Яма. Глава 1

Этот дом находился на окраине Хьюстона в сотне шагов от бесплатного федерального шоссе №90 Кейти Фривей, что прямой стрелой вырывается из западной части города и затем, плавно изгибаясь к юго-западу, нанизывая, словно бусины на нить такие городки, как Брукшир, Колумбус, Харвуд и другие, далее тянется до самого Сан-Антонио. Чите Стоквеллов дом обошелся недешево. Но они располагали необходимыми средствами и потому был сразу оформлен договор купли-продажи, без всяких рассрочек займов и прочего, что вроде бы делает человека собственником жилья, но на деле загоняет в многолетнюю финансовую кабалу. Брак Джеффа и Линн продолжался второй год. Сначала, недалеко от центра Хьюстона они снимали двухкомнатную квартиру, но как только появилась возможность, они обзавелись собственным жильём. Да и Джефф нашёл поблизости подходящую работу, что избавило его от многочасового простаивания в городских пробках в час пик. Линн так и осталась домохозяйкой, каковой и была с самого дня их свадьбы. Родилась Линн и выросла в Остине. В своё время закончила колледж и проработала по специальности пару лет, но затем, выйдя замуж за Норма Куппера сменила офис на дом. Но с Нормом у них не заладилось. Он пил по-черному и дебоширил, позволял себе и рукоприкладство. Лишенная нормальной семейной жизни, совершенно отчаявшись Линн однажды изменила мужу с соседом. Ну а тот, вместо того чтобы держать язык за зубами всем растрепал про свой «подвиг», мол вот я какой крутой — соблазнил красивую соседку, да ещё замужнюю. Когда всё это получило широкую огласку, брак с Нормом понятное дело распался. Она уехала в Хьюстон, работала секретарём и целый год ни с кем не имела серьёзных отношений, пока не встретила Джеффа Стоквелла. И вот, они поженились. Ей было 27, ему немного за тридцать. Он сказал ей, что будет полностью обеспечивать семью, её же хотел бы видеть настоящей хранительницей их семейного очага. Линн не стала отказываться. Правда, по прошествии двух лет после свадьбы начала жалеть об этом. Поначалу муж искренне восхищался тем, что возвращаясь с работы его всегда ждал горячий ужин, повсюду были чистота и порядок, а его одежда всегда готова к выходу. Но со временем всё это стало обыденным, привычным, самим собою разумеющимся. Джефф, просто перестал замечать работу жены и комплименты, похвала и восхищение в её адрес закончились. Зато, если что-то вдруг становилось не так, любые даже несущественные мелочи им замечались и тогда начинались придирки, недовольство. От скуки и мелких, но достаточно частых конфликтов с мужем Линн потихоньку начала впадать в депрессию и одновременно становилась всё более раздражительной и злой. Она с завистью поглядывала на подруг, которые работали, чего-то добивались в жизни, еще и по дому многое успевали, а выходные превращались для них в более острое и лакомое удовольствие, в то время, как Линн порой просто не знала куда девать время. Интимная жизнь с Джеффом, тоже стала приедаться, потеряла былую остроту. Будними вечерами он бывал усталым, а один из выходных предпочитал проводить с друзьями. От сексуальной неудовлетворенности Линн начала просто звереть. Её гормоны бушевали и требовали своего. По натуре, она была страстная женщина. Возможно, причиной этого были гены каких-то её далеких мексиканских предков, хотя Линн являлась натуральной блондинкой с пронзительно голубыми глазами. Кожа её была белая, как у всякой американки англо-саксонского или ирландского происхождения. Лишь, в чертах её лица было немного заметно наследие южан: полные, чувственные губы, чуть более широкий нос, но это лишь добавляло Линн привлекательности. Покупка дома несколько отвлекла её от окончательного падения в депрессию, а в плане интима и секса от совершения безрассудных поступков. Мысли об измене приходили Линн в голову всё чаще и чаще. Останавливало два обстоятельства: она всё же любила и уважала Джеффа, и слишком памятен был её печальный опыт поиска удовольствий на стороне. Сейчас все мысли Линн занимал дом. Это был особняк южного неоколониального стиля, выполненный в теплых персиковых тонах, двухэтажный, не считая ещё чердака, с боковыми пристройками, где размещались мастерская и гараж. За домом был небольшой сад, сейчас заброшенный, но Линн уже подумывала, как всё там благоустроит. Центральные двери к которым от основной трассы вела подъездная дорожка были двустворчатые: массивные и тяжелые. Линн решила, что их неплохо бы заменить на что-то более изящное и современное. Проводив мужа на работу, она отправилась в ванную комнату. Здесь, тоже многое следует поменять: ванну, сантехнику на более современную, настенную плитку, а потолок чтобы был полированный до блеска и с маленькими светильниками. Пожалуй, только зеркало на стене оставит. Что ни говори, а роскошное зеркало: большое, в обрамлении красивого багета из позолоченной бронзы. Линн с удовольствием любовалась собою, тем более зеркало благодаря своим размерам отображало её в полный рост. Тёплый душ немного возбудил молодую женщину. Соски её упругих, роскошных грудей пятого размера отвердели. Стоя перед зеркалом, она неспешно поглаживала себя по широким, крепким бёдрам, любовалась своими стройными ножками с изящными щиколотками, потом повернулась спиной. Попка у неё, тоже хоть куда, недаром тугие, выпуклые полушария её ягодиц всегда завораживали мужчин. Платья, юбки, шорты или джинсы в обтяжечку всегда выгодно их подчеркивали. На лобке поросли появилось чуть больше, чем следовало. Непорядок. Обычно она оставляла там полосочку или маленький треугольничек. Линн взялась за флакон с пеной и бритву. Тут, ей пришло в голову удалить всё, что она и сделала. Вид собственной, совершенно голой «киски» потряс её своей откровенной кричащей женственностью. Половые губки, сейчас влажные и полураскрытые были отчетливо видны, просто выставлены на показ самым бесстыжим образом. Чёрт, возьми, Джеффу должно понравиться. Он наверняка оценит такое новшество. Одев черные кружевные трусики, Линн собралась было упрятать груди в бюстгальтер из этого же комплекта, но передумала. Пусть отдохнут, не всё время же их затягивать. Поэтому, она просто накинула на себя сверху короткую черную сорочку из тонкого атласного шелка. После этого Линн ещё раз осмотрела дом. Сегодня должны были подвезти новую мебель для второй спальни. И ещё Линн подумывала об устройстве детской комнаты. Они, таки решили с мужем обзавестись ребенком. Теперь, жилищные условия позволяли это. Позавтракав, Линн решила выйти на улицу — осмотреться. Обычно, оставаясь дома одна, она расхаживала так, как сейчас, то есть в сорочке, но теперь накинула поверх длинный халат и плотно запахнула его. Выйдя из дома, молодая женщина с любопытством начала поглядывать по сторонам. Вся эта суета с переездом не давала возможности внимательно оглядеть соседние землевладения. Вокруг располагались такие же частные особняки, в основном такого же неоколониального стиля, по большому счёту двухэтажные. К центральному входу везде, у всех соседей тянется выложенная крупным камнем дорожка по сторонам от неё подстриженные газоны, а у некоторых высажены и небольшие фруктовые деревья, что придавало дополнительный уют. — Добрый день. Голос раздался за спиной и Линн обернулась. Перед ней стоял пожилой мужчина в серых помятых брюках, заправленных в резиновые сапоги и в рубашке в темно-красную клетку. Длинные, седые волосы незнакомца были зачёсаны назад и собраны на затылке в хвост. В руках он держал соломенную шляпу с широкими полями. — Вы купили этот дом? — Да сэр. — Меня зовут Джон Грэм. Я ваш сосед, — он кивнул на соседний дом справа, одна из стен которого была сплошь покрыта ковром из декоративного вьюна. — Линн Стоквелл, — она протянула ему руку. Он пожал её и кивнув в сторону дома за спиной молодой женщины сказал: — Зря вы его купли, миссис Стоквелл. — Почему? — А вы не знаете, что случилось с их прежними владельцами? — Нет сэр, — Линн была озадачена. — Агент по продажам сказала, что ей поручили продать его и всё. Сами бывшие хозяева живут где-то в Далласе — Не совсем так, — покачал головой Джон. — Здесь жили супруги Витлоу.: Айра и Мэтт. Неплохо, кстати жили — лет десять. Я хорошо их знал. Где-то, пару месяцев назад стало происходить странное. Начались скандалы, крики по ночам. Айру, словно подменили. Стала раздражительная, нелюдимая, редко выходила из дома. Мэтт, тоже стал мрачнее тучи, но с соседями все же общался и вполне был нормальным. А вот с женой его точно что-то случилось. Сейчас ведь начало сентября, так? В июне… Да, да 21 июня, вечером она убила его. Представляете, ударила своего мужа ножом. Совсем свихнулась. При аресте ещё и полицейского ранила. — Боже! — воскликнула потрясённая Линн. — Что же с ней случилось? — Никто не знает, — Джон Грэм пожал плечами. — Она, всё несла какую-то чушь про яму и тех кто выбирается оттуда. — А что полиция выяснила? — Линн начала дрожать, хотя на улице было тепло и безветренно. — Да ни черта они не выяснили, — хмыкнул пожилой сосед. — Дом обыскали, конечно, как положено. Яму, правда нашли. Яма в подвале была, точнее в одной из кладовок подвала. И кстати, дверь в кладовку была заколочена. Ясное дело кладовку вскрыли. Я сам при этом присутствовал, как свидетель. — И что же там было в этой яме? — с замиранием сердца спросила Линн. — Да ни черта там не было, миссис. И сама яма не глубокая, не больше локтя, так в общем не яма даже, а углубление, щебенкой, кирпичами и всяким мусором присыпанное. — А кто дверь заколотил? — Мэтт, как я думаю. А больше и некому. — Зачем он это сделал? — Кто ж его знает, — Джон вновь пожал плечами. — Видать были причины. Помолчав с минуту и явно не в силах умолчать о чём-то, что его тревожило, он, понизив голос, сказал: — Знаете, миссис, Мэтт был моим другом. Да, да, мы неплохо ладили, чёрт возьми. И то, что он забил ту дверь здоровенными гвоздями — это не просто так. От той ямы хотя и ямой то её не назовёшь, веяло чем-то не хорошим. Не знаю, как объяснить. Вот стоял я рядом и страх пробирал и волосы на голове даже шевелились, а по всему телу дрожь. Одним словом — нехорошее место. — Может, как раз на том месте Айра и убила мужа? — спросила Линн. — Нет. Она пырнула его в прихожей, когда он собирался выбежать на улицу. — Даже не знаю, что теперь… — Линн расстроилась. — Мы купили дом за большую сумму. Думали удачная сделка. Может, если совсем заделать яму, то всё не так плохо? — Я бы не советовал вам вскрывать кладовку, — покачал головой Джон. — Тем более заколотил я её на совесть. — Вы? — удивилась молодая женщина. — Да, я. Пока не приехали родственники Мэтта я присматривал за домом. И первое что сделал — заколотил ту чертову кладовку. — А что родственники? Когда они приехали? — Через пару дней после убийства. — Это наверное был Стив Витлоу брат Мэтта, — сказала Линн. — От его имени действовал агент по продажам. — Точно, это был Стив, — кивнул пожилой сосед. — После похорон он сразу же уехал, а дом был выставлен на продажу. — Он единственный наследник? — спросила Линн, опасаясь, как бы их сделку не признали незаконной, в случае если отыщутся другие родственники. — Насколько мне известно — он единственный. И этот дом ему был не нужен. Стив со своей семьёй живет в Далласе. — А что стало с Айрой Витлоу? — Её отправили, если я не ошибаюсь в одно из психиатрических отделений клиники Менингера. — Джон водрузил шляпу себе на голову. — Прошу простить меня, миссис Стоквелл, но мне пора. Дела, знаете ли. Удачи вам. И помните про кладовую. Лучше не открывать её. Сказав это, он повернулся к соседке спиной и неспешно зашагал к своему дому. Ну а Линн вернулась к себе озадаченная, встревоженная, в растрепанных чувствах. Разговор с Джоном вывел её из душевного равновесия. Она долго не решалась, но затем, не в силах преодолеть любопытства, оказавшегося сильнее страха спустилась в подвал. Под потоком здесь горела единственная тусклая лампочка. В подвале было две двери и одна из них действительно забита здоровенными гвоздями. Как говорил Джон, он хорошо постарался. Линн осторожно приблизилась, смахнула пыль, старую паутину с двери и приложила к ней ухо. Ничего не услышала. Но, что-то странное ощутила. Что-то шло оттуда. Ей стало не по себе. Подгоняемая безотчётным страхом молодая женщина поднялась наверх. С улицы раздался протяжный гудок. Прибыла служба доставки мебели. Пока шла разгрузка, пока трое крепких мужчин заносили мебель и по указанию Линн все расставляли по местам, пока делали сборку, где это было необходимо, молодая хозяйка забыла о кладовке в подвале. Вечером вернулся муж усталый, но довольный. — Дорогая, наш рекламный проект одобрили! — объявил он с порога. — В самом деле? — Линн обрадовалась, обняла и поцеловала Джеффа. В последнее время от так переживал за проект, подготовляемый его группой, что это волнение передалось и Линн. В случае удачи Джефф получил бы не только солидную премию, но также отлично оплачиваемую работу на длительный срок, поскольку со стороны спонсоров в кампанию где работал Джефф начались бы солидные инвестиционные вливания. После ужина Джефф ушёл в спальню и прилёг отдохнуть. Попутно включил телевизор. В это же время Линн сняла с себя трусики и оставшись только в одной сорочке, вошла в спальню. Она забралась на Джеффа сверху и замурчала, как кошечка. — Линн, что ты делаешь… Мне не видно… Он вертел головой, пытаясь увидеть экран. Однако, она всякий раз отклонялась в ту же сторону. — Забудь ты об этом ящике, — рассмеялась Линн. — Давай пошалим немного. Она улыбнулась и глаза её игриво сверкнули. Джефф, в обще-то был не против, но он чертовски устал. — Линн, я… Мне же завтра рано вставать. Я вымотался за сегодня. Но Линн поклялась, что своим нытьём он ей настроение не испортит. — У меня для тебя есть сюрприз, — прошептала она, медленно приподнимая подол сорочки. — Я думаю это вдохновит тебя и силы для любимой жены найдутся. Увидев её начисто выбритую промежность, Джефф пробормотал: — О черт. И Линн к своему удовольствию ощутила, как зашевелился и начал крепнуть его член. — Знаешь что, сейчас я займусь твоим мальчиком, — проворковала она, расстегивая ему ширинку, — а потом ты и он — вы вместе зайдетесь моей девочкой. Идёт? — О да, ещё бы, — откликнулся он. Она живо избавила его от брюк и трусов, и ухватив торчащий вверх член мужа принялась за дело. Его мужское достоинство было весьма и весьма… Не огромное, но и не маленькое. Конечно, в тайне Линн хотелось бы, чтобы размерчик мужа был побольше, ну хотя бы, как у её первого мужа. При всех его недостатках Норм, всё-таки обладал елдаком впечатляющих размеров. Но и то, что было у Джеффа, ей в принципе хватало. Некоторые проблемы были скорее в другом. Максимум на что хватало нынешнего мужа — это на пару раз. Иногда, Линн этого тоже бывало достаточно, но чаще хотелось большего. Порой, после секса Линн закрывалась в ванной и доводила там себя ещё до двух-трёх оргазмов. Джеффу об этом говорить не хотелось. Он, наверняка расстроиться. Сейчас же, выбросив все иные мысли из головы, Линн занялась членом мужа. Она сосала его и дрочила рукой, облизывала сверху до низу, поглаживала пальцами тугие, вздутые от желания мешки яиц. Он стонал и охал, когда его орудие исчезало в её рту, шептал: «о да, ещё, ещё», когда Линн играла языком с его залупой и водила им по его крайней плоти. Доведя мужа до нужного состояния, когда он был готов приступить к главному действу, Линн придвинулась вперёд и стянула с себя сорочку. Джефф затаил дыхание, любуясь в приглушенном свете лампы супругой. Какая же она у него красивая! Роскошное тело, великолепные груди, водопад золотистых волос… А её «киска»! Так и манит его! Его пальцы скользнули по лобку, а потом ниже, добрались до сладко зудящей пипочки клитора. Линн застонала почувствовав, как пальцы мужа коснулись заветного местечка. Джефф пристально наблюдал за Линн. Ему нравилось смотреть, как меняется выражение её лица, когда он ласкает её, какие эмоции она испытывает. Вот, он начал потихоньку тереть головку клитора, иногда позволял своим пальцам скользнуть в ждущее, влажное отверстие вагины. Потом, ухватив клитор двумя пальцами, Джефф принялся чуть оттягивать его и стискивать, при этом ещё и чуть — чуть катать между пальцев. — Господи, как хорошо! — вскричала Линн. — Да, ещё… Поделай так ещё милый… Он мял, тёр, дрочил её «киску», пока она не потекла так, что ладонь и пальцы стали сплошь мокрыми и липкими. Жена шумно и порывисто дышала от возбуждения и желания. Наконец, не в силах больше ждать и сдерживаться, Линн забралась на мужа и устроившись на нём сверху сама, ухватив его член ввела его во влагалище. Орудие Джеффа раздвигая тугие, эластичные стеночки проник в лоно Линн на всю длину, до самых яиц. — Ты полностью мой, — с нежной улыбкой промурлыкала Линн и начала размеренно двигаться, насаживаясь на желанный ствол. Джефф ухватил её за выпуклые ягодицы и тоже, потихоньку начал поддавать снизу. Жена наклонилась и её великолепные, увесистые груди начали раскачиваться прямо перед его лицом. Он тут же принялся поочерёдно впиваться ртом, то в один сосок, то в другой. — Линн, ты такая вкусная, — шептал он, мусоля и облизывая соски молодой женщины. — Я так люблю тебя. Член его вонзался в тесную, горячую и липкую глубину её лона всё быстрее и сильнее. Жена вскрикивала, стонала и движения её становились всё резче, ожесточеннее. Она хотела более грубого и напористого проникновения. Джефф прекрасно знал, в какой раж она впадает, когда дело доходит до траха, какой становится дикой и неуправляемой, какая бешеная страсть в ней просыпается и поэтому старался изо всех сил. Он знал, что его возможности не дотягивают до её потребностей, но он делал всё, чтобы удовлетворить жену и как правило, это получалось. По крайней мере, это было вроде бы так. — О да! — хрипло воскликнула Линн. — Я уже близко… Ещё немного! Сейчас… Член вонзался в её вагину с громким чавкающим звуком и весь блестел от обильно текущей смазки. Супруги вспотели и в свете прикроватного ночника их тела блестели, словно были покрыты позолотой. Прошла минута, другая… И Линн, наконец кончила. Она вскрикнула, а затем её ягодицы начали судорожно подёргиваться. — Да! Да! О боже, да! Стеночки её влагалища резко с силой сжимались и разжимались, сдавливая член Джеффа до боли. Он сам едва не кончил, но нашёл в себе силы сдержаться. Линн не любила секс в один заход. Через пару минут после оргазма она придет в себя и пожелает продолжить. Джефф знал, что в принципе ей будет мало и второго и наверное третьего раза, до которого он, уже не дойдёт. Интересно, каковы реальные возможности жены? Сколько раз её нужно трахнуть, чтобы она полностью насытилась? — Это было великолепно, — прошептала Линн, наклоняясь и припадая ртом к его губам. Их поцелуй был долог и сладок. Когда она слезла с него, Джеффу пришла в голову интересная мысль. — Я хочу ещё кое-что для тебя сделать, — сказал он. — И что же? — заинтриговано спросила она. — Ложись на спину, да раздвинь ножки пошире. Она хихикнула и с готовностью приняла предложенную позу. Линн поняла, что он собирается делать. Ей очень нравились такие ласки. Не часто муж баловал её ими. Что ж, можно считать этот вечер исключительно удачным. Наклонившись, он припал ртом к её писе. — О да! — выдохнула она, вскидывая ноги высоко вверх. Его язык совершал восхитительное путешествие от лобка до нижней точки, где соединялись половые губки. Джефф старательно, с любовью вылизал все складочки, все дырочки жены, включая крохотное мочеспускательное отверстьице. Он ласкал снова клитор, проникал языком во влагалище, насколько мог далеко. Линн стонала и вскрикивала, обеими руками она вцепилась в волосы Джеффа. — Да, любимый, так… У тебя отлично получается. Боже, я сейчас кончу. Войди в меня! — Ну нет, я заставлю тебя кончить так, — рассмеялся он, пуская в дело ещё и пальцы правой руки. Всунув их Линн во влагалище до упора, Джефф начал двигать ими туда-сюда. Это было что-то новенькое. Обычно Джефф не доводил её до финала таким образом. До определенной степени возбуждал, а потом трахал членом. Но сейчас, когда она была на грани, он продолжал вылизывать её клитор языком, а пальцами орудовать в дырочке влагалища. И Линн кончила, исторгнув фонтанчик вагинального сока. Она взвизгнула, задергала ногами и разразилась целой серией протяжных, громких стонов. Теперь следовало немного передохнуть. Джефф принёс початую бутылочку вина и они довольные, счастливые выпили. После этого снова растянулись на постели и принялись одаривать друг друга легкими непринужденными ласками, поглаживаниями. Все это сопровождалось тихим шепотом, нежными словами. Постепенно, ласки становились всё более возбуждающими, и вскоре супругов повторно охватило желание. (Специально для pornoskaz.ru — секситейлз.орг) Джефф, так вообще хотел поскорее кончить, поскольку томление у него в яйцах стало невыносимым. — Давай, я уже вся теку, — прошептала Линн, ложась на спину и в нетерпении двигая бёдрами. Джефф лёг на жену и она забросила ему ноги на плечи. Крепкий, упругий член проник в мокрое влагалище Линн без труда. Придерживая тело на вытянутых руках, Джефф начал двигаться. Он, знал, что надолго его не хватит и поэтому, чередовал быстрые и сильные толчки с медленными проникновениями. Прежде, чем разрядиться самому следовало довести до оргазма Линн. Джефф старался изо всех сил, его тело взмокло от пота, он стонал, пыхтел, менял упор рук, то вытягивал их полностью, поддерживая своё тело, то сгибал в локтях, когда руки начинали дрожать от усталости. И он, таки добился своего. Линн кончила первой. Она вскрикнула и забилась под ним. Её руки вцепились ему в плечи, ноги, то стискивали ему талию, то взлетали вверх и подергивались. Во влагалище началась дикая пульсация и Джефф, уже не сдерживаясь, начал опорожнять яйца в жену. Разрядка была сильной, соединенная с тягучей ноющей болью в яйцах и Джефф, тоже закричал. Его зад прыгал вверх-вниз между ляжек жены. Сперма била во влагалище горячими и густыми струями. А затем накатила одуряющая усталость, всепоглощающие нега и вялость. Супруги лежали обнявшись с четверть часа, наслаждаясь покоем, плотской удовлетворённостью, теплотой тел друг друга. Полежав немного, Линн спросила: — Джефф, ты не жалеешь, что мы купили этот дом? Он удивленно взглянул на неё. — Нисколько. Нам ведь хотелось собственное жильё. А в чём дело? Линн рассказала ему про встречу с мистером Джоном Грэмом и трагичную историю семьи Витлоу. — Вот это да! — он присвистнул. — Кто мы мог подумать? А ты знаешь, когда я первый раз осматривал дом, мы с агентом спускались в подвал, но на кладовку я не обратил внимания. — Меня тревожит эта кладовка, — сказала Линн. — С ней и вправду что-то не так. — Давай-ка сходим вместе и посмотрим, — предложил он. Они слезли с постели. Джефф натянул трусы, а Линн, просто набросила сверху на голое тело халат. Затем, они отправились на первый этаж, миновали холл, свернули в боковой коридорчик и открыв дверь подвала спустились вниз. Джон осмотрел заколоченную дверь, потрогал её. — Да, чертовски крепко забито. А что там? Он открыл дверь второй кладовки и заглянул внутрь. Из-за темноты ни черта не увидел. Джефф пошарил рукой по боковой стене и его пальцы наткнулись на выключатель. Вспыхнул довольно яркий свет. Кладовка была пустой за исключением нескольких, сваленных в углу деревянных ящиков и картонных коробок. — Ничего интересного, — хмыкнул он таким тоном, словно бы рассчитывал найти здесь по меньшей мере клад. Джефф собрался было выключить свет, но лампочка под потолком вдруг начала мигать и потрескивать. — Что-то с проводкой, — пробормотал Джефф. От лампочки по потолку, а затем по стене тянулся кабель, но не доходя пола он исчезал в отверстии между кирпичами. Уходил в заколоченную кладовку. — Так-так, — Джефф, уперев руки в бока задумчиво уставился на кабель. — Нам всё же придётся открыть эту дверь, чтобы там не наговорил тебе мистер Грэм. Он как, сам, кстати, не чокнутый? — Да кто же его знает, — Линн пожала плечами. — Вообще странноватый. Но кто в его возрасте не без причуд? Джефф провел рукой по двери, потом слегка ударил по ней. — Крепкая. На совесть сделана. — Ты хочешь сломать её? — Только не сегодня, — он отошёл от двери. — Устал я изрядно. — Джефф озорно подмигнул жене. — И кто в этом виноват? — Отшлёпай меня, — игриво отозвалась она, и наклонившись начала приподнимать подол халата, пока в тусклом свете он не увидел аппетитные выпуклости её ягодиц. — Надо будет это сделать… непременно. — Тогда, в спальню? — хихикнула Линн. — Думаешь у меня остались силы? — А мы поищем. — Та права, надо поискать! — воскликнул Джефф, вдруг с удивлением и радостью ощутив, что пожалуй, он смог бы продолжить то, чем они с Линн недавно занимались. Неужели будет и третий и четвёртый раз? Смеясь и толкаясь, они начали подниматься наверх. * * * Утром, проводив мужа на работу Линн устроилась на кухне и начала завтракать. Сегодня она наметила для себя несколько дел. Первое: посетить продуктовый магазин. Второе: присмотреть мебель для гостиной и для детской комнаты. Поскольку временем Линн располагала, она не торопилась и с момента отъезда мужа прошёл час. Внезапно он позвонил. Линн взяла сотовый со стола и преподнесла его к уху. — Дорогая, сегодня я вернусь поздно. Сроки сдачи проекта сократили. Придётся поработать дольше на пару часов. — Как жаль, — Линн огорчилась. Однако она понимала, как важна сейчас работа Джеффа и более ничего не добавила. — Послушай, Линн, я не смогу заняться кладовкой сегодня, да и завтра, наверное, тоже. А оставлять всё так до выходных не хотелось бы. Послушай, почему бы тебе не вызвать электрика? Он всё посмотрит и наладит. — Да, хорошо, — ответила Линн. — Так и сделаю. Планы с посещением магазинов пришлось отложить. Но это пустяк конечно. Шопинг можно и завтра устроить. Отыскав нужный телефон в справочнике, она позвонила и оформила вызов. В ожидании специалиста, Линн успела помыться, потом вновь одела трусики, сорочку и накинула поверх халат. В половине одиннадцатого в дверь позвонили. Линн открыла. На пороге стоял высокий крепкого телосложения мужчина лет сорока. На нем была ярко оранжевая футболка с надписью SCEN и темно-фиолетовые плотные штаны на лямках — часть комбинезона. На голове кепка с тем же логотипом SCEN. В правой руке мужчина держал объёмный чемодан и за плечами его ещё был ранец. — Добрый день миссис Стоквелл. Моё имя Брайан… Брайан Марш. Безопасные и удобные электрические сети. Мы решим любую вашу проблему. — Проходите, — пригласила она, отступая от двери. Он прошел, скользнул по ней заинтересованным взглядом. Было бы странно, если бы он не обратил внимания на столь красивую женщину. — Кофе? — Нет, миссис, может быть потом. Что у вас за проблема? — В подвале есть кладовка, там мигает лампочка. Муж сказал, что какая-то проблема с проводкой. — Ну, давайте посмотрим. Показывайте. И они спустились в подвал. Линн указала на тусклую лампу. — Эту неплохо бы заменить. — Сделаем, — кивнул Брайан. — Но чуть позже. Линн подошла к открытой кладовке и включила там свет. Он горел ярко и ровно. Но стоило электрику слегка подёргать кабель, как началось мигание. — Так, значит… Он принялся изучать проводку. — В соседнее помещение значит проходит? А что там? — Если честно, не знаю, — пожала Линн плечами. — Мы купили этот дом всего несколько дней назад. — Хорошо, — с глубокомысленным видом Брайан постучал по заколоченной двери. — Миссис Стоквелл, кабель где-то поврежден, скорее всего на участке, находящимся за этой дверью. Ваше решение? — Что вы от меня хотите? — не поняла Линн. — Взламываем? — Ломайте. Всё равно мы собирались устанавливать новые двери. Он вытащил из своего огромного чемодана ломик и принялся за дело. Когда раскуроченная, покосившаяся дверь открылась, Брайан отстегнул от пояса фонарик и направил яркий луч света в темноту открывшегося помещения. Дрожа всем телом и затаив дыхание, Линн приблизилась ко входу. Изнутри кладовой потянуло холодом, пахнуло сыростью. В глубине Брайан и Линн разглядели стоявший у стены здоровенный дизель-генератор. Кабель выходил из противоположной стены, тянулся затем под углом вниз и исчезал в небольшом углублении, видимо той самой яме про которую рассказывал Джон Грэм. Там кабель скрывался под грудой расколотых облицовочных плит, битых кирпичей и кусков штукатурки. Затем, он выныривал оттуда и далее уходил к генератору. — Черт, кабель придавлен, — пробормотал Брайан, присаживаясь на корточки возле углубления. — Нужно высвободить его. Он начал откидывать в сторону весь мусор. Дело шло быстро. Но вот, потащив за край достаточно большой кусок плитки, он растревожил весь завал и послышался приглушенный грохот. Даже пол под ногами слегка завибрировал. Брайан испуганно отпрянул назад. И вовремя. Внезапно небольшое углубление превратилось в яму диаметром метра в два и все что образовывало завал с шумом рухнуло вниз. Когда грохот стих Брайан, поднявшийся к тому времени на ноги осторожно приблизился к образовавшейся яме. Линн, с громко стучащим сердцем подошла с другой стороны. Яма была круглая, хотя и с неровными краями. Оттуда тянуло холодом. И было что-то ещё. Линн, по крайней мере испытывала не просто тревогу, не просто душевное беспокойство, а самый настоящий страх. И дикое, безудержное любопытство. Этот тёмный, источающий угрозу провал так и влёк её. Брайан, похоже тоже ощущал себя не в «своей тарелке». Он направил в яму луч фонаря. Вертикальная шахта с неровными, бугристыми стенками уходила вниз метра на три, а ниже пролегал горизонтальный туннель, тянущийся в обе стороны на неизвестное расстояние. — Что там? — дрожащим голосом спросила Линн. С того места где она стояла ей было не очень видно. Брайан рискнул склонится над ямой. Начал с удивленным видом принюхиваться. — Вроде, как животными пахнет, — сообщил он. — Странный такой запах. Он взглянул на хозяйку дома. — Здесь водятся крысы? — Понятия не имею, — Линн начала боязливо пятиться от ямы. — А вы думаете это они там? — Не знаю, — электрик пожал плечам. — Я не разбираюсь в этом. Если это крысы, то нора что-то слишком уж большая. Может, к вам сюда забрался барсук? В любом случае я бы на вашем месте вызвал санитарно-ветеринарную службу. И лучше засыпать, а потом забетонировать эту яму. Ладно, давайте посмотрим, что там с кабелем. Похоже, он поврежден в двух местах. Электрик повернулся к к яме спиной и ухватив кабель начал вытягивать его и немного отклонять в сторону. Линн между тем приблизилась к генератору и с интересом начала осматривать его. Похоже, какая-то старая модель. Но если он работает, можно оставить. Дополнительный и резервный источник энергии в доме никогда ведь не помешает. За спиной послышались странный шум: какая-то возня, хрип. Линн обернулась и в ужасе застыла возле стены. Брайан был в яме. Точнее, его голова и плечи. Что-то утягивало электрика вниз. Он отчаянно извивался всем телом, судорожно дергал ногами, стучал ими по полу, выбивая своими ботинками клубы известняковой пыли. Последовал резкий рывок и Брайан был втянут, уже по пояс. Пальцы его отчаянно скребли по краям ямы, ища возможности зацепиться, но всё было тщетно. Ещё рывок и электрик полностью исчез во тьме провала. До слуха Линн донеслось странное приглушенное рычание, затем вой, преисполненный злобы и торжества. Брайан закричал: дико, страшно, пронзительно. Но крик электрика резко оборвался, а на смену ему пришли не менее жуткие звуки, словно там, в яме урчало голодное животное, наконец-то дорвавшееся до вожделенной пищи. Боясь дышать, Линн осторожно начала красться к выходу из кладовки. От ужаса ноги сделались, словно ватными, внизу живота повисла свинцовая тяжесть, руки тряслись, как и колени. Да что там колени! Её всю колотило, словно в сильнейшем ознобе, мысли путались, горло сдавил спазм, ладони покрылись холодной испариной. Она отступала к выходу спиной, боясь упустить яму из виду. Что-то зашуршало, до слуха молодой женщины донеслось поскуливание и быстрый топот. Господи, да что же там такое? Линн не рассчитала и ударилась спиной о косяк. Нужно сместиться правее, чтобы оказать в дверном проёме. А потом вверх по спасительной лестнице — прочь из подвала! Порочь! Быстрее добежать и закрыть дверь! Она массивная, тяжелая, выдержит всё что угодно! Снова послышались топот и утробное урчание, затем звук, словно скребли когтями по камню. Линн выскочила из кладовки, успев заметить, как что-то серое и огромное начало выбираться из ямы. И тут она закричала и побежала. Вот и лестница! Скорее наверх! Скорее! За спиной слышен быстрый топот и тяжелое сопение. Господи! Споткнулась… Чертова ступенька! Проклятие! Линн пронзительно завизжала, почувствовав, как её схватили за лодыжку левой ноги. Это были прохладные, жесткие, очень сильные пальцы. И они вцепились намертво. Сильный рывок сдернул молодую женщину вниз. Колени прибольно ударились о нижнюю ступеньку. Линн пронзительно вскрикнула и из глаз её брызнули слёзы. Она попыталась зацепиться за более верхнюю ступеньку руками, но тщетно — пальцы соскользнули. Линн обернулась и очередной крик застрял в её горле, когда она увидела того, кто её держит. Существо было огромным и если бы поднялось и приняло вертикальное положение, то ростом было бы под два метра. В общем целом оно было человекообразным, имело две длинные руки и две ноги с немного вывернутыми под странным углом коленными суставами, отчего ноги напоминали задние конечности сатиров, изображения которых не редко можно встретить на древнегреческой керамике. Голова этого монстра, сидящая на крепкой длинной шее, была круглой и безволосой. Под тяжелыми надбровными дугами сверкали желтые глаза с черными вертикальными черточками зрачков. Нос был плоский с широкими ноздрями. Челюсти немного вытянуты вперёд. Губы мясистые и черные, подбородок маленький и невыразительный. Уши были, напротив очень развиты, с заостренными верхушками, как у Спока из «Звездного пути» и плотно прижаты к черепу. Под глазами начинались две складки и тянулись через щеки вниз к уголкам рта, придавая морде зверя особенно жуткое и хищное выражение. Плечи его нельзя было бы назвать широкими, грудная клетка скорее плоская и узковатая для существа таких габаритов, талия тонкая, даже изящная, а вот бёдра крепкие и сильные. Вообще, чудище было ни столько мускулистым, сколько жилистым и судя по всему очень ловким и быстрым. И безусловно сильным не смотря на кажущуюся худобу. Из-за тусклого света всех деталей было не разглядеть, но Линн заметила, что гладкая, глянцево блестящая кожа чудовища имеет тёмно-сапфировый окрас, а на животе переходит в чуть более светлый оттенок. А ниже… Господи! У твари был здоровенный член! Десять или одиннадцать дюймов в длину и толщиною, как ударная часть бейсбольной биты. Снизу болтались крупные, тугие на вид яйца. Целых три! Ствол члена был тёмно-лилового цвета и испещрён мелкими чёрными точками. Наличие столь развитых половых органов указывало на зрелость самца, на сексуальную активность и агрессивность. Линн попыталась вырвать ногу из захвата, но это привело лишь к тому, что жуткая тварь злобно зарычала и нависла над ней. Второй рукой монстр ухватил Линн за волосы. Теперь, она лежала возле самой лестницы, в чертовски неудобном положении, упираясь подбородком в нижнюю ступеньку. Левая коленка ныла от тянущей боли, а правая саднила. Слезы текли по щекам молодой женщины, хотя плакала она почти беззвучно, горло сдавил спазм, а всё тело тряслось от ужаса. Шумно дыша, монстр навалился на неё сверху. Его горячее дыхание обожгло шею. Линн зажмурилась. Вот и всё. Сейчас, он перегрызёт ей горло. Но этого не случилось. Молодая женщина ощутила, как влажные ноздри коснулись её шеи. Монстр протяжно заскулил, начал обнюхивать её. Ну прямо, как собака. Нелепое конечно сравнение. Чудовище нисколько не походило на четвероногого друга. Оно

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх