Западня

Мы втроем поднимаемся по лестнице. Я чувствую их два желающих меня взгляда. Моя попка, обтянутая маленьким резиновым платьицем, назло им виляет с каждой ступенькой больше и больше. Наконец мы останавливаемся перед дверью. Входим. Кто-то моется в ванной. Квартира однокомнатная, но комната очень большая, все стены в стеллажах, окна зашторены. Из мебели только большой полированный обеденный стол и кровать, она вызывающе пуста, несмотря на то, что может вместить человек пять. Вдруг из ванной раздается крик. Максим и Денис переглядываются. Взяв инициативу в свои руки (только для того, чтобы пройти, покачивая бедрами), направляюсь в ванную комнату. Открываю дверь. Наш третий друг — Дмитрий, стоя под душем, жадно сосет сосочки молоденькой девушки. На вид ей лет семнадцать. Худая фигура как у малышки, груди стоят как две маленькие пирамидки. Увидев меня, она прикрывает свою грудь и черненький волосяной треугольник руками. Дима, наоборот, расплывается в улыбке, вылезает из ванны, вытирается и уходит, Еще раз оглядев девочку, улыбаюсь и выхожу. Иду на кухню. Выясняется, что Дима и Аня (так зовут эту малышку) недавно пришли. Чувствую на себе взгляд Дмитрия, член которого топорщится под полотенцем. Мои же телохранители жадно смотрят уже не на попку, а на ляжки, обтянутые платьем. На столе коньяк и апельсины. Выпиваю залпом большую рюмку и назло им, сильно виляя задом, исчезаю. Медленно и тихо вхожу в ванную. Аня стоит спиной ко мне. Ее молочное худое угловатое тело вызывает во мне какую-то щемящую жалость. Я тихо-тихо раздеваюсь и голенькая влезаю в ванну, закрывая шторку. Она поворачивается и удивленно смотрит. Открывает рот и хочет что-то сказать, но я, взбодренная коньяком, целую ее взасос. Она пахнет чем-то детским, почти молочным. Я медленно глажу ее остренькие груди, сосочки которых уже сильно напряжены. Другой рукой скольжу к попке. Она крепка как орешек. Наконец моя рука находит вожделенную щель, эти набухшие губки, и тут я начинаю понимать мужчин. Я щекочу ее пальчиком. Аня закрывает глаза и приоткрывает ротик. Вода льется по ее плечам, грудке, животику и бедрам. Боже, как же она хороша. Она начинает громче дышать с каждым новым движением моего пальчика. Я беру ее сосочек в рот и жадно сосу его. Вдруг она открывает глаза и отстраняет меня. Я ничего не понимаю и сажусь на деревянную перекладину поперек ванны. В ее молодых зеленых глазах блестит бесовский огонек. Через две-три секунды мои ноги на ее худеньких плечах, а ее молодой проворный язычок уже лижет мои срамные губки. Кончик языка давит на мой набухший клитор. Я чувствую, как из меня выделяется капелька, и вижу, как Анна быстро слизывает ее и глотает. «Подожди, я сейчас», — ее грудной голос доносится откуда-то издалека. Через минуту понимаю, что я одна. Выключаю душ и включаю воду из крана. Она бьет сильной струей. Уже почти инстинктивно приближаюсь к этой струе, раздвигаю ноги, й вот это водяное копье вонзается прямо в мое лоно любви. Соски набухают, дыхание перехватывает, в голове стучит кровь. От наслаждения я начинаю повизгивать. Вода бьет и бьет мою нежную розочку. Я щиплю себя за набухшие соски. Терпеть нет сил. Закрываю глаза. Вдруг дверь открывается и входят Дима, Максим и Денис. Они уже голые. Я резко вырываюсь из-под струи (вроде бы что такого, но мне хочется, чтобы этот оргазм был только моим). «Нет, Натали, продолжай». — Максим подталкивает меня к крану. Я смотрю на его член. Он еще висит, но уже достаточно набух. Пока я оглядываю орудие Димы и Дениса, Максим настраивает кран. И опять, опять это чувство полета. Опять я одна, опять набухают от боли соски. Я закрываю глаза и, уже никого не стесняясь, начинаю повизгивать и постанывать, Вода доводит меня до исступления. Вдруг чувствую на груди член, еще один бьет меня по лицу и трется о губы. Я беру его в рот и начинаю глубоко, жадно сосать, покусывая головку. Слышу стон. И опять, опять одна вода. Я больше не могу. Меня бьет дрожь. И я кончаю. Кончаю. Я взлетаю куда-то высоко, а вода бьется, бьется о ворота любви. Я смотрю на свою киску — из нее нагло и вызывающе торчат набухшие губки. Я поворачиваю голову. О, Боже! Клитор опять начинает пульсировать. В ряд стоят три голых мужчины, вернее, нет, не три мужчины. Я их не вижу. Я вижу лишь три члена и три руки, которые дрочат их. На каждом из них по капельке. Головки оголились. Я ласкаю, по очереди облизываю их. Они не ждут чего-то большего. «Мальчики, я сейчас приду, идите в комнату». Боже, как кружится голова. Еле-еле поднимаю свое молодое тело, на которое вожделенно смотрят три этих взрослых красивых мужика. «Ну идите же». Денис хрипло произносит: «У тебя три минуты». Затем они уходят. Я быстро вытираюсь, но тягучая жидкость все равно стекает по ляжкам. Я натягиваю черные чулки, поясочек-резиночку и черный лифчик, который только поддерживает мои круглые, большие груди. Надеваю туфли на каблуке. Сердце бьется, ноет грудь, бешено пульсирует мой клиторочек. Я выхожу из ванны. В комнате темно, слышны какие-то всхлипывания, частое дыхание и мужское кряхтение. Постепенно глаза привыкают к темноте. Я различаю мужчин. Они сидят, откинувшись на спинку кровати и широко раздвинув ноги, Аня быстро по очереди посасывает их орудия. Она абсолютно голая. И опять во мне что-то переворачивается. Противная девчонка. Она сделает меня лесбиянкой, а я так люблю мужчин. Я тихонько подкрадываюсь сзади и встаю коленями на пол. Ее киска, терпко пахнущая и вся мокрая, почти касается моего лица. Она так увлечена облизыванием и сосанием членов, что ничего не замечает. Я высовываю свой язычок и нежно-нежно провожу им от маленького очаровательного ануса к твердому клиторочку. Солоноватый ее вкус заполняет весь мой рот. Она на минуту затихает и стоит на четвереньках, отклячив свою сладострастную попку. Я лижу ее, делаю вертикальные и горизонтальные движения язычком. Слышу какое-то щенячье повизгивание. Ее бьет дрожь. Она уже обо всем забыла. А я все пью и пью этот терпкий нектар. Я влезаю на кровать и трусь своей, теперь тоже мокрой киской о ее попку. Дима притягивает голову Ани к своему члену и повелительно тыкает им в полуоткрытые губы Ани. Но она уже ничего не понимает. Она вся дрожит и все больше и больше оттопыривает свою попочку. Аннушка ложится на спину, я сажусь своей киской ей на лицо, а сама тыкаюсь в ее мокрую попку. Мы доставляет друг другу наслаждение и тихонько постанываем. Больше в мире никого нет, лишь я и она. Вдруг кто-то резко поднимает меня, я сажусь киской на Анино личико, а в мой рот властно вводится чей-то член. Этот кляп продвигается все дальше и дальше, мне уже нечем дышать, но я заглатываю его больше и больше. Язычок Анны работает быстро и ловко. Вдруг я ощущаю, что сижу на чем-то двигающемся. Я открываю глаза, но не вижу ничего, кроме выбритого лобка и изредка мелькающих яичек перед самым моим лицом. Движения подо мной становятся быстрее и быстрее. Анна уже не лижет, а дышит в мою щель. Слышится какое-то урчание, какие-то вздохи. Анечка, моя милая Анечка начинает постанывать. Мои соски вдруг чувствуют тупую боль; один ласкает их зубами, другой пальцами. Я тоже начинаю тяжело дышать. Все мое тело погружается в какое-то другое пространство. Я уже ничего не чувствую. Я просто лежу на спине, а меня гладят сильные мужские руки. Я поворачиваю голову. Боженька ты мой, на что же это похоже? Моя Аннушка лежит на спине, ноги ее высоко задраны и напоминают крылья, рот приоткрыт, на ней сидит Денис и быстро, энергично врезается своим копьем в это молодое, девичье, узкое, вкусно пахнущее пространство. Анна уже кричит, вся она в напряжении. Но вот Денис увеличивает темп, вот она закатывает глаза, рот искривляется в блаженной, сладострастной улыбке, вены на шее вздулись. Темп невыносим. Лежа рядом, я подпрыгиваю от их толчков. Бедное влагалище моей Аннушки! И вот — крик, крик мужчины, спустившего свой курок в лоно этой маленькой хрупкой брюнетки. Она же лежит без движения. Странно, но у нее реакция как у мужчины. Она уже спит. Денис слезает с нее. Весь его член в этой божественной влаге, из ее чрева тоже течет маленький белый ручеек. Я завистливо и ревниво облизываю орудие Дениса, которое постепенно меняет свою форму, потом высасываю из пипки моей душеньки ее сироп любви. Она по-прежнему спит. «Ну вот, кроха. Теперь наша очередь». Я поворачиваю голову. Максим и Дима со вздыбленными членами подбираются ко мне. Слава тебе Господи, и я сейчас испытаю ту же агонию любви, что и моя маленькая Анечка. «Бог ты мой, какие на тебе ажурные чулочки, а какой поясочек…» Максим что-то еще шепчет мне на ухо, обдавая меня теплым дыханием и легким запахом коньяка и апельсинов. Руки его путешествуют по моему телу. Тем временем Дима, сняв с меня туфли, резко раздвигает мои ноги и начинает водить влажным пальцем по моей и без того хлюпающей пипке. Я чувствую похлопывание вдоль моей целочки, перекатывание в его пальцах моих губок, стимулирование клитора, с каждым движением руки его все настойчивей и настойчивей. В мой рот медленно погружается волшебная палочка Максима. Я сосу ее, покусываю, облизываю, опять сосу. Изредка он вынимает член и водит им по моему лицу. Я чувствую дикое желание. Теплый язык Димы облизывает все потайные уголки моей киски. Он хочет высосать всю мою влагу, а его руки теребят мои сосочки, он оттягивает их, сжимает всю мою грудь. С каждым движением я вздрагиваю. И вдруг чей-то (Дениса) повелительный голос. «И раз…» — Дима глубоко вводит свой язычок и щиплет мои грудки, а Максим глубоко в рот пропихивает свой член. «И два», — член выходит изо рта, а язычок скользит по срамным губкам. «И раз» — опять то же самое, «и два» — я начинаю ерзать и по своему обыкновению повизгивать. «И раз, и два», — в глазах темно, ничего нет. Меня самой нет, есть только моя киска, мои грудки и этот член у меня во рту. И все. Больше ничего!»И раз». Я беспокойно двигаюсь. «И…» — дальше я ничего не слышу, я уже летаю где-то высоко, взлетаю все выше, выше, выше, выше и теперь быстро несусь вниз, вся расслабленная. Все. Но опять, опять этот мокрый, горячий член у меня на лице. Опять это посасывание моей пипки. «Все, хватит». Максим резко убирает член с моего лица, и я успеваю заметить лишь капельки моей слюны у него в волосах. Теперь они меняются местами. И опять тот же полет, та же высь. Вдруг что-то твердое тычется в мою дырочку. Я затихаю, Дмитрий дает мне свое оружие. И ОПЯТЬ, опять этот счет. «И раз, и два». Но уже не язык, а член проникает в меня, разрезает меня, он работает бешено, как поршень. Я задыхаюсь. Я не могу. Член проникает до самой матки. Я вскрикиваю с каждым новым ударом. И как приказ: «Работай ртом, ртом работай». Я разрываюсь. И опять, опять эта высь. Я слышу какие-то булькающие звуки, слышу стон, я подхватываю этот стон своим криком от глубочайшего толчка внутрь. Теперь есть только он — сильный, раздутый, пульсирующий член. «Максим, Максим, ну кончай, кончай, конча-а-ай. Я тебя прошу, в меня, в меня». Лишь мужской рев был мне ответом, и горячая текучая жидкость ворвалась в меня. Максим со стоном встал и, пошатываясь, пошел на кухню. Дмитрий берет меня на руки и несет на стол, стоящий в углу. Через секунду я лежу на столе, и мои ноги оказались за головой (как еще пятнадцать минут назад у Анечки). «Ну, кроха, теперь моя очередь». И тут я вскрикнула от боли. Господи, что же у него там? А он все входит и входит в меня. Я кричу. «Нет, нет». Он зажимает мне рот. «Молчи, ты, будешь делать все, что захочу я». Его член разрывает меня. Тихие, тупые удары, он кусает до крови мои губы, грызет мои соски, кусает тело. И опять толчки, толчки. И опять мои вскрики, повизгивание, мои стоны и его почти животное урчание. Мое влагалище растянуто до предела. Темп больше, быстрее. И вдруг остановка. Этого я как раз ожидала меньше всего. Он резко вышел из меня. Взял на руки и отнес на кровать. Подошел Денис. Быстро, нетерпеливо они срывают с меня чулочки, и я остаюсь лишь в поясе. Чулочками, сложенными вдвое, они завязывают мне глаза. «Теперь, малышка, ты будешь делать все, что мы тебе скажем. Встань на четвереньки». Я встаю. Один сильный толчок — это был Денис. Другой толчок — это Максим, Третий — это Дима. И тут что-то терпкое и пушистое тычется мне в лицо. Это божественная пипка моей Анечки. — Лижи Аню и говори, кто есть кто. Толчок. — Кто? Молчу и лижу это чудесное создание. — Кто? Повтор толчка. — Денис, — со стоном выдыхаю я, слыша кошачье урчание Аннушки. Толчок. — Кто? — Максим. И тут жгучая боль в анусе и во влагалище. Жестокие, злые, но сладострастные укусы и посасывания грудей. Все! И ОПЯТЬ, опять высь и крик. И вот во рту вместо чудной пипки Анечки — член. И опять, опять эти толчки, пронизывающие меня со всех сторон. У меня нет сил терпеть. Я пытаюсь кричать, но весь рот занят этим твердым, солоноватым и чуть горьким членом. Вдруг — крик, и фонтан бьет мне в анус, мгновение — стон, и фонтан заполняет мое влагалище. Эти орудия пыток постепенно смягчаются, но не покидают своих гнездышек. Аня жадно сосет и теребит мою грудь. Я уже не могу! Все! Все! Все! Я вся сжимаюсь, и из меня выходят эти отростки, я лишь чувствую, как течет по ногам и промежности семя. И еще я чувствую этот набрякший член, эти яички, слышу крик. Даже не крик, а рев, и тут поток извергается прямо мне на лицо, а струйки спермы текут мне в рот, и я глотаю ее. Неужели это может быть? Меня больше никто не тревожит. Все лежат. Мы с Анной высасываем из всех членов остатки этого деликатеса, а она облизывает мое лицо. Наконец, уютно устроившись, мы засыпаем между нашими мужчинами, под их тихий храп и вздохи. Засыпаем, чтобы завтра утром все начать сначала.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Без рубрики

Западня

От автора: Приведенный далее текст является обещанной предысторией к «Приключению в Алавире». Здесь совсем нет секса, как процесса, зато есть секс, как состояние души и образ мыслей. Со временем будет опубликовано продолжение, где самого процесса будет намного больше. С уважением, Не-комментатор)))) — Фарит! Здорово! Как жизнь? — круглолицый плечистый учитель физкультуры в младших классах Виталий Анатольевич Васин по прозвищу Васек с широкой улыбкой и огромной силой тряс мою правую руку. Он был на голову выше меня, раза в два шире в плечах, белокурый, курносый с почти лишенными щетины румяными щеками, покрытыми многочисленными красноватыми оспинами. — Привет, Васек. Все в норме. Ты как? — улыбался я ему в ответ, не решаясь отнять уже начавшую побаливать руку. — Отлично! — он, наконец, отпустил мою ладонь и позволил мне пройти к моему столу. — Ты сегодня допоздна, как всегда? — спросил он, плюхнувшись на жалобно скрипнувший под ним стул, когда я поставил на стол свой портфель и начал выгружать из него тетради с контрольными одиннадцатого класса, учебники, справочники, ручки и измерительные приборы. Я молча кивнул. — Жаль, — он вздохнул, — было бы неплохо встретиться как-нибудь в неформальной обстановке, посидеть, поболтать за жизнь за кружечкой пивка… — Я ж не пью, — снисходительно улыбнулся я, усаживаясь на свой стул и быстрыми движениями перебирая четки. Привычку четыре раза в день брать эти деревянные бусы и с важным видом перебирать их, бормоча что-то себе под нос, я выработал всего месяц назад, но уже не мог без этого обходиться. Дома меня не оставляло чувство, будто я забыл сделать что-то очень важное, если не брал в руки четки. Братья в открытую посмеивались надо мной поначалу, но потом аналогичную привычку пришлось выработать и близнецам. С тех пор им больше не до шуток. Васек в уважительном молчании дождался окончания моей молитвы, не сводя широко раскрытых глаз с моих рук, затем поднял взгляд на мое лицо: — Прости, никак не привыкну. Те мусульмане, с которыми я встречался раньше, не были такими щепетильными в вопросах выпивки. — Скажи спасибо моему отцу, — кивнул я. — Он воспитывал меня в строгости и всегда требовал неукоснительно следовать законам нашей веры. — Забавно, — прищурился Васек, — многие из ваших говорят, что здесь ваши законы можно не соблюдать, мол, Аллах сюда не смотрит. — Как и ваш бог, Аллах вездесущ и всеведущ, — сказал я, надевая очки. — А те, кто утверждает, будто из-за того, что они переехали жить в другое место, законы ислама на них более не распространяются, просто лукавят, и в час, когда они предстанут перед Аллахом, их грехи не позволят им попасть в райские сады. — А ты, значит, мечтаешь о вечной жизни в раю, — улыбнулся Васек. — Почему бы и нет? — я пожал плечами. — Если есть возможность вечно нежиться в объятиях прекрасных гурий, прожив в смирении всего каких-то восемьдесят лет, почему бы не потерпеть? — А тебе не кажется, что это психология раба? — задумчиво проговорил он. Я снова передернул плечами. А мне не все равно? Я говорю то, что вычитал в книжках об исламе. И вообще, какое ему дело, во что я верю и какой психологии придерживаюсь? — Мне кажется, — проговорил я с улыбкой человека, который не желает затевать бессмысленный спор, — что скоро прозвенит звонок, а кому-то еще надо переодеться к уроку. Васек вздохнул и кивнул: — Конечно, ты прав… Он хотел сказать еще что-то — я видел это по его глазам — но в этот момент дверь учительской распахнулась и на пороге возникла Альбина Петровна, высокая стройная блондинка, учитель русского языка и литературы в старших классах. Она обворожительно улыбнулась, подмигнула не то мне, не то Ваську и, тряхнув длинными густыми волосами в крупных кудряшках, уселась на край своего стола, вытянув идеальные ножки. — Доброе утро, коллеги, — произнесла она, доставая из сумочки пудреницу. Васек молча кивнул и сглотнул комок, а я прыснул про себя. Это жестоко с его стороны. Даже я, зная правду, временами начинал пускать слюнки, глядя на эту его форму. Что уж говорить о посторонних, таких как Васек. Тем временем Альбина закончила поправлять макияж и изящным жестом взяла со стола маленькую черную папочку с методичками и учебник. — Фарит Тимурович, — проворковала она уже от двери, — не убегайте сегодня после уроков. У Сары Игнатьевны день рождения, она хотела устроить небольшой сабантуйчик. Скорее всего, она еще зайдет и пригласит вас лично. — Благодарю, Альбина Петровна, — улыбнулся я ей в ответ. — Я обязательно буду. Дверь за Альбиной закрылась, и Васек перевел ошалелый взгляд на меня: — Вот это женщина, — выдохнул он через пару секунд. — Я бы не отказался с такой провести вечерок. Я ухмыльнулся: — Боюсь эта конфетка тебе не по зубам. — Ты хочешь сказать, что у меня нет ни малейшего шанса? Что она никогда не заинтересуется таким, как я? Я медленно покачал головой. Пусть думает, что хочет. Не объяснять же ему, в самом деле, что это соблазнительное тело, эти стройные ножки, эти игривые глазки и все остальное принадлежит трехметровому монстру с торчащими в разные стороны клыками, с когтями, способными разрезать стальные латы и вырывать сердца, и характером средневекового инквизитора, для которого жизнь человека и выеденного яйца не стоит. И этот монстр, ко всему прочему, мужского пола. Васек обреченно вздохнул и поднялся со стула, направляясь к двери, когда в кабинет со смехом ввалились Ирина Федоровна и Светлана Павловна. Они умолкли, заметив Васька и меня, заговорщицки переглянулись, при этом Светлана Павловна густо покраснела и, опустив голову, прошла на свое место. А Ирина Федоровна смерила презрительным взглядом Васька, который тут же отвел глаза, и стремительно вышел в коридор. Стол Ирины Федоровны, учительницы химии и биологии, находится рядом с моим, но ближе к окну. Это роскошная женщина. Разумеется, она ни в какое сравнение не идет с Альбиной с ее утонченными манерами и изощренными методами обольщения, но ее женское естество так и прет наружу. У нее почти идеальное тело, темно-русые шелковистые волосы до плеч, которые она всегда укладывает на пробор и подкалывает невидимками непослушную челку, приятные черты лица, сдержанная улыбка, похожая на улыбку Моны Лизы, маленькие ладошки с цепкими пальчиками, тонкие запястья и лодыжки, небольшая упругая грудь и гибкая талия, плавно переходящая в узкие бедра. Она всегда носит платья с глубокими декольте и юбки с умопомрачительными разрезами, туфли на высоченном каблуке и украшения, которые подчеркивают идеальный изгиб ее шейки и приятную округлость плеч. Светлана Павловна почти полная противоположность Ирины. Невысокая фигуристая брюнетка, с выразительными зеленоватыми глазами, длинными волнистыми волосами, маленьким курносым носиком и шелковистыми пухлыми губками. Она всегда смешно краснеет в моем присутствии, носит мягкие бесформенные свитера под горло, которые, однако, ничуть не скрывают соблазнительные округлости ее еще совсем юного тела. Она читает французский язык, поэтому ее всегда сопровождает ореол французского шарма и аромат «Шанель № 5». Она носит юбки чуть ниже колена и высокие сапожки на небольшой танкетке или каблучке. Честно говоря, из моих коллег она нравится мне больше всех, возможно, из-за того, что она моложе других, возможно, все дело в моей тяге к естественности, а, может быть, меня просто забавляет то, как она смущается в моем присутствии. Досадно, что с тех пор, как я устроился сюда, мне ни разу не удалось остаться с ней наедине — рядом все время крутится то Ирина Федоровна, то англичанка Людмила Эрастовна. Я взял из стопки на краю стола верхнюю тетрадь и раскрыл ее, бросив быстрый взгляд на Светлану. Она сидела ко мне боком и поправляла волосы, глядя в большое зеркало, висевшее напротив ее стола у двери. Заметив мой взгляд, … Читать дальше →

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
Рубрика: Без рубрики


Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх