Без рубрики

Я покорился своей судьбе

С Катериной я познакомился год назад, и это был самый странный роман в моей жизни, который перевернул всю мою жизнь и заставил посмотреть на человеческие отношения несколько по-другому. Немного о себе, я достаточно обеспеченный и не урод, можно сказать, в общем вниманием женщин не был обделен никогда. Высокий и за фигурой своей слежу, да и на язык тоже не дурак. Вообщем, девчонок окручивал всегда просто и без затей. Но летом 1998 года моя жизнь и мировоззрение круто перевернулись. Я шел на свидание к одной малышке, неся в руке маленький букетик каких-то цветочков. Девчонка была очень миленькая и я летел, на свидание, будто бы на крыльях. Я не видел ничего и не слышал, мои глаза были закрыты, залеплены розовыми стеклами очарования, а в ушах, наверное, было по огромному банану, ибо первый раз я пролетел мимо Катерины и даже не заметил ее. Свиданье сорвалось, моя кукла психанула, и я тоже проявил свой характер и, бросив этой засранке букетик в ее смазливую мордочку, развернулся и ушел. Розовые стекла вылетели из моих разочарованных глаз, а уши открылись. Я возвращался через Александровский сад в очень плохом настроении и расстроенных чувствах. — Как ты посмел это сделать! Грубый окрик вывел меня из моих тяжких дум, и сначала мне даже показалось, что это моя куколка догнала меня. Я оглянулся и увидел ее. Красивая, но не такая, как мои прошлые девчонки, холеная и породистая, с копной черных вьющихся волос. Она разговаривала по сотовому телефону, надо отдать должное разговаривала грубо и властно, будто общалась со своим слугой. Меня пробил озноб, будто эта красавица, одетая в кожаную одежду разговаривала со мной. Девушка подняла на меня глаза, на секунду прервала разговор и улыбнулась, как-то очень нежно, трогательно и в тоже время очень похотливо. От одной этой улыбки я почувствовал, что теряю контроль над собой. Мне вдруг захотелось сделать все для нее, все, что она не попросит. — Я перезвоню тебе, жди! — Жестко сказала кому-то в трубку девушка и отключилась, убрав телефон в сумочку. Она улыбнулась мне снова, ее лицо изменилось, только что жестокое и властное лицо воинственной богини, и тут же мягкое лицо ангела. Сердце мое упало к ее ногам, и я подошел. — Вы смотрелись очень смешно! — Протягивая мне бесподобную ручку, произнесла девушка. — Застыли там, будто призрак увидели. Я поцеловал руку, увидев, как она удивленно вскинула бровку, и как бы случайно дотронулась носком своей туфельки до моей ноги. — Вы не призрак, вы ангел. Я просто очарован Вами. — Мягко произнес я. — О, Вы мне льстите, я не ангел, я уж скорее демон. Меня зовут Екатерина. — Красивое имя, царственное, — Выдохнул я, веря уже, что передо мной настоящая царица. — Мне очень приятно познакомится с Вами, меня зовут Сергей. Я ходил счастливый и одухотворенный, Катенька, оказалась совершенством, чудом, счастьем. Как она была хороша и хороша во всем. Мы встречались уже месяц, когда она предложила мне пожить вместе. Я, конечно же, согласился. И моя любимая переехала ко мне. Я пребывал в блаженстве, утром моя милая, готовила чудесные завтраки, провожала меня на работу, потом хозяйничала дома днем, а вечером встречала меня и при этом всегда восхитительно выглядела. Катерина, так умела любить, с ней не могла сравниться ни одна женщина, с которой я когда-либо разделял ложе. Я готов был для нее сделать действительно все. Она любила верховые прогулки, и я купил ей жеребца, что бы моя любовь, предавалась любимой утехе. Сам я лошадей не очень-то любил, поэтому только изредка посещал с ней конюшни. Задаривая всевозможными подарками, дорогими, роскошными и просто милыми, я пытался задобрить мою богиню и удержать ее около себя подольше. Я пребывал на седьмом небе от счастья и буквально парил над миром, казавшимся мне грязным и не достойным моего внимания. Но однажды, дождливым слякотным осенним вечером, я возвращался домой с работы и увидел бабушек у подъезда, это был вечный атрибут нашего дома. — Бедный, бедный. Красавицу такую завел, — Проскрипела мне в след одна из старых сплетниц. — А она неблагодарная, любовника водит в его отсутствие. Я напрягся и замедлил шаг. — А какой красавчик-то ходит, — эхом отозвалась вторая. — Только зажатый он какой-то, чистый Гомик. — Гомик? — переспросила третья, — Кузьминична, а что это такое, гомик? — Да бог его знает, внук мой всегда так говорит, когда, например, певец какой выступает или в фильме мужик какой чего-то делает. Вот и этот весь такой из себя, разфуфыренный, ну гомик и все тут. — Да все с сумками, с сумками к ней бегает, что носит, уж и не знаю. Может фарцуют? Дальнейшего разговора приблатненных бабушек, я уже не слышал, вся моя радость от ожидания встречи с Катериной улетела вместе с моими крыльями. Но я человек не резкий и сразу же в омут не бросаюсь, я решил последить за своей неверной. Дома я ничем не выдал своего подозрения. Катенька бросилась ко мне на шею, с еще большей страстью и исцеловала всего, она была так заведена, что прямо горела вся через тонкую ткань халатика. — Милый, любимый, сладкий! — Шептала мне моя ненаглядная лгунья. Не устоял, в эту ночь мне было сладостней, чем всегда, горькое чувство оскорбленного достоинства подогревало меня, и я взял ее сильно и несколько грубовато. Катя кричала в экстазе, рвала кожу на моей спине длинными заточенными ногтями и кусалась почище разъяренной кошки. Когда мы закончили, моя неверная села на кровати, закурила и, прищурившись, посмотрела на меня. — Что-то не так, Сережа? Вопрос был задан так серьезно и так проникновенно, что мне захотелось уткнуться ей в ноги и все выложить на чистоту, а потом в слезах и соплях умолять ее о прощении, за свои гадкие подозрения. Но вместо этого, я вынул из ее рук сигарету, затянулся, что бы погасить минутный порыв и пожав плечами ответил. — Ничего, Котенок, все в норме, а что? — Просто я не люблю, когда ты такой. — Ее взгляд больно резанул по моим глазам и заставил отвести их. Похоже, это успокоило мою подругу, она, вздохнув, легла на подушку и вскоре заснула. Задвинув все дела, я занялся слежкой. Утром, как обычно я вышел к машине и, помахав Кате рукой, сел в свою тачку и отчалил. Я приехал к своему школьному приятелю, который жил в соседнем доме и поменялся с ним машинами. Он с удовольствием сел в мое volvo, я же сел в его жигули. Вернувшись обратно к своему дому, я припарковался так, что бы было видно подъезд, и остался ждать. Прошло три часа, и вот я увидел, мою Катеньку. Она легко выпорхнула из дома и с грациозностью пантеры пошла к своему автомобилю. Села и поехала, я направился вслед за ней, держась на почтительном расстоянии от ее феррари. Ничего особенного не произошло, она остановилась около своего шейп-клуба, встретилась с подружкой и вошла внутрь. Я остался ждать, прошло часа два, а то и больше и вот мой котенок, снова мчится по дороге, ее подруга следует за ней, а я за подругой. Они приехали в дом ее подруги и все, пропали. Я вынул трубу и набрал номер Катиного сотового. Она ответила сразу, значит, ничем таким не занималась. Я перебросился с ней парой фраз, уже считая себя глупым ишаком. Посидел еще немного во дворе Катиной подруги и поехал домой, устал я дико, и в офис возвращаться не хотелось. Когда я вышел из машины, то увидел ехидные физиономии пожилых сплетниц. Они заговорщицки переглянулись и одна из них тихо, но так что бы услышал я, произнесла. — Ну вот, наконец, он свою потаскуху-то, с этим гомиком застанет. Я бросился вверх по лестнице, уже ничего не понимая, дрожащими руками открыл замок и рванул дверь на себя. Прямо мне в руки попал вылетающий из квартиры мужик. Я с силой впихнул его обратно, готовый к драке. Но вместо того, что бы нападать, мой не званный гость забился в угол и засопел, глядя на меня исподлобья. Я не слова ни говоря, прошелся по квартире, заглянул в спальню на втором этаже, но своей Катерины не нашел. Что же получается, это был вор? Я вернулся в прихожую, мужик сидел на том же месте, где я его оставил. — Ты кто? — Спросил я, беззлобно так, но кулаки все же сжал, на всякий случай. Он что-то промямлил и закрылся, как будто я собираюсь его бить. — Да не бойся, отвечай нормально, пока я тебя бить не буду. Ты кто такой? Как сюда попал вообще? — Я раб, Господин. — Не званный гость встал на колени и опустил ладони на пол, — Я служу моей Госпоже уже пять лет, она дала мне ключ от квартиры, что бы я занимался хозяйством, готовил, убирал, стирал. Я не знал, что Вы придете, я не должен был попадаться Вам на глаза. Я провинился и теперь понесу заслуженное наказание. Господин желает наказать меня прямо сейчас? Я опешил, задохнувшись от возмущения и удивления, я сел на пол, забыв, что позади меня стула нет. Мне поплохело не на шутку. Передо мной в моем собственном доме, в униженно-покорной позе стоял раб моей Екатерины. Молча, глядя на это создание в углу моей прихожей, я достал трубу и набрал номер сотового Катерины. — Лапа моя, — Мягко проговорил я в трубу, — Приезжай-ка домой детка и объясни мне, что это все значит? Она явилась через двадцать минут. Но я увидел не подавленное, готовое разрыдаться существо, раскаявшееся в проступке. В мой дом вошла женщина, знающая себе цену, Царица, от мозга костей. — Ты больше мне не служишь! — С порога заявила она, своим властным и жутко сексуальным голосом. Несчастный раб, до этого так и не покинувший своего угла, завыл белугой и пополз к ногам Госпожи, вылизывая пол прихожей своим языком. Моя царственная Катерина стояла статуей, поджидая своего верноподданного. Как только раб подполз ближе, тонкий каблучок-шпилька Госпожи врезался в лоб несчастного, но он только ойкнул, но не оторвался от пола и начал молить о помилование, жалобно скуля. — Прекрати это! — Зло сказал я, хотя меня эта сцена завела, как ничто не заводило. — Раб, ты слышал, что тебе сказал, Хозяин. Прекрати свою истерику, и пошел ВОН! Мерзкий, раб! Катерина отпихнула невольника ногой и подошла ко мне. — Да, я такая! — С вызовом произнесла она, даже не оглянувшись на молящегося, на нее человека, лежащего у самой двери ничком. — Ты теперь знаешь, и я ухожу от тебя. Она резко повернулась к рабу и произнесла. — А ты все еще здесь. Поможешь собрать мои чемоданы и нести их. Выполняй. — Благодарю, Повелительница! — Подобострастно взвизгнул, раб и на четвереньках помчался к нам в спальню. Он прекрасно ориентировался в моем доме. Я был в бешенстве, но не оттого, что увидел эту сцену, а потому что хотел быть на месте этого раба. Я не отдавал себе отчет, но мне хотелось лежать под ее туфелькой и даже получить каблуком в лоб. Стараясь крыть свои чувства, я гневно взглянул на Катерину. Она не отвела взгляд, только еще выше подняла голову и дерзко улыбнулась. Я хотел одновременно, и ударить ее по щеке и целовать ее ноги, но не сделал ни того, ни другого. Вскоре спустился раб, с чемоданом в руках, именно с тем, с которым Катя переехала ко мне, он не был набит до размеров бочки, как раз наоборот, стенки его провисали, как и тогда когда, она вошла с этим клетчатым чемоданчиком впервые в мой дом. Она ушла, а я не остановил ее. Я остался в прихожей, словно олух, словно последний идиот. Но осознал я это позже. Две недели я жил вроде бы нормальной жизнью, но потом тоска по любимой женщине все же захватила меня и победила. Две следующих недели я пил беспробудно, а следующую неделю я звонил по ее прежнему телефону, сотовый она оставила и вообще ничего не взяла, кроме своих вещей с которыми пришла, телефон молчал, я бродил по тем местам, где мы любили бывать, но и там я ее не встречал. Я облазил все кафе в поисках моей Королевы, но тщетно. Я стал похож на зверя, оброс и обленился, той ленью, которая бывает у человека, разочаровавшегося в жизни. Дела фирмы пошли из рук вон плохо, и мои соучредители стали поговаривать об рассоединении. Мне же было на все наплевать, я потерял смысл жизни. Но однажды, так иногда бывает, когда очень сильно чего-то хочешь, на очередных переговорах я увидел ее раба. Широкоплечий парень — блондин с голубыми глазами и надменным выражением лица, сидел за переговорным столом противоположной стороны. Он ничуть не смутился, увидев меня, даже бровью не повел, я же потерял дар речи и всю встречу не находил себе места. Позже на фуршете, в честь заключения сделки, я подошел к нему. — Привет! Помнишь меня? — Я начал без каких-либо расшаркиваний. — Да, Господин! — Неожиданно произнес, раб Катерины. — Как мне Вас забыть, я из-за Вас чуть не лишился своего места в ногах у сиятельной Богини Екатерины. Я опешил, что этот человек, возможно влиятельнее меня, обращается ко мне, как к хозяину, хотя я уже месяц, как не видел ни его, ни Катю. — Но как? — Наконец выдавил из себя я. — Госпожа, соизволила простить меня, я конечно сейчас на испытательном сроке, но надеюсь, смогу выдержать это испытание, и Госпожа оставит меня себе. Что-нибудь еще, Господин? Что мне оставалось делать, я открыл от удивления рот и больше не мог произнести ни звука. Я проследил за ним глазами, он сделал свое лицо вновь надменным, и пошел к столу, все с ним чинно раскланивались, отрывались от беседы, заглядывали в глаза. Когда раб Екатерины подошел к стулу, я заметил, как аккуратно он садится, неуклюже оттопырив зад, меня это несколько удивило, но потом до меня дошло, что зад-то у него избит или он носит в анусе фаллоэмитатор. Я проследил за рабом Екатерины и узнал где они свили свое новое гнездышко. Продежурив всю ночь около дома, моей царицы, и дождавшись утра и отъезда ее раба. Я вбежал на крыльцо дачи и постучал в дверь. Когда Катерина открыла мне, я, не выдержав, упал перед ней на колени и выдохнул в едином порыве. — Госпожа моя, простите меня и разрешите, остаться около Ваших ног. Ее ножка ткнулась в мои губы, и я с наслаждением припал к этому чудесному символу власти. Мне было приказано оставаться перед домом на коленях, уткнувшись лбом в пол, затем дверь закрылась. Я стоял, не смея шелохнуться, краснея от стыда и представляя, как люди, проходящие мимо, пялятся на меня. Но страх потерять мою Госпожу был сильнее меня, поэтому я мужественно сносил унижение и позор. Наступил вечер и приехал мой соперник. Я ожидал насмешек или пинков, но он не тронул меня и даже не обратился ко мне ни словом, ни пол словом. Он просто обошел меня, и вошел в дом. Я почувствовал страшную зависть и еще ревность. Этот раб имеет свободный доступ в дом, а я как самое последнее ничтожество стою на коленях перед дверью. От этих мыслей я кончил, все это время мой член находился в возбуждении, и вот наконец излился, такого восторга я никогда не испытывал до этого. Меня трясло, словно в ознобе и я снова чувствовал, что у меня стоит. Ровно сутки, я выстаивал помилование на коленях, умоляя, сжалится надо мной и принять в сладкое рабство. Наконец меня впустили в дом. Я мог передвигаться только на четвереньках, что я и делал с большим стыдом и желанием. Моя повелительница была восхитительна и жестока, она сидела в кресле и помахивала кожаной многохвостой плетью. — Раздевайся! — Приказала она. Я подчинился, затем последовал приказ встать, так что бы зад оттопыривался, и я принял нужную позу. Боже, меня никогда в жизни не пороли, но это, боль, которая разлилась по моему телу, нельзя сравнить ни с одной болью, которая у меня когда-нибудь была. Уже на тридцатом ударе, я начал плакать и просить помиловать меня. Мне было стыдно, но удержаться я не мог. Боль, казалось, поселилась во мне. Сколько я не умолял, сколько не просил, моя Хозяйка довела до ста и только после этого позволила вылизать мне плеть. Я сделал это с радостью, потому что это означало конец экзекуции. Я мельком посмотрел на хозяйку и краем глаза увидел моего соперника, он покорно стоял на коленях в углу комнаты и смотрел в пол. Мне стало невыносимо жарко, от стыда, он все видел, видел мое унижение, мой позор, он слышал, как я униженно умолял Госпожу прекратить экзекуцию. В первый момент, я захотел бежать, сломя голову, без оглядки. Но не было сил покинуть этот дом и лишиться возможности испытать власть Госпожи. Перед моим носом упал искусственный член, я вздрогнул. — Возьмешь его домой, раб, и будешь разрабатывать свою дырку, она у тебя маленькая, а я люблю хорошие входы. — Холодным тоном проговорила моя Повелительница. Я промолчал, так как совсем не хотел пихать себе в задницу какие-то гадости. Но острый носок туфельки моей Госпожи больно врезался в мои яйца. — Ты понял меня, раб? — Да, да Госпожа, я в-все п-понял! — Заикаясь от боли, быстро проговорил я и подобрал фаллоэмитатор. — Ты можешь идти, на сегодня ты мне надоел, раб! Встреч со мной не ищи я тебя вызову, когда ты мне понадобишься. Проваливай!!! Я не мешкая, быстро оделся, поблагодарил свою Повелительницу и выбежал из дома. Дни потянулись так медленно, как никогда. Я ждал смиренно и с трепетом, когда же раздастся звонок и меня вызовет Божественная Госпожа Екатерина. Но она не вызывала. Я каждый день упражнялся с фаллосом и привык уже к нему настолько, что иногда ходил с ним по квартире, только бы угодить Госпоже. И вот однажды я дождался. В дверь позвонили. Я открыл и увидел моего соперника. Он вошел в дом, на правах хозяина и приказал мне опуститься на колени. Я не посмел ослушаться, и покорно встал на четвереньки. Хозяин обошел меня сзади и приказал спустить штаны. Трясясь мелкой дрожью, я исполнил его волю. Мне было приказано уткнуться лбом в пол, что я быстро и сделал. Сначала я подумал, что Хозяин хочет изнасиловать меня, что-то твердое вошло в мой анус. — Оденься, — Приказал, мой новый Хозяин и встал передо мной. Искусственный фаллос остался внутри меня, я оделся и пошел вслед за рабом Катерины, не спрашивая ни о чем и не прекословя. Меня привезли в дом, где я был наказан, там была моя Хозяйка, и я буквально чуть не умер от желания видеть ее. Меня привели и заставили раздеться донага. Когда я исполнил это, мне выдали небольшой передничек и приказали повязать его на талии. Легкая ткань закрыла мой член, но была настолько прозрачно, что почти ничего не скрыла. — Ты будешь прислуживать за столом! — Сказал Хозяин и ввел меня в гостиную. Я чуть не умер от позора и унижения, поскольку залитая светом гостиная была полна народа. Ноги подкосились сами собой, и я рухнул на колени. Все остальное происходило, как во сне. Я разносил напитки, угощение, кланялся, был ощупан и облапан. К концу вечера у меня ныл член, и болели яйца, так будто по ним проехали катком. А в довершение всего я еще умудрился пролить бренди на ковер. Меня заставили вылизать все начисто языком, а потом прищепили прищепки на мои соски. Было так больно, что кружилась голова, но зато мой член быстро набрал силу, заставив меня густо покраснеть, а гостей заопладировать. Госпожа, наказала меня за то, что я был так не внимателен позже, когда разъехались гости. Мне досталось очень сильно, так что я даже не мог подняться на ноги до утра, да еще и отдала меня своему рабу, что бы он проверил, как я разработал свою дырку. Я был унижен, раздавлен и в то же время счастлив, как никогда. Вот уже два года я принадлежу моей Повелительнице и наслаждаюсь каждым моментом служения ей. Я бы написал больше. Но моя Госпожа приказала, описать только эти события, что я с покорностью и выполнил. Ведь приказ моей повелительницы, закон для меня. Умоляю, простите меня, если что-то Вам не понравилось в моем повествовании, я не профессионал. Присылайте свои гневные или не очень отзывы на адрес моей Госпожи dark_gold@mailru.com, если моя Повелительница решит, что я описал все события не верно или не интересно, она накажет меня. Так что в Ваших руках участь покорного раба. (Все упоминания имени моей госпожи, без соответствующего титула, приведены, с согласия моей Повелительницы, с ее божественного позволения).

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх