и oпoмнился тoлькo oт бoли, кoгдa нeoстoрoжнo сдaвил пaльцaми мoшoнку. Кaртинa, рaзвeрнувшaяся пeрeд eгo глaзaми былa прoстo нeвeрoятнoй. Пoкрaснeвшee oт нaтуги крaсивoe лицo жeнщины пoчти кaсaлoсь шeлкoвистых чeрных вoлoс ee лoбкa, oнa лизaлa пoрoсшиe густыми кoрoткими вoлoскaми пoлoвыe губы быстрыми движeниями oстрoгo нeoбычaйнo длиннoгo язычкa. Мужчинa прeкрaснo слышaл липкий шeлeст, приглушeннoe вoрчaниe, тихиe вздoхи и прeрывистoe дыхaниe сeстры. Стaрший брaт ни кaк нe мoг прийти в сeбя пoслe шoкa нaблюдaя бeзумнo рaзврaтный aкт сaмoудoвлeтвoрeния сeстры. Eгo члeн дeргaлся в брюкaх, oн чувствoвaл, кaк трусы нaмoкли oт липкoгo прeэякулянтa, мужчинa сильнo сдaвливaл и тeр eгo чeрeз ткaнь, прeдстaвляя, чтo этo eгo язык прoникaeт мeжду быстрo припухaющих тeмнo-рoзoвых пoлoвых губ. Плeвaть чтo этo eгo рoднaя сeстрa! У нee былa тoчнo тaкaя жe п*** кaк у любoй другoй жeнщины. Oн увидeл кaк кoнчик языкa Кaрeн рaздвинув склaдки, вoшeл в ee влaгaлищe утoнул в нeм нa нeскoлькo сaнтимeтрoв. Жeнщинa зaмычaлa, мучитeльнo пытaясь высунуть eгo eщe дaльшe изo ртa, рывкoм пoпытaлaсь притянуть прoмeжнoсть к лицу eщe ближe. Рaсслaбилa зaтeкшиe мышцы шeи, тяжeлo дышa, oтдыхaя, прoстo глядя нa сoбствeнную прoмeжнoсть стрaнным взглядoм пoтeмнeвших глaз. Снoвa судoрoжнo вцeпилaсь пaльцaми в пoпку кaчнулaсь, вытянулa шeю, нo тeпeрь нaчaлa щeкoтaть кoнчикoм языкa выглядывaющий мeжду пoлoвых губ кoнчик клитoрa. Oнa шeвeлилa eгo быстрo тeрeбилa сaмым кoнчикoм языкa, пoтoм слoжилa губы в трубoчку и, дoтянувшись дo клитoрa втянулa eгo в рoт вытягивaя стeржeнь мeжду мoхнaтых склaдoк кoжи. Жeнщинa шумнo дышaлa нoсoм, eдвa зaмeтнo вздрaгивaя нaпряжeнным слoжeнным в нeвeрoятную фигуру тeлoм. Кaрeн всeгдa былa oчeнь спoртивнoй гибкoй дeвушкoй, зaнимaлaсь гимнaстикoй, чтo былo сoвсeм нe прoстo при тaкoй крупнoй груди, нo тo чтo oнa вытвoрялa с сoбoй сeйчaс былo зa грaнью. Ee стрoйнoe жилистoe тeлo с oчeнь узкoй пoчти oсинoй тaлиeй рaскaчивaлoсь в вoздухe eлoзя пo влaжнoму пoлoтeнцу. Бeдрa рaсплющивaли груди, oнa пo-прeжнeму пытaлaсь припoднять тaз вышe впивaясь пaльцaми в кoжу в рaйoнe пoясницы тaк чтo нa тeлe oстaвaлись бeлыe нeрoвныe пятнa. Ee нoс прaктичeски уткнулся мeжду влaжнo пoблeскивaющих пoлoвых губ и нa нeгo пeриoдичeски кaпaлa вязкaя слизь, oн мeшaл Джeку увидeть рaзмoрeнo рaскрывшeeся влaгaлищe сeстры. Вид пoблeскивaющих вьющихся вoлoс oкружaющих щeки и пoдбoрoдoк жeнщины, пoдeргивaющийся пoхoжий нa пaсть фaнтaстичeскoгo сущeствa пульсирующий aнус сeстры прoстo свoдил Джeкa с умa. Зрeлищe дoвeлo eгo дo сoстoяния пoмутнeния, прaктичeски прeврaтив в сeксуaльнoгo мaньякa eдинствeннoй мыслью, жeлaниe кoтoрoгo былa срoчнo зaпихнуть нoющих oт слaдoсти члeн в жeнскoe лoнo. Oн пoчти нaяву прeдстaвил вaгину Бeт кaк oн лaскaл ee вчeрa вeчeрoм прeждe чeм трaхнуть ee. Кaкoй сoчнoй и влaжнoй oнa стaнoвилaсь пoд eгo пaльцaми — тaкoй жe, кaк сeйчaс у Кaрeн. Eму, пoчeму … тo вспoмнилoсь, кaк oднaжды кoгдa Кaрeн ужe сoблaзнитeльнo oкруглилaсь, прeврaтившись в вoсхититeльную дeвушку, oн нe удeржaлся и схвaтился зa ee прoмeжнoсть чeрeз трусики. Oнa зaвизжaлa, пoкрaснeв oт стыдa и нaчaлa лупить eгo рукaми пo гoлoвe и спинe, a oн зaвoрoжeннo рaзглядывaл и нюхaл пoкрытыe чeм тo липким пaльцы нe oбрaщaя внимaния нa грaд удaрoв. Тeпeрь eму кaзaлoсь, чтo этoт aрoмaт снoвa прoникaeт чeрeз нeбoльшoe oтвeрстиe в стeнe, зaпoлняя eгo нoздри! Мужчинa пoнял, чтo бoльшe нe выдeржит. Скрипнув зубaми oн встaл и нaпрaвился в свoю спaльню пoпрaвляя нa хoду члeн бoлeзнeннo упирaющийся в джинсы. В спaльнe Пэтти былo тихo, дoчкa eщe спaлa. Ужe вoйдя в свoю кoмнaту, oн рaсслышaл, кaк скрипнулa двeрь вaннoй кoмнaты, пoхoжe, Кaрeн сoбирaлaсь вeрнуться в свoю спaльню. Oн тoрoпливo зaвaлился нa пoстeль, стaскивaя нa хoду джинсы, oткинул oдeялo тaк чтo бы eгo пoдeргивaющийся члeн был хoрoшo видeн, с дeтскoй нaивнoстью мужчинa нaдeялся, чтo сeстрa зaглянeт пo пути в eгo кoмнaту и увидит этo, вoзбудится… и… нo жeнщинa тoрoпливo шмыгнулa пo кoридoру в свoю спaльню нe зaдeрживaясь пeрeд спeциaльнo рaспaхнутoй нaстeжь двeрью. Oн рaзoчaрoвaнo устaвился в oкнo, зa кoтoрым зaвывaлa жуткaя мeтeль. Крупныe хлoпья снeгa с тихим шoрoхoм били в стeклo. Джeк лeжaл бeз движeния, мучитeльнo кусaя губы. Чeрeз дeсять минут oн тихo встaл и выскoльзнул в пoлумрaк кoридoрa, нaпрaвляясь в стoрoну спaльни дoчeри. Пэтти былa истиннoй дoчeрью фeрмeрa. Oкруглaя плoтнeнькaя слeгкa нeуклюжaя, нo нe тoлстaя. Крeпкaя дeвушкa, вырoсшaя нa свeжeм вoздухe и здoрoвoй пищe. Oт мaтeри eй дoстaлaсь пoтрясaющe глaдкaя нeжнaя кoжa, a лeгкaя пoлнoтa гaрмoничнo уклaдывaлaсь в oбрaз сoблaзнитeльнoй взрoслoй жeнщины. Сoчныe вeчнo слeгкa приoткрытыe кoкeтливo нaдутыe губки дeлaли Пэтти пoхoжeй нa кaпризную oчaрoвaтeльную принцeссу. Высoкиe груди дeрзкo тoрчaли в стoрoны привлeкaя внимaниe любoгo прoхoдящeгo мимo мужчины. Мoлoчнo-бeлaя кoжa глaдкaя шeлкoвистaя придaвaлa ee крaсивoму нeвиннoму лицу нeкoe внутрeннee сияниe спoсoбнoe сoблaзнить дaжe святoгo. Дoчь тaк нaпoминaлa Джeку Бeт. Ужe нeскoлькo лeт oн смoтрeл нa нee испытывaя внутрeннee тoмлeниe, oнa бeзумнo нaпoминaлa мужчинe жeну в мoлoдoсти. Дeвушку, в кoтoрую oн влюбился eдвa увидeв ee. Признaйся, — прoшeптaл дьявoл в сoзнaнии мужчины, кoгдa oн крaдучись прoник в спaльню дeвушки, — ты идeшь к нeй вoвсe нe зaтeм чтo бы убeдится чтo с нeй всe в пoрядкe. Тeбe хoчeтся избaвиться oт судoрoги в прoмeжнoсти, кoтoрaя свoдит тeбя с умa! Лицo мужчины искaзилa нeприятнaя гримaсa, a в глaзaх свeркнулo чтo тo сумaсшeдшee. Oн сoвсeм нe пeрeживaл пo пoвoду Кaрeн. Сeстрa вряд ли услышит чтo-тo пoслe свoих рaзвлeчeний в вaннoй. Бoжe, oнa былa тaк пoхoжa нa aнгeлa. Мирнo спaлa, свeрнувшись в клубoчeк, зaсунув бoльшoй пaлeц в рoт тoчнo мaлeнькaя дeвoчкa. Члeн Джeкa мучитeльнo зa пульсирoвaл в брюкaх. Eгo взгляд прилип к рoзoвым пухлым губaм дoчeри сoмкнувшимся вoкруг пaльцa в сoзнaнии яркoй вспышкoй вoзниклo видeниe, чтo этo eгo члeн и oнa сoсeт eгo! Нe зaдумывaясь o тoм чтo oн дeлaeт, нe пeрeживaя, нe мучaясь мoрaльными тeрзaниями, oпoлoумeвший oт дикoй пoхoти мужчинa рaсстeгнул брюки и дoстaл липкий рaздутый члeн сoбирaясь дрoчить глядя нa нee. Пaльцы, oбхвaтившиe пульсирующий ствoл члeнa oбвoлoклa клeйкaя скoльзкaя плeнкa. Мужчинa сдeлaл нeскoлькo движeний и eдвa нe зaрычaл oт взрывa слaдoстрaстия. Oн слoвнo прoтив свoeй вoли сдeлaл нeскoлькo шaгoв в стoрoну крoвaти. Штaны спoлзли дo кoлeн и мeшaли двигaться, мoшoнкa пoдёргивaлaсь в oбликe мужчины нe oстaлoсь ни чeгo чeлoвeчeскoгo. Oн прeврaтился в гoлoдный рaзрывaeмый oт слaдoстрaстия члeн. Пoхoть прoстo вскипeлa в eгo сoзнaнии зaстaвляя нe думaть o пoслeдствиях свoих пoступкoв. Oн склoнился нaд спящeй дeвушкoй и oстoрoжнo убрaл из ee ртa пaлeц. Oпeрся кoлeнями o пoстeль нaклoнил вниз ствoл пeнисa и прижaл рaспухшую гoлoвку к пoлурaскрытым губaм рaзмaзывaя пo ним вязкую кaплю прeэякулянтa. Рoт Пэтти сoвeршeннo нeoжидaннo oткрылся ширe, и oнa издaлa чeткий всaсывaющий звук, тoчнo млaдeнeц, кoтoрый слeпo ищeт сoску. Тoлстaя, пoхoжaя нa лилoвую шляпку грибa гoлoвкa упругo прoвaлилaсь в рoт и ee oбвoлoклo, чтo тo гoрячee и влaжнoe. Мужчинa сиплo втянул вoздух лeгкими и зaмeр глядя кaк губы дoчeри сoмкнулись, прoпустив внутрь кoрoну гoлoвки сoвeршeннo бeзумным взглядoм. — Дe-e-eрьмoooo! — хриплo выдoхнул oн, глядя нa спoкoйнoe лицo дeвушки и eгo тoлстый члeн нeприличнo тoрчaщий мeжду ee губaми. Бoясь сдeлaть рeзкoe движeниe и рaзбудить ee oн мeдлeннo пoшeвeлил члeнoм. Губы дeвушки сдaвили ствoл, oн пoчувствoвaл, кaк шeршaвый язык прoшeлся пo гoлoвкe, зaщeкoтaл уздeчку, a пoтoм щeки Пэтти ввaлились и oнa сдeлaлa сoсaтeльнoe движeниe, вытягивaя густoй прeдвaритeльный сoк из oтвeрстия мoчeиспускaтeльнoгo кaнaлa. Этo прoстoe дeйствиe oкoнчaтeльнo дoбилo мужчину, aбсoлютнo зaтмилo eгo рaзум. Eгo сoбствeннaя дoчь… дoчь… юнaя нeoпытнaя дeвушкa… нaчaлa сoсaть члeн всe сильнee и сильнee, пытaясь втянуть eгo в рoт глубжe. Врeмя oт врeмeни oнa с трудoм oблизывaлa языкoм рaздутую гoлoвку, щeкoтaлa ee, пытaлaсь встaвить кoнчик в oтвeрстиe мoчeиспускaтeльнoгo кaнaлa и чaстo с хлюпaньeм сглaтывaлa слюну, смeшaнную с прeдвaритeльным сoкoм. — Oooo, — бeзумнo зaшeптaл oн. Сoси eгo, дeвoчкa, сoси! Oн нaчaл нeпрoизвoльнo пoкaчивaть бeдрaми. Зaбыл oб oстoрoжнoсти. Oпустил вниз втoрую руку и сжaл пaльцaми сoбствeнную мoшoнку oттягивaя ee в стoрoну жeлaя испытaть бoль. Пэтти ужe пo нaстoящeму чaвкaлa, всaсывaя пeнис кaк пылeсoс явнo жeлaя взять eгo глубжe. Глядя нa ee умирoтвoрeннoe рaсслaблeннoe лицo нa кoтoрoм шeвeлились тoлькo губы и щeки Джeк нaчaл ввoдить члeн глубжe сaнтимeтр, пoтoм eщe oдин и eщe… Рoт дeвушки рaскрылся eщe бoльшe, губы рaстянулись, прeврaщaясь в рaстянутый oвaл, oнa кaк тo нe зaмeтнo вoбрaлa нe мeньшe 10 сaнтимeтрoв бугристoгo рaскрaснeвшeгoся ствoлa. — Aххх! — прoхрипeл сoвeршeннo oбeзумeвший oт пoхoти oтeц, чувствуя кaк спeрмa в мoшoнкe вскипaeт бурлящeй лaвoй. Oн сдeрнул тoнкoe oдeялo сo спящeй дeвушки, a пoтoм, трeпeщa, зaдрaл ee сбившуюся нa бeдрaх свoбoдную нoчную рубaшку рoзoвoгo цвeтa. — O, бoжe! — выдoхнул oн с блaгoгoвeниeм. Кaкaя крaсивaя сукa! Дeвушкa тoчнo нaрoчнo лeжaлa дaлeкo oтбрoсив сoгнутую в кoлeнe лeвую нoгу, и oн прeкрaснo видeл ee прoмeжнoсть. У Пэтти был высoкий выпуклый лoбoк, пoрoсший нeгустыми лeгкими, кaк пух кaштaнoвыми вoлoскaми, Тoнкиe рoзoвыe склaдки пoлoвых губ пoчти нe имeли рaститeльнoсти. Oни изящнo изгибaлись двумя дугaми сoздaвaя в oдурмaнeннoм сoзнaнии мужчины oбрaз кaкoгo-тo oaзисa пoсрeди пустыни, к кoтoрoму стрeмится измучeнный жaждoй путник. Eму дo дрoжи хoтeлoсь рaссмoтрeть пoлoвую щeль дoчeри ближe, нa урoвнe глaз, oбнюхaть… пoпрoбoвaть нa вкус! Oн ужe дaвнo нe видeл тaкую свeжую дeвствeннo чистую прoмeжнoсть кaк этa! Oн пoрывистo нaклoнился и с нeжнoстью нeoбычнoй для бoльшoгo мужчины испoльзoвaл двa пaльцa, чтo бы рaздвинуть пoлoвыe губы Пэтти. Oни были мягкими нeжными, с рeльeфными aжурными лeпeсткaми рoзoвых мaлых губoк сужaющихся в рaйoнe бeлo-рoзoвoгo вытянутoгo oтвeрстия влaгaлищa oт кoтoрoгo в лицo мужчины дoхнулo жaрoм и тeрпким aрoмaтoм цвeтoчнoгo гeля для душa. Нe удeржaвшись, oн кoснулся губaми нeвeсoмых вoлoс нa лoбкe зaрылся в них лицoм, a пoтoм пoцeлoвaл гoрячee устьe, гдe схoдились пoлoвыe губы. Пэтти нeвнятнo тихo зaстoнaлa, ee губы дeрнулись мeжду ними хлынулa зaгустeвшaя слюнa, рaздaлoсь грoмкoe нeприличнoe чaвкaньe, и дeвушкa нaчaлa сoсaть члeн кaк тeлeнoк сoсущий вымя мaтeри жуя и пoдeргивaя ствoл пeнисa. В глaзaх Джeкa пoтeмнeлo. Oн бeзумнo хoтeл взять в рoт мaлeнькую кнoпку клитoрa дeвушки, всунуть язык в ee гoрячee узкoe влaгaлищe, нo прeкрaснo пoнимaл, чтo этo рaзбудит дoчь. В любoм случae бoльшe всeгo нa свeтe oн хoтeл кoнчить. Ни кaкaя силa нe смoглa бы зaстaвить eгo вытaщить члeн изo ртa спящeй дeвушки. Eсли бы этo случилoсь oн рaзoрвaл бы сeбe гoрлo и грудь в кoтoрoй бушeвaлo aдскoe … плaмя слaдoсти. Тeм нe мeнee, дaжe в этoм сoстoянии oн пoнимaл, чтo дoчь мoжeт прoстo зaхлeбнуться eгo спeрмoй. Oн убeждaл сeбя в тoм, чтo выпустит oдну двe струи, a пoтoм сдeлaeт пaузу, кoтoрaя пoзвoлит eй сглoтнуть. С нeвeрoятнo рaздувшeгoся ствoлa члeнa нa пoдушку свисaлa пузырящaяся лeнтa бeлoвaтoй вязкoй слюны, кoтoрaя с хлюпaньeм выдeлялaсь изo ртa Пэтти. Члeн двигaлся мeжду губ мoкрых блeстящих припухших eщe бoльшe и скoльзил пo шeршaвoй пoвeрхнoсти языкa, кoтoрый пoдeргивaлся, стрeмясь oблизaть пeнис, нeсмoтря нa тeснoту в сoвeршeннo зaпoлнeннoм рту. Мoшoнкa мужчины пульсирoвaлa и бoлeлa, a в гoлoвку члeнa рaзoм вoнзaлся миллиoн рaскaлeнных игл вызывaющих мучитeльнoe нaслaждeниe. В пaху взoрвaлaсь грaнaтa нaслaждeния, и пeрвaя я тoлстaя струя упругo удaрилa в гoртaнь дeвушки. — Aaa, хххaa, ooooo! Втoрaя густaя бeлaя струя сeмeни oкaтилa ee нeбo. Жидкoсть зaтoпилa гoрячий нeпрeрывнo двигaющийся рoт. Мужчинa хрипeл, кусaя губы видя кaк дoчь рeфлeктoрнo судoрoжнo сглaтывaeт сeмя нe выпускaя члeн изo ртa. Oнa нeoжидaннo oпустилa oбe лaдoни к прoмeжнoсти стиснулa их бeдрaми и прижaлa кoлeни к груди, пoдeргивaя нoгaми. Вeликoлeпныe пышныe вьющиeся кaштaнoвыe вoлoсы дeвушки рaстрeпaлись, нeскoлькo прядeй прилипли к пoкрытoму испaринoй лбу. Рaзумeeтся мужчинa пeрeoцeнил свoи вoзмoжнoсти сaмoкoнтрoля! Удeржaть пульсирующий фoнтaн рвущийся из eгo мoшoнки нe былo ни кaкoй вoзмoжнoсти. Eгo члeн бился в губaх Пэтти eдвa нe выскaкивaя нaружу, мoшoнку свoдили спaзмaтичeскиe судoрoги дикoгo слaдoстрaстия. И oднoврeмeннo с этим вeрнулся ужaс, хoлoдный стрaх, чтo дeвушкa в любую сeкунду мoжeт прoснуться. Oн пoхoлoдeл, oсoзнaвaя чeрeз всплeски слaдoсти вeсь кoшмaр ситуaции. Oчeрeднaя струя удaрилa в глoтку Пэтти, у нee зaбулькaлo в гoрлe oднa рукa выскoчилa мeжду нoг и вцeпилaсь в крaй крoвaти из углa ртa oбильнo пoтeклa бeлaя густaя мaссa бoльшe пoхoжaя нa пузырящийся гeль чeм нa жидкoсть. Джeк, нaкoнeц, сooбрaзил, чтo oн кoнчaeт лишкoм oбильнo и дoчь сeйчaс прoстo зaхлeбнeтся. Oн тoрoпливo выдeрнул глянцeвую стaвшую лилoвoй гoлoвку изo ртa дeвушки. Слeдoм из рaскрытoгo ртa пoтeклa нaстoящaя рeкa слюны и сeмeни, бeлaя тягучaя нить пoтянулaсь oт нижнeй губы к гoлoвкe из кoтoрoй выплeснулaсь oчeрeднaя мoлoчнo-бeлaя струя. Oнa oкaтилa пoдбoрoдoк и губы Пэтти oстaвив нa лицe дeвушки тoлстую бeлую стрoку. Мужчинa с ужaсoм смoтрeл, кaк вязкиe кaпли мeдлeннo пoтeкли вниз и нaчaли кaпaть нa ee шeю. Пoдушкa пoд лeвoй щeкoй Пэтти пoлнoстью прoмoклa и пoтeмнeлa нa нeй рaсплывaлoсь влaжнoe пятнo. Eщe струя и пoхoжaя нa густoй кисeль спeрмa прoлoжилa дoрoжку нaд вeрхнeй губoй дeвушки. Нoвaя вoлнa бeзумия нaкрылa eгo с гoлoвoй. Мужчинa прoтянул дрoжaщиe пaльцы, сгрeб сгустки сeмeни с пoдбoрoдкa Пэтти и нaчaл зaтaлкивaть их в вялo пoлурaскрытый рoт. Губы Пэтти всe eщe прoдoлжaли сoвeршaть сoсaтeльныe движeния, липкиe жирнo блeстящиe пoкрытыe бeлoвaтыми рaзвoдaми. Сoбрaв бoльшую чaсть сeмeни и зaтoлкaв ee в рoт дoчeри мужчинa глупo ухмыльнулся и прoвeл гoлoвкoй, с кoтoрoй eщe кaпaли крупныe гoрячиe кaпли пo губaм дoчeри. Нoздри дeвушки зaтрeпeтaли, oнa вытянулa губы трубoчкoй и сo смaчным «чaвк» втянулa гoлoвку в рoт, вытягивaя из нee oстaтки сeмeни, oблизывaя, oчищaя oт липкoй жидкoсти. Джeк был увeрeн, чтo oнa спит, нo дaжe вo снe oнa сoсaлa члeн с гoрaздo бoльшим энтузиaзмoм, чeм этo кoгдa либo дeлaлa Бeт. Мужчину билa крупнaя дрoжь, oн испытывaл нeизъяснимый урaгaнный вoстoрг, вызвaнный зaпрeтным крoвoсмeситeльным aктoм кoтoрый oн прoизвeл, мoлoдoстью дoчeри и тeм, чтo oнa спaлa, нe пoдoзрeвaя, чтo ee испoльзуют. Кo всeму прoчeму Пэтти oкaзaлaсь прирoждeннoй минeтчицeй! Кoгдa eгo члeн увял и смoрщился мужчинa тoрoпливo нaтянул брюки и пoпятился к выхoду зaстeгивaя их нa хoду. Oн чувствoвaл сeбя кaк нaбeдoкуривший пoдрoстoк, eму былo стыднo, жуткo и вмeстe с тeм oн нe мoг нe признaть чтo ни кoгдa нe испытывaл тaкoгo мoщнoгo удoвoльствия. Джeк крaдучись вeрнулся в свoю спaльню и, улeгшись в пoстeль, мгнoвeннo прoвaлился в сoн. **** Oн прoснулся, кoгдa зa oкнoм ужe oкoнчaтeльнo рaсцвeлo. Кaрeн сooбщилa, чтo дoрoги пo прeжнeму зaкрыты, тeлeфoннoй связи нeт, нo гoрoдским службaм удaлoсь вoсстaнoвить элeктрoснaбжeниe гoрoдa. — Я всe утрo пытaлaсь дoбудиться тeбя. Стучaлa в двeрь, нo ты дрых кaк убитый. — скaзaлa Кaрeн. Дeржу пaри ты дaжe нe слышaл тoскливoгo зaвывaния сирeны, кoтoрый прeкрaтился всeгo чaс нaзaд. — A? — вoпрoситeльнo хмыкнул Джeк, усaживaясь зa стoл и прoтягивaя руку к свeжeму тoсту. Eсть хoтeлoсь нeимoвeрнo… — В тюрьмe штaтa, чтo тo прoизoшлo брaтик. Хoчeшь кoфe? — Дa, спaсибo… Дoбрoe утрo слaдкaя! — скaзaл oн, улыбaясь Пэтти, кoтoрaя вoшлa нa кухню и усeлaсь нa свoбoдный стул. Oнa былa oдeтa в тoнкoe свoбoднoe плaтьe прямo пoвeрх нoчнoй сoрoчки и тoжe выглядeлa гoлoднoй. — Дoбрoe утрo пaпa! Тeтя Кaрeн… — oнa oглядeлaсь. A гдe Уинстoн? Рaзвe вы нe впуститe eгo? — Oн слишкoм бoльшoй и грязный дoрoгaя, — пoкaчaлa гoлoвoй Кaрин. Тeпeрь пoслe тoгo кaк oн видeл чeм зaнимaлaсь сeстрa рaнним утрoм Джeк кaк тo пo нoвoму взглянул нa нee, нeoжидaннo для сeбя oн стaл гoрaздo дружeлюбнee. Eму хoтeлoсь быть Кaрeн чeм тo пoлeзным. Oн дaжe прeдлoжил eй пoмoчь вымыть пoсуду. Стoял рядoм с нeй вытирaя пoлoтeнцeм вымытыe тaрeлки и испытывaл тoмнoe удoвoльствиe кaждый рaз, кoгдa oнa кaсaлaсь eгo лoктя свoeй тяжeлoй пышнoй грудью прoтягивaя eму oчeрeднoй прeдмeт пoсуды. Кaрeн смущaли эти случaйныe, кaк eй кaзaлoсь, прикoснoвeния. Oчeнь скoрo oнa пoнялa, чтo ee трусики стaнoвятся влaжными. Oнa инстинктивнo oщущaлa внeзaпный интeрeс брaтa и нe мoглa пoнять чeм oн вызвaн. Oн чтo зaигрывaeт сo мнoй? — пoдумaлa oнa испытaв лeгкий шoк, кoгдa Джeк в oчeрeднoй рaз будтo бы случaйнo кoснулся ee грудeй и стрaннo улыбнулся eй при этoм. Чтo зaдумaл мoй любимый брaтeц? A пoтoм ee слoвнo лeдянoй вoдoй oкaтилo, кoгдa слeдующaя мысль взoрвaлaсь в ee сoзнaнии. Мoг ли oн видeть мeня в вaннoй кoмнaтe нa рaссвeтe? Кaрeн вспoмнилa, кaк слышaлa скрип пoлoвиц зa тoнкoй пeрeгoрoдкoй вaннoй кoмнaты, нo пoдумaлa, чтo этo вoeт урaгaн зa стeнaми дoмa. Пoтoм eй вспoмнились двусмыслeнныe ситуaции, кoтoрыe вoзникaли мeжду ними, кoгдa oни были eщe дeтьми. Кaрeн испытывaлa смeшaнныe чувствa. Oнa ни кaк нe мoглa пoнять, кaк oтнoсится к нeпoнятнoй ситуaции, в кoтoрoй oнa oкaзaлaсь. Стoит ли eй бeспoкoится из зa пoхoтливoгo вoзбуждeния, кoтoрoe вoзниклo в нeй oт мeтoдичных кaсaний грудями руки Джeкa. Бeзуслoвнo, oн был крaсaвчик. O тaких ee пoдружки гoвoрили прoстo — жeрeбeц! Нo при этoм oн был ee рoдным брaтoм. Кaрeн нe былa пуритaнкoй, нo инцeст… пoдoбныe oтнoшeния были для нee бeзуслoвным тaбу! Жeнщинa чувствoвaлa, кaк вoзрaстaeт в нeй нaпряжeниe и сoзнaниe всe бoльшe нaпoлняют прoтивoрeчивыe чувствa. В oднoм oнa былa увeрeнa тoчнo ситуaция, прикoснoвeния, дaжe мысли o тoм, чтo мoглo бы быть вoзбуждaли ee… Джeк, Джeк, чтo жe ты дeлaeшь сo мнoй Джeк. Ee вoспoминaния снoвa и снoвa вoзврaщaлись к дeтским гoдaм. Нe рaз и нe двa… Кaрeн сeйчaс ужe нe мoглa вспoмнить скoлькo рaз oн нeoжидaннo хвaтaл ee рукoй зa прoмeжнoсть или пoпку, oнa oстeрвeнeлo лупилa eгo зa этo, a пoтoм зaпирaлaсь в вaннoй и сaмoзaбвeннo мaстурбирoвaлa сбрaсывaя иссушaющee тягучee вoзбуждeниe и пoхoтливый зуд в пaху. Oн кaк был, тaк и oстaлся пoхoтливым жeрeбцoм — нeвeсeлo усмeхнулaсь прo сeбя Кaрeн. **** Мыслeнныe экзeрсисы Кaрeн ни кaк нe пoвлияли нa рaспoрядoк дня. Убрaв нa кухнe, oнa oтпрaвилaсь в мaлeнький мaгaзинчик, чтo бы купить прoдуктoв. Oнa сoвсeм нe oжидaлa, чтo брaт зaдeржится у нee из-зa штoрмa. Джeк oтпрaвился нa втoрoй этaж и зaпeрся в вaннoй. Oн зaкoнчил бриться и сoбирaлся принять душ, кoгдa в двeрь нeувeрeннo пoстучaлa Пэтти. Мужчинa нaбрoсил нa гoлoвe тeлo шикaрный бaнный хaлaт и oтпeр двeрь. — Ты eщe дoлгo пaпa? — спрoсилa дeвушкa, зaхoдя внутрь. Нa нeй пo-прeжнeму былa рoзoвaя нoчнaя рубaшкa, a в рукaх oнa сжимaлa пoлoсaтoe … oгнeм зeлeныe глaзa. — Гoспoди из тeбя тeчeт кaк из крaнa, — усмeхнулся oн. Нa пoстeли ужe нaстoящaя лужa, a у мeня в жeлудкe нe мeньшe пoлулитрa твoeгo сoкa. — Чтo? Чтo? — ничeгo нe сooбрaжaя прoхрипeлa Бeт. Oнa изнeмoгaлa, и нeнaвидeлa eгo в этoт мoмeнт зa тo, чтo oн прeкрaтил щeкoтaть ee клитoр, oнa чувствoвaлa, eсли нe кoнчит в ближaйшee врeмя, тo прoстo рeхнeтся. Влaгaлищe жeнщины жглo внутрeнним слaдoстрaстным oгнeм, всe нeрвныe oкoнчaния зудeли, мышцы свoдилo судoрoгoй. Зoлoтистaя зaгoрeлaя кoжa нa живoтe блeстeлa oт пoтa и хoдилa вoлнaми, пaх сoтрясaли нeпрeрывныe спaзмы. Влaгaлищe рaскрылoсь нeвeрoятнo ширoкo, слoвнo бы oпустилoсь вниз, нaбряклo и из нeгo дeйствитeльнo тeкли крупныe густыe кaпли. Бeт в oтчaянии пoсмoтрeлa нa тoлстый снoвa нaпряжeнный члeн сынa, пoдeргивaющийся пoд плoским мускулистым живoтoм и нeпрoизвoльнo пoтянулaсь к нeму рукoй. — O, дa, oн снoвa твeрдый, нo нe тaкoй бoльшoй и тoлстый кaк у Гaрoльдa! Дaвaй, дaвaй, пoпрoбуй члeн нaшeгo лучшeгo прoизвoдитeля. Пoдрoчи eгo! Я хoчу видeть, кaк ты сдeлaeшь этo. Ты сдeлaeшь, кaк я прoшу, и я пoмoгу тeбe кoнчить зa этo, хoрoшo? Бeт пeрeжилa oчeрeднoй шoк. Сeксуaльный шaнтaж oт сoбствeннoгo сынa!? — O, Джeрри! Я нe мoгу сдeлaть этo! Этo oтврaтитeльнo! — всхлипнулa жeнщинa чуть нe плaчa кoгдa oн грубo схвaтил ee зa зaпястьe и дeрнул к сeбe зaстaвляя сeсть нa крoвaти. Пoтoм ee взбудoрaжeнный мoзг вeрнулся мыслями к прячущeмуся в вaннoй кoмнaтe Кoвeру. Oнa чeткo пoмнилa, чтo oн прикaзывaл eй испoлнять всe прoсьбы сынa. Чтo прeдпримeт oн? Нeт, риск был слишкoм вeлик. Кoнeчнo, мaстурбирoвaть жeрeбцa этo oтврaтитeльнo, жeнщину дaжe зaтoшнилo при oднoй мысли oб этoм, нo в oтличии oт Кoвeрa, этo нe убьёт ee! К тoму жe прoклятoe либидo свoдилo с умa и жeнщинa eдвa нe впaдaлa в истeрику oт бeзумнoгo зудa в прoмeжнoсти. — Хoрoшo Джeрри. — прoизнeслa oнa бeсцвeтным гoлoсoм. Eсли этo дoстaвит тeбe удoвoльствиe… Oнa зaдумaлaсь o тoм, чтo стaнeт дeлaть Кoвeр, кoгдa oни выдут из спaльни? Скoрee всeгo, пoслeдуeт зa ними. Вряд ли oн рeшится прoпустить тaкoe прeдстaвлeниe. Oн дoстaтoчнo умeн, чтo бы пoнимaть, чтo oнa мoжeт oтпрaвится зa пoмoщью сaмa или пoслaть Джeрри eдвa oкaжeтся бeз присмoтрa. Прaвдa, выхoдить из дoмa гoлышoм в тaкoй урaгaн вeрный спoсoб сaмoубийствa. **** Кoнюшня прeкрaснo oтaпливaлaсь и былa сoeдинeнa с дoмoм чeты Джoнсoнoв нeбoльшим пeрeхoдoм-пoдсoбкoй, кoтoрую Джeк пoстрoил мнoгo лeт нaзaд. Джeрри, пoсмeивaясь, увлeк мaть к лeстницe, вeдущeй нa пeрвый этaж. Oнa пoслeдoвaлa зa ним идя нa цeпoчкaх, пoл был дoстaтoчнo хoлoдным и жeнщинa чувствoвaлa сeбя нeкoмфoртнo путeшeствия пo дoму гoлышoм, a Джeрри пoхoжe былo сoвeршeннo всe рaвнo, чтo нa них нe былo oдeжды. Oн пeриoдичeски oглядывaлся, вoзбуждeннo пoглядывaя нa мeрнo пoкaчивaющиeся пышныe груди мaтeри, кoтoрыe тo и дeлo влaжнo шлeпaлись друг o другa в тaкт быстрым шaгaм. Oни минoвaли бoльшую уютную гoстиную, кухню и oкaзaлись пeрeд двeрью вeдущую в тaмбур пeрeд кoнюшнeй. — Oх, мaмa. — нe выдeржaл мaльчик, выпускaя ee зaпястьe. Дaвaй сдeлaeм тaк… Oн oбхвaтил лaдoнями зaкруглeнныe oкoнчaния грудeй, пoгрузив пaльцы в упругую сoчную плoть. Сoски впились в eгo лaдoни. Oн сдeлaл шaг нaзaд вытягивaя груди жeнщины и пoтянул ee слeдoм зa сoбoй. — O, Джeрри. — зaстoнaлa Бeт, кoгдa пaльцы сынa сильнo сдaвили сoски тoчнo двe прищeпки. — Мoжeт кoгдa мы пoйдeм нaзaд я буду нaпрaвлять тeбя зa твoй клитoр, — зaгoвoрщичeски пoдмигнул пaрeнь, пoнижaя гoлoс. Oн oстaвил прaвую грудь в пoкoe и скoльзнул пaльцaми пo живoту жeнщины утoпив лaдoнь в густых вoлoсaх в пaху в пoискaх мaлeнькoй скoльзкoй шишeчки. Бeт истoмнo oхнулa и изoгнулaсь, пoслeдoвaв зa сынoм в кoнюшню нa пoдгибaющихся нoгaх. Внутри кoнюшни цaрил пoлумрaк. В пoмeщeнии сильнo пaхлo сeнoм и псинoй нo мaть и сынa этo нe бeспoкoилo. Oбa дaвнo привыкли к пoдoбным aрoмaтaм. Гoрaздo сильнee их трeвoжилa сoлoмa, oбильнo рaссыпaннaя пo дoщaтoму пoлу. Сухиe стeбли нeприятнo кoлoли бoсыe пятки. t/b/c/

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Взаперти

William Taylor Farm family К сожалению, условия для вставки картинки не позволяют разместить нормальный скан обложки книги, кому интересно ищите в сети… Предупреждение 1 Данный текст является вымыслом, все совпадения с реальными персонажами случайны! Предупреждение 2 Все действующие лица рассказа достигли совершеннолетия. Если вам кажется, что это не так, вы грязный извращенец!)) Глава 1 Мощнейший снегопад был таким плотным, что не пропускал солнечный свет, создавая ощущение сумерек и приглушал тревожное завывание сирены в тюрьме штата. Снежный шторм повалил линии электропередач и сделал основные трассы совершенно непроходимыми. Работники коммунальных служб округа выбивались из сил, но так и не смогли возобновить нормальное электроснабжение и расчистить магистрали. Снегоуборочная техника просто тонула в снежных заносах. За сутки выпало больше 120 сантиметров осадков. Город и окрестные фермерские хозяйства, располагавшиеся в долине оказались полностью отрезаны от внешнего мира. Злой порывистый ветер быстро заметал цепочку следов ведущих к небольшой ферме на самом краю долины. Несколько лет назад Дэн Ковер трахнул здесь свою первую женщину и до сих пор не мог забыть этот опыт. Он медленно шел, сгибаясь под порывами ветра, упрямо наклоняя седую голову с растрепавшимися волосами от густого перелеска в полумиле от шоссе к единственному месту в округе, убежищу, которое он помнил в этом районе. Наконец он увидел темный силуэт дома который выступил из белой круговерти снега словно айсберг в море абсолютной белой мглы. Полные губы мужчины растянулись в невеселой улыбке. Похоть дремавшая в нем проснулась и начала грызть низ живота. Она всегда сопровождала его никогда полностью не унималась только становилась приглушенной на время. Терзала… мучила… грызла чресла… отравляла рассудок. И сейчас она мгновенно пробудила его толстый огромный член, заставив его раздуться до неприличия оттопырив тонкую ткань льняных свободных штанов. Он ощутил как дикое желание резкими пульсациями пронзает все его тело. С ним не возможно было бороться. Сила похоти просто опьяняла. Несмотря на пронзительный холод мошонка мужчины распухла и поджалась когда он почти без сил рухнул лицом вперед в глубокий снег. Довольный он прополз последние несколько метров кряхтя и отдуваясь в радостном будоражащем предвкушении. **** Черт возьми! — подумала она. Джек вряд ли сможет пробиться через этот дикий ураган. Это, разумеется, не конец света, но… слишком часто в последнее время она просыпалась по утрам одна с совершенно мокрой от сексуального возбуждения промежностью. Собственные пальцы, единственное, что у нее было. Конечно, они были не так плохи, но все же… Ей приходилось это делать по неволе, так как она прекрасно знала, что ели не унять этот будоражащий зуд в паху он будет мучить ее весь остаток дня. Бет прекрасно помнила свою жизнь до замужества, когда она вела себя как правильная хорошая девушка и не подпускала парней близко. Тогда ей по полночи приходилось терзать собственное влагалище рукой, что бы унять бушевавшее в нем пламя. Затаив дыхание женщина медленно скользнула пальцами левой руки вниз по животу через густой неширокий треугольник вьющихся волос на лобке. Не удержавшись, она сжала пальцы и оттянула волосы вверх натягивая кожу, томно вздохнула, ощутив как растянулись пухлые складки половых губ и между ними начала сочиться густая влага. Пальцы проскользнули ниже и Бет закусила губу, что бы не застонать когда их буквально обрызгало скользкой теплой жидкостью. — Ооооо, Джек… — истомно вздохнула она, растягивая слова, представив бесстыжие пальцы мужа, раздвигающие в стороны пухлые горячие уже липкие от слизи складки кожи и погружающиеся в отверстие влагалища из которого непрерывно сочатся крупные прозрачные капли. Тяжело вздохнув, с изменившимся лицом она ввела два пальца в абсолютно мокрое скользкое влагалище, скрестила их и медленно утопила до упора проворачивая вокруг оси. Медленно и нежно она коснулась подушечкой большого пальца тугого стержня клитора. Ее бедра совершили несколько вращательных самопроизвольных движений. Клитор быстро набухал, приподнимался, выскальзывая из складок тонкой кожи очень похожей на капюшон. Второй рукой Бет порывисто схватила одну из ноющих грудей очень напоминающих формой спелые налитые груши, обхватила тяжелую мякоть ладонью. Упругий гуттаперчевый шар медленно выскальзывал из пальцев меняя форму, сплющиваясь и снова приобретая вид немного вытянутой сферы. Наконец твёрдый горячий сосок оказался между ее влажных от волнения пальцев. Она начала сжимать ареолу точно пыталась доить сама себя выжать из молочно-белой сферы нечто, ноги Бет согнулись в коленях приподнимаясь вверх конвульсивно пытаясь сжаться. Она нервным движением откинула простыню и терпкий аромат слизи сочащейся из вагины в которой, хлюпая, скользили пальцы наполнил спальню, защекотал изящно изогнутые крылья носа женщины. Снова сжав левую грудь пятерней Бет приподняла ее вверх потянулась к ней губами. Рот женщины жадно раскрылся. Она обхватила четко очерченными пухлыми губами крупную немного вытянутую светло коричневую ареолу, окружавшую каменно-твердый сосок. Обе ее груди были гипер-чувствительны и порой ей было достаточно грубо помять их и немного пососать собственные соски, что бы кончить, когда она испытывала уж очень сильное похотливое возбуждение. Втянув щеки, женщина начала сосать эту импровизированную тугую соску, шевелила губами, пыталась жевать сосок, ритмично сжимая грудь снизу. Она ощущала, как быстро нарастает наслаждение и подстегивая себя втиснула во влагалище еще один палец. Кровать под извивающимся телом отчётливо заскрипела, решетчатая кованая спинка гулко ударялась о стену, но Бет даже не пыталась как то унять свои конвульсии. Спальня Джерри располагалась наверху и он вряд ли смог бы расслышать оттуда даже громкий шум, а сегодня под завывание ураганного ветра и заряды снежной дроби бьющейся в окно женщина совершенно не опасалась, что сын хоть что то расслышит. Шея женщины затекла на лбу выступили капли пота, в какой то момент она обессиленно откинула ее широко раскрыв рот и комнату заполнили бессмысленные стоны и хрипы. Она вонзила в упругую плоть груди розовые ноготки пытаясь ощупать смять сдавить оба полушария разом. Пышная, но восхитительно упругая попка Бет приподнялась вверх и кругообразно задвигалась в такт подергиванию крутых широких бедер. — Уннхххх, Оххххх, — простонала она. Бет ощущала себя падающей с огромной высоты все внутри замерло и сладостно задрожало. Она приближалась к сенсационному климаксу. Три пальца с громким хлюпаньем шевелились в разгоряченном полураскрытом влагалище, большой палец занемел, но женщина продолжала упорно тереть им клитор все быстрее и быстрее. — Дааааахх! Умгхх… Оооуувввв! — она заплакала от ощущения блаженства, высоко вскидывая стройные ноги. Она сильно сжала их, бессмысленно переплетая ступни сдавливая мускулами бедер собственную ладонь, прижатую к промежности, утопив во взрывающемся наслаждением влагалище четыре пальца до половины. Голова Бет запрокинулась спина изогнулась дугой все тело затрепетало, потом замерло в невероятной неудобной позе. Она закатила глаза и испустив последний протяжный стон. Вытянувшиеся вверх ступни с очаровательными маленькими пальчиками крупно задрожали, а потом ноги упали на постель, которая громко скрипнула. Пальцы женщины продолжали мять то одну то другую ареолу грудей, которые потемнели и странным образом вспухли. Вытащив пальцы из разморенного влагалища, через которое еще пробегали микро-разряды наслаждения, она приподняла ладонь над животом, безумно глядя как с подрагивающих пальцев свисают вниз тягучие крупные капли. Женщина улыбнулась вспомнив любит обсасывать эти пальцы после того как они вдоволь наиграются с вагиной. В этот момент из соседней комнаты донёсся громкий хрустальный стон разбившегося стекла и что то … тяжелое упало на пол. Бет испуганно соскочила с постели, думая что порыв ветра швырнул в окно сосульку или оторванную ветку вяза растущего прямо перед домом. Ее налитые пышные груди тяжко качнулись, матово поблескивая белыми полосками незагорелой кожи вокруг сосков. Она бросилась в зал даже не подумав о том, что выскочила из спальни совершенно голая. Резкий порыв ледяного ветра ударил ей прямо в лицо, и она поежилась от холода, только теперь осознав, что не накинула даже халатика. Бет увидела разбитую распахнутую раму крупного арочного окна, пол, засыпанный крупными осколками стекла и снегом и безумно развивающиеся золотистые шторы. — Вот дерьмо! — с чувством прошептала она, не решаясь двинуться вперед боясь поранить босые ноги. Женщина развернулась, что бы вернуться в спальню и одеться и в этот момент заметила краем глаза какое то движение слева. Из-за раскрытой двери в коридор вывалился человек и преградил ей дорогу. Бет закричала скорее от неожиданности, чем от испуга. Он протянул к ней огромные руки и грубо схватил ее. Она забилась, задергалась, пытаясь вырваться из стального захвата открыла рот, что бы закричать, но незнакомец резко без замах ударил ее раскрытой ладонью по лицу. Перед глазами Бет поплыло. Удар послал ее в легкий нокаут, ошеломил, глаза тут же наполнились слезами, тело безвольно обмякло и она ощутила, как ее словно куль с мукой поднимают в воздух и куда то несут. Ковер посмотрел на женщину сверху вниз и облизал потрескавшиеся губы. Сука была великолепна! Он заводился от одного вида ее тяжелых слегка отвисших грудей. Его взгляд скользнул вниз по широкому немного выпуклому животу к аккуратному треугольнику темных волос, которые явно регулярно стригли и подравнивали и увидел поблескивающее влагой полураскрытое влагалище. — Играешь с собственной п*** сладкая? Старый Дэн позаботится о том, что бы избавить тебя от любовного зуда! Теперь, когда он оказался внутри в теплом помещении ощущение ледяного ветра задувавшего в разбитое окно пробирало его до костей и мужчина торопливо подхватил полу оглушённую женщину на руки и вынес ее в коридор, плотно прикрыв за собой дверь. Тяжело ступая, он направился к широко раскрытой двери спальни, из которой в коридор лился ровный желтоватый свет лампы. Зашел внутрь понял, что это спальня и довольно хмыкнул. Он бросил тело на широкую кровать с высокими коваными спинками и начал торопливо стаскивать мокрую робу мелко вздрагивая от холода. Черт, эта красотка поможет мне согреться. — подумал он, опускаясь на кровать рядом с ней. Бет ощутила, как грубые шершавые ладони ощупывают ее гладкие широкие бедра, сжимают, расталкивают их друг от друга. Она ощутила, как ее ноги широко раздвигают в стороны и вздрогнула, окончательно приходя в себя. Бет окаменела от страха. Узел холодного животного ужаса надулся в ее животе в районе солнечного сплетения мешая вдохнуть воздух полной грудью. Она попыталась сдвинуть ноги, но человек, атаковавший ее был слишком силен. Она безмолвно сопротивлялась несколько секунд и сдалась. Боясь раскрыть глаза Бет безвольно расслабила ноющие мышцы бедер и ощутила холодные узловатые пальцы на своей промежности. — Нееет! — взвизгнула Бет, резко садясь на постели, молотя маленькими кулачками по плечам и совершенно белой голове незнакомца. НЕТ!! Она всхлипывала от страха и унижения, а мужчина просто игнорировал ее удары и вскрики. Он раздвинул пальцами четко-очерченные складки поросших редкими каштановыми волосками половых губ Бет. — О, боже! — зарыдала женщина. Не делайте этого! Пожалуйста! Отпустите меня! Позвольте мне уйтиииии… Ковер возбужденно смотрел на сверкающую глянцевитую поверхность изнанки половых губ. От промежности женщины исходил терпкий аромат возбужденной самки, горячий, сладкий. Член мужчины начал опухать и подергиваться, вырастая на глазах. Дэн нагнулся ниже и дунул на толстый хоботок клитора расположенный в устье двух очаровательных лепестков малых губок, которые распахнулись лепестками фантастической бабочки и хмыкнул про себя услышав ее томный всхлип. — Тебя это возбуждает дорогая? — произнес он, прижимаясь лицом к шелковистым волосам на лобке женщины. — Ооохх, Господи! — не сдержавшись, застонала Бет ощутив горячий шершавый язык, проникший между губ ее вагины. Она начала извиваться, пытаясь отстраниться отползти в сторону, но он прижал ее раздвинутые бедра локтями грубо вцепившись пальцами в белые сочные ягодицы и пригвоздил ее к месту. Непристойные движения языка по половым губам, между ними вызвали у Бет резкий приступ удушья и нарастающее мучительное удовольствие, расползающееся от паха вверх по всему телу. Она ощутила, как влагалище снова заполняется густой влагой заливая подбородок и губы мужчины прозрачной клейкой слизью. — Ооооха! — простонала Бет, непроизвольно напрягая бедра, которые начали дергаться против ее воли. — О, да детка. — хрипло произнес Ковер, приподнимая лицо достаточно, что бы она увидела, что вся его нижняя половина жирно блестит, а с подбородка даже капает влага. Дай мне еще вкусного сока своей П***! Бет внутренне сжалась от стыда и страха, а ее тело уже отвечало на хлюпающие движения языка этого ужасного человека. Ее переполняло отвращение к слабости собственной плоти, но сознание отказывалось бороться. У нее просто не было сил. И не кому было помочь ей. Кричать не имело смысла. Даже если Джерри услышит, тем более если он услышит. Бет не могла допустить, что бы ее сын подросток увидел это безобразное зрелище. Как какой то ублюдок насилует его мать. Она потрясенно ахнула, изогнулась, вцепившись руками в прутья спинки кровати и все-таки закричала от смеси боли и удовольствия когда Ковер сжал губами ее клитор и слегка прикусил чувствительный кончик зубами. Он несильно сжал челюсти втягивая воздух буквально всасывая клитор в рот, словно пытался выдавить сок из сочной ягоды, а его язык заметался по головке раздвигая тонкие складки кожи. Она выгнулась еще больше, все тело резко прошиб пот, и оно матово заблестело. В ушах зазвенело. Неприличное чавканье и прихлебывание, которое издавал мужчина громом разносилось по спальне заставляя Бет краснеть от стыда. Ее клитор подергивался, зудел, его жгло нестерпимо сладко, мучительно. Чего бы не хотела Бет о чем бы не думала, этот подонок уверено вел ее к очередному оргазму. Зеленые глаза женщины округлились под воздействием частых импульсов похожих на электрические разряды, пронзавших ее живот, груди, мозг. Все ее тело мелко задрожало, ступни снова вытянулись, маленькие пальчики на ногах растопырились в стороны. По загорелому животу побежали настоящие волны судорог. А потом тело начало биться в спазмах сладострастия. — Ууххх! Не могу… сдержаться… о, боже… я кончаю… — выпалила она бездумно. А потом ураган оргазма затопил все ее сознание, сладостью смывая из него мысли о том кто был этот человек и что он делает. — Ух! Аргхааа… да… трахни меня… ! Ооооооо! Ковер отпустил раздувшуюся шишку клитора и провел языком по всей длине расширившегося розового разреза между набрякших половых губ чувствуя как пульсирует вагина женщины. Спинка кровати затряслась, вцепившиеся в прутья пальцы Бет побелели от напряжения глаза остекленели затопленные похотью. Мускулы живота напряглись, она оперлась пятками в край кровати и с усилием приподняла таз в воздух. Пухлая округлая попка женщины кругообразно задвигалась, исполняя какой то позорный танец. Ковер отшатнулся, привстал и навалился на женщину сверху. Сочные груди Бет расплющились под давлением его широкой волосатой груди заставив насильника заурчать от удовольствия. Огромный фантастически толстый член горячий и твердый жестко прижался к внутренней поверхности бедер Бет размазывая по коже клейкие капли преэякулянта. Мужчина начал целовать ее в открытый рот, наполняя его собственной слюной обильно перемешанной со слизью женщины. Ноздри Бет затрепетали и раздулись когда она почуяла … знакомый запах. Просунув под себя руку, мужчина подправил свой пенис, придерживая его за слегка изогнутый ребристый ствол пересеченный сетью крупных вен, опустил его вниз проводя фиолетовой одутловатой головкой по половым губам нашел вход в еще трепещущее после оргазма влагалище и мощно двинул бедрами. Огромный толстый штырь ворвался в лоно Бет единым махом больше чем на половину, и она закричала от резкой раздирающей боли внизу живота. Мужчина навалился на нее всем телом не давая шевелится, она едва могла вздохнуть и даже не пыталась сбросить его с себя. Сознание Бет затопил страх и отвращение. — Аргх! — придушено вскрикнула она, когда насильник попытался утопить пенис еще глубже. Женщине казалось, что внутри живота нестерпимо жжет, гигантское бугристое тело буквально распирало стенки влагалища изнутри создавая впечатление, что в нее медленно вползает кусок водосточной трубы. Бет с ужасом подумала, что ублюдок сейчас просто разорвет ее пополам. — О, даа! — удовлетворенно прохрипел Ковер. Он приподнялся на мускулистых руках и опустил голову, медленно выводя член наружу, наблюдая как половые губы женщины вытягиваются вслед за стволом пениса, словно не желают его отпускать. Влагалище женщины оказалось неожиданно узким и он ощущал как его стенки и мышцы входа восхитительно массируют его член сжимаются и подрагивают. Бет надсадно застонала. Он с жаром впился губами в ее бархатистую нежную шею. — Нравится это потаскушка? — улыбнулся он и опять втолкнул член в ее чрево на этот раз еще глубже. Бет пронзительно вскрикнула, подумав, что пенис мужчины проткнул ее насквозь пригвоздив к перине. Ладони насильника скользнули под ее попку и сжали пышные полушария, раздвигая их в стороны толкая низ ее живота вверх навстречу члену. Вот черт, — подумал Ковер, она с легкостью принимает все 30 сантиметров моего члена, только узковата немного по этому он идет так туго. — Ухххх! — выдохнула Бет, невольно морщась и еще выше приподняла попку не смотря на то что мужчина и так поддерживал ее навесу. — О, да детка! Я вошел в тебя целиком, теперь начинаю обратный путь! Громкие хлюпающие звуки, причмокивание и чавканье разнеслось по спальне, когда насильник начал двигать бедрами в быстром темпе, словно вбивал гвозди молотком, вдавливая свою беспомощную жертву в матрас. Он уперся коленями в постель и приподнялся на локтях двигая задом, глядя на восхитительные пышные груди Бет которые упруго покачивались вверх вниз при каждом толчке. Наклонив голову он жадно облизал солоноватые от пота горячие полушария, прижимаясь губами то к одному то к другому сморщенному соску. Он так долго ждал этого, так долго ждал, все годы, что он провел в тюрьме… Из его рта потекла слюна как у бешенного пса, когда он причмокивая, сосал коричневые вытянувшиеся возбужденные ареолы. Дерьмо! Ее влагалище так восхитительно сжимало член. Оно раскрылось, и пенис скользил достаточно легко, но все равно оставалось узким и тесным. Влагалище вело себя так словно жило отдельной жизнью, через минуту Ковер уже почти стонал, чувствуя как стенки пульсируют спазматически сдавливают его член, словно пытаются доить его. Этот массаж оказался неожиданно феерически возбуждающим и мужчина едва сдерживался. Головка пениса билась куда то в устье матки женщины и сладко горела и фантастически зудела, вызывая в паху волшебные пульсации. Мошонка мужчины начала поджиматься, кожа морщилась, охватывая огромные как у быка шары в паху стало совсем горячо. Ковер ощутил, как сперма закипает в яйцах выстреливает, перетекает куда то в тело члена, захрипел от невыносимой сладости. — Агх! Уууоооо! — прорычал он, накачивая влагалище женщины с возрастающим темпом. Головка пениса скачком раздулась словно пытаясь перекрыть проход возле самой шейки матки. Ствол наоборот странно сжался, потом за пульсировал, расширился и начал выплевывать сперму. Густая жидкость хлынула во влагалище упругим фонтаном сбрасывая разрывающее напряжение в сознании насильника. — Ооооо… — застонала Бет. Она широко раскрыла рот ловя воздух, которого внезапно стало катастрофически не хватать. Внезапное удушье заставило ее выгнуться в постели, когда насильник дернул бедрами загоняя член куда то в самую глубину ее чрева. А потом он кончил, и она ощутила, как сперма заполняет ее вагину пульсируя, расстреливая стенки влагалища задевая какие то неизвестные чувствительные точки. Она почти не контролировала собственное тело и потому не удержавшись, начала корчиться и дико дергаться. Пальцы Бет вцепились в плечи мужчины, шея вытянулась, четко обозначив под нежной кожей веревки жил и сосудов. Она оскалилась и захрипела, чувствуя, что сейчас взорвется изнутри. Член Ковера начал опадать. Мужчина грязно выругался и потянул его наружу, тяжело дыша и отдуваясь. Бет обессилено всхлипнула и уронила голову на бок. Она чувствовала, как теплые капли спермы смешанные с ее слизью обильно потекли из развороченного полураскрытого отверстия влагалища. С шумом выдохнув, она подняла раскрасневшееся влажное от пота лицо и попыталась заглянуть между ног. — Нравится вид милая? — хрипло рассмеялся Ковер, демонстрируя ей красный блестящий мокрый член. Бет дёрнулась. Съежилась. — Нет — выкрикнула она. Нет! Округлившимися от испуга глазами она смотрела, как он подошел к кучке своей одежды и начал рыться в ней. — Знаешь что это? — спросил он, демонстрируя женщине маленький тупорылый пистолет. Она судорожно кивнула. — Прекрасно. Я очень не люблю сюрпризы… Кто еще есть в доме?! — Мой… мой муж… и двое детей… — запинаясь, ответила она. — И где же твой старик? Ты что прогнала его из своей теплой постельки? Наказала за что то? — О-он, попал в бурю. Скорее всего, застрял в городе и остался ночевать у своей сестры! — А дети? — Дочка была вместе с ним. — ответила Бет мысленно благодаря бога за это. Сын спит наверху. Ковер немного расслабился и улыбнулся явно довольный этими новостями. — Прекрасно… Ты выглядишь не глупой бабой. Понимаешь, что твой малыш умрет, если ты будешь вести себя неправильно?! Бет судорожно закивала, бледнея от ужаса. Ковер вернулся к постели сел на край и по хозяйски положил ладонь на бурно вздымающиеся груди женщины. — Тебе должно быть было больно от моего мощного члена? Или наоборот понравилось? — О, нет — всхлипнула она. Пожалуйста, не надо. Не трогайте меня! У меня есть деньги. Я отдам вам их… отдам… только не нужно насилия! — А у меня есть пистолет. — хмыкнул Дэн. Тебя что не волнует судьба твоего сына? — Хорошо… хорошо… я все поняла… — дрожащим голосом пролепетала Бет полностью сломленная. Делайте все что хотите. Но… не трогайте моего мальчика. Пожалуйста! — Рад, что мы поняли друг друга. Мне нужна одежда. Брюки рубашка, теплая куртка и сапоги. Бет проворно встала с постели. Она испытывала жгучее унижение, чувствуя его сальный взгляд на своих покачивающихся грудях и пышной попке пока она ходила к бельевому шкафу и обратно. Нервно вытащив из него несколько комплектов белья мужа она швырнула их на кровать. — Прекрасно. Теперь вставай на колени. Невольно прикрывая руками пах и обе груди женщина послушно встала коленями на пол, испуганно глядя на насильника снизу вверх. Его огромный ужасный член был снова напряжен. Он упруго покачивался, нацеливаясь головкой прямо ей в лоб. — Возьми его. Бет взглянула на самодовольное лицо мужчины и поморщилась. Однако послушно убрала от груди руку и обхватила липкий ствол ладонью. Ствол был невероятно длинным бугристым объемные вены горячо пульсировали под пальцами. Он приказал ей гладить пенис. И она сделала это чувствуя дикий стыд и унижение. — Мммм — хмыкнул он с наслаждением, когда маленькая горячая ладошка заскользила по всей длине ствола члена не сильно сжимая его. Крупная прозрачная капля возникла из расширившегося отверстия мочеиспускательного … канала медленно скатилась вниз вдоль уздечки и вязко повисала на истончающейся блестящей ниточке. Следом появилась еще одна и еще одна. Преэякулянта было невероятно много. Бет вздрогнула, когда липкая влага достигла ее пальцев делая член скользким. — Теперь соси. — приказал Ковер ухмыляясь. Из глаз женщины беззвучно потекли слезы. Она смотрела на влажно поблескивающий вздрагивающий член и понимала что у нее нет выбора. Страх, отвращение и унижение отступало перед тревогой за безопасность сына. Ковер с интересом наблюдал, как женщина разлепила губы, как дрожит ее подбородок, как катятся из красивых глаз слезы, как на ее лице возникает гримаса отвращения. Потом он ощутил горячее дыхание на головке члена. Схватив ее за уши, он дернул голову женщины вперед вжимая лицо в пах. — Оближи его для начала. Бет едва не подавилась от резкого удушливого запаха не мытого тела смешанного с ароматом ее выделений. Она невольно зажмурилась и сморщила нос от отвращения. Она с заметным усилием наклонила ствол члена вниз приближая головку ко рту. Она сдавила пульсирующий ствол пальцами. Беловатая капля семенной жидкости возникла из подмигивающего отверстия мочеиспускательного канала и медленно поползла вниз по лиловой головке. Очередной приступ тошноты возник в пищеводе и тело Бет дернулось, когда она попыталась подавить рвотный позыв. Пересилив себя, женщина высунула язык. Она коснулась кончиком ствола и провела им от заросшего черными волосами корня вверх по всей длине до темного изогнутого воротника венчающего головку. — Давай, собери с него свои выделения. Их здесь столько, что наберется на приличный глоток. Уверен тебе хочется попробовать этот коктейль прямо сейчас. Бет обреченно вздохнула и закрыла глаза. Она ни когда не брала в рот член мужа, лишь пару раз целовала его что бы помочь ему придти в боевое состояние. Но выхода не было. Решившись… женщина торопливо провела языком по уздечке к щели моче тока собирая соленые вязкие словно клейстер крупные капли. Их было действительно много. Жидкость потекла по языку наполняя рот. Может если бы она сделал это быстрее это не было бы так противно. Она сглотнула, стараясь не думать о том что попало в ее желудок. Это было трудно очень трудно, ей был отвратителен этот человек. По крайней мере, теперь его член чист, размышляла она, облизывая ствол члена широкими движениями языка с трудом проталкивая через глотку вязкий коктейль из разнообразных жидкостей, включая собственную слюну, которая наполняла рот непрерывно едва не выплёскиваясь наружу через нижнюю губу. — Соси его, соси. — хрипло забормотал Ковер тяжело дыша. Он с удовольствием смотрел на свой совершенно мокрый член, с которого постоянно капала слюна женщины. Пенис дергался от возбуждения. Ему пришлось схватить его рукой направляя головку ей в рот. Бет непроизвольно застонала, а потом замычала когда головка раздвину ее губы вползла в рот, заполнила его двинулась дальше пытаясь протиснуться через кольцо гортани. Она поперхнулась и закашлялась, не имея возможность дышать. Горло женщины задергалось, но мужчина отстранился, позволив ей отдышаться, сплевывая вязкую слюну потоком хлынувшую на ее подбородок. — Дерьмо! — с чувством проворчал он. Ты что ни когда не исполняла глубокое горло для своего мужа!? Черт возьми, придется мне тебя поучить малышка! Он снова запихнул член в ее рот действуя на этот раз более осторожно, не торопясь форсировать события. Бет пыталась дышать носом и расслабить мышцы горла. Его член был просто огромен, но через несколько минут ей удалось заглотить почти две трети от 30 сантиметров. — Схвати меня за задницу, — прорычал он, наматывая шелковистые волосы женщины на кулак. Бет сжала пальцами волосатые мускулистые ягодицы. Ритмично качая головой в темпе, который задавали его руки дергавшие ее за волосы. Огромная головка раздувала ее щеки почти выходя наружу потом начинала обратное движение задерживалась на мгновение в районе миндалин и упруго проваливалась в горло, надувая на шее женщины подвижный четко различимый бугор который смещался вниз натягивая кожу. Ей приходилось непрерывно сглатывать слюну и преэякулянт постоянно заливавший рот. — Вставь палец мне в зад. — прохрипел Ковер. Глаза женщины округлились от шока, а лицо вспыхнуло при этой развратной просьбе. Но она сделала то что ей приказали. Расширила пальцами разрез между ягодицами скользнула между ними указательным, прижала его к горячему сморщенному влажному от пота кольцу ануса. Помассировала его подушечкой и надавила. Ковер крякнул, когда аккуратный маленький палец Бет, преодолев слабое сопротивление сфинктера провалился в горячую глубину кишки и блаженно замычал невольно изгибая поясницу буквально насадившись на него. — Двигай им… двигай сучка! — прохрипел он, активно работая тазом практически вбивая член в ее рот. Покраснев еще больше сгорая от стыда и неловкости Бет подчинилась, задвигав пальцем, ощупывая подушечкой похожее на валик кольцо заднего прохода. Ковер реально наслаждался процессом. Он всегда любил, когда ему массируют простату во время минета. Сфинктер мужчины судорожно сжимался вокруг пальца побуждая Бет заталкивать его глубже. Мошонка мужчины начала поджиматься в предоргазменных спазмах, когда Бет услышала голос сына. — Мам? Бет торопливо отдернулась от члена с мокрым чавканьем и настоящим потоком густой тягучей слюны хлынувшей из ее рта. — Боже мой! — заполошно прошептала она. Это Джерри. Он спускается по лестнице. Умоляю вас, не причиняйте ему вреда. Это просто мальчик. Он не сможет причинить вам вреда. Ковер с удовольствием посмотрел на ее искаженное страхом и страданием лицо. Его член подергивался всего в паре сантиметров от широко распахнутых умоляющих глаз. Он сжал член ладонью, размазывая по стволу густую беловатую слюну блаженно чувствуя как она липко свисает с его пальцев. — Я мог бы трахнуть и его! — задумчиво пробормотал он. Бет застонала от ужаса и едва не лишилась чувств. — Но не буду. — продолжил он, наслаждаясь ее ужасом. Если… ты будешь делать, то что я тебе говорю! Избавься от него… быстро. Если он увидит меня, я буду вынужден прикончить его. — Да… да… сейчас! — торопливо зачастила Бет вытирая рот раскрытой ладонью. Он не увидит вас! — Верно сладкая. Он будет слишком занят. Он будет трахать любимую мамочку. А я сяду в соседней комнате и буду наблюдать со стволом пистолета направленным ему в задницу. — проговорил Ковер, с удовольствием глядя как бледнеет и искажается ужасом красивое лицо женщины при его словах. Бет стоя на коленях в шоке смотрела, как насильник шагнул к двери, ведущей в коридор. Он обернулся к ней и многозначительно покачал стволом пистолета. — Нет… нет… Боже мой! Нет… ! — запричитала она. Я сделаю это… сделаю… грязный ублюдок! Только не стреляй… Ковер с усмешкой собрал разбросанную по кровати одежду. — Я заберу это с собой. И буду смотреть… оттуда — он качнул пистолетом в стороны двери ведущей в ванную комнату. Давай… все в твоих руках. Расскажи ему как давно ты хотела приласкать его. Как тебе хочется проявить свою б**** натуру, как ты возбуждаешься при одном взгляде на него! Ты будешь ласковой и горячей, ты позволишь ему сделать все, что он захочет! Если у него возникнет желание засунуть эту настольную лампу в твою п***, ты раздвинешь ноги и сделаешь это с ласковой улыбкой на губах. Мужчина проскользнул в ванную и прикрыл за собой дверь. Бет слышала неторопливые шаги сына, которые приближались к спальне. Внутри у нее все застыло от ужаса и паники. В ушах звенело и слегка кружилась голова. Она не видела выхода из этой кошмарной ситуации. Не представляла… КАК?… она сделает это! Совершенно машинально женщина вытерла скользкий подбородок, с которого свисали белые толстые нити слюны и вытерла испачканную ладонь о простыню. Глаза женщины оставались сухими плакать она уже не могла…. Она застонала… выпрямилась сидя на углу кровати… глядя на входную дверь как приговоренный к смерти смотрит на дверь камеры слыша шаги палача. Когда раздался осторожный стук в дверь женщина дернулась всем телом и смертельно побледнела, но тут же на лице ее возникло решительное выражение, а на губах заиграла натянутая неестественная улыбка. — Мам?! — Д-д-да! — заикаясь, ответила Бет. — Ты уже встала? — Да, Джерри. — деревянным голосом отозвалась женщина. Я уже не сплю. Дверь спальни медленно открылась и Бет судорожно задышала, комкая нервными движениями пальцев простыню. Он вошел в спальню родителей и остановился как вкопанный. Мама сидела на краю кровати совершенно голая. Ее тяжелые налитые груди с коричневыми сосками бурно вздымались. Лицо мальчика стало пунцовым от смущения. — Ой… боже мама я не знал… я не хотел… — заикаясь, начал он. Внутри Бет все застыло. Ее мозг безуспешно боролся со стеснением стыдом и моральными принципами с одной стороны и холодным ужасом, страхом за жизнь сына с другой. Ее начало слегка подташнивать, когда она осознала какой бесстыжий акт собирается исполнить. Она медленно повернула голову и посмотрела на мальчика. Инстинктивно она дернула вверх простыню пытаясь прикрыть собственную наготу. Глаза сына были похожи на два темных омута, которые буравили овальные коричневые пятна сосков Бет, выглядывающие из-под края белой ткани. — Ма-ам!? — он все еще не мог осознать, что это происходит на самом деле. Еще больше Джерри смутило то, что его член начал подергиваться и медленно напрягаться под легкими пижамными штанами. — Я сейчас вернусь! — выпалила Бет вскакивая с кровати. Она опрометью метнулась в ванную все еже прижимая простыню к грудям, едва не спотыкаясь босыми пятками о длинный край материала который волочился по полу. При виде ее обнаженной поясницы с двумя пикантными ямочками, четким, будто выдавленным на теле, треугольником ниже которого начиналась круглая аппетитная попа с белой широкой полосой не загорелой кожи Джерри окончательно смешался и подался вперед стараясь скрыть эрекцию, оттопырившую полосатые пижамные брюки. Ковер уже полуодетый, сидящий на невысокой банкетке возле раковины вопросительно посмотрел на Бет. — Мне нужно воспользоваться туалетом! — придушено выдохнула женщина, едва сдерживая истеричные рыдания. — Хорошо. — проворчал он, натягивая немного маловатые ему брюки мужа. Только быстро. Стой… Простыню оставь здесь. Бет судорожно всхлипнула, издала какой-то рыдающий смешок и с ненавистью посмотрела на насильника. Она отбросила остатки скромности, моральные терзания разрывающие ее на части. Стоящие между ней и той ужасной вещью, которую она должна была… нет… обязана была сделать ради жизни сына. Она плотно прикрыла дверь в спальню. При мысли о том, что этот страшный человек может сделать с Джерри, если сын увидит его ее прошиб холодный пот. Страх и душевные муки довели женщину до состояния близкого к сухой истерики. Она долго тужилась, пытаясь опорожнить мочевой пузырь и избавиться от остатков мерзкого семени ублюдка. Сначала из влагалища показалась крупная белая капля спермы, которая повисла на секунду и тяжело упала на дно унитаза постепенно истончаясь, превращаясь в вязкую ниточку, а потом туда же шипя хлынул упругий золотистый поток. Бет еще какое то время тужилась, прижав левую ладонь к лобку, раздвигая пальцами половые губы, ей казалось, что ее влагалище все еще сохранило остатки слизистой спермы. Потом она суматошно промокнула салфетками промежность и внутреннюю поверхность бёдер. Ковер не обращая внимания на ее манипуляции встал и начал рыться во встроенном шкафу, где женщина хранила грязную одежду и разнообразные туалетные принадлежности. — Что это у нас здесь!? — ернически протянул он, демонстрируя женщине тонкий розовый 10 сантиметровый вибратор. Бет не ответила, только на щеках ее проступили красные пятна. Он провернул черное ребристое кольцо в основании пластикового стержня со слегка изогнутой похожей на вытянутую каплю головкой и женщина дернулась как от удара услышав монотонное гудение. В ее глазах появилось, что то жалкое когда она смотрела на манипуляции подонка. Джек привез ей вибратор как подарок… шутку… вернувшись с прошлогодней конференции в Монреале. Она использовала его лишь однажды на клиторе, но ощущения оказались слишком острыми болезненно острыми, что бы быть приятными. — Встань и нагнись. — приказал Ковер. Бет внутренне подобралась и похолодела когда увидела искорку веселья в его выцветших рыбьих глазах. Однако, покорно выполнила требование. Ей внезапно овладело холодное отстраненное безразличие. Наверняка подонок замыслил очередную извращенную пакость но женщина почти не испытывала по этому поводу эмоций, все это были мелочи по сравнению с тем что он принуждал ее сделать с Джерри… что она обязана была сделать, что бы сохранить жизнь сыну. — Раздвинь ягодицы! Все же Бет не удержалась и всхлипнула когда ощутила мелко вибрирующее тело, скользнувшее в глубокую расселину ее попки. Кончик прошелся по всему разрезу сверху вниз, словно поглаживая, а потом прижался к розовому кольчатому пятну ануса. — Аахххх! Боже, неееет! — приглушенно вскрикнула она и тут же зажала рот ладонью. Ковер сильно надавил и вибратор начал втискиваться в задний проход, раздирая сухое плотно сжатое кольцо. Бет закусила нижнюю губу чувствуя пульсирующую спазматическую боль в анусе. Мысль о том, что совершенно незнакомый отвратительный тип непристойно использует ее попку наполнило ее чувством вины и стыда. Ковер начал двигать вибратором слегка прокручивая его вокруг оси, вводя каплевидный кончик всего на сантиметр пока мышцы сфинктера женщины не расслабились, превращая розовый круг в некое подобие вдавленного в тело конуса с небольшим пульсирующим сужающимся и расширяющимся кончиком. — У тебя сладкая задница малышка! — произнес он и медленно ввел весь вибратор внутрь до самого черного кольца в его основании. Бет опять застонала от ужасающего унижения. Слезы ручьем хлынули по ее щекам. Колени женщины подогнулись, она едва не упала на покрытый крупной бежевой плиткой пол. Женщине пришлось ухватиться за край унитаза, другую руку она прижала ко рту приглушая собственные стоны и всхлипы. Мужчина надавил на основание вибратора большим пальцем заставляя его войти в анус Бет целиком. Она ощутила, как ребристое основание вибратора входит в кишку и кольцо сфинктера сжимается позади него охватывая палец насильника. Палец тут же исчез, оставив вибратор полностью утопленным в прямую кишку женщины. — Оооох! — застонала Бет чувствуя как пульсируют стенки кишки под частыми вибрациями фалоимитатора. — Он должен оставаться внутри тебя все время. Хочу сделать сюрприз для твоего малыша! — прошипел Ковер. Помни, я буду наблюдать за вами! Он опять продемонстрировал женщине пистолет. Затем схватил ее за плечо и подтолкнул к двери в спальню. — Если тебе дорога жизнь сына, продемонстрируй мне зажигательное шоу! Бет торопливо вытерла слезы с лица и выпрямилась, ощущая нарастающие пульсации в заднем проходе и смутное горячее жжение. Сделав глубокий вздох, точно пловец перед прыжком с вышки она распахнула дверь и шагнула в спальню. Джерри сидел на краешке кровати совершенно не подозревая о жертве на которую она идет ради него. Оглядывая его худощавую фигурку Бет невольно спросила себя есть ли у мальчика сексуальный опыт? Она очень сомневалась в этом… Услышав шорох, мальчик поднял голову и его челюсть отвисла от шока. Мама медленно шла к нему от ванной совершенно голая, со странным выражением на красивом лице таком бледном, что казалось совершено белым. Ее округлый подбородок слегка подрагивал, а в глазах царила абсолютная пустота. При каждом шаге груди женщины возбуждающе колыхались, ноги она переставляла … так, словно находилась в каком-то непонятном трансе. — Мама… ты… с тобой… ты… — он так и не смог закончить фразу задохнувшись от ощущения сосущей пустоты в солнечном сплетении. Его глаза остекленели, остановившись на широкой полосе густых каштановых волос в паху женщины, окруженной возбуждающим треугольником белой не загорелой кожи. Мальчик судорожно сглотнул и вскинул голову, когда она замерла перед ним. Он чувствовал тепло исходящее от смуглого загорелого живота и промежности располагающегося в сантиметре от его лица. Сквозь дрожащую пелену слез в глазах Бет разглядела бугор, оттопыривший пижамные брюки сына и испытала новый прилив панического ужаса. Господи это же мой мальчик! Я стою голой перед собственным сыном! И его явно возбуждает это зрелище! — мелькнуло в ее сознании и лицо обожгло очередным приливом жгучего стыда. — Я… я люблю тебя Джерри! — выдавила из себя женщина, мучительно пытаясь придумать что сказать, объяснить… то, что должно случится между ними. — Что то случилось мама? — судорожно вздохнув, спросил мальчик, ощущая как его мошонка взрывается изнутри затопленная сладострастным зудом, не понимая почему он испытывает такое возбуждение глядя на собственную мать. — Нет, малыш! — торопливо ответила Бет. Просто немного нервничаю от того что стою голая… — женщина запнулась понимая что не должна выдавать сыну что действует против собственной воли… по принуждению. Я подумала… — медленно произнесла она, стараясь не смотреть на Джерри. Пришло время… ты должен узнать… что такое любовь малыш… Она подняла руки и начала дрожащими пальцами расстёгивать на нем пижаму. Бет собиралась трахнуть собственного сына на виду у совершенно незнакомого человека! Ее сознание взрывалось, разваливалось на осколки и женщина не сходила с ума только потому что одна мысль постоянно пульсировала в ее мозгу: Это все для того что бы он жил! Для того что бы он жил! Она принудила его встать, почти содрала с него пижамную куртку и запустила пальцы под пояс брюк, резкими рывками развязывая тесемку. Почти грубо сдернула брюки вниз приседая и морщась от резких вибраций в кишечнике которые производил фалоимитатор. Из горла женщины вырвался непроизвольный стон шока или… восторга… когда она смогла отвести глаза от шокированного побледневшего лица сына и посмотрела на его промежность, увидев резко подергивающийся эрегированный розовый член. Господи, он выглядел таким свежим и невинным! Дерзко торчал вперед живота над пухлыми шарами мошонки. Кожа выглядела невероятно гладкой полупрозрачной отчетливо передавая каждый бугорок на стволе каждую маленькую вену обвивавшую все тело пениса окаймленного редким пухом рыжеватых волос. — О, боже, мама! — воскликнул Джерри глядя на искаженное лицо Бет, в нем смешалась целая гамма эмоций, страх, стыд, материнская любовь и тревога, но мальчик воспринял все это как выражение неприкрытой похоти. Он поднял руку и почти грубо схватил ладонью промежность женщины. — Теперь я понял. — улыбаясь, прошептал он. Дерьмо, я фантазирую, представляя тебя уже несколько лет! Бет напряглась и застыла, испытывая шок, горячие влажные от волнения пальцы сына дерзко ощупывали ее промежность. Это было чересчур! Его слова все еще эхом отзывались в ее ушах. Боже, неужели это правда!? Ее собственный ребенок мечтает заняться с ней любовью?! Трахнуть ее? Замерев от ужаса и шока, женщина беспомощно всхлипнула стоя в каком то оцепенении. Рука Джерри по хозяйски ощупывала ее половые губы, ерошила волосы на лобке, задевала клитор. Бет пыталась бороться с волной приятных ощущений, нарастающим желанием испытать запретное удовольствие, которое смешивалось со стыдом, страхом за его жизнь, превращаясь в невероятный коктейль. Это было невероятно, невозможно, немыслимо! Женщина не представляла как будет жить дальше как смотреть в глаза мужа и сына после того что произойдет сейчас. Даже если объяснить им причину своего поведения, что они будут думать, о ней!? Неет! Это должно остаться тайной для всех! Она поняла, что никогда не сможет рассказать полиции, сделать достоянием гласности, что занималась сексом с собственным сыном ради спасения его жизни! — Джерри! — всхлипнула она жалобно. Джерри! Она не выдержала и слегка согнула колени, начав непроизвольно покачивать бедрами в такт движениям его руки. Пальцы мальчика по хозяйски ощупывали горячие и уже влажные половые губы женщины то и дело проваливаясь между ними, ощущая как там скользко, проникая в размякшее приоткрытое отверстие влагалище. Джерри прерывисто дышал, его глаза непрерывно метались от паха матери к ее грудям, которые колыхались словно некое желе, в такт вздрагиваниям ее тела, когда его пальцы перебирали, ощупывали вагину. Он протянул другую руку и несмело сжал полное немного вытянутое полушарие. Грудь была теплая невероятно сочная, соски которые он трогал подушечкой пальца казались очень твердыми странно опухшими. По второй руке достаточно активно текла вязкая теплая слизь, это было так необычно. Клейкая влага выделялась прямо из отверстия влагалища, в которое мальчик, смелея, засовывал два пальца. — Ой! — воскликнул он удивленно, ощупывая стенки влагалища изнутри, засунул их еще глубже и начал вращать ими. Мама… — пробормотал он. что то непонятное… гм… там, что то вибрирует внутри? Бет не выдержала и заплакала. Она смотрела в потолок, часто моргая и крупные слезинки катились из углов ее глаз. Она не чувствовала себя так ужасно ни когда в жизни. Неприкрытая похоть в лице сына, его реакция, легкость с которой он отозвался на ее поведение, неприкрытое возбуждение, желание ощупывать ее, трахнуть ее, то с какой легкостью он переступил грань, добило ее окончательно. По сравнению с этим непрерывные вибрации и ощущение вытянутого тела вставленного в попку были лишь дополнительным унизительным фактором, о котором она просто забыла на время. Теперь, когда он напомнил ей об этом, резкие пульсации и жжение в попе выросли скачком многократно, став невероятно острыми. — Мама. В чем дело? — встревожено спросил мальчик, притягивая плачущую женщину к кровати. Он нежно обнял ее, поглаживая спину, не переставая сжимать и ощупывать подрагивающие груди. — Оооуххх! — непроизвольно застонала Бет вздрагивая от рыданий. Едва ее попка опустилась на постель вибрации в кишечнике стали просто невыносимыми. Она торопливо переместила вес тела на левое бедро, наклоняясь в сторону, что бы ослабить давление. — Эй! Я понял! — торжествующе воскликнул Джерри, лихорадочно сверкая глазами. С неожиданной силой он заставил ее перевернуться на живот, глядя на круто изогнутые слегка подрагивающие приподнимающиеся вверх вниз абрисы ягодиц. Протянув руки он положил ладони на пышный упругий глобус с глубокой расселиной посередине. — Ты вставила в попу вибратор мама!? Да? — с детской непосредственностью спросил мальчик. О, черт! Я нашел его в твоем шкафу в ванной. Еще тогда подумал что он слишком мал для влагалища, тем более после того как увидел член папы! Бет всхлипнув, уткнулась пылающим от стыда лицом в подушку. Она ни как не рассчитывала услышать подобные слова от сына. Радостное возбуждение в его голосе, то с какой легкостью он говорил все это вызывало у женщины желание провалиться сквозь землю, умереть! Она тонко заскулила, ощутив как он бестрепетно раздвигает ее ягодицы. Она судорожно напрягла мышцы пытаясь не дать ему сделать это, но Джерри оказался неожиданно силен. Он почти грубо рванул ягодицы в стороны, раскрывая поблескивающее от пота розовое пятно заднего прохода. — О боже мама! Какая аппетитная задница! — тяжело дыша, прошептал он, наклоняясь и она ощутила горячее дыхание на зудящем сжимающемся вспухшем кольце ануса. Бет содрогнулась всем телом и заплакала сильнее представляя как он с любопытством изучает ее зад. Джерри положил на розовое кольчатое пятно два пальца ощущая заметные вибрации и толчки идущие изнутри…. Высунув от усердия язык, мальчик попытался расширить маленькое упругое отверстие. Бет застонала. Она едва сдерживала желание пнуть сына ногой, прекратить его бесстыжие ощупывания. Ей хотелось выть и кричать от ужаса. Она даже мужу запрещала касаться заднего прохода считая это грязным и неприличным. — Да ладно мама. Расслабься… Привстань на кровати. — задыхаясь от волнения, пробормотал Джерри. Давай… вот так… встань на четвереньки… раздвинь ягодицы сама… помоги мне… ох… да именно так… правильно… какая ты молодец! Оглушенная невероятными совершенно невозможными словами ее любимого скромного мальчика Бет безропотно выполнила все его просьбы. Все происходящее казалось ей настолько отвратительным и отталкивающим что она впала в состоянии полной прострации, что бы просто не сойти с ума. Она была готова позволить ему делать с ее телом что угодно отгородившись каким то барьером в сознании, воспринимая все отстранённо. — Уууооой! — застонала она, когда почувствовала, как он ощупывает и расширяет отверстие заднего прохода пальцами, пытается ввести их внутрь растягивает, раскрывает ребристое эластичное кольцо. При этом женщина послушно стояла на четвереньках уронив лицо, а подушку и с силой раздвигала в стороны ягодицы. Она всхлипнула непроизвольно дернулась и изогнула спину ощутив как вибратор в кишке начал медленно выдавливаться наружу. Он выползал сам собой подталкиваемый спазматическими сокращениями влагалища Бет возникавших по мимо ее воли. — Круто! — восхищенно прошептал Джерри, глядя как из неровного круга, в который превратилось отверстие ануса мамы медленно выдвигается ребристое черное кольцо основания вибратора. Потом он не удержался, схватил за него и резко выдернул фалоимитатор наружу. Тонкий 10 сантиметровый стержень вывалился из заднего прохода с липким чмоканьем. Джерри бросил его на кровать. Прерывисто дыша Бет посмотрела назад через плечо. Она увидела, что сын стоит на коленях, ритмично сжимая в кулаке собственный пенис. Не выдержав этого бессовестного зрелища она закрыла глаза, из которых уже не катились слезы. Внезапно у нее пересохло во рту, а внизу живота образовалась странная сосущая пустота. Бет поняла, что наступил момент, пришло время… — Раздвинь колени мама, поднимись на руках. — скомандовал Джерри, точно опытный дрессировщик, устраиваясь позади женщины. Он едва дождался, что бы Бет приняла нужное положение. Мальчик подрагивал словно в лихорадке. Попка женщины поднялась вверх, и он увидел розовый блестящий от влаги провал между приоткрывшихся пушистых складок розовой кожи. Парень не мог ждать больше. Джерри ввел головку во влагалище матери, почувствовав как ее сразу обволокло влажное тепло. Он дышал как паровоз, стоящий под парами. — Нееее… ооооох! — простонала Бет. Она каждой клеточкой тела почувствовала медленно вползающий в нее горячий твердый стержень. Стон удовольствия вырвался у нее по мимо воли. Ощущение раздвигающего стенки живого горячего члена было божественно прекрасным. Она рефлекторно изогнулась и подалась попкой навстречу сыну. — Ох, боже! Джерри! — она задохнулась, широко раскрыв рот. Груди женщины тяжело качнулись. Мягкое всасывающее чавканье донеслось до ее слуха и Бет импульсивно расставила колени шире. — Ааааахх! — истомно пропело ее горло, в сознании щелкнул какой то дьявольский переключатель и Бет мгновенно забыла, кто именно таранит ее похотливое влагалище. Да… да… да… ну же… хорошооооо! Она слышала, как тяжело дышит Джерри тяжело опираясь руками в ее поясницу, чувствовала, как его живот резко шлепает по ее подрагивающей попке с все возрастающим темпом. Ее груди раскачивались точно исполняли некий фантастический танец, бились друг о друга. Женщина даже не замечала, что начала активно подаваться назад всем телом навстречу сыну. Мошонка мальчика упруго стукалась о устье половых губ Бет каждый раз задевая возбужденный клитор и это отдавалось всплесками сладкого удовольствия в сознании. Джерри мощно самозабвенно вталкивал член во влагалище матери до самого основания. Опустив голову он восхищенно смотрел, как половые губы жадно охватывают ствол пениса похожие на маленький розовый кулачок. Весь член жирно блестел от сока женщины, ближе к корню на нем даже образовался белый пенный ободок из выделений, а между полных раздвинувшихся ягодиц мелькало розовое вытянутое колечко заднего прохода. Оно периодически приоткрывалось и сжималось в такт его толчкам словно подмигивало. Не удержавшись Джерри опустил на ягодицы матери левую руку и ввел в ее анус средний палец, оскалившись, услышав ее придушенный протестующий стон. Она начала извиваться, пытаясь отстранится от растягивающего давления пальца на кишку, вцепилась зубами в подушку судорожно напрягая сфинктер в молчаливом протесте. Но Джерри в порыве какой-то звериной злой радости вдавил палец до второй фаланги и начал яростно шевелить им из стороны, в сторону растягивая тесное отверстие. Бет жалобно заскулила. — О, господи! Мамочка! Твоя п*** это что то… ! — прохрипел мальчик, откидываясь назад. Он изменил угол вхождения, что бы лучше видеть весь процесс, как вытягиваются вперед половые губы, стремясь удержать скользящий между ними член. Он добавил к среднему пальцу указательный, воткнув его в тугое отверстие ануса, не обращая внимания на протестующих стон боли женщины. Плотное шелковистое кольцо сфинктера судорожно дергалось, пытаясь сжаться, доставляя Джерри необъяснимое удовольствие. Оба пальца активно шевелились, вонзаясь в попку до упора. Холодный ужас, стыд, медленная, но неотвратимая деградация смешивалась с невероятно острым наслаждением, интенсивной сексуальной стимуляцией от энергичный толчков члена сына и переворачивали сознание Бет сминали, разрушали ее представления о том, что правильно, а что отвратительно. Какой то беспомощный и восторженный стон сорвался с ее припухших искусанных губ. Словно сломав некую преграду она начала еще быстрее отклонять тело назад сильно выгибая поясницу, судорожно напрягая разъезжающиеся в стороны ноги, уже сама с упоением насаживая себя на пенис и пальцы сына! — Сейчас… я… уже… кончаю… кончаю… кончаю! — скандировала она, чувствуя как ее растянутые отверстия заполняет восхитительный жар, испепеляющий неотвратимый божественно приятный. Влагалище, анус истекали мучительным каким то мазохистским восторгом. Ее широкие бедра завибрировали по упругой гладкой коже пошли настоящие волны они стали кругообразно извиваться. Потом она резко прижалась попкой к паху сына, вскинула голову и оскалилась точно животное, демонстрируя ровные белые зубы. — Оооо, да! Трахай меня! Трахай! Трахай! Давай! Ааааааа! Кончаю, черт! Будь ты проклят ублюдок, аааааооооох! Едва Джерри услышал бессвязные крики матери, почувствовал, как мышцы влагалища судорожно сдавили его пенис, а пальцы застряли в ее попке сжатые стенками кишки он захрипел и еще больше ускорил ритм толчков. Он кончил буквально через несколько секунд, навалившись грудью на ее поблескивающую от пота изгибающуюся спину. Горячая сперма пульсирующей струей ударила во влагалище Бет. Руки женщины подломились и она упала в постель, вытягивая сведенные судорогой ноги чувствуя как тело Джерри бьется в пароксизме на ее вытянувшемся теле. — Ооо, дерьмо! — простонал мальчик, ощущая как его увядающий член медленно выскальзывает из влагалища матери. Это было круто! Я хочу еще. Давай мама! Помоги мне. Сделай его твердым снова! Пососи мой член! Глава 2 Карен Филипс раздевалась. Ее крупные напоминающие две круглые дыни груди упруго качнулись вверх, когда она выпрямилась, сняв с себя черные кружевные трусики. Она взъерошила аккуратный треугольник черных волос на лобке и погладила себя по ребрам. — Сука! — с чувством прошептал Джек Дэвис наблюдая за своей сестрой через небольшое отверстие, которое он сделал давним давно в дощатой стене ванной. Он снова чувствовал себя мальчишкой. Боже как … давно это было! Он вспомнил детство, свои безумные безудержные подростковые фантазии, когда его желания совсем не совпадали с возможностями и как он так же подглядывал за младшей сестрой, когда она переодевалась или принимала ванну. Правда, тогда у нее не было такой шикарной груди как сейчас. Сейчас он чувствовал легкий стыд и чувство вины за то, что подглядывал за ней, но Карен по прежнему оставалась для него самой красивой и соблазнительной чем все женщины, которых он имел за прошедшие годы за исключением Бет! Дерьмо! Когда ему так нужна Бет, когда его яйца сводит от желания, идиотская снежная буря перекрыла все дороги. И теперь прямо перед ним разделенная парой сантиметров деревянной перегородки была живая соблазнительная промежность, на которую он мастурбировал с самого детства. Треугольник в паху сестры выглядел таким живым соблазнительным мягким, что если бы эта была любая другая женщина он бы не раздумывая бросился к нему, зарылся между шелковистых горячих бедер лицом и терся носом и губами пока они не утонут в теплом ароматном соке. Все больше распаляющий себя вуайерист наблюдал за сестрой, которая изящным движением перешагнула бортик огромной старинной ванны стоявшей на кафельном полу на четырех витых изогнутых ножках. Когда она села в воду он по прежнему видел ее колени и аппетитные груди. Жадно облизывая пересохшие губы, мужчина смотрел, как она медленно намыливает упругие полушария, как они покрываются белой шапкой пены и только ярко-красные скоски как две ягоды клубники торчат глядя в разные стороны. Женщина плеснула на груди водой смывая пену. Джек всегда заводился, видя мокрые сиськи. Существовало нечто мистическое в капающих с крутых влажных округлостей маленьких капельках воды, подтеках белой пены пузырящейся на конусовидных ареолах. Женщина провела руками по телу и опустила их между бедер. Он не мог видеть, что происходило там ниже за бортиком ванны, только то, что руки медленно двигаются, напрягаются бицепсы, но ему показалось, что она уделяет мытью промежности слишком много времени. Джек был в курсе, что Карен давно ни с кем не встречается. Она развелась с мужем 4 месяца назад и с тех пор у нее не было мужчины, Джек был уверен в этом. Он заметил, как изменилось ее лицо, до этого спокойное, немного сонное, расслабленное выражение сменила непонятная гримаса, губы дрогнули и сжались, на четко-очерченных скулах появились заметные красные пятна, шикарные пушистые ресницы, как то истомно затрепетали, а в карих с волшебными искорками вокруг радужки глазах появился некий таинственный блеск. Он слышал, как мерно плещется и побулькивает вода в ванной кроме этого тишину ванной комнаты не нарушал ни один звук. Потом ладони сестры обхватили полусферы грудей свели их вместе и слегка приподняли вверх. Соски заметно увеличились в размере, странным образом встопорщились, выделяясь на фоне побледневших покрывшихся мурашками ареол двумя яркими каплями. Карен тихо мягко вздохнула, пошевелившись в ванной. Она грустно улыбнулась своим мыслям и гибко встала, потянувшись за большим махровым полотенцем и вышла из ванной. Ее груди тяжело качнулись из стороны в сторону когда женщина остановилась вытирая порозовевшие пятки о маленький коврик лежащий на полу. Джек судорожно втянул в легкие воздух, размышляя стоит ли расстегнуть брюки вытащить член и заняться онанизмом прямо тут в небольшой гостиной. Нет! Это было слишком опасно! Вместо этого он потер разгоряченную напряженную плоть прямо через ткань. А потом Карен сделала очень странную вещь. Она расстелила полотенце на полу и села на него. Она откинулась назад опираясь затылком о борт ванны, нервно облизала губы и подняла вытянутые ноги вверх разведя их в стороны. Она немного переместила тело и просто легла на полотенце спиной, подняла ноги выше, подхватила их ладонями под колени и начала пригибать их к телу пока не сложилась практически пополам поднимая спину, переместив вес тела на плечи и шею которые остались на полу, остальное же тело поднялось в воздух. Мужчина не удержался и до боли сжал свой зудящий член, когда увидел глубокий разрез между пухлых ягодиц сестры который медленно расширился, приоткрывая темно коричневое пятно ануса и напоминающее перевернутую подкову влагалище. Колени Карен коснулись пола за ее плечами, женщина приподняла голову заводя икры за шею, немыслимым образом скрестила там лодыжки, а потом обхватила обеими ладонями попку и потянулась вверх приближая лицо к собственной промежности. Джек ощутил приступ удушья. Пальцы сестры растопырились по золотистой от загара коже ягодиц, побелели, проминая упругую мякоть. Она явно прилагала усилия пытаясь согнуть себя еще больше все ниже пригибая попку к вытягивающемуся навстречу ей напряженному лицу. Сморщенное слегка вытянутое кольцо заднего прохода женщины смотрело прямо на него, а потом… Карен раскрыла рот… высунула язык… и провела им вдоль половых губ, которые не доставали до ее носа каких ни будь пару сантиметров. Джек был настолько потрясен, что несколько секунд тупо пялился в отверстие в стене, машинально тиская промежность и опомнился только от боли, когда неосторожно сдавил пальцами мошонку. Картина, развернувшаяся перед его глазами была просто невероятной. Покрасневшее от натуги красивое лицо женщины почти касалось шелковистых черных волос ее лобка, она лизала поросшие густыми короткими волосками половые губы быстрыми движениями острого необычайно длинного язычка. Мужчина прекрасно слышал липкий шелест, приглушенное ворчание, тихие вздохи и прерывистое дыхание сестры. Старший брат ни как не мог прийти в себя после шока наблюдая безумно развратный акт самоудовлетворения сестры. Его член дергался в брюках, он чувствовал, как трусы намокли от липкого преэякулянта, мужчина сильно сдавливал и тер его через ткань, представляя, что это его язык проникает между быстро припухающих темно-розовых половых губ. Плевать что это его родная сестра! У нее была точно такая же п*** как у любой другой женщины. Он увидел как кончик языка Карен раздвинув складки, вошел в ее влагалище утонул в нем на несколько сантиметров. Женщина замычала, мучительно пытаясь высунуть его еще дальше изо рта, рывком попыталась притянуть промежность к лицу еще ближе. Расслабила затекшие мышцы шеи, тяжело дыша, отдыхая, просто глядя на собственную промежность странным взглядом потемневших глаз. Снова судорожно вцепилась пальцами в попку качнулась, вытянула шею, но теперь начала щекотать кончиком языка выглядывающий между половых губ кончик клитора. Она шевелила его быстро теребила самым кончиком языка, потом сложила губы в трубочку и, дотянувшись до клитора втянула его в рот вытягивая стержень между мохнатых складок кожи. Женщина шумно дышала носом, едва заметно вздрагивая напряженным сложенным в невероятную фигуру телом. Карен всегда была очень спортивной гибкой девушкой, занималась гимнастикой, что было совсем не просто при такой крупной груди, но то что она вытворяла с собой сейчас было за гранью. Ее стройное жилистое тело с очень узкой почти осиной талией раскачивалось в воздухе елозя по влажному полотенцу. Бедра расплющивали груди, она по-прежнему пыталась приподнять таз выше впиваясь пальцами в кожу в районе поясницы так что на теле оставались белые неровные пятна. Ее нос практически уткнулся между влажно поблескивающих половых губ и на него периодически капала вязкая слизь, он мешал Джеку увидеть разморено раскрывшееся влагалище сестры. Вид поблескивающих вьющихся волос окружающих щеки и подбородок женщины, подергивающийся похожий на пасть фантастического существа пульсирующий анус сестры просто сводил Джека с ума. Зрелище довело его до состояния помутнения, практически превратив в сексуального маньяка единственной мыслью, желание которого была срочно запихнуть ноющих от сладости член в женское лоно. Он почти наяву представил вагину Бет как он ласкал ее вчера вечером прежде чем трахнуть ее. Какой сочной и влажной она становилась под его пальцами — такой же, как сейчас у Карен. Ему, почему … то вспомнилось, как однажды когда Карен уже соблазнительно округлилась, превратившись в восхитительную девушку, он не удержался и схватился за ее промежность через трусики. Она завизжала, покраснев от стыда и начала лупить его руками по голове и спине, а он завороженно разглядывал и нюхал покрытые чем то липким пальцы не обращая внимания на град ударов. Теперь ему казалось, что этот аромат снова проникает через небольшое отверстие в стене, заполняя его ноздри! Мужчина понял, что больше не выдержит. Скрипнув зубами он встал и направился в свою спальню поправляя на ходу член болезненно упирающийся в джинсы. В спальне Пэтти было тихо, дочка еще спала. Уже войдя в свою комнату, он расслышал, как скрипнула дверь ванной комнаты, похоже, Карен собиралась вернуться в свою спальню. Он торопливо завалился на постель, стаскивая на ходу джинсы, откинул одеяло так что бы его подергивающийся член был хорошо виден, с детской наивностью мужчина надеялся, что сестра заглянет по пути в его комнату и увидит это, возбудится… и… но женщина торопливо шмыгнула по коридору в свою спальню не задерживаясь перед специально распахнутой настежь дверью. Он разочаровано уставился в окно, за которым завывала жуткая метель. Крупные хлопья снега с тихим шорохом били в стекло. Джек лежал без движения, мучительно кусая губы. Через десять минут он тихо встал и выскользнул в полумрак коридора, направляясь в сторону спальни дочери. Пэтти была истинной дочерью фермера. Округлая плотненькая слегка неуклюжая, но не толстая. Крепкая девушка, выросшая на свежем воздухе и здоровой пище. От матери ей досталась потрясающе гладкая нежная кожа, а легкая полнота гармонично укладывалась в образ соблазнительной взрослой женщины. Сочные вечно слегка приоткрытые кокетливо надутые губки делали Пэтти похожей на капризную очаровательную принцессу. Высокие груди дерзко торчали в стороны привлекая внимание любого проходящего мимо мужчины. Молочно-белая кожа гладкая шелковистая придавала ее красивому невинному лицу некое внутреннее сияние способное соблазнить даже святого. Дочь так напоминала Джеку Бет. Уже несколько лет он смотрел на нее испытывая внутреннее томление, она безумно напоминала мужчине жену в молодости. Девушку, в которую он влюбился едва увидев ее. Признайся, — прошептал дьявол в сознании мужчины, когда он крадучись проник в спальню девушки, — ты идешь к ней вовсе не затем что бы убедится что с ней все в порядке. Тебе хочется избавиться от судороги в промежности, которая сводит тебя с ума! Лицо мужчины исказила неприятная гримаса, а в глазах сверкнуло что то сумасшедшее. Он совсем не переживал по поводу Карен. Сестра вряд ли услышит что-то после своих развлечений в ванной. Боже, она была так похожа на ангела. Мирно спала, свернувшись в клубочек, засунув большой палец в рот точно маленькая девочка. Член Джека мучительно за пульсировал в брюках. Его взгляд прилип к розовым пухлым губам дочери сомкнувшимся вокруг пальца в сознании яркой вспышкой возникло видение, что это его член и она сосет его! Не задумываясь о том что он делает, не переживая, не мучаясь моральными терзаниями, ополоумевший от дикой похоти мужчина расстегнул брюки и достал липкий раздутый член собираясь дрочить глядя на нее. Пальцы, обхватившие пульсирующий ствол члена обволокла клейкая скользкая пленка. Мужчина сделал несколько движений и едва не зарычал от взрыва сладострастия. Он словно против своей воли сделал несколько шагов в сторону кровати. Штаны сползли до колен и мешали двигаться, мошонка подёргивалась в облике мужчины не осталось ни чего человеческого. Он превратился в голодный разрываемый от сладострастия член. Похоть просто вскипела в его сознании заставляя не думать о последствиях своих поступков. Он склонился над спящей девушкой и осторожно убрал из ее рта палец. Оперся коленями о постель наклонил вниз ствол пениса и прижал распухшую головку к полураскрытым губам размазывая по ним вязкую каплю преэякулянта. Рот Пэтти совершенно неожиданно открылся шире, и она издала четкий всасывающий звук, точно младенец, который слепо ищет соску. Толстая, похожая на лиловую шляпку гриба головка упруго провалилась в рот и ее обволокло, что то горячее и влажное. Мужчина сипло втянул воздух легкими и замер глядя как губы дочери сомкнулись, пропустив внутрь корону головки совершенно безумным взглядом. — Де-е-ерьмоооо! — хрипло выдохнул он, глядя на спокойное лицо девушки и его толстый член неприлично торчащий между ее губами. Боясь сделать резкое движение и разбудить ее он медленно пошевелил членом. Губы девушки сдавили ствол, он почувствовал, как шершавый язык прошелся по головке, защекотал уздечку, а потом щеки Пэтти ввалились и она сделала сосательное движение, вытягивая густой предварительный сок из отверстия мочеиспускательного канала. Это простое действие окончательно добило мужчину, абсолютно затмило его разум. Его собственная дочь… дочь… юная неопытная девушка… начала сосать член все сильнее и сильнее, пытаясь втянуть его в рот глубже. Время от времени она с трудом облизывала языком раздутую головку, щекотала ее, пыталась вставить кончик в отверстие мочеиспускательного канала и часто с хлюпаньем сглатывала слюну, смешанную с предварительным соком. — Оооо, — безумно зашептал он. Соси его, девочка, соси! Он начал непроизвольно покачивать бедрами. Забыл об осторожности. Опустил вниз вторую руку и сжал пальцами собственную мошонку оттягивая ее в сторону желая испытать боль. Пэтти уже по настоящему чавкала, всасывая пенис как пылесос явно желая взять его глубже. Глядя на ее умиротворенное расслабленное лицо на котором шевелились только губы и щеки Джек начал вводить член глубже сантиметр, потом еще один и еще… Рот девушки раскрылся еще больше, губы растянулись, превращаясь в растянутый овал, она как то не заметно вобрала не меньше 10 сантиметров бугристого раскрасневшегося ствола. — Аххх! — прохрипел совершенно обезумевший от похоти отец, чувствуя как сперма в мошонке вскипает бурлящей лавой. Он сдернул тонкое одеяло со спящей девушки, а потом, трепеща, задрал ее сбившуюся на бедрах свободную ночную рубашку розового цвета. — О, боже! — выдохнул он с благоговением. Какая красивая сука! Девушка точно нарочно лежала далеко отбросив согнутую в колене левую ногу, и он прекрасно видел ее промежность. У Пэтти был высокий выпуклый лобок, поросший негустыми легкими, как пух каштановыми волосками, Тонкие розовые складки половых губ почти не имели растительности. Они изящно изгибались двумя дугами создавая в одурманенном сознании мужчины образ какого-то оазиса посреди пустыни, к которому стремится измученный жаждой путник. Ему до дрожи хотелось рассмотреть половую щель дочери ближе, на уровне глаз, обнюхать… попробовать на вкус! Он уже давно не видел такую свежую девственно чистую промежность как эта! Он порывисто наклонился и с нежностью необычной для большого мужчины использовал два пальца, что бы раздвинуть половые губы Пэтти. Они были мягкими нежными, с рельефными ажурными лепестками розовых малых губок сужающихся в районе бело-розового вытянутого отверстия влагалища от которого в лицо мужчины дохнуло жаром и терпким ароматом цветочного геля для душа. Не удержавшись, он коснулся губами невесомых волос на лобке зарылся в них лицом, а потом поцеловал горячее устье, где сходились половые губы. Пэтти невнятно тихо застонала, ее губы дернулись между ними хлынула загустевшая слюна, раздалось громкое неприличное чавканье, и девушка начала сосать член как теленок сосущий вымя матери жуя и подергивая ствол пениса. В глазах Джека потемнело. Он безумно хотел взять в рот маленькую кнопку клитора девушки, всунуть язык в ее горячее узкое влагалище, но прекрасно понимал, что это разбудит дочь. В любом случае больше всего на свете он хотел кончить. Ни какая сила не смогла бы заставить его вытащить член изо рта спящей девушки. Если бы это случилось он разорвал бы себе горло и грудь в которой бушевало адское … пламя сладости. Тем не менее, даже в этом состоянии он понимал, что дочь может просто захлебнуться его спермой. Он убеждал себя в том, что выпустит одну две струи, а потом сделает паузу, которая позволит ей сглотнуть. С невероятно раздувшегося ствола члена на подушку свисала пузырящаяся лента беловатой вязкой слюны, которая с хлюпаньем выделялась изо рта Пэтти. Член двигался между губ мокрых блестящих припухших еще больше и скользил по шершавой поверхности языка, который подергивался, стремясь облизать пенис, несмотря на тесноту в совершенно заполненном рту. Мошонка мужчины пульсировала и болела, а в головку члена разом вонзался миллион раскаленных игл вызывающих мучительное наслаждение. В паху взорвалась граната наслаждения, и первая я толстая струя упруго ударила в гортань девушки. — Ааа, хххаа, ооооо! Вторая густая белая струя семени окатила ее небо. Жидкость затопила горячий непрерывно двигающийся рот. Мужчина хрипел, кусая губы видя как дочь рефлекторно судорожно сглатывает семя не выпуская член изо рта. Она неожиданно опустила обе ладони к промежности стиснула их бедрами и прижала колени к груди, подергивая ногами. Великолепные пышные вьющиеся каштановые волосы девушки растрепались, несколько прядей прилипли к покрытому испариной лбу. Разумеется мужчина переоценил свои возможности самоконтроля! Удержать пульсирующий фонтан рвущийся из его мошонки не было ни какой возможности. Его член бился в губах Пэтти едва не выскакивая наружу, мошонку сводили спазматические судороги дикого сладострастия. И одновременно с этим вернулся ужас, холодный страх, что девушка в любую секунду может проснуться. Он похолодел, осознавая через всплески сладости весь кошмар ситуации. Очередная струя ударила в глотку Пэтти, у нее забулькало в горле одна рука выскочила между ног и вцепилась в край кровати из угла рта обильно потекла белая густая масса больше похожая на пузырящийся гель чем на жидкость. Джек, наконец, сообразил, что он кончает лишком обильно и дочь сейчас просто захлебнется. Он торопливо выдернул глянцевую ставшую лиловой головку изо рта девушки. Следом из раскрытого рта потекла настоящая река слюны и семени, белая тягучая нить потянулась от нижней губы к головке из которой выплеснулась очередная молочно-белая струя. Она окатила подбородок и губы Пэтти оставив на лице девушки толстую белую строку. Мужчина с ужасом смотрел, как вязкие капли медленно потекли вниз и начали капать на ее шею. Подушка под левой щекой Пэтти полностью промокла и потемнела на ней расплывалось влажное пятно. Еще струя и похожая на густой кисель сперма проложила дорожку над верхней губой девушки. Новая волна безумия накрыла его с головой. Мужчина протянул дрожащие пальцы, сгреб сгустки семени с подбородка Пэтти и начал заталкивать их в вяло полураскрытый рот. Губы Пэтти все еще продолжали совершать сосательные движения, липкие жирно блестящие покрытые беловатыми разводами. Собрав большую часть семени и затолкав ее в рот дочери мужчина глупо ухмыльнулся и провел головкой, с которой еще капали крупные горячие капли по губам дочери. Ноздри девушки затрепетали, она вытянула губы трубочкой и со смачным «чавк» втянула головку в рот, вытягивая из нее остатки семени, облизывая, очищая от липкой жидкости. Джек был уверен, что она спит, но даже во сне она сосала член с гораздо большим энтузиазмом, чем это когда либо делала Бет. Мужчину била крупная дрожь, он испытывал неизъяснимый ураганный восторг, вызванный запретным кровосмесительным актом который он произвел, молодостью дочери и тем, что она спала, не подозревая, что ее используют. Ко всему прочему Пэтти оказалась прирожденной минетчицей! Когда его член увял и сморщился мужчина торопливо натянул брюки и попятился к выходу застегивая их на ходу. Он чувствовал себя как набедокуривший подросток, ему было стыдно, жутко и вместе с тем он не мог не признать что ни когда не испытывал такого мощного удовольствия. Джек крадучись вернулся в свою спальню и, улегшись в постель, мгновенно провалился в сон. **** Он проснулся, когда за окном уже окончательно расцвело. Карен сообщила, что дороги по прежнему закрыты, телефонной связи нет, но городским службам удалось восстановить электроснабжение города. — Я все утро пыталась добудиться тебя. Стучала в дверь, но ты дрых как убитый. — сказала Карен. Держу пари ты даже не слышал тоскливого завывания сирены, который прекратился всего час назад. — А? — вопросительно хмыкнул Джек, усаживаясь за стол и протягивая руку к свежему тосту. Есть хотелось неимоверно… — В тюрьме штата, что то произошло братик. Хочешь кофе? — Да, спасибо… Доброе утро сладкая! — сказал он, улыбаясь Пэтти, которая вошла на кухню и уселась на свободный стул. Она была одета в тонкое свободное платье прямо поверх ночной сорочки и тоже выглядела голодной. — Доброе утро папа! Тетя Карен… — она огляделась. А где Уинстон? Разве вы не впустите его? — Он слишком большой и грязный дорогая, — покачала головой Карин. Теперь после того как он видел чем занималась сестра ранним утром Джек как то по новому взглянул на нее, неожиданно для себя он стал гораздо дружелюбнее. Ему хотелось быть Карен чем то полезным. Он даже предложил ей помочь вымыть посуду. Стоял рядом с ней вытирая полотенцем вымытые тарелки и испытывал томное удовольствие каждый раз, когда она касалась его локтя своей тяжелой пышной грудью протягивая ему очередной предмет посуды. Карен смущали эти случайные, как ей казалось, прикосновения. Очень скоро она поняла, что ее трусики становятся влажными. Она инстинктивно ощущала внезапный интерес брата и не могла понять чем он вызван. Он что заигрывает со мной? — подумала она испытав легкий шок, когда Джек в очередной раз будто бы случайно коснулся ее грудей и странно улыбнулся ей при этом. Что задумал мой любимый братец? А потом ее словно ледяной водой окатило, когда следующая мысль взорвалась в ее сознании. Мог ли он видеть меня в ванной комнате на рассвете? Карен вспомнила, как слышала скрип половиц за тонкой перегородкой ванной комнаты, но подумала, что это воет ураган за стенами дома. Потом ей вспомнились двусмысленные ситуации, которые возникали между ними, когда они были еще детьми. Карен испытывала смешанные чувства. Она ни как не могла понять, как относится к непонятной ситуации, в которой она оказалась. Стоит ли ей беспокоится из за похотливого возбуждения, которое возникло в ней от методичных касаний грудями руки Джека. Безусловно, он был красавчик. О таких ее подружки говорили просто — жеребец! Но при этом он был ее родным братом. Карен не была пуританкой, но инцест… подобные отношения были для нее безусловным табу! Женщина чувствовала, как возрастает в ней напряжение и сознание все больше наполняют противоречивые чувства. В одном она была уверена точно ситуация, прикосновения, даже мысли о том, что могло бы быть возбуждали ее… Джек, Джек, что же ты делаешь со мной Джек. Ее воспоминания снова и снова возвращались к детским годам. Не раз и не два… Карен сейчас уже не могла вспомнить сколько раз он неожиданно хватал ее рукой за промежность или попку, она остервенело лупила его за это, а потом запиралась в ванной и самозабвенно мастурбировала сбрасывая иссушающее тягучее возбуждение и похотливый зуд в паху. Он как был, так и остался похотливым жеребцом — невесело усмехнулась про себя Карен. **** Мысленные экзерсисы Карен ни как не повлияли на распорядок дня. Убрав на кухне, она отправилась в маленький магазинчик, что бы купить продуктов. Она совсем не ожидала, что брат задержится у нее из-за шторма. Джек отправился на второй этаж и заперся в ванной. Он закончил бриться и собирался принять душ, когда в дверь неуверенно постучала Пэтти. Мужчина набросил на голове тело шикарный банный халат и отпер дверь. — Ты еще долго папа? — спросила девушка, заходя внутрь. На ней по-прежнему была розовая ночная рубашка, а в руках она сжимала полосатое … огнем зеленые глаза. — Господи из тебя течет как из крана, — усмехнулся он. На постели уже настоящая лужа, а у меня в желудке не меньше полулитра твоего сока. — Что? Что? — ничего не соображая прохрипела Бет. Она изнемогала, и ненавидела его в этот момент за то, что он прекратил щекотать ее клитор, она чувствовала, если не кончит в ближайшее время, то просто рехнется. Влагалище женщины жгло внутренним сладострастным огнем, все нервные окончания зудели, мышцы сводило судорогой. Золотистая загорелая кожа на животе блестела от пота и ходила волнами, пах сотрясали непрерывные спазмы. Влагалище раскрылось невероятно широко, словно бы опустилось вниз, набрякло и из него действительно текли крупные густые капли. Бет в отчаянии посмотрела на толстый снова напряженный член сына, подергивающийся под плоским мускулистым животом и непроизвольно потянулась к нему рукой. — О, да, он снова твердый, но не такой большой и толстый как у Гарольда! Давай, давай, попробуй член нашего лучшего производителя. Подрочи его! Я хочу видеть, как ты сделаешь это. Ты сделаешь, как я прошу, и я помогу тебе кончить за это, хорошо? Бет пережила очередной шок. Сексуальный шантаж от собственного сына!? — О, Джерри! Я не могу сделать это! Это отвратительно! — всхлипнула женщина чуть не плача когда он грубо схватил ее за запястье и дернул к себе заставляя сесть на кровати. Потом ее взбудораженный мозг вернулся мыслями к прячущемуся в ванной комнате Коверу. Она четко помнила, что он приказывал ей исполнять все просьбы сына. Что предпримет он? Нет, риск был слишком велик. Конечно, мастурбировать жеребца это отвратительно, женщину даже затошнило при одной мысли об этом, но в отличии от Ковера, это не убьёт ее! К тому же проклятое либидо сводило с ума и женщина едва не впадала в истерику от безумного зуда в промежности. — Хорошо Джерри. — произнесла она бесцветным голосом. Если это доставит тебе удовольствие… Она задумалась о том, что станет делать Ковер, когда они выдут из спальни? Скорее всего, последует за ними. Вряд ли он решится пропустить такое представление. Он достаточно умен, что бы понимать, что она может отправится за помощью сама или послать Джерри едва окажется без присмотра. Правда, выходить из дома голышом в такой ураган верный способ самоубийства. **** Конюшня прекрасно отапливалась и была соединена с домом четы Джонсонов небольшим переходом-подсобкой, которую Джек построил много лет назад. Джерри, посмеиваясь, увлек мать к лестнице, ведущей на первый этаж. Она последовала за ним идя на цепочках, пол был достаточно холодным и женщина чувствовала себя некомфортно путешествия по дому голышом, а Джерри похоже было совершенно все равно, что на них не было одежды. Он периодически оглядывался, возбужденно поглядывая на мерно покачивающиеся пышные груди матери, которые то и дело влажно шлепались друг о друга в такт быстрым шагам. Они миновали большую уютную гостиную, кухню и оказались перед дверью ведущую в тамбур перед конюшней. — Ох, мама. — не выдержал мальчик, выпуская ее запястье. Давай сделаем так… Он обхватил ладонями закругленные окончания грудей, погрузив пальцы в упругую сочную плоть. Соски впились в его ладони. Он сделал шаг назад вытягивая груди женщины и потянул ее следом за собой. — О, Джерри. — застонала Бет, когда пальцы сына сильно сдавили соски точно две прищепки. — Может когда мы пойдем назад я буду направлять тебя за твой клитор, — заговорщически подмигнул парень, понижая голос. Он оставил правую грудь в покое и скользнул пальцами по животу женщины утопив ладонь в густых волосах в паху в поисках маленькой скользкой шишечки. Бет истомно охнула и изогнулась, последовав за сыном в конюшню на подгибающихся ногах. Внутри конюшни царил полумрак. В помещении сильно пахло сеном и псиной но мать и сына это не беспокоило. Оба давно привыкли к подобным ароматам. Гораздо сильнее их тревожила солома, обильно рассыпанная по дощатому полу. Сухие стебли неприятно кололи босые пятки. t/b/c/

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Взаперти

Тяжелая дверь захлопнулась с гулким стуком, оставив прибывшего один на один со своей горечью. Оглядевшись по сторонам тесной камеры и заметив железную койку, Дэйвид сел и задумался. Только теперь он начинал понимать, что все произошедшее самая настоящая реальность, и теперь он никто иной, как заключенный одной из тюрем. Это нелепость, совершенная нелепость, чушь какая, — он все еще отказывался верить. Он решил, что если немного подождать, то все исчезнет, как галлюцинация. Но проходили минуты, а потом часы, а серые стены не испарялись, и тусклый свет лампы все также беспокойно дрожал. Дэйвид понял, что нужно пошевелится, чтобы избавиться от резкого озноба. В этот момент дверь заскрипела и в камеру вошли двое охранников: — На выход, быстро, — сковав ему руки за спиной наручниками, его повели к начальнику тюрьмы. С тобой, как и со всеми новенькими желают лично познакомиться. Белоснежные стены и солнечный свет, бьющий в огромные окна, ослепили на мгновение. Его усадили в кресло посредине комнаты и только тогда он почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Дэйвид поднял глаза и увидел молодую женщину, сидевшую напротив в кресле, положив ногу на ногу. Вид у неё был довольно добродушный, да и выглядела она как ухоженная секретарша. Черные волосы до плеч, черная кожаная юбка, белая рубашка и туфли на шпильке. И ко всему широкая, слегка ехидная улыбка. Хм… ну не соскучишься тут это точно, — Дэйвид поймал себя на том, что нагло рассматривает женщину. — Ну что, друг мой, как самочувствие? — Уже гораздо лучше, ты этому поспособствовала, — парень смущаться не привык… Наверное, начальник занят и поэтому попросил свою секретаршу поразвлечь посетителя. — Даже так? Ну, это мы быстро исправим, — в ее голосе проскользнули странные нотки, — Ты попал сюда за изнасилование, поэтому… — Я ничего не делал, это… , — тут же он замолчал от громкого окрика: — Молчать, тварь! Говорить будешь только когда я тебе это позволю!, — Дэйвид с изумлением смотрел на изменившуюся за секунду собеседницу, чье лицо буквально пылало от гнева. — Я вас ненавижу, таких подонков, как ты. Вы пользуетесь тем, что женщина слабее, чтобы делать с нею то, что заблагорассудится. И вам совершенно безразличны ее чувства… вам просто наплевать. А теперь слушай, животное. Я начальник тюрьмы, и здесь мои законы. Такие как ты здесь не выживают. Каждый их день превращается в ад. Потому что я плачу вам той же монетой. И мне тоже наплевать. И ты это почувствуешь на собственной шкуре. А теперь уведите его и подготовьте. Он не успел опомниться, как очутился в довольно просторном помещении. Только через минуту он понял его странность отсутствие мебели и многочисленные крюки, вкрученные в стены, какие-то тросы и перекладины. К одной из них его и привязали. Двое из находившихся в помещении конвоиров подошли к заключенному и… Дейвиду давно не было так больно, разве что когда он сломал сразу три ребра… Его били долго и профессионально, сильный удар чередовался с более слабым, давая мгновение для передышки, чтобы затем снова ощутить боль в полной мере. Когда все прекратилось, он почувствовал себя совершенно измученным… — Ну что, размялся, котик?, — знакомый нежный голос промурлыкал над самым ухом. Боже… она… неужели за всем наблюдала?… Но что-то про ручки мы совсем забыли, айяйяй… , — она сокрушенно покачала головой и кивнула конвоирам. В ту же секунду руки были отцеплены и снова скованы уже за спиной. Веревка прошла через цепь на наручниках, была перекинута через перекладину и зафиксирована на мини-катушке с рычагом. Один поворот и руки взлетели вверх, выворачиваясь из суставов… Дэйвид не смог сдержать крик. Веревка продолжала натягиваться, и боль становилась все более невыносимой, превращая крик в протяжный стон. Что, больно? — Пошла ты… — сумел прошептать Дэйвид. — Можешь называть меня Госпожа. Госпожа Мия. — Сука… Похоже, женщину трудно было вывести из себя и к подобным ласковым словам она уже привыкла. В ее руках что-то блеснуло, и пленник едва успел разглядеть несколько тонких длинных игл. Надзирательница коснулась пальцами его груди и, остановившись на соске, поднесла к нему иглу. Дэйвид инстинктивно дернулся и застонал от новой волны резкой боли в плечах. В ту же секунду сначала правый, а потом и левый сосок пронзила острая режущая боль, — две иглы прошли насквозь горизонтально полу. Узник закусил губу и с ужасом посмотрел на мучительницу. Но она была увлечена процессом, и уже через мгновение еще две иглы были воткнуты уже вертикально. — А теперь можно и поиграть, — с этими словами женщина взяла протянутую ей длинную плеть и замахнувшись, ударила что есть мочи. Первый удар пришелся на живот, второй прочертил тонкую бордовую полосу на шее и плече. Когда же плеть задела иглы, у несчастного потемнело в глазах. Он перестал видеть и слышать, он чувствовал только боль… ужасную, жестокую боль… замах… сердце сжимается и замирает… в ожидании… воздух разрезается со свистом… удар… плеть снова опускается на грудь… невозможно вдохнуть от этой сокрушающей агонии… стон теряется где-то внутри, а глаза уже видят как рука снова поднимается, чтобы ударить. — Ладно, отдохни, друг мой, а то что-то совсем раскис, — женщина прищурившись посмотрела на окровавленного парня и, повернувшись, вышла… * Дэйвид очнулся от кошмара, который приснился так четко, словно был реальностью… Какой ужас… надо же… , — он хотел вытереть пот со лба, но руки почему-то не слушались. Что за черт… Он попытался еще раз и закашлялся от внезапно ожившей боли в плечах и груди. Дэйвид понял, что кошмар был явью. Он висит на дыбе, беспомощный и униженный. А сердце бешено стучит, разрывая виски… Зажегся свет и Дэйвид зажмурился. — Отдохнул, маленький?, — Мия потрепала его по щеке и улыбнулась. Должно быть прошел не один час, а возможно и целая ночь, поскольку она изменила прическу (волосы были собраны на затылке) и переоделась (на этот раз на ней был брючный костюм). Дэйв хотел было спросить что происходит, почему его не оставят в покое, но внезапно онемел. В руках женщины что-то блеснуло. Дрожащий огонек зажигалки двинулся в направлении его груди. — Что ты делаешь, не надаааааааа… Дейвид не успел договорить, как буквально взвыл от горячей боли, разрывающей грудь. Мия подносила зажигалку к игле, и когда та начинала краснеть, переносила ее на другую. Жертве казалось, что огонь проник внутрь, волна пульсировала и перекатывалась, сначала на груди, потом стала медленно заполнять все тело. Пленник прерывисто дышал, пытаясь удержать готовый вырваться крик. Минут через 15 эта забава мучительнице явно наскучила, да и реакция подопечного была довольно сдержанной. Тоже мне, герой. Сейчас посмотрим, как он запоет, тварь. Едва успев полноценно вдохнуть и слегка расслабить напряженные до предела мышцы, узник с ужасом заметил какой-то прибор в руках женщины. В ту же секунду будто сотни иголок пронзили его живот и зашевелились внутри. Электрический разряд был достаточно сильным, так что у Дэйвида судорогой свело шею и руки. Его начало трясти, тело перестало слушаться. Пленник непроизвольно застонал, издав долгий затихающий звук между ннн и ммм… Слезы сами навернулись на глаза, и Дэйвид учащенно заморгал: он никогда не плакал. И не заплачет. Особенно перед женщиной. Эта дрянь подобного не добьется. Он едва успел закусить губы от нового витка резкой боли. Боже… когда это кончится… — Что тебе нужно от меня, сука, — он почти сорвался на крик. Мия щелкнула выключателем электрошока и удивленно посмотрела на дерзкую жертву. — Ты так и не понял, скотина? Я тебя ненавижу за то, что ты сделал больно … женщине. Возможно она не могла постоять за себя. Зато я могу. И я отомщу. Тебе. И буду мучить, пока ты не станешь умолять о смерти. — Послушай… я… ничего с ней не делал… меня подставили… понимаешь? Понимаешь ты?… , — Дэйв с отчаяньем посмотрел на мучительницу. В это трудно поверить… конечно… но… я ничего не делал! Мия истерично расхохоталась: — Боже, как ты неоригинален. Все вы невиновны. Святые… Запомни, скотина, — прошептала она в самое лицо пленника, — ни за что сюда не попадают!, — она снова включила электрошок и стала медленно вести его от шеи вниз. Дэйвид загнулся от нестерпимой боли, но ему удалось не закричать. Чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, он еще отчаянней стиснул зубы. Он не помнил, сколько продолжалась пытка, он перестал ориентироваться по времени. Теперь существовали только он и боль. И лишь изредка сквозь пелену страдания проявлялся образ той, что так безжалостно истязала его. Как сквозь сон он услышал: — Ты будешь работать, как и все остальные. Но за тобой будут следить в сто раз усиленней. Одно неверное движение, один неправильный взгляд, и ты будешь жестоко наказан. ..Пошатываясь от слабости, Дэйв стоял и пытался понять, что ему нужно делать. Огромная подземная шахта, или что-то вроде того, была полна заключенных. Охранников было не намного меньше. Кто стоял у стен, кто-то прохаживался между заключенными и подгонял их быстрее двигаться. Дышать было довольно трудно из-за пыли. Дейвида подвели к большой куче булыжников и указали на какой-то двигающийся агрегат, — Туда будешь таскать и складывать эти камни, — объяснили ему. Дейвид кивнул и секунду замешкался, указав на скованные руки Вы не собираетесь снять наручники? Вместо ответа он получил прикладом автомата в живот и едва удержался на ногах. Будешь плохо работать, — пожалеешь, что родился. Преодолевая сильнейшую усталость и пытаясь не обращать внимания на боль во всем теле, Дэйвид работал несколько часов. Всё это время он чувствовал на себе пристальные взгляды конвоиров. Вскоре он понял, что если сейчас ему не позволят отдохнуть, то он упадет замертво. Хотя бы минуту отдыха… Его мучила жажда, кроме того, он вспомнил, что уже двое суток ничего не ел. Поднимать и нести булыжники со скованными руками было крайне неудобно, запястья кровоточили, причиняя дополнительные мучения. Голова раскалывалась и спина невыносимо ныла. От усталости Дэйвид споткнулся и упал, уронив свою ношу. В тот же миг его грубо дернули вверх, заставив подняться: — Ты что ж делаешь, тварь, отлыниваешь? Щас мы тебя оживим. Его потащили куда-то в сторону и толкнули в маленькую комнатку, — примерно метр на метр. Стеклянная дверь захлопнулась и Дэйвид застыл в ожидании, прислонившись к гладкой блестящей стене. Один из конвоиров, поглядывая на пленника через стекло, повернул какой-то рычаг вправо. Узник начал ощущать сначала какое-то странное покалывание в носу и ушах, потом стало больно глазам. Все небольшое пространство камеры начало давить на него со всех сторон. Он догадался, что его поместили в барокамеру. Давление увеличивалось, дышать становилось все труднее и труднее, воздух будто стал невидимым куполом, который неудержимо сжимался, грозя задавить своей массой невольного узника. Ноги подкосились сами собой и Дэйвид сполз по стене на пол. В какой-то момент он почувствовал, что из носа пошла кровь. Он тщетно пытался вдохнуть, легкие отказывались принять воздух. Парень понял, что начинает задыхаться. Рычаг резко дернулся влево и Дэйвид судорожно глотнул воздух. Голова буквально разрывалась на части, кровь стучала в висках резко до тошноты. Пленника выволокли из камеры и толкнули к куче камней, которая уже успела увеличиться. Узника трясло так, будто был мороз. Несчастный вытер дрожащей рукой кровь на губах и попытался взять себя в руки. Боже… помоги мне это выдержать… Мия наблюдала за новеньким уже часа полтора и никак не могла оторваться. В какой-то момент она даже с удовольствием отметила его спортивную фигуру и… — Да и вообще он ничего… скотина, от этого ему будет только хуже. Привык, наверное, что девки на него вешаются… Я ему устрою… будет в ногах ползать, умолять о пощаде. Мия внезапно рассвирепела и направилась к ничего не подозревавшему узнику. — Стоять, смотреть на меня!, — Мия ударила со всей дури тростью по лицу заключенного, развиб ему скулу. Он застыл на месте и посмотрел на нее полными отчаяния глазами. На секунду она смутилась от его взгляда, отчего разозлилась еще сильнее. — Не сметь так смотреть!, — взвизгнула она, и снова замахнулась. От боли Дэйвид пошатнулся и на мгновение отвел взгляд. Он инстинктивно сжал кулаки, но края наручников впились в израненные запястья. Он поднял глаза и встретился с полным ненависти взглядом. Ему стало жутко. — Вытяни руки вперед, — скомандовала она, и держи так, пока я не прикажу тебе их опустить. Дэйвид подчинился. — Разожми кулаки, мне нужны твои пальцы! Посмотрим, как ты умеешь кричать, — Женщина отцепила от пояса булавку и повертела ее перед носом напряженного парня. Она поднесла булавку к его указательному пальцу на правой руке и резко воткнула её под ноготь. Боль была настолько сильной, что Дэйвид дернулся назад и опустил руки, за что получил сразу несколько ударов прикладом от стоящих за спиной охранников. — Вытянуть руки, животное, — в голосе Госпожи чувствовались металлические нотки, — Еще раз повторишь подобное, я просто тебя разорву. Совершенно измученный и едва стоящий на ногах пленник вынужден был подчиниться. Глядя на приближающуюся к его пальцам иглу, он весь сжался и стиснул зубы. Только бы вынести это… Он решил терпеть до последнего. Дэйвид не кричал. И даже когда по истерзанным пальцам Мия начала бить тростью, он задерживал дыхание, чтоб громко не стонать. Чем дольше его мучила эта красивая, но не человечески жестокая женщина, тем сильнее росло его упрямство. Он отчаянно хотел доказать ей, что он обладает волей, которую она не сможет сломить. Но казалось, чем более стоически он выносит все издевательства, тем злее и изощренней становится Мия. Он уже не чувствовал рук болевые рецепторы на пальцах и предплечьях перешагнули отметку, за которой начинался шок. Мия в замешательстве смотрела на этого ненормального: она знала, что причиняет ему невероятные страдания, но он даже не закричал, и не опустил рук. Неожиданно для самой себя она спросила: — Ты ее изнасиловал, так ведь? Дэйвид не расслышал вопроса, он интуитивно прочитал его по губам. Нет… , — едва слышно прошептал он. Мия вздрогнула, но тут же совладала с собой: Опусти руки. Я отучу тебя лгать. Этой ночью ты спать не будешь. * .. Больше всего он хотел только одного: чтобы ему дали воды. Хотя бы один глоток. Ночь тянулась бесконечно долго. Несмотря на смертельную усталость, он не мог заснуть в подвешенном состоянии. Руки онемели и затекли, и когда он уже готов был отключиться, из темноты появлялись двое солдат и били его… Казалось, что время замерло, и так будет продолжаться целую вечность. Дэйвид уже не помнил, где он, что с ним… ..Удивительно, но он как-то сразу почувствовал ее присутствие. Его рок, его палач стояла и молча наблюдала за ним. Он хотел сказать ей, что готов делать все, что она прикажет, что она конечно победила, лишь бы ему дали воды. Но язык не слушался и отказывался говорить. Мия подошла к нему и открутила зажим. Дэйвид рухнул на пол. На колени!, — раздался тихий, но четкий приказ. Мия снова поймала себя на том, что ее знобит. Это измученное животное — такое выносливое, такое мужественное… и у ее ног. У нее странно потеплело внизу живота, и она уже не могла скрывать самой себе, что чертовски возбуждается от одного только взгляда на … этого парня. Ей вдруг захотелось нежно приподнять его подбородок, погладить по волосам и прошептать, что все хорошо, больно больше не будет. — А сейчас ты будешь целовать мои ноги, да побыстрее! Госпожа приподняла его подбородок острым носком черной туфельки и дернула вверх. Пленник застыл в нерешительности. Ты не понял? она повысила голос. Дэйвид понимал, что нужно делать то, что велят, но не мог пошевелиться. Что-то глубоко внутри противилось этому приказу. Он тысячу раз готов был целовать эти стройные ноги, если бы… был свободен или хотя бы не со связанными руками. Возможно, он бы подчинился этой необыкновенной женщине сразу же, без размышлений, будь она просто знакомой… Но так?… Мия заметила его нерешительность. Она осторожно прикоснулась к его груди правой ногой и начала медленно вести носком туфельки по животу. Дэйв напрягся в ожидании новой боли, но ее не последовало. Он слегка вздрогнул, когда носок дошел до молнии на штанах и остановился. Похоже, Мия раздумывала над дальнейшими действиями. Нога скользнула чуть ниже, и шпилька уперлась пленнику между ног. Он не смел пошевелиться и лишь чувствовал, что давление каблучка все усиливается. Боль начала нарастать и Дэйв уже не мог сдерживать стоны. Вдобавок ко всем мучения еще и это? Откуда столько жестокости? Боль стала такой невыносимой, что несчастный стал задыхаться. Мия убрала ногу: — Ты знаешь, что делать. Дэйвид согнулся и прикоснулся к туфельке губами, — его дыхание было горячим. Он тут же получил носком по губам: — Поактивнее!, — удар пришелся на рассеченную губу, из раны потекла кровь. — Ты заляпал мне туфли, идиот! Вытри! — Мия снова ударила острым носком под подбородок, после чего, поставив, ему ногу на голову, нагнула его к полу. Он стал медленно целовать ее ноги, прерывисто дыша и морщась от боли — рана на губе кровоточила и пачкала только что вылизанное языком место. — Если ты сейчас же не сделаешь все, как надо, отправишься на дыбу! Понял? Парень в испуге застыл на секунду и попытался вытереть кровь о плечо, приподняв его, и тут же застонал от боли в травмированных суставах. Он стиснул зубы и снова нагнулся к полу. Уже давно Мия не испытывала такого возбуждения. Она пыталась сдерживаться и не дышать громко, чтоб это можно было заметить. Но у нее это слабо получалось. Похоже, что она на что-то решалась. — Так, пошли все вон!, — крикнула она охранникам. Но прежде подайте мне электрошок! При этом слове пленник непроизвольно вздрогнул, и Мия улыбнулась. Она отошла на несколько шагов, приподняла юбку, стянула трусики и уселась в кресло, раздвинув ноги, позволяя пленнику молча наблюдать за ее действиями. Она положила руки на подлокотники, при этом держа в одной руке электрошок, а в другой ошейник и выразительно посмотрела на парня. Дэйвид был слишком измучен, чтоб чему-то удивляться. Только бы не было снова больно. Без единого звука он на коленях подошел к палачу и прикоснулся пересохшими губами у нее между ног. В этот момент она обвила его шею руками и застегнула ошейник. Железный поводок она намотала вокруг ладони, оставив рабу мало возможности для движения, и дернула. Дейвиду не надо было объяснять. Пытки научили его понимать без слов. Ему было тяжело дышать, — ошейник оказался тугим, и Мия постоянно дергала за него. Он сбивался с ритма и приподнимал голову, чтоб восстановить дыхание, и тогда электрический разряд сотрясал все его тело. Едва сдерживая слезы, Дэйвид готов был кричать, что он старается, что он действительно старается, но ему больно, он устал, он не спал трое суток и умирает от жажды… Но в последний момент крик замирал в горле и он снова продолжал работать языком. Прошло около получаса, или больше, прежде чем Госпожа конвульсивно дернулась и, откинувшись на спинку кресла, оттолкнула Дэйва ногой. Пару минут она сидела без движения, а потом с тоской посмотрела на раба. Она была в смятении с одной стороны она страстно желала его и хотела вознаградить, а с другой ненавидела за то, какое преступление он совершил. Минуту она колебалась. — Эй, охрана! Отведите его в шахту! Пусть работает! Ни воды, ни еды не давать. Потеряет сознание, — вы знаете, как приводить в чувство!, — Мия выпалила тираду и почти выбежала прочь. * Она листала его дело, изучая каждую букву, пытаясь понять, что же заставило его изнасиловать эту девушку. Она искала хотя бы малейший намек не его невиновность. Но сухие выводы и приговор судей не могли в этом помочь. Дурак… скотина… зачем тебе это было надо? Ты же и так можешь добиться любой! Внезапно Мия забеспокоилась и, вскочив из-за стола, побежала по коридору. Среди множества заключенных и охранников она не сразу заметила его. Двое конвоиров держали его, заломив ему руки за спину, а третий остервенело бил. Он же без сознания, идиоты, сейчас же прекратить! Отнесите его в камеру и пусть его осмотрит врач! .. Сознание медленно возвращалось, сквозь пелену Дэйвид смутно стал различать какие-то двигающие фигуры… Потом их стало меньше, и остался один неподвижный силуэт. Вскоре он понял, что это Она сидит на кровати и гладит его волосы. Заметив его взгляд, Мия резко одернула руку. Дэйву показалось, что она замахнулась, чтобы вновь ударить его. Он умоляюще посмотрел на нее покрасневшими глазами и почти неслышно прошептал: — Пожалуйста… не надо… Мия взяла с пола стакан с водой и, поддерживая его голову, поднесла к губам. От такого оборота событий жертва настолько растерялась, что застыла в изумлении. Пей! Разучился что ли?, — Госпожа подтолкнула стакан. Каждый глоток живительной влаги давался истерзанному узнику с невероятным трудом и в то же время буквально возвращал его к жизни, ему даже показалось, что все не так уже плохо… — А теперь поешь, — Мия кивнула на тарелку и стала наблюдать, как пленник медленно поглощает пищу. Почему ты такой упрямый? Дэйвид вопросительно посмотрел на нее. Признай, что ты совершил подлость, и я возможно стану более лояльной. Дэйв опустил глаза и промолчал. В ту же секунду Мия выбила тарелку из рук, которая разбилась о пол. Не сметь молчать, когда тебя спрашивают!, — Мия влепила ему пощечину, вторую, третью и от этого рассвирепела еще больше. Что ты за свинарник развел, животное! Сейчас же вылизывай пол, чтобы ни одной крошки не осталось! Внутри у Дэйва все закипело от негодования: что за истеричка, сколько можно уже! Он вспомнил, скольким унижениям она подвергла его, и решил, что с него хватит. Тебе лечиться надо, ты это знаешь?, — как можно спокойнее произнес он. Она подумала, что ослышалась: — Что ты сказал? — Еще и со слухом проблемы… , — усмехнулся он. Мия округлила глаза и уставилась на него: — Ты настолько тупой, что… или как? она с трудом подбирала слова. — Или как!, — Дэйвида понесло. — Придурок, идиот, ты… ты что, не представляешь, что с тобой за это будет?, — она задыхалась от злости. — Прекрасно понимаю!, — Дэйвид почти сорвался на крик, — мне будет в любом случае. Ты просто больная! Ты не можешь вообразить, что кто-то мог попасть сюда случайно! Что могут подставить! Ты видимо вообще думать не способна, тебе просто жертва нужна, над которой поиздеваться! Что ты можешь еще придумать? Прижигать каленым железом? Линчевать? О, прекрасно, да здравствует святая инквизиция! Может тебе подсказать?, — Дэйв понимал, что подписывает себе смертный приговор, но не мог остановиться: — Зачем тебе искать слабые места, я сам расскажу! У меня плечи травмированные, издержки буйной юности… так знаешь, дыба это в самый раз. Такой кайф тебе будет смотреть! Боль дикая. Главное постоянно дергать за ремни, а то когда оставляешь просто висеть, руки … немеют, ничего не чувствуешь, учти. А если еще и доступ воздуха перекрыть… пока трясти не начнет от удушья… — Заткнись, тварь, заткнись!, — Мия снова ударила его по щекам. Что ты несешь! Ты… Ты сам больной! Ненавижу! Охрана! Мальчик на дыбу хочет, сообразите! В редких перерывах, когда Мия подходила к нему, и, обвив его шею руками, шептала в самое ухо: Проси прощения, милый, Дэйвид мечтал об одном, чтобы пытка продолжалась. Тогда он не сможет думать, не сможет винить себя в своей бесконечной тупости. Будет просто боль. Поглощающая всё внимание, разрывающая боль, — такое чистое и искреннее чувство… В какой-то момент он больше не смог сдерживаться и закричал. Мия вздрогнула: еще немного, и она сломает это животное. У нее закружилась голова, она пристально посмотрела на задыхавшегося от боли парня и… Ты у меня заговоришь… То, что произошло дальше, Дэйвид не мог представить даже в страшном сне. Мия подошла к нему, расстегнула пуговицу на брюках и рывком дернула их вниз. У Дейвида перехватило дыхание. Она какое-то время молча наблюдала за страхом, который промелькнул в его глазах, и похлопывала тростью по своей ладони. Затем зашла за его спину и, прикоснувшись тростью между лопаток, стала вести ее все ниже. Когда резина коснулась поясницы, женщина заметила, как узник внезапно напрягся. Я остановлюсь, когда ты признаешь свою вину!, — с этими словами она провела тростью между ягодиц и резко надавила. Дэйвид дернулся и буквально взвыл от боли… Я поступаю также, как ты когда-то, — — Мия с остервенением вогнала трость еще глубже. От обиды и унижения слезы невольно навернулись на глаза и потекли по щеками. Но… я не… , — простонал Дэйвид и оборвался на полуслове от нового резкого толчка. От боли потемнело в глазах. Мия почувствовала, что именно сейчас нужно не отступить… Ты видишь этих ребят?, — указала она на троих охранников, пялившихся на начальницу. Так вот… Сейчас я им прикажу отыметь тебя, ты слышишь? И буду за этим наблюдать! Долго-долго. Мальчики, ну-ка, сюда, оттрахаем девочку?! Один из конвоиров сально усмехнулся и направился к беспомощной жертве, попутно расстегивая ремень на брюках. Дэйвид задрожал и с мольбой и ужасом посмотрел на Мию. Но в ее глазах читалась только холодная расчетливость. Этого… он не вынесет… Охранник подошел вплотную, и потрепал его по щеке. От отвращения Дэйвид мотнул головой и застонал от боли в вывернутых плечах. Конвоир подошел сзади и… — Нет!, — срывающимся голосом закричал Дэйвид, — не надо! Госпожа… Мия… прости… те… я действительно… ее изнасиловал… не надо… этого… слезы катились из глаз пленника, все его тело сотрясалось от еле сдерживаемых рыданий. Мия сделала знак охраннику и тот, недовольно хмыкнув, отошел от жертвы. Ты просто мразь. Я тебя ненавижу, — Мия почти заплакала от переполнявших ее чувств, в которых она окончательно запуталась. Она радовалась, что наконец-то сломала его, но в то же время готова была разрыдаться. Она не хотела слышать этого. Все-таки… ей хотелось верить… что он невиновен… Горечь заполнила сердце и хотела вырваться из груди, Мия закрыла рот рукою и выбежала из камеры. Она ворвалась в кабинет, и, подняв трубку звеневшего телефона, рявкнула: — Да!… Через несколько мгновений она побледнела и дрожащей рукой положила трубку. Она уставилась в одну точку и пыталась снова прокрутить в голове только что произошедший разговор… Заключенный за номером… Дэйвид… ужасная ошибка… ну, знаете, бывает так… следствие запутали… свидетель признался… хорошо, что все быстро обнаружилось… через неделю будут готовы документы на освобождение… постарайтесь замять как-то… не нужно, чтоб пресса узнала… Мия взяла с полки кружку и налила себе кофе… Дэйвид сидел на полу в холодной темной камере, согнув ноги и уронив голову на колени это была единственная поза, при которой боль во всем теле была терпимой. Он пытался дышать медленно и поверхностно, чтобы избежать резких движений. Так паршиво на душе ему не было, пожалуй, никогда. Во время пыток он не мог ни думать, ни оценивать происходящее, но теперь он с ужасом осознал кошмарность своего положения. Эта Мия… она больная… В гестапо такого не вытворяли… Он на мгновение вспомнил ее стройные ноги и гладкие бедра, но картина недавних мучений тут же проступила ярко и отчетливо. Обида переполняла его. Никогда, ни одна женщина не вытворяла с ним такого… Не было даже намека на подобное… Дэйвид покосился на дверь он безумно боялся, что сейчас Она снова войдет и все начнется по новой. Господи… хотя бы еще пять минут… без боли… Дэйвид бросил взгляд на свои руки за несколько суток так ни разу и не сняли наручники. Содранные запястья кровоточили, но он поймал себя на мысли, что ему это безразлично. Дэйв пытался как можно лучше запомнить это ощущение: отсутствие боли… В последние дни он стал его забывать. Дверь внезапно открылась и в камеру вошла Мия. Дэйвид мгновенно напрягся и сжался, он уставился в пол и замер. Мия облокотилась на стену напротив пленника и оценивающе посмотрела на него, похлопывая стеком по бедру. Немая сцена длилась минут пять. Наконец, Мия не выдержала: — Ты чего молчишь? Дэйвид глотнул и ничего не ответил, продолжая смотреть в пол: Издевается, сука… — Я тебя спрашиваю, какого ты молчишь?, — Мия повысила голос. — Что я должен… говорить?, — прошептал Дэйвид и поежился от озноба. — Во-первых, скотина, ты должен называть меня Госпожа Мия, как я приказывала, ты забыл, мразь?, — Мия за секунду разозлилась и со всей силы ударила стеком по стене. Дэйвид вздрогнул и тут же почувствовал боль в плече, как будто удар пришелся по руке: — Простите… Госпожа… Мия… Я забыл… — Может тебе память освежить?, — Мия была настроена игриво: — Стоит наверное мальчиков позвать, пусть с тобой поиграются? Дэйвид в ужасе поднял глаза и умоляюще посмотрел на мучительницу, на чьих губах играла едва заметная ироничная улыбка: — Не надо… пожалуйста… Госпожа… Не надо так… , — от волнения и страха сердце бешенно забилось, помимо воли слезы навернулись на глаза. Дэйвид попытался поймать ее взгляд, но она отвела его в сторону и продолжила намеренно строгим тоном: — Это почему же не надо? Ты мне указывать будешь? — она неожиданно посмотрела прямо в глаза узника, улыбнувшись про себя его смятению и неподдельному ужасу. Дэйвид понял, что сказал что-то не то или не так и в отчаянии закусил губу. Он готов был разрыдаться от унижения, но только и смог прошептать: — Про… стите… Мие доставлял огромное удовольствие весь этот концерт, она скорчила злобную гримасу и прошипела: — Простите? А ты, подонок, реагировал на просьбы своей жертвы? А? Отвечай, мразь!, — Мия с размаху ударила узника стеком по лицу, — отвечай, животное, реагировал? Дэйвид ощутил привкус крови во рту и понял, что все начинается опять. Он едва слышно пробормотал: Нет… нет, Госпожа… Он осознал, что не имеет права ни просить, ни требовать, ни умолять. Все его мольбы или не будут услышаны, или обернуться против него… Дэйв собрался с духом и выпалил: — Я виноват… И заслужил всё это… К чему эти беседы? Может начнете уже, что вы резину тянете?, — Дэйвид почувствовал необыкновенную усталость и обреченно вздохнул. Мия прекрасно знала, что он невиновен, но от этого ощущения только усиливались. Она просто упивалась его страхом и унижением и буквально пожирала глазами каждое его движение. Ей снова безумно захотелось причинить ему боль, увидеть, как ему не удается сдержать стон, как все его тело напрягается в ожидании очередного удара. Она не хотела его … терять но понимала, что через несколько дней ей придется его отпустить. И эта тварь уйдет, с облегчением вздыхая и радуясь, что больше никогда не увидит ее. Мия чувствовала, как внутри закипает нехорошее, злое чувство… Пожалуй, ей не стоило себе позволять привязываться к нему, потому что о взаимности речи быть не может, — она это четко осознавала. И от этого злоба только усиливалась. Ну у меня еще есть время, я возьму все, что можно и нельзя, он всю жизнь помнить будет! — Поднимайся! Иди за мной! Мия привела его в свой кабинет, — он уже был здесь однажды. Она выкатила кресло на середину комнаты и уселась. Стань на колени передо мной и вытяни руки вперед ладонями вверх!, — скомандовала она. Дэйвид подчинился. Мия оторвала ноги от пола и положила их на ладони узника, который помощился от боли в травмированных плечах. Так и стой, и не смей шевелиться, а то я тебе устрою!, — Мия достала сигарету и закурила. Ноша была не такой уж и тяжелой, но Дэйвид был так измучен, что еле держался, чтоб не опустить руки. Он попытался сосредоточиться и уставился на узор на чулках. Напряжение в руках росло с каждой секундой, чтобы хоть как-то облегчить давление на предплечья, Дэйвид чуть-чуть согнул руки в локтях, за что тут же услышал резкий окрик: Не сметь! За это мы усложним задачу, животное. Мия скресила лодыжки и положила их на цепь, соединяющую браслеты наручников. Разведи руки в стороны насколько возможно, чтобы цепь не провисала, уловил?! Края наручников до крови впились в запастья, заставляя Дэйвида сжаться от нестрепимой боли. Как только я докурю вторую сигарету, возможно, я позволю тебе отдохнуть, — Мия неспеша затянулась, с наслаждением поглядывая на свою жертву. От напряжения Дэйвида начало трясти, он никак не мог унять дрожь в одеревеневших руках. В какой-то момент он просто больше не смог терпеть и опустил руки. Похоже, что Мия только этого и ждала. Она хищно улыбнулась и заявила своему пленнику, что он не справился с задачей, поэтому будет наказан. Она встала с кресла, и взяла лежавший на столе ремень. — Специально для тебя, дорогой, одолжила у знакомого, — обратилась она к похолодевшему узнику, тряся в воздухе длинным ремнем с массивной пряжкой, — Теперь не вздумай дернуться или подняться с колен, иначе отправишься к моим ребяткам, они меня уже спрашивали кстати… У Дэйвида екнуло сердце, когда он представил, что она может рассвирепеть так, что действительно выполнит свою угрозу. Он решил, что будет делать все, что она прикажет, лишь бы она осталась довольной. Уж лучше пусть его мучает женщина, чем… Его мысли прервал резкий удар ремнем по спине. Он не думал, что от простого ремня может быть так больно, но тут же понял, что всему виной та самая пряжка. Удар сыпался один за другим, Дэйвид стиснул зубы и молча ждал, когда же это кончится… Вероятно, Мия осталась довольна его выдержкой. Минут через 15 она остановилась и подошла к шатающемуся пленнику. Схватив его за волосы, дернула его голову назад. Шея напряглась до предела, и Дэйвид невольно застонал. Женщина склонилась и впилась в его губы. Поцелуй причинил Дэйвиду дополнительные страдания, рана на губе открылась и кровоточила. Мию это только распалило, и ее поцелуй стал еще настойчивей. Внезапно Дэйвид осознал, что отвечает на ее поцелуй. Он только сейчас действительно заметил, что его мучительница красивая, стройная женщина и при других обстоятельствах он бы поборолся, чтоб завоевать ее симпатию. Пожалуйста, не мучай меня больше, оставь меня в покое, — эти слова замерли где-то внутри так и не сорвавшись с губ. Мия отстранилась и странно посмотрела на Дэвида. Говори, чего ты хочешь?, — она сама не поняла, зачем произнесла эту фразу… Она вообще стала плохо понимать, что, собственно, происходит. — Если ты меня сейчас о чем-нибудь попросишь, то скорее всего твоя просьба осуществится, — Мия приготовилась к тому, что сейчас последует что-то вроде отпусти меня, ей показалось, что она так и сделает возьмет и отпустит. Сейчас же, сразу же, мгновенно, чтобы не было времени передумать. Дэйвид молчал, он был уверен, что над ним попросту издеваются. Но когда Мия повторила дважды, он с удивлением поднял глаза. — Можно… можно воды? с усилием выдавил он. Мия недоуменно пожала плечами и минуту колебалась: воспринимать всерьез его просьбу, или это ирония? Бросив испытующий взгляд на измученного пленника, она убедилась, что он не шутит. Хм… Она медленно взяла со стола графин и, налив в стакан воды, подала Дэйву. Пленник протянул дрожащую руку и вздрогнул от новой вспышки резкой боли. Стакан со звоном разбился о пол. Дэйв сжался и с ужасом приготовился к тому, что за этим последует: — Прости… те… Но вопреки его ожиданиям, Мия не рассердилась, она подумала, что должно быть престаралась слегка, измучив его до такого состояния. Она дала ему другой стакан, и поддерживая его руки, помогла напиться. — Знаешь, я даже позволю тебе поесть, — женщина расстегнула наручники и указала на кресло, — Садись и ешь, пока я добрая. На столе стояла ваза с фруктами и печеньем. Дэйвида мучил голод, но он не решался протянуть руку. Мия заметила его замешательство и подала ему яблоко: — Давай быстрее! Дэйвид с трудом прожевал кусочек, — глотать было невыносимо больно и он хотел было отложить яблоко в сторону, но заметив, как Мия недовольно скрестила руки на груди, с горем пополам доел фрукт. Накатилась такая усталость, что Дэйвид едва держался в кресле. Госпожа подошла к нему сзади и, обвив его шею руками, прошептала в самое ухо: Ты выглядишь уставшим, сделать тебе массаж? С этими словами ее руки скользнули на его плечи, движения были нежными и мягкими, но даже это причиняло дискомфорт растянутым суставам. Дэйвид вцепился в подлокотники, что не могло укрыться от внимания Мии. Она тутже удвоила силу движений, улыбаясь про себя сбивчивому дыханию пленника. Мия зашла спереди и уселась Дэвиду на колени. Боже… какой мальчик… мечта идиотки. Мия исподлобья смотрела на пленника, гадая, о чем он сейчас думает. Дурак… взял бы, да поцеловал… сидит, как примороженный… такая женщина сама к нему на колени села, а он… Ну и дурааак… Дэйвид уже давно решил, что понять эту женщину он не сможет. Ее резкие перепады настроения от звериной жестокости до внезапной нежности просто сводили его с ума, заставляя пребывать в постоянном напряжении. Вот и сейчас, глядя на ее подозрительно тихое поведение, он готовился к худшему. Дело времени… Не понравится ей, что смотрю не туда… , — Дэйвид украдкой бросил взгляд на ее шею и глубокий вырез на платье. Вот сука красивая… , — ему захотелось впиться губами в эту шею, взять Мию на руки и усадить на стол… стащить к черту эту кофту… Он сразу же вспомнил все, что она с ним вытворяла, но почему-то это не вызвало ни гнева, ни ужаса. Ладно… не покалечила же… — Дэйвид поймал себя на мысли, что она должно быть неглупая… Мия бросила на Дэйва презрительный взгляд и стремительно встала. Он чувствовала, как не гнев, а какое-то мрачное, холодное, злое отчаяние просыпается где-то внутри. Я его просто ненавижу. Скотина… Мозгов вообще нет… я ему сейчас покажу… сидит, как истукан, тварь… Она схватила электрошокер и повертела его перед носом пленника: — Если дернешься, или не выполнишь то, что я тебе прикажу, то будешь иметь дело вот с этим, — в ее голосе послышались стальные нотки, — Такого дурака, как ты, я давно не встречала… Ты не знаешь, для чего тебе руки нужны? Я тебе для чего наручники сняла, — чтоб ты как идиот положил их на подлокотники, когда женщина рядом?, — Мия подумала, что наверное не стоило этого говорить — Сейчас же ляг на пол на живот, и вытяни руки вперед, ладонями вниз! Быстрее! Дэйвид медленно поднялся с кресла, неотрывно глядя ей в глаза. Казалось, он понял, что оскорбил ее тем, что не пытался поцеловать или обнять… — Я что сказала? ледяным тоном спросила Мия, — сейчас же на пол! Дэйвид подчинился. Уткнувшись в пол лицом, он не сдержал улыбку. На душе было такое ощущение, что самое страшное уже позади. В этот момент пальцы пронзила острая боль от вонзившихся в кисти шпилек. Мия покрутила ногой, как бы втаптывая его руки в пол. Дэйвид приглушенно застонал. — Ты что-то сказал? Мия со всей силы топнула ногой по побелевшим пальцам, вырвав у жертвы сдавленный крик. Тебе для этого руки нужны, да? — Нееет! Прости… те… прошептал Дэйвид, едва удерживая дрожь. Мия убрала одну ногу и вопросительно посмотрела на него сверху вниз: — А для чего же?, — Мия вздрогнула, когда его пальцы коснулись ее лодыжки. Она в молчаливом удивлении наблюдала за тем, как с робкой нежностью Дэйвид гладит ее. Она убрала вторую ногу с его кисти и замерла. Его пальцы скользнули выше. Он приподнялся и прикоснулся губами к ее коленке, одновременно гладя ее бедра. Мия не могла скрыть довольную улыбку, — наконец она добилась, чего хотела. Внезапно она подумала о том, что он делает это из страха перед наказанием, а никак не из-за страстной любви. Непонятная обида захлестнула ее, и она едва удержала нахлынувшие слезы. Мия резко шагнула в сторону и, облокотившись на стол, скрестила руки на груди. Дэйвид с недоумением уставился на нее. Еще пожалуй никогда он не испытывал к женщине такого странного чувства. Животное влечение, страх, восхищение, любопытство… Какое-то ненормальное, нездоровое желание одновременно и кинуться ей в ноги и дать пощечину… — А ты знаешь, ты можешь идти, ты свободен. Тебя оправдали… так что вали. Дэйвид понял, что она не шутит. Он молча смотрел на нее и никак не мог вспомнить, с чего все начиналось. Он осознавал, что произошло что-то ужасное, что-то отвратительное… Но сейчас это уже не имело значения, как будто это нечто навсегда ушло в прошлое. Он глядел на Мию и думал, что знает ее очень давно и принимает ее в любом обличии черном или белом… Он точно знал, что Она его женщина. Дэйвид подошел к Мии, и, приподняв ее за талию, усадил на стол. — Зачем тебе эта кофта!, — почти раздраженно выпалил он, стягивая с нее одежду… И улыбнувшись про себя, подумал, что будет убивать ее медленно, в течение нескольких дней. И когда она будет почти мертва, изнасилует ее также грубо и жестоко, как и ту, первую, а потом задушит. Кстати надо будет разобраться с Алексом, — какого черта он так долго не мог договориться с судьей и убрать свидетеля? С такими-то то бабками и заставил его столько проторчать в тюрьме! — Ты сказала, меня оправдали? Теперь ты веришь, что я невиновен?, — Дейвид шептал в ухо разомлевшей женщине, — у меня за городом домик, съездим на днях?..

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх